авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

«Валерий Зубов Алексей Макаркин Сергей Петров Алексей Чепа Социал-демократическая альтернатива 1 УДК 329.14 ББК ...»

-- [ Страница 3 ] --

Фундамент социал-демократии – максимальная общественная ко операция при решении государственных вопросов. Социал-демо кратам органично неприятие принципа «вот приедет барин – барин нас рассудит». Социал-демократическая идеология в сфере принятия властных решений – рассредоточение ответственности среди институ тов, общественных групп и активных граждан. И при этом – совместная конструктивная работа, исключающая доминирование какой-либо од ной структуры, будь то одна из ветвей власти или, к примеру, партия, как в советское время.

С точки зрения социал-демократов, если происходит избыточная ДИАГНОЗ И РЕЦЕПТЫ: МЫСЛИ ДЛЯ БУДУЩЕЙ ПРОГРАММЫ концентрация власти на уровне одной из ветвей, подавление ею дру гих институтов, это неизбежно скажется на эффективности системы власти в целом. На наглядном примере мы проиллюстрируем, как до бившаяся подавляющего успеха в концентрации власти исполнитель ная ветвь попадает в капкан своих решений, принятых по упрощенной процедуре, то есть вне фактического согласования с властью законо дательной.

Парламент – не место для дискуссий? Нынешняя ситуация в эко номике в значительной мере является следствием игнорирования принципа разделения властей, отсутствия самостоятельности законо дательной власти. Вначале охарактеризуем эту ситуацию. Экономиче ский рост практически остановился. Инвестиции в основной капитал упали по сравнению предыдущим годом. Консолидированная рента бельность предприятий реального сектора упала на 15% (и на эти же 15% упали доходы региональных бюджетов от налога на прибыль).

Предприятиям действительно не хватает средств на зарплату, налоги и выплаты по взятым кредитам. Экономия происходит за счет инвести ций. Страна реально столкнулась с финансовым кризисом.

И если исполнительной власти всегда достается больше пряников в «тучные годы», то ей же больше других перепадает, когда наступа ют сложные времена. В течение почти 10 лет исполнительная власть усиливала свое монопольное влияние на выбор направления обще ственного развития – в первую очередь посредством использования административного ресурса при формировании законодательных органов власти. Цель была понятна – облегчить себе работу, не об ременяясь аргументированием принимаемых решений. Естественно, предполагалось, что снижающаяся эффективность принимаемых в та ких комфортных условиях решений будет компенсирована очень ком фортными условиями на внешних сырьевых рынках. И избранные при активнейшей поддержке региональных властей депутаты Госдумы от правящей партии и члены Совета Федерации только от правящей пар тии «свалили» на регионы абсолютно неисполнимые бюджеты.

Сейчас же можно сказать, что весь эффект от динамичного роста начала нулевых испарился на глазах. Безусловно, России досталась 80 сложное наследство в виде сырьевой экономики, сильно зависящей от мировой конъюнктуры. Но ведь мировые цены на сырье не толь ДИАГНОЗ И РЕЦЕПТЫ: МЫСЛИ ДЛЯ БУДУЩЕЙ ПРОГРАММЫ ко падают, но время от времени растут. Именно это мы наблюдаем на протяжении последних лет. Цены на нашу экспортную продукцию устойчиво высоки. Может быть, мы ими неудачно воспользовались?

То, что кризис проморгали, на самом деле полбеды. Но то, что приня ли неудачную программу выхода из финансового кризиса 2008– годов, – это уже фундаментальная проблема системы управления. Чи сто внешне: если американская программа выхода из кризиса состави ла около тысячи страниц, то российская, на реализацию которой ушло 80% резервного фонда плюс резервы Центробанка, – шесть страниц. В американской программе, обсуждавшейся законодателями несколько недель, были прописаны и сроки возврата выделенных средств, и воз можные санкции за несвоевременное выполнение обязательств перед бюджетом. Но что можно было прописать на шести страницах, приня тых российским парламентом в виде закона за два заседания? Кстати, закон «О выходе из кризиса» пришлось рассматривать дважды… по причине слишком большого количества грамматических ошибок.

По существу же в антикризисной программе были допущены две принципиальные ошибки, которые сейчас выходят нам боком. Во первых, стали спасать устаревшие виды производства, а не стиму лировать новые. Экономический кризис – всегда кризис устаревших методов производства: технологий, целых отраслей, финансового сектора, который должен обслуживать инвестиционный процесс, вза имодействия частного сектора и государства. Мы пошли по так назы ваемому социальному пути, то есть поддержания и даже увеличения расходов бюджета. На какое-то время это выглядит благом – как нар котик при обезболивании. Решена эта задача была за счет предыдущих накоплений от производственной деятельности. Серьезных усилий по созданию новых рабочих мест, по заметному стимулированию пере хода малого бизнеса в средний предпринято не было. Но как можно долго поддерживать расходы без роста доходов? Сегодня просто при шла расплата. Еще есть средства в направлении поддержания статус кво, но их уже нет для относительно безболезненных преобразований для конкурентной современной экономики. Перспективы были при несены в жертву текущему моменту.

В процессе реализации антикризисной программы российская эко номика стала еще более зависеть от своей сырьевой составляющей.

ДИАГНОЗ И РЕЦЕПТЫ: МЫСЛИ ДЛЯ БУДУЩЕЙ ПРОГРАММЫ Сегодня сырьевая рента еще может обеспечивать выполнение соци альных обязательств, но уже не в состоянии быть ресурсом для техно логического прогресса.

Стержень антикризисной программы 2008–2009 гг.:

перспектива принесена в жертву текущему моменту Если бы парламент был местом для дискуссий, если бы исполнитель ная власть находилась в условиях, когда заведомо некачественный проект не может пройти сито законодательной власти, то, без сомне ния, было бы выработано решение, которое сняло бы и текущую боль, и настроило организм на выздоровление.

При выделении бюджетных средств не было принято ни одного прин ципиального решения ни по реорганизации систем управления в тех частных компаниях, которым выделялись средства, ни по изменению состава управляющих этих компаний. Всё и все остались на своих ме стах, даже те, кто объективно отвечали за провал стратегий своих ком паний. Государство дало наглядный пример попустительства непроду манным, избыточно рискованным решениям, фактически взяв на себя всю ответственность за ситуацию, взвалив на граждан-налогоплатель щиков бремя расхлебывания кризиса, куда завели отечественную экономику собственники и менеджеры провалившихся предприятий, состояния которых по какой-то очередной прихоти судьбы во время реализации господдержки увеличились! Новый кризис мы встречаем с тем же управленческим кадровым составом, который успешно вво дил нас в кризис 2008–2009 годов.

Подобная ситуация невозможна в случае, когда имеет место реаль ное разделение властей. Ведь одной из ключевых особенностей этого принципа является разделение использования национальных средств (налогов) и контроля за их использованием. Парламент выделяет и контролирует, исполнительная власть использует денежные ресурсы.

В американском случае еще до выделения бюджетных средств были заменены все руководители структур финансового сектора, которые 82 приняли бюджетную помощь, и всех автомобильных компаний. Там в полной мере реализован принцип: если получаешь государствен ДИАГНОЗ И РЕЦЕПТЫ: МЫСЛИ ДЛЯ БУДУЩЕЙ ПРОГРАММЫ ную помощь, будь добр, покажи, что начинаешь новую жизнь и готов на личные жертвы. Кстати, знаменитую автомобильную компанию «Крайслер», фактически национализированную в период кризиса, «поглотил» итальянский «Фиат», а руководителем крупнейшего авто гиганта «Дженерал моторс» впервые стала женщина. Не вспомнить ли и нам, кто на Руси коней на скаку останавливает?..

Принцип разделения властей – это способ рачительного расходова ния национальных средств. Социал-демократы, сторонники активно го участия государства в управлении экономикой, отдают себе отчет в том, что только при эффективном использовании бюджетных денег такое участие оправдано.

Суд – не место для правосудия? Отсутствие принципа разделе ния властей наглядно проявляется, когда речь заходит еще об одной общественно значимой проблеме – произволе правоохранительной и судебной системы. Каждый человек в той или иной степени с нею сталкивается – сидя ли за рулем автомобиля, получая повестку в суд по бытовым вопросам, наблюдая с помощью СМИ за так называемы ми резонансными делами. Совершенно очевидно, что добровольно сегодня не обратится в суд для разрешения своих проблем ни один гражданин, если у него есть способ иначе решить свалившуюся на него проблему. Достаточно сказать, что в тех случаях, когда у бизне са, например, есть средства для рассмотрения вопроса в зарубежной юрисдикции, он это делает. 90% (по сумме исков) всех хозяйственных споров российские предприниматели разрешают в иностранных су дах. Показательным здесь может быть процесс между Березовским и Абрамовичем, которые предпочли разорительную для одного из них процедуру в Лондонском суде, но не у себя на родине.

В данном случае речь идет об отсутствии независимости сразу двух ветвей власти – судебной и законодательной. И дело не только в кор рупции, но и в том, что две системы, которые должны быть разделе ны, на практике фактически объединены. Судьи являются такими же правоохранителями, как и прокуроры, и полицейские – вместо того, чтобы выполнять функции арбитров между государством и граждана ми. Неудивительно, что по статистике суды общей юрисдикции выно сят по уголовным делам около 1% оправдательных приговоров. О ка- кой независимости суда может идти речь, когда в «деле Навального» в ДИАГНОЗ И РЕЦЕПТЫ: МЫСЛИ ДЛЯ БУДУЩЕЙ ПРОГРАММЫ кратчайшие сроки принимаются два противоположных решения, при чем оба явно продиктованы политическими соображениями.

