авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

«ЭсТеТика и ВРеМЯ. книГа ВЗаиМооТРаЖениЙ. – 9`2012 ...»

-- [ Страница 4 ] --

Keywords: science, philosophy, ontology, experimental psychology, history of thought,aprioriknowledge.

ФН – 9/2012 Метаморфозы философии. Вызовы времени О МЕСТЕ КУРСА ФИЛОСОФИИ В СОВРЕМЕННОМ ВЫСШЕМ ОБРАЗОВАНИИ В РОССИИ* И.Л. КРУПНИК Философский факультет Московского государственного универ ситета имени М.В. Ломоносова только что отпраздновал юбилей:

70 лет восстановления факультета в структуре Университета. В исто рии и современных реалиях позиция философии в системе высшего образования неоднократно корректировалась, менялось понимание ее целей и задач, соотнесенности с конкретно-научными дисципли нами. Особенно остро эти колебания ощущались в нашей стране.

Так, за последние полтора столетия мы проделали путь от знаме нитого «польза философии не доказана, а вред от нее возможен» А.П. Ширинского-Шихматова и последовавшего затем упразднения философии как университетской дисциплины до еще более извест ного «учение Маркса всесильно, потому что оно верно»2 В.И. Ленина с тотальным доминированием и пропагандой одной из философий в качестве общеобязательной дисциплины.

Сегодня российская философия находится на распутье. С одной стороны, отсутствие догматического диктата будто бы оказало живительное воздействие на академическую философию. На это указывает огромный массив разнообразных исследований из самых различных отраслей философского знания. С другой – глубокий системный кризис собственно преподавания философии, и прежде всего как общеобразовательной дисциплины. Как представляется, этот кризис вызван отсутствием, пусть даже не очень четкого, обще го понимания того, какие цели и задачи преследует преподаватель курса философии при подготовке специалистов, бакалавров и магистров в современной России. Это ощущение «потерянности»

наверняка в большей или меньшей степени знакомо многим кол легам. Другой аспект кризиса – согласование программы курса с изменившимися и меняющимися социокультурными реалиями, а также с общими принципами создания, обработки, передачи, потре бления и сохранения информации. Как сделать так, чтобы материал курса не представал грудой мертвой и бесполезной для студентов информации? Этот вопрос, на наш взгляд, можно считать сегодня навязчивым преподавательским кошмаром, при условии, что сам процесс преподавания философии рассматривается не только как совокупность его формальных моментов.

* Работа выполнена в рамках проекта Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ) «Философия в России: настоящее и будущее», грант № 11-03 00567а.

И.Л. КРУПНИК. О месте курса философии в современном высшем образовании...

Сама по себе эта проблема едва ли является новой. По меньшей мере, с конца 1970-х гг. вопрос о трансформации методик преподава ния философии и поиска новых подходов к студенческой аудитории регулярно поднимался на страницах журнала «Философские нау ки», в частности, в аспекте так называемого проблемного подхода3.

В конце 1980-х на волне общественно-политических изменений усилилась самокритика профессионального философского сообще ства, отчетливо прописывались лозунги «радикальной перестрой ки вузовской программы по философии» 4. Уже в последние годы появился целый ряд публикаций, авторы которых с той или иной степенью обобщения пытаются предложить пути выхода философии вообще и отдельных философских курсов в частности из системного кризиса. Так, например, И.В. Борисов отстаивает гуманистический подход к преподаванию философии, предлагая демонополизировать иррационалистическое самосознание5. Ю.Г. Матушанская предлагает противопоставить хрестоматийной диалектико-материалистической методологии преподавания философии герменевтику 6. В сходном герменевтическом ключе рассуждает В.М. Розин, пишущий о необ ходимости сосредоточить курс философии на студенческом анализе философских текстов7. Систематически подчеркивается большая роль семинарских занятий, а также необходимости грамотной организа ции самостоятельной работы студентов как залога повышения статуса учебного курса философии8. Существует значительное число публи каций, описывающих индивидуальный авторский опыт преподава ния философии9, проводятся проблемные научные конференции10.

Взятые вместе, все эти публикации и конференции недвусмыс ленно указывают на осознание проблем переходного этапа развития если не всем философским сообществом России, то, по меньшей мере, отдельной его частью. Однако, как кажется, реальная качественная модернизация курса философии еще впереди.

В рамках настоящей статьи едва ли представляется возможным найти или даже наметить путь поиска ответа на поставленный вопрос.

Наша цель скромнее:

• добавить аргументов в пользу необходимости сохранения фило софии в системе высшего образования и более того – повышения ее статуса в этой системе;

• сформулировать ряд требований к методической организации курса;

• поделиться опытом одной из возможных новаторских форм орга низации отдельных семинарских занятий по курсу философии.

Прежде всего, необходимо констатировать, что в основном право курса философии на существование в системе высшего образования обосновывается либо в контексте гуманистической функции фило софии, либо – ее самоценности. Как следствие, во вводных частях 96 Метаморфозы философии. Вызовы времени программ курса философии зачастую преобладают предельно аб страктные формулировки целей11 или имеют место попытки «заколь цевать» философию, выводя цель ее преподавания из нее самой или из требований государственного образовательного стандарта. На наш взгляд, такой подход к формулировке целей курса философии (при всей его адекватности принципам бюрократического формализма) является губительным. Он не дает внятного ответа на вопрос о том, зачем студенту философия. Он также не объясняет, чего именно госу дарство и общество через соответствующие академические структуры вплоть до конкретного преподавателя пытаются добиться в рамках данного курса от обучающегося.

В действительности содержательный ответ на вопрос «Зачем?»

оказывается абсолютно необходимым в условиях, когда на наших глазах трансформируется отношение общества к высшему образо ванию. Это отношение предполагает рассмотрение образования как услуги, преобладание здорового прагматизма в вопросе получения знаний, что закрепляется введением конкуренции внутри препо давательского сообщества. Все это означает, что если преподаватель философии настаивает на необходимости усвоения студентом неких фундаментальных знаний, это требуется соответствующим образом обосновать. Идея самоценности философии, очевидная для пред ставителей собственно философского академического сообщества, оказывается пустой и сомнительной как для студентов, нацеленных на приобретение практически полезных знаний и умений, так и для некоторых коллег из отдельных отраслей науки, а главное – для чиновников-менеджеров сферы образовательных услуг, от решения которых, в конечном счете, зависит – кому, когда, как, в каком каче стве и количестве будет преподаваться философия.

Мы полагаем, с учетом вышесказанного, что содержательное обо снование существования философии в системе высшего образования и ее претензий на особое значение формируемых с ее помощью зна ний и компетенций, адресованное как чиновникам, так и студентам, должно отталкиваться от вполне конкретных социальных проблем, которые освоение данного курса может пробовать разрешить. При самом беглом обзоре перечень этих проблем весьма велик:

• проблемы глобализации, сопряженные с разрушением или пре образованием локальных систем ценностей, что порождает, кроме прочего, маргинализацию обществ;

• проблемы агрессивного неприятия или, напротив, некритическо го принятия тех или иных систем представлений;

• проблема доминирования антропоцентрических, технократи ческих, сциентистских стратегий в экономической и социальной сферах жизни общества при отсутствии пропорционального развития индивида, что порождает спектр проблем от банальной неспособ И.Л. КРУПНИК. О месте курса философии в современном высшем образовании...

ности человека пользоваться достижениями технического прогресса и непонимания принципов действия большинства используемых технических устройств, до феноменов техномагии;

• проблема экспоненциального увеличения количества произво димой и потребляемой информации при отсутствии навыков кри тического отношения к источникам таковой, а также кардинальное изменение качества потребления информации, что находит свое выражение в дихотомии реального/виртуального и росте манипуля тивных технологий в отношении общественного и индивидуального сознания.

Эти и многие другие частные проблемы современного россий ского общества могут быть сведены, как кажется, в конечном счете, к одной базовой: систематическое преобладание иррационального над рациональным при том, что реальными требованиями времени предопределяется ожидание обратного.

Признание необходимости рассматривать цели курса философии в системе высшего образования в контексте реальных проблем со временности позволяет по-иному взглянуть на значение отдельных разделов курса. Так, например, история философии с этой точки зрения уже не столько предстает как археология человеческого мыш ления, сколько позволяет продемонстрировать сложную историю взаимоотношений между различными типами мировоззрений и невозможность однозначного решения фундаментальных вопросов человеческого бытия, что должно содействовать развитию навыков критического мышления и конструктивного скептицизма и, в ко нечном счете, снизить остроту целого ряда вышеперечисленных не гативных социальных проявлений. Любая конкретно-философская проблема – будь то спор об универсалиях или понятие герменевти ческого круга – должна рассматриваться в аспекте практических следствий, вытекающих из принятия той или иной позиции, а также в связи с актуальными проблемами современности. Только такой подход к пониманию и представлению курса философии в системе высшего образования может, на наш взгляд, в полной мере обосновать его необходимость и вызвать реальный интерес у студентов, которым он предназначен.

Вместе с тем, одного лишь изменения или уточнения угла зрения и подачи философской проблематики, очевидно, еще не достаточно.

