авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 |
-- [ Страница 1 ] --

АКТУАЛЬНОСТЬ

ИННОВАЦИОННЫХ

НАПРАВЛЕНИЙ ТЕРАПИИ

ИСКУССТВАМИ

СБОРНИК СТАТЕЙ

ФЕСТИВАЛЬТЕРАП ЕВТИЧЕ СКИХ

ИСКУССТВ

«АРТ-ФОРМАТ»

24-25 НОЯБРЯ 2012ГОДА

УФА

СБОРНИК СТАТЕЙ

ФЕСТИВАЛЯ ТЕРАПЕВТИЧЕ СКИХ ИСКУССТВ

«АРТ-ФОРМАТ»

24-25 НОЯБРЯ 2012ГОДА

УФА

АКТУАЛЬНОСТЬ ИННОВАЦИОННЫХ

НАПРАВЛЕНИЙ В ТЕРАПИИ ИСКУССТВАМИ

В АВТО РСКОЙ РЕДАКЦИИ 1 УДК 615.851.82 ББК 53.57 ISBN 978-5-9904199-1-9 Актуальность инновационных направлений терапии искусствами: Сборник статей фестиваля терапевтических искусств «Арт-формат», «Актуальность инновационных направлений терапии искусствами», 24-25 ноября 2012 года, Уфа / Под ред. З.Ф. Исламовой.- Уфа: Центр исцеляющего искусства и творчества, 2012. - 68 с.

Сборник включает в себя материалы, представленные по темам Фестиваля терапевтических искусств «Арт-формат», «Актуальность инновационных направлений терапии искусствами. Издание адресовано арт-терапевтам, танцевально-двигательным терапевтам, психологам, психотерапевтам, педагогам, врачам, специалистам, помогающих и творческих профессий и другим специалистам, проявляющим интерес к актуальным темам и инновациям терапии искусствами. Терапия искусствами является инновацией само по себе для нашего общества. Вопросы актуальности этого направления, проекты, идеи, технологии и опыт специалистов, применяющих терапию искусствами, а так же инновации смежных направлений в психотерапии и психокоррекции представляют интерес для применения их в решении задач различного уровня и для любого контингента.

© Авторы статей © Центр исцеляющего искусства и творчества, Вместо предисловия Тема фестиваля «Актуальность инновационных направлений терапии искусствами» выбрана исходя из реалий происходящего в нашем обществе, и может быть не только в нашем обществе, но и в каждом из нас. Так из чего же происходит эта актуальность?

Актуальность инновационного подхода в работе с людьми или по-другому терапия искусствами это то, чему предстоит развиваться. Можно наблюдать в обществе тенденции увлечения эзотерикой, йогой, танцами, просто рисованием!!! Вы не задумывались почему?

Можно предположить разные объяснения этому явлению:

Люди устали от прагматики, рациональности и сугубо материалистических проявлений в жизни;

познав однажды состояние, при котором человек почувствовал себя совершенно по-особому (будь то в танце, пении, игре, рисовании), он желает возвратиться снова в это состояние необычайной легкости и удовольствия.

Человек, дойдя до своей крайней точки в своей техногенной гонке, ищет то, чем можно уравновесить свое внутреннее состояние. Потребности души, не удовлетворившись, превращаются в проблемы. И тут самым доступным и естественным уравновешивающим способом является творчество и искусство, но не каждый это может понимать. Для человека естественное состояние – это творческое состояние.

Терапия искусствами может выступать не только как психотерапевтический метод в медицине, но и прекрасно применяться в образовании и в любой другой сфере. Но для этого нужен подготовленный специалист. К сожалению, пока с этим у нас дела обстоят, мягко говоря, не очень хорошо. Для профессиональной подготовки на уровне государства пока ничего реально не предпринято, поэтому все движения в сторону внедрения профессии арт терапевт (подразумевается в широком понимании специалисты, использующие различные виды искусства и творчество для решения трудностей и лечения) предпринимаются различными общественными организациями и психологами и психотерапевтами, понимающими суть терапии искусствами и ее необходимость. Но этого явно недостаточно.

И по этой причине, в частности происходит использование терминов арт-терапия и танцевально-двигательная терапия и т.д. теми, кто не имеет соответствующей подготовки, с одной стороны, и попытки удовлетворить спрос на данный вид терапии, с другой. Здесь встает вопрос: как сделать так, чтобы терапия искусствами проводилась компетентными специалистами? Как сделать так, чтобы была соответсвующая подготовка специалистов и поддержка в развитии терапии искусствами и удовлетворение спроса.

В чем еще проявляется актуальность темы? Люди, ищущие способы убежать от трудностей жизни, прибегающие к алкоголю и наркотическим средствам, чтобы получить дозу удовольствия, на самом деле в свое время не сумели научиться получению удовольствия от естественного способа: самым доступным простым способом получения эндорфинов является занятие творчеством и искусством. Но у многих, еще в раннем детстве происходит прерывание (вследствие запретов и неправильного воспитания) течения естественных процессов связанных с проявлением творческости и как альтернативный вариант, человек ищет и находит замену в суррогатах-заменителях удовольствия (так формируется зависимое поведение). И тут самым прямым и самым доступным и подходящим способом решения проблемы является терапия искусствами и творчеством. Возвратить утраченное и забытое:

умение творить - одна из важнейших задач терапии искусствами.

Еще одна особенность связь тела, чувств, ощущений и ума для многих является нарушенной, целостность, к которой стремится по сути человек, может быть восстановлена только при целостном подходе в решении задач. В терапии искусствами все это есть, и, пожалуй, это единственное направление, в котором действительно работает принцип целостного подхода. (танец-движение, изображение, музыка-звук, сказка, театр и т.п.).

Связь с корнями и предками важна человеку для того, чтобы он чувствовал нить и важность продолжения жизни, и взаимосвязь всех времен. Почувствовать это возможно через использование арт-терапии, терапию искусствами.

Если взглянуть на то, что происходит внутри психотерапевтических направлений можно заметить использование элементов терапии искусствами, арт-терапии практически во всех направлениях. Пришло время, когда терапия искусствами уже входит в нашу жизнь и ей предстоит занять свое востребованное место. И то, на каком уровне будет понимание важности подготовки специалистов и внедрения терапии искусствами в реалии нашего общества, зависит и темп изменений и уровень менталитета общества.

В этом сборнике вы найдете работы специалистов, использующих терапию искусствами. Они разные, но всех их объединяет одна общая тема: понимания значения терапии искусствами. В этом небольшом сборнике отражена часть целого и прекрасного будущего терапии искусствами!!! Это необходимая неизбежность идет к нам и жизнь в творчестве, радости и сотрудничестве!!!

Оргкомитет фестиваля терапевтических искусств «Арт-формат», 2012, Уфа.

СОДЕРЖАНИЕ ПРЕДИСЛОВИЕ ГЛАВА 1. ИССЛЕДОВАНИЯ, ПРОЕКТЫ, ИННОВАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ В ОБЛАСТИ ТЕРАПИИ ИСКУССТВАМИ.

1.1. АРТ-ТЕРАПИЯ КАК МЕТОД КОРРЕКЦИИ С ДЕТЬМИ ЖЕРТВАМИ НАСИЛИЯ.

АНДРОННИКОВА О.О.(НОВОСИБИРСК) 1.2. СИСТЕМНО-АНАЛИТИЧЕСКИЕ ПЕРСПЕКТИВЫ АРТ-ТЕРАПИИ. СТАРОВОЙТОВ А. В. (ЯЛТА) 1.3. СТРАТЕГИИ СИСТЕМНО-АНАЛИТИЧЕСКОЙ АРТ-ТЕРАПИИ В РАБОТЕ С СЕМЬЕЙ.

СТАРОВОЙТОВ А. В. (ЯЛТА) 1.4. ПРОГРАММА «МОЙ ВОЛШЕБНЫЙ МИР!» ПО ЗДОРОВЬЕСБЕРЕГАЮЩЕЙ ТЕХНОЛОГИИ.

ИШМАКОВА Э.Р.(Г.УФА) 1.5. БИНАУРАЛЬНАЯ ТЕРАПИЯ. ГРИГОРЬЕВ В.А. 1.6. КОМПЬЮТЕРНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ, КАК СПОСОБ ИНТЕРПРЕТАЦИИ ПРОЕКТИВНЫХ МЕТОДОВ ДИАГНОСТИКИ. МУХАМЕТКУЛОВА В.И. (УФА) ГЛАВА 2. ТЕРАПИЯ ИСКУССТВАМИ И ВОСТРЕБОВАННОСТЬ ИННОВАЦИОННОГО ПОХОДА 2.1. РИСОВАНИЕ ПЕСКОМ, КАК ПУТЬ РАЗВИТИЯ ЛИЧНОСТИ РЕБЕНКА.

АДИГАМОВА Г.Р. (УФА) 2.2. «ЛЕТИТ, ЛЕТИТ СТЕПНАЯ КОБЫЛИЦА…» РЮМИН ИТТА (МОСКВА) ГЛАВА 3. АКТУАЛЬНОСТЬ И ВОЗМОЖНОСТИ ТАНЦЕВАЛЬНО-ДВИГАТЕЛЬНОЙ ТЕРАПИИ В МЕДИЦИНЕ, ПЕДАГОГИКЕ, СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЕ 3.1. ИМЯ КАК КЛЮЧ К МИРУ ОТНОШЕНИЙ: ТАНЦЕВАЛЬНО-ДВИГАТЕЛЬНЫЙ ПОДХОД БУРЕНКОВА Е.В. (ПЕНЗА) 3.2. ПОЧЕМУ «УМЕРЛО» ТЕЛО? ИСХАКОВА З.Г. (Г. СТЕРЛИТАМАК) ГЛАВА 4. «МИССИЯ АРТ-ТЕРАПЕВТИЧЕСКОГО ПОДХОДА В РАБОТЕ С ЛЮДЬМИ» ЗАМЕТКИ НАЧИНАЮЩИХ И МАСТЕРОВ.