А арбитражные суды, которые хотя бы стремились в ряде случаев к независимости и могли выносить «непредсказуемые» решения, лик видируются, «вливаясь» в систему судов общей юрисдикции с вполне предсказуемыми последствиями. Таким образом, вместо того, чтобы совершенствовать более модернистский (хотя и еще недостаточно со вершенный, о чем свидетельствует статистика решения хозяйствен ных споров) институт, было принято решение сделать ставку на куда более архаичную структуру. Нормальным выходом из ситуации был бы другой – дальнейшее улучшение функционирования системы ар битражных судов.

Но проблемы правоохранителей тесно связаны и с законодательной властью. Каковы задачи парламента в правоохранительной сфере?

Это законотворчество, то есть создание законодательной базы, ко торая должна позволить правоохранителям эффективно выполнять свои обязанности, но при этом находиться в правовом поле, не ущем лять законных интересов граждан. И депутатский контроль над дея тельностью «силовых» структур, вплоть до проведения парламентских расследований. Ни та, ни другая функция не выполняется с должной эффективностью: законы, регулирующие правоохранительную дея тельность, «штампуются» в соответствии с пожеланиями данных ве домств, а депутатский контроль фактически отсутствует.

Падение авторитета судебной системы привело к тому, что легитим ность решений в общественно значимых или экономически «дорого стоящих» делах крайне невысока. Иностранные суды игнорируют ре шения российских в случаях, где есть признаки политизированности или хотя бы намек на них. В самой России у значительной части обще ства существуют сомнения по поводу справедливости уголовных при говоров по громким процессам. Показательно, что, по данным Левада Центра, 43% россиян целиком, или скорее положительно, расценили помилование Михаила Ходорковского (целиком и полностью отрица тельно – 26%). И это несмотря на массированную кампанию в прессе по обвинению Ходорковского в причастности к убийствам, «подготав ливавшую» общество к третьему судебному процессу. Целиком или 84 полностью поддерживают прекращение судебного преследования «узников Болотной» 40% (отрицательно – в сумме 25%).

ДИАГНОЗ И РЕЦЕПТЫ: МЫСЛИ ДЛЯ БУДУЩЕЙ ПРОГРАММЫ Интересно, что объектами внимания со стороны правоохранитель ной системы сейчас все чаще становятся представители самой же ис полнительной власти. В ряде случаев речь идет о реальных престу плениях, в других же – о том, что произвол допускается в отношении чиновников, которые в этом смысле мало отличаются от обычных граждан. Система, традиционно опиравшаяся на широкие слои бюро кратии, превращается во все более «силовую», где ни у кого нет гаран тий безопасности.

Что делать? Из всего перечисленного выше можно сделать выводы:

нельзя писать правила под себя, под благоприятно сложившиеся об стоятельства. Неумно игнорировать накопленный цивилизационный опыт. Нужны универсальные правила, которые распространялись бы на всех политических и экономических игроков, необходимы сильные и авторитетные институты.

Вопрос в том, с чего начать. Несколько лет назад существовало пред ставление, что первой должна реформироваться судебная система, которая постепенно «вытянет» за собой и другие институты. Нечто по добное имело место полтораста лет назад, когда Александр II иниции ровал знаменитую судебную реформу, резко улучшившую качество су допроизводства. Однако и тогда практика показала, что независимый суд оказался под сильнейшим давлением консерваторов, обвинивших авторов реформы в создании «судебной республики», несовместимой с самодержавием. В результате серии контрреформ судебная реформа была подвергнута масштабной ревизии, что в немалой степени иска зило ее содержание. Так и сейчас: куда менее решительные попытки реформировать судебную систему натолкнулись на противодействие со стороны «силовиков», что привело вначале к торможению, а затем к откату назад. Только произошло это в еще более короткие сроки.

Поэтому при всей важности принципа независимости суда начинать надо с другого – с избирательной системы. Необходимо коренным образом изменить законодательство о выборных фильтрах, которые носят явно дискриминационный характер. Фильтров быть не должно, так как они в российских условиях нарушают конституционное право граждан избирать и быть избранными. Допуск к выборам можно осу ществлять на основе избирательного залога. При этом следует пред усмотреть уровень невысокий для преодоления серьезными кандида ДИАГНОЗ И РЕЦЕПТЫ: МЫСЛИ ДЛЯ БУДУЩЕЙ ПРОГРАММЫ тами и достаточно значимый, чтобы «отсечь» претендентов, заведомо не рассчитывающих на сколько-нибудь значимый результат, а также предусмотреть, что при получении менее 3% голосов избирательный залог не возвращается, а пополняет бюджет соответствующего уровня.

Целесообразно прекратить дискриминационный подход к оппози ционным политическим партиям – когда существует неформальная практика отказа в регистрации реально существующим партиям с ис пользованием формальных оснований. Иначе возникает парадоксаль ная ситуация: огромное количество партийных проектов, которые ни кого не представляют и почти никому (кроме, разве что, учредителей) неизвестны, получают регистрацию без каких-либо проблем, а оппо зиционные партии, например «5 декабря», остаются незарегистриро ванными и, соответственно, не могут принимать участие в электораль ных процессах.

Также целесообразна реформа формирования избирательных ко миссий – чтобы в них входили только представители политических партий, а председатель избирался по жребию. Понятно, что часть пар тий не сможет собрать достаточное количество кандидатов в члены комиссий, но партии и кандидаты, имеющие шансы на успех, могут приложить усилия и заполнить вакансии. И наконец, надо жестко про водить в жизнь принцип равенства представительства в государствен ных СМИ всех партий и кандидатов, что должно расширить возможно сти для оппозиционных политических сил.

Понятно, что это только первые меры, которые могут и должны кор ректироваться с учетом электоральной практики. Если такие решения будут приняты и будут последовательно проводиться в жизнь, то по явится основа для создания действительно конкурентной и более ле гитимной, чем нынешняя, политической системы.

Эффективный ответ на экономические вызовы Вначале о некоторых общих принципах. Социал-демократы не счи тают верным принцип «чем меньше государства в экономике, чем луч ше». За образцы государственных взаимоотношений с бизнесом брать 86 следует все-таки лучшие примеры, а не те, когда государство откро венно дискредитировало себя. Вопрос не в том, участвует ли прави ДИАГНОЗ И РЕЦЕПТЫ: МЫСЛИ ДЛЯ БУДУЩЕЙ ПРОГРАММЫ тельство в социально-экономических процессах, а в каких объемах и формах оно это делает. Социал-демократия рассматривает государ ство как инструмент компенсации провалов рынка и как инструмент общественной солидарности.

Ничем не ограниченный рынок неумолимо генерирует все возрас тающее расслоение по имущественному признаку, ограничивает ра венство в стартовых возможностях новых поколений, обостряет кри зисы, а тем более осложняет выходы из них. Пока ни одна нация не обошлась без решающего участия государства в долгосрочных стра тегических проектах: дороги, атомный, космический (глобальные на вигационные системы), связь. Здоровое общество не может мириться с пауперизмом и просто большой безработицей. Социал-демократия рассматривает прибыль как важнейший стимул для успешного эконо мического развития, но считает интересы общества более широкими, чем текущий экономический успех. При этом здоровая социал-демо кратия – это не общедоступный собес.

Долгосрочный интерес общества имеет большее значение, чем текущий экономический успех Принципиальна политическая ориентация социал-демократов на «потеющих», то есть зарабатывающих, включая пенсионеров как зара ботавших и молодое поколение, которое еще заработает.

Принципиальная политическая ориентация социал-демократов – на «потеющих», то есть зарабатывающих Теперь о конкретных актуальных вызовах. Описание сложившейся в современной России ситуации особого труда не представляет (некото рые симптомы описаны выше). Выход из нее может носить только бо лезненный характер – сладких «лекарств» не припасено. Прошедший год оставил нам в наследство контрреволюцию в финансовой сфере:

тотальный дефицит бюджета, неудобоваримые изменения в пенсион ной системе, распечатывание «финансовой заначки» на убыточные проекты, включая странную «помощь» Украине и ряду других стран, ДИАГНОЗ И РЕЦЕПТЫ: МЫСЛИ ДЛЯ БУДУЩЕЙ ПРОГРАММЫ отрицательную консолидированную рентабельность производствен ного сектора. Экономика страны вступила в полноценный финансо вый кризис. Регионы, в частности, получили неустранимый на их уров не дефицит бюджетных средств. В этой ситуации есть два варианта действий.

Первый – инерционный. Если принципиально ничего не менять в фи нансах страны, то в самом ближайшем будущем мы будем иметь дело либо с ростом цен, либо с неплатежами по модели середины 90-х го дов, либо с ростом безработицы в бюджетной сфере (в производствен ной она уже неизбежна). В худшем случае – со всем сразу.

Второй – реформаторский, ориентированный на изменения, для которых необходима политическая воля. Но перемены необходимы, в первую очередь, на федеральном уровне. Никаких серьезных из менений на региональном уровне произойти не может. Нет смысла сокращать «копеечные» статьи расходов о поддержке малого бизне са или не столь уж заметные региональные и местные инвестиции.

Можно еще сделать кое-какие заимствования, но представляется, что источник в самое ближайшее время будет перекрыт, так как бан ки начинают всерьез думать о минимизации рисков. Но, главное, все эти усилия можно оценить максимум в несколько процентов, в то время как счет идет на десятки процентов накапливаемой задолжен ности в год.

Есть только один выход – на федеральном уровне сократить необе спеченные бюджетные обязательства. От прямолинейного популизма перейти к ответственной финансовой политике, в первую очередь, нацеленной на экономический рост, на структурные и институцио нальные реформы, на требовательность в использовании бюджетных средств и прочие очевидные вещи.

