авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |

«Избирательная комиссия Ростовской области СБОРНИК КОНКУРСНЫХ РАБОТ в области избирательного права и избирательного процесса, повышения правовой и политической ...»

-- [ Страница 2 ] --

В рамках исследования удалось выявить, что существует ряд правовых проблем, выходящих за сферу уголовного законодательства. Для того, чтобы решить их, были предложены ряд законодательных шагов. Так, представляется обоснованным дополнить положения КоАП РФ ст. 5. 22- «Ответственность гражданина за незаконное голосование за другое лицо», где закрепить, что незаконное использование гражданином избирательного бюллетеня, регистрация в избирательном списке под ложной фамилией, указание о себе ложных сведений либо голосование под фамилией другого лица, внесенного в избирательный список, повторное голосование влечет за собой наложение административного штрафа в размере от 5 до 10 МРОТ А в ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» необходимо закрепить определение понятия фальсификация итогов выборов (фальсификация итогов голосования) и избирательного документа. Причём, важно учесть, что избирательным документом следует признавать обладающие установленными законами, регламентирующими процесс выборов, реквизитами юридически значимые письменные и электронные носители публичной информации о назначении, подготовке, проведении Климова Ю. Уголовная ответственность за фальсификацию избирательных документов, документов референдума и конкуренция ст. ст. 142 и 142.1 УК РФ // Уголовное право. 2010. № 3. С. 50.

избирательной кампании и ее результатах, влекущие значимые правовые последствия, которые включены в установленном порядке в сферу регулирования избирательных правоотношений, одной из сторон которых выступает государство В рамках исследования были даны практические рекомендации в области организации избирательного процесса в целях охраны граждан от фальсификаций на выборах в России. В ходе анализа научной литературы удалось выявить, что существует ряд проблемных моментов в современном определении такого понятия как «активное избирательное право».

Важно указать на то, что активное избирательное право бывает двух видов:

1. Частичное (ограниченное) – право, при котором избиратель лишен права контролировать правильность и точность итогов своего голосования.

Он делегирует (доверяет) избирательным комиссиям разного уровня, коллегиям выборщиков, отечественным и международным наблюдателям, разного рода автоматизированным и компьютеризированным системам (например, Государственная Автоматизированная Система «Выборы» в России) 2. Полное – право, при котором избиратель имеет право и техническую возможность самостоятельно проверить результат учета его голоса при публикации итогов голосования Далее был проведён анализ современных технологий тайного голосования, оценены возможности использования подобных технологий, разработанных сотрудниками РАН «Радикал - 96» в ЗАО «Волшебные Технологии» (г. Москва). В результате были сделаны выводы относительно перспектив использования технологий четвёртого поколения тайного голосования в России.

Среди основных предложений по совершенствованию процедур голосования на выборах, отвечающие современным реалиям, вынесенных по итогам исследования технологий тайного голосования, можно выделить следующие:

- закрепить законодательно новую общую форму избирательного бюллетеня на различных уровнях;

- разработать проекты специальных электронных урн для учёта избирательных бюллетеней, и предоставления избирателям специальных отрывных талонов;

- разработать информационную систему искусственного интеллекта, посредством которой избиратель после голосования смог бы увидеть на электронном табло, расположенном в комнате для тайного голосования, как учитывается его голос.

Следует отметить, что полученные результаты исследования должны стать базой будущих законодательных и политико-административных преобразований. Таким образом, появится реальная возможность искоренить фальсификацию итогов голосования в целях осуществления полного активного избирательного права избирателями. А избирательный процесс в итоге должен стать увлекательным и интересным явлением политической жизни России.

Литература и источники 1) Федеральный закон от 12.06.2002 № 67-ФЗ (ред. от 28.12.2010) «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» (принят ГД ФС РФ 22.05.2002);

Российская газета", № 106, 15.06.2002;

опубликован не был;

2) Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (принят ГД ФС РФ 24.05.1996) (ред. от 29.12.2010) (с изм. и доп., вступающими в силу с 27.01.2011;

Собрание законодательства РФ, 17.06.1996, № 25, ст. 2954;

опубликован не был;

3) Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 № 195-ФЗ (принят ГД ФС РФ 20.12.2001) (ред. от 29.12.2010) (с изм. и доп., вступающими в силу с 27.01.2011);

Российская газета", № 256, 31.12.2001;

опубликован не был;

4) Постатейный комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / под ред. А.В. Бриллиантова. М.: Проспект, 2010;

5) Постатейный комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / А.А.

Ашин, А.П. Войтович, Б.В. Волженкин и др.;

под ред. А.И. Чучаева. М.: КОНТРАКТ, ИНФРА-М, 2010;

6) Постатейный комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / под ред. Г.А. Есакова: «Проспект», 2010;

7) Постатейный комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Г.Н.

Борзенков, В.П. Верин, Б.В. Волженкин и др.;

отв. ред. В.М. Лебедев. 7-е изд., перераб. и доп. М.: Юрайт-Издат, 2007;

8) Алехичева Л.Г., Постников А.Е. Признание недействительными итогов голосования и результатов выборов: правовые проблемы // Журнал российского права.

2001. № 6;

9) Боброва Н.А., Лучин В.О. Избирательные правонарушения и ответственность за них // Конституционно-правовая ответственность: проблемы России, опыт зарубежных стран. М., 2001;

10) Гричанин И., Щиголев Ю. Квалификация подделки и использования подложных документов // Российская юстиция. 1997. № 11;

Завидов Б.Д. Уголовно-правовой анализ преступлений против 11) конституционных прав и свобод человека и гражданина // Право и власть. 2004. № 24;

12) Калешина О.И. Поддельный документ как предмет и средство совершения преступления: Автореф. дис...канд. юрид. наук. Краснодар, 2006;

13) Климова Ю. Уголовная ответственность за фальсификацию избирательных документов, документов референдума и конкуренция ст. ст. 142 и 142.1 УК РФ // Уголовное право. 2010. № 3;

14) Мажинская Н. Г. Уголовная ответственность за нарушение избирательных прав граждан: Дис.... канд. юрид. наук: 12.00.08 : Ростов н/Д, 2002;

15) Макаров Б. А. Прозрачные технологии тайного голосования избирательными бюллетенями // Политический маркетинг. 2002. № 1;

16) Парамонов Д. О., Кириченко В. В. Методы фальсификации выборов. М.

2007.:http://bookz.ru/authors/de№is-paramo№ov/metodi-f_116/1-metodif_116.html;

17) Серебренникова А.В. Уголовно-правовое обеспечение конституционных прав и свобод человека и гражданина по законодательству Российской Федерации и Германии:

Автореф. дис.... д-ра юрид. наук. М., 2008;

18) Сеченова Р.Р. Состояние конституционной законности в сфере избирательных прав граждан // Современное право. 2005. № 7;

19) Толстикова И.Н. О субъектах преступлений против избирательных прав граждан // Журнал о выборах. 2003. № 3;

Вторая премия Секция «Социальные аспекты избирательного процесса: теория и практика»

Методы предвыборной агитации Сулич Татьяна Андреевна, студентка 4-го курса юридического факультета Гуковского института экономики и права – Филиала Ростовского государственного экономического университета «РИНХ»

Научный руководитель:

Назаренко Наталия Алексеевна, кандидат юридических наук, доцент кафедры Финансового и административного права Ростовского государственного экономического университета «РИНХ»

Исследование вопросов проведения предвыборной агитации, правовой регламентации методов ее проведения в последнее время приобретает все большую актуальность. Представляется, что это связано с теми изменениями во всех сферах общественной жизни, которые происходили в российском обществе и продолжаются в современной России.

В настоящее время в нашей стране появились разнообразные политические силы, а это, в свою очередь, привело к возникновению острой борьбы за власть в ходе выборов государственных органов различного уровня и органов местного самоуправления. Главным инструментом этой борьбы стала предвыборная агитация, в рамках которой осуществляется прямое воздействие на формирование политической воли народа, а значит воздействие на его политический выбор, приводящий к власти определенные политические силы или конкретных политических лидеров.

Каждый знает, что во время любой предвыборной агитации реализуются планы и стратегические замыслы, созданные на подготовительном этапе, и поэтому она направлена не только на создание положительного образа кандидата, но и на разрушение образа соперников. Чтобы достигнуть наивысшего результата, этап агитации состоит из совокупности различных мероприятий, на которых используется определенный набор методов агитационного воздействия.

Особая роль предвыборной агитации для хода и результатов избирательных кампаний любого уровня, широкое использование в ней средств массовой информации, невиданных в России технологий, приемов и способов, качественно иная роль финансирования ее мероприятий - все это стало новой проблемой для российского общества, требующей своего законодательного разрешения.

