авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |

«Глава 1. «Сказание» инока Евфросина: источниковедческое изучене памятника Санкт-Петербургская государственная консерватория им. Н. А. Римского-Корсакова ...»

-- [ Страница 2 ] --

Глава 1. «Сказание» инока Евфросина: источниковедческое изучене памятника Работа Смоленского над «Сказанием» не ограничивается лишь реконструкцией тек ста этого сочинения и подготовкой его к изданию. В рукописном отделе РГИА хранится ав тограф Смоленского с его докладом: «Две страницы из истории русского церковного пения в половине XVII века: Инок Евфросин и его «Сказание» о хомовом пении и дьякон Коренев и его «Мусикия»11. Заметим, что в истории изучения «Сказания» доклад Смоленского является самой подробной работой по осмыслению содержания этого памятника. При этом из ниже следующего письма известно, что Смоленский намеревался опубликовать свой доклад.

В письме графу Шереметеву Смоленский сообщает, что среди его планов на зиму 1904 года – «приготовление к напечатанию двух рефератов, читанных мною в ОЛДП под общим заглавием: “Две страницы из истории русского церковного пения в половине XVII века: инок Евфросин и его «Сказание» о хомовом пении и дьякон Коренев и его «Муси кия»”…». [РГИА. Ф. 1119, оп. 1.] Но по неизвестным нам причинам доклад не был опубликован12. Текст доклада при водится в Приложении настоящей работы.

Следующий этап в истории изучения «Сказания» инока Евфросина относится к 70–80 м годам XX века, когда появляются публикации фрагментов из «Сказания», сделанные А. И. Роговым (по рукописи ГИМ, собр. Хлудова № 91)13 и В. В. Протопоповым (по рукописи Вологодского архива, ф. 883, № 9)14. Не смотря на то, что Рогов и Протопопов использовали разные рукописные источники, оба исследователя избрали для публикации почти идентичные фрагменты: несколько эпизодов, в которых речь идет непосредственно о нестроениях в певче ском искусстве. В публикации Рогова есть небольшие неточности, связанные в одном случае с неверной расстановкой запятых и во втором случае со случайной опиской:

А. И. Рогов ГИМ, Хлуд. № не вем како начати, невежда бо есмь и по- Л. 2 об. не вем како начати: невежда бо есмь и селянин точию. поселянин, точию воспомянух слово божествен наго апостола Павла, реченное до коринфов:

Не точию глас украшати, о селе (!) же гла- Л. 3. не точию глас украшати, о силе же глагол гол не брещи. (! – поставлен Роговым.) небрещи.

Итак, не смотря на обращение к «Сказанию» на протяжении более чем полутораста лет, целостная публикация этого памятника до сих пор не осуществлена.

В научной литературе неоднократно цитируются слова Евфросина: разные исследователи, касаясь в своих трудах истории русского церковного пения середины XVII века, приводят в качестве документального подтверждения описываемой ситуации более или менее про странные выдержки из «Сказания», и почти все цитируют ставшую уже знаменитой фразу, в определенной мере резюмирующую положения «Сказания»: «В пении бо нашем точию глас украшаем и знаменныя крюки бережем, а священныя речи до конца развращены». При этом Сахаров, Разумовский и Преображенский, цитируя, не указы вают источника. Металлов ссылается на работу Сахарова. Гарднер заимствует цитаты из ра боты Разумовского. Бурилина цитирует, ссылаясь на публикацию Рогова. Остальные исследо ватели ссылаются на различные рукописные источники15.

РГИА, ф. 1119, оп. 1. д. 27. Л. 4–12.

Все эти документы – текст доклада и история работы Смоленского с рукописями «Сказания» в письмах – выявлены и предоставлены нам Е. Борисовец Музыкальная эстетика России XI–XVIII вв / сост. Рогов А. И. М., 1973.

Протопопов В. В. Русская мысль о музыке в XVII веке. М., 1989.

Сахаров И. П. – ук. соч.;

Разумовский Д. Церковное пение в России. М., 1861. Вып. 1. С. 75–76;

Бычков А. Ф. Описание церковнославянских и русских рукописных сборников императорской публичной библиотеки.

СПб., 1882. С.83;

Преображенский А. В. Очерк истории церковного пения в России. Изд. 2. Спб., … с. 19;

Ме Глава 1. «Сказание» инока Евфросина: источниковедческое изучене памятника Из этого обширного произведения исследователи избрали те фрагменты, в которых речь идет непосредственно о певческом искусстве, тогда как Евфросин в своем сочинении выходит далеко за рамки чисто музыкальных проблем, касается текстологических и грамма тических вопросов, помещает певческое искусство в исторический, философский, богослов ский, эстетический контекст.

В настоящей работе – через сто лет после скрупулезного труда над «Сказанием»

С.В.Смоленского – продолжается исследование этого важного исторического документа.

Мы обратились к доступным нам пяти рукописным источникам этого сочинения:

РНБ, собр. Погодина, № 1559;

РНБ, F. I. 244;

РНБ, Q.I.1101;

ГИМ, собр. Хлудова № 91;

ГИМ, Синод. певч. № 74. Рукопись Q.I.1101 содержит сразу два списка «Сказания», и таким образом, в нашем распоряжении имеется шесть списков сочинения инока Евфросина. Один из двух списков, содержащихся в рукописи Q.I.1101, представляет собой отличающуюся от остальных версию этого сочинения. Так, пять списков, представляющих собой одну версию текста «Сказания», мы называем первой редакцией, список из рукописи Q.I.1101 – второй редакцией.

Изученные нами рукописные источники рассматриваются ниже, расположенные по хронологии их создания.

§ 2. Описание источников 1. Самый ранний из четырех исследованных нами списков «Сказания» входит в со став рукописи РНБ собрания Погодина, № 1559. Рукопись представляет собой конволют – сборник текстов из рукописей разного времени – от конца XVI до начала XVIII века, состав ленный П. М. Строевым (см. об этом в § 3). Описание этой рукописи сделано А.Ф. Бычковым:

«Сборник, заключающий в себе 10 отрывков из разных рукописей»16. И далее Бычков пере числяет названия отрывков, датируя каждый из них попочерку17 и приводя выдержки каж дого из текстов, в том числе выдержки и из «Сказания»:

Л. 1. Отрывок жития св. князя Владимира – XVII века.

Л. 8. Григория Цамблака митрополита киевского слово на Усекновение главы Иоанна Предтечи – XVI века.

Л. 19. Житие св. Никиты, епископа новгородского – полуустав начала XVII века.

Л. 29. Три разъезжие грамоты по митрополичью слову XV в. – XVI века.

Л. 33. Метеорологическая записка 1371, 1384, 1399 и 1430 годов – XVII века.

Л. 34. Отрывок летописный 7050 [1642] – 7212 [1704] годов – XVIII века.

Л. 45. «Сказание…» инока Евфросина с предисловием: «Слово к читателю…» – XVII века.

Л. 69. Поучение рязанского митрополита Илариона – XVIII века.

Л. 73. Представление патриарху Адриану о напечатании разных книг, переведенных с греческого – XVIII века.

Л. 81. Баснословное сказание о начале России – XVII века.

таллов В. Очерк истории православного церковного пения в России. М., 1915. С. 54;

Гарднер И. А. Богослу жебное пение русской православной церкви: Сущность. Система. История. Сергиев Посад, 1998. Т. 2. С. 50;

Бурилина Е. Л. Взаимодействие слова и напева в древнерусской монодии XVI–XVII веков (на материале пев ческой книги Обиход). Дисс. … канд. искусствоведения. Л., 1984. С. 19–20, 154.;

Парфентьев. Н. П. Древне русское певческое искусство в духовной культуре Российского государства XVI–XVII веков. Свердловск, 1991. С. 188;

Каган М. Д. – сноска 2.

Бычков А. Ф. Описание церковнославянских и русских рукописных сборников императорской публич ной библиотеки. СПб., 1882. С. 79–83.

Датируя тексты конволюта по почерку, А. Ф. Бычков указывает, что текст «Сказания» написан скоро писью XVII века, тогда как интересующий нас текст написан полууставом того же времени.