На первый взгляд, такая рекомендация расходится с социал-демо кратической идеологией. Но противоречия нет – вспомним опыт Блэ ра и Шрёдера. Конечно, социал-демократам сложнее, чем либералам или консерваторам, предлагать непопулярные решения. Однако в ус ловиях бушующего «подземного пожара», который вот-вот вырвется наружу, надо предпринимать ответственные действия. Для нарожда 88 ющейся российской социал-демократии события последнего мирово го финансового кризиса и наступившего российского просто должны ДИАГНОЗ И РЕЦЕПТЫ: МЫСЛИ ДЛЯ БУДУЩЕЙ ПРОГРАММЫ быть уроком, как ответственно с помощью прагматичных финансовых механизмов реализовывать свои политические установки. У нас не должно быть безответственной самоуверенности и идеологической зашоренности. В конечном счете практические долгосрочные интере сы большинства граждан – безусловная доминанта.

Финансовая децентрализация. В стране, где одним из основопола гающих властных принципов официально является федерализм, соци ал-демократы не могут выдвигать инициативы, учитывающие только интересы одного уровня власти. И здесь сложившиеся обстоятель ства должны быть для нас наглядным уроком, как нельзя отступать от принципов, как безответственно принимать решения, напрямую нару шающие основной закон страны – Конституцию.

Нет особой необходимости в документировании тезиса о том, что сверхцентрализация финансовых ресурсов привела к тому букету ошибочных решений, которые ввергли экономику в финансовый кри зис. Необходимость децентрализации бюджетных средств на сегодня очевидна. Но ведь это именно та мера, о которой носители социал-де мократических взглядов твердят второе десятилетие подряд. «Деньги вниз!» – это девиз, с практического воплощения которого только и мо жет начаться оздоровление бюджетного сектора.

«Деньги вниз!» – девиз, с практического воплощения которого только и может начаться бюджетное оздоровление Когда федеральная власть концентрировала финансовые ресурсы в центре, имелось в виду, что это временное решение, продиктованное необходимостью сохранить единство страны42. Сейчас проблема тер риториальной целостности России решена – только самые радикаль ные националисты всех мастей выступают за отделение от страны тех или иных регионов. Даже многие сторонники лозунга «Хватит кормить Кавказ!» не считают, что речь должна идти об отделении этого регио на, исторически «укоренившегося» в рамках России. Если представить себе Кавказ вне пределов единой страны, то только как территорию, ставшую плацдармом для «террористического интернационала» типа талибского Афганистана или «квазинезависимой» Ичкерии. Поэтому ДИАГНОЗ И РЕЦЕПТЫ: МЫСЛИ ДЛЯ БУДУЩЕЙ ПРОГРАММЫ сейчас есть возможность провести управляемую финансовую децен трализацию, пока этот процесс не стал неуправляемым и действитель но опасным для единства страны (что может произойти в случае осла бления позиций федерального центра).

Тем более что в активе международной социал-демократии есть опыт децентрализации – например, в такой исторически «централи зованной» стране, как Франция. В 1981 году пришедшие к власти со циалисты решили изменить тенденцию и передать полномочия регио нам, ослабив вертикаль власть, существующую еще с наполеоновских времен. Не все тогдашние инициативы социалистов себя оправдали, но децентрализация оказалась удачным решением, которое затем расширяли другие правительства, причем как левоцентристские, так и правоцентристские.

Децентрализм власти предполагает более качественный состав управ ленцев на нижних этажах, что вполне согласуется с общей установкой социал-демократии на привлечение к решению проблем общественно активных людей.

Самым надежным «клеем» для национального единения является экономический успех, а не формальные политические конструкции.

Решение узловых вопросов. В конкретной российской практике можно обозначить несколько узловых экономических вопросов, в ко торых проявляется принципиальный социал-демократический под ход.

Тарифы на услуги естественных монополий Вопрос регулирования тарифов на услуги естественных монопо лий – ключевой в определении системы вмешательства государства в управление экономическими процессами. Это фактически вопрос выбора национальной хозяйственной модели – либо госкапитализм, либо конкурентный рынок.

В 2002 году ряд депутатов Государственной думы предложили вы делить в экономике два сектора — рыночный и монопольный. В ры ночный впредь не встревать, а в монопольном секторе цены (тарифы) устанавливать при принятии бюджета. Основной задачей этого проек та было понуждение к снижению затрат в отраслях, которые в совокуп ности тянут на половину промышленного производства. Первый фе ДИАГНОЗ И РЕЦЕПТЫ: МЫСЛИ ДЛЯ БУДУЩЕЙ ПРОГРАММЫ деральный закон был принят применительно к энергетике, несмотря на отчаянное сопротивление правительства. И доказал свою успеш ность. Во всяком случае, знаменитые веерные отключения, которые терроризировали всю страну, прекратились. К сожалению, данная практика не была продолжена. Общий закон, касающийся регулиро вания тарифов всех монополий, отклонялся парламентом шесть раз.

В экономике утвердился госкапитализм с очевидными последствия ми. Инновационные, модернизационные потуги потеряли смысл, как для монопольного, так и для рыночного сектора экономический рост фактически остановился.

Отношение к проблеме регулирования тарифов на услуги естественных монополий – это вопрос выбора национальной хозяйственной модели:

госкапитализм или конкурентный рынок Закон все-таки следует принимать. Во-первых, потому, что этот про ект предполагает распределение ответственности между уровнями власти, а значит, объединение усилий федеральных, региональных и местных властей в решении поставленной задачи. Причем усилий как исполнительной, так и законодательной ветвей. Во-вторых, потому, что в нем заложены сроки принятия решения по тарифам: до принятия очередного бюджета. В-третьих, закон является более серьезным ба рьером для лоббистов естественных монополий, чем постановления правительства.

Но обсуждение темы естественных монополий подталкивает к более четкому осознанию самой важной экономической проблемы – безра ботице. Да, явная безработица сегодня составляет менее 6%, но потен циальная, которая может вырваться наружу, если в силу конкуренции начнет расти эффективность национальной экономики, – более 50%43.

Не зря же президент в одном из последних своих посланий обозначил задачу создания 25 млн новых рабочих мест. Естественные монополии эти новые рабочие места дать не могут: в этих отраслях, производящих около половины промышленного производства, занято менее 3 млн человек. Но монополии не должны сдерживать создание новых рабо ДИАГНОЗ И РЕЦЕПТЫ: МЫСЛИ ДЛЯ БУДУЩЕЙ ПРОГРАММЫ чих мест в новых отраслях. Вот смысл «тарифной политики» на реали зации, которой должны настаивать социал-демократы.

«Русский бутерброд»

Российская экономика, действительно попала в очень сложную си туацию. Но это не «ловушка среднего дохода», а ловушка «производ ственного бутерброда». На рис. 2 эта проблема схематично изложена.

Российская экономика конкурирует на двух фронта. В этой ситуации теоретически возможны два выхода: или заключить перемирие с «се «Север» Поток сложных дорогих технологий из развитых стран Российская экономика Поток дешевых товаров из стран «Юг»

с низкой зарплатой Рис. Зубов В. Русский бутерброд // Ведомости. 2010. № 20.

вером», то есть отказаться от попыток серьезной модернизации стра ны и бороться с ростом зарплаты (будем экономически честны!), или, наоборот, продолжать сдавать рынок дешевым «южным» товарам, но совершить технологический рывок в производстве современных ка чественных продуктов. Для социал-демократов выбор здесь очеви ден. Классические социал-демократическиеобщества успешно конку рируют на рынках высоких технологий, постоянно повышая уровень доходов своих граждан и их социальную защищенность.

Важным элементом социал-демократической практики является позиция партии «Справедливая Россия» по жилищно-коммунальной проблематике. В концентрированном виде позиция обобщена в раз работанном О. Шеиным «Жилищном манифесте», который во многом обобщил усилия таких идеологов социал-демократического подхода к этой теме, как Галина Хованская. Принципиально здесь три основных 92 составляющих (рис. 3):

ДИАГНОЗ И РЕЦЕПТЫ: МЫСЛИ ДЛЯ БУДУЩЕЙ ПРОГРАММЫ 1. Услуги естественных 2. Жилищно монополий коммунальный сектор Рис. 3 Модель выруливания 3. Государственное из жилищно-коммунального софинансирование «омута».

1. Государственное регулирование тарифов на услуги естественных монополий (об этом уже было сказано).

2. Развитие самоуправления собственников жилья.

3. Подключение бюджетных ресурсов (Фонд национального благосо стояния – ФНБ) для решения капиталоемких задач реконструкций сетей и капитального ремонта жилья.

Наиболее важен пункт 3. Модель капитального ремонта, предложен ная регионами и законодательно оформленная ими, не может реали зоваться по простой причине – дисбаланса потребности в средствах в его проведения и возможностей жителей как раз тех домов, которые нуждаются в ремонте в первую очередь. Все-таки стоит, наконец, при знать жилищно-коммунальную проблему национальным приоритетом и использовать бюджетные средства из ФНБ в первую очередь на эти цели, а не на заведомо убыточные инфраструктурные проектов под за ранее убыточные бизнесы.

Прогрессивная шкала налогообложения. Сегодня можно твердо констатировать: введение плоской шкалы не решило тех задач, кото рые были поставлены.

Введение плоской шкалы налогообложения не оправдало возложенных на этот инструмент надежд ДИАГНОЗ И РЕЦЕПТЫ: МЫСЛИ ДЛЯ БУДУЩЕЙ ПРОГРАММЫ Прироста поступления от подоходного налога фактически не про изошло, так как он отставал от общей массы собираемых налогов. Оче видно, что она имеет более глубокие корни и связана не столько с на логообложением, сколько с инвестиционным климатом и коррупцией.

