авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 ||

«УДК 341.231.14+342.7 (470) ББК 67.412+67.400.7 С 76 С 76 Стандарты Европейского Суда по правам человека и российская правопримени тельная практика: ...»

-- [ Страница 18 ] --

Заявитель указывал, что ссылка Правительства на поправки к постанов лению об амнистии от 28 июня 2000 г. не относимы к данному делу, посколь ку вступили в силу после его заключения под стражу. Было бы абсурдно пред полагать, что эти поправки задним числом сделали его арест законным.

Заявитель настаивал, что следствие знало о награждении его орденом Дружбы народов во время заключения под стражу. Следователь Николаев лично записал данный факт в протокол допроса от 2 ноября 1999 г. и 14 июня 2000 г.

ПРИЛОЖЕНИЕ V. ГУСИНСКИЙ ПРОТИВ РОССИИ 2. Оценка суда 62. Суд напоминает, что когда оспаривается законность заключения под стражу, в том числе рассматривается вопрос, был ли соблюден «порядок, установленный законом», Конвенция отсылает непосредственно к нацио нальному праву и соблюдению материального и процессуального нацио нального законодательства, но также требуется, чтобы любое лишение сво боды было совершено в целях статьи 5, в частности, чтобы защитить инди вида от произвольного задержания.

Устанавливая, что любое лишение свободы должно быть в строгом со ответствии с законом, статья 5 часть 1 Конвенции прежде всего требует, что бы любой арест или задержание имели правовые основания в националь ном праве. Подобно фразам «в соответствии с законом» и «предусмотрено законом» во вторых частях статей 8 и 11, такие требования также связаны с качеством закона, который должен отвечать принципу верховенства пра ва, концепции, вытекающей из всех статей Конвенции.

Качество в этом смысле подразумевает, что там, где национальное пра во позволяет лишение свободы, это должно быть ясно и предсказуемо, что бы избежать любого риска произвольного задержания. (см. Amuur v. France, решение от 25 июня 1996, Reports of Judgments and Decisions 1996 III, § 50).

63. В данном деле, Заявитель был помещен под стражу до предъявления обвинения. Такое помещение под стражу являлось исключением из общего правила, установленного статьей 89 УПК, согласно которой мера пресечения должна применяться после предъявления обвинения. Данное исключение было предусмотрено статьей 90 УПК «при исключительных обстоятельствах». Сто роны согласились с тем, что УПК не раскрывал значение данного выражения.

Правительство не представило никаких примеров дел, подтвержденных решениями суда или не подтвержденных, в которых раскрывалось поня тие «исключительных обстоятельств».

64. Не представляется, что данная норма на основании которой лицо может быть лишено свободы отвечает требованиям «качества закона» ус тановленным статьей 5.

65. В свете изложенного не является необходимым рассматривать, со ответствовала ли ситуация Заявителя требованиям закона по существу.

66. В отношении амнистии, Суд повторяет, что «законность» существенно за висит от соблюдения национального законодательства. (см. Amuur, указ.выше, части 50). Прежде всего национальные органы, в частности, суды, толкуют и при меняют национальное право. Однако, поскольку согласно статье 5 § 1 Кон венции несоблюдение национального законодательства влечет за собой на рушение Конвенции, следовательно, Суд должен воспользоваться матери алами проверки, было ли данное законодательство соблюдено. (см., например, Benham v. UK, решение от 10 июня 1996, Reports 1996 III, § 41).

67. Правительство признало, что согласно акту Амнистии следователь должен был прекратить производство по делу Заявителя как только он уз СТАНДАРТЫ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА...

нал, что тот награжден орденом Дружбы народов. Хотя Правительство ут верждало, что следователь впервые узнал об этом только 16 июня 2000 г., оно не отрицало, что тот же следователь сам занес информацию о награж дении Заявителя орденом в протокол допроса 12 ноября 1999 г. и 14 июня 2000 г. Таким образом, Суд приходит к выводу, что 13 июня власти знали или можно было обоснованно ожидать, что должны были знать, что произ водство по делу Заявителя должно быть прекращено.