5..1 ИСЦЕЛЯЮЩАЯ СИЛА ТВОРЧЕСТВА. ФАЙЗУЛЛИНА Г. М. (УФА) 5.2. 11 ПРИНЦИПОВ, ОБЛЕГЧАЮЩИХ ЖИЗНЬ! ИСЛАМОВА З.Ф. (УФА) ГЛАВА 1. ИССЛЕДОВАНИЯ, ПРОЕКТЫ, ИННОВАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ В ОБЛАСТИ ТЕРАПИИ ИСКУССТВАМИ.

АРТ-ТЕРАПИЯ КАК МЕТОД КОРРЕКЦИИ С ДЕТЬМИ ЖЕРТВАМИ НАСИЛИЯ Андронникова О.О.(Новосибирск) Аннотация: в статье анализ эффективности использования метода арт-терапии для коррекции последствий насилия у детей. Рассматриваются основные подходы к использованию арт-терапии, её организации. Дана общая структура работы с последствиями насилия.

Современный мир характеризуется растущей нестабильностью социального и экономического плана, увеличением количества стихийных и техногенных бедствий и катастроф, приводящих к постоянному напряжению, готовности к реагированию на возникновение опасности, нарушению базового доверия к миру. Современное состояние общественного развития можно обозначить как существование в перманентно протекающем кризисе. Данная ситуация приводит к тому, что человек, по сути постоянно находиться в экстремальной ситуации.

Наименее защищенной категорией населения, в данной ситуации оказываются дети. Их социальный статус, специфика психического развития, незрелость, неспособность к самостоятельному решению вопросов безопасности приводит к тому, что большое количество детей испытывают серьезное психотравмирующее воздействие, как со стороны макро, так и микро социума.

Так по данным ООН, ежегодно около 2 млн. детей в возрасте до 14 лет подвергаются насилию со стороны значимых взрослых. Учитывая латентность данного явления, реальные цифры будут на порядок больше.

Вопросы влияния, которое оказывает насилие на психическое развитие ребенка, достаточно активно обсуждают в современной психологической науке и практике. Оно множественно и охватывает широкий круг областей жизни ребенка. Экспериментальные исследования разных авторов показали, что последствия насилия, пережитого в детстве, чаще всего носят долговременный характер, а его жертвы страдают различными заболеваниями: депрессией (Green, 1985, Ильина, 1998, Wijma et al,, 2000, Zlotnick et al., 2001), расстройствами тревоги (Gold et al, 1999), посттравматическим стрессовым расстройством (Bernstein et al., 1998, Kaplan, 2000), наркоманией (Hall, 2000), склонностью к суициду (Thakkar et al., 2000), рискованному сексуальному поведению (Мамайчук, 2002), нарушением временного представления и т.д. Изучение различных аспектов влияния фактов насилия выявило многообразную картину патологий, в возникновении которых одну из главных ролей играет какая либо форма, пережитого ребенком в детстве насилия. В отечественной и зарубежной психологии принято выделять специфику последствий, связанных с травмой сексуального характера, однако последствия физического жестокого обращения (избиения, игнорирования) не меньше, а возможно и больше. К основным последствиям физического насилия над детьми относят: невозможность контролировать собственную импульсивность, снижение способности к самовыражению, тотальное недоверие к людям, депрессивные состояния.

Авторы, исследующие эмоциональное состояние детей после травмы отмечают острые состояния страха, возникающие сразу после травмы (Green, 1985, С.В.

Ильина, 1998). Отсроченными последствиями жестокого обращения с ребенком или физического насилия могут быть выражены в комплексе реакций:

формирование садистских наклонностей, генерализированная виктимность, размытость и недифференцированность представление о себе, пограничные личностные черты.

Продолжающиеся на протяжении ряда лет наши исследования специфики травматизации в результате пережитого насилия и его коррекции, позволяют выделить следующие результаты. Опыт сексуального насилия в жизни ребенка приводит к формированию таких черт личности как: негативный образ «Я», беспомощность, чувство вины, соматические проблемы, тревожность, нарушение временной перспективы, внутренняя конфликтность, нарушение привязанности. Девочки, пережившие сексуальное насилие обладают крайней чувствительностью в межличностных контактах (это говорит о психологической зависимости или склонности к созависимым отношениям), испытывают различные симптомы депрессии, имеют низкую самооценку. Практически у всех исследованных девочек с сексуальным насилием в анамнезе присутствуют черты виктимного поведения, наблюдается пассивность в защите собственных интересов, снижение принятия своего тела. У некоторых отмечается склонность к бродяжничеству, самостигмация, употребление алкоголя, наркотических и психотропных препаратов, склонность к риску, особенно в сексуальных отношениях. В целом, многие из перечисленных проявлений свойственны людям и с другой формой насилия в детстве. Однако выделяются и специфические черты, связанные с повышенной сексуализированностью жертв, проявляющейся в форме сексуальной провокации, либо в виде полного отказа от сексуальных отношений[2, 4].

Проведенные на протяжении ряда лет исследования выявили масштабность деструктивного воздействия насилия на психическое здоровье человека. В отечественной и зарубежной науке наиболее пристальному вниманию подверглись психические нарушения, под общим названием «Реакция на тяжелый стресс и нарушения адаптации», возникшие как следствие физического, психологического и сексуального насилия. Кроме того, достаточно активно рассматриваются вопросы возникновения посттравматического стрессового расстройства и соответствующие ему защитно-приспособительные реакции.

Однако нас в данный момент больше волнуют вопросы коррекции последствий насилия над ребенком. В настоящее время в психологии активно разрабатываются методы психологической помощи жертвам насилия.

Очевидно, что проблема коррекции возникающих вследствие насилия процессов может рассматриваться на разных уровнях:

• личностный, связанный с выявлением и коррекцией эмоциональных, познавательных и поведенческих нарушений, вызванных перенесенной травмой;

• межличностный, связанный с диагностикой и коррекцией нарушенных отношений личности или нескольких людей, например, членов семьи или коллектива;

• общинный, связанный с развитием местных сообществ и гармонизацией отношений между их представителями;

• социокультурный и социополитический, связанный с развитием социальных институтов и общественного сознания представителей разных социальных групп [1].

Вопросы о консультировании детей, переживших опыт насилия, неоднозначны и будут в первую очередь связаны со спецификой реализации ситуации насилия и преобладающих симптомов, которые будет демонстрировать ребенок. Чаще всего ребенок, переживший опыт насилия, будет в рамках консультационного взаимодействия проверять консультанта, насколько тот действительно заботится о нем.

Некоторые авторы (Зиновьев Н.О., Михайлова Н. Ф., 2003), рассматривая задачи, стоящие перед психологом в рамках консультирования жертв насилия, выделяют несколько важных пунктов[3]:

психолог должен способствовать уменьшению чувства вины и 1) стыда, возникающие у ребенка жертвы;

необходимо укрепить чувство собственной значимости ребенка;

2) важно сформировать адекватные поведенческие паттерны;

3) необходимо научить дифференцированно выстраивать общение с 4) окружающими.

Кроме того, необходимо для оказания помощи, помочь ребенку соединить часто дифференцированные части собственного Я – в том числе Я физическое, Я духовное и т.д.

Психотерапевтическая помощь ребенку должна быть осуществлена с использованием специфичных для ребенка подходов. В первую очередь это игровая психотерапия и арт-терапия, которые позволяют ребенку отреагировать произошедшее травматическое событие и сформировать возможности для решения возникающих сложностей.

Это обусловлено как спецификой детской психики, так и спецификой самого применяемого материала, дающего возможность невербального выражения травмирующего содержания, что увеличивает безопасность ребенка и дает терапевтические эффекты.

Терапевтический потенциал арт-терапии как метода коррекции патологических состояний возникших вследствие насилия над ребенком достаточно высок.

Во-первых, изобразительная деятельность как метод воздействия имеет мощный терапевтический потенциал. В зависимости от выбираемого художественного материала, использование изобразительных методов позволит достигнуть необходимого эффекта: седативного;

снизить эмоциональное напряжение;

достичь контроля;

отреагировать травматический опыт.

Во-вторых, эффект переноса чувств клиента на изобразительный материал позволяет увеличить чувство безопасности клиента и предоставляет дополнительные возможности для анализа и когнитивной переработки опыта.

В-третьих, важным моментом выступает возможность выстраивания ребенком оптимальной дистанции между собой и специалистом посредством использования художественных образов как своеобразных посредников.

В-четвертых, контакт ребенка с различными изобразительными материалами ведет к актуализации и оживлению сферы физических ощущений, замороженных в результате переживания травматического опыта.

В-пятых, обращают внимание на контейнирующие свойства использования изобразительных материалов, которые позволяют клиенту удерживаться в сложных переживаниях и трансформировать их в последствии в более положительные.