Введение плоской шкалы увело экономическое внимание от поисков этих причин. А вот проблему социального расслоения, которое уси ливает плоская шкала, усугубило. На сегодня это одна из острейших общественных проблем.

Другое дело, что переход к прогрессивной шкале налогообложения должен быть аккуратным, чтобы не «взорвать» ситуацию. Возможна высокая налоговая прогрессия на сверхдоходы, выходящие за рамки доходов верхней части среднего класса. Известно, что во Франции, где в знак протеста против введения 75%-ного налога на сверхбога тых знаменитый Жерар Депардье получил российское гражданство (и, как выяснилось, еще и почетное гражданство в одной из бельгийских коммун). Но его сограждане не оценили порыва «звезды». Впрочем, в российских условиях и налог на сверхбогатых может быть более «ща дящим» (во Франции никогда не было плоской шкалы, так что готов ность к столь жестким решениям была выше), но вполне отчетливым.

Что же касается среднего класса, то прогрессия для него должна быть весьма умеренной. И систему взимания налога необходимо сде лать предельно простой – чтобы люди не тратили время на длитель ное сидение в очередях в налоговых учреждениях.

Налог на наследство и дарение. Никак не было обосновано реше ние об отмене налога на наследство между ближайшими родствен никами. К вопросу необходимо вернуться, по крайней мере, по трем причинам. Во-первых, эта мера будет стимулировать «осветление»

собственности, то есть станет одним из механизмов борьбы с кор рупцией. Во-вторых, это также механизм для стимулирования «со циального лифта», чтобы затруднить появление у руля компаний не компетентных наследников крупных состояний. В-третьих, это способ более рационального расходования ресурсов на решение важнейших социальных проблем, например жилищных. Разумеется, налог на на 94 следство и дарение для обычных граждан, чья собственность обычно состоит в приватизированной квартире и недорогой машине, должен ДИАГНОЗ И РЕЦЕПТЫ: МЫСЛИ ДЛЯ БУДУЩЕЙ ПРОГРАММЫ быть очень небольшим.

Борьба с коррупцией. Надо понимать, что коррупция – это не толь ко «грязные деньги», но и снижение активности населения в вопросе кооперации с властью, уменьшение доверия населения к государству, что делает эту проблему глобальной, связанной с политикой, эконо микой, общественной сферой. В сфере борьбы с коррупцией россий ские власти в последние годы формально сделали немало, но отдача крайне невелика.

Каковы все-таки аргументы против ратификации статьи 20 Конвенции ООН против коррупции?

Простое и давно назревшее решение – об интеграции в российское законодательство ст. 20 Конвенции ООН против коррупции – до сих пор не принято. Напомним, что в этой статье говорится о незаконном обогащении чиновников, то есть о «значительном увеличение активов публичного должностного лица, превышающем его законные доходы, которое оно не может разумным образом обосновать». Принятие тако го решения – простое и ясное начало действительной борьбы с одним из фундаментальных пороков сегодняшней системы власти в стране.

Это не только моральная или социальная проблема. При наличии до стигнутого уровня коррупции уже невозможны качественные измене ния в экономике – слишком велики издержки ее преодоления.

На ближайшие годы борьба с коррупцией должна стать национальной идеей Большую проблему представляет и «выборочный» характер борь бы с коррупцией. Фактически речь идет об использовании этого ры чага в аппаратно-политической борьбе (наглядный пример – «дело Сердюкова», утратившего по разным причинам своих покровителей в системе власти). Подобная практика лишь дискредитирует антикор рупционную политику и дает понять бюрократии, что если соблюдать неписанные правила игры, то риск для нее становится минимальным.

Без универсализма в противостоянии коррупции ситуацию исправить ДИАГНОЗ И РЕЦЕПТЫ: МЫСЛИ ДЛЯ БУДУЩЕЙ ПРОГРАММЫ не удастся.

Власть и собственность. Но экономические вопросы не замыкаются только на финансовой составляющей, пусть даже и далеко выходящей за узко бухгалтерские рамки. Одна из важнейших проблем, никогда не решавшаяся в российской истории, – взаимоотношения власти и соб ственности (или бизнеса). Никогда бизнес не был хотя бы относитель но независим от власти: власть в нашей стране всегда имела неограни ченные полномочия по отношению к бизнесу. Власть и собственность соединены, что свойственно азиатской исторической традиции, но такое положение дел плодит коррупцию и неэффективность. Эту тен денцию надо переломить.

Конечно, прогресс по сравнению с предыдущими временами нали цо: ясно, что никого из руководителей госкорпораций не расстреляли бы, если бы они провели новогодние корпоративы, но они все-таки их отменили, нарушив уже заключенные договоренности на их организа цию, видимо, сочтя устную ремарку Президента за форс-мажорные об стоятельства. Рассчитывать на какую-то партийную организацию биз неса в этих обстоятельствах не стоит. Может быть, и не надо – попытки создания «партии предпринимателей» в России в 90-е годы были, но они уже тогда показали свою непродуктивность. Слишком разные ин тересы у наших бизнес-игроков, и далеко не всегда они соответству ют общественным запросам. Так было и до революции, когда именно представители предпринимателей в Думе стремились блокировать или – если не было такой возможности – максимально урезать даже весьма умеренные социальные реформы, не видя системных угроз своему положению. Сейчас ситуация, по крайней мере с крупным биз несом, не слишком отличается от событий тех лет.

Социальная ответственность бизнеса – это качественные товары и услуги, достойная зарплата, высокий технологический уровень производства, законные налоги Общество заинтересованно в бизнесе, который производит каче 96 ственные товары и услуги, платит своим работникам достойную зар плату, а государству положенные налоги, поддерживает себя в совре ДИАГНОЗ И РЕЦЕПТЫ: МЫСЛИ ДЛЯ БУДУЩЕЙ ПРОГРАММЫ менной технологической форме, без которой невозможно продолжать быть конкурентоспособным и создавать новые рабочие места, в том числе востребованные «ищущей» молодежью. Дополнительные соци альные обязательства – это десерт, который бизнес берется приготав ливать по своему выбору. Государство должно приветствовать и под держивать социально значимые начинания предпринимателей (в том числе в рамках государственно-частного партнерства). Необходимо только современное понимание социальной ответственности бизне са, которое не должно заключаться в выполнении «повинностей», уста навливаемых государством, например финансирования политизиро ванных мегапроектов. Настоящая социальная ответственность – это новые экологические программы, благотворительные инициативы, в которых бизнес принимает участие, повышая тем самым свою леги тимность в глазах общества. Можно привести один примечательный пример: на здании, в котором находится штаб-квартира одной из круп нейших транснациональных компаний, помещены фотографии боль ных детей, которым эта компания оказывает помощь. Может быть, это выглядит несколько демонстративно (что соответствует европейской традиции и не очень близко российской, предусматривающей «тайное милосердие»), но все равно является положительным явлением.

Важный момент. Бизнес всегда более предприимчив, чем государ ство. По определению. И в социальных проектах он может быть бо лее успешен, если его не подталкивать. Он сам выберет более важное направление вложения своих ресурсов. В глобальной борьбе против СПИДа частный бизнес (в первую очередь, фонд Б. Гейтса) играет не меньшую роль, чем усилия на государственном уровне. И зачастую бо лее эффективно, так как предлагает неожиданные решения. В России совершенно очевидна важная роль частного бизнеса в помощи тяже лобольным детям. И эта помощь была бы еще более заметной, если бы бизнес принудительно не перегружали необязательными государ ственными PR-проектами.

В свою очередь, общество должно выставлять надежные заслоны для той деятельности, которая под видом бизнеса наносит экологический ущерб, уходит от налогов, держится за отжившие свой век технологии и вытягивает деньги из бюджета для «поддержания социального пере мирия» на тех территориях, где эта псевдопроизводственная деятель ДИАГНОЗ И РЕЦЕПТЫ: МЫСЛИ ДЛЯ БУДУЩЕЙ ПРОГРАММЫ ность транжирит национальные ресурсы. В том числе и используя при необходимости государственный ресурс.

Государство должно законодательно обеспечивать условия для сти мулирования реального бизнеса и не давать расползаться, пресекать «инфекции» спекулятивной, замешанной на коррупции или семейных отношениях антисоциальной деятельности под видом производства.

Социал-демократия считает нормальным участие государств в эко номике как законодателя правил игры и судьи. Оно может даже вы ставить на поле свою команду в ограниченной сфере стратегических отраслей (не расширяя эту сферу до бесконечности, а напротив, по возможности сужая ее), но не должно никому подыгрывать. Даже «свои» (не неформальные друзья, которых быть не должно, а офици ально признанные государственные структуры в экономике) должны действовать, исходя из рыночных «правил игры» и не получая неза служенных преференций. Здоровому бизнесу помощь не нужна, ему нужны равные конкурентные условия и изоляция попутчиков, «зараз ившихся» коррупцией и неэффективностью.

Социал-демократия предполагает активное участие государства в экономике, но принципиально против огосударствления бизнесов, то есть «частной национализации».

Здоровому бизнесу помощь не нужна. Ему нужны равные конкурентные условия и изоляция от попутчиков, «заразившихся» коррупцией и неэффективностью Правильно было замечено, что сегодня нет простых решений для экономики. А они и не нужны. Необходимы очевидные решения оче видных проблем. Сегодня граждане с социал-демократическими взглядами находятся в оппозиции. Они готовы взять на себя бремя вы вода национальной экономики из кризиса. И здесь уже не требуется интеллектуальный подвиг – нужны просто решительность и неангажи рованность.

