авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |

«Валерий Зубов Алексей Макаркин Сергей Петров Алексей Чепа Социал-демократическая альтернатива 1 УДК 329.14 ББК ...»

-- [ Страница 2 ] --

www.levada.ru/17-02-2012/rossiyane-ob-ustroistve-strany-i-demokratii КАКАЯ ДЕМОКРАТИЯ НУЖНА РОССИИ? (Ответы в %) Июнь Июнь Октябрь Август 2005 2008 2011 Такая, как в развитых странах 24 20 19 Европы, Америки Такая, как была в Советском Союзе 16 13 14 Совершенно особая, соответству- 45 45 49 ющая национальным традициям и специфике России России не нужна демократия 6 8 7 Затрудняюсь ответить 10 15 11 В то же время многие сторонники демократического выбора не го товы принять экономический либерализм. Более того, количество приверженцев «чисто либеральных» ценностей резко уменьшилось ОТ ИСТОРИИ К СОВРЕМЕННОСТИ по сравнению не только с началом 90-х годов (временем, когда мно гим были свойственны романтические иллюзии), но и с более поздним периодом новейшей истории России. Самым ярким подтверждением этого может служить ответ на вопрос о принципе отношений между государством и его гражданами. Лишь 9% выбрали вариант, связанный с проявлением собственной инициативы, и еще 4% согласились с не обходимостью идти на жертвы ради блага государства. Таким образом, «либеральный» ответ дает теоретическую возможность для прохожде ния в парламент лишь одной партии, придерживающейся идеологии либерализма (при том что либеральная часть партийного спектра тра диционно расколота), тогда как пространство возможностей для соци ал-демократии выглядит куда более широким. Показательно, кстати, что традиционная советская риторика, предусматривающая безус ловный приоритет государственных интересов над личными, почти полностью ушла в историю. Даже на вербальном уровне лишь незна чительное меньшинство населения готово выбрать такой вариант от вета. Доминирующими же являются патерналистские настроения, ко торые серьезно выросли по сравнению с 90-ми годами.

КАКОЙ ПРИНЦИП ОТНОШЕНИЙ МЕЖДУ ГОСУДАРСТВОМ И ЕГО ГРАЖДАНАМИ ВЫ БЫ ЛИЧНО ПОДДЕРЖАЛИ? (Ответы в %) Октябрь Май Июль Июль Август 1990 1997 2008 2011 Люди должны пойти 7 6 5 5 на некоторые жертвы ради блага государства Государство должно больше 57 68 82 80 заботиться о людях Люди должны проявить 25 18 12 13 инициативу и сами позаботиться о себе Затрудняюсь ответить 11 8 2 3 У граждан России сильна надежда на государство ОТ ИСТОРИИ К СОВРЕМЕННОСТИ Та же тенденция наблюдается и в ответах на другой вопрос – о том, может ли большинство россиян прожить без постоянной государ ственной опеки. Здесь количество сторонников патернализма не сколько меньше, но они все равно численно преобладают. Такие рас хождения могут быть связаны с характером вопроса – он является более «отстраненным», чем предыдущий (речь идет о «большинстве», с которым конкретный человек может себя и не идентифицировать).

КАК ВЫ СЧИТАЕТЕ, СМОЖЕТ ИЛИ НЕ СМОЖЕТ БОЛЬШИНСТВО ЛЮДЕЙ В РОССИИ ПРОЖИТЬ БЕЗ ПОСТОЯННОЙ ЗАБОТЫ, ОПЕКИ СО СТОРОНЫ ГОСУДАРСТВА? (Ответы в %) Октябрь Май Июль Июль Август 1990 1997 2008 2011 Большинство сможет прожить 21 17 15 17 без опеки государства Большинство не сможет про- 62 72 81 79 жить без опеки государства Затрудняюсь ответить 17 11 4 4 Итак, каков образ общества, в котором хотели бы жить потенциаль ные социал-демократические избиратели? Это общество демократи ческое, политически плюралистичное, уважающее законы и облада ющее независимой судебной системой. Общество, ориентированное на человека, в котором государство не бросает на произвол судьбы своих граждан, а создает для них «страховочную сетку» в социальной сфере. Нетрудно заметить, что подобный подход соответствует соци ал-демократической идеологии.

Социал-демократия в современной России:

опыт и надежды Впрочем, судьба социал-демократической идеи в постсоветской Рос сии складывалась непросто. Крах коммунистической системы в СССР, казалось, создал хорошие возможности для возрождения социал-демо кратии31. Но этого не произошло, несмотря на существование в разные периоды современной российской истории немалого количества соци ОТ ИСТОРИИ К СОВРЕМЕННОСТИ ал-демократических проектов. С чем же связано такое положение дел?

Первая причина неудачи отечественной социал-демократии лежит на поверхности. В ряде стран Восточной Европы произошла транс формация правивших коммунистических партий в социал-демокра тические, в результате которой они успешно продолжили свою дея тельность. Например, в Венгрии Венгерская социалистическая партия (бывшая правящая ВСРП, утратившая прилагательное «рабочая») вернулась к власти – разумеется, на свободных выборах – уже в году. В Польше бывший министр в коммунистическом правительстве Александр Квасьневский на президентских выборах 1995 года побе дил лидера «Солидарности» Леха Валенсу. В том же году Болгарская социалистическая партия (бывшая компартия) также выиграла вы боры в парламент и сформировала правительство. Даже в Румынии, где Чаушеску не покинул свой пост без боя и поплатился за это своей жизнью, а компартия была официально запрещена, к власти пришли коммунисты-реформаторы, создавшие Фронт национального спасе ния. Во всех этих странах консервативные группы в правящих партиях оказывались в меньшинстве и маргинализировались.

Подробно о социал-демократии в современной России см.: Орлов Б.С. Указ. соч. С. 296-333.

В СССР события развивались по противоположному сценарию. Де мократическая платформа в КПСС представляла лишь модернист ское меньшинство компартии, да и то не полностью, так как ведущие деятели оппозиции – в первую очередь, Борис Ельцин – покинули компартию в 1990 году, убедившись в ее нереформируемости. И это было не случайным явлением. В партиях стран Варшавского дого вора и в период «квазистабильности», предшествовавший распаду мировой социалистической системы, было множество политиков, тяготившихся зависимостью от КПСС и СССР и мечтавших о евро пейской перспективе (но, помня опыт «пражской весны», они ста рались громко об этом не говорить). Когда стало ясно, что смена власти преимущественно проходит по «бархатному» сценарию, они быстро сманеврировали и сбросили «балласт» в виде старых догма тических лидеров, в результате чего в новой правящей элите возник 44 «европейский консенсус».

В СССР же основная масса функционеров КПСС и не задумывалась ОТ ИСТОРИИ К СОВРЕМЕННОСТИ о реформировании и социал-демократизации. «Освобождаться» им было не от кого (СССР доминировал в мировой социалистической системе), а в Европу они если и стремились, то в индивидуальном ка честве – за видеомагнитофонами и шубами. Отсюда и реакционность не только КПСС, но и основанной в 1990 году Компартии РСФСР (пред шественницы нынешней КПРФ). В последний год существования КПСС Михаил Горбачев, бывший слишком большим реформатором для соб ственной партии, удерживался на своем посту только благодаря инер ции почтения перед генсеком (правда, быстро убывавшей), сложному политическому маневрированию и отсутствию консенсусной альтерна тивы. Когда в августе 91-го Горбачев был изолирован деятелями ГКЧП, товарищи по партии не стали выручать своего лидера. После запрета КПСС были предприняты попытки создания новых реформаторских партий с участием бывших коммунистов, однако они не пользовались успехом. А воссозданная в 1993 году КПРФ оказалась политической си лой, и руководство, и актив, и электорат которой ностальгировали по СССР и мечтали о реванше. Реформирование такой партии было изна чально невозможно.

С феноменом КПРФ была опосредованно связана и вторая причина неудачи социал-демократии (как, впрочем, и либерализма) в России.

Это неразвитость партийно-политической системы, обусловленная во многом реалиями первой половины 90-х годов, когда разделение про шло не по линии «либеральные реформы – социальные реформы», а по линии «за» и «против» реформ в принципе. Если в Восточной Европе проигравшие от «либеральных реформ» на следующих выборах голо совали за реформы «социальные», то в России в 1993 и 1995 годах про тестные голоса получили в основном ярко выраженные антирефор маторские партии – левая КПРФ и популистская ЛДПР. Из прошедших в парламент на этих выборах политических сил социал-демократиче скую идею стремилось выражать «Яблоко», выступавшее в качестве социальной альтернативы гайдаровскому экономическому либера лизму. Однако тот факт, что Григорий Явлинский имел образ демокра та и выступал за рыночную экономику, делал его неприемлемым для миллионов россиян, мечтавших снова проснуться в Советском Союзе.

Возникала парадоксальная ситуация: «Яблоко», которое демонстра тивно отказывалось голосовать за бюджет (по аналогии с европейски ми оппозиционными партиями), воспринималось в обществе как куда ОТ ИСТОРИИ К СОВРЕМЕННОСТИ более лояльная по отношению к власти политическая сила, чем КПРФ, прагматично отряжавшая поддерживать бюджет часть своих «задне скамеечников». Более того, отказ Явлинского войти в правительство Евгения Примакова был расценен даже частью «яблочных» избирате лей как нежелание брать на себя ответственность, что способствовало быстрому «моральному износу» партии.