Представляется, что уже упомянутые нами изменения процесса пере дачи и получения информации с необходимостью предполагают и пересмотр (или, по меньшей мере, преподавательскую рефлексию) формы взаимодействия со студентами. В действительности, тради ционные формы аудиторной работы сегодня проходят проверку на прочность уже хотя бы поэтому, что ни лектор, ни ведущий семинар ских занятий, ни даже учебник не выступают более эксклюзивным 98 Метаморфозы философии. Вызовы времени источником ценной для студента информации. Такое положение дел порождает новые требования как к роли, исполняемой преподава телем, так и к его личностным качествам. В ситуации предельной легкости доступа к любой информации здесь и сейчас с помощью мобильных устройств, основная задача преподавателя сводится уже не столько к передаче знаний «под запись», сколько к необходимому объяснению, направленному на формирование понимания усваи ваемого материала у студентов. Это, разумеется, не означает, что не обходимо упразднение формата лекций и вообще устной передачи фактологии, но предполагает совершенную иную, нежели ранее, расстановку акцентов и переосмысление самих базовых принципов аудиторной работы.

Представляется, что с учетом этого положения необходимо вновь акцентировать внимание на том, что преподавателю необходимо об ладать целым рядом личностных качеств. Хотя идея эта и не нова12.

Здесь мы, с одной стороны, должны признать законными и обосно ванными требования академической субординации и беспрекослов ного исполнения расписания в адрес студентов, с другой – признать вполне закономерным, с учетом вышесказанного, что студенты все чаще, так сказать, «голосуют ногами», отдавая предпочтение тем лекциям и тем лекторам, которые не просто ретранслируют некую информацию, но делают это живо, интересно и, что самое главное, понятно. Сказанное опять-таки не означает необходимости пре вращения лектора в шоумена, но вынуждает считаться с тем, что наполнение аудитории может быть обеспечено либо драконовскими мерами (например, постоянным тотальным контролем посещения или условием сдачи экзаменов и зачетов «только по лекциям»), либо реальным интересом, что с точки зрения содержательного, а не фор мального подхода к процессу образования, естественно, является более предпочтительным.

Аналогичные преобразования, на наш взгляд, должны проис ходить и в формате семинарских занятий. Здесь также требуется перенос акцента с проверки знания студентом некой совокупности фактов на их понимание и способность интерпретировать в контек сте современных проблем. Также не менее важна обратная способ ность интерпретировать современные проблемы в контексте тех или иных вопросов истории философии. Для формального обеспечения возможности достижения этой цели необходимо стремление пре подавателя к созданию поля интерактивного взаимодействия со студентами. Одним из возможных форматов такого взаимодействия могут служить, например, ролевые игры, проблемные группы и пр.

В рамках данной статьи мы хотели бы рассказать об опыте прове дения экспериментального интерактивного занятия «Визуализация философии», чтобы на его примере показать важность проведения И.Л. КРУПНИК. О месте курса философии в современном высшем образовании...

подобного рода учебных мероприятий. Прежде всего, необходимо отметить, что одной из первостепенных преподавательских проблем, особенно в рамках семинарских занятий по философии, является выработка устойчивого студенческого интереса к предмету. Для этого необходимо сломать набор предубеждений против предмета, кото рый в особенности характерен для студентов естественнонаучного и технического профиля, но также не редок и в среде гуманитариев.

Пожалуй, никто из коллег не будет спорить с тем, что за филосо фией тянется шлейф стереотипов о том, что это трудный, скучный, нудный, бессмысленный предмет. Помноженные на родительские воспоминания о личном опыте изучения и сдачи истмата и диамата эти стереотипы порождают устойчивое (а в среде «технарей» нередко агрессивное) предубеждение против предмета, без снятия которого конструктивная работа со студентами оказывается невозможной. В этом вопросе, пожалуй, наибольшее значение имеет то, как организо ваны и проведены первые семинары, так как именно они закладывают фундамент взаимодействия с группой на весь период обучения.

В порядке эксперимента автором в начале сентября 2011 г. было проведено необычное семинарское занятие в шести группах студен тов юридического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова. Группа произвольным образом делилась на три команды, каждая из которых получала лист ватмана и три цветных маркера. После этого студентам разъяснялось, что, по мнению знаменитого древнегреческого мысли теля Платона, всякое познание есть припоминание, так как вся сово купность знаний уже заключена в душе человека. Если согласиться с Платоном, все присутствующие в аудитории еще до начала освое ния философии уже знают, что это такое. После этих вводных слов формулировалась задача: каждая команда должна, посовещавшись и достигнув некоего общего мнения, изобразить на листе ватмана «Что такое философия?» с последующей защитой своего рисунка. На выполнение задания давалось 20 минут, после чего, каждая команда по очереди представляла свой рисунок, объясняла, почему то, что было изображено, это философия и отвечала на вопросы аудитории и преподавателя, ведущего семинарское занятие.

Результат такой формы работы, на наш взгляд, можно признать положительным. Элемент неожиданности оказывает благотворное воздействие на достижение заинтересованности. Игровая форма сни мает напряжение и страх перед предметом, находит положительный отклик среди студентов, которые в основной массе увлеченно и очень эмоционально предаются решению поставленной задачи. При этом подобная интерактивная форма работы решает сразу несколько важ ных преподавательских задач. Во-первых, выявляется уровень под готовки студентов, характер предрассудков о философии. Во-вторых, появляется конкретный визуальный материал, с помощью которого 100 Метаморфозы философии. Вызовы времени можно концептуализировать представления студентов о философии и упростить усвоение вводных разделов курса, посвященных сущности философии, ее отличиям от прочих типов мировоззрения, ее объ екту и предмету, функциям и т.д. Преподаватель имеет возможность комментировать конкретные образы, изображенные студентами, давая развернутую характеристику каждому из них, а также указы вая, попали ли студенты в цель. В-третьих, как уже было сказано, решается техническая задача – заинтересовать, снять предубеждение, успокоить студентов, показать, что предмет не страшный и может быть увлекательным. Наконец, решается несколько побочных задач.

В частности, при формулировании задания студентам сообщалось, что в ходе защиты рисунка они должны отталкиваться от того, что в философии нет правильных и неправильных ответов, а есть обо снованные и необоснованные. С помощью этого замечания предпри нимается попытка указать студентам на принципиальную дискусси онность философских проблем и упреждающим ударом, так сказать, «развязать язык» студентам-молчунам, которые, как правило, боятся отвечать на семинарах, «чтобы не сказать что-нибудь неправильно».

Помимо этого, еще одна побочная задача – социологический анализ группы: за 20 минут выполнения задания преподаватель, наблюдая за деятельностью студентов, их репликами, поведением, приобретает важные знания о внутренних связях в коллективе, о распределении ролей лидеров и аутсайдеров и т.д., знания бесценные с точки зрения организации дальнейшей работы.

Что касается содержательного анализа рисунков студентов, то в нашем эксперименте можно констатировать, что в изображениях преобладали вполне ожидаемые символические ряды. Так, в част ности, большинство команд пыталось изобразить философию как процесс познания, для чего использовался образ дороги, реки или восхождения на гору, что дополнительно подразумевает трудоемкость этого процесса. Многие изображения фиксировали представления о философии как о мировоззрении или картине мира, для чего исполь зовался образ планеты Земля и символическое изображение космоса как звезд и планет. Одна из команд даже предложила нетривиальную комбинацию образа глаза как символа познания и Земли вместо глазного яблока, что дало тем самым полное соответствие понятию мировоззрение. Многие команды обращали внимание на проблем ный характер философского знания, для чего использовалось изо бражение знаков вопроса. Также с помощью математического знака фиксировалась принципиальная бесконечность философского по знания мира;

отмечалось внутреннее противоборство различных философских течений и концепций через противопоставление ле вого – правого, черного – белого, с помощью китайского символа инь – ян. Наконец, через образ книги отмечался особый характер И.Л. КРУПНИК. О месте курса философии в современном высшем образовании...

философского знания, выражалась мысль об отличии философски мыслящего человека от обывателя и некоторыми развивался мотив избранничества или эзотерического характера философии, что изо бражалось с помощью пространственного возвышения «мыслителя»

над «обывателем» и иных графических сочетаний.

Таким образом, мы полагаем, что одной из принципиальных задач, которые стоят перед преподавательской корпорацией академической философии, является, во-первых, ощущение себя единым целым, для чего требуется четкая формулировка целей и задач, обеспечивающая единство в понимании того, что такое философия в системе высшего образования и зачем она нужна;

во-вторых, изменение собственного отношения к преподаванию философии, преодоление формализма и инерционности, направленное на обеспечение и закрепление устой чивого интереса к предмету, что, в конечном счете, дает возможность для реализации внутреннего потенциала самой преподавательской корпорации.

При условии выполнения этих задач, а также с учетом тех «предрас судков» о философии, которые обнаруживают студенты-гуманитарии, можно надеяться на существенное повышение статуса философии как образовательной дисциплины и стиля мышления в современной России. В действительности, философия сегодня может и должна претендовать на роль базовой дисциплины, синтезирующей частные отрасли знания, различные формы мировоззрения. Приобщение к философии позволяет преодолеть дискретность «клипового» мышле ния, характерную для молодых активных пользователей Интернета;

позволяет научить видеть глубинные основания своих жизненных устремлений, общезначимых суждений, ценностей и потребностей.