68. Суд согласен с Заявителем, что было бы нелогично толковать поста новление об амнистии как позволяющее заключение под стражу в отноше нии лиц, дела которых будут прекращены. Таким образом, имело место нарушение национального законодательства.

69. Соответственно, имело место нарушение статьи 5 Конвенции.

II. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ ВМЕСТЕ СО СТАТЬЕЙ 5 КОНВЕНЦИИ 70. Заявитель также жаловался, что его заключение под стражу пред ставляло собой злоупотребление властью. Он утверждал, что заключив его под стражу, власти ставили перед собой цель заставить его прода ть «Медиа Мост» «Газпрому» на невыгодных условиях. Суд будет рас сматривать данную жалобу на соответствие статье 18 Конвенции, кото рая устанавливает:

«Ограничения, допускаемые в настоящей Конвенции в отношении ука занных прав и свобод, не должны применяться для иных целей, нежели те, для которых они предусмотрены».

A. Аргументы сторон.

1. Правительство 71. Правительство отрицало данное нарушение. Утверждалось, что Зая витель не представил никаких доказательств того, что если бы он не подпи сал «Июльское соглашение», его бы не освободили из под стражи.

2. Заявитель 72. Заявитель указывал, что факты дела говорят сами за себя. Он обра тил внимание на то, что власти руководствовались желанием заставить за молчать его средства массовой информации, в особенности, прекратить критику российского руководства. Заявитель подчеркнул, что «Медиа Мост»

не подчинился «июльскому соглашению», потому что оно было подписано под давлением, и Генеральная прокуратура возбудило производство по делу о кредитах «Медиа Моста».

B. Оценка Суда 73. Суд напоминает, что статья 18 Конвенции не носит самостоятельного значения. Она может быть применена только вместе с другой статьей Кон ПРИЛОЖЕНИЕ V. ГУСИНСКИЙ ПРОТИВ РОССИИ венции. Таким образом, нарушение статьи 18 может иметь место вместе с этой статьей, даже если самостоятельного нарушения этой статьи не уста новлено. Из текста статьи 18 также следует, что нарушение может иметь место только тогда, когда речь идет о праве или свободе, гарантированных Кон венцией (см. Kamma v. Netherlands, № 4771/71, Commission’s report of July 1974, (DR) 1, p. 4;

Oates v. Poland (dec.), № 35036/97, 11 мая 2000 г.).

74. Суд ранее установил в §§ 52–55, что свобода Заявителя была огра ничена «в целях, чтобы лицо предстало перед компетентным судом по обо снованному подозрению в совершении преступления». Однако, рассмат ривая вопрос о нарушении статьи 18, Суд должен определить, применя лось ли заключение под стражу в нарушение статьи 18 для иных целей, по мимо установленных в статье 5 части 1 пункта (c).

75. Правительство не оспаривало тот факт, что «июльское соглашение», а именно приложение 6 к нему, связано с прекращением производства по делу «Русского видео» после продажи «Медиа Моста» «Газпрому», ком пании, контролируемой государством. Правительство также не оспари вало, что Приложение 6 было подписано Министром прессы и массовой информации. Наконец, Правительство не отрицало, что одной из причин прекращения дела против Заявителя 26 июля 2000 г. было то, что Заяви тель возместил ущерб, причиненный предполагаемым мошенничеством.

76. По мнению Суда, целью публичного обвинения в уголовных делах не является использование предварительного заключения как коммерчес кой стратегии по совершению сделок. Тот факт, что «Газпром» требовал от Заявителя подписания «июльского соглашения», когда тот находился под стражей, то, что под этим соглашением подписался министр государства, и что впоследствии следователь исполнил его, снимая обвинения, приводит суд к мнению, что уголовное преследование использовалось для давления на Заявителя.