В-шестых, полученный в результате работы с изобразительным материалом образ ребенок может использовать в качестве талисмана.

В настоящее время при работе с последствиями насилия используется как индивидуальная, так и групповая арт-терапия. По степени директивности так же существуют различные подходы, начиная от недирективной игры, где консультант полностью сопровождает клиента, не навязывая собственных тем, до директивной игры, например «высвобождающей чувства терапии»

Левинсона.

Для детей дошкольного или младшего школьного возраста максимально приемлемой считается индивидуальная форма психотерапии. Индивидуальная психотерапия с ребенком, пережившим травму должна строиться по определенным закономерностям, связанным с правилами установки терапевтического контакта, постепенностью формирования доверия, четкого разграничения терапевтической дистанции. Все это необходимо для избегания ревиктимизации спровоцированной слишком тесным контактом консультанта и ребенка. В этом контексте групповая терапия с ребенком пережившем травму может быть более безопасной. Кроме того работа в группе позволяет преодолеть социальную изоляцию и предотвращает процесс самостигмации, характерный для многих жертв насилия, особенно сексуального плана. Еще больше пользы, по мнению некоторых авторов, может принести работа в группе с двумя психотерапевтами (разного пола), что позволяет формировать представление о позитивных семейных отношениях и активизировать процессы принятия обоими родительскими фигурами. Групповая психотерапия считается максимально полезной при работе с подростками.

Кроме работы в терапевтической группе необходимы терапевтические занятия в смешанной группе, в которой присутствуют не только дети, пострадавшие от насилия, но и ближайшие родственники или иные близкие ребенку люди.

Среди методов арт-терапии в работе с детьми жертвами насилия максимально часто психотерапевты отмечают следующие:

-песочная психотерапия, позволяющая снизить напряжение, как за счет необычности самого использованного материала, так и за счет проигрывания различных травматических ситуаций в игре ребенка;

- направленная визуализация, позволяющая овладеть собственным состоянием и настроением, добиться ощущения безопасности;

- рисование как способ снижение эмоционального напряжения;

- терапевтическое конструирование;

- создание обережных предметов (куклы, рисунки, мандалы);

- использование диалогов с визуальными образами;

- театрализованная игра как способ проиграть психотравму в рамках заранее заданного сценария с «хорошим концом»;

- работа с телесным образом.

Наш опыт работы по коррекции детей переживших насилие позволяет выделить определенную структуру работы.

На первом этапе необходима работа, направленная на создание контакта с ребенком. Напомним что ребенок, переживший жестокое обращение имеет специфические черты включающие симптомы тотального недоверия (или тотального доверия) взрослым, страх возобновления насилия, что приводит к необходимости осторожного контакта с учетом потребностей ребенка. Особенно аккуратно необходимо относиться к возможности физического контакта.

Ребенка нельзя гладить или прижимать без его готовности к данным действиям.

Еще более аккуратно необходимо быть в ситуации сексуального насилия, так как ребенок может испытать серьезную травму при касании, либо использовать касание с целью провокации психотерапевта. Действительно хорошими на этом этапе могут быть методы совместного рисования терапевта и ребенка.

Например, рисование замкнутых контуров на одном листе, или рисование совместного рисунка или общение без слов (с помощью рисуночных средств) с целью узнать как можно больше о собеседнике.

Второй этап связан с увеличением чувства безопасности ребенка. Среди методов обеспечения безопасности в работе с пережившими насилие выделяются такие как методика «Безопасная страна» или направленная визуализация (безопасное место, безопасная планета).

После обеспечения безопасности можно применение методов эмоционального отреагирования. Например, песочная терапия, рисунок одним цветом, выражение агрессии на лист бумаги и т.д. Возможна работа с пальчиковыми красками.

На следующем этапе необходимы методы направленные на интеграцию образа я. Среди наиболее популярных выделяются методы коллажирования, особенно с использованием фотографии и методы работы с мандалой. Хорошо работает и терапевтическая каркасная кукла.

Таким образом, арт-терапия дает достаточно обширный арсенал техник и методик, позволяющих преодолеть последствия перенесенного ребенком насилия и создать условия для реадаптации ребенка в социуме, вернуть ему ощущение собственной компетентности.

Литература 1. Арт-терапия жертв насилия / Сост. А. И. Копытин. - М.: Психотерапия, 2009. - 144 с: ил.

2. Андронникова О.О. Виктимное поведение подростков: факторы возникновения и профилактика: монография. – Новосибирск: НГИ, 2005- 300 с.

3. Зиновьева Н. О., Михайлова Н. Ф. Психология и психотерапия насилия.

Ребенок в кризисной ситуации. СПб.: Речь, 2003. -248 с.

4. Ильина С. В. Влияние пережитого в детстве насилия на возникновение личностных расстройств. Вопросы психологии. 1998.-№6. с. 65 – 74.

СИСТЕМНО-АНАЛИТИЧЕСКИЕ ПЕРСПЕКТИВЫ АРТ-ТЕРАПИИ Старовойтов А.В. (Ялта) Аннотация. Рассматриваются методологические основания системно аналитической арт-терапии как интегративного метода психологической помощи.

Методологическими источниками подхода выступают психоанализ, системная психотерапия, семейная психотерапия, телесно-ориентированная психотерапия, психодрама. Ключевые слова: системность, символ, арт-терапия, спонтанное творчество, культура.

Abstract. The article considers methodological bases of system analytical art therapy as an integrative method of psychological aid. The methodological sources of this approach are psychoanalysis, systematic psychotherapy, family psychotherapy, body-oriented psychotherapy, psychodrama. Keywords: systemacity, symbol, art therapy, spontaneous creative work, culture.

Современный человек живет в эпоху парадоксальных способов взаимодействия с реальностью. Декларируемая объективность событий и их верифицируемость фактически оказывается смоделированной игрой мнений, визуальных образов и дискурсивных обобщений. Это указывает на очередное искажение типа рациональности.

Понятие рациональности производно от латинского ratio (разум, метод, довод) и в широком контексте обозначает разумность, осмысленность и прогнозируемость событийного ряда или мыслительного строя. Рациональность и потенциальная осознаваемость человека позволяют предполагать возможность познания им окружающего мира. От характеристик принятого в культуре типа рациональности будет зависеть результат этого процесса и тот образ реальности, от которого субъект сможет отталкиваться для экзистенциальной концептуализации себя и своей жизни.

Тип рациональности, который сформировался в эпоху постмодерна, обозначается как пост-неклассическая рациональность (В.С. Степин). Расцвет данной эпохи был связан с распадом СССР и атлантической трансформацией Восточно-Европейского геополитического блока. Однако в настоящее время по ряду признаков можно предполагать, что эпоха постмодерна если не завершилась, то приближается к своему финалу, который был предсказан рядом философов еще в начале 80-х гг. XX в. А. Бадью («Манифест философии») отмечал, что угасание ее началось, когда основные тексты и мысли классиками постмодерна (М. Фуко, Ж. Бодрияр, Ж. Делез, Ж.-Ф. Лиотар) были высказаны. В следствие этого необходима новая реконструкция идей о чем настойчиво заявляют ведущие мыслители современности (В.П. Самохвалов, из частной беседы).

На волне этих предпосылок в августе 2011 года в Софии (Болгария) была официально зарегистрирована Восточно-Европейская ассоциация арт-терапии1.

Данная ассоциация является концептуальной альтернативой различного рода геополитическим образованиям и стремится к утверждению интегративных стратегий реализации творческого потенциала культур ряда Восточно Европейских стран2. Этот процесс должен осуществляться не через формализацию экономических/политических отношений, но через свободное творчество и спонтанное искусство. Эти формы самореализации внутреннего потенциала человека способны вывести его за рамки формальных требований социальных норм и маргинализировать его статус, приблизив к идентичности демиурга, о чьей природе писали античные авторы и визионеры раннехристианских гностических сект.

Поскольку любая культурная продукция (текст, образ, видеоряд, политическое обращение, религиозный обряд, массовая акция, театральное действие) может быть рассмотрена как зашифрованное информационное послание, это автоматически уравнивает ее с произведением искусства. Для своего понимания она требует расшифровки и доступного для всех объяснения заключенного в ней смысла. Это в буквальном значении аналогично тому, что происходило в ходе разыгрывания, имеющих мистериальный смысл, греческих трагедий, когда мистагог, занимавшийся искусством толкования (экзегетика) разъяснял толпе смысл послания, скрытого в трагедии.

В современной культуре между сакральной сферой скрытых смыслов, таинственных аллегорических образов и миром профанных отношений и событий располагается фигура психотерапевта, как наиболее универсального медиума 3, зачастую вбирающего в себя функции колдуна, священника и врача. Его центральная зада – помочь выразить нечто внутренне с тем, чтобы в последствие это объяснить и понять, т.е. дать трактовку того, что значит то или иное действие, тот или иной образ, или событие в жизни человека, и как ему поступать в связи с полученным знанием в дальнейшем.

В современной культуре и в психотерапии, как части культурной практики заботы о себе, принцип интерпретативности событий жизни и поведения на основании анализа скрытых психических предпосылок в научное гуманитарное знание ввел З.Фрейд. Этот факт явился одним из тех ключевых сигналов, который Председатель учредительного совета Ассоциации – В.Н. Никитин, к. п. н., д. фил. н., заведующий кафедрой философской антропологии и арт-терапии Института психологии и педагогики (Москва, РФ).