С другими социал-демократическими проектами дело обстояло тоже не слишком оптимистично. Самый яркий пример. В первой половине «нулевых» годов лидером российской социал-демократии был Михаил Горбачев. С точки зрения известности в стране и репутации в мире – идеальная фигура;

он пользуется большим уважением в Социнтерне.

Но первый и последний союзный президент воспринимается в обще стве как ответственный за разрушение СССР, и поэтому он никак не мог рассчитывать на голоса проигравших от турбулентности 90-х годов.

Кстати, и для избирателей, относящихся к числу выигравших (или «не потерявших») от реформ, Горбачев уже тогда был фигурой, восприни маемой только в историческом контексте. Не случайно, что на прези дентских выборах 1996 года он потерпел сокрушительное поражение, получив менее 1% голосов.

Таким образом, протестный избиратель не только голосовал за «но стальгирующих левых» и популистов, но и не опознал социал-демокра тов в качестве «своих». Они так и остались для него чужими.

Если вторая причина связана с действиями власти, то третья – с на строениями неустойчивого среднего класса, который также не стал опорой социал-демократии. Один из основных социал-демократиче ских принципов – солидарность, а российское общество унаследовало от позднесоветского крайне высокую степень атомизации и слабость социальных связей. В турбулентные 90-е годы даже существовавшие в советское время связи подверглись испытаниям, и не все их выдер жали. Голосовать за социал-демократов с психологическим подходом «каждый за себя» невозможно. Успешный россиянин 90-х годов был, скорее, готов проголосовать за либералов из Союза правых сил в году или за власть, обеспечившую рост ВВП, четырьмя годами позже.

46 Социал-демократия в этих условиях воспринималась как слабость, прибежище «лузеров», за которых нет никаких мотивов голосовать.

ОТ ИСТОРИИ К СОВРЕМЕННОСТИ Четвертая причина не менее масштабна, чем предыдущие. Только она связана не с общественными настроениями, а с персоналистским характером российской власти, которая изначально сделала ставку на максимальное усиление института президентства при ослаблении всех остальных. Если в стране нет влиятельной законодательной вла сти и независимого суда, было бы странно, если бы Кремль поддержи вал развитие самостоятельных и сильных партий. Все «партии власти»

в России носят инструментальный характер и почти все (кроме, по жалуй, «Выбора России» 1993 года) подчеркнуто внеидеологичны, не смотря на то, что в их программах есть место и идеологии. Например, «Единая Россия» официально исповедует консерватизм, но как только президентом стал Дмитрий Медведев, партия начала пытаться совме стить его с модернизацией. Но в любом случае речь идет не об идеоло гическом выборе, а о его имитации. И, быть может, о консервативном инстинкте, вызывающем в памяти не де Голля и Эрхарда, а «дорогого Леонида Ильича».

В ряде случаев власть была склонна поддерживать или даже иниции ровать левоцентристские партийные проекты, которые могли бы быть совместимы с социал-демократией. Однако первый такой проект – «Блок Ивана Рыбкина» – носил крайне несерьезный характер и должен был решить локальную задачу отъема хотя бы мизерного количества голосов у мощно выступавшей на выборах 1995 года КПРФ. Результат, как и ожидалось, оказался плачевным – блок ушел в историю раньше, чем сам бывший коммунист и спикер Рыбкин, побывавший политиче ским клиентом Бориса Березовского.

Спустя десятилетие появилась «Справедливая Россия», также соз данная под эгидой Кремля, но отличавшаяся от рыбкинского блока значительно большей серьезностью. Партия дважды смогла пройти в Государственную думу, что было обусловлено наличием в ней большо го количества депутатов-одномандатников, для которых участие в ее списке стало единственной возможностью остаться в политике после перехода на пропорциональную избирательную систему. В 2011 году «Справедливая Россия» увеличила свое представительство в Думе – многие избиратели оказали ей доверие, видя в этой партии реальную оппозицию. С тех пор многие испытали разочарование, видя в партии союзника власти в рамках «консервативной волны», нередко голосу ющего в Думе вразрез с мнением своих избирателей. Теперь от самой ОТ ИСТОРИИ К СОВРЕМЕННОСТИ партии зависит, сможет ли она стать реальной социал-демократиче ской силой или превратится в очередной властный инструмент.

Пятая причина – отсутствие «живой» социал-демократической тра диции. Партия меньшевиков была ликвидирована в СССР в середине 1920-х годов, когда чекисты разгромили ее нелегальные структуры.

Между эмиграцией и страной находился «железный занавес»– и идей ные искания российских социал-демократов оставались неизвест ными их соотечественникам на родине. Поэтому сама формулировка «социал-демократия» не говорила почти ничего ни уму, ни сердцу из бирателей.

Все эти пять причин носили существенный характер, несмотря на то, что среди них были как специфические, так и общие для всех партий.

Что же происходит с этими проблемами сейчас? Тема неудавшейся трансформации КПРФ ушла в историю вместе с претензиями на власть этой партии, которая сейчас превратилась в периферийную полити ческую силу. Вопрос о реформах перестал быть главной линией, раз деляющей россиян – теперь даже коммунисты высказываются за ры ночную экономику и не отрицают основные принципы политической демократии. Абсолютное большинство общества смотрит вперед (хотя и нередко оглядывается назад), а не зацикливается на ностальгии по прошлому. Происходят определенные перемены в среднем классе – он структурировался и начинает проявлять интерес к альтруизму. Об этом свидетельствует рост популярности благотворительных и волон терских инициатив (хотя преувеличивать роль этого процесса не сто ит – «атомизация» никуда не исчезла). Социал-демократическая тради ция так и не сложилась, хотя в интеллектуальном дискурсе этот вектор присутствует. Правда, основные особенности российской власти не изменились – она как была, так и остается персоналистской.

Так что шансы на реализацию в России социал-демократической идеи выросли, хотя эта перспектива не является безусловной. И ее успешность зависит как от настроений и степени активности обще ства, так и от дееспособности самих сторонников российской социал демократии, их готовности к реальным, а не имитационным политиче ским действиям.

ОТ ИСТОРИИ К СОВРЕМЕННОСТИ СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ ДЛЯ РОССИИ Партия социально активных людей У российских социал-демократов есть возможности для завоевания симпатий потенциального электората (подчеркнем: для того, чтобы он стал реальным, необходимо, чтобы были реализованы многие факто ры, от популярного партийного бренда до честного подсчета голосов), но возникает вопрос об их позиционировании. То есть о том, на какую часть населения прежде всего рассчитывает социал-демократическая партия, кого она видит не только своими избирателями, но и возмож СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ ДЛЯ РОССИИ ными активистами.

Самое простое – выступить в роли «партии среднего класса», по ана логии с Западом. Но той самой «новой середины», о которой писал Блэр и Шрёдер, в современной России в качестве значимого электо рального фактора на сегодняшний момент просто не существует. По данным Левада-Центра, по состоянию на 2011 год 86% опрошенных считают себя представителями среднего класса32. Однако это понятие для россиян является иным, чем для населения западных стран. Для За пада средний класс – это определенный уровень жизни, возможность купить квартиру, машину, оплатить обучение детей. Для большинства же россиян же быть «средним классом» – это жить как все, то есть со ответствовать материальному достатку собственного окружения. Ха рактерно, что к верхней части среднего класса отнесли себя лишь 3% респондентов. Эта цифра примерно соответствует среднему классу по «западным» стандартам.

Разумеется, 3% и 86% – это крайности. Существуют «средние оцен ки». Например, по оценкам Министерства экономического развития, по состоянию на 2012 год можно было отнести к среднему классу 22% www.levada.ru/24-10-2011/rossiyane-o-svoikh-dokhodakh населения России33. В данном случае к среднему классу «причислены»

люди, у которых доходы выше шести прожиточных минимумов, а также обладающие автомобилем, жильем, возможностью частичной оплаты образования, здравоохранения, отдыха за границей. Однако опреде ляемые специалистами «возможности» и реальная ситуация нередко серьезно отличаются друг от друга. Так, согласно опросу Левада-Цен тра (2012 год), у 83% россиян вообще нет загранпаспорта, не более 7% населения отправляются в зарубежные поездки хотя бы раз в году34.

Что касается жилья, то оно, как известно, досталось огромному коли честву россиян бесплатно, в качестве единственного осязаемого ими результата приватизационного процесса.

Средний класс очень противоречив в своих взглядах на жизнь.

Даже 3% россиян, составляющих средний класс «по-европейски» (не говоря уже о 22%, подсчитанных министерством), не обладают об 50 щими ценностями, которые и отличают «класс» от «средних слоев».

Среди материально преуспевающих россиян есть и сотрудники, точ СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ ДЛЯ РОССИИ нее чиновники, крупных государственных компаний, заинтересован ные в политической стабильности, которая гарантирует сохранение устраивающего их статус-кво. И так называемый креативный класс, для которого стабильность по-путински равносильна застою и тупи ку, ориентирован на европейские ценности. Да и коррумпированные чиновники, осуждаемые общественным мнением, но при этом непло хо устроившиеся в современной России, – это тоже средний класс.

Социал-демократия – идеология общественно активных граждан Однако есть альтернатива размытому в российских условиях поня тию среднего класса как опоры социал-демократии. Это социально активные люди, которые не хотят жить по инерции, только для себя.