77. В таких обстоятельствах Суд не может не установить, что ограниче ние свободы Заявителя, допустимое в соответствии с п. «с» части 1 статьи Конвенции, было применено не только для целей, чтобы лицо предстало перед компетентным судебным органом по обоснованному подозрению в совершении преступления, но также и для иных целей.

78. Таким образом, имело место нарушение статьи 18 Конвенции, взя той вместе со статьей 5.

III. ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ 79. Статья 41 Конвенции предусматривает:

«Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или про токолов к ней, а внутреннее право Высокой договаривающейся стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого на рушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компен сацию потерпевшей стороне».

СТАНДАРТЫ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА...

A. Ущерб 80. Заявитель требовал компенсации материального ущерба 1, 755, 923, 07 евро за уплаченные им суммы представителям при попытке восстанов ления в России и за рубежом его прав, нарушенных заключением под стра жу и последующими процедурами по уголовному делу. Данная сумма вклю чала услуги российских, британских, испанских и американских адвокатов, предоставляемых в связи с делом Заявителя, в том числе процедурами по выдаче, и делом Т., работника Заявителя, чьи права также были нарушены российскими властями.

81. Заявитель также просил 0,87 евро в качестве компенсации мораль ного вреда в связи с испытанным давлением и беспокойством в ходе на хождения под стражей.

82. Правительство указало, что услуги иностранных юридических фирм не имеют прямого отношения к заключению под стражу Заявителя с 13 по 16 июня, а потому возмещению не подлежат.

82. Суд не может заключить из представленного Заявителем, что все сум мы потрачены на восстановление прав, составляющих суть жалобы по Кон венции или связаны с процессом исчерпания средств внутренней защиты по этому вопросу. В любом случае, данный вопрос будет рассмотрен в раз деле «Расходы и издержки» ниже.

84. Возвращаясь к вопросу морального вреда, Суд отмечает, что Заяви тель просит возместить ему сумму, которая является символической. В этих обстоятельствах, Суд считает, что установление нарушения само по себе будет представлять собой достаточную справедливую компенсацию.

B. Расходы и издержки.

85. Заявитель требовал 446 017 70 евро в качестве компенсации опла ты адвоката, который помогал ему и Т. в восстановлении прав в российской правовой системе и в Суде.

86. Правительство посчитало данное требование чрезмерным. Оно ука зало, что возмещение расходов не должно превышать суммы ставок по пра вовой помощи Суда. Более того, требования в отношении Т. не относимы к данной жалобе.

87. Принимая во внимание вопрос, рассматриваемый в деле, и про цедуру, принятую в данном деле, Суд считает, что сумма, требуемая Зая вителем не может быть рассмотрена как необходимая или разумная (см. Nikolova v. Bulgaria [GC], № 31195/96, § 79, ECHR 1999 II).

Сумма, которая непосредственно относится к жалобе и была оплачена лично Заявителем, составляет 88 000 евро.

88. Руководствуясь требованиями разумности и справедливости, Суд присуждает 88 000 евро в качестве компенсации расходов и издержек, связанных с юридическим представительством Заявителя.

ПРИЛОЖЕНИЕ V. ГУСИНСКИЙ ПРОТИВ РОССИИ C. Процентная ставка 89. Суд считает, что процент за невыплату суммы должен исчисляться из ставки по займам Европейского центрального банка плюс три процента.

ПО ЭТИМ ОСНОВАНИЯМ, СУД ЕДИНОГЛАСНО ПОСТАНОВИЛ:

1. Имело место нарушение статьи 5 Конвенции.

2. Имело место нарушение статьи 18 Конвенции взятой в совокупности со статьей 5 Конвенции.

3. Установление нарушения само по себе представляет для Заявителя достаточную компенсацию морального ущерба.