К числу этих стран относятся: Болгария, Беларусь, Венгрия, Литва, Македония, Польша, Россия, Украина, Чехия.

Medium (лат.) – середина, среда, посредник.

повлек за собой принципиальный пересмотр оснований рациональности и переход научного мировоззрения к ее неклассическому типу. Переход к новому типу рациональности осуществлялся в начале XX в., именно тогда, когда Новая история завершилось и перешла в Новейшую – окончание этапа Новой истории связывают с периодом Первой мировой войны (1914 – 1918). Что характерно, именно в этот период были написаны и опубликованы программные тексты Фрейда по теории культуры и бессознательного: «Тотем и табу» (1913), «Влечения и их судьба» (1915), «Вытеснение» (1915), «Бессознательное» (1915), «Лекции по введению в психоанализ» (1917), «По ту сторону принципа удовольствия» (1920), «Психология масс и анализ Я» (1921). В этот же период выходит фундаментальная работа Юнга «Символы трансформации» (1911/1912), предопределившая тональность всех его последующих исследований по символике и динамике бессознательного.

В тоже время, в ряде европейских психиатрических клиник начинают формироваться коллекции «примитивного искусства», куда входят работы пациентов. Интерес к примитивному, маргинальному, брутальному искусству (art-brut) как в профессиональной среде, так и среди свободных художников (Пикассо, Модильяни) был вероятно связан со способностью подобных форм творчества контейнировать в себе примитивные и архаические страхи и аффекты, пробуждающиеся в наиболее сенситивной среде (художники, поэты, философы, психиатры/психотерапевты и их пациенты) на фоне социальных перестроек и передела мира, начавшегося в период первой мировой войны.

Современный период развития культуры характеризуется потребностью в новых формах концептуализации психотерапевтического процесса и профессионального сообщества. Организация больших масс людей на основании геополитических интересов показала свою патологическую деструктивность.

Следовательно, в основе новых альтернативных формой интеграции людей должны выступить локальные группы по интересам, в результате чего могут быть созданные транснациональных и негосударственных образований, в сфере которых специалисты могли бы разрабатывать новые формы психотерапии как отдельного человека, так и культуры в целом.

К. Уилбер отмечает, что «новая форма общества должна будет развиться таким образом, чтобы объединить сознание, культуру и природу, а значит, найти место для искусства, морали и науки. Она должна поддерживать личные ценности, коллективную мудрость и технические достижения» [1, с. 471]. Эта задача связывает нас с отказом от «поверхностного» взгляда на культурную эволюцию и становление человечества, и с уходом в «сетевые» и многоаспектные закономерности интегральной реальности мира.

Арт-терапия (А-т) выступает одной из передовых практик выведения сознания за рамки строго детерминированного мира и раскрепощения внутренних потенциалов личности в сферах свободного искусства. В контексте новых стратегий самоконцептуализации себя это предоставляет альтернативный способ познания своего внутреннего мира и окружающей социо-культурной действительности. Продукцию А-т следует рассматривать как форму маргинального искусства, основным содержанием которого является парадокс, противоречие и отсутствие явной логики. Это полностью соответствует закономерностям функционирования бессознательного, что также указывает на возможность полноценной реализации эпистемологической установки, принятой в психоанализе, т.е. установки на познание «Оно» посредством функций «Я».

Поскольку в спонтанном арт-терапевтическом творчестве осуществляется перенос внутренних содержаний во вне, вкладывание этих содержаний в структуру зримого художественного образа. Ключевым принципом новой эпистемологии психотерапевтического искусства, в качестве которого выступает именно А-т, следует считать общую интерпретируемость психического содержания. Процедуру эпистемологической интерпретации следует обозначить как абсолютную герменевтику. Герменевтическая эпистемология позволяет рассматривать как потенциально интерпретируемый и заключающий в себе латентный смысл любой воссозданный человеком объект, образ, любую произведенную совокупность знаков или поведенческий акт. Поэтому следует вернуться к традиционным герметических представлениям о всеобщей связанности явлений и людей, и счесть допустимым отсутствие случайностей 4, о чем неявно указывается в классических исследованиях Г. Бейтсона по теории коммуникации и непосредственно в тексте, приписываемом Гермесу Трисмегисту (Tabula Smaragdina)5. Но следует говорить о множественных закономерностях и взаимообусловленности событий и явлений. Тем более это касается художественных образов, эксплицируемых в ходе арт-терапии, и имеющих предпосылки во внутреннем мире личности. Тогда центральная задача будет заключаться в том, чтобы помочь выразить внутреннее содержание в наиболее приемлемой и доступной форме, помочь понять его и декодировать как для самого себя (внешний наблюдатель), так и для клиента (внутренний наблюдатель).

*** Как самостоятельная практика А-т начала развиваться в середине 50-х гг.

XX в. Предпосылками к этому служил имевший место в первой половине XX в.

интерес различных направлений психологии к традиционному и «клиническому»

искусству. Именно в этот период такое искусство начали рассматривать с точки зрения динамики развития и преодоления скрытой и проявленной психопатологии. Речь идет в первую очередь о классическом психоанализе (З.

Фрейд) и аналитической психологии (К.Г. Юнг) [2], а также о некоторых представителях европейской клинической психологии и психиатрии, рассматривавших творчество душевнобольных как значимый феномен культуры и часть маргинального искусства (Г. Принцхорн, А. Хилл) [3;

4]. Однако как средство психологического воздействия и экстернализации внутреннего – чувственного и когнитивного – опыта в контекстах психотерапии, психокоррекции и реабилитации арт-терапия оформилась в 50-е – 60-е гг.

прошлого столетия.

Синхрония в аналитической теории К.Г. Юнга.

«То, что внизу – подобно тому, что вверху. А то, что вверху – подобно тому, что внизу. Это следует помнить для того, чтобы обрести чудесное познание Единого!» (Hermetis Trismegisti, Tabula Smaragdina).

Методологические основания подхода связаны с идеями М. Наумбург и И.

Чампернон. М. Наумбург отмечала, что в ходе арт-терапевтического процесса происходит символическое выражение, возникающих в бессознательном влечений, страхов, конфликтов, фантазий, образов сновидений и воспоминаний детства;

происходит выражение символических аналогов Я через их репрезентацию в виде художественных образов. И. Чампернон считала, что внутренние образы, имеющие психосоциальную и телесную природу, выполняют важную психодинамическую функцию, поскольку обеспечивают связь субъекта как с внешним миром, так и контакт с собственным внутренним миром [5].

Примерно в одно и тоже время в А-т наметились два вектора развития. Их тенденции условно можно связать с аналитической направленностью метода и экспрессивной. Различия между ними касаются ряда акцентов. В том, что можно обозначить как аналитическая А-т на первое место выносятся терапевтические цели, связанные с исследованием и осознанием репрезентированных содержаний внутреннего мира. Основным терапевтическим механизмом в этом случае, как и в психоаналитической терапии, выступает исследование и проработка трансферентной динамики.

Другая тенденция касается оценки творчества и художественной деятельности как целительных по своей собственной природе. Акцент делается на качествах экспрессии, степени выразительности процесса, в течение которого возникает возможность актуализировать и заново пережить внутренний конфликт. Терапевтическое искусство выступает средством обогащения субъективного опыта;

А-т рассматривается как средство развития личности и ее творческого потенциала. В качестве основных терапевтических механизмов обозначаются процессы сублимации и трансформация.

Заостряя характер этих двух тенденций отметим, что в первом случае происходит актуализаия рефлексивного процесса, а во втором – процесса спонтанного творчества и самовыражения. Собственно экспрессивная А-т предполагает скорее соучастие, эмпатию в процессе творчества, нежели последующий его анализ. Закономерно, что последнее направление связано в большей мере с гуманистическими тенденциями в психотерапии.

Наиболее ярким представителем экспрессивного направления в А-т выступает Н. Роджерс и ее последователи. Данный метод обозначается как человеко-центрированная терапия на основе экспрессивных искусств, или интермодальная экспрессивная А-т.

Дальнейшее развитие методов А-т следует рассматривать в контексте общих стратегий трансформации взглядов на природу и динамику психики, и, соответственно, подходов к терапевтическому взаимодействию с психосоциальной функциональностью человека. Данные взгляды в частности касаются рассмотрения человека и его окружения в контексте системной динамики. Самого человека, его психическую, соматическую и социальную активность следует рассматривать как особый вид и способ системной организации элементов и их функций [6].

В А-т принципы системности задают некоторый новый тон в рассмотрении механизмов и результатов художественного творчества [7]. Исходной методологической предпосылкой следует признать идею множественности в структурной организации и психической динамике человека. Множественность предполагает с одной стороны потенциально более низкую степень упорядоченности элементов, но с точки зрения теории систем можно говорить о том, что любая множественность стремится к самоорганизации и к формированию новой степени и формы порядка.

С 2010 года нами развивается направление А-т, связанное с современными исследованиями в области динамики систем различной степени сложности и общности (см. работы Г. Бейтсона, Ф. Варела, С. Грофа, П. Девиса, Э. Ласло, К.

Людевига, У. Матурана, А.П. Назаретяна, И. Пригожина, А. Тоффлера, К.

Уилбера, С. Хокинга и др.). Данное направление психотерапевтической практики получило название системно-аналитическая арт-терапия6 (СААТ). Оно является самостоятельным методом, базирующимся на аутентичной методологической базе, которая включает в себя следующие основания: а) феноменология;

б) герменевтика;

г) теория систем;

д) теория символа.