Следует отметить, что при выборе методов проведения предвыборной агитации и их применении необходимо соблюдать установленные законом ограничения.

Во-первых, реализация того или иного метода предвыборной агитации не должна нарушать конституционные права и свободы в сфере массовой информации. В равной мере применение методов предвыборной агитации не должно приводить к злоупотреблениям свободой массовой информации.

Во-вторых, методы предвыборной агитации ни в коем случае не должны быть сопряжены с разжиганием социальной, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды, не должны быть связаны с призывами к захвату власти, насильственному изменению конституционного строя и целостности государства, пропагандой войны.

Проводить предвыборную агитацию через средства массовой информации (на каналах организаций телерадиовещания и в периодических печатных изданиях) могут не все участники избирательного процесса, а только зарегистрированные кандидаты, политические партии, зарегистрировавшие списки кандидатов, уполномоченные представители и доверенные лица политических партий. При этом закон определяет перечень субъектов, которым в принципе запрещено заниматься предвыборной агитацией.

Любые методы предвыборной агитации могут применяться строго в пределах агитационного периода, т.е. периода, в течение которого разрешается проводить предвыборную агитацию, агитацию по вопросам референдума. Согласно Федеральному закону «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» агитационный период для кандидата (избирательного объединения) начинается со дня выдвижения кандидата (списка кандидатов) и заканчивается в ноль часов за сутки до дня голосования. Период агитации в средствах массовой информации в России начинается за 28 дней до дня голосования и заканчивается в ноль часов за сутки до дня голосования.

В день голосования и в предшествующий ему день любая предвыборная агитация запрещается.

Проведение предвыборной агитации с использованием средств массовой информации является, пожалуй, самым распространенным методом ее осуществления. Современный этап развития цивилизации не зря характеризуется как «информационное общество». Сейчас информационно коммуникационные технологии воздействуют абсолютно на все сферы человеческой деятельности и общество в целом.

СМИ играют весьма существенную роль в проведении предвыборной агитации, т.к. оказывают влияние на формирование общественного мнения и, зачастую, являются единственным источником (по крайней мере, основным) информации по выборам.

Несмотря на то, что законодателем, казалось бы, предусмотрен достаточно обширный перечень форм предвыборной агитации в СМИ, существует ряд недостатков, например, весьма поверхностно, если не сказать большего, регулируется роль Интернета, хотя его значение при проведении предвыборной агитации велико. Из-за большого количества неточностей и двусмысленностей, содержащихся в действующем законодательстве, на практике возникает много спорных ситуаций, решение которых очень затруднительно. Поэтому имеют место нарушения ведения предвыборной агитации при отсутствии у субъектов вины или умысла. Достаточно скудно в законе регламентируется ответственность СМИ за нарушения, допускаемые ими в ходе осуществления предвыборной агитации. В связи с этим следует отметить, что установление юридической ответственности за нарушения правил предвыборной агитации является важнейшей гарантией проведения подлинно демократических выборов.

Действующее российское законодательство, регулирующее общественные отношения по поводу осуществления предвыборной агитации, в целом соответствует общепризнанным мировым стандартам в данной сфере. Вместе с тем необходимо его дальнейшее совершенствование, направленное на устранение существующих в законодательстве, посвященном предвыборной агитации, противоречий. В частности, необходимо выработать критерий для выделения субъектов предвыборной агитации, а также более четко определить состав лиц, которым предвыборная агитация запрещена.

Вторая премия Секция «Проблемы правового регулирования избирательного процесса»

Актуальные проблемы и пути совершенствования законодательства, регламентирующего порядок формирования Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации Гапоненко Анатолий Алексеевич, студент 4-го курса юридического факультета Ростовского государственного экономического университета «РИНХ»

Научный руководитель:

Шевелева Елена Владимировна, кандидат юридических наук, доцент кафедры конституционного и муниципального права Ростовского государственного экономического университета «РИНХ»

Научная проблема определения места Совета Федерации в системе органов государственной власти имеет не только теоретическое, но и практическое значение в связи с особым его местом и ролью в осуществлении государственного управления. В первую очередь при изучении данного вопроса следует обратить внимание на двухпалатный характер Федерального Собрания – парламента Российской Федерации.

В Российской Федерации Федеральное Собрание как парламент республики пришло на смену «двухступенчатому» механизму высших органов государственной власти Российской Федерации, включавшему Съезд народных депутатов и формируемый им Верховный Совет.

Созданные в годы советской власти в качестве представительных органов «нового, социалистического типа, коренным образом отличающихся от учреждений буржуазного парламентаризма», эти государственные органы по мере демократизации российского общества, отражения в Конституции принципа разделения законодательной, исполнительной и судебной властей и постепенного проведения его в жизнь все более обретали черты парламента.

Однако стать подлинным парламентом страны они так и не смогли, во первых, в силу возлагавшихся на них действовавшей тогда Конституцией полномочий, противоречащих принципу разделения властей (распорядительные и некоторые контрольные полномочия), и, во-вторых, в силу фактически существовавшего вертикального подчинения представительных органов страны, совершенно не свойственного парламентским представительным органам.

В ст. 94 Конституции РФ указывается, что Федеральное Собрание представительный и законодательный орган Российской Федерации. В передаче парламенту законодательной власти реализуется принцип народного суверенитета как основы правопорядка.

Конституционное закрепление основ организации и деятельности парламента РФ имеет большое значение для развития российского парламентаризма. Достаточно высокий статус парламента и имеющиеся у него «сдержки и противовесы» по отношению к Президенту, исполнительной и судебной властям, позволяют ему обеспечивать стабильное функционирование демократических институтов власти в Российской Федерации.

Будучи законодательным органом, Федеральное Собрание исполняет и некоторые контрольные функции за исполнительной властью.

Парламентский контроль – право представительного органа участвовать в формировании исполнительных органов государственной власти, требовать от них отчета о своей деятельности и отправлять в отставку министров или правительства в целом в случае признания их деятельности неудовлетворительной (вотум недоверия).

Согласно ст. 95 Конституции Федеральное Собрание состоит из двух палат - Совета Федерации и Государственной Думы. Государственная Дума представляет все население Российской Федерации, а Совет Федерации, часто именуемый верхней палатой, состоит из членов, представляющих все субъекты Федерации. Совет Федерации призван выражать интересы местностей, региональные мнения и чаяния. Вместе с тем Совет Федерации государственный орган всей Федерации. Его решения и другие волеизъявления адресуются не тем или иным субъектам Федерации, а государству в целом, т. е. всей России.

Конституция предусматривает совершенно различную компетенцию для каждой из палат, обеспечивая тем самым систему «сдержек и противовесов» в деятельности Федерального Собрания. В этой системе Совету Федерации отводится роль своего рода тормоза по отношению к Государственной Думе, призванного предотвратить возможность установления в Российской Федерации большинства», «тирании завоеванного на выборах в Государственную Думу теми или иными политическими силами.

Нижние палаты формируются более демократично, поэтому именно им как в наибольшей степени олицетворяющим саму идею парламента принадлежит, как правило, наиболее важная роль в осуществлении законодательных и контрольных полномочий парламентов: действительно, смысл учреждения парламента заключался в том, чтобы он был органом, выражающим в государственном механизме народные интересы.

Верхние палаты, формируемые менее демократично, чем нижние (чем, собственно, и объясняется их характеристика как верхних палат, т. е. палат политической элиты), имеют в настоящее время двоякое предназначение. Во первых, это осуществление роли тормоза, фильтра, консервативного начала в деятельности парламента с тем, чтобы предотвратить принятие им поспешных, непродуманных и популистских решений, чему неизбежно подвержены депутаты нижних палат, желающие быть переизбранными. В этом качестве верхняя палата представляет собой, по сути, ограничение демократического и обусловленного им непрофессионального характера работы парламента. Во-вторых, верхняя палата осуществляет представительство и согласование интересов территориальных единиц государства.

Федеральное Собрание Российской Федерации осуществляет свои двухпалатные полномочия в рамках своих функций, для осуществления которых своих ему необходима четкая организация деятельности. Совет Федерации, Государственная Дума вправе направить парламентский запрос, а член Совета Федерации, депутат Государственной Думы - депутатский запрос должностным лицам органов по вопросам, входящим в компетенцию этих органов и должностных лиц.

Следует заметить, что в нашем обществе существует определенное недоверие к представительным органам государственной власти вообще и к парламенту в частности. Такое недоверие является следствием той политической борьбы, которая предшествовала принятию действующей Конституции РФ. В обществе имеются силы, которые не прочь отказаться от парламента как важнейшего демократического института или превратить его в послушную, не играющую самостоятельной роли, ассамблею. Однако такие устремления наталкиваются на ряд противодействующих факторов.