Глава 1. «Сказание» инока Евфросина: источниковедческое изучене памятника Формат рукописи – 1°. Размер: 29Х19 см. Переплет – картон, обклеенный коричневой мраморной бумагой, с желтоватой кожей на корешке. На внутренней стороне обложки име ется ярлык с указанием имени Строева. На первом листе рукой Строева поставлен заголовок рукописи: Сборник исторический. На следующем листе помещено оглавление, написанное Строевым, в конце которого датирующая запись: Марта 1 1833. Москва. Тетради, состав ляющие сборник, разделены вставными листами с написанными рукой Строева подзаголов ками. Рукопись содержит сделанную Строевым сплошную пагинацию, включающую все вставленные листы.

В этом конволюте рукопись, содержащая список «Сказания», представляет собой тетрадь в 24 листа (лл. 46–68). Размер: 26,5Х17 см. Эта рукопись написана на бумаге с фи лигранью одного вида – лилия, 1643 г. (см. Дианова Т. В., Костюхина Л. М. Водяные знаки рукописей России XVII в. по материалам ОР ГИМ. М., 1980. № 905).

Из исследованных нами четырех списков «Сказания» данный является единствен ным, содержащим предуведомление с указанием имени автора и даты создания сочинения.

Текст самого «Сказания» в этом списке неполный: в нем отсутствует большой фрагмент се редины и нет окончания.

2. По времени создания к погодинскому списку «Сказания» близок список из руко писи ГИМ, синод. певч. № 74. Рукопись представляет собой сборник, состоящий из отрыв ка «Сказания» и нескольких певческих книг. И текст «Сказания» и певческие книги сборни ка написаны на бумаге с филигранями «голова шута» – 1644 г., «лилия» – 1646 г. (см. Диа нова Т. В., Костюхина Л. М. Водяные знаки рукописей России XVII в. по материалам ОР ГИМ. М., 1980. №№ 309, 921). Формат 8°. Размер рукописи 16Х10,5 см. Переплет XVII века – доски в тисненой коже с двумя застежками. 352 листа. Содержание рукописи:

Л. 1–2 Слово к читателю писания сего. Л. 2–52 Сказание о различных ересех и хуле ниих… Л. 53–339 Певческий сборник: л. 53. Обиход (песнопения всенощного бдения, литур гии, постный обиход, канон пасхи, чин заздравной чаши с упоминанием благоверного царя Алексей Михайловича и благоверной великой княгини Марии Ильиничны18), л. 171 Задостой ники (путевой роспев, знаменная нотация), л. 184 Октоих (краткого состава), л. 244 Празд ники.

Л. 340–352 Теоретическое руководство: л. 340 Начало путнаго знамени ключ путной, еже в столповом не обретается, л. 341 Фиты путные (5 наименований), л. 341 Указ именам столпового знамени, л. 347 Азбука-толкование.

Рукопись двух почерков: текст «Сказания» (с предисловием) написан крупным полу уставом, бледными чернилами. Певческий сборник и теоретическое руководство написаны полууставом другого почерка. Текст песнопений новоистинноречный, но старой – донико новской – редакции (то есть, данная рукопись является результатом иосифовской справы).

Нотация знаменная (за исключением знаков путевой нотации в соответствующем разделе теоретического руководства). В большей части песнопений нотация пометная – имеются и степенные и указательные киноварные пометы мезенцевского типа. Часть песнопений – без киноварных помет.

Записи:

На внутренней стороне переплета находится следующая запись – черными чернила ми, рукой Смоленского19:

Справка А. В. Преображенского NB О сказании инока Евфросина писали: Бычков: опис. сборн. Имп. П. Б-ки.

Сборник XXIII, 7 отд., XVII в.

Брак Алексея Михайловича с Марьей Ильиничной Милославской продолжался с 1648 по 1669 г.

Почерк был атрибутирован по автографам Смоленского и Преображенского.

Глава 1. «Сказание» инока Евфросина: источниковедческое изучене памятника Попов. Опис. рук. Хлудова, № 91, XVIII в.

Экз. Имп. Б-ки древлехранилище Погодина № Напечатаны выдержки у Сахарова «Очерк о русском песнопении» (ЖМНП. LXI, II, л. 153–162).

ср. «Пращица» Иеремии еписк. нижегородского. 1726, л. 30620.

Л. 53. на верхнем поле над заголовком («Начало всенощнаго бдения») скорописью чернилами сделана следующая запись: 7171 [1663], августа в 3 день написана сия книга обиход, октоих, с праздниками, в церковь Успения Пресвятыя Богородицы девичья мона стыря. Рядом с этой записью карандашом (рукой Смоленского) записаны расчеты в стол бик: 7171- 5508 =1663.

Л. 244 Перед книгой Праздники, вместо заголовка – запись полууставным почерком:

сие праздники нареченные еже глаголется единица третицею сторица сугубо. единица осмерицею. единица третицею седмижды седмицею сторица сугубо единица пяторицею сугубо. дважды единица. и паки не кончеваем без числа21.

Список «Сказания», содержащийся в этой рукописи, не полный: в нем отсутствует предуведомление с зашифрованным именем автора и сообщением о дате создания сочине ния. Из двух частей «Сказания» в данном списке содержится лишь фрагмент из первой час ти.

3. Следующий по времени создания список «Сказания» находится в рукописи РНБ F. I. 244 – конец XVII века. Рукопись написана на бумаге с филигранями: «голова шу та», 1683 г. (см. Дианова Т. В., Костюхина Л. М. Водяные знаки рукописей России XVII в.

по материалам ОР ГИМ. М., 1980. № 983). Формат – 1°. Размер рукописи 28Х19,5 см. Пере плет – картон, обклеенный мраморной бумагой. Рукопись написана скорописью двух почер ков: I – лл. 1–79;

II – лл. 79 об. – 89. Вся рукопись выполнена чернилами – заголовки и ини циалы тоже чернильные. Описание этой рукописи находится в работе К. Калайдовича, П. Строева под шифром собрание Толстого № 11622. В этом описании рукопись датирована концом XVII века, приведено содержание рукописи в виде перечисления заголовков:

Вероятнее всего, здесь имеется в виду не Иеремия епископ нижегородский, а Питирим архиепископ нижегородский (1665 – 1738). По указу Петра I Питирим вел миссионерскую деятельность по обращению ста рообрядцев в православие. Результатом этого миссионерства явились ответы Питирима на 240 вопросов рас кольников. По велению Петра этот труд был издан под заглавием «Пращица противо вопросов раскольниче ских». Книга издавалась трижды: в 1721, 1726 и 1752 гг. В «Пращице», кроме всего прочего, обосновывается возможность смертной казни для еретиков, из-за чего ее называют книгой русской инквизиции. См.: Энцикло педический словарь Брокгауза и Ефрона. Т. 46. СПб., 1898;

Гурий, иеродиакон. Сказание о миссионерских трудах Питирима, архиеп. Нижегородского. М., 1889.

Возможный вариант расшифровки этой тайнописи любезно выполнил по нашей просьбе А. В. Сиренов:

"единица третицею" это 1х3=3, т.е. "Г" "сторица" это 100, т.е. "Р" "сугубо единица осмерицею" это 2х1+8=10, т.е. "I" "единица третицею" это 1х3=3, т.е. "Г" далее "седмижды седмицею", мне кажется это ошибка, должно быть "седмижды десятерицею" - 7х10=70, т.е. "О" "сторица" это 100, т.е. "Р" "сугубо единица пяторицею" это 2х1х5=10, т.е. "I" "сугубо дважды единица" это 2х2+1=5, т.е. "Е". Получилось "Григорие". Непонятно, что делать с послед ней строкой "и паки не кончеваеме без числа", в которой имеется в виду буква, не имеющая цифрового экви валента (ъ, ь, я, б, ю и тому подобное).

Калайдович К., Строев П. Обстоятельное описание славяно-российских рукописей графа Ф. А. Толстого с палеографическими таблицами почерков. М., 1825. С. 62. На список под шифром Толстого, 116 указывает в своей работе Ундольский (см. сноску 3).

Глава 1. «Сказание» инока Евфросина: источниковедческое изучене памятника Л. 1. Послание к Афанасию ктитору великия лавры св. Николы о тригубой аллилуии.

Л. 5. Устав, иже положиша св. отцы на седьмом соборе на иконоборцев … Л. 13. О аллилуии, и о летех седми век писано. Послание архиеп. Геннадию новго родскому от Дмитрия грека о трегубой аллилуии, в лето 7001 (1493).

Л. 17. «Сказание…» инока Евфросина (с предисловием).