Некоторые сравнительные характеристики экспрессивной интермодальной арт терапии и системно-аналитической приведены в таблице 1.

Таб. 1.

Интермодальная экспрессивная Системно-аналитическая А-т А-т множественное спонтанное множественное проявление проявление формы содержательного источника спонтанное движение от а) спонтанное движение от внешнего (форма, образ, интуитивного внутреннего движение) к эмоциональному центра к внешнему проявлению внутреннему центру (к форме, образу и движению) б) от найденной формы движение к внутреннему смысловому источнику достижение состояния через достижение осознания через интеграцию формы и интеграцию смыслов переживания Художественная продукция, формирующаяся в ходе СААТ, имеет системный характер, поскольку способна проецировать на себя феномены, оказывающие комплексное (интегрированное) влияние на психику и тело человека, и на те социальные системы, в которые включен субъект.

СААТ большое внимание уделяет работе с эмоциональной сферой, с совокупностью значимых переживаний и отношений, стремясь выразить их посредством символов и художественных образов. Творчество дает возможность экспериментировать с эмоциями, исследовать их и выражать через Для разработки теории и практики данного метода весной 2011 года на базе Крымского гуманитарного университета (Ялта, АР Крым) нами была организована Лаборатория системно-аналитической арт-терапии, в рамках которой проводятся исследования эффективности и методологической целесообразности метода в применении к различным сферам практической психологии и психотерапии.

символические аналогии. Художественные техники могут быть полноценно применены на любой стадии терапии, но именно в фазовых точках: диагностика – рефлексия – интеграция. Особое значение они приобретают на этапе интеграции опыта и завершения процесса – арт-методы выступают средством наглядного выражения (материализации) достигнутого эффекта и ритуальным обобщением суммы достигнутых результатов.

Символ выступает особым феноменом, формирующимися в ходе СААТ [7;

8]. Поскольку арт-терапевтический процесс ориентирован на «внутренние», скрытые явления, часто слабо вербализуемые и смысл которых не всегда ясен, то логичнее всего попытаться обнаружить в них символическое содержание.

Известно, что символ всегда выражает некий универсальный и обобщенный смысл. В арт-терапевтическом творчестве универсальное значение символа способно персонифицироваться в контексте судьбы человека. Указанное значение символического конструкта может быть использовано в арт-терапии, где анализ символов выраженных посредством художественных средств является важным звеном терапевтического процесса. Символ обладает терапевтическим значением. Трансформация символических конструктов, репрезентированных в виде психических образов во сне или в воображении, закономерно трансформирует отношения, поведение и эмоциональную реактивность. Манипуляции с символическими содержаниями могут быть использованы для коррекции как индивидуальной психической структуры и ее динамики, так и в отношении терапии системных связей, существующих внутри семьи. По направленности работа с символом может иметь два вектора:

а) вектор экстернализации – выявление символа, его проекция во внешние, зримые и ощущаемые формы, б) вектор интернализации – обратное движение символа, его погружение в психическую среду, внедрение в семейное или персональное бессознательное (метод инкорпорации символа).

Из сказанного следует, что системно-аналитическая арт-терапия является интегративной стратегий реализации психотерапевтической практики. Как интегративная стратегия она объединяет в себе методологии и взгляды ряда психотерапевтических направлений, синтез которых обеспечивает возможность всестороннего понимания внутренней динамики личности и форм ее проявления в поведенческой активности.

Теоретическими источниками СААТ выступают: а) психоанализ;

б) системная психотерапия;

в) семейная психотерапия;

г) телесно ориентированная психотерапия;

д) психодрама. Данные источники дают нам ряд методологических концептов:

концепт бессознательного – предполагает наличие скрытого фона любых событий и процессов, происходящих к экзистенциальном поле самоконституирования субъекта (работы Э. Гартмана, М. Балинта, З. Фрейда, К.Г. Юнга, Ж. Лакана, М. Кляйн);

концепт системных связей – указывает на наличие множественных аналогий, сопредельностей и взаимовлияний как в сферах жизнедеятельности самого клиента, так и в ситуациях его контакта с психотерапевтом (работы Г.

Бейтсона, У. Матураны, К. Людевига, П. Вацлавика, А.Ф. Шлиппе, Й.

Швайтцера);

концепт семейных сценариев и трансгенерационных передач – указывает на наличие унаследованных бессознательных сценариев связанных с действиями родительских фигур (работы С. Минухина, Н. Бузормени-Надя, В.

Сатир, К. Витакера, Дж. Хейли, М. Боуэна, А.Э. Шутценбергер, В. де Гольжака);

концепт телесности – предполагает проекцию психических процессов в тело, их соматическую аналогию (работы В. Райха, А. Лоуэна, Д.

Боаделла, Л. Марчер, А.Ш. Тхостова, А.В. Ермошина, М. Мерло-Понти);

концепт социальных отношений – указывает на необходимость учитывания социального (коммуникативного) контекста любой личностной проблематики (работы Я. Морено, Г. Лейтц, А.Э. Шутценбергер, П. Вацлавика);

концепт символа – выступ аутентичным для арт-терапевтической практики конструктом, интегрированым из современной теории культуры;

определяет предметное поле арт-терапевтической практики (работы Х. Кирло, К.Г. Юнга, С.С. Аверинцева, Ж. Бодрияра, Э. Кассирера, А.Ф. Лосева, Ю.М.

Лотмана, К. Леви-Стросса).

В интегрированном виде данные концепты представлены на рисунке 1.

Рис. 1.

Данная концептуальная модель, определяющая пространство и предпосылки арт-терапевтической практики ориентирована на работу с субъектом и той системой, которая проявляет себя сквозь призму его индивидуальности. Социокультурные системы, которые представляет субъект (или которые себя осуществляют через его психическую деятельность), не изолированы от опосредованного влияния психотерапевтического поля.

Семиотические конструкты, «имплантированные» в самосознание субъекта в ходе реализации терапевтических интервенций, способны проявлять свою активность не только на уровне его суверенной индивидуальности, но и на уровне систем большей степени общности с ним связанных. Обеспечивающий этот процесс механизм связан с унифицированностью семиотического пространства и общностью семиотических единиц как на уровне отдельно взятой психики, так и на уровне социума в целом. Следовательно, из индивидуальной психики семиотические конструкты могут быть транслированы на уровень коллективной психики через совокупные системные связи и механизмы языковой трансляции.

Это позволяет говорить о ряде перспектив применения СААТ как некой общедоступной практики санации индивида, его микросоциальной системы (семья), общества и культуры.

Литература:

Уилбер К. Краткая история всего. – М.: АСТ: Астрель, 1.

2006. – 476 с.

2. Юнг К.Г., Нойман Э. Психоанализ и искусство. – М.: Рефл-бук;

К.:

Ваклер, 1996. – 304 с.

3. Из мира аднаво в другой. Искусство аутсайдеров: диалоги // Под ред. Р.

Буксбаума, П. Штели. – К.: Сфера, 1997. – 297 с.

4. Маргинальное искусство // Сост. А. С. Мигунов. – М.: изд-во МГУ, 1999. – 159 с.

5. Копытин А.И. Основы арт-терапии. – СПб.: Лань, 1999. – 256 с.

6. Людевиг К. Системная терапия: Основы клинической теории и практики. – М.: Verte, 2004. – 280 с.

7. Старовойтов А.В. Бессознательная динамика образов и возможности их анализа в психотерапии // Тело – Сознание – Творчество. Философские, психологические и экологические инновации в развитии человека. Вып. 2. М.:

ИПиП, 2009. С. 125 – 149.

8. Старовойтов А.В. Маргинальная эстетика арт-терапии // Пространство Арт-терапии: вместе с вами. Сб. статей. – К.: Милениум, 2007. – Выпуск 1. – С.

85 – 101.

СТРАТЕГИИ СИСТЕМНО-АНАЛИТИЧЕСКОЙ АРТ-ТЕРАПИИ В РАБОТЕ С СЕМЬЕЙ Старовойтов А. В. (Ялта) Аннотация. В статье отражена возможность использования методов арт терапии в коррекции дисфункций семейной системы. Существует возможность экстернализации символических конструктов, отражающих системные закономерности функционирования семьи. Трансформация символа при помощи средств арт-терапии может привести к трансформации обусловленных бессознательной динамикой поведенческих стратегий, отношений и аффектов.

Символ является прямым выражением бессознательных содержаний. Ключевые слова: символ, семейная система, архетип, арт-терапия.

Abstract. The article reflects the opportunity of using art-therapy to correct family system dusfunctions. There is an opportunity to externalise symbolic constructs reflecting systematic patterns of family functioning. The transformation of a symbol by means of art-therapy can lead to the transformation of behavioural strategies, relations and affects associated with nonconscious dynamics. The symbol is a direct expression of nonconscious contents. Keywords: symbol, family system, archetype, art therapy.

В настоящее время, психотерапевтическим стратегиям, ориентированным на проработку семейного контекста отводится ведущее место среди прочих видов психологической помощи. В литературе высказываются мнения о низкой эффективности индивидуальной терапии и коррекции персональных установок, если не решены проблемы на уровне базовой семейной системы [1].

Подходить к решению семейных дисфункций можно с двух позиций:

с внешней, через анализ поведенческих паттернов, обусловленных скрытой динамикой системных семейных симптомов;

с внутренней, через выявление, анализ и трансформацию механизмов и сил, запускающих скрытые процессы в семейной системе.