Многие представители политических кругов страны отдают себе отчет в том, что полная дискредитация парламента может сильно подорвать складывающиеся политико-идеологические устои российской демократии.

Если с точки зрения политической значимости парламент сегодня обесценен в глазах значительной части населения страны, то этого нельзя сказать о его идеологической роли. Существен и тот факт, что в демократических странах парламент является своеобразным олицетворением политических традиций, важным показателем национальной политической культуры. В придании определенной политической эффективности парламенту заинтересованы и те политические силы, которые не представлены в правительстве и для которых парламент служит ареной, где они могут отстаивать свои интересы.

Парламент выступает и как своего рода уравновешивающая сила в отношениях конкурирующих политических сил, как арена защиты интересов тех из них, которые в сегодняшней ситуации обладают меньшими возможностями воздействия на политическую жизнь страны.

Вследствие взаимодействия всех этих факторов развитие российского парламентаризма идет сложным, во многом противоречивым путём.

Федеральное Собрание Российской Федерации гармонично вписалось в конституционно-правовую систему нашего государства, без него невозможно представить себе портрет российского общества. В этой связи особую актуальность приобрела проблема оптимизации статуса современного парламента, его палат, системы взаимоотношений Совета Федерации и Государственной Думы, а также их положения в общей системе государственного механизма.

Россия в своей недолгой практике существования Совета Федерации использовала многовековой опыт формирования вторых палат парламентов.

Нашей истории знаком и принцип выборов, использовавшийся при формировании первого состава Федерального Собрания, и представительство по должности (второй состав), и смешанный способ формирования, используемый в настоящее время: назначение от исполнительной власти с ротацией исполнительной и косвенные выборы члена Совета Федерации представителя субъекта от представительной власти. Порядок формирования Совета Федерации за истекшее десятилетие менялся трижды: от прямых выборов его членов в 1994-1995 годах до нынешнего порядка их представительства от региональных органов законодательной и исполнительной власти. И сегодня поиск оптимального подхода еще не закончен. В перспективе мы придем к модели, основанной на выборах. Но спешить в этом не следует, для принятия столь важных решений требуется время.

Совместные усилия должны быть направлены на гармонизацию связи между членом Совета Федерации и субъектом Российской Федерации, орган власти которого он представляет;

на повышение авторитета и эффективности деятельности Совета Федерации и его членов.

Эти усилия могут послужить реальной основой для поиска оптимальной модели формирования Совета Федерации, законодательного закрепления такого механизма регионального представительства в Совете Федерации, который позволит, с одной стороны, органам государственной власти субъектов Российской Федерации воздействовать на принятие решений на федеральном уровне, а с другой стороны, обеспечат членам Совета Федерации право самостоятельно и ответственно выражать свое мнение.

В отличие от всех других органов власти Совет Федерации никогда и ни на день, ни на минуту не прекращает своих полномочий. Известно, что по Конституции есть основания для досрочного отрешения от должности Президента, Правительство может уйти в отставку, Государственную Думу можно распустить досрочно, Совет Федерации – нет. В этом стабилизирующее начало государственной власти и большая ответственность, возложенная на Совет Федерации.

В настоящее время действует Федеральный закон «О порядке формирования Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации» от 5 августа 2000г. № 113-ФЗ (в последней ред. ФЗ от 14.02. № 21-ФЗ), который предусматривает, что представитель от законодательной власти субъекта РФ избирается на заседании законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта РФ, а представитель от исполнительной власти назначается главой администрации субъекта.

Существует комплекс проблем, связанных с реализацией ФЗ «О порядке формирования Совета Федерации Федерального Собрания РФ».

Одна из них – необходимость принятия соответствующих нормативно правовых актов субъектов Российской Федерации, т.к. правовое регулирование порядка формирования Совета Федерации фактически оказалось в совместном ведении Федерации и её субъектов. Практика формирования верхней палаты свидетельствует о явной недостаточности регулирования процедуры избрания членов Совета Федерации нормами регламентов соответствующих законодательных органов государственной власти субъектов Российской Федерации.

Тот факт, что оптимальный порядок формирования Совета Федерации до сих пор не найден, можно объяснить рядом причин. Во-первых, в Конституции заложены противоречивые нормы. Статья 95, с одной стороны, говорит о том, что в Совет Федерации входят по два представителя от каждого субъекта Российской Федерации, т.е. от сообщества граждан. Но далее следует уточнение: по одному от представительного и исполнительного органов государственной власти. Это явное противоречие нуждается в толковании. Во-вторых, одна из главных причин заключается в самой процедуре изменения порядка формирования верхней палаты.

Согласно статье 96 Конституции Российской Федерации данный вопрос регулируется на уровне федерального закона, который может быть принят без выраженного одобрения Совета Федерации.

Чтобы отойти от «гибкой» модели второй палаты, необходим такой уровень законодательного закрепления порядка формирования второй палаты, изменение которого требует широкого политического консенсуса и невозможно без согласия большинства субъектов Федерации.

В настоящее время целым рядом политиков и учёных выдвинуты предложения по изменению порядка формирования Совета Федерации и принятию нового федерального закона. Суть этих инициатив связана с утверждением концепции прямого избрания населением членов второй палаты. В качестве инструмента, обеспечивающего представительство от законодательной и исполнительной власти субъекта Федерации, предлагается выдвижение данными органами своих кандидатов. Так, в 2007 году Законодательное Собрание Санкт-Петербурга направило подобную законодательную инициативу в Государственную Думу, правда в 2009 она была отозвана. Подобного мнения придерживается и О.Н. Булаков, который отмечает, что наиболее приемлемым для России является выборный способ формирования Совета Федерации, когда кандидаты в количестве больше, чем один человек, предлагаются соответственно органом законодательной и исполнительной власти субъекта Российской Федерации, а население избирает их них представителей в Совет Федерации.

Ряд учёных полагает, что если и отказываться от ныне действующего порядка формирования Совета Федерации, то логичнее всего было бы вернуться к варианту формирования верхней палаты из глав законодательной и исполнительной власти субъектов Российской Федерации. При такой схеме формирования Совета Федерации более органично сочетались принципы регионального представительства и демократии. Демократизм обеспечивался тем, что и руководители законодательной власти как депутаты, и главы исполнительной власти субъекта Федерации избирались населением непосредственно. Они, с одной стороны, получали мандат доверия от народа, с другой – будучи региональными лидерами, хорошо знали нужды субъекта Федерации и его населения.

Допустима и возможность возвращения к законопроекту 1995 года, по которому органы законодательной и исполнительной власти субъекта Российской Федерации предлагают более одного человека в кандидаты, а население избирает из этих кандидатов представителей в Совет Федерации.

Формально здесь нет противоречия Конституции РФ, поскольку Конституция предусматривает по одному представителю в Совете Федерации от органов законодательной и исполнительной власти, но прямо не указывает способ их назначения или избрания. Допустим, губернатор предлагает на выбор трёх, пятерых кандидатов, а население своим голосованием определяет, кого из них оно считает наиболее достойным представителем интересов региона.

Есть и другие варианты. Один из них состоит в том, что представитель от региональной исполнительной власти избирается вместе с главой исполнительной власти на губернаторских (президентских) выборах в субъекте Федерации.

Вместе с тем нельзя не признать, что в интересах обеспечения государственности после десятилетия непрерываемых реформ вполне разумно объявить временный мораторий на дальнейшее реформирование верхней палаты, трижды испытавшей перемены, и сохранить, по крайней мере в ближайшие несколько лет, действующий порядок формирования Совета Федерации. А усилия законодателей сконцентрировать на том, чтобы гармонизировать связь между членом Совета Федерации и субъектом Федерации.

Совершенствование федерального законодательства, осуществляемое в условиях незыблемости самих принципов образования верхней палаты, не должно препятствовать, как представляется, продолжению творческого поиска оптимального варианта формирования Совета Федерации. Для того чтобы по сохраняющему свою дискуссионность вопросу о порядке формирования можно было определиться в дальнейшем, избрав действительно наилучший вариант, необходимо решиться на проведение государственно-правового эксперимента. Целесообразно в двух-трех федеральных округах предоставить регионам право самостоятельно определять порядок выдвижения представителей в Совет Федерации. Для такого эксперимента достаточно было бы на федеральном уровне установить общие демократические принципы выдвижения, предложив один или несколько возможных, но необязательных вариантов. Одним из вероятных выводов эксперимента может стать предоставление самим субъектам РФ права определения порядка выдвижения их представителей. Полагаю, что при всей широте таких прав субъектами Федерации постепенно будет сформировано не более двух-трех идентичных моделей, применяемых для выдвижения их представителей в Совет Федерации.