Иначе говоря, масштаб России, ее место и историческая роль, драма тичность современного этапа ее развития требуют с необходимостью пропорционального масштаба мышления от населения страны. А этот масштаб формируется, прежде всего, с помощью погружения в Философию.

ПРИМЕЧАНИЯ Цит. по: Никитенко А.В. Дневник. В 3 т. Т. 1. – Л., 1955. – С. 334 (запись от16марта1850г.) Ленин В.И. Три источника и три составных части марксизма // Ленин В.И.

Полн.собр.соч.Т.23.–С.40.

См.,например:Алексеев М.Н.Проблемноечтениелекцийпофилософии// Философскиенауки.1979.№6;

Селезнев И.А.Проблемноечтениелекцийиприн ципконтекстуальностивпреподаваниифилософии//Философскиенауки.1980.

№ 4;

Яковлев Б.Д. Специфика философского знания и методика преподавания философии//Философскиенауки.1984.№2.

См.,например:Золотухина-Аболина Е.В.Философскоезнание:радикальное обновлениеиактуальныепроблемыпреподавания //Философские науки.1988.

102 Метаморфозы философии. Вызовы времени №8;

Блюмкин В.А.Оперестройкефилософскойнауки(проблематикаиструкту раучебногокурса)//Философскиенауки.1988.№8.

См.:Борисов И.В.Гуманистическийподходкпреподаваниюфилософиии двепарадигмывсовременномфилософскомпроцессе//Философияобразования.

2011.№3.

См.: Матушанская Ю.Г. Герменевтический метод как основа преподава ния курса философии // Вестник Татарского государственного гуманитарно педагогическогоуниверситета.2010.№21.

См.:Розин В.М.Приобщениекфилософии:Новыйпедагогическийопыт.–М., 2009;

Розин В.М.Кризисобразованияиновыйопытпреподаванияфилософии// Социологияобразования.2009.№11.

См.,например:Иванова Е.В., Морозова Э.В.Проблемаповышенияинтереса к самостоятельной работе у студентов в процессе преподавания курса филосо фии//Вестникуральскогоинститутаэкономики,управленияиправа.2009.Т.8.

№3.

См., например: Скоробогатько Н.В. Из опыта преподавания философии в техническом вузе наших дней // Философское образование. 1999. № 2;

Ищен ко Е.Н. Использование информационных технологий в преподавании филосо фии: опыт и перспективы // Вестник Московского городского педагогического университета.Серия:Информатикаиинформатизацияобразования.2007.№9;

Кучуради И. Преподавание философии студентам нефилософских специально стей // Философия образования. 2009. № 1;

Кожеурова Н. Научить философии нельзя! (Из опыта преподавания философии) // Высшее образование в России.

2002. № 4;

Толпыкин В.Е. Модернизация системы образования и преподавания философиивконтекстеразвитияиобновленияроссийскогосоциума//Теорияи практикаобщественногоразвития.2012.№4.

Например: межвузовская научная конференция «Преподавание филосо фии в вузе: проблемы, цели, тенденции» (Магнитогорский государственный технический университет, 2005);

научно-практическая конференция «Пробле мыконтролякачестваобразованиявобластифилософии»(МГУ,2006);

научно методическаяконференция«Преподаваниефилософскихдисциплинввузе:опыт ДальнегоВостока»(ДВГУ,2010);

юбилейнаямеждународнаянаучнаяконферен ция «Философия и образование в процессе трансформации культуры» (МГУ, 2011);

межвузовскаянаучно-практическаяконференция«Преподаваниефилосо фииввузе:проблемыиперспективы»(Восточно-Сибирский государственный университеттехнологийиуправления,2012);

научнаявидеоконференция«Пре подаваниефилософиикакобщеобразовательнойдисциплины»(МГУ,2012)идр.

Сюдаможноотнеститакиеформулировки,как«развитиекультурымыш ления»,«формированиеинтересакфундаментальномузнанию»,«развитиелич ности»ит.д.

См.:Основыметодикипреподаванияфилософии.–М.,1971.–С.124–126.

Аннотация Статьяпосвященарассмотрениюключевыхпроблемпреподаваниякурсафи лософииввузахсовременнойРоссии.Авторотмечает переходный,кризисный характерсовременногоэтапаразвитияфилософскогообразования,констатирует отсутствиеединогопониманияцелейизадачкурсафилософиисредипреподава тельскогосообщества.Формулируетсяидеяважностиконтекстуализациипрепо И.Л. КРУПНИК. О месте курса философии в современном высшем образовании...

давания философии глобальными проблемами современности, подчеркивается необходимостьмодернизациитрадиционныхформаудиторнойработывсвязис изменениемпринциповсоздания,распространенияипотребленияинформации.

Взаключениеописываетсяопытпроведенияэкспериментальногосеминарского занятия«Визуализацияфилософии».

Ключевые слова:философия,преподавание,семинарскиезанятия,новатор скиеформы.

Summary The article deals with the key problems of teaching philosophy in higher school incontemporaryRussia.Theauthornotesthetransitionalcrisischaracterofmodern periodofphilosophicaleducation’sdevelopment.Healsostatesthelackofcommon understandingofgoalinteachingphilosophyandthereforeformulatesanideaofcon textualizing it accordance to theglobal contemporary problems. Thearticle stresses onthenecessityofmodernizationoftraditionalformsofclassesduetothechangesof creation,spreadinganduseofinformation.Inconclusiontheexperimentalworkshop «Visualizationofphilosophy»isdescribed.

Keywords:philosophy,teaching,classes,innovativeforms.

Философские науки – 9/ РОССИЙСКИЙ СОЦИУМ Действительность и перспективы российской модернизации СУБЪЕКТЫ МОДЕРНИЗАЦИИ* Л.Н. ФЕДОТОВ, О.Н. КИТАЕВА Лейтмотивом современной общественной и политической жизни Рос сии стала проблема модернизации. Перспективы будущего страны сегодня зависят от того, как скоро произойдет преобразование отечественной экономики, сырьевой и криминальной, в инновационную, построенную на знаниях, партнерстве между государством, бизнесом и обществом.

Мотивированной силой начавшегося нового этапа модернизации России выступает государство, которое делает ставку на обновление устаревших технологий, материальной базы отечественных предприятий. Раскрытие производственного потенциала и обеспечение конкурентоспособности российской продукции позиционируются властью как основные направ ления модернизации, точкой отсчета которых стала программа, изложен ная Д. Медведевым в статье «Россия, вперед!»

В современной науке и практике утвердилось представление о мо дернизации как следовании за передовыми научно-технологическими циклами. Имеются в виду такие циклы, как изобретение орудий, от крытие силы пара и индустриализация, открытие электричества и его использование, информатика и информационные технологии, нано- и биотехнологии. Эти циклы, разворачивающиеся последовательно, и определяют, согласно данной концепции, сущность модернизации как своевременный переход к новой стадии технологического развития.

Одними специалистами этот переход определяется как своего рода бес субъектное естественно-историческое следование за технологическими детерминантами. Другие, соглашаясь в целом с характеристикой сущ ности процесса, полагают, что он осуществляется множеством субъек тов модернизации. Третьи отрицают сведение сущности модернизации только к технико-экономическому развитию: сегодня технологический детерминизм у многих вызывает сомнение. Так, начавшиеся в России реформы образования и здравоохранения имеют главной целью ком пьютеризацию школ и техническое обновление сферы охраны здоровья.

Одновременно названные отрасли сталкиваются с проблемами нехватки квалифицированных кадров, старением персонала, низким уровнем заработной платы, имеют место факты приобретения оборудования по * Статья подготовлена в рамках проекта «Внеэкономический капитал и ре гиональныепроектымодернизации»,грантПрезидентаРоссийскойФедерации дляподдержкимолодыхученыхМК-1215.2011.6.

Л.Н. ФЕДОТОВ, О.Н. КИТАЕВА. Субъекты модернизации завышенным ценам из-за несовершенства системы государственных закупок и распространившейся коррупции в органах власти. Распростра нение современных технологий можно рассматривать как средство развития сфер общества, но не как конечную цель модернизации, так как она предпо лагает прежде всего переход к современному обществу, в котором действует современный человек и социальные институты.

Учитывая продолжающийся характер модернизации и ее незавершен ность в России за более чем два века преобразований в этом направлении, нельзя не задуматься о причинах низкой успешности и неэффективной работы движущих сил модернизации – ее субъектов. Понятие субъект ности возникает с появлением общества. Речь идет о значении отдельного человека и социальной группы как выразителей настроений общества, способных открывать пути улучшения качества своей среды.

Признавая значимость модернизации как овладение новыми техноло гическими циклами и достижение наиболее успешного экономического развития, мы ставим в данной статье вопрос о субъектах модернизации, без которых невозможно ни ее определение, ни ее осуществление.