«Зеленая экономика»? Тема экологии нуждается в серьезном ана лизе, основанном на отсутствии конъюнктурности и рациональном подходе, учитывая интересы как настоящего, так и будущего нашей страны. Надо понимать, что за все экономические успехи приходится ДИАГНОЗ И РЕЦЕПТЫ: МЫСЛИ ДЛЯ БУДУЩЕЙ ПРОГРАММЫ платить, и вопрос в цене этой платы и в ее минимизации.

Начнем с того, что для России вредна концепция «великой энергети ческой державы», обрекающая ее на вторичность на мировом рынке, где побеждает создатель новых технологий. Нестабильность мировых нефтяных цен делает рискованной ставку на этот сырьевой ресурс.

А сланцевая революция и замедление экономического развития Ев ропы (основного клиента России) серьезно снизили роль российско го газа как мощного внешнеполитического инструмента. Российская власть может оказаться в той же ловушке, в которую попал боливий ский президент-популист Мануэль Исидор Бельсу, сделавший в 50-е годы позапрошлого века ставку на сверхдоходы от хинной корки, ко торую продавали в Европу для изготовления лекарства от малярии. Но государство накопило такие запасы этого сырья, что они могли быть реализованы разве что из-за малярийной эпидемии в Европе. Однако таковой не случилось, и амбициозные планы рухнули. С теми или ины ми вариациями подобные истории происходили с различными сырье выми странами, в том числе и с СССР в конце 80-х годов. Более того, приоритет сырья приводит к пренебрежению экологическими норма ми, что создает масштабные риски для страны и ее граждан.

«Зеленая экономика» – это не только экология, это новые источники экономического роста Отсюда следует необходимость поиска различных альтернатив, в том числе экологических. Не следует противопоставлять экономи ческий рост и экологию. Современное общество должно учиться сочетать эти факторы, не противопоставляя один другому. Активно обсуждаемые принципы «зеленой экономики» необходимо рассма тривать в контексте не только охраны окружающей среды, но и на хождения новых источников роста. В докладе Подготовительного комитета Конференции ООН по устойчивому развитию (2010 год) упоминается позиция нескольких делегаций, согласно которой «зе леная экономика», содействуя более эффективному использованию энергии и природных ресурсов и применению новых технологий по лучения экологически чистой энергии и более экологически чистого ДИАГНОЗ И РЕЦЕПТЫ: МЫСЛИ ДЛЯ БУДУЩЕЙ ПРОГРАММЫ производства, может создать новые возможности для экономическо го роста44.

Такой подход носит рациональный характер, даже если речь идет о «пилотных» проектах, которые могут дать эффект в будущем. Нельзя думать только о сегодняшнем дне, иначе можно «проспать» мировые тенденции и оказаться неконкурентоспособными. В частности – в во просе развития альтернативной энергетики. Отметим, что по оценкам Европейской комиссии к 2020 году в странах Евросоюза в индустрии возобновляемой энергетики предполагается создать 2,8 млн рабочих мест, а отрасль будет приносить 1,1 % ВВП. В России же нет стимулов для ее развития – крупный частный бизнес занят проектами, гаран тирующими быстрое извлечение прибыли. Задача государства – сти мулировать своим организационным и финансовым ресурсом такие инновации, которыми непосредственно могут заниматься структуры среднего и малого бизнеса, во многих случаях более гибкие и способ ные к изменениям, чем гиганты экономики.

Необходима интеграция европейских экологических стандартов в российское законодательство. Это надо не для того, чтобы быть «луч Подробнее см.: www.unepcom.ru/energenv/101.html шими учениками» у европейцев, а для здоровья граждан самой Рос сии и для нормального развития страны. Понятно, что этот процесс должен носить постепенный характер, но слово «постепенный» не должно быть синонимом бесконечного откладывания решения про блемы. Необходима подготовка «дорожной карты», в которой были бы зафиксированы четкие и обоснованные сроки принятия этих стандар тов, имея в виду в перспективе полный переход на них. Противника ми подобных решений выступают крупные промышленные лоббисты, заинтересованные в инерционном развитии своих отраслей. Однако надо понимать, что инерция, основанная на современном состоянии отечественного рынка, является тупиковой в стратегической перспек тиве. Чем дальше, тем больше потребители будут обращать внимание на экологический компонент – эта тенденция, свойственная глобаль ному миру. Адаптироваться к ней – значит заявить претензии на роль 100 лидера, а не сырьевого придатка.

При решении конкретных экологических вопросов, связанных с про ДИАГНОЗ И РЕЦЕПТЫ: МЫСЛИ ДЛЯ БУДУЩЕЙ ПРОГРАММЫ мышленной деятельностью предприятий, безусловным приоритетом должно стать здоровье людей. Если деятельность промышленников угрожает сфере обитания человека, то необходимо принять все меры для исправления ситуации, а ответственность за несоблюдение эколо гических норм должна быть существенно ужесточена. И здесь мы сно ва возвращаемся к теме политических реформ, повышения открытости государства. В экологической сфере, как и в других, должна быть иско ренена коррупция, что невозможно без повышения ее прозрачности и тесного сотрудничества с общественными организациями, которые должны восприниматься государством как партнеры, а не противни ки. Радикальные формулировки и жесткие требования гражданских активистов делают их «неудобными» для власти, но именно эти люди вносят огромный вклад в защиту нашего настоящего и будущего, и по этому они заслуживают уважения.

Власть и общество – без «своих» и «чужих»

В современной России власть не может быть независимой от обще ства – все же в стране не самодержавие XIX столетия с сакральным го сударем (да и то эта модель перестала действовать уже в начале про шлого века). Другое дело, какой выбор делает власть в отношениях с обществом, кого она считает «своими» и «чужими» и как к ним отно сится.

«Свои» и «чужие». Для того чтобы понять мотивы действий власти, надо проанализировать расстановку сил в российском обществе.

В нем есть элита, которая зависима от Кремля и заинтересована в са мосохранении, как бы ни развивались события. Она в подавляющем большинстве своем подчеркнуто лояльна власти, когда та в резкой форме требует от нее действий, к примеру голосовать в Думе за за кон об иностранных агентах или другие одиозные законы. Но самосто ятельных действий в поддержку Кремля элита в большинстве своем предпринимать не собирается, что рождает у власть имущих подо зрения в двойной лояльности. Отсюда и план национализации элит, столкнувшийся, однако, со столь сильным сопротивлением, что его пришлось на ходу корректировать, разрешая владение зарубежной недвижимостью. Дело в том, что под удар попадают не только потен ДИАГНОЗ И РЕЦЕПТЫ: МЫСЛИ ДЛЯ БУДУЩЕЙ ПРОГРАММЫ циально нелояльные элиты, но и полезные люди, тесно связанные с властью или к ней же и принадлежащие.

Антикоррупционная кампания, в принципе, также должна была по высить зависимость элиты от власти, но она захлебывается только на чавшись — и по той же причине. Как только следователи и журналисты начинают «копать» чуть дальше, возникает опасность подключения к делу слишком влиятельных фигур. Похоже, что сама власть уже не рада, что «дело Минобороны», повысило общественные ожидания, ко торые никак не сбываются.

Есть миллионы сторонников власти, которые продолжают голосо вать за нее, потому что боятся смуты в случае ухода Владимира Путина с политической арены, не видят ему альтернативы и надеются на то, что Путину (лично ему, а не власти в целом) снова повезет. Как повез ло в «нулевые» годы, когда в стране был стабильный рост и она, каза лось, преодолевает печальную черномырдинскую парадигму «хотели как лучше, получилось как всегда». Они верят телевидению и не при нимают все, что не вписывается в «нормальную жизнь» в их понима нии – от непонятных им хипстеров до правозащников, которых в мас совых СМИ обвиняют в связях с заграницей. Но они же ненавидят и коррумпированных чиновников, и неэффективную бюрократическую систему, далекую от их интересов. Любые реформы, покушающиеся на привычные права (бесплатное здравоохранение, «советское» образо вание и пенсионное обеспечение) вызывают у них резкое неприятие.

Поэтому государство, с одной стороны, довольно подданными, а с другой – опасается их гнева. Опираться на «лоялистов» становится все труднее, а если нефтяные цены упадут, то они превратятся в бунтарей, сочтя, что власть грубо и односторонне разорвала с ними социальный контракт.

Есть модернистский слой общества (в нем тоже миллионы, но «мо дернистов» все же меньше, чем «лоялистов»), для которого проявле ния политической реакции являются просто дикостью. «Модернисты»

хотели бы сближения своей страны с Западом и ощущают, что Россия идет в тупик, в очередной раз демонстрируя свои амбиции, не под крепленные достаточной амуницией и противоречащие мировому 102 мейнстриму. Часть представителей этого слоя в 2011 году (и в феврале 2012-го) сходила на Болотную и Сахарова, но потом наступила уста ДИАГНОЗ И РЕЦЕПТЫ: МЫСЛИ ДЛЯ БУДУЩЕЙ ПРОГРАММЫ лость: ходи, не ходи – ничего не изменится. А постоянно иметь отно шение к политике (хотя бы в качестве членов участковых избиркомов) готовы лишь тысячи из этих миллионов. Но отчуждение от власти, ее негативное восприятие никуда не делось. Отсюда как сохраняющиеся эмиграционные настроения (что для власти даже выгодно — «утечка мозгов» лучше, чем новая Болотная), так и не исчезнувший протестный потенциал, способный проявить себя в самой неожиданной ситуации.