Л. 43. «Мусикия» Иоанникия Коренева23: О пении божественном, по чину мусикий ских согласий состроенном, ради благочестия церковнаго от любомудрых ху дожников и хитрецов составленном … свидетельство прилежно избранно, яко благо и зело воистину благочинне в Малей Росии сие вчинися, на посрамление без душных висканий органных рымских, имиже мнятся хвалу приносити Богу в хра ме Господни… Л. 79. Слово на Рождество Пречистыя Владычицы Богородицы.

Л. 81. Писание подано окольничему Феодору Михайловичу Ртищеву смиренным ми трополитом филиппийским и драмским Софронием… (о богоявленском освяще нии воды).

Список «Сказания» в этой рукописи неполный: в нем содержится небольшой фраг мент первой части, который в конце соединяется с текстом постороннего содержания, не имеющим отношения к «Сказанию».

4. РНБ, Q.I.1101, конец XVII века. Сборник текстов. Рукопись написана на бумаге с филигранью одного вида – «голова шута», 1691–1697 (Дианова Т. В. Филиграни XVII–XVIII вв. «Голова шута». Каталог. М., 1997. № 631, 634). Формат – 4°. Размер 20,5Х16,5. Картон ный переплет XIX века. Рукопись написана аккуратным красивым полууставом одного по черка. Инициалы и заголовки киноварные. 278 лл. Рукопись имеет перепутанные при пере плете листы – некоторые тексты разрознены.

Содержание рукописи:

Л. 1. Текст без начала, посвящен вопросам церковного благочестия и богослужебного благолепия. В частности, имеются высказывания о проблеме многогласия:

Говорите во святых божиих церквах экзапсалмы и псалтирь купно. Мнози же в вас купно с экзапсалмы и седальны и каноны говорят. Ниже убо в бани, ниже на торжищи си цевое бесчиние есть видети. …Где в вашем бесчинном глаголании видети благочиние? Где стояние со вниманием глаголемых? Где слезы и умиление приобрести от слышания псалмо пений? Ей, ей, вся исчезоша, вся погибоша от безстрашных вас иереов и диаконов. Молим вы, отверзите от себе бесоугодный сей недуг скорость пения. …В церкви единому гласу по добает быти всегда. Внимай, противяйся и раздирающий тело церкве бесчинным пением многогласным. …Заутреню с полунощницею, и часы и вечерню с павечерницею, гласов в шесть и в седьмь и больши24.

Л. 26. Списание сказанием люботруднаго тщания, новаго исповедника, святейшего Ермогена патриарха московскаго и всея Руси25. Текст посвящен вопросам церковной жизни, в частности – проблемам церковного пения:

В описании Клайдовича, Строева этот текст не атрибутирован как Мусикия Коренева. Как выяснилось, это одна из трех редакций «Мусикии», как раз та, в которой нет указаний на авторство Коренева (В. В. Прото попов). Исследуя разные списки «Мусикии», Протопопов ссылается и на данный: Протопопов В. В. Русская мысль о музыке в XVII веке. М., 1989. С. 44–58.

Отождествить этот текст пока не удалось. По содержанию он близок нижеследующему тексту сочине ния патриарха Гермогена. Имеются параллели со статьями Стоглава, посвященными вопросам церковного пе ния.

Гермоген, патриарх московский и всея Руси с 1606 по 1612 гг. Фрагмент текста «Списания» приводит Сахаров И. П. Исследования о русском церковном песнопении. Оттиск из ЖМНП, СПб., 1849. С. 13–16. Ис следователь не указывает источника. Более обширный фрагмент цитирует Преображенский А. В. Вопрос о единогласном пении в русской церкви XVII века // ПДПИ CLV. СПб., 1904. С. 63–79. Исследователь ссылается Глава 1. «Сказание» инока Евфросина: источниковедческое изучене памятника Поведают нам христолюбивии людие со слезами, а инии писания приносят и сказы вают, что де в мирских людех, паче же и во священниках и во иноческом чине вселилася ве ликая слабость и небрежение, и о душевном спасении нерадение, и в церковном пении вели кое неисправление. По преданию святых апостол и по уставу святых отец церковнаго пе ния не исправляют, и говорят голоса в три и в четыре, а инде и в пять и в шесть. … Мир ским людем подобает со вниманием слушати божественнаго пения, что в церкви поют. И умеющии грамоте говорити со псаломщиком умом в одно слово себе в тай. А канонов и прочаго правила отнюд во время святаго пения не говорити, да не бесчестится таковыми церковное пение. …Подобает всякому христианину, не токмо священному мужу, но и мир ским твердою верою божественное пение исправляти, и прилежно внимати божественно му пению, и глаголемая разумевати во спасение души. Пища бо телу хлеб, душам же пища божественное пение.

Л. 37. О псалмех из псалтири, которые во святых божиих церквах в молениих глаго лются на восток, и к святым образом Спаса Христа Бога нашего и Пречистыя Богородицы и всех святых.

Л. 44 об. Слово к читателем писания сего, хотящим сие писание почитати или по слушати (вступление к «Сказанию» Евфросина).

Л. 46. Предмова к читателем (предисловие к трактату об искусстве Иосифа Влади мирова. Сам трактат находится в этой же рукописи – см. ниже).

Л. 48. До благоразумнаго читателника оглавления воспомянутых вещех (оглавление 36-ти глав трактата Иосифа Владимирова).

Л. 50. Часть 1. О премудром майстроте живописующих, сиречь об изящном мас терстве живописующих, и целомудренном познании истинных персон, и о дерзостном лжеписании неистовых образов (и далее – 36 частей трактата Владимирова).

Л. 98. О пении божественном по чину мусикийских согласий состроенном, ради бла гочиния церковнаго от любомудрых художников и хитрец составленном, паче же всем предводителем богоносным отцем Иоанном Дамаскиным – «Мусикия» Иоанникия Корене ва26.

Л. 146. Сказание о различных ересех и хулениях… (первая часть первой редакции).

Л. 173. Сказание о различных ересех и хулениях… (вторая редакция).

Л. 194. Предисловие откуду и от коего времени начася быти в нашей рустей земли осмогласное пение и на оба лика в церкви пети27.

Л. 203. Послание некоего изуграфа Иосифа к цареву изуграфу мудрейшему живопис цу Симону Феодоровичу (посланием к Симону Ушакову открывается трактат Иосифа Вла димирова)28.

на источник: «Списание от божественных книг о единогласии» Агафоникова (текст этого сочинения опубли кован Преображенским в этой же статье).

Протопопов В. В. Русская мысль о музыке в XVII веке. М., 1989. С. 44–58. Исследуя разные списки «Мусикии», Протопопов ссылается и на данный.

Протопопов В. В. Русская мысль о музыке в XVII веке: «Трактат XVII века, направленный на раскры тие национально-исторических основ знаменного пения, то есть профессиональной русской музыки. «Преди словие» в дальнейшем использовалось всеми, кто писал о русской музыке XVII века (Разумовский, Финдейзен, Ливанова, Бражников, Келдыш и многие другие)». Исследователь указывает шифр данной рукописи.

Опубликовано: «Москвитянин», 1846, № 6;

В. М. Ундольский: ЧОИДР 1846, № 3. Музыкальная эстетика России XI–XVIII вв. / сост. Рогов А. И. М., 1973. Во всех публикациях текст Предисловия представлен фрагментарно.

Послание создано в период между 1655 и 1658 гг. – время расцвета реформ патриарха Никона и отража ет его художественную политику. Текст трактата опубликован: Овчинникова Е. С. Иосиф Владимиров. Трак Глава 1. «Сказание» инока Евфросина: источниковедческое изучене памятника Л. 208. Об учителех (отрывок из Сказания инока Евфросина).

Л. 209. Слово постническое отца Иоанна игумена иже на Синай горе иноком о от вержении суетнаго жития. На нижнем поле запись: сие выписано из лествицы.

Л. 242 об. Вирши:

О коль добро и полезно благодарение Всем бо обретаем к Богу присвоенье Тоею возделывается всякая добродетель И в ней зело благодарити содетеля Тем же за вся благодарны быти потщимся Да за сохранение сего вечных благ сподобимся.

Л. 243–278 об. Продолжение «Слова постнического отца Иоанна…».

Эта рукопись примечательна для нас тем, что содержит сразу два списка «Сказания»

– две редакции, расположенные подряд.

5. Самый поздний по времени список «Сказания» находится в рукописи ГИМ, собр.