(a) Государство ответчик должно выплатить Заявителю в течение 3 ме сяцев с даты, когда решение станет окончательным в соответствии со стать ей 44 §2 Конвенции 88 000 евро (восемьдесят восемь тысяч евро) в каче стве компенсации расходов и издержек, в переводе на национальную ва люту государства ответчика по курсу на дату выплаты, плюс налоги, кото рыми данная сумма будет облагаться;

(b) с момента истечения указанных трех месяцев должны быть выпла чены проценты, равные ставке по займам Европейского центрального бан ка плюс три процента.

5. Отклонил остальные требования Заявителя по справедливой компенсации.

Совершено на английском языке в письменном виде 19 мая 2004 г. в соответствии с Правилами 77 §§ 2 и 3 Регламента Суда.

Mr C.L. ROZAKIS, Президент Mr S. NIELSEN, Секретарь Секции СТАНДАРТЫ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА...

ПРИЛОЖЕНИЕ VI ЗНАМЕНСКАЯ ПРОТИВ РОССИИ РЕШЕНИЕ ВОПРОСА О ПРИЕМЛИМОСТИ ШЕСТАЯ СЕКЦИЯ Жалобы № 77785/ Заседание 25 марта 2004 г.

Состав палаты:

Президент:

Mr C.L. ROZAKIS Судьи:

Mrs F. TULKENS, Mrs N. VAJIC, Mr Е. LEVITS, Mrs S. BOTOUCHAROVA, Mr A. KOVLER, Mr V. ZAGREBELSKY Регистратор Секции:

MR S. NIELSEN Палата, рассмотрев вышеуказанную жалобу, поданую 14 ноября 2001 г., рассмотрев замечания, представленные правительством государства от ветчика, и замечания, представленные в ответ Заявительницей, после сво его совещания вынес следующее решение:

ФАКТЫ Заявительница, Наталья Васильевна Знаменская, является российской гражданкой;

она родилась в 1955 г. и проживает в г. Москве. Ее интересы в Суде представляет Е. Липцер — юрист Центра содействия международ ной защите (Москва). Интересы государства ответчика представляет П. Лаптев — Представитель Российской Федерации в Европейском суде по правам человека.

ПРИЛОЖЕНИЕ VI. ЗНАМЕНСКАЯ ПРОТИВ РОССИИ A. Обстоятельства дела Факты настоящего дела, представленные сторонами, могут быть вкрат це изложены следующим образом.

4 августа 1997 г. у Заявительницы родился мертвый плод. Она решила похоронить ребенка.

13 августа 1997 г. факт рождения мертвого плода был зарегистрирован Чертановским отделом ЗАГС. З., бывший мужем Заявительницы до их раз вода 25 марта 1997 г., был указан в качестве отца мертворожденного ребен ка в акте о рождении и в книге записей рождений.

Заявительница указывает, что биологическим отцом мертворожденно го ребенка был Г., с которым Заявительница жила как с мужем с 1994 г. За явительница утверждает, что ее партнер ожидал появления ребенка и го ворил о будущем ребенке как о своем сыне. Заявительница поясняет, что не могла вместе со своим партнером подать совместное заявление об уста новлении отцовства ребенка, так как 20 июня 1997 г. ее партнер был заклю чен под стражу. Судя по всему, после этой даты Заявительница не имела никакого доступа к партнеру. 12 октября 1997 г. партнер Заявительницы умер, находясь под стражей.

Заявительница отказалась поместить имя своего бывшего мужа на мо гильный камень ребенка, оставив его пустым.

10 августа 2000 г. Заявительница обратилась в Чертановский межмуни ципальный суд г. Москвы с заявлением об установлении отцовства Г. в от ношении мертворожденного ребенка и о соответствующем изменении фамилии и отчества ребенка.

21 ноября 2000 г. бывший муж Заявительницы скончался.

16 марта 2001 г. Чертановский межмуниципальный суд г. Москвы отка зал в рассмотрении заявления Заявительницы. Суд указал:

«Как установлено документально, ребенок родился мертворожденным и у него не возникло гражданских прав...».