Поскольку упомянутые механизмы и силы корнями уходят в семейное бессознательное, нет иной формы их экспликации, кроме символической. Тем более это касается такой неоднозначной темы, как трансгенерационные передачи, которые осуществляются в виде трансляции замкнутых в символический конструкт содержаний, наследуемых непосредственно, как безусловная тенденция к определенным поведенческим реакциям, и осуществление которых в ряде случаев воспринимается как судьба.

Анализировать напрямую содержания семейной истории можно в том случае, если причина нарушений (нелегитимные акты, нарушающие передачу, структуру и функциональность семейной системы) известны как биографические факты. Но, чаще всего, многие детали семейной истории клиенту неизвестны, и не могут быть повествовательно выражены. В этом случае ощущения дискомфорта и «белые пятна» могут быть проявлены символически как предчувствие или интуиция.

Областью фиксации содержаний семейной истории выступает память.

Индивидуальную, семейную и коллективную память в их связи между собой можно сравнить с вложенными друг в друга сферами, где внутренний контур представляет объем индивидуальной памяти, средний – семейной, а внешний – коллективной памяти, с границами, простирающимися бесконечно.

Информация, представленная в этих сферах носит характер символических констелляций. Рефлексивное погружение субъекта в сферу коллективной память способно дать ему большой объем универсальной архетипической информации, представленной в виде символических образов и метафор.

Символ представляет универсальную категорию с широким объяснительным диапазоном. Чем глубже уходят в прошлое корни символического конструкта, тем выше его интенсивность, емкость и универсальность. Поведение ребенка, как существа структурно и динамически более близкого архаическим уровням бессознательного, можно трактовать с точки зрения реализации символических компонентов коллективного опыта.


К.Г. Юнг рассматривал символ как структурообразующий принцип психики. Его трансформирующая функция проявляется в переносе и преобразовании естественной энергии либидо в культурную и духовную форму [2]. Последовательность проявлений символов зависит от следующих факторов:

удаленность символа от сознания, степень эмоционального заряда, которым управляет символ, степень психической значимости [3].

Если все эти три позиции совпадают, то в иерархии символ занимает более высокий ранг, но располагается глубже в бессознательном. С этой точки зрения, символ можно рассматривать как инструмент психологической ориентации в структуре Души.

Понимание динамики символов бессознательно открывает непосредственный доступ к пониманию и восприятию скрытых динамик существующих внутри семейной системы. Механизмы символизации позволяют выявлять в конденсированной форме символа содержания бессознательных процессов семейной системы. Существует значимая аналогия системной организации символа и семьи как системы. Семья как выражение идеи структурности, порядка и целостности также может быть рассмотрена как символ, олицетворением которого выступает, например, тринитарная модель семейной системы, выраженная в образе святого семейства (Мария – Иосиф – Иисус).

В любой семейной системе можно выделить ряд закономерностей:

степень открытости семейной системы, проницаемость ее границ;

эмоциональные факторы семейной системы;

семейная триада, как базовый формообразующий принцип семейной стабильности;

факторы стабилизации семейной системы;

степень дифференцированности внутренней структуры семьи;

цикличность семейных событий, жизненный цикл семьи;

мультигенерационные связи и трансгенерационные передачи;

генеалогия и структура (иерархия) семьи, нарушения иерархии и ролевых функций (парентализации);

история семьи, внутренняя реальность и мифология семьи (семейный роман);

белые пятна в семейной истории, фантомные фигуры (призраки) семейной истории;

нелегитимные акты, нарушения логики развития отношений и порядка;

лояльности, балансы и компромиссы;

системные семейные симптомы, патологические идентификации.

Каждый из этих факторов может выступить источником для символизации. Если мы возьмем непосредственных участников семейной истории, то представленные в символических образах члены семьи и особенности их отношений могут быть соотнесены с некоторыми базовыми архетипическими фигурами, выражающими логику и смысл материнства и отцовства, образ ребенка, архетипическую конструкцию родства (семьи) и наследования.

Архетипическую основу имеют определяющие динамику семейных процессов базовые эмоциональные комплексы любви, соперничества, долга и прощения, борьбы за индивидуальность, чувство стыда и чувство вины, независимость и признание. В качестве бессознательных универсальных предпосылок они имеют место в любой семье, реализуясь в последствии как поведенческие программы в онтогенезе индивида и в развитии его базовой (расширенной) и нуклеарной семейной системы.

Символический контекст семейной истории и системных симптомов может быть выражен разными способами:

через метафорическое описание, через визуальные образы в ходе активного воображения и люцыдных сновидений, через художественное выражение символических образов.

Эти три способа укладываются в метатеорию психотерапевтического искусства и системно-аналитической арт-терапии. Следует подчеркнуть, что художественная продукция, формирующаяся в ходе системно-аналитической арт-терапии, также имеет системный характер, поскольку способна проецировать на себя феномены, оказывающие комплексное (интегрированное) влияние на психику и тело человека, и на те, социальные системы, в которые включен субъект, в данном случае речь идет о семье.

Значение арт-терапии в консультировании и терапии семьи часто может быть ведущим. В первую очередь это касается ситуаций, фиксированных на динамике внутрисемейных аффективных комплексов.

В психодинамическом подходе аффективный комплекс рассматривается в контексте тех ситуаций, объектов и образов, которые способны спровоцировать вспышку бурных эмоциональных реакций, связанных с пережитой некогда кризисной или травматической ситуацией. Иными словами, аффективный комплекс это сумма ассоциированных с эмоциональным переживанием факторов объективного и субъективного характера.

К.Г. Юнг в своих известных всем работах говорит об аффективно окрашенных комплексах, представляющих автономные структуры личного бессознательного. С точки зрения нейропсихологии, можно соотносить аффективный комплекс с теми следовыми эффектами (аффективные следы), которые сохраняются в долговременной памяти в связи с имевшими место сильными травматическими или фрустрационными эмоциональными переживаниями (стрессовые блоки). Наличие таких «следов» определяет валентность поведенческих реакций (избирательную силу) по отношению к ситуативным факторам, ассоциированным с элементами, которые прежде спровоцировали эмоциональный всплеск. В соответствии с данной трактовкой, аффективный комплекс трактуется как сумма следовых эффектов определенной эмоциональной валентности.

Аффективный комплекс, как форма фиксации субъективного эмоционального опыта, уходя своими корнями в бессознательные структуры психики, и определяя избирательность поведенческих реакций, может служить фактором дезорганизации семейной системы, в том случае если данный опыт ассоциирован с травматическими переживаниями, тем более имевшими место в раннем детстве субъекта.

Аффективные комплексы могут иметь историческую связь с биографией личности;

с точки зрения системных связей, они могут уходить своими корнями в системную память семьи, проявляясь как трансгенерационные феномены и отражаясь в поведении субъект как следствие структурообразующего резонансного отклика. Примером здесь может служить феномен трансгенерационного страха, описанный А.А. Шутценбергер [4].

Возвращаясь к вопросу целесообразности применения арт-методов в системной семейной психотерапии, следует в первую очередь сослаться на то, что системно-аналитическая арт-терапия большое внимание уделяет работе с эмоциональной сферой, с совокупностью значимых переживаний и отношений, стремясь выразить их посредством символов и художественных образов.

Творчество дает возможность экспериментировать с эмоциями, исследовать их и выражать через символические аналогии.

Системно-аналитические методы арт-терапии в ходе психологической реконструкции образа семьи могут быть использованы в следующих случаях:

1) заблокированность аффектов, когда индивид или члены семьи (семейная пара, нуклеарная семья с ребенком, расширенная семья) не могут эксплицировать и интегрировать в семейную систему подавленное и вытесненное содержание аффективных комплексов;

2) наличие деструктивных аффектов, распределенных между различными представителями, подструктурами и коалициями внутри семьи – ненависть, гнев, агрессия, отвращение, раздражение, обида, зависть, презрение;

3) затруднительность выражения аффекта или отношения прямым способом, в связи с генерализированным чувством вины, стыда или тревоги – в связи с переживаниями данных чувств, клиент может испытывать затруднения в непосредственном самовыражении в ответ на терапевтические интервенции;

4) выявление системных закономерностей в организации отношений, имеющих место в семье;

5) уточнение содержаний латентных симптомокомплексов в семейной системе;

6) выявление «белых пятен» и идентификация «фантомов», существующих в пространстве семейного со-бессознательного;

7) опредмечивание нелегитимных актов и нарушений межпоколенных передач;

8) обобщенное выражение системных связей и отношений между персонажами семейной истории;

9) необходимость сплочения семьи, выяснение точек зрения, отношений и эмоций на те или иные семейные процессы и события.

Художественные техники также могут быть полноценно применены на любой стадии терапии, но именно в фазовых точках: диагностика – рефлексия – интеграция. Особое значение они приобретают на этапе интеграции опыта и завершения процесса – арт-методы выступают средством наглядного выражения (материализации) достигнутого эффекта и ритуальным обобщением суммы достигнутых результатов.