Государство как субъект модернизации Необходимость в государстве как субъекте модернизации доказана имеющимся опытом. Попытки модернизации России осуществлялись в различные исторические эпохи, начиная с преобразований Петра I, осво бождения крестьян Александром II, аграрной реформы П. Столыпина, масштабной индустриализации страны, проводимой И. Сталиным, и до посткоммунистической модернизации, поставленной на повестку дня се годня. «Догоняющий характер» всех реформ поддерживался авторитарным режимом управления, командно-административным регулированием.

Доказана и связь неудач реформирования с потерей роли государства как субъекта модернизации. Так, перестройка ознаменовалась реформа ми, исходящими из приоритетов экономики и демократии, предоставления гражданам свободы выбора форм и видов деятельности. Общество пред ставлялось как организация людей вокруг рынка, как символ эконо мической свободы. За государством закреплялась функция «ночного сторожа», выражающаяся в установлении правил экономического пове дения хозяйствующих субъектов, эмиссии денег. Минимизация государ ственного вмешательства в экономику страны означала для государства утрату им статуса самостоятельного субъекта модернизации, хотя именно государство выступало как ее инициатор. В период перестройки темы криминализации общества, распространения коррупции стали одними из самых резонансных в российском обществе.

Потеря роли государства произошла и в социально-экономических условиях России 90-х годов XX в. Стремясь создать рыночную экономику, Правительство России легализовало коммерцию, разрешило приватиза цию. Однако, получив такие права и свободы, общество столкнулось с неумением ими распоряжаться, приведшим к разгулу преступности.

Российский экономист, научный руководитель НИУ ВШЭ Е.Г. Ясин выделяет три типа модернизаций: «модернизация сверху», «решительный рывок» и «постепенное развитие». Основной критерий их различения – 106 Действительность и перспективы российской модернизации субъект модернизации и принцип его действий. «Модернизация сверху»

предполагает активную позицию государства и пассивный характер со циальных институтов, она несет отпечаток автократии;

в моделях «посте пенного развития» Е.Г. Ясин видит активность социальных институтов и постепенное развитие демократии;

в модели «решительного рывка» – резкую демократизацию институтов власти1. Ни одной из них нельзя дать позитивную или негативную оценку: в особых социально-политических и исторических условиях одна из моделей будет предпочтительней, чем другие. Например, авторитарная форма модернизации представляется не приемлемой для многих современных государств, однако Сингапур, Южная Корея, Чили достигли значительных социально-экономических результатов в процессе «модернизации сверху». По мнению Е.Г. Ясина, в России подобная модернизация не способна привести к положительным конструктивным последствиям, поскольку при ее реализации возникает «”треугольник недоверия” – между бюрократией, бизнесом и обществом в силу высокого уровня дифференциации доходов и нежелания бюрокра тии делиться своими полномочиями»2. Даже сегодня в России, в условиях демократии, но граничащей с авторитаризмом, можно наблюдать недо верие и критику со стороны общества в адрес правительства, бизнеса, власти. Критикуют реформу полиции, создание «Кремниевой долины»

в Сколково, проведение зимней Олимпиады в Сочи и др.

У двух других моделей: «постепенного развития» и «решительного рывка» – отличаются сценарии и «действующие лица». Модернизацию в этих случаях двигают социальные институты и сообщества, граждан ское общество в целом. Модель «постепенного развития» предполагает осуществление ряда целенаправленных шагов для развития культурного потенциала общества как основы для экономического роста. Модель «рыв ка» направлена на создание условий для развития креативного класса. По мнению ректора ВШЭ Я.И. Кузьминова, «модернизации снизу не бывает – снизу (по крайней мере, в России) получается революция и погром барской усадьбы»3. Активное развитие общества и отставание политики уже при вели к революциям на Ближнем Востоке. Ф. Фукуяма подчеркивает, что революции в Тунисе и Египте возглавляли представители среднего класса, сформировавшегося в этих странах за 20 – 25 лет. «Революции затевают не бедняки, а представители растущего среднего класса, раздраженные преградами на своем пути вверх по социальной лестнице»4.

В конце 2003 г. группа аналитиков одного из крупнейших мировых банков «Голдман Сакс» опубликовала доклад «Мечтания с БРИК: Путь в 2050 год», представляющий наиболее вероятный вариант развития миро вой экономики до середины XXI в. Исследователи предсказывали ради кальные изменения в рейтинге 10 крупнейших экономик мира. Россия, Индия, Бразилия и Китай будут, по их мнению, наиболее успешными.

Один из авторов доклада Д. Уилсон подчеркнул: «Чтобы достичь таких результатов, этим странам не надо проводить какую-то специальную экономическую политику с целью повторить чудо “азиатских тигров”.

Достаточно обеспечить макроэкономическую стабильность, открытость экономики, работать над улучшением государственных и рыночных институтов, инфраструктуры и образования»5.

Л.Н. ФЕДОТОВ, О.Н. КИТАЕВА. Субъекты модернизации Однако «БРИК придерживаются политики и развивают учреждения, которые благоприятствуют росту. Каждая из стран БРИК испытывает су щественные трудности в поддержании этого пути развития. Это означает, что есть реальный шанс, что наши прогнозы не сбудутся из-за неверной политики или невезения. Но если страны БРИК приблизятся к прогно зам, изложенным здесь (доклад «Мечтания с БРИК: Путь в 2050 год». – Прим. авт.), вероятность роста и экономической активности велика»6.

Сходные прогнозы до 2020 и 2050 гг. даны в двух открытых публикаци ях Американским разведывательным Советом при углублении описания угроз, связанных с нехваткой энергии, ресурсов и изменении климата7.

Для России наиболее благоприятной сегодня видится предлагаемая нами гибридная модель модернизации, при которой власть предпринимает ответственные и обдуманные шаги в сторону улучшения политической, социальной, культурной, экономической сфер жизни государства, а со циум готов поддержать и активно участвовать в преобразованиях.

Модернизация сверху в гибридной модели сочетается с постепенным развитием и предполагает, что государство является таким субъектом модернизации, который способствует формированию новых субъектов.

По крайней мере, в этой модели снимаются противоречия неолибе рального понимания роли государства в модернизации, где, с одной стороны, подтверждается его роль как субъекта, а с другой, от него тре буют отказа от этой роли в экономике и ее передачи частному бизнесу.

В современных российских условиях, когда гражданское общество на ходится в стадии становления, часто можно наблюдать недостаточную эффективность общественного контроля и критики, например, за со блюдением технологических норм производства пищевых продуктов, товаров, технологически сложных производств, за коррупцией на всех уровнях власти и пр.

Американский исследователь Т. Фридман называет реформы, на правленные на развитие институциональных составляющих общества, «розничными»: инфраструктура, образование, культура и регулирую щие институты. Главной целью их реформирования он видит откры тие возможностей для большого числа граждан заниматься бизнесом, разрабатывать и внедрять инновации и зарабатывать статус надежного партнера для международных сделок. Если экономическая и норма тивная составляющая государства будет направлена на поддержание и стимулирование экономической активности широких слоев населения, то остальные шаги модернизации общество будет способно совершить самостоятельно8. Так, «социал-демократическая программа в Сингапу ре состояла не в том, чтобы перераспределять общественное богатство путем субсидирования потребления, а в том, чтобы делать это путем накопления собственности»9.

Успешный модернизационный опыт Китая показывает, что перво очередной мерой, предпринятой правительством, было колоссальное сокращение бедности, обеспечение населению страны достойного уровня жизни. Сегодня для этой страны уже не актуально некогда рас пространенное сравнение заработной платы работника с «миской риса»:

заработная плата специалиста сопоставима с российской.

108 Действительность и перспективы российской модернизации К счастью, положение россиян сегодня несравнимо лучше, чем китай цев перед началом реформ Дэн Сяопина. Но на протяжении последних пяти лет численность граждан России с доходами ниже величины про житочного минимума колебалась в районе 13% от общей численности населения, т.е. почти каждый седьмой житель России находится за чертой бедности10. В таких условиях трудно представить возможность и желание большого числа россиян идти по пути прогресса и осущест влять «модернизацию снизу». Этот термин Е.Г. Ясин использует для обозначения модернизации, в которой «инициативы и финансирование по преимуществу исходят от бизнеса, государственные органы создают условия для деловой активности и поддерживают те или иные проекты»11.

Модернизация снизу возможна только в том случае, если гражданин уверен в верховенстве закона, справедливости государства и согласен с политикой, проводимой в стране, обеспечивающей ему возможности деловой, экономической, политической и социальной активности. Че ловек в модернизирующемся, а тем более в модернизированном государ стве, не должен испытывать нужду в элементарных составляющих быта:

качественной пище, комфортном жилье. Его силы концентрируются на самосовершенствовании, развитии духовного и интеллектуально го капиталов. В обществе и государстве должна быть создана такая питательная среда, в которой все его члены имеют права на доступ к информационным ресурсам, образовательным системам, политиче ским объединениям. Таким образом, для модернизации России нужно общество не потребителей, нацеленных на максимальное обогащение с целью улучшения до бесконечности условий своей жизни, а созидателей, граждан, способных производить интеллектуальный продукт, работать на развитие ради развития.