Есть радикальная оппозиция, которая выясняет отношения друг с другом, стремясь понять, кто ответственен за резкое снижение числа участников массовых акций. И не стоило ли в декабре 2011-го собрать ся на площади Революции и свершить там революцию, а не ходить на Болотную? И какую тактику избрать сейчас — революционную или эволюционную? И как представить обществу целостную программу, когда идеологические разногласия не позволяют сформулировать консенсусные положения в социально-экономической (наиболее ин тересующей население) сфере? Но главное для этой части оппозиции то, что она перестала быть маргинальной политической силой, и, не смотря на все ее ошибки и внутренние конфликты, возврата к доде кабрьской ситуации 2011 года не будет. Свидетельством этого являют ся результаты московской избирательной кампании 2013 года.


Понятно, что власть учитывает эту расстановку сил – и делает соот ветствующие выводы. А именно: надо консолидировать и мобилизовы вать «своих» и локализовывать (и по возможности сокращать) влияние «чужих». А также формировать удобную повестку, чтобы в публичном пространстве меньше говорилось о коррупции и неэффективности власти, а больше спорили о сексуальных меньшинствах и вопросах религии. При этом «чужими» становятся не только оппозиционеры, но и модернистские группы. Неудивительно, что в последнее время в Рос сии стало модным кого-нибудь защищать: православных – от кощунни ков, детей – от пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений, других детей – от американских усыновителей. Этот процесс часто на зывается консервативной волной, хотя со временем она все больше напоминает политическую реакцию.

Проводить мобилизацию можно только на сильных лозунгах, кото рые в нынешней ситуации разделяют общество (объединяющие ло зунги могут возникнуть только в случае сильной и реальной внешней ДИАГНОЗ И РЕЦЕПТЫ: МЫСЛИ ДЛЯ БУДУЩЕЙ ПРОГРАММЫ угрозы, чего сейчас не наблюдается). И превращая «чужих» даже не в противников, а во врагов, против которых надо идти в последний и решительный бой. А для этого надо, чтобы «чужие» оказались в ловуш ке. Отсюда и ложные дихотомии. Получается, например, что человек должен быть либо приверженцем православия, либо противником тю ремного заключения для Толоконниковой или Алехиной – третьего не дано. Хотя любой непредубежденный наблюдатель понимает, что тре тий вариант все же есть: можно быть православным верующим, кри тично относиться к «пляскам в храме», но быть противником разлуче ния молодых матерей с детьми. Но этот вариант в логике пропаганды не рассматривается.

Особенности пропагандистского консерватизма. Понятно, что если в роли «врагов» выступают «модернисты», то и лозунги кампа нии носят ярко выраженный консервативный характер. Но надо разо браться, что за консерватизм предлагается российскому обществу.

Нынешний «пропагандистский консерватизм» не имеет ничего обще го с современной западной версией консерватизма, которая исходит из опыта, связанного со Второй мировой войной. «Старый» консерва тизм, нетерпимый к принципам свободы, архаичный и, безусловно, предпочитающий традицию новшествам, оказался неспособным про тивостоять экспансии фашизма. Символом такой слабости стал Гинден бург – национальный герой Германии и кумир консерваторов, «сдавший страну» Гитлеру. А часть консерваторов оказались вовлечены в фашист ское движение – как в Германии, так и в других странах, – рассматривая его как единственную возможность противостояния коммунизму. По этому после войны «старый» консерватизм оказался безнадежно дис кредитирован – его место занял консерватизм новый, для которого свобода является не меньшей ценностью, чем для либерализма или социал-демократии. Принцип свободы стал консенсусным для всех основных идеологических течений, а его противники оказались на глубокой периферии (можно вспомнить в связи с этим не только эво люцию консерваторов, но и «социал-демократизацию» итальянских коммунистов).

В России ситуация совершенно иная. Наша версия консерватизма 104 имеет два истока, имеющих нечто общее. Один источник – это рус ский консерватизм XIX века, от Каткова до Победоносцева, носивший ДИАГНОЗ И РЕЦЕПТЫ: МЫСЛИ ДЛЯ БУДУЩЕЙ ПРОГРАММЫ ярко выраженный «охранительный» характер и, казалось, ушедший в историю после своего краха. Он оказался неспособным противосто ять революции, не смог предложить привлекательной альтернативы конкурировавшим с ним идеологическим течениям. Зато этим кон серваторам удалось на пару десятилетий «подморозить» Россию, в результате чего было упущено время не только для проведения по литических реформ, но и для создания конкурентоспособной систе мы образования. Напротив, безумный циркуляр о «кухаркиных детях»

закрывал доступ в гимназии выходцам из «простонародья», лишая их даже небольших шансов на повышение своего социального статуса.

Именно этот консерватизм провалил свою историческую задачу по недопущению революции и стал «коренной» причиной последовав ших исторических потрясений. В советское время бытовала шутка о том, что Николая II – внимательного ученика Победоносцева – надо было наградить орденом Октябрьской революции за то, что его поли тика привела в конечном счете к падению монархии.

В эмиграции эта версия консерватизма была маргинальной. Ее сто ронниками были те русские изгнанники, которые равно ненавидели Ленина и Милюкова, Родзянко и Корнилова, Керенского и Колчака, считая их всех виновниками гибели исторической России. В этой среде процветали антисемитизм и антипарламентаризм, антилиберализм и антизападничество, ряд сторонников этих идей сотрудничали с наци стами (примеры – Шабельский-Борк и Таборицкий, убийцы Владимира Набокова, известного русского юриста и отца знаменитого писателя).

Однако в 90-е годы интерес к этой версии консерватизма в России не ожиданно вырос. Потрясения, связанные с распадом СССР, привели к росту интереса части травмированного общества не просто к консер ватизму, но и к открытой реакции как альтернативе «великим потрясе ниям». И в то же время довольно широкое распространение получила легенда о «России, которую мы потеряли» – идеальном обществе, «гра де Китеже», погубленном изменниками и заговорщиками.

Второй источник – инерционный консерватизм советского времени.

В СССР само понятие консерватизма было официально опорочено, но на практике чем дальше, тем больше правящая бюрократия стремилась к сохранению статус-кво, который давал ей немалые привилегии. Ны нешняя властная элита в большинстве своем также опасается любых ДИАГНОЗ И РЕЦЕПТЫ: МЫСЛИ ДЛЯ БУДУЩЕЙ ПРОГРАММЫ политических изменений, которые могут нанести ущерб ее позициям, а то и подорвать их. Отсюда – элементарный страх перед новшествами, которые могут привести к переменам. Сейчас этот страх еще больше, чем в последние советские годы, с учетом опыта тех лет. Современные российские лидеры сами пережили «турбулентный» период и инстин ктивно пытаются сделать все, чтобы не допустить его повторения.

Таким образом, российский «пропагандистский консерватизм» свя зан с травматическим эффектом, который заставляет искать защиту в архаичной идеологии, помноженной на понятный человеческий ин стинкт. Ни к Аденауэру, ни к Эрхарду, ни к де Голлю, ни к Рейгану, ни к Тэтчер все это не имеет никакого отношения. Другое дело, что «пропа гандистский консерватизм» из-за своего пиаровского характера и ори ентации его авторов на сохранение статус-кво, не является столь же брутальным, как его эмигрантский аналог. Это рассудочный и доволь но циничный проект, который решает конкретные задачи политиче ского характера. Похоже, что даже многие участники консервативной волны не верят в продвигаемые в ее ходе ценности – хотя, разумеется, есть и те, кто несется впереди паровоза по идейным мотивам.

Тупик пропаганды. Возможности любой пропаганды ограничены.

Можно проводить активную кампанию, дискредитируя неблагонадеж ных и используя предрассудки и фобии населения. Но это не решает реальных проблем, стоящих перед обществом, и не гарантирует дол говременного успеха. Вспомним, как послевоенное общество эмоци онально восприняло раскрученное тогдашними властями «дело вра чей», считая его фигурантов виновными в страшных преступлениях.

Однако спустя десятилетие те же люди вышли на демонстрацию в Но вочеркасске – уже против неэффективного и дискредитировавшего себя начальства.

Можно вспомнить и более поздний опыт – как на писателя-фронто вика Александра Солженицына навесили ярлык «литературного вла совца». Сейчас Солженицын почти канонизирован, его произведения включены в школьную программу. Или же как из академика Сахарова «делали» агента мирового империализма, а через несколько лет он вдруг оказался «совестью народа». Для такого коренного переворота 106 нужно было совсем немногое – падение нефтяных цен, которое пока зало тупиковость советской экономической модели. Есть разные точ ДИАГНОЗ И РЕЦЕПТЫ: МЫСЛИ ДЛЯ БУДУЩЕЙ ПРОГРАММЫ ки зрения по поводу того, как развивается история – то ли по кругу, то ли по спирали. Но в любом случае существуют определенные зако номерности, которые могут повторяться, и сейчас успехи российского консерватизма носят локальный характер.

Впрочем, и возможностей для маневра у власти не слишком много.

Есть два сценария, альтернативных консервативной волне, но они при нынешней политической ситуации маловероятны. Это жесткая реак ция, вплоть до внедрения элементов тоталитаризма, и ставка на моби лизацию, но не на имитационную, политтехнологическую, а на реаль ную, по сталинскому образцу. Но такого развития событий не желают элиты и, самое главное, не выдержит общество, склонное помечтать о сталинской шинели, но не готовое ощутить на себе сталинскую длань.

Второй сценарий, либерально-реформаторский, означает полное пе реосмысление существующей политической системы (на что власть идти не готова, что наглядно показали хотя бы губернаторские выбо ры, результаты которых ранее предрешены) и в настоящее время не достаточно востребован обществом.