Желающие изменить мир к лучшему и способные приложить к этому собственные усилия (а не размышлять у телевизора о несправедли вости жизни). У этих людей есть политические запросы, которым наи более адекватно соответствуют социал-демократы. Именно партия, См.: top.rbc.ru/economics/25/04/2012/647997.shtml www.levada.ru/05-04-2012/70-rossiyan-nikogda-ne-byvali-za-granitsei придерживающаяся социал-демократической идеологии, может рас считывать на привлечение симпатий различных групп социально ак тивных членов российского общества, так как:

• людям, самостоятельно обустроившим свою жизнь, построившим с нуля бизнес, состоявшимся как профессионалы в новой обществен ной структуре, полагающимся в первую очередь на собственные возможности, социал-демократия дает новые широкие возможно сти для самореализации и соответствует их коренным интересам;

• для сторонников сильной социальной политики, защищающих права уязвимых слоев населения, вполне естественно поддер живать социально ориентированную – и при этом реалистически мыслящую – политическую силу, выступающую против безответ ственного перекладывания груза экономических реформ на плечи большинства граждан. Современное общество – это общество от ветственных людей, в котором никто не должен чувствовать себя брошенным на произвол судьбы;

СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ ДЛЯ РОССИИ • для участников гражданских инициатив, волонтерского движения социал-демократия – это идеология, защищающая и поощряющая любые общественно значимые начинания. Гражданских активистов и социал-демократов объединяет ключевая ценность – человек, его право на счастье и достойную жизнь. При этом социал-демократы могут продвигать гражданские приоритеты в политической сфере, в том числе в законотворчестве;

• для социально ответственных предпринимателей социал-демо кратия важна в двух аспектах. Во-первых, это идеология, отстаиваю щая идеи партнерства между различными общественными слоями, социального согласия, основанного как на гарантиях прав законно приобретенной собственности, так и на уважении к правам людей, работающих на любых должностях на предприятиях и в фирмах. Во вторых, именно социал-демократия способна наиболее органично отстаивать интересы честных предпринимателей против государ ственного рейдерства, вымогательства и шантажа со стороны недо бросовестных чиновников, в том числе «силовиков», чье влияние в последнее десятилетие непропорционально выросло;

• для активистов профсоюзного движения социал-демократия – это надежный защитник в борьбе за их права и интересы, за проведе ние политического курса, направленного на сохранение социаль ных завоеваний, не только на законодательное оформление, но и на практическое обеспечение профсоюзного плюрализма, прав участников организаций трудящихся;

• для молодежи, настойчиво ищущей свое место в жизни, (грустно, но факт: до 70% молодежи присматривают себе жизнь за рубежом).

социал-демократия – это не только декларирование, но и последо вательная реализация принципа равенства возможностей, созда ние механизмов для самореализации молодых людей, как духов ной, так и материальной;

• для приверженцев либеральных идей социал-демократы – политиче ские партнеры и возможные союзники, принципиально, а не конъюн ктурно выступающие в защиту свобод и прав человека. Исключение могут составить разве что сектантски мыслящие радикальные либер 52 тарианцы, выбирающие себе в качестве образцов для подражания то Пиночета, то Саакашвили, но назвать их демократами очень сложно.

СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ ДЛЯ РОССИИ Многие социально активные люди относятся к среднему классу по классификации Министерства экономического развития. Есть такие и среди богатых, и среди бедных. Главное разделение в обществе идет не по принципу больших или малых денег, а по ощущению са модостаточности и, одновременно, по способности индивидуума к эмпатии, то есть к осознанному сопереживанию другому человеку.

И к альтруизму – отказу от жизни только для себя, желанию помочь ближнему. В этой логике, имеющей многовековые корни, к социаль но активным людям может быть отнесен как предприниматель, бес корыстно помогающий детскому дому, так и студент, посылающий пару сотен рублей для спасения больного ребенка.

В теории социал-демократии эмпатию и альтруизм можно обозна чить словом «солидарность». Французский социалист, бывший пре мьер-министр Мишель Рокар четверть века назад писал о том, что «солидарность не ограничивает ни сферу своего действия, ни своих целей только защитой системы социального обеспечения. Нет ни од ного вида деятельности, ни одной области, где бы она не проявлялась или могла бы не проявляться»35. Солидарность – это важнейшее усло вие существования и развития современного общества, основа гума Рокар М. Трудиться с душой. М., 1990. С. 303.

низации общественных отношений. Только не следует представлять, что солидарность в современном обществе – это походы строем. Это, скорее, слаженная футбольная команда.

Фактически можно говорить о классовой борьбе, которую заметная часть правоохранительной системы объявила бизнесу. Самое грустное, что значительная часть общества, благосостояние которой напрямую зависит от успешности предпринимательской деятельности в стране, молчаливо одобряет такое положение вещей.

Творческие люди, к которым, безусловно, относятся предприниматели, нуждаются в политической защите, на которую они могут рассчитывать со СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ ДЛЯ РОССИИ стороны социал-демократов.

Традиционно различные идеологии разделяют россиян. Вспомним советские времена, когда непримиримость по отношению к идейно му противнику считалась достоинством, или идеологические баталии 90-х годов, которые приводили к разломам внутри семей и в отно шениях между давними друзьями. Потом, в «нулевые», обществу был предложен невнятный «официально-патриотический» идеологиче ский суррогат, не способный вызвать сильные позитивные эмоции.

Особенно если учесть, что он активно продвигается в информацион ном пространстве в условиях системной коррупции и неэффективно сти власти.

Социал-демократическая альтернатива носит объединяющий ха рактер, интегрирующий различные общественные интересы. Она не «сконструирована», не придумана, а укоренена в российской и миро вой истории. Она способна ответить на вопросы, действительно волну ющие людей, и предложить реальные варианты их решения. Социал демократия может стать платформой для консолидации общественных сил, которые желают эволюционных, но при этом принципиальных и последовательных изменений в политической, экономической и со циальной сферах. Для тех, кто видит Россию частью цивилизованного мира, сохраняющей свою неповторимую идентичность.

Разумеется, партия социально активных людей не должна замыкать ся только на этой части россиян. Напротив, активные люди будут про двигать социал-демократическую альтернативу дальше, в обществен ные слои, которые разуверились в политиках и идеологах. Только совместные действия большинства и меньшинства россиян могут дать кумулятивный эффект для развития общества и страны.

Партийные технологии Социал-демократическая идея укоренена в отечественной истории и востребована современной Россией. Социал-демократия может пред 54 ложить обществу конкретные инициативы в различных значимых сфе рах. Остается вопрос о технологиях, которые позволят появиться в Рос СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ ДЛЯ РОССИИ сии влиятельной идеологической социал-демократической партии.

Начать с нуля? Традиционная проблема российского партийного строительства – желание построить партию с нуля. Мотивы такого подхода вполне понятны. Здесь можно провести аналогию с архитек турой: любой архитектор хотел бы, чтобы у него была возможность спроектировать новое здание и довести его до ввода в эксплуатацию.

Значительно менее привлекательной является другая задача – пере строить уже существующее здание, где творческая фантазия ограни чена существующими рамками. Но эмоции не должны возобладать над рациональным подходом, согласно которому для создания новой пар тии требуется наличие внушительного набора ресурсов.

Во-первых, нужен информационный ресурс, чтобы о партии (или ее лидере – об этом подробнее ниже) говорили по телевидению. Со временная Россия – медийное общество, и создать серьезный элек торальный проект без достаточной информационной «раскрутки» не возможно. Под «раскруткой» понимается постоянное присутствие в СМИ, а не случайное появление в нескольких телепрограммах. Разуме ется, ситуация может принципиально измениться, как это произошло в конце 80-х годов, когда рядовые инженеры, преподаватели и науч ные сотрудники побеждали на выборах функционеров КПСС, имевших куда более широкие медийные возможности. Но любой политик, имея в виду сценарии будущего и стремясь их предвидеть, должен в деле партийного строительства исходить, прежде всего, из существующих реалий.

Кроме того, надо учитывать и еще один немаловажный аспект. В кон це 80-х годов власть недооценивала своих оппонентов. Действитель но, небольшие группы неформалов казались чем-то несерьезным на фоне почти 20-миллионной КПСС, опиравшейся на КГБ, МВД, армию.

Поэтому им предоставлялись возможности, которые теперешним оп позиционерам и не снились. Нынешние государственные лидеры и «силовики» подобных иллюзий не имеют, поэтому система управляет ся куда более жестко. И доступ оппозиции на федеральные телекана лы жестко лимитирован, а «Дождь» за пределами Москвы электораль ного значения не имеет.

Во-вторых, важнейшую роль играет лидерский ресурс. В современ ной России преобладают лидерские партии. Это относится не только СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ ДЛЯ РОССИИ к ЛДПР, которую невозможно представить себе без Владимира Жири новского, но и к таким идеологическим партиям, как КПРФ и «Яблоко».

В компартии критиков Геннадия Зюганова обвиняют в «неотроцкизме»

и других грехах. «Яблоко» уже давно превратилось в клуб поклонников Явлинского. Равно как и «Союз правых сил», еще не превратившийся в сервильное «Правое дело», был полностью «завязан» на фигуре Анато лия Чубайса. Что касается «Единой России», то эту партию невозмож но представить себе без Владимира Путина, к которому «единороссы»

постоянно обращаются за поддержкой. Даже сейчас, когда партию формально возглавил Дмитрий Медведев, она остается путинским по литическим проектом, и если завтра Путин сообщит о создании новой партии власти (например, на базе ОНФ), то «Единая Россия» опустеет в считанные дни.