Суд определил, что Статья 49 Семейного кодекса, на которую ссылалась Заявительница в обоснование своего правопритязания, относится лишь к жи вым детям и не привел каких либо обоснований этого вывода. Суд вынес оп ределение о прекращении производства по делу, так как «оно не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства».

18 мая 2001 г. Московский Городской суд, рассмотрев жалобу Заявитель ницы, оставил определение от 16 марта 2001 г. без изменения и повторил, что «дело не подлежит рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку у ребенка не возникло гражданских прав».

B. Применимое внутреннее законодательство 1. Гражданский кодекс Российской Федерации (от 30 ноября 1994 г.) предусматривает, что правоспособность гражданина возникает в момент его рождения и прекращается смертью (ч. 2 ст. 17).

СТАНДАРТЫ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА...

2. Семейный кодекс Российской Федерации (от 29 декабря 1995 г.) пре дусматривает:

Статья 48. Установление происхождения ребенка «2. Если ребенок родился от лиц, состоящих в браке между собой, а так же в течение трехсот дней с момента расторжения брака... или с момента смерти супруга матери ребенка, отцом ребенка признается супруг (бывший супруг) матери, если не доказано иное...

3. Если мать ребенка заявляет, что отцом ребенка является не ее супруг (бывший супруг), отцовство в отношении ребенка устанавливается по пра вилам, предусмотренным пунктом 4 настоящей статьи или статьей 49 на стоящего Кодекса.

4. Отцовство лица, не состоящего в браке с матерью ребенка, устанав ливается путем подачи совместного заявления отцом и матерью ребенка...

Статья 49. Установление отцовства в судебном порядке В случае рождения ребенка у родителей, не состоящих в браке между собой, и при отсутствии совместного заявления родителей или заявления отца ребенка (пункт 4 статьи 48 настоящего Кодекса) происхождение ре бенка от конкретного лица (отцовство) устанавливается в судебном поряд ке по заявлению одного из родителей... При этом суд принимает во внима ние любые доказательства, с достоверностью подтверждающие происхож дение ребенка от конкретного лица.


Статья 50. Установление судом факта признания отцовства В случае смерти лица, которое признавало себя отцом ребенка, но не состояло в браке с матерью ребенка, факт признания им отцовства может быть установлен в судебном порядке по правилам, установленным граж данским процессуальным законодательством».

СУЩЕСТВО ЖАЛОБЫ Заявительница направляет жалобу на нарушение в отношении нее ста тьи 6 Конвенции в той части, что ей не была предоставлена возможность справедливого и публичного судебного разбирательства в разумный срок справедливым и беспристрастным судом.

Заявительница направляет жалобу на нарушение в отношении нее Статьи 8 Конвенции в той части, что ее право на уважение частной и семейной жизни было нарушено отказом национальных судов установить отцовство г на Г. в отношении мертворожденного ребенка, что не позволило ей внести исправ ления в документы и указать верные фамилию и отчество на надгробии.

ПРАВО A. Возражение Правительства в отношении исчерпания средств внутри государственной защиты ПРИЛОЖЕНИЕ VI. ЗНАМЕНСКАЯ ПРОТИВ РОССИИ Правительство указывает, что 1 февраля 2003 г. вступил в силу новый Гражданско процессуальный кодекс Российской Федерации. В соответствии со ст. 376 указанного Кодекса, если лицо, участвующее в гражданском деле, считает, что судебные постановления нарушили его права или законные интересы, такое лицо может обжаловать судебные постановления в судеб ном порядке. Надзорное производство может быть возбуждено только по требованию лица, участвовавшего в производстве по первой инстанции.