Так или иначе, это вопрос будущего, а сегодня, вероятно, следует вести речь о качественном совершенствовании принятого законодательного регулирования формирования верхней палаты. Поскольку существует описанная выше разноголосица в регламентации субъектами процедур, возможно, стоит отказаться от регулирования процедуры рассмотрения кандидатур в состав верхней палаты парламента регламентами органов законодательной власти субъектов Федерации, как это предусмотрено в настоящее время. Целесообразно общие для всех субъектов процедурные положения поместить в Федеральный закон «О порядке формирования Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации». Они могут касаться признания необходимым условием выборов выдвижения альтернативных кандидатур от группы депутатов законодательного органа субъекта;

следует установить обязательный порядок обсуждения кандидатур в комитетах (комиссиях) регионального парламента.

Выборных вариантов формирования верхней палаты за все время ее существования было сформулировано множество, но очень незначительная часть этих предложений стала законопроектами и была передана на рассмотрение Государственной Думы. В соответствии с Автоматизированной системой обеспечения законодательной деятельности Совета Федерации и Государственной Думы, всего законопроектов, «дошло» предусматривающих различные варианты выборности членов Совета Федерации.

Дополнительно в последнее время многие ученые и политики выступают за внесение изменений в Конституцию РФ, которые исключили бы возможность участия представителей от органов исполнительной власти субъектов РФ в осуществлении полномочий Совета Федерации Федерального Собрания РФ. Объясняется это тем, что установленный законодательством порядок формирования Совета Федерации не соответствует в должной мере принципу разделения властей, в соответствии с которым органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны.

Однако, по моему мнению, данные изменения не будут способствовать совершенствованию законодательной деятельности. Во-первых, сам процесс изменения Конституции РФ влечет нарушение ее важнейшего юридического свойства – стабильности. Во-вторых, Совет Федерации является органом представительства интересов субъектов Российской Федерации и участие в его деятельности представителей от исполнительной власти направлено на обеспечение именно этой его функции.

Таким образом, предпочтительным представляется все-таки выборный порядок формирования Совета Федерации, предполагающий выдвижение кандидатов органами законодательной и исполнительной власти субъектов Российской Федерации, что позволит, с одной стороны, сохранить незыблемость Конституции РФ, а, с другой стороны, усилить степень участия населения в осуществлении государственного управления страной.

Литература и источники Авакьян С. А. Конституционное право России. - М.: Юристъ, 2010. - C. 368.

1.

Алебастрова И. А. Конституционное право зарубежных стран: Учебник. - М.:

2.

Проспект, 2009. - С. 321.

Андреева Г.Н. Конституционное право зарубежных стран: Учебник. – М.: Эксмо, 3.

2005. – С. 256.

Арбузкин А.М. Конституционное право зарубежных стран: Учебное пособие. – М.:

4.

Юристъ, 2005. – С. 564.

Баглай М. В. Конституционное право Российской Федерации: Учебник для вузов. 5.

6-е изд. - М.: НОРМА, 2011. - С. 547.

Булаков О.Н. Бикамеральная структура парламента // Конституционное и 6.

муниципальное право. – 2006. - №. 9. – С. 10,12.

Васильева Т.А. Общероссийские политические выборы 1993 года: федеративный 7.

аспект//Федеральное Собрание России: опыт первых выборов. - М., 1994. - С. 74, 76.

Вихарев А.А. Совет Федерации Федерального Собрания РФ (вопросы 8.

конституционной теории и практики): Дисс. … канд.юрид.наук. – Екатеринбург, 2002. – С. 14, 23, 28.

Глухарева А.К. Конституционные основы представительного характера 9.

гражданского общества // Конституционное и муниципальное право. 2007. № 10. – С. 11.

Головистикова А. Н., Грудцына Л. Ю. Конституционное право России. - М.: Эксмо 10.

Пресс, 2007. - С. 288.

Гранкин И.В. Парламент России. – М., 2001. – С. 267.

11.

Енгибарян Р.В. Сравнительное конституционное право: Учебное пособие. – М.:

12.

Юристъ, 2005. – С. 262.

Казакова А.А. Совет Федерации Федерального Собрания Российской Федерации:

13.

конституционно-правовые основы формирования и деятельности. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. – М., 2008. – С. 10-11.

Калинин А. Ю. Принцип разделения властей и особенности правообразования в 14.

России // Юридический мир. 2009. № 8. - C. 71.

Ковешникова Е.М., Марченко М.Н., Стешенко Л.А. Конституционное право стран 15.

СНГ. – М.: НОРМА, 1999. – С. 245, 367.

Козлова Е. И., Кутафин О. Е. Конституционное право России. - М.: Проспект, 2010.

16.

- C. 410, 465.

Конституционное право зарубежных стран / Под ред. М.В. Баглая, Ю.И. Лейбо, 17.

Л.М. Энтина. – М.:НОРМА, 2010. – С. 464.

Коукли Дж. Двухпалатность и разделение властей в современных 18.

государствах//Полис. 1997. № 3. - С. 151-156.

Лысенко В.И. Некоторые вопросы развития избирательной политики и права в 19.

Российской Федерации в 90-е годы//Федеральное Собрание России: опыт первых выборов. - М., 1994. - С. 24.

Миронов С. М. Конституционно-правовой статус Совета Федерации и его 20.

взаимоотношения с другими органами государственной власти // Журнал российского права. 2003. № 1. - С. 15.

Парламентское право России / Под ред. Т.Я. Хабриевой. – М., 2003. – С. 178.

21.

Парламентаризм в России. Федеральное Собрание в 1996-1999 годах/ Под ред.

22.

С.А. Мндоянца. - М., 2000. - С. 60.

Полуян Л. Я. Верхняя палата парламента в системе органов государственной 23.

власти // Актуальные проблемы государственного строительства. 2002. №2. - С. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской 24.

Федерации от 26 апреля 2007 года // Российская газета. 2007. N Постановление Законодательного Собрания Санкт-Петербурга «Об отзыве проекта 25.

Федерального закона №398859 «О порядке формирования Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации» // Вестник Законодательного Собрания Санкт-Петербурга. 2009. № 1.

Постановление Законодательного Собрания Санкт-Петербурга «О законодательной 26.

инициативе о принятии Федерального закона «О порядке формирования Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации» от 14 февраля 2007 года N // Вестник Законодательного Собрания Санкт-Петербурга. 2007. № 7.

Садовникова Г. Д. Комментарий к Конституции Российской Федерации 27.

(постатейный). - М.: Юрайт-Издат, 2008. - С. 41.

Садовникова Г.Д. Проблемы оптимизации порядка формирования 28.

представительных органов в РФ // Конституционное и муниципальное право. 2008. № 14.

– С. 26.

Саликов М.С. Сравнительный федерализм США и России. - Екатеринбург, 1998. – 29.

С. Строев Е. Российский парламентаризм. Движение в будущее или бег по 30.

кругу//Независимая газета. 2001. 18 апреля.

Тарасова Е.П. Новый этап в совершенствовании порядка формирования Совета 31.

Федерации Федерального Собрания РФ // Законы России: опыт, анализ, практика. 2009.

№8. – С. 85-89.

Трофимов Е. А. Прямые выборы Совета Федерации и институт регионального 32.

парламентаризма в России. - Челябинск: Уральская академия государственной службы, 2008. - С. 68.

Федеральный закон «О порядке формирования Совета Федерации Федерального 33.

Собрания Российской Федерации» от 5 декабря 1995г. № 192-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 1995. № 50. Ст. 4869.

Федеральный закон «О порядке формирования Совета Федерации Федерального 34.

Собрания Российской Федерации» от 5 августа 2000г. № 113-ФЗ (в последней ред. ФЗ от 14.02.09 № 21-ФЗ) // Собрание законодательства РФ. 2000. № 32. Ст. 3336;

2009. № 7. Ст.

789.

Шеховцов В.А. Развитие российского парламентаризма. - М., 1999. - С. 62.

35.

Яценко И. С. Российский парламентаризм в системе государственной власти // 36.

Национальные интересы. 2007. №2. - С. 10.

Третья премия Секция «Социальные аспекты избирательного процесса: теория и практика»

Электронные средства голосования: правовое регулирование и общественное доверие к итогам выборов Степанова Евгения Игоревна, студентка 2 курса юридического факультета Южного федерального университета Научный руководитель:

Волченко Валерия Наильевна, кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры конституционного (государственного) права юридического факультета Южного федерального университета Информационные технологии шагают вперед семимильными шагами, опережая зачастую наше миропонимание. При помощи Интернета, мобильной связи, цифрового телевидения и других достижений цивилизации в настоящее время можно совершать коммерческие операции, проходить интерактивные собеседования о приеме на работу, наблюдать за улицами в отдаленных городах. Очередным шагом на этом пути становится выполнение своего гражданского долга и реализация конституционного права – голосования – посредством различных электронных систем. Анализу этого распространяющегося нововведения и была посвящена научная работа.