Дальнейшее развитие событий зависит от степени роста социально го протеста. Он может зашкаливать как из-за непопулярных решений власти, так и в связи с мировой экономической конъюнктурой, а воз можно, эти два фактора будут сопутствовать друг другу. В этом случае консервативная волна может уступить место судорожным решениям, продиктованным чрезвычайностью ситуации;


крайние сценарии – за кручивания гаек (с затрагиванием интересов значительной части элит) и попытки либерализации – становятся более реальными. Но режим «сильной руки» вряд ли просуществует долго в современном глобаль ном мире, где подобные опыты вышли из моды (не ориентироваться же на Северную Корею). А диалог с оппозицией власти предстоит про водить в менее выгодных условиях, если он будет носить характер уступок со стороны слабеющей власти (как это было в конце 1980-х годов), а не являться сознательным выбором сильнейшей стороны в политическом процессе.

Опасность тупика. Отметим также, что тупиковые модели раз вития опасны не только из-за чисто политических рисков, но и по более глобальной причине, выходящей за рамки вопроса о судьбе конкретного политического режима. Тупиковая стратегия заторма ДИАГНОЗ И РЕЦЕПТЫ: МЫСЛИ ДЛЯ БУДУЩЕЙ ПРОГРАММЫ живает развитие страны, которая теряет время, необходимое для ее нормального развития.

Вновь обратимся к опыту дореволюционной России конца XIX века, где экономическая модернизация драматически разошлась с поли тической архаикой. Пока Сергей Витте строил Транссиб, укреплял валюту, поощрял развитие промышленности и создание технических учебных заведений, Победоносцев подавлял вольномыслие и внушал своим венценосным ученикам, что всякая представительная власть есть клин, вбитый между самодержцем и народом. В результате Россия «разморозилась» революционным взрывом 1905–1907 годов, и тому же Витте пришлось судорожно проводить запоздалые политические реформы. А выпускники насаждавшихся Победоносцевым церковно приходских школ в большинстве своем равнодушно относились к за крытию храмов и аресту священнослужителей.

«Золотой век» брежневского застоя – это последняя упущенная воз можность политической и экономической модернизации, соответ ствующей изменившемуся – индустриальному, образованному, урба низированному – обществу. Это тогда страна села на «нефтяную иглу», с которой не может слезть по сей день. Это тогда началась архаизация общественных отношений, затушевывающая падение темпов эконо мического роста и гонку вооружений. Политические реформы при шлось проводить в наихудшей ситуации нараставшего экономическо го кризиса, когда их бессистемная реализация способствовала лишь ускорению неизбежного обвала.

Сейчас в России произошли масштабные изменения в экономиче ской сфере. Вместо советской плановой индустриальной экономики появилась новая экономика с возрастающей ролью сервисных отрас лей. В крупнейших городах увеличивается роль постиндустриального сектора, работающего на принципиально новых по сравнению с со ветской экономикой основах, непривычных для большинства обще ства, но вполне естественных для активного меньшинства, которое и стало движущей силой уличных протестов. Впервые появился сред ний класс, умеющий и зарабатывать, и тратить, и сберегать деньги по рыночному, попросту – знающий себе цену. И именно эти, очень важ 108 ные для будущего страны меньшинства острее всего воспринимают консервативную волну. Для решения ближайших электоральных задач ДИАГНОЗ И РЕЦЕПТЫ: МЫСЛИ ДЛЯ БУДУЩЕЙ ПРОГРАММЫ эта часть общества власти не нужна – более того, она выглядит опас ной из-за своей неуправляемости. Но успешное развитие страны не возможно без нонконформистов, чьи взгляды не соответствуют пред ставлениям инерционного большинства, которое к тому же способно отказать власти в поддержке в случае, если та не сможет выполнять свои социальные обязательства.

Оппозиция – боль, сигнализирующая о наличии болезни. «Уличная», «конструктивная», «парламентская»… Наиболее принципиальное различие: «оппозиция назад» или «оппозиция вперед». Необходимость оппозиции на площадях определяется либо игнорированием властью парламентской, либо беззубостью последней.

Восходящие тренды общественного развития всегда начинаются в меньшинстве Для активных людей проблема взаимоотношения «большинства – меньшинства» является одной из ключевых. Оппозиция имеет успех только на восходящем тренде общественных ожиданий, который начи нается в меньшинстве. Более того, на различных исторических этапах приоритеты меньшинства обладали способностью увлекать за собой и значительную часть большинства. В современной России этот про цесс выглядит более сложным и противоречивым – ограничителем яв ляются воспоминания о бурных 90-х годах и страх перед переменами.

Однако 90-е уходят в историю, и эффект этого ограничителя постепен но уменьшается. Кроме того, жестко разделять группы на более или менее «продвинутые» не стоит. Внук-интернетчик и нонконформист может жить в одной квартирой с бабушкой-«лоялистской». Выпускник отличник регионального вуза может поступить на работу в крупную компанию, потом основать собственное дело – и при этом продолжать дружить с однокурсником, показавшим на экзаменах более скромные результаты и не сделавшим карьеры. У большинства и меньшинства ДИАГНОЗ И РЕЦЕПТЫ: МЫСЛИ ДЛЯ БУДУЩЕЙ ПРОГРАММЫ могут быть разные взгляды на те или иные проблемы, но между ними нет «китайской стены».

«Самые опасные враги истины и свободы – это сплоченное большин ство», – говорил один из героев Генрика Ибсена. Социал-демократия предусматривает баланс интересов большинства и меньшинства, ко торый противоречит логике современных российских консерваторов, провозглашающей идейное доминирование большинства (причем в условиях, когда реальная политика власти интересам этого большин ства противоречит).

Консервативная волна противоречит не только современным миро вым тенденциям, в том числе политическим реалиям стран БРИКС – сообщества, в состав которого входит Россия. Индия, при всех эко номических и социальных проблемах, предельной фрагментации по этническому и конфессиональному признакам, уже более 60 лет (за исключением короткого периода в 1970-х) остается демократией со сменяющейся властью. Бразилия – один из классических приме ров успешной демократизации, где с 1984 года президентские вы боры проходят в условиях свободной политической конкуренции.

ЮАР – политический режим с доминантной партией Африканский национальный конгресс, однако в этой партии существует внутрен няя конкуренция (в декабре 2012 года выборы председателя партии прошли в условиях реального соперничества). Только Китай остает ся авторитарным, однако в нем уже укоренилась практика полного обновления партийно-государственного руководства раз в 10 лет на основе межкланового компромисса. Случайно ли, что все страны БРИКС, кроме России, в годы недавнего кризиса демонстрировали большую устойчивость и темпы роста? И ни в одной из них нет при знаков общественно-политической архаизации.

Вызов технологий и общественные перемены Когда мы рассматриваем общественную ситуацию в мире или стра не, то часто воспринимаем ее только в контексте текущих вызовов.

Более того, распространен еще менее плодотворный подход – когда 110 военачальники готовятся к прошедшей войне и руководствуются сте реотипами, актуальными десятилетия назад.

ДИАГНОЗ И РЕЦЕПТЫ: МЫСЛИ ДЛЯ БУДУЩЕЙ ПРОГРАММЫ Для социал-демократов, как людей, привыкших смотреть вперед, в будущее, важен перспективный анализ. Тем более что уже сейчас мож но выделить тенденцию, которая актуальна в настоящее время и будет еще значимее в будущем. Массовое распространение Интернета при вело к одной из наиболее поразительных социальных, культурных и политических трансформаций в истории. Распространение современ ных средств коммуникаций и появление виртуального мира по влия нию на общественное развитие и политическую деятельность можно сравнить с мировыми процессами, имевшими переломный характер для цивилизации. Это право «оспоривать налоги», которого добились британцы, что фактически институировало разделение властей в XVII веке. Это Французская революция, отменившая монархию и предо пределившая современное демократическое обустройство развитых наций в конце XVIII века.

Продолжается тренд мирового развития, начавшийся много веков назад. Вначале закрытый клуб наследственной власти, затем элитарно ограниченное право участия в государственном управлении. После этого всеобщее избирательное право с сильным влияние обществен ных институтов (партийные аппараты, бюджетные рычаги) – это при вычный нам политический процесс. И наконец, переход к абсолютно му равенству в избирательном процессе через использование новых технологических ресурсов, позволяющих участвовать в политике и контролировать власть без отрыва от персонального компьютера. Как это происходит со средствами коммуникации, когда человек по скайпу может связаться с коллегами, проживающими в другой части света.

Технологии неизбежно трансформируют социальные институты, в том числе и политические. Можно вспомнить воздействие телевиде ния и авиации на президентскую компанию в США 1960 года, когда эти два инструмента склонили избирателей в пользу еще вчера прак тически неизвестного молодого Джона Кеннеди. Кстати, если бы Ри чард Никсон хоть в малой степени учел технологический компонент в своей организации, он бы выиграл: разрыв между кандидатами тог да составил ничтожные один голос на один избирательный участок.

В российской практике «телекиллер» Сергей Доренко в конце 1990-х в состоянии был определить судьбу известных политиков. На наших глазах развивается политическая карьера Алексея Навального, напря ДИАГНОЗ И РЕЦЕПТЫ: МЫСЛИ ДЛЯ БУДУЩЕЙ ПРОГРАММЫ мую зависящая от Интернета. Невозможно отрицать связь устойчиво сти позиций «партии власти» и ее поддержки гостелевидением.