В семейном консультировании приемы системно-аналитической арт терапии выполняют следующие функции:

1) установление психологического контакта с клиентами (семьей) или внутри семейной пары/группы – совместное творчество способствует развитию доверительных отношений и взаимопонимания между членами семьи;

2) диагностика внутрисемейных процессов, структуры и особенностей функционирования семьи, опосредованная экстернализация внутрисемейного опыта;

3) предоставление материала для интерпретаций и долгосрочного анализа – поскольку результаты художественного творчества представляют собой «застывшие слепки» субъективных переживаний и эмоционально окрашенного восприятия событий;

4) облегчение клиенту или семье процесса понимания системных феноменов – поскольку символическое или метафорическое выражение семейных конфликтов менее подвержено цензуре;

5) сублимация аффективного напряжение и канализация подавляемых системных эмоций – допустимый выход эмоциям гнева, тревоги, обиды, страдания, неудовлетворенности;

6) опредмечивание аффекта и семейного симптома;

7) опосредованное символической или метафорической формой, косвенное взаимодействие с запрещенными в семье мыслями, чувствами и отношениями – особенно в том случае если их прямое выражение сталкивается с сопротивлением, не может быть непосредственно рассмотрено в виде сложного, но допустимого семейного опыта, или если такое выражение угрожает целостности семьи, ее развитию, или психическому статусу ее членов;


8) «материализация» трансгенерационных системных сил и «фантомов»;

9) опредмечивание, ритуальная «материализация» достигнутых терапевтических эффектов.

Символическая репрезентация семейной системы позволяет, во-первых, субъекту выразить свое многоаспектное видение семейной ситуации, во-вторых – символы в которых выражается динамика и структура семейной системы, затрагивают и отражают различные контексты и уровни психической реальности, содержание которых может выходить за рамки субъектной психики индивида, и, преодолевая его контролирующие и сдерживающие инстанции, отражать семейные и коллективные бессознательные содержания.

В рамках семейной психотерапии системно-аналитические методы являются дополнительными, в связи с этим, процесс создания художественного образа технически не должен занимать много времени. Поэтому наиболее целесообразным будет использование изобразительных средств. Если же речь идет о работе с семейной проблематикой в рамках собственно системно аналитической арт-терапии, то набор художественных средств может быть расширен, и самому творческому процессу может быть уделено более пристальное внимание.

Среди художественных тем и приемов, которые могут быть использованы в работе с семьей, мы выделяем следующие:

Художественные Направленность Содержание средства I. Сказка, драма, миф семьи сочинение мифо-поэтического сюжета текст, визуализация, по мотивам семейной истории с поэтическая повествование возможной его постановкой в виде метафора психодраматического этюда II. «Семейный роман»* создание автобиографического текста в форме дневниковых записей, рассказа, повести или романа текст повествование (семейный роман, как то, что требует толкования, в отличии от семейной истории, требующей повествования) III. Скульптура семьи пластическая постановка, репрезентация структурной телесная организации семейной системы с тело/симптом экспрессия проекцией в нее существующих в семье отношений и скрытых конфликтов IV. «Мандала семьи»* проекция в виде символа мандалы песок, существующих в семье изобразительные художественный закономерностей (мандала, как символ средства, образ миропорядка – мандала семья по природные аналогии символ внутреннего материалы порядка) V. «Символическая генограмма»* символическая репрезентация художественный изобразительные трансгенерационной структуры образ средства родства и существующих в семье отношений VI. «Тело семья»* художественный изобразительные «тело семьи» используется как образ, средства, метафора степени согласованности и тело/симптом природные упорядоченности системных материалы, процессов, а также нарушений в телесная структуре и системных патологий экспрессия (аналогия с телом/фигурой человека как архетипом упорядоченной живой системы и воплощения в материю идеального начала) VII. «Семейный симптом»* изобразительные средства, символическое выражение зон природные психологического напряжения и материалы, дисфункций в семейной системе, художественный телесная диагностика носителей семейного образ, тело экспрессия, симптома, источников и причин, фактурные формы проявления и динамики материалы и симптома объекты VIII. «Собирательный образ предка»* изобразительные средства, символическое проявление образа как природные выражения архетипических сил;

художественный материалы, формирование/актуализация образ фактурные ресурсного внутреннего объекта материалы и (символическая проекция архетипа объекты, Первопредка/Прародителя) визуализация IX. «Лицо семьи»* изобразительные средства, образно-символическая манифестация природные аффективных комплексов, художественный материалы, эмоционального фона и дисфункций в образ фактурные семейной системе (аналогия с материалы и иконической символикой Лика) объекты X. Динамический образ семьи изобразительные средства, природные художественный образное представление семейной материалы, образ системы в повседневной динамике фактурные материалы и объекты XI. «Метафорический образ семьи»* художественный изобразительные репрезентация образа семьи в виде образ, текст, средства, метафоры, содержание которой поэтическая природные косвенно отражает переживания и метафора материалы, восприятия респондента в связи с фактурные семейной ситуацией материалы и объекты, визуализация XII. «Древо семьи»* представление семейной генеалогии и изобразительные рода в виде дерева (аналогия с средства, символикой Мирового Древа природные связывающего небесное и земное, а художественный материалы, также выражающего степень образ фактурные жизненности, в контексте семьи материалы и отражает качество родовых связей и объекты силу Рода, его укорененность и устойчивость к кризисам ) XIII. Семья в виде каракулей* спонтанное выражение представлений художественный изобразительные о эмоциональном фоне семьи, образ средства скрытых аффектах и внутрисемейных связях XIV. «Род» визуализация системы родства и генеалогической преемственности внутри Рода, формирование аутосуггестия визуализация ресурсного фона, коррекция системы внутриродовых связей и восстановление утраченных связей, связь с фигурами предков Следует учитывать тот факт, что приемы системно-аналитической арт терапии, ориентированные на семейный контекст, являются методами краткосрочной терапии. Особые требования поэтому предъявляются к качеству транслируемой и актуализируемой арт-терапевтом информации. В ходе взаимодействия с семьей или семейным контекстом, который проявляется в ходе индивидуальной терапии с представителем семьи, терапевт входит в поле семейного бессознателного и получает возможность трансляции образно смысловых содержаний. Это именно тот момент, который мы обозначаем как инкорпорация символа в тело семьи (или имплантация символа в индивидуальную бессознательную структуру личности в терминологии В.П.

Самохвалова [5]).

Данные приемы являются авторскими разработками.

В связи с ориентацией арт-терапевтического процесса на системную динамику семьи возможна следующая структурная модель арт терапевтического сеттинга с выделение ключевых этапов и технических приемов:

I. Актуализация семейного контекста:

составление списка лиц, которых субъект относит к своей семье;

1) конфигурирование семейной системы;

2) уточнение характера существующих в семье связей;

3) уточнение неизвестного, «тайного» в семье, и с чьей судьбой это связано.

4) II. Символизация семейного контекста.

«Символический образ семьи»;

1) «Символическая генограмма».

2) III. Семейный симптомокомплекс.

«Символический образ семейного симптома»:

1) «Символический образ срытых эмоций» – аффективный компонент семейного симптомокомплекса;

«Символический образ цели/установки/смысла семьи» – когнитивный компонент семейного симптомокомплекса;

«Динамический образ семьи» – поведенческий компонент семейного симптомокомплекса;

2) «Теневой образ семьи» – образ, который ассоциируется негативными аспектами семейного функционирования.

IV. Соматические проекции семейного контекста.

«Тело семьи» – актуализирует и выявляет соматические проекции 1) семейного контекста в собственное тело клиента.

V. Структурирующая визуализация: «Род» – проработка через визуализацию и созерцательное трансовое погружение структурных параметров биографических и архаических порядков родства.

VI. Инкорпорация санирующего образа: «Образ исцеления» – в завершении цикла или терапевтической сессии предлагается создать символический образ, который будет нести в себе ресурсный смысл и ассоциироваться с исцелением/восстановлением/гармонизацией семейной системы;

после того как создание образа закончено, рисунок не обсуждается.

Описанный, применяемый на последнем этапе, метод инкорпорации символа в бессознательное имеет особое значение. Поскольку символы обладают терапевтическим значением, они могут использоваться для внедрения (имплантации) в структуру бессознательного. Это своего рода обратный процесс тому, что мы обозначили как экстернализация символа – т.е. выведение его из бессознательного и опредмечивание в художественной форме. Инкорпорация символа (синонимы – имплонтация, интернализация символа) – это обратный процесс распредмечивания символа и внедрения его во внутренний план действия, во внутреннюю реальность субъекта или во внутреннюю реальность бессознательной системной динамики семьи.

В ходе анализа закономерностей функционирования семейной системы, ее значимые особенности, члены семьи, отношения, иерархии, феномены и функции соотносимы с символами бессознательного. Следовательно, инкорпорация в бессознательное семейной системы образов, связанных с символикой Самости, выражающих идею целостности, гармонии и порядка, может иметь для семьи исцеляющее значение. Психотерапевтическое искусство предоставляет для этого полноценный метод.

Литература:

Теория семейных систем Мюррея Боуэна. – М.: Когито-центр, 1.

2008. – 496 с.

Стайн М. Юнговская карта души: Введение в аналитическую 2.

психологию. – М.: Когито-Центр, 2010. – 255 с.

3. Травис Ю.С. Иерархия символов // Хендерсон Дж. Психологический анализ культурных установок. – М.: Добросвет, 2007. – С. 212 – 223.

4. Шутценбергер А.А. Синдром предков. – М.: Институт психотерапии, 2005. – 254 с.

5. Самохвалов В.П. Психоаналитический словарь и работа с символами сновидений и фантазий. – Симферополь: Сонат, 1999. – 184 с.