Интерес к данной теме мной, как и многими другими, проявлен отнюдь не случайно. Тема эта по-настоящему важна для детального рассмотрения и как никогда актуальна именно сейчас, в момент мировой автоматизации.

Кроме того, привлекают внимание и очевидные плюсы данной системы голосования, такие как мобильность и доступность. Однако признание и повсеместное внедрение электронных средств голосования – проблема гораздо более глубокая, чем кажется на первый взгляд. Она затрагивает многие сферы жизни мирового сообщества в целом и каждой страны в частности.

Право призвано законодательно утвердить и защитить этот новый институт избирательного процесса, социум должен быть подготовлен к правильному его восприятию и пониманию;

должен повыситься уровень общественного доверия к избирательному процессу в целом, что не может не затронуть политической сферы жизни государств. Разработка и совершенствование различных электронных средств голосования, одновременная профессиональная подготовка людей для их технического обеспечения не может не коснуться экономики различных уровней, поскольку это «потребует» своего пункта в государственном бюджете.

Что же мы (в частности Российская Федерация) имеем из этого на сегодняшний день? Правовая база как таковая отсутствует либо не способна в полной мере урегулировать отношения в соответствующей сфере. Уровень общественного доверия, а точнее, недоверия к результатам голосований (согласно статистике) стал социальной проблемой. Политика государства при решении этих проблем, к сожалению, не очень эффективна. А экономика, находящаяся сейчас на подъеме, пока не ориентирована на необходимость подобных затрат.

Основная задача моей работы состояла в детальном анализе заявленных проблем, а также процесса внедрения электронных средств голосования в мире и в России, его особенностей, достоинств и недостатков.

В свою очередь, среди преследуемых целей – нахождение решения заявленных ранее проблем, разработка предложений по совершенствованию системы и разрешение вопроса о целесообразности применения данных средств в нашей стране.

История появления.

Впервые термин «электронное голосование» (англ. e-voting), был введен в 1960-х годах, когда во всем мире активно применялось голосование с помощью бумажных бюллетеней. Новое понятие подразумевало, что волеизъявление избирателей будет выражаться с помощью различных электронных средств, а новая система сможет использовать персональные компьютеры для подсчета голосов. Использование Интернета и телефона для голосования стало серьезно обсуждаться лишь в 1980-х годах, но на тот момент эти средства не предполагалось использовать на всеобщих выборах или референдумах вследствие их слабой информационной защищенности.

Через полвека после появления термина уровень развития информационных технологий, обеспечивающих само электронное голосование, достиг небывалых высот. Голосование через Интернет или мобильные сети – это всего лишь пара способов подачи голоса избирателя непосредственно в избирательную комиссию. В настоящее время электронное голосование включает в себя голосование с помощью персонального компьютера (опрос с помощью компакт-диска), специальной голосующей машины, терминалов (с помощью социальной электронной карты), стационарного и мобильного телефона, Интернета, цифрового телевидения и т.д.

«Что такое «хорошо», и что такое «плохо».

Система электронного голосования имеет ряд неоспоримых преимуществ. Главное возможность дистанционного голосования, позволяющее не привязывать возможность волеизъявления голосующего гражданина к месту его нахождения в момент выборов. Кроме того, электронные средства голосования должны помочь повысить «явку»

избирателей за счет заинтересованной молодежи и людей с ограниченными возможностями, испытывающими сложности с перемещением на избирательный участок. Помимо этого, одним из основных достоинств таких систем голосования является возможность программирования инструкции для голосования и самого электронного бюллетеня, выводимого на тот или иной экран на различных языках. Неоспоримо удобство подобных средств голосования и для людей с ограниченными физическими возможностями:

например, возможность для слепых прослушать аудиозапись с инструкциями и текстом бюллетеня и проголосовать самостоятельно. Однако, к сожалению, не все так идеально.

На первом месте в разработке системы средств электронного голосования стоит информационная безопасность. Подтверждение сервером избирательной комиссии личности избирателя, проверка избирателем достоверности сайта, на котором он осуществляет голосование и многие другие вопросы разрешаются с помощью систем электронной цифровой подписи (принцип «открытых» и «закрытых» ключей»). В таком случае, электронные ключи по смыслу должны разрабатываться и выдаваться избирательным участкам и голосующим гражданам независимой «третьей»

стороной, специально уполномоченным на это государственным органом.

Обеспечение анонимности голосования – это ответственность провайдеров. При проведении электронных выборов важно, чтобы невозможно было проследить связь между конкретным бюллетенем и проголосовавшим гражданином. При традиционной схеме голосования достаточно просто убедиться, что на бумажном бюллетене нет никаких «опознавательных знаков», которые могут идентифицировать избирателя. С электронным голосованием дело обстоит иначе. Избиратели не смогут непосредственно убедиться, что их голос не закреплен за конкретным бюллетенем. Для обеспечения анонимности голосования используются серверы деперсонификации, стирающие информацию, изначально идентифицировавшую человека. Но столь глубокие принципы работы системы не будут понятны абсолютно всем, и в такой ситуации пользование электронными средствами голосования станет в какой-то мере вопросов веры избирателей. Нужно отметить, что доверие к электронным средствам голосования – одна из наиболее актуальных проблем.

Опросы в разных странах мира показали, что интерес к электронному голосованию напрямую зависит от уровня образования человека и его возраста, но никак не зависит от политических взглядов и уровню благосостояния. Поэтому для использования определенных средств электронного голосования существует еще одна проблема – навыки пользования этими средствами и обучение им. Несмотря на постоянное совершенствование и упрощение схемы, например, дистанционного волеизъявления для многих она все еще остается технически сложной.

Использование автоматизированных систем создает еще одну очень важную для разрешения проблему, связанную с обеспечением бесперебойной технической работы системы. Технические проблемы могут быть не обязательно случайными, что усложняет подобное обеспечение во много раз.

Очевидно, что нужна сильнейшая комплексная защита от взлома, источники резервного питания и многие другие средства обеспечения стабильности электронной системы голосования.

Суммарный опыт современных государств показывает, что для внедрения и эффективного использования электронного голосования требуется долгая и согласованная работа государства, политических, общественных организаций, высококвалифицированного экспертного сообщества по преодолению технических, организационных и правовых проблем, возникающих на пути повсеместного введения данной системы.

Зарубежный опыт.

Несмотря на все сложности, сопровождающие внедрение электронных средств голосования, их разработка продолжается и в России. Специалисты прогнозируют, что уже через несколько лет у нас в стране будут официально введены такие электронные системы, полностью вытеснив традиционные.

Поэтому, на мой взгляд, очень важно приступить к изучению и анализу уже имеющегося в этом направлении зарубежного опыта во избежание и повторение ошибок. Приведу в сравнении 2 примера, на мой взгляд, наиболее содержательных и полезных для России в части работы над ошибками и уяснении положительных моментов.

В Ирландии эксперимент провалился. На выборах в Европарламент от использования уже закупленных средств электронного голосования отказались: оборудование было признано ненадежным. Расходы достигли млн. евро, а система так и не была внедрена. Позже ирландское правительство приняло решение полностью отказаться от использования таких систем, поскольку их улучшение легло бы тяжким бременем на ирландских налогоплательщиков.

В противовес этому, есть богатый опыт Бразилии, которая гордится своей системой электронного голосования, введенной с 1996 года. Не вдаваясь в технические подробности, интересно то, что для повышения явки избирателей правительство установило урны для голосования в местах скопления людей: на автомагистралях, автобусных остановках, в банках.

Система имела огромный успех и признана одной из самых удобных. В ближайшее время и другие страны Латинской Америки планируют принять именно бразильскую систему.

Подводя небольшой итог, нужно сказать, что зарубежными экспертами признаются прочные позиции РФ в списке стран, потенциально готовых к использованию электронного голосования.

Российский опыт.