Хлудова № 91. Рукопись написана на бумаге с филигранями: «герб Амстердама» – 1694 г., «всадник» – 1694 г. (см. Дианова Т. В., Костюхина Л. М. Водяные знаки рукописей России XVII в. по материалам ОР ГИМ. М., 1980. №№ 121, 135). Формат – 4°. Размер: 18,5Х15 см.

Переплет – картон, обтянутый кожей. На переплетной доске чернилами, скорописью запись владельца: «Изъ книгъ Дмитрия Болотова». Рукопись написана полууставом одного почер ка, одного цвета, на 90 листах. Содержание рукописи целиком составляет «Сказание» инока Евфросина. Описание этой рукописи – с цитированием выдержек из «Сказания» – сделано А. Поповым (исследователь указывает формат рукописи, датирует рукопись по почерку на чалом XVШ века)29. Отрывки из этого списка опубликованы А. И. Роговым (сноска 9).

В рукописи три части. Первая часть: л. 1–2 Слово к читателю писания сего;

л. 2 об.– 36 об. Сказание… – первая часть, заканчивающаяся словами Здравствуйте о Господе и мене во святых своих молитвах поминайте. Аминь;

л. 36 об.–90 об. вторая часть – от слов Что убо реку и что возглаголю? До слов и послушающих нас. Аминь.

Разделы в рукописи выделены жирными инициальными буквами. Листы 89–90 об. в нижней части оборваны, в связи с чем на этих листах пострадал текст. Последние слова в рукописи: да возможем постигнути Божие имя по достоянию и пети оборвано азумом пи сати и самех себе оборвано овати, и послушающих нас. Аминь.

За исключением авторского предуведомления (которое, как выше было сказано, на ходится только в списке из собрания Погодина), текст «Сказания» в этом списке представ лен целиком.

Итак, пять исследуемых рукописей охватывают полвека: в нашем распоряжении имеются две рукописи, созданные в середине XVII столетия, две рукописи, созданные на рубеже XVII-XVIII веков, одна – созданная в начале XVIII века. Среди пяти списков «Ска зания» только позднейший содержит полную версию текста «Сказания», в остальных же списках сочинение инока Евфросина представлено фрагментарно. Одна рукопись из пяти содержит отличающийся от всех остальных список «Сказания», условно обозначаемый на ми – вторая редакция.

Рассмотрим, что привносит каждый из четырех списков в историю текста «Сказа ния».

тат об искусстве // Древнерусское искусство. XVII век. М., 1964. С. 9–61. В исследовательской части Е. С. Ов чинникова упоминает список и из данной рукописи.

Попов А. Описание рукописей и каталог книг церковной печати библиотеки А. И. Хлудова. М., 1982. С.

30.

Глава 1. «Сказание» инока Евфросина: источниковедческое изучене памятника § 3. История текста памятника Самый ранний из четырех изученных нами списков «Сказания» входит в состав кон волюта (РНБ, собрание Погодина, № 1559), составитель и первый владелец которого – как выяснилось из описания Бычкова и из записей в самой рукописи – П. М. Строев30, выдаю щийся археограф, лучший для своего времени знаток русской старины, составитель одного из самых интересных и значительных частных собраний, которое он продал М. П. Погодину в 1842 году31. Рукописному собранию Строева посвящены работы Д. К. Уо, который рас смотрел часть строевской коллекции, «главным образом, исторические сборники»32. Как из вестно из работы Уо, Строев извлекал тетради из разновременных рукописей и переплетал их в разных комбинациях, формируя тематические сборники. Сам Строев так объяснял принципы составления своей библиотеки: «Главной целью было собрать все, что относится собственно к отечественной истории, гражданской, церковной и литературной… Историче ская литература наших предков, кроме летописей, хронографов и других книг сего рода, преизобилует отдельными сочинениями, известными под названиями сказаний, повестей и отрывков исторических. Ни одна библиотека не представляет полного собрания их;

они рас сеяны всюду и до сих пор мало оценены» (цит. по Уо, сноска 14). Теперь понятно, как «Ска зание» инока Евфросина в данном случае попало в такой пестрый контекст.

Текст «Сказания» в этом списке неполный: в нем содержится небольшой отрывок первой части (до слов книга глаголемая ирмолой, творение преподобнаго [Иоанна Дама скина], л. 52). После пропуска текст возобновляется на словах сими падежьми праведно глаголати Божие имя (л. 54), то есть, приблизительно в первой трети II части «Сказания».

Текст не имеет конца – обрывается на словах: Темже потщимся ис[правляти братию]. Если сопоставить текст этого списка с полной версией, имеющейся в рукописи собрания Хлудо ва, то мы увидим, что утраченный в этом списке фрагмент составляет около сорока листов в середине, а до окончания не достает приблизительно пятнадцати листов.

Вот как пишет анонимный рецензент биографии Строева о составлении Строевым его сборников: «Давно существуют… и распространены слухи, что во время своих архео графических путешествий… он выдергивал и вырезал… для своей библиотеки статьи… Из этих-то надерганных и вырезанных статей составились те замечательные сборники, которых оказалось так много в строевском собрании рукописей… Все почти эти сборники составле ны из статей, писанных в разные столетия, иногда из десяти, двадцати отрывков…» (цит.

по Уо). Уо занимался реконструированием рукописных источников, из которых Строев из влекал фрагменты для своих сборников, но, к сожалению, в список реконструированных Уо рукописей исследуемый нами погодинский конволют не попал.

Поскольку это единственный список, содержащий авторское предуведомление об имени создателя сочинения, а почерк и филиграни бумаги близки к указанной автором дате создания произведения (1651), то можно предположить, что перед нами автограф Евфроси на. Для подтверждения или опровержения этого предположения необходимо продолжить исследование Д. К. Уо и выявить первоисточник, из которого Строев изъял текст «Сказа ния».

Кроме того, позволим себе сделать следующее предположение. Как уже было сказано в описании, текст «Сказания» из погодинской рукописи имеет лакуны в середине и конце.

Возможно, Строев для своего исторического сборника извлек из неизвестной нам рукописи Почерк Строева был отождествлен по его автографу – письму Строева к Аксакову: РНБ, ф. 14, Аксаков № 345.

См.: Рукописные книги собрания М. П. Погодина. Каталог. Вып. 1. Предисловие. Л., 1988. С. 8.

Уо Д. К. К изучению истории рукописного собрания П. М. Строева // ТОДЛ, XXX. Историческое пове ствование Древней Руси. Л., 1976. С. 184.

Глава 1. «Сказание» инока Евфросина: источниковедческое изучене памятника текст «Сказания» именно в таком виде. Но вероятно, что купюры сделаны рукой самого Строева. Как известно из исследования Уо, в соответствии со своими задачами Строев по зволял себе деформировать текст: «В начале или конце отдельных произведений … Строев иногда зачеркивал или заклеивал отдельным листком строки, казавшиеся ему излишними;

в некоторых случаях даже вырезана половина листа и вместо нее приклеен листок чистой бу маги». То есть, Строев придавал своим рукописям тематическое единство, и при этом фраг менты текста, по его мнению лишние, им опускались. Купированные в погодинском списке фрагменты содержат большую часть евфросиновских примеров из певческих книг. Сохра нившиеся же части посвящены рассуждениям общего характера. Итак, в виду этого предпо ложения разыскать первоисточник строевского списка оказывается еще более необходи мым.

Обратимся теперь к следующему по времени списку, находящемуся в рукописи ГИМ, синодальное собрание № 74. Текст «Сказания» в этой рукописи так же не полный:

он прерывается на словах: и триоди и плачевныя стихи. В сопоставлении с полной верси ей «Сказания», имеющейся в хлудовском экземпляре, этот список соответствует приблизи тельно 32-м листам текста из 90 – то есть, зафиксированный в этом списке фрагмент состав ляет меньше половины от всего сочинения инока Евфросина. Текст прерывается на полу слове.

В этой рукописи сочинение инока Евфросина находится под одним переплетом с певческим сборником. Евфросин в своих рассуждениях о том, каким должно быть церков ное пение, опирается на гимнографические примеры староистинноречной редакции (анализ этих примеров см. в главе 3), в которой тексты нотированных и ненотированных певческих книг совпадают. Главная идея Евфросина состоит в том, чтобы, как и в эпоху до возникно вения раздельноречия, тексты нотированных и ненотированных книг были идентичны. Пев ческий сборник, находящийся под одним переплетом со «Сказанием», как раз иллюстрирует это положение Евфросина: иосифовская книжная справа, результатом которой и является данный сборник, устранила раздельноречие из песнопений и привела нотированные бого служебные тексты в соответствие с ненотированными рукописными и печатными богослу жебными книгами.