Китайский профессор Хэ Чуаньци выделяет три вида модерниза ции: первичную (индустриальную), вторичную (информационную) и интегрированную. Последняя не является чем-то отдельным, третьим, она возникает как одновременное осуществление первичной и вто ричной модернизаций в Китае, т.е. направленности модернизации на индустриализацию аграрных районов и переход к обществам знания в центрах развития науки. Разделение по этим видам китайские ученые совершили не только по странам, но и по регионам Китая. На основа нии разработанных профессором Хэ Чуаньци в «Обзорном докладе о модернизации в мире и Китае (2001 – 2010)» методики и индикаторов, редактором российского издания Н.И. Лапиным был сделан вывод, что «первичная модернизация в России находится в фазе расцвета и в начале перехода к вторичной модернизации»12. Но китайцы имеют то преиму щество перед Россией, что указанная концепция ученых стала основой деятельности китайского правительства, делая государство субъектом китайской модернизации в большей мере, чем российское государство, а также в сохранении за модернизацией в науке и обществе более четких и менее повседневных представлений, сводящих к ней любое улучше ние, что можно часто встретить как в российской публицистике, так и в официальных документах.

Л.Н. ФЕДОТОВ, О.Н. КИТАЕВА. Субъекты модернизации Роль среднего класса как субъекта модернизации.

Роль науки в модернизации Можно выделить несколько групп или классов российского общества, заинтересованных в модернизации и способных стать ее субъектами – это ученые, представители бизнеса, высокообразованные представители различных профессий. Каждая из этих групп играет свою уникальную роль в реализации модернизационных задач.

Средним классом называют слой людей, способных быть заинтересо ванными в статус-кво общества и позитивных результатах модернизации, поскольку он относительно удовлетворен своим имущественным, эко номическим статусом (наличием собственности, достаточно высоких зарплат), своей возможностью дать образование детям и обеспечить себе медицинское обслуживание, отдых и основные потребности.

Вопрос о степени сформированности среднего класса в современной России до сих пор остается спорным, так же как и параметры его выделе ния: «Ресурсы среднего класса состоят в меньшей мере в собственности на средства производства и в большей мере в образовании, позволяющем среднему классу адаптировать прибывающих в него представителей выс ших и низших социальных слоев, обеспечить вертикальную социальную мобильность»13. Средний класс делится на уровни от низшего до высшего, и эта дифференциация включает в себя не только экономические пара метры, но и характеристики культурного, человеческого и социального капитала. Включение, кроме экономических и интеллектуальных крите риев, культурного капитала при выделении среднего класса приводит к понятию «промежуточный класс», который отличается от всего среднего класса творческими стремлениями к развитию. Эти люди иногда не кажутся полезными (российский ученый А.И. Неклесса называет их «людьми воздуха», но в самом позитивном смысле), но именно они в боль шей мере являются производителями инноваций. «Если модель среднего класса имела цель сблизить социальные группы, преодолеть классовые антагонизмы на основе экономических параметров – труда, доходов и статуса, создавая экономическую картину мира, то выделение промежу точного класса вместо среднего или в качестве среднего на основе куль турного капитала означает новую картину мира, где соперничество будет наращиваться по линии прирастания культурного, а не экономического капитала и консьюмеризма»14. Такие граждане своей страны способны осуществлять прогресс и принимать активное участие в модернизации.

Они формируют костяк гражданского общества и в большей мере заин тересованы в модернизации, чем просто средний класс.

Сегодня все чаще к современному обществу применяется термин «об щество знания». Знания теперь являются более значимыми, чем техноло гии или информация, и много более значимыми, чем сырьевые ресурсы.

«Понятие информационного общества основывается на достижениях технологии. Понятие же обществ знания подразумевает более широкие социальные, этические и политические параметры»15. Необходимо «осо знание каждым обществом богатства знаний и способностей, которыми оно обладает, с целью их лучшей оценки и использования, что позволяет дать ответ на вызовы, связанные со стремительными изменениями, ко 110 Действительность и перспективы российской модернизации торые характеризуют современный мир»16. Знание сегодня строит новые виды технологий и производств. Наука становится, как предсказывал еще К. Маркс, непосредственной производительной силой.

Инвестиции в науку в развитых странах являются приоритетом в стратегиях развития государства, а, следовательно, роль ученых, усло вия для их работы, особенно в фундаментальных исследованиях, чья практическая значимость превосходит значимость прикладных иссле дований, но выявляется не сразу, должна быть государством отчетливо понята. В 90-х годах XX в. в России резко сократилось государственное финансирование науки. Не развиты и необходимые практические при менения уже полученных знаний, так как отсутствуют такие формы научно-образовательской деятельности, как предпринимательские университеты. Эта проблема рассмотрена английским исследователем Б.П. Кларком на примере английского, голландского, шотландского, шведского, финского предпринимательских университетов и общей концепции этой инновационной формы17.

Наука оказалась не востребованной как государством, так и частным сектором. Однако такая позиция чревата потерей конкурентоспособ ности России в мировой науке. Создание инновационной экономики (термин означает экономику, основанную на наукоемких технологиях) – один из важнейших шагов модернизации страны, это переход от экспор та сырья к развитию, применению и экспорту наукоемких технологий.

Актуальность развития науки неоднократно подчеркивалась и премьер министром, и президентом России, однако желание «слезть с нефтяной иглы» пока не осуществилось. Прогнозы зарубежных исследовательских организаций в отношении развития науки в России весьма оптимистич ны, хотя объем финансирования увеличивается из года в год вместе с ростом бюджета, но не превышает 1% ВВП18.

Американская наука – признанный мировой лидер. В США сегодня более 160 технопарков. В 2010 г. мировые расходы на науку были вы ражены в следующих долях: доля США составила 34%, доля Японии и Китая – по 12,3%, объединенной Европы – 23%, России – 1,5% миро вых расходов. «Абсолютные цифры выглядят еще более впечатляюще.

За 2010 г. США потратили на науку 396 млрд долл., Япония – 142 млрд долл., Китай – 141 млрд долл., РФ – 22 млрд долл. Столь же несопостави мы и расходы на образование. По этому показателю США – абсолютный мировой лидер, 7,5% ВВП»19.

В 2010 г. российское правительство заявило о намерении вернуть на родину научную элиту. С этой целью из бюджета должны быть выделе ны средства для создания приемлемых условий научной деятельности «возвращенцев». Такое желание оправдано, поскольку Россию покинули и продолжают покидать ученые и исследователи с мировыми именами.

В 2010 г. Нобелевскими лауреатами по физике стали А. Гейм и К. Ново селов, работающие в Великобритании. Причем первый – уроженец г.

Сочи – на сегодняшний день уже не является гражданином Российской Федерации, второй – из российской провинции – остается гражда нином России, но на предложение вернуться работать в Россию оба исследователя ответили отказом. Для этого есть серьезные причины – Л.Н. ФЕДОТОВ, О.Н. КИТАЕВА. Субъекты модернизации провинциальные университеты, за исключением немногих, по суще ству лишены сегодня возможности как заниматься фундаментальной наукой, так и формировать предпринимательские университеты. Не исключено, что данные ученые испытали много унижений в нашей стране в своей профессиональной деятельности. Привлекать живущих в России, в том числе в провинции, талантливых ученых – не менее важная цель. Известный факт: научная среда за последние 20 лет по теряла около трети сотрудников. Многие талантливые ученые работают сегодня за границей по временным контрактам, и некоторые остаются там навсегда. Зарубежные страны, включая США, Францию, Германию, страны Южной Америки, Юго-Восточной Азии и Ближнего Востока с радостью принимают у себя российских ученых и готовы предоставлять хорошие условия для работы и проживания. Причина этому – высо кий профессионализм и уровень образования российских эмигрантов.

В вузах России имеется колоссальный и не истраченный научный капитал, представленный докторами и кандидатами наук. Однако их всероссийское и даже международное признание игнорируется мест ной вузовской бюрократией в порядке ее административного отказа от конкуренции, нередкой зависти и даже ненависти к крупным ученым.

А молодой специалист, получив знания, часто не находит работу по специальности или остается неудовлетворен условиями труда и заработ ной платой. Логичными действиями в подобной ситуации становятся отъезд за рубеж или работа не по специальности. Этому способствует уменьшение научного финансирования провинции, неиспользование ее научного потенциала.

Таким образом, сегодняшний этап модернизации в России стол кнулся с важнейшей проблемой: недостатком научного капитала, без которого вероятность прогресса ничтожно мала. Что создает поч ву для игнорирования человеческого, социального и культурного капитала, для неолиберального взгляда на индивида как «человека экономиче ского», стремящегося к непрерывному увеличению доходов, обмену материальными ценностями и товарами, сосредоточенному на коли чественных показателях и доходах. Неожиданной особенностью эко номического человека является то, что им становится не только агент экономического производства – капиталист, торговец, но и рабочий, и люди, не занятые в материальном производстве. В их сознании про исходит экономизация собственной жизни, которая соответствует переносу экономических отношений производства на все общество.