К сегодняшнему дню своя практика применения и (пусть экспериментального) электронных средств голосования сложилась и в России. Надо сказать, эксперты предсказывали распространение данных электронных систем еще 10 лет назад. В 2003 году Александр Вешняков, на тот момент председатель Центральной избирательной комиссии РФ, говорил, что в России электронная система голосования будет применена после того, как будут получены гарантии полной безопасности выборов от возможных фальсификаций. Вешняков не сомневался, что будущее определенно за электронным голосованием, так как подобные системы позволяют быстро собирать, обрабатывать и передавать информацию о результатах выборов. По сравнению с обычным голосованием и ручным пересчетом голосов, занимающим около 5 дней, возможность мошенничества и манипуляций с результатами при электронном голосовании уменьшается, поскольку нет такого большого временного окна. В России разработкой методик электронного голосования занимается отдельная рабочая группа в рамках Центральной избирательной комиссии РФ.


На данный момент уже прорабатывались три технических направления:

с использованием компакт-дисков, мобильного телефона и социальной карты.

Первая разновидность подразумевала распространение среди избирателей компакт-дисков с программой. Для ее использования требовался персональный компьютер.

Поэтому удобство второй технологии – мобильной - объяснялось просто: мобильные телефоны распространены шире, чем компьютеры. Кроме того, эта система подходила для опроса граждан за рубежом.

Социальная электронная карта обеспечивала возможность голосования через терминалы. У нее есть свои плюсы, но развитие этой системы в будущем потребует ввести единый формат карты по всей стране. И этот способ не очень подходит для голосования граждан, находящихся за границей – стандарт терминалов будет только Российский.

Эксперименты у нас проводились в Тульской, Владимирской, Волгоградской, Ленинградской областях, Ханты-мансийском автономном округе. Были использованы все 3 технологии, а участие приняли около 30.000 граждан. Среди них подавляющее большинство было довольно электронным голосованием, однако каждый второй сомневался в достоверности его результатов.

Важно то, что проводимые электронные опросы в любом случае не могли иметь юридической силы, т.к. это, по сути, не предусмотрено в ФЗ «об основных гарантиях избирательных прав». К сожалению, на данный момент практически единственное официальное упоминание о возможности электронного голосования содержится в п.15, ст. 64 этого ФЗ, т.е. реальная возможность его проведения довольно призрачна. Создается впечатление, что законодатель, отдав должное зарубежным тенденциям, на этом остановился, что уже не соответствует запросам действительности.

Это только начало целого блока проблем. Безусловная новизна идей означает одновременно их непроработанность. Есть большой риск неудачи, которая в данном случае недопустима. Как минимум бесцельно пропадут огромные бюджетные средства, поэтому «цена вопроса» - еще один проблематичный момент.

Помимо этого, новизна, рассчитанная на привлечение молодого поколения, спровоцирует непонимание старших. Непонимание еще больше усугубит ситуацию с уровнем общественного доверия к выборам, который и так невысок.

Причина его имеет сложную природу: связь менталитета народа с низком уровнем его правовой культуры и реальными показателями практики фальсификации результатов. Но сейчас важнее заняться поисками решений, имеющих комплексный и действенный характер.

Во-первых, нужно исключить ту часть недоверия социума, которая подкрепляется непониманием вводимой современной системы голосования.

Жизненно необходимы широкие, информативно-доступные и доходчивые для населения кампании при поддержке СМИ, которые объяснят плюсы вводимых электронных средств, гарантируют и обоснуют их надежность, проведут консультации по пользованию средствами голосования. Реальное обеспечение безопасности и надежности вводимых систем поможет устранить и другую часть недоверия людей, связанную с опасением взлома базы данных и нарушения тайны голосования.

Во-вторых, помимо совершенствования законодательства, необходимо поднять уровень правовой культуры населения страны. К опубликованию законов должно привлекаться больше внимания, они должны подробно разъясняться во всех видах соответствующих печатных источников : от школьных учебников до профессиональной литературы.

Кроме того, следует создать инспекционное подразделение ЦИК, в полномочия которого будет входить аудит систем голосования, их техническое и иное обеспечение.

Отдельным пунктом хочется отметить необходимость присоединиться к важнейшим международным актам, регламентирующим порядок и стандарты электронного голосования. Уже приняты «Рекомендации по электронной демократии», организационным техническим «правовым, аспектам электронного голосования». Это позволит укрепить авторитет данного вида голосования внутри страны и авторитет государства на международной арене.

Одним из важнейших моментов является адаптация экономического базиса страны к проводимой реформе. Необходимо четко просчитать возможные расходы, грамотно распределить их между уровнями бюджета, привлечь инвесторов и так далее.

Подводя итоги, стоит сказать, что в процессе рассуждений у меня неоднократно возникал вопрос «а необходим ли нам этот институт вообще?».

Имеет ли смысл поднимать такой пласт проблем, если традиционная «бумажная» система еще эффективна? Мой ответ на этот фундаментальный вопрос однозначен – вводить институт электронного голосования стоит.

Проблемы отрицать нельзя, более того, их признание – уже половина решения. Но возможность голосовать независимо от места нахождения в момент выборов, многократное ускорение и увеличение точности процессов подсчета голосов, способ привлечения внимания молодежи и побуждения их к проявлению активной гражданской позиции, максимальное упрощение процедуры голосования для пожилых людей, людей с ограниченными возможностями, которым ранее это было недоступно – это та «альтернативная стоимость», те достойные потраченных усилий ожидаемые результаты, к которым мы все стремимся. Ведь главная цель всех проводимых реформ – сделать жизнь граждан нашей страны лучше, активизировать их желание реализовывать свои конституционные права, оставаясь небезразличными к судьбе Российской Федерации.

Третья премия Секция «Проблемы правового регулирования избирательного процесса»

Соотношение законодательного и договорного регулирования в избирательном процессе Российской Федерации Даценко Оксана Викторовна, студентка 4-го курса факультета гуманитарного и социально-экономического образования кафедры юриспруденции Южно-Российского государственного технического университета (НПИ) Научный руководитель:

Кетова Лариса Петровна, кандидат исторических наук, доцент кафедры юриспруденции и социально-экономического образования Южно-Российского государственного технического университета (НПИ) Деление права на публичное и частное берет свои истоки от древнеримской юриспруденции. Ульпиан одним из первых поднял вопрос о делении права на частное и публичное: “Изучение права распадается на две части: публичное и частное (право). Публичное право, которое (относится) к положению римского государства, частное, которое (относится) к пользе отдельных лиц;

существует полезное в общественном отношении и полезное в частном отношении” 1.

Безусловно, избирательное право следует относить к публичному праву с присущим ему императивным методом правового регулирования. Выборы как элемент публичной правовой сферы, когда затрагивается автономия воли носителя избирательного права, включают в себя ряд частноправовых начал.

Договорное регулирование, основанное на воле и интересе субъектов, не Дигесты Юстиниана. - М.: Наука, 1984. - С. чуждо публичному избирательному праву и, более того, возможно в избирательном процессе.

Законодательное закрепление основных институтов и стадий избирательного процесса придает существующему в нем договорному регулированию акцессорное значение. Договорное регулирование, основанное на автономии воли и имущественной самостоятельности субъектов избирательного процесса, применимо только в случае отсутствия в правоотношении властного подчинения вышеуказанных субъектов друг другу.

Следует отметить, что о некоторых договорах избирательное законодательство содержит лишь упоминание, без дальнейшей конкретизации и установления дополнительных требований (например, договор о сборе подписей), либо вообще отсутствует правовое регулирование (политические соглашения «За честные выборы»). Другие договоры, наоборот, детально урегулированы нормами избирательных законов и постановлений ЦИК России (например, договор о предоставлении эфирного времени, печатной площади для проведения предвыборной агитации кандидатом или избирательным объединением).

К сожалению, в юридической литературе не уделяется должного внимания политическим соглашениям. Они либо не учитываются в классификации публично-правовых договоров2, либо относятся к группе программно-политических договоров о дружбе и сотрудничестве и договоров о гражданском согласии 3, и поэтому, как правило, специально не рассматриваются.

Ввиду отсутствия законодательного закрепления возможности заключения и процедуры заключения политических соглашений, стоит отметить постановление Конституционного Суда РФ, который допускает Кашанина Т.В. Частное право: Учебник / Т.В. Кашанина. – М.: Эксмо, 2009. С.437-451.

Тихомиров Ю.А. Современное публичное право: Монографический учебник / Ю.А. Тихомиров. – М.: Эксмо, 2008. С.280.

возможность заключения политических соглашений как договорных форм взаимодействия участников избирательного процесса4.

Объектом исследования являются общественные отношения, связанные с избирательным процессом. Предметом исследования - соотношение законодательного и договорного регулирования в избирательном процессе РФ.

Целью исследования является выявление возможностей, условий и перспектив сочетания законодательного и договорного регулирования в избирательном процессе РФ.

Для цели данного исследования все договоры, применяемые в избирательном праве, были разделены на три группы.