Важно заметить, что песнопения в певческом сборнике, датированном 1663 годом, имеют киноварные степенные и указательные пометы мезенцевского типа, тогда как работа второй комиссии проходила в 1668 году. В науке нет единого мнения о точном времени введения киноварных помет. Исследователи указывают лишь на приблизительные времен ные отрезки, в которые киноварные пометы могли получить практическое распространение.

З. М. Гусейнова пишет, что мезенцевские пометы «не вводились постепенно. Они были приняты сразу и повсюду в единой, практически безвариантной системе, наряду с призна ками. После «Извещения» нотированные книги без помет уже практически не создава лись»33. М. В. Бражников же, ссылаясь на рукопись ГИМ, синод. певч. № 219, высказывает предположение о том, что киноварные пометы вводились постепенно и стали употребляться в период между 1613 и 1651 гг., то есть до времени работы первой комиссии34. Г. Никишов, исследуя певческие книги из сборника инока Христофора, утверждает, что киноварные сте пенные и указательные пометы, имеющиеся в сборнике Христофора, современны созданию самого сборника (1604 г.), в связи с чем относит время изобретения помет к концу XVI века.

Исследуемая нами рукопись ГИМ синод. певч. 74 – очередной аргумент в пользу того, что степенные и указательные пометы мезенцевского типа вошли в практику не зависимо от Парфентьев. Н. П., Гусейнова З. М. «Извещение желающим учитися пению…». Челябинск, 1996. С. 573.

Бражников М. В. Древнерусская теория музыки. С. 300.

Глава 1. «Сказание» инока Евфросина: источниковедческое изучене памятника официальной даты созыва комиссии 1668 года, и «Азбука» Мезенца писалась уже по итогам многолетней практики.

Последний раздел этой рукописи – теоретическое руководство – любопытен тем, что содержит азбуку-перечисление и фитник путевого роспева, который ко второй половине XVII века начал выходить из употребления.

Здесь перед нами загадка: певческий сборник этой рукописи представляет собой шаг в новую эпоху истории певческой книжности, является образцом одной из первых попыток преодолеть укоренившуюся многовековую традицию. Предпосланное певческому сборнику «Сказание» – это документ, являющийся знаком наступающего нового времени в истории русского церковного пения.

Эта рукопись интересна тем, что в ней сфокусированы три явления древнерусской певческой книжности, принадлежащие трем разным историческим этапам: теоретическое руководство путевого роспева (как известно, путевой роспев и путная нотация появляются и достигают расцвета в XVI веке35);

исправленные на речь в годы иосифовской книжной справы тексты песнопений;

и киноварные пометы мезенцевского типа, подводящие рубеж между эпохами двух видов русского нотного письма – невменного и линейного.

Рассмотрим теперь один из самых таинственных списков «Сказания». Он находится в рукописи РНБ F.I.244. Текст «Сказания» в этом списке представляет собой компиляцию из двух разных сочинений. В данном случае переписчик выступил не просто как копиист тек ста, а творчески его переработал, создал новое произведение. Как пишет Д. С. Лихачев, «ли тературные произведения Древней Руси – переводные и оригинальные – находятся между собой в тесном взаимодействии. Авторы, редакторы и простые переписчики Древней Руси постоянно вставляли в свои произведения целые отрывки, выражения и образы из древних произведений. Такого рода «улучшения» своего произведения за счет другого не считались предосудительными»36.

Так же внутри самого текста «Сказания» сделана вставка, отмеченная в рукописи знаком жирного креста: л. 25 И Павел святый рек: боюся да не яко змия слову праздности лу кавством, тако истлел разумевша от простоты еже о Христе глаголюще яко довлеет ми тропа ри, кондаки, ирмосы. И далее до слов: глаголющии сии людие устами чтут Мя, сердце же да лече отстоит от Мя. Этого фрагмента нет ни в одном из рассмотренных нами списков. При чем фрагмент этот вторгается в текст «Сказания», посреди не окончившегося предложения.

Выглядит это так: а мне подобает – указанная вставка на пол-листа – молчати.

Содержащийся в этом списке фрагмент в сопоставлении с полной версией «Сказа ния» составляет приблизительно 25 листов текста из 90. Текст прерывается на словах: яже небесным отечества нашего (л. 34.), и далее, без заголовка, с большой буквы следует текст другого сочинения.

Особого внимания заслуживает рукопись Q.I.1101. Автор-составитель этого руко писного сборника (судя по почерку, все тексты написаны рукой одного писца) расположил подряд две версии текста «Сказания» – объединил под крышкой одного переплета обе ре дакции – такой научный интерес к сочинению инока Евфросина свидетельствует о большой значимости этого текста для составителя данного сборника.

Какая из редакций была создана раньше? Принадлежат ли обе редакции «Сказания»

самому Евфросину, который, по его же слову, «зельне распалаяся» и «душею содрагаяся» не мог успокоиться своим «многоволненным умом» на одном варианте послания к современ никам-мастеропевцам и создал ворую версию, обогатив ее новыми рассуждениями? Или же См. Например об этом: Фролов С. В. Эволюция древнерусского певческого искусства и его расцвет в XVI веке. Дисс. на соиск. уч. степ. канд. искусствоведения. Л, 1979.

Лихачев Д. С., с. 248.

Глава 1. «Сказание» инока Евфросина: источниковедческое изучене памятника напротив, история бытования этого сочинения в разных читательских кругах привела к то му, что оно стало использоваться в качестве источника для новых литературных вариаций «Сказания»? Для однозначного ответа на эти вопросы необходимо наличие достаточного количества списков обоих редакций. Поскольку же список второй редакции имеется в на шем распоряжении в единственном экземпляре, мы можем лишь строить гипотезы.

Рукопись Q.I.1101 уникальна тем, что представляет собой своеобразную антологию древнерусской мысли XVII века о церковном искусстве. Два первых сочинения (первый текст без начала и второй – сочинение патриарха Гермогена) посвящены проблемам церков ного благочестия и в частности вопросам многогласия (см. цитированные фрагменты этих текстов в § 2). В этих текстах формулируется концепция нового слушательского восприятия церковного пения: на первый план выходит воспринимающий человек, задача которого, по слову патриарха Гермогена, прилежно внимати божественному пению, и глаголемая ра зумевати. То есть в этих текстах, богослужение интерпретируется как художественная це лостность, являющаяся объектом для личного человеческого восприятия. «Сказание» инока Евфросина является прямым продолжением этой установки.

Примечательно, что «Сказание» в данном случае находится под одним переплетом с такими важнейшими сочинениями об искусстве XVII века как «Предисловие откуду…» – первое русское музыкально-историческое исследование, и послание Иосифа Владимирова Симону Ушакову – первая попытка поднять обсуждение вопросов, связанных с живописью, до уровня теории искусства37.

Кроме того, как и в сборнике F.I.244, в данном случае «Сказание» инока Евфросина переписано подряд с «Мусикией» Иоанникия Коренева. Расположив под одним переплетом эти два памятника, составители данных сборников интерпретировали содержание евфроси новского сочинения – указали место, занимаемое «Сказанием» в истории русского церков но-певческого искусства (см. об этом главу 3).

Итак, на протяжении полувека сочинение инока Евфросина бытовало в разных чита тельских кругах, о чем свидетельствуют разные рукописные контексты: в одних случаях «Сказание» входит в состав сборников нарративных текстов и там представляет собой не отъемлемое звено в цепи сочинений о русской богослужебной жизни и русского церковного искусства второй половины XVII века.

В другом случае «Сказание» используется в качестве предисловия к певческому сборнику. Тем самым составитель этого сборника указал на практическую значимость сочи нения инока Евфросина, апробировал в деле евфросиновские положения.

В третьем случае текст «Сказания» выступает как самостоятельная книга. Существо вание сочинения Евфросина в виде автономной книги говорит о том, что этот текст воспри нимался современниками как художественно-смысловая целостность, то есть как самостоя тельное литературное произведение.

См. об этом: Салтыков А. А. Эстетические взгляды Иосифа Владимирова // ТОДРЛ XXVIII. Л., 1974. С.

271.

Глава 1. «Сказание» инока Евфросина: источниковедческое изучене памятника § 4. Реконструкция текста Из шести исследуемых нами списков «Сказания» нет ни одного исчерпывающе пол ного (за исключением списка второй редакции). Но поскольку отсутствующая часть текста в одном списке при этом наличествует в другом – то есть, списки дополняют друг друга – нам представляется возможным реконструировать текст памятника и представить его читателю в целостном виде.