Американский социолог Т. Парсонс считает, что модернизация должна включать в себя три элемента: рыночную экономику, демократическую политику и индивидуализм. Иными словами, при создании свободно го рынка и демократических институтов активно должен действовать, наряду с государством и рынком, индивид как основной субъект мо дернизации.

Пока модернизированное российское общество – лишь желаемая мо дель, в которой индивид обладает иными качествами, в обществе господ ствует иная идеология и иные ценности. Вероятно, что это гражданское общество с высокоразвитым интеллектуальным капиталом.

112 Действительность и перспективы российской модернизации Регионы России как субъекты модернизации* Устойчивое развитие страны в первую очередь складывается в ее ад министративных территориях, обладающих стабильностью. От согласо ванной деятельности центра и периферии, региональной и федеральной власти зависит политический и социальный климат в стране.

Подобно тому, как модернизационные процессы в мире осуществля ются неравномерно, каждая страна, особенно в период трансформации экономической и политической жизни, испытывает трудности, связан ные с неравномерностью развитию регионов. Одни из них – с относи тельно высоким уровнем экономики, выгодные для инвесторов, про фессионально привлекательные, с развитой инфраструктурой – имеют больший успех, другие – депрессивные, вымирающие и не интересные для инвестиций – не получают преимуществ от модернизации. Неравно мерность развития регионов обусловлена различием их исторических судеб, специализацией народного хозяйства, степенью удаленности от федерального центра, развитостью культуры и наличием ее традиций, подготовленностью специалистов и уровнем образованности населения (человеческим капиталом), развитостью социальных отношений и нали чием доверия в социуме, имеющимися интеллектуальными ресурсами.

«Медленно модернизируются многочисленные “срединные” регионы, в которых живет 2/3 населения страны, – считает специалист по регио нальным проблемам Н. Зубаревич. – Их собственные экономические возможности недостаточны для устойчивого развития, а федеральных ресурсов на такое количество регионов не хватит никогда. Именно в “срединных” регионах “вязнут” федеральные реформы, не способные преодолеть барьеры российского пространства. Такие регионы более всего нуждаются в улучшении институциональной среды, активизации местного сообщества, а также оптимальном сочетании стимулирующей и выравнивающей региональной политики (пока плохо работают оба направления)»20.

Надо иметь в виду, что в любой стране, даже в США, существует не равномерность в развитии регионов, и принципом развития должно быть не выравнивание, а выделение конкурентных преимуществ регионов.

Необъективная оценка преимуществ, имеющихся «полюсов роста»

приводит к усилению дифференциации между регионами. На первый взгляд кажется, что наиболее эффективно реализовали свои конкурент ные достоинства такие регионы как Москва, Санкт-Петербург, Тюмень, ряд богатых недрами краев. Несомненно, в лидеры им помогли выбраться факторы удобного географического расположения, наличие недр, нефти, востребованной на мировом рынке.

Решить проблему поиска «полюсов роста» могут только сами регионы.

Задача определения собственных целевых перспектив у субъектов РФ должна решаться, на наш взгляд, в региональных проектах модерниза ции. Традиция, самобытность, культура, люди, живущие в регионе, их язык, уровень экономического развития, предприятия – все это является факторами региональной специфики.

Параграфподготовленвсоавторствесканд.психол.наукО.В.Богатыревой.

* Л.Н. ФЕДОТОВ, О.Н. КИТАЕВА. Субъекты модернизации По исследованиям, проведенным Фондом «Петербургская политика», Российской академией народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ и газеты «РБК-Daily», составлен Рейтинг инноваци онной активности в Российской Федерации. По данным исследования в десятку инновационных регионов России (январь – февраль 2012 г.) вошли: Красноярский край, Томская область, Новосибирская область, Республика Татарстан, Калужская область, Нижегородская область, г. Москва, Республика Башкортостан, Ульяновская область, Самарская область21.

Одним из стабильных лидеров, согласно этому ежемесячно при сваемому рейтингу, является Томская область, получившая признание за развитие научно-образовательного потенциала. В Томске открыта технико-внедренческая зона и создается Центр образования, науки и инноваций «ИНО-Томск-2020», благодаря чему Томск, вероятно, стано вится вторым, после Сколково, инноградом в России. При этом регион не только продолжает сырьедобывающую деятельность, но планирует разработку новых месторождений и постройку нефтеперерабатывающих заводов. В 2010 г. финансирование учреждений научно-образовательного комплекса Томской области составило 21,5 млрд руб., или 8% валового регионального продукта области 22, на финансирование науки в России за тот же период было выделено всего 0,53% ВВП23. Таким образом, инве стиции в развитый человеческий капитал – сильную сторону региона – позволили Томской области занять передовые позиции по инновацион ности в России.

Н. Зубаревич, однако, считает, что «роль институтов как стимулов развития пока еще второстепенна, более значимыми остаются преиму щества ресурсообеспеченности, выгодного географического положения и агломерационный эффект»24. Каждый российский регион имеет свои преимущества, но географическая отдаленность некоторых регионов или слабо развитая инфраструктура, а также отсутствие значительных запасов природных ресурсов, создают дополнительные преграды на пути модернизации регионов. Исследователь приводит в пример выбор западными автопроизводителями места производства своей продукции в России: портовый город с развитой инфраструктурой Санкт-Петербург, а также близкая к Москве и транспортно доступная Калуга. «Налицо абсолютный приоритет географического положения»25.

Но не всем регионам удается завоевать внимание крупных инвесто ров. Примером этому служит Пензенская область – регион, имеющий выгодное географическое положение, значительный интеллектуаль ный капитал, но плохое состояние транспортной инфраструктуры, неразвитость крупного и среднего бизнеса, депопуляция и невысокий уровень жизни населения делают его непривлекательным для инвести ций. На фоне успешной модернизации соседних регионов (Татарстан, Мордовия, Ульяновск) Пензенская область вскоре может занять место в эшелоне отстающих, если не будут реализованы цели, поставленные в «Стратегии социально-экономического развития Пензенской области на долгосрочную перспективу до 2021 года»: «Стратегия направлена на сохранение и укрепление позиций Пензенской области в экономике 114 Действительность и перспективы российской модернизации Российской Федерации за счет эффективного использования произ водственного, человеческого и культурно-исторического потенциала, перехода на инновационный путь развития»26. Инновации сегодня стали краеугольным камнем развития любого региона. Здравоохранение, обра зование, государственное и муниципальное управление, система ЖКХ – существуют под лозунгом инновации и модернизации. Но недостаточная квалификация персонала и отсутствие института систематической пере подготовки кадров могут свести к минимуму положительный эффект от внедрения инновационных технологий в любую сферу жизни. На пример, правительством Пензенской области разработана целевая про грамма «Модернизация здравоохранения Пензенской области на 2011 – 2012 годы», направленная на улучшение материально-технического оснащения лечебных учреждений, повышение заработной платы и на значение стимулирующих выплат медицинским работникам, улучше ние качества предоставляемых населению медицинских услуг. Однако профессиональную переподготовку прошло лишь небольшое число медицинских работников.

Основной потенциал Пензенской области заключался в советское время в формировании инновационной экономики. Предпосылками для этого стало развитие в регионе наукоемких технологий. В Пензе действо вало множество НИИ, развивалась изобретательская деятельность, было выдано немало патентов и т.д.

Период перестройки и становление рыночной экономики изменили приоритеты государства с науки и наукоемких производств на оптовую и розничную торговлю. Сфера товаров и услуг в Пензе приобрела работ ников с высшими техническим, физическим, химическим образованием, учеными степенями. Наука не только потеряла перспективных работ ников, но и перспективные направления исследований. Сегодня эта ситуация в Пензенской области усугубилась старением членов научного сообщества, и регион становится неконкурентоспособным в научной сфере среди соседей.

Развитие аграрного сектора экономики, на который делает упор ны нешнее правительство региона, также сопряжено с рядом трудностей:

нахождение Пензенской области в зоне «рискованного земледелия», высокий уровень депопуляци в сельской местности, отсутствие эф фективных программ государственной поддержки аграрного сектора.

Промышленная база Пензенского региона тоже требует модернизации на основе внедрения новых высокоэффективных технологий и научного подхода.

Очевидно, что Пензенская область никогда не сможет сравниться с Кубанью по уровню развития земледелия, но исторически сложившаяся сфера деятельности, как производственная, так и научная, могут быть поддержаны и развиты с применением методов гибридной модерни зации, включающей в себя как продолжение индустриализации, так и инновационных технологий, развитием человеческого и других видов внеэкономического капитала.


В условиях жесткой конкуренции между регионами Пензенской об ласти «нужно очень быстро бежать, чтобы оставаться на месте, а чтобы Л.Н. ФЕДОТОВ, О.Н. КИТАЕВА. Субъекты модернизации двигаться вперед, нужно бежать еще быстрее», как говорил Льюис Кэ ролл. Но движение это должно быть сосредоточено в одном направле нии, а именно в развитии и накоплении интеллектуального капитала.

Выравнивание регионов России на основе общего сценария развития не способствует их модернизации, так как является недостижимой задачей.

А достижима задача гибридной модернизации на основе специфики региона.