Но даже если речь идет о сознательном создании «нелидерской»

партии (а социал-демократии противопоказана ставка на единолично го руководителя, который может «заболеть» авторитаризмом), то для создания новой партии все равно важно наличие у нее хорошо узнава емого и пользующегося расположением избирателей «первого лица».

При этом его антирейтинг играет вторичную роль. Вспомним того же Жириновского: у него огромное количество противников, однако чис ло его сторонников с запасом превышает «проходной» барьер в Го сударственную думу, что позволяет ему уже более двух десятилетий оставаться в большой политике. Для партийного лидера самой непри ятной реакцией потенциального избирателя является равнодушный вопрос: «А кто это такой?». Слабая узнаваемость опаснее даже эмоци онального неприятия.

В настоящее время есть два внепарламентских оппозиционных ли дера, чьи партийные проекты способны получить общественную под держку. Это Михаил Прохоров и Алексей Навальный (кстати, ни один из них не является социал-демократом). Прохоров в течение года, кажется, сделал все, чтобы завести в тупик свою партию «Граж данская платформа» – вплоть до ухода с высшего партийного поста.

Однако он был кандидатом в президенты на выборах 2012 года, где выступил успешно, заняв третье место, и с тех пор немалая часть изби 56 рателей продолжает на него ориентироваться. В сентябре 2013 года за эту партию, по данным Левада-Центра, были готовы проголосовать 5% СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ ДЛЯ РОССИИ от всех избирателей36;

столько же, согласно несколько более позднему (ноябрьскому) опросу, собирались поддержать кандидатуру Прохоро ва на пост президента37. Навальный, напротив, был максимально акти вен в прошлом году, проводя предельно насыщенную избирательную кампанию в Москве, заняв на выборах мэра второе место. В резуль тате его президентский рейтинг, по данным Левада-Центра, в ноябре 2013-го составил 5%38, сравнявшись с уровнем поддержки Прохорова.

Но за пределами столицы он не пользуется значительной поддержкой (большинство его сторонников – москвичи, тогда как регионалы отно сятся к нему существенно осторожнее), а его партия в течение года так и не была зарегистрирована.

Примеры Прохорова и Навального показывают, откуда могут по явиться политики, реально претендующие на лидерскую роль в оппо зиции на общенациональном уровне. Это электоральные кампании, привлекающие широкое внимание целевой аудитории. Ближайшая та кая кампания должна состояться в 2016 году (выборы в Государствен ную думу), то есть еще не скоро. Правда, есть еще одна возможность www.levada.ru/08-10-2013/rossiyane-o-grazhdanskoi-platforme www.levada.ru/18-11-2013/vozmozhnye-rezultaty-prezidentskikh-i-parlamentskikh-vyborov Там же.

рекрутирования оппозиционных лидеров – из знаковых представи телей существующей правящей элиты. Теоретически и сейчас есть ва риант появления нового Бориса Ельцина, но вероятность подобного «бунта» существенно ниже, чем в 1987 году. Нынешняя элита куда бо лее коррумпирована, чем советская, и «бунтаря» тут же обвинят в том, что именно он все и разворовал.

Что же касается политиков «второго ряда», то даже относительно высокая узнаваемость не позволяет им стать сильными партийны ми лидерами. Вспомним опыт социал-демократического партийного строительства в предшествующие годы. Перед парламентскими вы борами 1995 года было создано несколько праволиберальных партий, во главе которых стояли известные политики (Егор Гайдар, Ирина Ха камада, Борис Федоров). В результате ни одна из них не прошла в пар ламент. При этом «Вперед, Россия!» Федорова получила 1,94% голосов, а «Общее дело» Хакамады – 0,68%. Или пример из истории левоцен тристской части политического спектра, близкой социал-демократии.

СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ ДЛЯ РОССИИ В том же 1995 году в выборах участвовала Партия демократического самоуправления трудящихся (была основана и возглавлялась знаме нитым хирургом Святославом Федоровым), выступавшая с позиций «народного капитализма» – идеи, довольно привлекательной в то вре мя. Результат – 3,98% голосов – выше, чем у многих других партий и движений, но все же явно недостаточно для прохождения в Думу. При этом все упомянутые выше политики пользовались расположением телевидения, что им не слишком помогло – общество не увидело в них партийных лидеров. Можно привести еще множество подобных при меров, но ограничимся этими как весьма наглядными.

И наконец, есть третий ресурс – финансовый. В современной России финансирование оппозиционной партии относится к числу политиче ских рисков для бизнеса. Однако это не означает, что оно полностью невозможно. Есть предприниматели (чаще региональные, чем феде ральные, в большей степени зависящие от власти), готовые помочь оппозиции, которая противостоит коррумпированным чиновникам и выступает за справедливые правила игры для всех участников эко номического процесса. Есть и такой метод, как сбор средств через Интернет – его использовал Навальный. Конечно, оппозиционный финансовый ресурс куда меньше властного, однако средства, в прин ципе, найти можно. Но именно в принципе. Если партийный проект покажется недостаточно перспективным, деньги под него давать не будут – ни прагматичные спонсоры, ни альтруистичные жертвователи.

Фактор «Справедливой России». Из всего этого следует, что созда ние социал-демократической партии с чистого листа сейчас не при ведет к желаемым результатам. А анализ существующей партийной системы демонстрирует, что наиболее близкой по идеологии к соци ал-демократии в России из числа известных избирателям партий яв ляется «Справедливая Россия». Партия дважды преодолевала 7%-ный барьер на думских выборах, причем во второй раз смогла увеличить численность своей фракции. В составе партийной фракции в Думе не мало известных политиков, имеющих опыт избрания в одномандатных округах. За последние годы «Справедливая Россия» стала партийным брендом – одним из немногих в современной российской политике.

Важным политическим и психологическим моментом является то, что понятие справедливости вытекает из понятия правовой системы, СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ ДЛЯ РОССИИ что по определению предполагает пресечение произвола. Это очень остро чувствуют граждане, сознательно опускающие в урну свои бюл летени.

В программе партии есть немало положений, соответствующих со циал-демократической идеологии. Целый ряд деятелей «Справедли вой России» высказывались за придание партии отчетливо социал демократического характера, соответствующего, кстати, ее статусу консультативного члена Социнтерна.

Однако на пути социал-демократического развития «Справедливой России» есть серьезные проблемы. Партия серьезно отклонилась от мандата, который ей дали избиратели на выборах 2011 года. Тогда за «Справедливую Россию» проголосовали свыше 8,6 млн россиян, что в то время воспринималось как сенсация. Но почему это произошло?

Дело в том, что партию поддержали люди, выступавшие за перемены и рассматривавшие нашу партию как самую оппозиционную полити ческую силу из имевших реальные шансы пройти в Думу. В предвы борном манифесте партии говорилось, что «здоровые силы общества может объединить стремление к свободе и справедливости, становле нию демократии и правового государства, обеспечению равных воз можностей для всех граждан».

Однако многие действия фракции «Справедливой России» свиде тельствуют о том, что она принципиально разошлась с запросом ее избирателей. И это влияет на ее рейтинги: социологические исследо вания и результаты региональных выборов свидетельствуют о том, что популярность партии падает, ее все меньше отличают от «Единой России». В июле 2013 года Левада-Центр зафиксировал рейтинг партии на уровне 3%39– это «полупроходной» результат. И «Справедливая Рос сия» отстает по популярности не только от «Единой России» и КПРФ, но и от ЛДПР, которую обошла на думских выборах 2011 года. Избиратель не прощает обманутых ожиданий. Для сравнения: в феврале 2012 года партию поддерживали 7% от всех избирателей.

Часть сторонников «Справедливой России» перешли к «Граждан ской платформе», в которой они увидели более оппозиционную по литическую силу, способную адекватнее выражать их интересы. Но показательно, что когда на региональных выборах 2013 года «Граж- данская платформа» выступила не слишком удачно (пройдя только СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ ДЛЯ РОССИИ в 2 региональных парламента из 11), то «Справедливой России» это не слишком помогло. Наглядный пример – избирательная кампания в Ярославской области, где список «Гражданской платформы» был не допущен к выборам. Но и в этих условиях «Справедливой Рос сии» не удалось привлечь к себе значительного количества «про хоровских» и «урлашовских» избирателей – сложившуюся ситуацию куда удачнее использовал РПР-ПАРНАС, прошедший в результате в местный парламент. А в Забайкальском крае, где избран губернатор от «Справедливой России», это почти никак не сказалось на резуль татах партийного списка на региональных выборах, прошедших одновременно с губернаторскими. Победа губернатора была связа на с поддержкой его кандидатуры Кремлем и «Единой Россией». А для «Справедливой России» такое развитие событий оборачивается лишь новыми упреками в сервильности. То же самое можно сказать и о делегировании в Совет Федерации члена «Справедливой Рос сии» во Владимирской области, где он представляет губернатора «единоросса» – это также плачевно сказалось на результатах пар тии на региональных выборах.

www.levada.ru/25-07-2013/elektoralnye-reitingi-partii-i-onf Но дело не только в том, что «Справедливая Россия» достаточно часто голосует в парламенте вместе с «единороссами» и ведет себя конфор мистски в ряде регионов. Не менее важно, что партия соблазнилась вторичной повесткой дня, которая не связана ни с повседневными, ни со стратегическими нуждами ее избирателей. Например, она борется за укрепление морали и нравственности способами, зачастую вызы вающими неприятие у активных избирателей, в том числе и голосо вавших за нее в декабре 2011-го. Людей волнуют проблемы ЖКХ, здра воохранения, образования, для них значимо создание новых рабочих мест, стабильное развитие экономики, повышение ее инвестиционной привлекательности. А вместо этого населению предлагаются «обман ки», только отвлекающие от реальных болезненных проблем. Когда этим занимаются сторонники власти, то все понятно, но когда в такой процесс втягивается оппозиция, это выглядит для нее неестественно и ущербно. Приводя эти цифры и оценки, не лестные для нас самих, мы держим в голове не столько диагноз, сколько повод для корректиров СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ ДЛЯ РОССИИ ки своей позиции в более точном направлении. Что «Справедливой России» удавалось не раз.