Первая – договор как универсальный регулятор общественных отношений в рамках избирательного процесса (договоры о передаче имущества, выполнении работ (оказании услуг);

Вторая – договор как гражданско-правовая конструкция, посредством которой реализуются пассивные избирательные права граждан (соглашение между политической партией и иным общественным объединением о формировании совместных списков избирателей);

Третья – как правовой инструмент избирательного процесса, предоставляющий дополнительные гарантии проведения демократических, честных выборов соглашения о недопустимости (политические использования «грязных» избирательных технологий на выборах).


В соответствии с вышеуказанным делением договоров на три группы ставятся следующие задачи исследования:

- проанализировать договорное регулирование по передаче имущества, выполнении работ (оказании услуг) в избирательном процессе;

Постановление Конституционного Суда РФ от 1 февраля 2005 года № 1-П «По делу о проверке конституционности абзацев второго и третьего пункта 2 статьи 3 и пункта 6 статьи Федерального закона «О политических партиях» в связи с жалобой общественно-политической организации «Балтийская республиканская партия»» // СЗ РФ. - 2005. - № 6. - Ст. 491.

- рассмотреть существенные условия и определить предназначение договора политической партии и общественного объединения, заключаемого с целью формирования списка кандидатов на выборах депутатов представительных органов муниципальных образований;

- раскрыть сущность политических соглашений в избирательном процессе как договоров, устанавливающих дополнительные избирательные гарантии.

В работе применялись общенаучные и специальные методы исследования. Метод анализа использовался для выявления и характеристики элементов договоров, заключаемых в избирательном процессе. Метод синтеза использовался для обобщения результатов исследования и формулирования общих выводов по теме. Метод сравнительного анализа использовался для сравнения различных видов договоров, используемых в избирательном процессе, что позволило выявить их общие и особенные характеристики. Формально-юридический метод использовался для анализа правовых норм, закрепленных в избирательном и гражданском законодательстве.

В ходе исследования соотношения законодательного и договорного регулирования в избирательном процессе были выявлены определенные пробелы в избирательном законодательстве и проблемы применения исследованных договоров на практике.

Научная новизна данной работы состоит в обобщении нормативного и исследовательского материала по проблемам создания равных условий для кандидатов, избирательных объединений для проведения агитации;

выявлении проблем в правовом регулировании политических соглашений;

формулировании предложений Центральной избирательной комиссии РФ по обнародованию договоров, заключаемых между политической партией и иным общественным объединением с целью формирования списка кандидатов на выборах представительных органов муниципального образования;

предложении законодательного закрепления возможности и надлежащей процедуры заключения политических соглашений.

Практическая значимость исследования определена тем, что исследование направлено на решение одной из политических задач, поставленных Президентом РФ в Послании Федеральному Собранию РФ5 улучшение качества народного представительства в органах публичной власти.

Как и любая законная сделка, договоры в избирательном процессе не могут противоречить публичным интересам. Применяя императивное правовое регулирование, законодатель устанавливает обязательные для сторон правила, существенные условия договоров. Это не будет противоречить основополагающему частноправовому принципу – свободе договора, поскольку возможность установления ограничений для сторон предусмотрена Гражданским кодексом РФ (п. 4 ст. 421 ГК РФ).

Первая проблема состоит в нарушении основополагающего принципа избирательного процесса о предоставлении равных условий проведения агитации для всех кандидатов и избирательных объединений, закрепленного в законодательстве. Анализируя договор аренды, договор о вывешивании размещении) печатных предвыборных агитационных (расклеивании, материалов, договор о предоставлении эфирного времени и печатной площади в избирательном процессе, следует сделать вывод об отсутствии законодательного закрепления обязанности хозяйствующего субъекта при предоставлении своего имущества, оказании услуг кандидату, избирательному объединению предоставить помещение в аренду другому субъекту агитации. Речь не идет о равенстве условий для такого предоставления, что входит в определенное противоречие с последовательно поддерживаемым принципом института предвыборной агитации о предоставлении равных условий проведения агитации для всех кандидатов, Послание Президента РФ Дмитрия Медведева Федеральному Собранию Российской Федерации // Российская газета. - 2010. - № 271.

избирательных объединений6, но соответствует частноправовому принципу свободы договора. Этот вопрос, например, решается в отношении организаций, когда доля государства или муниципального (вклад) образования в их уставном (складочном) капитале превышает 30 процентов, и при предоставлении помещений, находящихся в государственной или муниципальной собственности.

Для решения проблемы предлагается: законодательно закрепить обязанность для всех субъектов, желающих вступить в правоотношения по предоставлению своего имущества для указанных целей на равных условиях для всех кандидатов, политических партий послужило бы важной гарантией реализации принципа равенства соответствующих участников в рамках предвыборной агитации. Аналогичную обязанность обеспечения равных условий кандидатов следует закрепить в сфере заключения договора о предоставлении эфирного времени и печатной площади.

Следует отметить, что необходимо законодательно закрепить только обязательные правила для сторон договора, а не установить механизмы понуждения к заключению того или иного договора в избирательном процессе. Хозяйствующий субъект должен иметь право выбора - стать стороной в конкретном обязательстве или нет. И если субъект все-таки вступает по своей воле и в своем интересе в договорные отношения, регулируемые избирательным законодательством, то на него должны распространяться общие для всех правила и требования, обусловленные общественными интересами.

Вторая проблема. ЦИК разработала унифицированные формы заключения договоров по предоставлению эфирного времени, печатной п. 1 ст. 50, п. 1 ст. 51 Федеральный закон от 12 июня 2002 года № 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» (в ред. ФЗ от 12 декабря 2010 года № 404-ФЗ) // СЗ РФ. - 2002. - № 24. - Ст. 2253;

СЗ РФ. – 2011. - № 1. – Ст.

16.

площади, которые содержат детальную правовую регламентацию обязательственных отношений, возникающих между сторонами, только с государственными СМИ. В современных рыночных отношениях это представляется несправедливым.

Для решения проблемы предлагается распространить действие этих типовых форм и на отношения с негосударственными СМИ.

Третья проблема заключается в неясности формулировки п. 7 ст. 37 ФЗ «Об основных гарантиях..»7, согласно которой правом сбора подписей избирателей обладают дееспособные граждане России, достигшие к моменту сбора подписей возраста 18 лет, и употребление здесь же термина “лицо” при характеристике подрядчика в договоре. Возникает вопрос: может ли такой договор заключаться с юридическим лицом в качестве подрядчика?

Для решения проблемы необходимо отметить, что когда законодатель хочет четко оговорить, что конкретный договор может заключаться только с физическим лицом, он это непосредственно устанавливает (как по договору на выполнение работ в избирательной комиссии). Представляется правильным при толковании данной нормы, что законодатель предоставил право политической партии, кандидату заключать рассматриваемый договор и с юридическим лицом, но, разумеется, непосредственно сбор подписей будет осуществлять физическое лицо.

Четвертая проблема состоит в невозможности урегулирования каждого вида договора о выполнении работ, связанных с избирательной кампанией кандидата или избирательного объединения, т.к. область общественных отношений, регулируемых данным договором крайне разнообразна.

Для решения проблемы предлагается выработка унифицированных форм заключения договоров такого типа, а не специальных образцов договоров по каждому конкретному предмету.

Федеральный закон от 12 июня 2002 года № 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» (в ред. ФЗ от 12 декабря 2010 года № 404-ФЗ) // СЗ РФ. - 2002. - № 24. - Ст. 2253;

СЗ РФ. – 2011. - № 1. – Ст. 16.

Пятая проблема состоит в отсутствии закрепления в избирательном законодательстве формы договора о выполнении работ (оказании услуг), связанного с избирательной кампанией кандидата или избирательного объединения.

Для решения указанной проблемы предлагается законодательно закрепить письменную форму договора, поскольку кандидат, избирательное объединение обязаны после окончания избирательной кампании предоставить в соответствующую избирательную комиссию итоговый финансовый отчет и представляется сложным подавать и принимать отчетность по договорам, заключенным в устной форме.

Шестая проблема. Особый научный интерес для исследования представляют нормы ФЗ «О политических партиях»8, которые придают легальную формализованность согласительным процедурам в избирательном праве.

Согласительные процедуры в избирательном праве несут двойственную нагрузку: с одной стороны, в процессуальном смысле, обеспечение стадий избирательного процесса (и прежде всего на стадии выдвижения кандидатов), с другой стороны, в материальном смысле, обеспечение индивидуальных и коллективных избирательных прав граждан РФ с учетом конституционного принципа многопартийности9.