ПРИМЕЧАНИЯ Ясин Е. Сценарии развития России на долгосрочную перспективу. – М., 2011.

Ясин Е.Модернизациябезшоковойтерапии//Vedomosti.ru,14.10.2011.–URL:

http://www.vedomosti.ru/opinion/news/1392520/postepennaya_decentralizaciya Модернизация снизу – это революция: ректор Высшей школы экономики.

Интервью//ИАRegnum.–URL:http://www.regnum.ru/news/1260076.html) Фукуяма Ф. Ждать ли революции в Китае // Ведомости. 2011. 18 марта. – С.4.

Федюкин И.Счастье–черезполвека//Ведомости.03.10.2003.–URL:http:// www.vedomosti.ru/newspaper/article/2003/10/03/67306) Dreaming With BRICs: The Path to 2050 // Global Economics. Paper No: 99.

01.10.2003. – URL: http://innovate.typepad.com/innovation/files/dreaming_with_ brics_the_path_to_2050_no.%2099.pdf См.Уткин А.И., Федотова В.Г.БудущееглазамиНациональногосоветапо разведке США: глобальные тенденции до 2025 года. Изменившийся мир. – М., 2009.

Фридман Т.Плоскиймир:краткаяисторияXXIвека.–М.,2006.–С.406.

Федотова В.Г.Конецдогоняющеймоделимодернизацииипоискновыхпу тей//Экономическиестратегии.2012.№3.–С.16.

Численность населения с денежными доходами ниже величины прожи точного минимума и дефицит денежного дохода // Федеральная служба госу дарственнойстатистики.16.04.2012.–URL:http://www.gks.ru/free_doc/new_site/ population/urov/urov_51g.htm Ясин Е. Государство и экономика на этапе модернизации // Фонд «Либе ральнаямиссия».14.04.2006.–URL:http://www.liberal.ru/articles/ Хэ Чуаньци.ОбзорныйдокладомодернизациивмиреиКитае(2001–2010)/ пер.сангл.иподобщ.ред.Н.И.Лапина/предисл.Н.И.Лапина,Г.А.Тосуняна.– М.,2011.

Федотова В.Г. Экология и средний класс // Знание. Понимание. Умение.

2010.№3.

Тамже.

ВсемирныйдокладЮНЕСКО«Кобществамзнания».–Париж:ЮНЕСКО.– С.19.

Тамже.–С.20.

См.:Кларк Б.П.Созданиепредпринимательскогоуниверситета.–М.,2011.

Мировые расходы на НИОКР в 2011 г. составят $1,2 триллиона // Вести.

17.12.2010.–URL:http://www.vesti.ru/doc.html?id= Супян В.США:лидерствоподугрозой//OpenEconomy.Экспертныйканал «Открытаяэкономика».24.02.2011.–URL:http://www.opec.ru/1346548.html 116 Действительность и перспективы российской модернизации Российские регионы: экономический кризис и проблемы модернизации / подред.Л.М.Григорьева,Н.В.Зубаревич,Г.Р.Хасаева.–М.,2011.–С.63.

Рейтинг инновационной активности в России (январь – февраль, 2012) // Фонд Петербургская политика. 17.03.2012. – URL: http://www.fpp.spb.ru/ iRating_2012-01_02.php Концепция создания в Томской области Центра образования, исследова нийиразработок.ОдобренараспоряжениемПравительстваРоссийскойФедера цииот6октября2011г.№1756–р.

Финансированиенаукиизсредствфедеральногобюджета//Федеральная службагосударственнойстатистики.–URL:http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/ rosstat/rosstatsite/main/enterprise/science/# Зубаревич Н.Формуламодернизации регионов.//Forbes.Мнения.10.02. – URL:http://m.forbes.ru/article.php?id= Зубаревич Н.Времягородов.//Forbes.Мнения.03.11.–URL:http://m.forbes.

ru/article.php?id= Стратегия социально-экономического развития Пензенской области на долгосрочную перспективу (до 2021 г.). В ред. Закона Пензенской обл. от 30.06.2009.№1753-ЗПО.

Аннотация Встатьепоказываетсязначимостьосознанияивыделениясубъектамодерни зации:государства,среднегокласса,науки,региона.Ставитсяпроблемавыбора Россией субъекта модернизации, а, следовательно, пути дальнейшего ее разви тия.ТомскаяиПензенскаяобластирассмотренывкачествепримеровопределе ниясубъектовмодернизациинарегиональномуровне.

Ключевые слова: субъекты модернизации, государство, наука, средний класс,регионыРоссии.

Summary Thepaperarguesthatitisimportanttotakeintoconsiderationandfocusonthefol lowingagentsofmodernization:state,middle-class,creativeclass,science,andregion.

TheproblemofchoosingagentofmodernizationinRussiaandthereforewaysofits furtherdevelopmentisposed.TomskandPenzaregions’agentsofmodernizationare analysed.

Keywords:agentsofmodernization,state,science,middle-class,creativeclass,re gionsofRussia.

Философские науки – 9/ ФИЛОСОФИЯ ИНФОРМАЦИОННОГО ОБЩЕСТВА Постнеклассические практики МЕТОДОЛОГИЯ ПОСТНЕКЛАССИЧЕСКОЙ НАУКИ В ИССЛЕДОВАНИИ СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЕЙ А.С. ФОМЕНКО Современная методология наук претерпевает существенную транс формацию в связи с переходом от монодисциплинарных дискурсов к междисциплинарным и необходимостью диалога естественнонаучных и гуманитарных познавательных стратегий. Сложившаяся ситуация обусловлена тем, что информационная эпоха претерпевает воздействие со стороны феноменов, не имеющих исторических аналогов, порожден ных ею же. Новизна, сложность организации и нелинейность широкого круга явлений диктуют необходимость поиска новых междисциплинар ных подходов для развития и применения наиболее адекватной сегодня постнеклассической методологии науки.

Одним из ярких феноменов подобного рода является рождение и функционирование социальных сетей. По нашему мнению, данный феномен не может быть эффективно исследован с помощью существую щих дисциплинарных методологий гуманитарного знания в рамках классической и неклассической науки, поскольку обладает свойствами саморазвития, требующими осмысления в рамках постнеклассического типа рациональности. Например, одним из теоретических стержней познания сети может служить изучение междисциплинарной или си нергетической связи коммуникаций, в результате которых порождается и самоорганизуется сеть, достигая своей динамической стабильности, также неизбежным представляется моделирование социальных сетей в рамках междисциплинарного подхода.

Для анализа эффективности существующих методологий исследова ния социальных сетей следует, прежде всего, понять, что подразумевает ся под социальной сетью (ее свойства, специфика на современном этапе и др.). Затем необходимо оценить сложности, с которыми сталкиваются исследователи при работе с данным объектом, и наконец, обозначить основные преимущества и недостатки наиболее распространенных под ходов.

Понятие социальной сети и ее специфические формы в киберпространстве Термин «социальная сеть» был введен еще в 1954 г. социологом Джеймсом Барнсом, но массовое распространение получил с развитием 118 Постнеклассические практики соответствующих телекоммуникационных технологий. Однако не все исследователи признают концептуальную самостоятельность данного понятия1.

Существует множество различных определений социальных сетей.

В наиболее общем виде социальная сеть понимается как социальная структура (математически – граф), состоящая из группы узлов, которыми являются коллективные или индивидуальные социальные объекты, и определенного на ней множества социальных взаимоотношений (связей).

В социальной сети выделяют структурные, контекстные (ситуационные) и функциональные переменные.

Следует отметить, что используются две пересекающиеся трактовки социальной сети: как социальной структуры и как ее специфической реализации в киберпространстве.

В информационном обществе сети как феномен существуют как в качестве оффлайновых сетей («живые» сети), так и онлайновых сетей (социальные сети в киберпространстве).

Для оффлайновых сетей характерна закрытость, так как они вос производятся по «незыблемым» принципам построения социальных структур, ретранслируемым теми или иными культурными кодами.

Однако современные технологии передачи информации обеспечили коммуникацию нового пространственно-временного толка и позволи ли объединять в онлайновые сети не только подобное, но и неподобное (гетерогенность), что создало почву для формирования принципиально новых социальных сетей.

Несомненно, онлайновые социальные сети информационной эпохи можно отнести к классу саморазвивающихся систем. «К саморазвиваю щимся системам относятся современные сложные компьютерные сети, предполагающие диалог человек – компьютер, «глобальная паутина» – INTERNET. Наконец, все социальные объекты, рассмотренные с учетом их исторического развития, принадлежат к типу сложных саморазвиваю щихся систем»2. Сети такого типа разворачиваются и сжимаются, откры ваются и закрываются, образовывают довольно своеобразную геометрию охвата, оперативно включают новых участников и освобождаются от них, используют протекающие в них информационные потоки для осу ществления процессов рефлексии и обратной связи. Социальные сети киберпространства как человекоразмерный объект являются сложными, открытыми, нелинейными саморазвивающимися системами и состоят не только из совокупности позиций, социальных взаимоотношений (связей), потоков ресурсов, но включают в себя отношение объектов к связям, что порождает огромное количество элементов и неопределенную глубину кластеров. Как установил Лоет Лейдесдорфф, условиями для стабильного функционирования систем высшего порядка, к которым и относятся глобальные телекоммуникационные сети, являются: сегментация, стра тификация, дифференциация, отражение и самоорганизация 3.