Любой партии, претендующей на поддержку оппозиционного элек тората, надо решить вопрос о степени ее оппозиционности – это акту ально и для «Справедливой России». Социал-демократическая партия не может быть в «полуоппозиции» к власти, проводящей антисоци альную политику. Любые колебания в этом вопросе, любой отход от принципиальной позиции роняют авторитет социал-демократов в гла зах избирателей. А возможные «послабления» в случае сговорчивости оказываются мнимыми: когда речь идет о выборах, сторонники ком промиссов не могут рассчитывать на благожелательное отношение власти. Административный ресурс неделим, и он работает только на одну партию.

Поэтому недопустимо голосование за антидемократические и анти народные законы и постановления, за антисоциальные бюджеты. Не допустима поддержка на выборах различных уровней «официальных кандидатов». Недопустимо одобрение репрессивных действий в отно шении других оппозиционных сил и структур гражданского общества, чем бы оно ни мотивировалось. Недопустимо требование наказания за инакомыслие. В то же время возможна поддержка законодательных инициатив, которые носят социально значимый характер или направ лены на укрепление позиций России на международной арене.

Существует точка зрения, что если «Справедливая Россия» станет реальной оппозицией, то она перейдет некую грань, что угрожает ей фатальными последствиями в отношениях с властью. Но не является ли эта констатация свидетельством инерционного подхода к полити ческим процессам? Подобное развитие событий, действительно, было вполне логичным для времен принудительного сокращения количе ства партий, когда любая реальная оппозиционность приводила к исключению из электоральной политики. Сейчас же ситуация изме нилась – к участию в выборах допускаются кандидаты, которые еще недавно относились к числу «внесистемных» и всячески дискримини руемых политиков. Излишняя перестраховка не прибавляет партии уважения со стороны как избирателей, так и власти.

Излишняя перестраховка не прибавляет партии уважения как со стороны избирателей, так и со СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ ДЛЯ РОССИИ стороны власти Другое дело, что оппозиция может проявляться в различных фор мах. Для социал-демократов неприемлемы призывы к революции и насилию – они эволюционисты, а не сторонники разжигания смуты.

Социал-демократическая партия не разделяет точку зрения тех, кто считает, что на нарушение законов со стороны власти надо отвечать противозаконными действиями. Социал-демократы должны дать при мер цивилизованной политики, основанной на верности праву. По этому они, сочетая парламентские и уличные (митинги, демонстрации, пикеты) методы политической борьбы, должны использовать в ней только мирные, законные методы.

В ходе политической конкуренции партия может заключать коали ционные соглашения с другими оппозиционными силами – левыми и либеральными (например, по поводу поддержки единой кандидатуры на выборах или проведения совместных акций). Но в рамках коалиций нельзя отказываться от своей идеологической идентичности и под менять свои интересы. Невозможно заключать соглашения ради со глашений – каждый союз должен иметь конкретную цель и гарантии реализации взаимных обязательств его участников.

И еще один важный аспект: социал-демократы являются патриотами, и это их принцип (вспомним деятельность Плеханова во время Пер вой мировой войны). Для социал-демократов недопустим принцип «чем хуже, тем лучше», находясь в оппозиции власти, мы не должны расшатывать государство. Настоящие патриоты – это те, кто принци пиально критикует пороки власти, а не готовы обосновать любую ее инициативу и в течение короткого времени менять свои взгляды на противоположные (как это было с законом о клевете). В этом отноше нии социал-демократов можно считать настоящими государственни ками – в отличие от подрывающих государство коррумпированных чиновников и беспринципных политиков.

Социал-демократы – настоящие государственники, в отличие от подрывающих государство коррумпированных чиновников и беспринципных СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ ДЛЯ РОССИИ политиков Новые реалии. Особенность российской политики – быстро меня ющиеся правила игры. Кто не успел адаптироваться к ним – тот про играл. 90-е годы характеризовались плюралистической партийной системой и «смешанными» думскими выборами, когда одна половина депутатов избиралась по партийным спискам, а вторая – по одноман датным округам. В «нулевые» годы правила принципиально поменя лись – количество партий было резко сокращено, а думские выборы стали проводиться по пропорциональной системе. Более того, «парти зацию» стали проводить и на других уровнях, вплоть до местного са моуправления, где она далеко не всегда «к месту». Не менее половины депутатов региональных законодательных собраний должны были из бираться по партийным спискам.

Сейчас же ситуация вновь изменилась, причем, как это часто бы вает в России, в очередной раз принципиально. В 2012 году были облегчены возможности для создания новых партий. Сейчас пла нируется, что в следующих выборах в Государственную думу будут участвовать не только «списочники», но и одномандатники. Принят закон о том, что региональные законодательные собрания могут состоять из одномандатников на три четверти, а Москва и Санкт Петербург получили право сами определять порядок избрания сво их законодателей.

Хорошо это или плохо? Для избирателей в новой системе есть суще ственные «плюсы»: партии в России недостаточно авторитетны, люди, скорее, склонны голосовать за людей, а не за партийные списки. Надо сказать, что «списочные» выборы были изрядно скомпрометированы не только ограниченностью предложения, но и рядом других факто ров. Среди них – широкое использование «паровозов» в избиратель ных списках и включение на проходные или полупроходные, но непу бличные места в списках политиков и предпринимателей, которые не пользовались поддержкой населения. В результате люди голосовали за одних кандидатов, а депутатские места во многих случаях получа ли совсем другие. Еще одна проблема заключалась в «удаленности»

партийных депутатов от избирателей – хотя за всеми ними закрепле ны конкретные регионы (или районы, если речь идет о региональных СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ ДЛЯ РОССИИ парламентах), но уже от доброй воли конкретного народного избран ника зависело, насколько активно он работает «на земле». Для партий ного депутата могла быть куда важнее позиция партийного руковод ства, да и государственной власти, у которой – как в центре, так и на местах – есть возможности заблокировать включение в список «не угодного» кандидата.

Все это не свидетельствует о том, что «партийные» выборы сами по себе плохи и надо возвращаться к чисто одномандатным выборам, которые были в России в 1989–1990 году, то есть еще при советской власти. Тогда отсутствие «партийных» депутатов приводило к фрагмен тации парламента, который становился собранием представителей, отстаивающих преимущественно местные интересы и способных пре вратиться в митинг, подверженный популистским влияниям. Партий ная структура дает парламенту существенно более высокую степень структурированности, тем более что партийные фракции становятся центрами притяжения для одномандатников, не только избранных от партий, но и для части независимых кандидатов.

Поэтому оптимальной представляется схема, при которой полови на депутатов Государственной думы избираются по спискам, а поло вина – по округам. То есть хорошо знакомая и уже опробованная в те чение десятилетия, позволяющая получить сбалансированный состав нижней палаты Федерального собрания.

Вопрос о плюрализации партийной системы также является непро стым. С одной стороны, появились спойлеры и маргиналы, но с дру гой в искусственно созданной «семипартийной» системе была своя несправедливость. Вспомним хотя бы, как ликвидировали вполне дееспособные либеральную Республиканскую партию России или же леворадикальную Российскую коммунистическую рабочую партию.

Происходило «обеднение» политического ландшафта, что не может способствовать развитию политической демократии. Поэтому при всех противоречиях и реальных неудобствах для отдельных политиче ских игроков сам принцип расширения числа участников избиратель ного процесса следует рассматривать как положительный фактор.

Теперь о неудобствах. Очередные политические реформы в нынеш 64 них условиях объективно могут быть выгодны власти. Однотуровые одномандатные выборы приводят к тому, что наилучшие шансы на по СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ ДЛЯ РОССИИ беду получает наиболее «ресурсный» кандидат. А таковым в условиях раздробленности оппозиции (которой очень непросто договориться о разделе округов) становится представитель власти. В числе про игравших точно оказываются КПРФ и ЛДПР. У коммунистов было не мало одномандатников в 90-е годы, но это время давно прошло, что связано как с «возрастным» характером многих кандидатов от КПРФ того времени, так и с уходом от Геннадия Зюганова целого ряда ста тусных соратников. ЛДПР же даже в победном для партии 1993 году смогла провести в парламент только нескольких одномандатников, и в дальнейшем она делала серьезную ставку только на списки во главе с Жириновским.

В этой ситуации возникает вопрос о судьбе «Справедливой России».