Так как Заявительница не подавала надзорной жалобы, Правительство по лагает, что она на исчерпала имевшихся в ее распоряжении средств внут ригосударственной правовой защиты. При этом Правительство ссылается в целом на решения Суда о прекращении рассмотрения итальянских дел о нарушении права на рассмотрение своего дела в разумный срок после того, как в Италии был принят Закон Пинто, учредивший новое средство внутри государственной правовой защиты.

Заявительница не согласна с такой позицией. Она указывает, что статья 376 нового Гражданско процессуального кодекса устанавливает срок по дачи надзорной жалобы, составляющий один год. Так как окончательное судебное решение по ее делу было вынесено 18 мая 2001 г., она не имела возможности воспользоваться данным средством правовой защиты после вступления в силу нового Кодекса.

Кроме того, Правительство поясняет, что в соответствии с Постановле нием №2 Пленума Верховного Суда Российской Федерации постановления, вынесенные до 1 февраля 2003 г., могли быть обжалованы в надзорном порядке в течение года начиная с 1 февраля 2003 г., т.е. до 31 января 2004 г.

Суд напоминает, что цель правила об исчерпании состоит в предос тавлении Договаривающимся Сторонам возможности предотвращения или исправления предполагаемых нарушений до того, как жалобы на эти нарушения будут направлены в Суд (см., среди многих других преце дентов, Selmouni v. France [GC], № 25803/94, § 74, ECHR 1999 V). Это правило основано на допущении, отраженном в Статье 13 Конвенции — с которой оно состоит в тесной связи — что во внутригосударственной системе имеется средство правовой защиты от предполагаемого нару шения (там же). В этом отношении оно является важным аспектом прин ципа, что созданный Конвенцией механизм защиты является субсиди арным по отношению к национальным системам защиты прав человека (см. Akdivar and Others v. Turkey, 16 September 1996, Reports of Judgments and Decisions 1996 IV, p. 1210, § 65, and Aksoy v. Turkey, 18 December 1996, Reports 1996 VI, p. 2275, § 51).


Суд напоминает, что рассмотрение вопроса о том, были ли исчерпаны внутригосударственные средства правовой защиты, обычно производится с учетом даты направления в Суд жалобы (см. Baumann v. France, № 33592/ 96, § 47, 22 May 2001, не опубликовано). Тем не менее, из этого правила могут делаться исключения, которые могут быть оправданы конкретными СТАНДАРТЫ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА...

обстоятельствами дела. Так, после принятия Парламентом Италии специ ального закона, направленного на создание внутригосударственного сред ства правовой защиты от предполагаемых нарушений требования о «ра зумном сроке» (Закон Пинто), Суд счел отступление от этого общего прин ципа оправданным, так как растущее число аналогичных жалоб угрожало «оказать воздействие на функционирование, как на национальном, так и на международном уровнях, системы защиты прав человека, созданной Конвенцией» (см. Giacometti and Others v. Italy (dec.), № 34939/97, 8 November 2001). Суд также учел тот факт, что переходные положения За кона Пинто были специально разработаны для передачи под юрисдикцию национальных судов всех жалоб в Европейский Суд, которые не были к тому времени признаны приемлемыми (там же).

Суд обращает внимание на то, что в настоящем деле Правительство не указало каких либо обстоятельств такого рода, которые могли бы оправ дать отступление от общего правила;

соответственно, должен быть приме нен общий принцип, гласящий, что требование об исчерпанности должно рассматриваться с учетом момента, в который была направлена жалоба.

Правительство не утверждает, что на момент направления жалобы имелись какие либо внутригосударственные средства правовой защи ты, которые не были исчерпаны Заявительницей (ср. Baumann v. France, цитируемое выше, § 47). Обжалование в надзорном порядке в том виде, в котором оно существовало на тот момент, не было признано «эффек тивным» средством правовой защиты в смысле Статьи 35 § 1 (см. Pitkevich v. Russia (dec.), № 47936/99, 8 February 2001). По настоящему делу Суд не должен принимать решения о том, является ли эффективным сред ством правовой защиты надзорное производство, предусмотренное но вым Гражданско процессуальным кодексом, так как оно стало доступно лишь 1 февраля 2003 г., т.е. после направления настоящей жалобы. Та ким образом, Суд полагает, что внутригосударственные средства право вой защиты были исчерпаны.