Но не стоит впадать в эйфорию (или, наоборот, в уныние) и верить во всемогущество в социальной сфере новых технологий, считать, что они полностью вытеснят старые привычные методы. То, что физические избирательные технологии в конкретной ситуации малоэффективны в отсутствии связки с технологиями виртуальными – это банальный факт. Вопрос в том, каким образом соотносятся идеология, партий ная организация и технологии связи с избирателями на длительном отрезке времени. Как материализовать в практические результаты заявленные цели после электорального успеха, достигнутого с помо щью острых инъекций технологических приемов. В этом заключается ограниченность технологий, с помощью которых можно решать зада чи только во взаимодействии с другими ресурсами, носящими более традиционный характер. Тот же А.А. Навальный не получил бы 27% на московских выборах, если бы только зациклился на агитации в Интер нете и проигнорировал бы избирателей, с которыми он встречался по три раза в день.

То же самое относится и к СМИ. В будущем традиционные СМИ стол кнутся не только с конкурентами в лице непрофессионалов, пишущих в Twitter и в собственные блоги, но и с новыми электронными сете выми медийными структурами, построенными по «самодеятельному»

принципу, которые станут не периферийной, а одной из мейнстрим ных частей медиасферы. Это будет означать заметное усложнение информационной среды, позволит расширять возможности выбора, давать больше возможностей альтернативным точкам зрения. Однако многие люди в этой ситуации отдадут предпочтение давно существу ющим агентствам новостей в силу привычки или веры в устоявшиеся институты, а также с учетом рационального понимания того, что «са модеятельные» СМИ не могут канализировать такой огромный поток информации, как это делают специализированные агентства. И такая серьезная работа, как журналистские расследования, интервью со статусными ньюсмейкерами, анализ сложных событий с учетом широ кого контекста, как и раньше, останется уделом традиционных СМИ.

112 Технологии не могут служить заменой позиции по содержательным вопросам. Очень важно понимать, что современные коммуникатив ДИАГНОЗ И РЕЦЕПТЫ: МЫСЛИ ДЛЯ БУДУЩЕЙ ПРОГРАММЫ ные технологии влияют на состояние физического мира в такой сте пени, что от политиков требуется формирование более свежих под ходов к традиционным проблемам. Приведем очевидный пример:

финансовые расходы любого уровня теперь можно отслеживать бо лее оперативно, а значит, быстрее оценивать их эффективность. Во обще, информация становится более комплексной. Доступной стала оценка федеральной и региональной составляющей бюджета, а также положение внебюджетных фондов, состояние бюджета по отноше нию к финансовому рынку в целом, что позволяет более предметно оценивать возможности бюджетных заимствований. Совершенно очевидно, что новое, более компьютеризированное (а следователь но, более информированное) поколение будет совсем по-иному от носиться к социальным проблемам. Можно предположить, что подход к политическому и социальному выбору у молодых избирателей будет более «инвестиционным» и рациональным, основанным не только и не столько на «голосовании сердцем», но на более четком понимании «плюсов» и «минусов» принятого решения. Вполне возможно, к при меру, что они в самое ближайшее время придут к выводу, что им невы годны последние изменения в пенсионной системе.

Интернет-повестка начинает смещаться от тем «против» к темам «за»

И еще один очень важный момент. На сегодня в российской по литической практике интернет-технологии в основном используют ся, когда обсуждаются проблемы нечестных выборов, коррупции, жесткости полиции. Это, так сказать, темы «против», способствующие негативной мобилизации. Но подходит время, когда в интернет-по вестке должны появиться темы «за»: социальной справедливости, экономического неравенства, бюджетного федерализма. Они не всегда носят столь броский или сенсационный характер, но без них «мировая сеть» не станет политически конструктивным ресурсом, ограничиваясь в этой сфере общественно важными, но все же ло кальными эффектами. В то же время обратим внимание на то, что в неполитической сфере есть уже масса примеров, когда Интернет не ДИАГНОЗ И РЕЦЕПТЫ: МЫСЛИ ДЛЯ БУДУЩЕЙ ПРОГРАММЫ только сообщает о сенсациях и разоблачает, но и создает новую кон структивную и чрезвычайно полезную реальность: когда речь идет о сборе средств для гуманитарных целей, когда надо сделать дорого стоящую операцию больному человеку.

При этом Интернет создает и «новое доверие». В условиях, когда со циальные связи в обществе ослабли и люди имеют печальный опыт введения в заблуждение (вспомним агрессивную рекламу «финансо вых пирамид» 90-х годов), возникают «очаги солидарности», основан ные на доверии не к институтам, а к конкретным людям. В том числе и возглавляющим институты – фонды и другие организации, – уважение к которым основано на связанных с ними именах. Людям, которым с учетом их общественной репутации, завоеванной, разумеется, не за один день, можно доверить деньги, понимая, что они не побегут с ними «до канадской границы», а потратят целевым образом. Но и в этом случае одним из элементов доверия является возможность контроля, которая достигается путем публикации отчетов об использовании по жертвованных средств. Как говорится, доверяй, но проверяй – даже са мые авторитетные люди должны в современных условиях стремиться к максимальной прозрачности в своей деятельности. А это, в свою оче редь, повышает их общественный авторитет.

Не только у оппозиции, но и у власти есть возможность играть на новой технологической «поляне». Однако, учитывая, что в Интерне те пока еще легче формируется политическая позиция «против», чем «за», для оппозиции новые технологии сегодня более весомый конку рентный ресурс. Понятно, что Интернет существенно понижает воз можности административного ресурса. Например, если можно не про сто зафиксировать нарушения на избирательных участках, но и сразу же выложить ролик в Сеть, то становятся почти невозможными грубые вбросы бюллетеней (что не гарантирует от более «тонких» методов ис кажения результатов голосования). При этом борьба приобретает два измерения – непосредственно в физическом мире и косвенно (трудно пока определить, насколько существенно) в виртуальном простран стве. Результат необходим в привычной реальности, но позиция в он лайне легко «выстреливает», если наполняется привлекательным для 114 избирателя контентом.

Эмоциональность современных технологий ДИАГНОЗ И РЕЦЕПТЫ: МЫСЛИ ДЛЯ БУДУЩЕЙ ПРОГРАММЫ Безусловно, есть риск «оранжевых революций». Современные ком муникативные технологии более дружественно настроены к проявле нию эмоций, чем к вдумчивому осмыслению возможных последствий.

Но «цветные» революции, а также движения по временам года – это неизбежная реакция на бездеятельность властей по принятию неот ложных решений или на судорожные и непродуманные действия, на правленные на то, чтобы погасить конфликт, но в реальности лишь обостряющие его, реакция на самомнение властей в условиях либо за стоя, либо уже наступившего политического или ценностного кризиса.

Правительства опасно отстают от жизни, боясь перемен, видя в них только угрозы, но не новые возможности. Интернет быстро реагиру ет на изменения и, соответственно, требует более оперативной и гиб кой реакции на изменения от политиков. Кто окажется в этой ситуации успешнее – власть или оппозиция? При этом как власть, так и оппо зиция, видимо, осознают тот факт, что технологии, меняя социальную структуру, меняют «профиль избирателя». Здесь возникает конфликт ная ситуация: у отцов и детей предпочтения резко расходятся и то, что вчера еще было надежным и стабильным электоратом, сегодня уплы вает к конкурентам, быстрее среагировавшим на изменения. На сегод ня и власть, и парламентские партии смыкаются, пытаясь вести борьбу на одном поле – на поле сжимающегося традиционного большинства.

Пока ни одна партия не пытается выстроить свою стратегию с прице лом на повышающийся тренд потенциально нового избирателя.

Стратегия, должна быть нацеленна на потенциально нового избирателя Никто не берет на себя смелость предложить свою идеологию в более приемлемой для нового избирателя упаковке. С новым поко лением необходимо говорить на его языке. Попытки же переделить электоральный ресурс традиционных избирателей приводят к умень шению электорального поля каждой партии и к апатии молодых. Это одна из причин стремительно понизившейся явки на последних вы ДИАГНОЗ И РЕЦЕПТЫ: МЫСЛИ ДЛЯ БУДУЩЕЙ ПРОГРАММЫ борах. Хотя, подчеркнем, Интернет дает более активных граждан. По тенциальных участников избирательного процесса стало больше. Но ключи к их настроениям иные, чем в предшествующие дни. Думаем, скрытая конкуренция на этом направлении уже началась.

Технологии – естественная среда для активных людей. Доступ к информации и новым каналам связи означает новые возможности для развития, большую вовлеченность в процесс управления своей жиз нью и повышение ответственности за нее. Очевидно, более активные граждане больше выигрывают от этих возможностей. Интернет бази руется на принципах самоуправления. Ему свойственна децентрали зация ответственности вместо концентрации ресурсов. Самоуправле ние – неизбежность в «продвинутой» индивидуализированной среде.

А это порождает требование к усилению индивидуальной работы, ставки не только на массу, но и на личностный фактор. Это более хло потно: более «продвинутые» группы требовательнее к политикам, – но этой работы нельзя избежать, если думать не только о настоящем (да еще и видя в нем повторение прошлого), но и о будущем.

Тем более что Интернет способен в ускоренном порядке выдвигать потенциально новых лидеров. С большой степенью вероятности мож но ожидать возрастающего влияния врачей на избирательные процес сы. Медицина – наиболее быстро развивающаяся отрасль. При этом в силу своей профессии врач вынужден быть более «продвинутым», по вышающим квалификацию, знакомящимся с отечественными и зару бежными новинками. Здесь труднее апеллировать к традициям – врачи потенциально более склонны к современным взглядам на обустрой ство повседневной жизни, они более активны, к ним труднее приложим административный ресурс. С их стороны следует ожидать больше от зывчивости к рецептам социал-демократического характера.



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.