Представляется, что у нее есть два варианта действий. Инерционный, конформистский, приспособленческий сценарий может привести не только к сокращению поддержки партийного списка, но и к уменьше нию шансов партийных кандидатов в одномандатных округах. Партии, не имеющей собственной идентичности, и ее кандидатам будет крайне сложно конкурировать с другими политическими силами в условиях наличия серьезных конкурентов слева (КПРФ) и справа (либералы). На поле последних конфигурация еще далеко не определена, но ясно, что на следующих думских выборах они будут представлены куда серьез нее, чем на прошлых. И оппозиционные избиратели, голосовавшие в 2011 году за «Справедливую Россию», исходя из того факта, что «Ябло ко» в Думу, по опросам, не проходит, а других приемлемых вариантов не видно, скорее всего, сделают выбор в пользу другой политической силы.


В данном случае возможно и «расползание» партии, связанное с по явлением альтернатив для политиков, имеющих серьезные шансы на победу в одномандатных округах. При наличии большого количества различных партий у них появляется выбор, который отсутствовал при «семипартийной» системе – они могут добиваться успеха в индивиду альном порядке, не отвечая на недоуменные вопросы своих избирате лей относительно тех или иных фракционных голосований или депу татских инициатив. Все это создает для партии риски, которые можно считать не просто значительными, но и системными. Сценарий проведения отчетливой социал-демократической по СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ ДЛЯ РОССИИ литики на этом фоне выглядит для партии шансом превратить суще ствующий вызов в новые возможности. Партия и ее кандидаты могут получить новый импульс для своей электоральной активности. Они предложат обществу реальную альтернативу курсу, проводимому властью как в социально-экономической, так и в политической сфере, продемонстрируют, что готовы к серьезной борьбе (что избиратель це нит), а не к игре в поддавки. Что именно «Справедливая Россия» может реально и эффективно сотрудничать с широким спектром организа ций гражданского общества, представляя и защищая их интересы. Что именно «Справедливая Россия» может выступать в качестве политиче ской силы, интегрирующей различные оппозиционные течения – ча стично внутри партии, частично в результате договоренностей о рас становке сил в одномандатных округах (в результате которых именно кандидаты от этой партии могут во многих случаях стать основными конкурентами политиков из «партии власти»).

Это особенно важно в условиях, когда общество устает от домини рования в парламенте одной партии, превращающей парламентскую деятельность в профанацию, что подтверждают результаты опросов Левада-Центра, проводившихся в последнее десятилетие40.

www.levada.ru/26-11-2013/obshchestvennoe-mnenie-o-deyatelnosti-gosdumy-i-deputatakh КАК ВЫ ДУМАЕТЕ, ЧТО БЫЛО БЫ СЕЙЧАС ЛУЧШЕ ДЛЯ РОССИИ?

(Ответы в %) Апрель Август Ноябрь 2003 2011 Если большинство мест в Думе, необходимое для 33 27 принятия любых законов, имеется у одной партии Если ни одна из партий не имеет большинства мест 40 48 и для принятия законов требуется согласование позиций различных партий Затрудняюсь ответить 28 25 Избиратель хотел бы видеть парламент местом для дискуссий Таким образом, уменьшается число тех, кто хотел бы, чтобы Дума СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ ДЛЯ РОССИИ «штамповала» законы без серьезных дискуссий. Избиратели хотят ви деть парламент, в полной мере являющийся «местом для дискуссий»

и, более того, обеспечивающий механизм согласования различных ин тересов. Социал-демократическая партия с учетом характера ее иде ологии в этих условиях становится одной из политических сил, вос требованных обществом в качестве одного из ключевых участников законотворческого процесса.

Внутрипартийная демократия. В случае отчетливого социал-де мократического выбора «справедливороссы» должны стать первой российской партией, построенной на принципе внутрипартийной де мократии. Мы уже писали про «авторитарную» традицию российской многопартийности. Но ничто не вечно под луной – в ближайшее вре мя будет востребована партия с неавторитарным внутренним устрой ством, которая включает в себя сильных политиков, способных не только содействовать прохождению партийным списком избиратель ного барьера, но и побеждать на выборах в одномандатных округах.

В этих условиях у «Справедливой России» есть уникальная возмож ность предложить альтернативу – не декларативную, а реальную вну трипартийную демократию. Она должна быть основана на нескольких основных принципах. Это возможность создания внутрипартийных платформ, которые могут выдвигать альтернативные инициативы и собственных кандидатов на партийные должности. Это прямые выбо ры председателя партии, в которых могли бы участвовать все члены «Справедливой России». Это система «праймериз», позволяющая опре делять оптимальных кандидатов на выборах. Это широкие дискуссии по внутрипартийным вопросам, в которых могли бы участвовать все члены партии. Это принцип коллективизма в руководстве партии, при котором невозможен никакой «культ личности», в принципе не свой ственный социал-демократическим партиям.

«Справедливая Россия» – партия регионов «Справедливая Россия» должна в полной мере стать партией реги- онов, мнение которых должно быть решающим по всем ключевым вопросам. Центральные партийные органы должны обеспечивать СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ ДЛЯ РОССИИ регионам поддержку в тех случаях, когда их интересы ущемляются местными администрациями. Необходимо создать механизм, который позволил бы обеспечить «раскрутку» подобных случаев на общенаци ональном уровне путем парламентских запросов, привлечения СМИ и общественных организаций. Регионы должны получать не менее 50% от выделяемых партии бюджетных средств, распределяемых на осно вании результатов, показанных на выборах.

Если социал-демократы выступают за политическую демократию, то должны сами первыми показать пример следования демократи ческим принципам. Тогда они почувствуют себя более сильными и уверенными в себе, их авторитет вырастет. И с этим будет связан их шанс на электоральный успех, особенно если учесть, что политиче ские реалии в России быстро меняются. И уже обозримое будущее может принести и политикам, и политологам немало сюрпризов, спо собных существенно изменить расстановку сил как во власти, так и в оппозиции.

ДИАГНОЗ И РЕЦЕПТЫ:

МЫСЛИ ДЛЯ БУДУЩЕЙ ПРОГРАММЫ Социал-демократический выбор не может носить декларативный ха рактер. Ценность идеологии в политической сфере обусловлена тем, насколько она может быть полезна при решении осязаемых практиче ских задач, понятных не только политическим активистам и экспертам, но и обществу в целом. В противном случае общество проявит к идео логии равнодушие или раздражение.

Новые ориентиры для развития ДИАГНОЗ И РЕЦЕПТЫ: МЫСЛИ ДЛЯ БУДУЩЕЙ ПРОГРАММЫ Однако вначале надо определиться с целеполаганием – каковы должны быть общественно значимые задачи. Для того, чтобы перей ти к более справедливому обществу, необходимо переопределение целей развития. Мы привыкли читать как в деловой, так и в массовой прессе: ВВП растет, ВВП падает, – и нередко даже не задумываемся, о чем идет речь. Методика подсчета ВВП была разработана еще в 1930– 1940-х годах. Валовой внутренний продукт представляет собой рыноч ную стоимость всех конечных товаров и услуг, произведенных всеми секторами экономики за год. Рост ВВП считается безусловным благом для экономики, его падение – свидетельство опасных тенденций, ко торые могут привести к кризису. Падение ВВП страны в течение двух кварталов подряд считается признаком рецессии.

Однако будучи увлечены только количественными показателями, мы нередко забываем о качестве. Безусловно, уровень ВВП надо прини мать во внимание при анализе экономической ситуации, перспектив развития страны. Но надо понимать, что успешность страны зависит не только от макроэкономических показателей, которые не всегда соот ветствуют всей совокупности вызовов, перед которыми оказываются государства и народы. ВВП игнорирует такие ключевые проблемы, как социальные издержки, воздействие на окружающую среду и неравен ство в доходах. Чем больше экономика носит экстенсивный характер, тем больше истощаются природные ресурсы, в том числе невозобнов ляемые. Это в полной мере относится и к современной России. Сы рьевая экономика на некоторых этапах своего развития способствует росту ВВП и дает средства ныне живущим поколениям, да и то не всег да это продолжается в течение сколько-нибудь длительного времени (достаточно вспомнить советскую экономику и нефтяной рост в «ну левые» годы). Но будущие поколения при такой схеме могут остаться обделенными. Да и существующие ресурсы нередко распределяются неравномерно, что усиливает социальную напряженность.

Поэтому многие специалисты ищут альтернативы для ВВП, которые ос новывались бы на приоритете интересов человека, гуманистических, а не технократических подходов. Одна из таких альтернатив – как нам кажется, заслуживающая всяческого внимания – была предложена в январе года группой из десяти ученых из разных стран – Австралии, Великобри тании, Исландии, Италии, США, ЮАР. Один из этих специалистов, Энрико ДИАГНОЗ И РЕЦЕПТЫ: МЫСЛИ ДЛЯ БУДУЩЕЙ ПРОГРАММЫ Джованнини, не только является ведущим итальянским экономистом (в течение нескольких лет возглавлявшим Итальянский институт статисти ки). В 2013 году он вошел в качестве беспартийного министра труда и со циальной политики в правительство, возглавляемое левоцентристским политиком Энрико Летта. Они опубликовали статью в журнале Nature, в которой содержатся основные идеи их исследования41.

По мнению специалистов, ВВП отражает только рыночные показа тели и не учитывает социальные и экологические последствия роста экономики, а также имущественное неравенство. Они проводят ана логию с предпринимательской сферой: если сравнить индикатор ВВП с бизнес-показателями, то любая компания будет стремиться, прежде всего, - так! увеличивать выручку в ущерб прибыльности, стабильно сти и гибкости. Понятно, что такая компания проводит крайне риско ванную политику, угрожающую падением в случае возникновения не благоприятной ситуации, например циклического кризиса. Тем менее рационально концентрировать внимание только на показателе ВВП в случае, если речь идет о государстве, задачи которого шире, чем у любой, даже самой крупной, коммерческой структуры. Бизнес все же ориентирован прежде всего на прибыль (другое дело, что это не его См.: www.nature.com/news/development-time-to-leave-gdp-behind-1. единственная функция), тогда как задача государства – обеспечение общего блага (bonum commune – понятие, восходящее еще к Аристо телю и впервые сформулированное Сенекой).