Законодатель допускает создание союза10 политической партии и иного общественного объединения общероссийского, регионального или местного уровня, зарегистрированного в соответствии с законом, целью которого является формирование списков кандидатов на выборах депутатов представительных органов муниципальных образований исключительно на основе письменного соглашения - договора об участии такого общественного подп.З п.1 ст.26 Федерального закона от 11июля 2001 года № 95-ФЗ «О политических партиях» (в ред. ФЗ от 03 ноября 2010 №289-ФЗ) // СЗ РФ. - 2001. - №29. - Ст.2950;

СЗ РФ. – 2010. – №45. - Ст.5754.

Старостина И.А. Соглашения в избирательном праве // Конституционное и муниципальное право. -2009. № 14. - С.30.

подп. З п.1 ст.26 Федерального закона от 11июля 2001 года № 95-ФЗ «О политических партиях» (в ред. ФЗ от 3 ноября 2010 № 289-ФЗ) // СЗ РФ. - 2001. - № 29. - Ст.2950;

СЗ РФ. – 2010. – № 45. – Ст. 5754.

объединения в муниципальных выборах совместно с данной политической партией. Данное общественное объединение признается избирательным объединением наряду с политической партией.

Проблема состоит в обеспечении публичности соглашений, заключаемых между политической партией и иным общественным объединением с целью формирования списка кандидатов на выборах депутатов представительных органов муниципальных образований.

Для решения проблемы предлагается в целях обеспечения открытого доступа населения к указанным договорам в федеральном законе предусмотреть обязанность Центральной избирательной комиссии РФ обеспечить их публичность: на сайте ЦИК РФ следовало бы размещать указанные соглашения и прилагать сформированные списки кандидатов либо давать интернет-ссылки на сайты избирательных комиссий муниципальных образований, на которых размещается информация такого рода.

Седьмая проблема. Если в федеральных законах устанавливаются некоторые требования в отношении создания союзов общественных объединений и согласованного списка кандидатов политических партий и иных общественных объединений, то в отношении ряда иных политических соглашений правовое регулирование отсутствует. Так, в законодательстве не отражена российская практика заключения договоров о сотрудничестве между политическими партиями, между политическими партиями и иными общественными объединениями, органами публичной власти (в частности, соглашения «За честные выборы» или о недопустимости использования «грязных» избирательных технологий на выборах), договоров политических партий с избирательными комиссиями о сотрудничестве в ходе выборов.

Очевидно, что политические соглашения в России заключаются и исполняются с учетом принципа свободы договора, который в том числе означает свободу выбора партнера, условий договора, видов ответственности. Свободная воля сторон политического соглашения ограничивается общезначимыми интересами, которые не могут быть умалены в связи с его заключением.

Таким образом, проблема заключается в отсутствии законодательно установленных санкций за несоблюдение политических соглашений о сотрудничестве в ходе выборов, о недопустимости использования «грязных»

избирательных технологий на выборах.

Для решения проблемы законодателю следует урегулировать указанные соглашения в избирательном законодательстве и обеспечить соблюдение указанных договоренностей государственным принуждением по ряду причин:

- данные политические договоры не только устанавливают права и обязанности сторон, дополнительные гарантии избирательных прав, гарантируемых законодательством, но и содержат общезначимые правила поведения для субъектов общественно-политической системы, готовых им следовать;

- стороны политического договора в ряде случаев самостоятельно принимают и реализуют общезначимые социальные нормы (например, о недопустимости совершения определенных действий в ходе выборов);

- уклонение оппозиции от подписания политических соглашений «за честные выборы».

Предлагается также принятие в РФ Кодекса поведения политических партий в период предвыборной агитации и избирательного процесса в целом в виде договора между политическими партиями, имеющими в соответствии с законом право участвовать в выборах.

Таким образом, качество правового обеспечения избирательного процесса определяет полноту реализации конституционного права граждан на участие в управлении делами общества и государства, степень доверия населения к власти и представительным органам, влияет на оценку международным сообществом состояния демократичности политической системы.

Институт договорных начал активно развивается в избирательном процессе, однако этот процесс нуждается в поддержке со стороны законодателя. Представляется, что совершенствование законодательного и подзаконного обеспечения избирательного процесса, в частности в области регулирования договоров, заключаемых в ходе избирательного процесса, в интересах защиты конституционного строя России позволит повысить эффективность защиты конституционного строя, будет способствовать демократизации и укреплению законности избирательного процесса.

Секция «Проблемы правового регулирования избирательного процесса»

Избирательные системы на муниципальных выборах:

законодательство и практика проведения выборов Тарабан Николай Александрович, студент 4-ого курса юридического факультета Ростовского Государственного Экономического Университета «РИНХ»

Научный руководитель:

Берлявский Леонид Гарриевич, доктор исторических наук, кандидат юридических наук, профессор кафедры конституционного и муниципального права юридического факультета Ростовского Государственного Экономического Университета «РИНХ»

Актуальность темы исследования избирательных систем, применяемых на выборах представительных органов муниципальных образований обусловлена ростом политической активности российского общества, связанной со становлением России как демократического государства.

Необходимость модернизации отечественной политической системы неоднократно отмечается Президентом Российской Федерации Д.А.

Медведевым.

Важным уровнем вертикали публичной власти в России, как и любом другом демократическом государстве, является местное самоуправление.

Именно на этом уровне решаются самые насущные проблемы гражданского общества, такие как общее образование, здравоохранение, транспортная инфраструктура, планирование, застройка и благоустройство местности, а также ряд других. Местное самоуправление, выступая одной из основ конституционного строя Российской Федерации, в соответствии с Конституцией Российской Федерации (ст. ст. 12, 130 ч.2)11 осуществляется гражданами путем референдума, выборов, других форм прямого волеизъявления, через выборные и другие органы местного самоуправления.

Политико-правовая роль выборов состоит в том, что они легитимируют властные институты, т.е. создают законные основания для их деятельности.

Местное самоуправление как уровень публичной власти, наиболее приближенный к народу, требует максимальной легитимации. Исторический опыт развития конституционализма, как в России, так и в зарубежных странах доказывает нам, что идеологический плюрализм с многопартийной политической системой, свободные и справедливые выборы являются квинтэссенцией демократии. Принцип многопартийности и политического плюрализма составляет одну из основ конституционного строя в соответствии со ст.13 ч.3 Конституции Российской Федерации.

Справедливости выборов способствует ряд обстоятельств, связанных с правовым регулированием избирательного процесса. Не становится здесь исключением и избирательная система как способ и условия определения результата выборов, т.е. признания кандидата избранным, а списка кандидатов - допущенных к распределению депутатских мандатов.

Переход к пропорциональным избирательным системам на различных уровнях выборов в настоящее время представляет основную тенденцию развития электорального законодательства. В этой связи в своем Послании Федеральному Собранию РФ от 30 ноября 2010 Президент России Дмитрий Медведев указал на необходимость перехода муниципальных выборов на пропорциональную или смешанную избирательную систему12.

Объектом представленного исследования стало избирательное законодательство Российской федерации и её субъектов, а также муниципальные правовые акты, партийный состав органов местного Конституция Российской Федерации 12 декабря 1993 г. (в посл. ред. с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ) // Российская газета. 1993. 25 декабря;

2009, 21 января.

Послание Президента Российской Федерации 2010 Д.А. Медведева Федеральному Собранию Российской Федерации // Российская газета. 2010. 2 декабря. № 273.

самоуправления отдельных муниципальных образований в Российской Федерации.

Предметом исследования выступило влияние избирательных систем на прохождение политических сил в представительные органы местного самоуправления. Обоснование необходимости введения на всей территории России пропорциональной или смешанной избирательной системы на муниципальных выборах.

Целью исследования, соответствуя его предмету, является анализ избирательных систем, применяемых на муниципальных выборах в соотношении с законодательством и практикой проведения выборов, разработка и обоснование предложений по переходу Российской Федерации на пропорциональную (смешанную) избирательную систему.

Теоретическую основу работы составили труды теоретиков и практиков избирательного права и процесса: Р.Т. Биктагирова, Н.С. Бондаря, А.А. Вешнякова, В.И. Васильева, А.Г. Головина, А.В. Иванченко, С.Д.

Князева, А.Е. Постникова, В.Е. Чурова, С.В. Юсова, а также ряда других ученых-юристов и политологов.

Современное избирательное право образует весьма объемный массив законодательных и подзаконных актов, общее число которых с учетом законов и других актов субъектов Российской Федерации и смежного законодательству перевалило за тысячу13.

Правовой основой как местного самоуправления вообще, так и муниципальных выборов в частности является система нормативно-правовых актов, принимаемых на федеральном уровне, уровне субъектов Российской Федерации и муниципальном уровне и определяющих порядок организации и осуществления местного самоуправления, закрепляющих гарантии прав местного самоуправления.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.