ПРОГРАММА «МОЙ ВОЛШЕБНЫЙ МИР!» ПО ЗДОРОВЬЕСБЕРЕГАЮЩЕЙ ТЕХНОЛОГИИ.

Ишмакова Э.Р.(г.Уфа) Авторская программа для детей «Мой волшебный Мир!» по здоровье сберегающей технологии.

Цель программы - обеспечить ребят знаниями и навыками здорового образа жизни;

сбережение здоровья детей, развитие всех познавательных процессов, творческих способностей, пластичности и гибкости тела.

Здоровье сберегающая технология - это методологический подход к обучению, реализованный на пяти принципах здорового образа жизни и деятельного подхода.

Технология разработана ведущими специалистами Научно-Исследовательского Института Психотравм Личности Кокотовыми Сергеем Анатольевичем и Рамилёй Равильевной.

*** Самая актуальная на сегодня проблема - это здоровье детей. Без всяких преувеличений она может быть названа проблемой №1 как по актуальности сегодня, так и по стратегическому значению для развития образования в России на обозримое будущее.

Возникшая ситуация является, как следствием влияния многих неблагоприятных социально-экономических условий, так и итогом нерешенных педагогических и медико-профилактических проблем в области сохранения и укрепления здоровья школьников.

Мы должны с детства учить наших детей беречь свое здоровье, научить правилам эксплуатации своей биомашины: сколько и что он должен есть, как физиологически правильно дышать, двигаться, как управлять эмоциями, развивать свой мозг.

Такой подход к делу терапевтически плодотворен, потому что он опирается на целеустремленность человека, разрушает традиционный стереотип поведения «жить, чтобы есть», создает новый образ жизни, отвечающий физиологическим требованиям организма, устраняет первопричину многих хронических заболеваний. Вот только два факта. Неумение физиологически правильно дышать вызывает заболевание нервной системы, умственную отсталость потерю памяти, бронхиальную астму и другие заболевания. Неумение ухаживать за глазами приводит к тому, что пятая часть выпускников средней школы страдает преждевременной близорукостью и им приходится вторично учить азбуку в кабинете офтальмолога.

Существует ряд определений здоровья. Все они различны по содержанию. Для обоснования идеи эксперимента мы воспользуемся определением, которое дает здоровью Всемирная организация здоровья: «Здоровье это состояние полного физического, душевного и социального благополучия, а не только отсутствие болезней и физических недостатков». Можно выделить:

1. Соматическое здоровье –текущее состояние органов и систем организма человека.

2. Физическое здоровье – уровень роста и развития органов и систем организма.

3. Психическое здоровье – состояние психической сферы, душевного комфорта.

4. Нравственное здоровье – комплекс характеристик мотивационной и потребностно-информативной сферы жизнедеятельности, основу которого определяет система нравственных ценностей.

Здоровье на протяжении жизни человека формируется в зависимости от возрастных особенностей развития органов и систем, от характера взаимодействия организма со средой, от специфики социально обусловленной деятельности человека.

Здоровьесберегающая технология – эта методологический подход к обучению, реализованный на принципах здорового образа жизни и деятельностного подхода.

Программа «Мой волшебный мир» содержит принципиально иной способ подачи материала нежели традиционная система образования. На уроке педагог обозначает проблему (задачу), ребёнок становится исследователем, и в процессе взаимодействия с педагогом и ровесниками находит ответ, делает маленькое открытие. Ещё Л.Н.Толстой сказал: "Только то знание ценно, которое добыто своим трудом". Здесь выстраивается мостик между личным опытом ребёнка и новыми знаниями.

Мы знакомим ребят с профилактическими методами сохранения здоровья, т.е. с миром внутри нас. И процесс знакомства с внутренним миром, по нашему убеждению, способствует выработке навыка ведения здорового образа жизни.

Это достигается тем, что дети во время занятий учатся использовать полученные знания, выполняя конкретные задания по здоровьесберегающей технологии, и применять их в жизни. Главный способ осмысления мира - решение проблемных творческих задач. Поскольку жизненный опыт ребёнка ещё невелик, то он познаёт мир, сравнивая его с собой, как наиболее известным ему объектом.

Поэтому вся программа написана с позиции познающего мир ребёнка. Она позволяет показать всеобщую взаимосвязь ребёнка со всей окружающей его действительностью. Такой подход педагогически плодотворен, т.к. не только позволяет ребёнку лучше усвоить материал, но и развивает в нём навык нахождения решений в нестандартных ситуациях.

Программа преследует следующие цели:

1. Создание у ребёнка целостной картины мира.

2. Обеспечение ребёнка знаниями и навыками здорового образа жизни.

3. Сбережение здоровья детей, а также развитие всех творческих и познавательных процессов.

4. Знакомство с родным языком.

Программа помогает детям уяснить и осознать смысл уже употребляемых ими слов обыденного языка. Это воспитывает в детях:

1) аккуратность словоупотребления и дисциплину мышления- важнейших элементов общей культуры, и научной культуры в особенности, которые в свою очередь,готовят их к будущему освоению научного языка;

-2)представляет собой полезное дополнение к началам риторики и грамматики, которые, прежде всего, опираются на интуитивно воспринятый детьми контекстуальный смысл слов.

На каких принципах здорового образа жизни построена программа?

Движение.

Маленькие дети владеют естественной грацией и свободой движения тела.

Важно использовать в развитии ребёнка не только методы воздействия на его сознание и мышление, но и упражнения, отвлекающие контроль сознания над телом. Ребёнку необходимы танцевальные движения и гимнастические упражнения, развивающие пластику, гибкость, лёгкость тела, снимающие мышечные зажимы, улучшающие кровообращение и питание головного мозга.

Движения, которые дают ощущение свободы и радости, способствуют игровой инициативе, стимулируют моторное и эмоциональное самовыражение.

Физиологически правильное дыхание.

Дыхание тесно связано с психическими функциями. Сознательные дыхательные упражнения помогают усвоению пройденного материала, развитию творческого мышления, приносят неисчислимые блага для физической, эмоциональной, интеллектуальной и духовной жизни. Здесь нам помогает звуковая гимнастика, песни, дыхательные упражнения в игровой форме.

Правильная релаксация.

Человек может долго и продуктивно работать, если вовремя и качественно отдыхает, очень важно периодически прерывать напряжённый ритм,т.к.не может ребёнок развиваться в состоянии стресса. Обучить детей «правильному»

расслаблению, умению успокоится, и найти равновесие для дальнейшей деятельности помогают мини-медитации, игры, арт-терапия.

Положительное мышление.

Очень важно научить каждого ребёнка любить себя и окружающий мир, контролировать свои мысли, трансформировать негативные мысли, направлять их в положительное русло. На сегодня это главная цель в обучении и воспитании, формировании здоровой и творческой личности. Этому помогают танцетерапия, игровая терапия, театральное творчество.

Правильное питание.

Важно донести до родителя ценность приёма витаминов и минералов. А дети в игровой форме получают знания о роли пищи в организме человека, о правилах её приема.

Программа "Мой волшебный Мир!" по здоровьесберегающей технологии предполагает работу не только с детьми, но и с их родителями. Это повышает информированность взрослых в том, чем живут их дети, помогает родителям лучше понимать своего ребёнка, способствует укреплению отношений в семье.

Программа была апробирована в течение 2-х лет в нескольких школах и гимназиях в г.Уфа и Октябрьский (Башкортостан). Сегодня она рекомендована Министерством образования РБ к внедрению в обучение в качестве дополнительного образования.

БИНАУРАЛЬНАЯ ТЕРАПИЯ Педагог-психолог высшей категории ГАУ РЦСПП СДМ Григорьев В.А.

Одним из перспективных направлений психотерапевтической реабилитации применяемых в ГАУ РЦСПП СДМ (Республиканский центр социально-психологической помощи семье, детям, молодежи) является способ восстановления ритмической активности мозга, заключающийся в усилении нормальной мозговой активности, свойственной конкретному человеку. Данное изобретение было запатентовано и апробировано в психолого-диагностической экспериментальной лаборатории Стерлитамакской педагогической академии Республики Башкортостан. (Патенты № 63201 и № 2306852). Автором методики является доктор психологических наук, профессор Уразаева Фирдауз Халафовна и Уразаев Камил Фоатович. Этот способ реабилитации эмоционально аффективных нарушений человека, включающий воздействие звуковыми сигналами используется в Центре с 2008 года. И зарекомендовал себя как эффективное вспомогательное средство в психокоррекционной деятельности специалистов. Современные исследования подтверждают, что определенным состояниям сознания соответствуют определенные картины ритмов мозга, а навязывание внешних ритмов является мощным средством воздействия на биоэлектрическую активность мозга. Первым кто сформулировал и обосновал феномен бинауральных биений (термин «бинауральный» происходит от двух слов «auris» и «bini», которые означают «ухо» и «пара») был немецкий ученый экспериментатор Хайнрих Вильхельм Дофе еще в 1839 году. Довольно важную роль в изучении и популяризации метода сыграл американский писатель исследователь Роберт Аллан Монро. Он основал институт Монро, который на протяжении десятилетий занимается изучением и разработкой методик синхронизации частот полушарий головного мозга посредством звуковых волн.

Так еще в 1975 году Р.А. Монро предложил метод стимулирования мозга с помощью бинауральных ритмов, который меняет состояние человека, в частности, от нормального состояния к сонливому, и наоборот, к состоянию повышенного внимания.



Pages:   || 2 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.