Развитие общества требует постоянной корректировки показателей, оценивающих его успешность В связи с этим можно вспомнить слова Роберта Кеннеди о том, что ВВП измеряет «все, кроме того, что делает жизнь стоящей». Для людей приоритетными являются проблемы нормальной жизни, включающие в себя здоровье, социальное благополучие, безопасность, другие важ ные факторы, понятные любому человеку. Рост без связи с этими зада чами не является ценностью с гуманитарной точки зрения.

Возможные альтернативы ВВП специалисты разделили на три группы.

ДИАГНОЗ И РЕЦЕПТЫ: МЫСЛИ ДЛЯ БУДУЩЕЙ ПРОГРАММЫ В первой оказались экономические индикаторы, которые учитыва ют социальные и экологические факторы. В качестве примера авторы привели GPI (Genuine Progress Indicator) – так называемый индикатор подлинного прогресса, учитывающий более 20 параметров, увеличи вающих или снижающих благосостояние (которые не охватывает ВВП), оценивает вклад в экономику ряда социальных и экологических па раметров ее функционирования. Он отражает экономические параме тры, которые увеличивают благополучие и которые его уменьшают. В числе первых – деятельность домашних хозяйств, присмотр за детьми и людьми пожилого возраста, добровольные общественные работы, использование свободного времени (досуга), а также положитель ные изменения состояния природного капитала благодаря снижению уровня загрязнений. Негативными показателями являются потери общественного капитала (вследствие преступлений, распадов и раз водов семей, неполной занятости), потери природного капитала (ис черпание невозобновляемых ресурсов, длительный экологический ущерб, расходы вследствие разрушения озонового слоя) и др.

Во вторую группу авторы поместили субъективные критерии каче ства жизни, которые можно получить путем опроса жителей. Наиболее репрезентативным и масштабным является Всемирный обзор ценно стей (WVS). Он охватывает около 70 государств и проводится с 1981 года.

WVS измеряет, отслеживает и анализирует: поддержку демократии, то лерантность к иностранцам и этническим меньшинствам, поддержку равноправия женщин, роли религии и изменения религиозности, вли яние глобализации, отношение к окружающей среде, работе, семье, политике, национальной идентичности, культуре, безопасности и субъ ективному благополучию. Романо Проди, бывший премьер-министр в итальянском левоцентристском правительстве и президент Европей ской комиссии, так охарактеризовал действенность WVS: «Растущая глобализация мира делает все более важным понятие [...] разнообразия.

Люди с разными убеждениями и ценностями могут жить вместе и рабо тать вместе продуктивно, но для того чтобы это произошло, очень важ но понять и оценить отличительные мировоззрения людей».

Интерес к этим темам в полной мере соответствует социал-демокра тической идеологии, неотъемлемой частью которой является уваже ние к разнообразию мира. Люди не должны ходить строем – если они ДИАГНОЗ И РЕЦЕПТЫ: МЫСЛИ ДЛЯ БУДУЩЕЙ ПРОГРАММЫ не находятся на военной службе. И при определении показателей раз вития надо спрашивать не только экономистов, но и обычных людей, понимать их интересы, ожидания, надежды. Понятно, что для этого надо выйти за рамки технократического подхода и оперировать со временными достижениями социологии.

Наконец, в третьей группе находятся сложносоставные показа тели, полученные с помощью изучения качества жизни, в том числе состояния жилья, свободного времени и продолжительности жизни.

К ним относится индекс лучшей жизни, поддерживаемый Организа цией по экономическому сотрудничеству и развитию (ОЭСР), этот по казатель выходит с 2011 года. Он дает возможность пользователям самим выбирать наиболее важные для них пункты и оценивать вклад каждого показателя в итоговое значение индекса. Статистические данные, используемые в исследовании, получены из официальных источников, таких как национальные отчеты стран ОЭСР, отчеты го сударственных статистических агентств, отчеты ООН, Всемирного банка и других международных институтов. Некоторые показатели основаны на данных всемирного опроса Института Гэллапа (Gallup Organization), который регулярно проводит опросы общественного мнения более чем в 140 странах мира.

ОЭСР была основана в 1962 году;

ее многолетний опыт позволил вы делить 11 основных категорий, которые отражают различные аспекты жизни людей и параметры общественного благосостояния. В основе каждого аспекта находится от одного до трех показателей.

1. Жилищные условия. Показатели: количество комнат на чело века;

жилье с основными коммунальными удобствами;

расходы на жилье.

2. Доходы. Показатели: скорректированный чистый доход домохо зяйства после уплаты налогов;

финансовое благосостояние домохо зяйства.

3. Работа. Показатели: уровень занятости;

уровень длительной без работицы;

средняя заработная плата;

гарантия занятости.

4. Общество. Показатель: сеть социальной поддержки.

5. Образование. Показатели: уровень образования;

знания и навы ки учащихся;

количество лет для получения образования.

6. Экология. Показатели: уровень загрязнения воздуха;

качество ДИАГНОЗ И РЕЦЕПТЫ: МЫСЛИ ДЛЯ БУДУЩЕЙ ПРОГРАММЫ воды.

7. Гражданские права. Показатели: уровень активности избирате лей;

уровень подотчетности государственных учреждений и про зрачности власти при разработке законодательства.

8. Здоровье. Показатели: средняя продолжительность жизни;

са мостоятельная оценка состояния здоровья.

9. Удовлетворенность. Показатель: удовлетворенность жизнью.

10. Безопасность. Показатели: показатель количества нападений;

показатель количества убийств.

11. Работа/Отдых. Показатели: время, посвященное работе, в том числе сверхурочной;

время, посвященное отдыху и уходу за собой.

Пересмотр индикаторов может привести к неприятным результатам для многих стран. США могут сойти с пьедестала мирового лидера, на котором они привыкли находиться. Новая система оценок, учитываю щая экологический и социальный компоненты, может не понравить ся и руководству Китая. Да и российская власть может быть изрядно разочарована показателями – в отличие от простых граждан страны, которые более реалистично оценивают социально-экономические по казатели и не питают иллюзий относительно результатов деятельности правительства. Зато высокие места займут, например, скандинавские страны, чьи социально-экономические успехи в значительной степе ни связаны с деятельностью социал-демократов. Можно вспомнить о знаменитой «шведской модели», которая с известными поправками (связанными с новыми общественными и экономическими вызовами) действует до сих пор.

При этом скандинавский опыт характерен и тем, что интересы людей, местных сообществ ставятся выше, чем рост любой ценой или между народный престиж. Характерен отказ Стокгольма от проведения зим них Олимпийских игр 2022 года. Шведы сочли, что Игры требуют боль ших инвестиций в новые спортивные сооружения, чем необходимо, например, санно-бобслейные трассы, которые не понадобятся после их завершения. Кстати, мнение людей при решении масштабных во просов является приоритетным и во многих других странах. Ранее от этих же Игр на референдумах отказались жители Мюнхена и швейцар ского кантона Граубюнден. Такая «низовая демократия» может быть ДИАГНОЗ И РЕЦЕПТЫ: МЫСЛИ ДЛЯ БУДУЩЕЙ ПРОГРАММЫ невыгодна для немалой части элит, ориентированной на успех любой ценой, но она соответствует ожиданиям граждан.

И наконец, пересмотр целей и индикаторов возможен как на миро вом уровне, так и в отдельных странах. Понятно, что договоренности между странами занимают массу времени – те же Цели стабильного развития согласовывались достаточно долго и непросто. Россия могла бы подать позитивный пример другим странам, поставив во главу угла реальные проблемы людей, и социал-демократы должны активно про двигать этот принцип.

В рамках «человечного», гуманистического подхода необходимо подходить к решению задач как мирового характера, так и актуальных для конкретной страны. Наиболее очевидные конкретные политико экономические проблемы, стоящие перед Россией, можно разделить на пять основных блоков:

• организация системы власти;

• финансово-экономическая политика;

• власть и общество;

• социальный выбор;

• международное позиционирование.

По каждому из этих блоков социал-демократия может предложить обществу конкретные решения, основанные на новых ориентирах развития.

Власть: демократия для людей Для социал-демократов вопрос о власти тесно связан с другим, бо лее важным – об ответственности. Власть не должна быть самодоста точной, ее задача заключается в проведении ответственной политики в интересах общества. Другое дело, что иногда эти интересы требуют принятия непопулярных решений (как это происходит в медицине, когда в интересах больного ему предписывается горькое лекарство или даже операция). Особенность социал-демократического подхода заключается в стремлении минимизировать негативные последствия 74 подобных решений с тем, чтобы как можно скорее возвращаться от антикризисных мер к политике развития, ориентированной на эконо ДИАГНОЗ И РЕЦЕПТЫ: МЫСЛИ ДЛЯ БУДУЩЕЙ ПРОГРАММЫ мический рост, повышение деловой активности и снижение безрабо тицы. А также в том, чтобы в любом случае обеспечивать «страховоч ную сетку» для социально уязвимых слоев населения.