Однако известно, что ни одна реконструкция не может претендовать на полную дос товерность и точность: «издание реально дошедших до нас текстов следует отличать от на учных реконструкций» (Лихачев, с. 459). Реконструкция представляет собой гипотетическое воспроизведение определенного этапа истории данного текста.

В первую очередь необходимо определить, какой из пяти списков первой редакции следует избрать в качестве основного. Смоленский построил свою реконструкцию на осно вании двух списков: в первой части в качестве основного он избрал список из рукописи Си нодального училища № 74, дополнив его авторским предуведомлением из погодинского списка. В основании второй части он положил список из рукописи Хлудова 91 (естественно, потому что это единственный список, в котором имеется целиком вторая часть).

В нашем случае нет надобности представлять каждый список отдельно по двум при чинам. Во-первых, разночтения в этих списках не столь глубоки, чтобы читатель затрачивал дополнительный труд на прочтение каждого списка в отдельности. Нам представляется наиболее приемлемым подвести разночтения к основному списку в постраничных сносках – такой вариант позволяет читателю сразу увидеть, насколько глубоки различия между спи сками и каков характер этих различий. Во-вторых, настоящая работа адресована историку, а не лингвисту, для которого важны все особенности орфографии – титла, выносные буквы, варианты пунктуации – в связи с этим лингвисту необходимо иметь в виду каждый отдель ный список. Для историка первостепенную важность играет содержание памятника. Поэто му в качестве приложения к настоящей работе дана реконструированная полная версия пер вой редакции текста «Сказания» и текст второй редакции по списку Q.I.1101. В воспроизве дении второй редакции текстуально совпадающие фрагменты с первой редакцией выделены курсивом.

Нам представляется целесообразным в качестве основного списка первой редакции избрать тот, в котором текст «Сказания» максимально полон. Это список из рукописи Хлу дова 91. Единственное, чего не достает в тексте этого списка – это краткого авторского пре дуведомления. Все остальные разночтения не носят смыслового характера и указаны в сно сках.

В Приложении приводится версия «Сказания» по списку ГИМ, собрание Хлудова № 91, дополненная авторским предисловием по списку из рукописи собрания Погодина № 1559. Разночтения по всем остальным спискам вынесены в постраничных сносках. Посколь ку последние листы рукописи повреждены, мы прибегаем к конъектуре пострадавшего тек ста. Все сделанные нами конъектуры взяты в квадратные скобки и откомментированы в сносках.

В тексте обеих редакций «Сказания» устаревшие буквы алфавита – h j i w s ъ – за менены современными. Диграф q передан как у, титла раскрыты. Кириллические обозначе ния цифр заменены арабскими. Личные имена, сакральные слова: Бог, Господь, Дух святой, Пресвятая богородица воспроизведены с большой буквы. Знаки препинания во многих час тях текста расставлены в соответствии с современными правилами.

Глава 2. «Сказание» инока Евфросина: анализ основных положений Глава «Сказание» инока Евфросина:

анализ основных положений §1. Содержание и композиция памятника XVII век для древнерусского певческого искусства – это эпоха личностного, ав торского осмысления многовековой практики церковного пения и новый этап в разви тии теории певческого искусства. Среди мастеров церковного пения выделяется ряд ярких личностей, создавших литературно-музыкальные сочинения, в которых они вы сказали новые эстетические, исторические и теоретические идеи для русского музы кознания XVII века. Талантом и трудом этих личностей свершалась история русского церковного пения.

Список выдающихся авторских литературно-музыкальных произведений XVII века открывает «Ключ знаменной» инока Христофора (1604) – труд, подытожи вающий традицию древнерусского монодического церковного пения и открывающий следующую эпоху истории церковного пения1.

В эпоху борьбы охранителей-традиционалистов и новаторов появляется «Изве щение желающим учитися пению…» (1668), в котором Александр Мезенец узаконива ет степенные пометы – с целью сделать прочтение древнерусской нотации единой для всей России, осуществить печатание певческих книг и тем самым отменить необходи мость перехода к новым захлестнувшим Россию музыкальным традициям2.

Тихон Макарьевский в своем «Ключе разумения» (1680) объединяет древнюю и новую системы нотной письменности, фиксирует в своем двознаменнике бытовавшую в устной практике систему мутаций3.

Иоаникий Коренев и Николай Дилецкий – в XVII веке главные апологеты новой церковнопевческой концепции4. На протяжении XVII столетия теоретическое осмыс ление церковнопевческого искусства прошло путь от закрепления достижений древне русской певческой традиции в антологии монодического пения (Христофор) через унификацию нотной письменности (Мезенец) и через включение в письменную певче скую культуру устной практики пения (Тихон) – к развернутой грамматике для учите лей, композиторов, певцов-исполнителей (Коренев, Дилецкий). Таким образом, в тече ние XVII века церковное пение постепенно обретает статус знания, адресованного широ кой аудитории, ориентированной как на традиционную так и на новую систему пения.

В эпоху столкновения традиционалистских и реформаторских позиций публи цистическая мысль о церковно-певческом искусстве обретает полемическую остроту, и этот накал возрастает к концу «бунташного века».

Инок Евфросин опережает всех: он первый автор, воплотивший этот полемиче ский накал в развернутом публицистическом сочинении, посвященном церковному пе нию. Евфросин, с одной стороны, выступает как охранитель древности, ориентирует мастеров церковного пения на древнейшие богослужебные книги, созданные еще до эпохи раздельноречия, призывает к исконной древнерусской форме церковного благо Христофор. Ключ знаменной. 1604. Публикация, перевод М. Бражникова и Г. Никишова. Предисл., коммент., исслед. Г. Никишова. М., 1983. Лебедев В. Инок Христофор и его «Ключ знаменной» // Жур нал Московской Патриархии. М., 1987. №04. 10-12.

Парфентьев. Н. П., Гусейнова З. М. «Извещение желающим учитися пению…». Челябинск, 1996.

Протопопов В. В. «Ключ разумения» Тихона Макариевского. // Русская мысль о музыке в XVII ве ке. М., 1989.

Смоленский С.В. Издание «Грамматики мусикийской» Николая Дилецкого (с предисловием И. Ко ренева). Спб, 1910. Герасимова-Персидская Н. А. Русская музыка XVII века - встреча двух эпох. М., 1994.

Глава 2. «Сказание» инока Евфросина: анализ основных положений чиния и благочестия. С другой же стороны, по многим эстетическим установкам сочи нение Евфросина уже не принадлежит всецело древнерусской традиции, и предвосхи щает позиции искусства Нового времени.

В тексте «Сказания» имеются некоторые сведения о личности Евфросина. В на чале первой части Евфросин пишет о себе: восхотех воздвигнути много волненный мой ум к сказанию о том красногласном пении, но не вем како начати: невежда бо есмь и поселянин. «Невежда и поселянин есмь» – это, по всей видимости, формула ав торского скромного самообозначения. Например, Нил Сорский в «Послании к брату»

(ТОДРЛ, XXIX, 1974. С. 136) по смирению называет себя «невеждой и поселянином», тогда как сам он отнюдь не был безграмотным сельским жителем, а происходил из дво рянского рода и имел блестящее образование.

Евфросин, как видно из содержания «Сказания», – представитель интеллекту альной элиты своего времени. С. В. Смоленский в докладе о «Сказании» (см. Приложе ние) предполагает, что Евфросин находился в одном кругу с Епифанием Славинецким и боярином Федором Михайловичем Ртищевым. Для этого предположения есть осно вания. Федор Ртищев и Епифаний Славинецкий в середине XVII века были главными фигурами в деле русского просвещения и исполняли ведущую роль в таком важнейшем событии русской истории, как перенесение киевской учености в Москву. Содержание «Сказания» действительно дает повод причислять Евфросина к деятелям просвещения:

он представляется в своем сочинении человеком книжным и грамотным, к чему на про тяжении всего «Сказания» призывает своих соотечественников.