Соответственно, возражение Правительства не принимается.

B. Приемлемость жалоб 1. Заявительница направляет жалобу в соответствии со Статьей 8 Кон венции о том, что национальные суды отказали ей в иске о признании происхождения мертворожденного ребенка от ее покойного партнера и в соответствующем изменении имени мертворожденного ребенка. Ста тья 8 гласит:

«1. Каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни, его жилища и его корреспонденции.

2. Не допускается вмешательство со стороны публичных властей в осу ществление этого права, за исключением случая, когда такое вмешатель ство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в ПРИЛОЖЕНИЕ VI. ЗНАМЕНСКАЯ ПРОТИВ РОССИИ интересах национальной безопасности и общественного порядка, эконо мического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц.»

Правительство не отрицает, что отказ национальных судов в рассмот рении иска Заявительницы не имел под собой законных оснований. В соответствии со ст. 50 Семейного кодекса, даже в случае смерти лица, признававшего свое отцовство и не состоявшего в браке с матерью ре бенка, суды могли установить факт признания им отцовства. Такое при знание повлекло бы за собой внесение изменений в свидетельство о рождении и наделение ребенка фамилией и отчеством признавшего свое отцовство.

Заявительница утверждает, что национальные власти нарушили свое позитивное обязательство по обеспечению эффективного уважения ее частной и семейной жизни. Она ссылается на прецедентное право Суда, в соответствии с которым «уважение» семейной жизни требует, чтобы биологическая и социальная реальность превалировала над юридичес кой презумпцией, которая... противоречит как установленному факту, так и желаниям заинтересованных лиц, не принося реальной пользы нико му» (Kroon and Others v. the Netherlands, judgment of 27 October 1994, Series A № 297. C. § 40).

Суд полагает, в свете аргументации сторон, что жалоба затрагивает се рьезные вопросы фактов и права в соответствии с Конвенцией, разреше ние которых требует рассмотрения дела по существу. Таким образом, Суд приходит к заключению, что настоящая жалоба не является явно необосно ванной в значении статьи 35 § 3 Конвенции. Никаких других оснований для признания ее неприемлемой обнаружено не было.

2. Заявительница направляет жалобу в соответствии со статьей 6 Кон венции о нарушении ее права на справедливое и публичное судебное раз бирательство в разумный срок беспристрастным судом. Статья 6 в соответ ствующей части гласит:

«Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях...

имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разум ный срок независимым и беспристрастным судом....»

В той части, в которой Заявительница ссылается на нарушение ее права на судебное разбирательство «в разумный срок», Суд отмечает, что разби рательство в двух инстанциях продолжалось с 10 августа 2000 г. (когда был заявлен иск) по 18 мая 2001 г. (окончательное решение), т.е. в общей слож ности 9 месяцев 8 дней. Суд находит, что этот срок совместим в критерием «разумного срока» Статьи 6 § 1. Остальные жалобы Заявительницы в соот ветствии со Статьей 6 необоснованны.

СТАНДАРТЫ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА...

Из вышесказанного следует, что данная жалоба явно необоснованна и должна быть признана неприемлемой в соответствии со статьей 35 §§ 3 и Конвенции.

По вышеуказанным причинам Суд единогласно:

признает приемлемыми, не предвосхищая решения по существу, жало бы Заявительницы о том, что отказ национальных судов установить отцов ство мертворожденного ребенка и соответствующим образом изменить его имя нарушил ее право на уважение частной и семейно жизни;

признает неприемлемой оставшуюся часть жалобы.

Mr C.L. ROZAKIS, Президент Mr S. NIELSEN, Секретарь Секции

Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.