Сменяемость и легитимность. Одним из важнейших вопросов вла сти является возможность ее сменяемости демократическим путем.

Теоретически не обсуждаемым положением любого современного общества (даже формальных монархий) является норма о формиро вании органов власти посредством избирательных процедур. Однако сами избирательные процедуры, как наглядно демонстрирует теку щий российский опыт, могут практически обнулить значимость про цесса выборов, сведя их к практике «подгонки под ответ», фактически к переназначению уже находящихся во власти людей.

Действительно, итоги президентских выборов можно предсказать задолго до начала избирательной кампании – понятно, что победит кандидат от власти и это произойдет в первом туре. Любой другой ре зультат – даже избрание во втором туре – считается политически не приемлемым. Более того, после восстановления губернаторских выбо ров эта практика распространилась и на региональный уровень. Если шансы губернатора на переизбрание слабы, его заранее заменяют на исполняющего обязанности, который за время подготовки к выборам максимизирует свои ресурсы (административный, информационный, финансовый) и не успевает принять непопулярные решения, способ ные обрушить его рейтинг. Оппозиционный кандидат может победить на выборах, только если он назначается исполняющим обязанности губернатора. Но в этом случае он перестает быть оппозиционером и опирается на поддержку «Единой России».

Более того, существует неформальная практика «одобрения» кан дидатом-фаворитом персон своих соперников, которые в результате подбираются из числа либо заведомых спарринг-партнеров, либо по литиков, не имеющих шансов на победу. Этому способствует избира тельный фильтр, который в нынешних условиях оппозиционеры не могут преодолеть без поддержки со стороны власти. В результате по литическая борьба во многих случаях превращается в имитацию, кото рая ведет к делегитимации электорального процесса.

Процедура выборов с заранее известным результатом бессмыслен на. Государства с укоренившимися традициями демократии потому и ДИАГНОЗ И РЕЦЕПТЫ: МЫСЛИ ДЛЯ БУДУЩЕЙ ПРОГРАММЫ сошлось на избирательной процедуре, что только она обеспечивает приток во власть новых людей и новых идей. Формирование власти имеет две стороны. Первая – обеспечение участия в нем граждан, что бы не происходило отчуждения людей от власти, чтобы они восприни мали власть как «свою» (несмотря на наличие к ней тех или иных – не редко многочисленных – претензий). Вторая сторона – это такой же технологический процесс, как организация нового предприятия, без чего невозможно успевать за техническим или социальным прогрес сом. «Заиливание» современной российской политики и резкое сни жение эффективности государственного управления во многом связа но с дискредитацией процедур обновления власти, трансформацией их в ритуал, основное назначение которого – сохранять власть, ничего не меняя по существу.

В настоящий момент это начинает порождать серьезную социаль ную проблему: молодежь осознала проблему вхождения не только в бизнес, но и во власть. Дефицит вертикальной мобильности являет ся тотальным явлением, которое распространяется практически на все сферы деятельности. А если социальные лифты не действуют или «заедают» на каждом этаже, то можно ожидать роста недовольства, громкого или тихого. Молодежь и без того часто апатично настроена к формальным процедурам, а сейчас эта тенденция усиливается. Это приводит к различным последствиям: одна часть общественно актив ных молодых людей выходит на площадь, тогда как другая вообще иг норирует политику. В результате электоральная сфера обедняется, что лишает ее динамизма, инновационности и как следствие – будущего.

Весьма тревожный момент, свидетельствующий о «неисправности»

социального лифта: интересы молодежи (и подталкивающих их родите лей) резко сдвинулись от заинтересованности в создании своего биз неса в сторону поиска своего места в госкомпаниях или госструктурах.

От предпринимательского настроя, в бизнесе ли, в политике ли – к общественному конформизму или эмиграции.

Длительная политическая безальтернативность превращает застой в кризис ДИАГНОЗ И РЕЦЕПТЫ: МЫСЛИ ДЛЯ БУДУЩЕЙ ПРОГРАММЫ Новых политиков условно можно сравнить с новой продукцией. Если предприятие (общество) генерирует новую продукцию (новых поли тиков – носителей новых идей), значит предприятие (общество) имеет перспективы развития, оно конкурентоспособно. Если в политике су ществует фактическая безальтернативность, то возникает застой, пе рерастающий в масштабный кризис. Новые продукты в бизнесе часто не являются результатом трудов опытных инженеров, мастеров или менеджеров. Новые продукты – это плод в лучшем случае оригиналов, пошедших наперекор мейнстриму.

Конкурентоспособная модель общественного развития может появиться только в результате политической конкуренции Конкурентоспособная модель общественного развития может по явиться только в результате политической конкуренции, так же как кон курентоспособные продукты появляются в результате конкуренции экономической. Грустно, если для того, чтобы заставить предприятие мо дернизироваться, его необходимо сначала обанкротить. Трагедия, если необходимые политические изменения откладываются до революцион ной ситуации, как это было дважды в российской истории ХХ столетия.

Кроме того, возможности власти по проведению ответственной по литики определяются степенью ее легитимности. Можно привести примеры из жизни современной Европы. Португальские правоцен тристы смогли проводить непопулярную антикризисную политику, которую общество не доверило бы левоцентристам, возглавлявшим правительство перед кризисом. То же самое относится к Ирландии, где многолетнее правление партии «Фианна Файл» было прервано кри зисом, способствовавшим приходу к власти оппозиционной партии «Фине Гэл», получившей от общества кредит доверия. Чередование по литических сил у власти способствует стабильности демократических стран, позволяя им преодолевать серьезные кризисы, как это было в США в 30-е годы, когда традиционную модель нерегулируемого рын ка сменило кейнсианство (и, соответственно, успеха добились лидеры, которые первыми восприняли новации – в первую очередь Франклин ДИАГНОЗ И РЕЦЕПТЫ: МЫСЛИ ДЛЯ БУДУЩЕЙ ПРОГРАММЫ Рузвельт). Или в Европе и США конца 70-х годов, когда кейнсианские рецепты стали меняться на неолиберальные, тоже со сменой находив шихся у власти политиков. Или сейчас, когда выяснились объективные ограничители неолиберализма, что требует новой существенной кор рекции.

Вспомним и хорошо знакомый опыт последних лет существования СССР и постсоветской истории России. Всенародно избранный Борис Ельцин имел куда больший кредит доверия, чем Михаил Горбачев, ставший президентом на Съезде народных депутатов. А еще ранее у Юрия Андропова вообще не было никакого простора для действий, и он не мог позволить большего, чем ряд предельно ограниченных административных телодвижений, которые сейчас уже почти забыты.

Управлять в условиях «штиля» или в турбулентные времена – разные вызовы для власти. У Горбачева был мандат на заявление курса ре форм, но не оказалось мандата на его проведение. Ельцину были свой ственны недостатки как в стиле управления, так и в личном поведении, но реформы он провел. И даже смог передать власть приемнику с до статочной степенью легитимности.

Динамика экономического развития 2000–2008 годов была, быть может, лучшей в России за все последние десятилетия. К сожалению, внешняя конъюнктура, которая была основным драйвером этого ро ста, не была использована для серьезной трансформации архаичных экономических институтов в современные и для «оживления» инсти тутов политических, придания им дополнительных ресурсов. Система не претерпела необходимых изменений и по-прежнему нуждается в серьезном реформировании. Но ситуация резко изменилась. Внешние импульсы затухли, внутренние не сформировались – экономика нахо дится в стагнации, и в очередной раз реформы необходимо проводить в неблагоприятной социальной среде. Не факт, что власти имеют на дежный мандат на действия, которые временно выведут (что всегда происходит в период реформ) политическую ситуацию из равновесия.

Устойчивое развитие общества достигается только при позитивной динамике экономики. А это, в свою очередь, может быть задано либо случайными факторами (ростом цен на сырье), либо постоянным раз 78 витием общественных институтов и выверенной экономической по литикой власти. Последнее может происходить только как результат ДИАГНОЗ И РЕЦЕПТЫ: МЫСЛИ ДЛЯ БУДУЩЕЙ ПРОГРАММЫ реальной политической конкуренции. Поэтому социал-демократы вы ступают за предельно конкурентную модель формирования власти, за выборы без всяких административных подпорок, без каких-либо пре пон для появления новых политических сил в политике. Это необхо димое условие, чтобы не оказаться в ситуации, когда «верхи не могут, а низы не хотят». Ответственно относясь к своей общенациональной функции, социал-демократы не могут поставить текущие партийные интересы выше стратегических интересов развития общества. Этого они могут ждать от своих политических оппонентов, независимо от того, находятся те во власти или в оппозиции.

Естественно, опираясь на такой общий фундамент, социал-демократы в России должны выступать за прямые выборы губернаторов и мэров.

Они понимают, что только политическая конкуренция противодейству ет сращиванию бизнеса и власти, а следовательно, сдерживает корруп цию, которая на сегодня является общественным злом номер один.

Разделение и кооперация властей. Разделение властей – это не только философские изыскания Шарля Монтескье и Жан-Жака Руссо, это еще политэкономическое обоснование Адама Смита, а главное – убеди тельное практическое свидетельство эффективности этого принципа при построении общественных форм организации труда. И в эконо мике, и в политике, и в любом другом виде деятельности. Понятно, что социал-демократия, предполагающая кооперацию для достижения общественных целей, исходит из того, что в политической системе принцип разделения властей должен быть реализован по существу, а не только для демонстрации своей приверженности положениям Кон ституции.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.