В силу новоявленных качеств социальных сетей информационной эпохи, в том числе таких как огромное количество элементов, ячеистая, фрактальная, повторяемая структура, высокая степень сложности, гете рогенность, – возрастает их способность к самоорганизации, созиданию А.С. ФОМЕНКО. Методология постнеклассической науки...

новых структур, выстраиванию иерархических сред, а, следовательно, возникает необходимость применения при их исследовании методологии постнеклассической науки.

Согласно В.С. Степину, объектом постнеклассической науки являются саморазвивающиеся сложные системы, в особенности такие объекты, которые обозначаются термином «человекоразмерность», что позволяет, на наш взгляд, сделать допущение о том, что социальные сети кибер пространства представляется целесообразным исследовать с помощью методологии постнеклассической науки, предполагающей междисцип линарные взаимодействия, основанные на «парадигмальных привив ках», т.е. переносе представлений специальной научной картины мира, идеалов и норм исследования из одной научной дисциплины в другую4.

Конечно, стоит учитывать существующие ограничения такого переноса и дополнительно исследовать возможные достоинства и недостатки «па радигмальных прививок» при исследовании социальной сети.

Сетевой анализ как первый междисциплинарный подход исследования сетей С момента своего появления сетевой анализ представлял собой меж дисциплинарный подход, объединивший усилия психологов, социологов, антропологов, математиков и статистиков. В 1930-х гг. Якобом Морено была разработана концепция социометрии (описание социальных групп в терминах теории графов) и выявлены ключевые концепты сетевого анализа, а именно, карты отношений между акторами и визуализация этих карт в пространстве5.

В 1950-х гг. Фриц Хейдер, основатель гештальт-психологии, и Теодор Ньюкомб в рамках балансового подхода попытались связать теорию линейных графов с социальными сетями, что стимулировало раз работку более жесткого математического аппарата для осмысления связей в межиндивидуальных сетях. В это же время во многих рабо тах антропологов ощущается влияние сетевого подхода, например А.Р. Рэдклифф-Брун развивал коротко-цикличный структурный анализ, а Р. Найдел провел четкую демаркацию понятий «структуры» и «функ ции». Существенный вклад в развитие эмпирических исследований сетевого анализа внесли антропологи Дж. К. Митчелл и Дж. А. Барнс.

В 1978 г. была образована Международная ассоциация специалистов по анализу социальных сетей, был учрежден журнал Social Networks, электронные журналы Connections, Journal of Social Structure, наибо лее интересные социологические исследования в области социальных сетей связаны с именами Б. Велмана, Л. Фримана, С. Вассермана, К. Фауста, Д. Ноука, Дж. Куклински 6. Несмотря на огромное коли чество накопленного эмпирического материа ла, полу ченного ис следователями социальных сетей, только в 1970-х гг., после начала использования математических подходов и компьютерного моделиро вания, произошло ускорение теоретического осмысления социальных сетей. В частности, Мануэлем Кастельсом была предпринята попытка теоретического осмысления социальных сетей7. Все вышеупомянутые результаты сделали очевидным тот факт, что исследование социальных 120 Постнеклассические практики сетей, особенно сетей онлайновых, имеет ряд методологических про блем эмпирического и теоретического характера.

Эмпирические проблемы связаны с тем, что до сих пор нет четкого понимания взаимоотношений между концепциями и измерениями. Ис следователи, как правило, сначала создают концепции, а затем проводят измерения. Возникают вопросы: во-первых, что первично – полученные исследователем точные изображения социальных связей, с помощью ко торых он воссоздает сеть, или индикаторы, показывающие положение ак тора в сети, помогающие достроить связи. Во-вторых, что приоритетно – позиции индивидуальных и корпоративных акторов, или же струк турные свойства сетей и, наконец, насколько хорошо изучаемые связи описывают характеристики и свойства социальных объединений, т.е.

насколько «реальны» измеряемые связи? Если исследование приводится с целью описания сети, в таком случае более важна точность измерений.

Сейчас поиски аналитиков направлены на выявление индикаторов, спо собных не только показать структуру, но и являющихся устойчивыми к измерительным ошибкам. Помимо этого актуальна проблема качества сетевого измерения на разных стадиях и проблема определения времен ных элементов социальных сетей.

Методологические проблемы исследования социальных сетей кро ются, на наш взгляд, не только в сложности измерения специфических форм феномена в его современном виде, но и в теоретически непродук тивном его осмыслении, вызванным мировоззренческими ограничени ями, и некоторыми основанными на них идеалами и нормами класси ческой науки. Одним из таких мировоззренческих ограничений явля ется понятие каузальности. Ведущие представители синергетического подхода – Г. Хакен, И. Пригожин и И. Стенгерс – сумели пересмотреть классическое понятие каузальности, дополнив его представлениями о случайности, непредсказуемости, необратимости физических про цессов 8. Немецкий социолог Н. Луман обозначил пришедшее на смену каузальности представление о связанности мира удачным понятием «контингенция», означающим потенции многообразных – причинных, структурных, случайных – предметных и смысловых связей 9. Понятие контингенции необходимо, чтобы отразить «непрограммируемость»

мира, альтернативность бытия, невозможность свести все многообразие отношений к какой-то теоретической абстракции, будь то «структур ные» или «системные» отношения. Такая точка зрения довольно про дуктивна, поскольку сеть базируется на контингентности, способной легко формировать связи, давать им на некоторое время отвердеть, чтобы потом рассыпаться.

Кроме теоретико-методологических сложностей, на наш взгляд, мно гих исследователей неосознанно ограничивают философские посылы, заложенные некоторыми основателями социальных наук. Основной спор при изучении социальных феноменов дисциплинарными методами разворачивается в рамках двух противоборствующих подходов: «теория систем», т.е. «объясняющее» или структурное направление социологии, и «теория действия», т.е. «понимающее», или экзистенциальное направ ление социологии.

А.С. ФОМЕНКО. Методология постнеклассической науки...

В основу «объясняющего», или структуралистского направления легли теоретико-методологические взгляды Э. Дюркгейма, который рассматривал общество как автономную, стабильную и способную к воспроизводству сущность, и поэтому предлагал изучать как данность устойчивую социальную структуру, отдельные институты общества, социальные позиции, роли. Последователи данного подхода стремятся «измерить» человеческое бытие в социуме, а само общество исследовать в его застывших проявлениях.

Основой «понимающего» или экзистенциального направления явля ются социально-философские взгляды М. Вебера, который сосредоточил свое внимание на индивиде, его свободе воли и совершаемом им дей ствии. Сторонники данного подхода считают, что «социоматериальная структура» является лишь одним из обстоятельств нашего бытия как одно из условий, к которому по-разному относится индивид и с которым взаимодействует, там самым проявляя свободу воли. В последующем были предприняты попытки синтезирования данных подходов. В част ности, Т. Парсонсом было предложено структурно-функциональное на правление исследования. Становится очевидным, что попытка синтеза не удалась, так как автор в конечном итоге склонился в сторону «теории систем». Кроме того, данный подход не объяснял, как и почему обще ство изменяется коренным образом и чем вызваны явные отклонения от нормы. Данную методологическую проблему пытался решить Р. Мертон путем усложнения понятия «функция» и анализируя более детально от клоняющиеся формы поведения и «аномию» общества.

По сути, «объясняющий» и «понимающий» подходы рассматрива ют динамические или статические аспекты социума. «Теория систем»

акцентирует свое внимание на статических срезах социальных систем.

Данный метод являлся наиболее эффективным и наиболее точным до момента нарастания неоднородностей, вызванных эффектом глобали зации. Кроме того, для сложной организации (структуры) нерелевантно говорить об устойчивости, скорее она метастабильно устойчива. «Теория действия» акцентирует внимание на динамике социума, например, ка ким образом общество развивается или меняется кардинальным образом в зависимости от действия, привносимого каждой отдельной волей или суммой воль.

Склоняясь к той или иной методологической традиции, исследователи заостряют внимание на одной из групп переменных и упускают из вида большую часть сложных взаимосвязей, что приводит к фрагментарности знания. Использование методологии классической и неклассической науки было адекватно для исследования онлайновых социальных сетей, но неэффективно для социальных сетей киберпространства. Современ ная сетевая теория, исходя из ряда согласованных принципов, тем не менее, формируется из разрозненных и разноплановых авторских работ.

На наш взгляд, это типичный конфликт интерпретаций, порожденный различными конфигураторами описания сети, что характерно, напри мер, для междисциплинарных задач экспертизы и принятия решения, поэтому требует особой культуры полилога, к которой стремится пост неклассическая наука.

122 Постнеклассические практики Наиболее перспективные междисциплинарные методы исследования социальных сетей На современном этапе исследователями социальных сетей разрабаты ваются различные междисциплинарные подходы в рамках методологии постнеклассической науки.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.