Ртищев был по-европейски просвещен, настаивал на необходимости пересмотра и исправления богослужебных книг, при этом он владел греческим и латынью, зани мался переводами святоотеческой литературы. В 1648 году Ртищев открыл в Москве греко-латинскую школу, и среди приглашенных из Киева учителей для этой школы был Епифаний Славинецкий – крупнейший для своего времени ученый, знаток греческого, латинского, еврейского языков. Как пишет о нем Н. И. Костомаров, «он изучил писания св. отец и всю духовную, греческую и латинскую литературу, знал хорошо историю и церковную археологию. Он был характера кроткого, сосредоточенного, предпочитал уединенную жизнь кабинетного ученого всяким искательствам почестей, не терпел ни каких житейских дрязг, был всем сердцем предан науке, но это не мешало ему приме нять свою науку к самым насущным потребностям своего времени»5. Впоследствии трудами Ртищева и Славинецкого осуществлялась никоновская книжная справа.


Можно предположить, что Евфросин был человеком той же формации, что и боярин Федор Михайлович Ртищев с Епифанием Славинецким: с одной стороны, это были люди старой Руси – ревностно благочестивые, болезненно переживавшие не строения русской церковной жизни. С другой стороны, и Ртищев, и Славинецкий, оче видно и Евфросин – по воспитанию, образованию и жизненной установке, ориентиро ванной на преобладание рационально-логического и интеллектуального над чувствен ным и интуитивным, принадлежали наступающему новому времени, были сторонника ми никоновской реформы. Боярин Ртищев, как известно, был участником «Кружка бла гочестия» – возможно, и Евфросин входил в это собрание.

Музыкант ли Евфросин? С. В. Смоленский в своем сообщении о «Сказании»

(см. Приложение) пишет, что «автор – несомненно не музыкант». Подробные рассуж дения о понимании автором «Сказания» музыкальной стороны богослужения – впере ди. Здесь же заметим, что сам о себе Евфросин пишет как о певце:

Вся же сия написах от великия нужды, понеже нужда ми надлежит самому хвалословити Бога красногласным пением.

Костомаров Н. И. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. М., 2008. С. 352.

Глава 2. «Сказание» инока Евфросина: анализ основных положений В другом месте «Сказания», объясняя, что текст псалма «блажен муж» должен петься без припева «аллилуия», Евфросин пишет: Аз же грешный слышах своима ушима у грек при патриарсе иерусалимском и во святых церквах киевских поют тыя псалмы по стихом без припел. М. Д. Каган в «Словаре книжников и книжности Древней Руси» делает из этого текста вывод о том, что Евфросин обучался церковно певческому искусству в Киеве и в Иерусалиме. Но надо иметь в виду, что в 1649 году в Москве пребывал иерусалимский патриарх Паисий со своими певчими-греками. Веро ятно, Евфросин ссылается на их пение, услышанное им во время богослужения в собо рах Москвы. Что же касается «святых церквей киевских», то возможно, что в них Ев фросин бывал. И эти накопленные впечатления повлияли на его профессионально певческие взгляды.

Задача нашей работы – анализ и комментарий положений, высказанных Евфро сином в его сочинении. Прежде, чем приступить непосредственно к выполнению этой задачи, рассмотрим, что представляет собой «Сказание» с точки зрения формы и какова проблематика этого трактата.

В нашем распоряжении имеются две редакции «Сказания», одна из которых, как уже было сказано в предшествующей главе, представлена единственным списком. С точки зрения исследования по истории церковно-певческой реформы XVII века, для нас наибольшей ценностью обладает редакция, представленная в большинстве изучен ных нами списков и называемая нами первой редакцией. Во второй редакции акцент сделан на богословско-нравственной линии содержания, тогда как интересующие нас вопросы певческой практики, затронутые в этой версии «Сказания», дублируются в первой редакции. Поэтому далее анализ основных положений «Сказания» проводится на материале именно первой редакции.

Среди всех древнерусских сочинений о церковном пении «Сказание» инока Ев фросина – единственный образец развернутого публицистического произведения и единственный труд, в котором музыка рассматривается не просто с точки зрения во просов нотации и композиции, а как часть всей человеческой жизни, как поврежденный элемент, симптоматизирующий о неисправности всей системы жизни русского челове ка. Евфросин полемизирует не с теорией церковного пения, а с его концепцией – его задача состоит не в создании новой теоретической системы, а в определении статуса певческого искусства в русской церковной жизни.

Евфросин выступает в своем сочинении как образованный человек, выдающийся эрудит своего времени. С. В. Смоленский в своем докладе пишет (см. приложение), что Евфросин представляется опытным начетчиком: «Сказание» – это труд, объединяющий Священное Писание (Псалтирь, Ветхий и Новый Заветы, апостольские послания) и многочисленные святоотеческие творения (Петра Дамаскина, Никона черногорца, Ио сифа Волоцкого, Аввы Дорофея, Григория Двоеслова, Иоанна Златоуста, Василия Ве ликого, преподобного Нила). Для каждого своего довода Евфросин находит соответст вующие изречения из святоотеческих и библейских текстов. Основное же содержание «Сказания» – это доказательство (на примерах нескольких десятков гимнографических текстов из разных нотированных и ненотированных певческих книг) глобальной неис правности русской богослужебно-певческой системы. В своих доказательствах Евфро син представляется пылким оратором, вдумчивым читателем, мыслителем-богословом и знатоком грамматики славянского языка.

«Сказание» (первой редакции) представляет собой текст, состоящий из трех разделов. Первый раздел – вступительный – «Слово к читателю писания сего».

Евфросин призывает к предельному вниманию, к сосредоточенному вдумчивому чтению. Судя по всему, «Слово к читателю» было написано в последнюю очередь: ав Глава 2. «Сказание» инока Евфросина: анализ основных положений тор сочинял это предисловие, имея в виду текст всего «Сказания». Как и каждый писа тель, он обеспокоен тем, чтобы из написанного им ничто не ускользнуло от внимания читателя – предупреждает, что все написанное им имеет большую ценность:

Хотящих сие писание прочитати или послушати, молю, первое, утвердити смысл вниманием глаголемых зде... не своя бо писания, еже писаше, но божия и о божественных писаний.

Текст, следующий за «словом к читателю», делится на две части, каждая из ко торых по содержанию представляет собой завершенное самостоятельное целое. На помним, кстати, что в рукописи Q.I.1101 «Сказание» представлено только первой ча стью – аргумент в пользу того, что две части сочинения Евфросина могли существовать в читательских кругах своего времени автономно.

Первая часть занимает треть всего сочинения и представляет собой своеобраз ный тезис – изложение Евфросином основных установок. Вторая часть, более обшир ная, представляется развитием и иллюстрированием первой – она содержит большое количество гимнографических примеров, подтверждающих доводы Евфросина, обо значенные в первой части.

Смысловая доминанта первой части – установление причин, приведших церков нопевческое искусство в упадок и рекомендации по устранению их. Таких причин с точки зрения Евфросина три. Первая причина – непросвещенность, неграмотность рус ских роспевщиков и писцов.

Велика бо злоба и злая ересь в певчих переводех во многих бесчисленно ре чех, ово от переводчиков несвершено ведущих с греческаго языка на словенский, а наиболе от безумных глупых писцов вся сия злая содеяшася. Знаменное наше пе ние чужо нашего православных мудрования и догмат и исполнено всякия нелепыя бредни, яко не от навыкновения божественных писаний, но от своего чревобожна го замышления. Нам соборныя церкве чадом подобает певчим переводом глупых писцов не последовати. Октаем и минеям и триодям и древним богословцам по следовати, а не в басни укланятися. Ниже глупых писцов речем безумным внима ти. А в певчих переводех воистину гнилых словес много и басней, того ради и нам отрицатися подобает сицевых, и приступати к здравым словесем церковных книг.

Книги харатейныя писаны были и по них пето тако, якоже и глаголем на речь, а не якоже ныне всякие глаголы буквами лишним переломаны: но во мно гия лета малые отрочата учившеся пети у подобных себе, а иныя писати, списы вали и до ныне списывают друг у друга перевод с переводу и тетратки с тетраток, не зная добре не силу речи ни разума стиха, ни буквы добре вадая. И в той пере писке от ненаучения или недосмотра опишется в речах, а иной хотя приправити, пуще испортил. А о после не тщатся речи добре исправити, точию бы крюки по ставлены были согласно. И тех книг и тетраток с первыми добрыми переводы в речах не исправляют. И в том тыя знаменныя книги много разтлелися.

Евфросин понимает богослужебное пение как аскетическую дисциплину, тре бующую от человека высокого духовного состояния.

Сама бо душа наша подобна есть сладкогласным гуслем, ум же доброму хитрецу красных пений, а язык бряцалу, а доброгласные устне струнам.

Должни убо есмы с трезвением пети и полагати ум наш в силу словес свя тых. Да не токмо уста, но и сердце наше со усты да поет. От разумнаго и благочин наго божественнаго пения происходит всякому человеку умиление в душу и страх Божий в сердце, и умиленное покаяние и слезы. У нас не токмо что сердцу разуме ти, ниже глава разумевает, что язык болтает.

Увы мне! Яко за предание плотяных человек преступаем божию заповедь и святых отец предания. Егда како услышим от Бога и мы пророческий сей глас:

приближаются мне людии сии, усты своими и зельным своим рвением мнят мя учити. Но сердце их далече отстоит от мене, в суе же чтут мя и сами не знают, еже уста их вещают.

Глава 2. «Сказание» инока Евфросина: анализ основных положений Одна из целей Евфросина – убедить своих современников в том, что не искоре ненная до сих пор традиция раздельноречного пения является непростительным заблу ждением в истории русской церкви.

Утробою моею болезную и зелне распалаюся, и душею моею содрагаюся6, зря посреде церкви российския возрастший терн, от недобре смыслящих насаж денный в красногласном пении и всех верных души убодающь от мала даж до ве лика, иереи же и мнихи.

Этими словами Евфросин начинает свой текст.


На протяжении всего сочинения Евфросин доказывает, что раздельноречие, смысловые и грамматические неисправности в текстах певческих книг возникли по причине неграмотности, необразованности русских писцов и роспевщиков и незнания священного писания:

Велика бо злоба и злая ересь в певчих переводех во многих бесчисленно ре чех, ово от переводчиков несвершено ведущих с греческаго языка на словенский, а наиболе от безумных глупых писцов вся сия злая содеяшася.

В заключение своих рассуждений о раздельноречии Евфросин, обвиняя пере писчиков певческих книг и роспевщиков в неосведомленности в области церковно славянской грамматики, излагает систему падежей церковно-славянского языка:

Мужескаго рода числа единственнаго. Правый: той Христос Бог Спас. Род ный: того Христа Бога Спаса. Дательный: тому Христу Богу Спасу. Виновный: то го Христа Бога Спаса. Звательный: о Христе Боже Спасе. Творительный: тем Хри стом Богом Спасом. Сказательный: о том Христе Бозе Спасе. Притяжательная имена: Божии, Божияго, Божиему, Божияго, Божии, Божиим, о Божием или о Бо жии. И вне сего в единственном числе нашем славенском языце ничтоже есть: си ми падежьми праведно глаголати Божие имя, Спаса Христа истиннаго Бога наше го, а не Бого и Христосо и Сопасо.

В своем обращении к грамматике Евфросин наследует переводческой деятель ности Максима Грека и далее – грамматическим концепциям Лаврентия Зизания и Ме летия Смотрицкого. Подробно об этом – в следующей главе данной работы.

Апеллируя к грамматике, Евфросин уверен, что тем самым он обезоруживает приверженцев раздельноречной традиции:

Да покажет нам кто любоспорливый писания истиннаго свидетельство, аще истинна суть, еже рещи Бого и Христосо и Сопасо, покоримся, послушаем.

Аще же не укажет от писания свидетельством истинным, что то есть Христосо, Бого, Сопасо, и которого рода, и падежа, и числа: не мы, но Павел великий, сосуд Божий избранный, той отвещавает, яко же рече к Тимофею в первом послании:

да запретиши неким ходити ко иным учителем, ниже внимати баснем бесконечным.

И паки той же: скверных же и гугнивых басней отрицайся. И по апостолову слову, яве много не Божие строение в певчих переводех, но пачеже безумие и хула на Бога.

Другая причина нестроений в церковном пении связана, как считает Ев фросин, с ересью жидовствующих, которая возникла в Новгороде в конце XV века.

Н. Б. Захарьина пишет, что распространение ереси жидовствующих по времени как раз совпадает с принятием раздельноречия в качестве обязательной фонетичес кой редакции для всех певческих книг7, что дало повод Евфросину называть Ср.: Триодь постная, Неделя крестопоклонная. Утреня, Икос: внутренними моими бо лю, утробою уязвляюся, чувства моя смущают дух мой. Великая Пятница, утреня, канон, песнь 3: распалаюся утробою, Дева, стенющи, глаголаше.

Захарьина Н. Б. Русские певческие книги: типология, пути эволюции. Дисс. на соиск. ученой степ.

доктор искусствоведения. Санкт-Петербург, 2006. С. 109.

Глава 2. «Сказание» инока Евфросина: анализ основных положений виновником возникновения раздельноречия жидовствующих и их инициатора Сха рию8:

Мнитжемися что те знаменныя книги немало перепорчены и от новогород ских еретиков жидовская мудрствующих, им же начальник сам Схарий жидо вин, той бо окаянный научил всякой прелести многих от иночествующих и от священнаго чина, их же имена поведати не нынешняго потреба времени.

Евфросин тут же приводит пример «злого коварства жидовствующих»:

покажем злое их коварство во едином ирмосе 1-го гласа, песнь 7. Стих: Отроки от пещи избавивый, быв убо человек и страждет яко смертен страстию мертвеною в нетле ние облачит благолепие. Разум стиха сего сицев есть: и далее Евфросин разъясняет со держащееся в этом ирмосе учение о божественной природе Христа (см. «Сказание»

л. 21). Вследствие некорректного перевода получается, якобы, отрицание божественно сти Спасителя, а так учат именно жидовствующие:

А мы поем той стих сице: отроки ото пещи избавиво быво убо человеко стражете, яко мертв страстию умерщвенною.

И Евфросин комментирует:

мертваго страдание и есть и глаголется еже телу его истлети и костем его разрушитися и быти персти. И потому станет, кабы Христос Бог наш во гробе истлел и из мертвых не воскрес, еже не буди. И тая опись знати яко вымысел жидовской ереси, они бо окаяннии хулят на Господа нашего Иисуса Христа Сына Божия, глаголюща, яко его же глаголют христиане, Христа Бога, той был прост человек, а не Бог, и распят был и погребен и тело Его во гробе истлело.

При Христе же нашем Бозе никакоже ничтоже сего бысть. Но пострадавый пло тию нашего ради спасения Христос Сын Божий, из мертвых в третий день вос тал. И тело Его Пречистое ничтоже во гробе пострадало, якоже выше рехом.

Обвиняя в упадке церковнопевческого дела жидовствующих, Евфросин отсыла ет читателя к «Просветителю» преподобного Иосифа Волоцкого:

Хотяй уведети вся их злая коварства, да прочтет книгу именуемую Про светитель, труд и снискание и на жидовскую ересь обличение преподобнаго Ио сифа Волоцкого чудотворца9.

Еретическое движение жидовствующих вызвало в качестве противодействия по явление такого богословского сочинения как «Просветитель» Иосифа Волоцкого, ут верждавшего православное вероучение, но не могло непосредственно отразиться в ис кусстве. Между ересью жидовствующих и возникновением раздельноречия, кроме сов падения по времени возникновения, не может быть причинно-следственных связей10.

Схария (Захария Евреин, Скарья Жидовин) пришел в Новгород из Литвы и увлек своим учением большое число православных священнослужителей. Характерная черта секты Схарии – следование неко торым иудейским предписаниям и обрядам. Схария отвергал церковные традиции – посты и праздники, церковную иерархию, отрицал Божественность Христа, не признавал учения о Св. Троице, отвергал веру в Воскресение. См.: Брокгауз Ф. А. и Ефрон И. А. Энциклопедический словарь. Т. 63. СПб., 1901.

Сочинение «Просветитель» преп. Иосифа Волоцкого сложилось в борьбе с ересью жидовствую щих, потрясшей Россию в конце XV века. Существуют публикации рукописных редакций «Просветите ля». Издательством Спасо-Преображенского Валаамского монастыря это сочинение опубликовано в пе реводе на современный русский язык, 1994 г.

Заметим, что имеется определенная стилистическая и смысловая связь между «Просветителем» и «Сказанием». Во-первых, оба сочинения представляют собой емкий свод православного богословия, объединяющего в стройной системе фрагменты Священного Писания и святоотеческих творений, эпизо ды из житий святых. Оба сочинения написаны живо и ярко, в полемически острой манере. Во-вторых, предисловие к «Просветителю» имеет сходное с сочинением Евфросина название: «Сказание о новой ереси новгородских еретиков». В-третьих, имеются текстовые параллели. Например, Иосиф Волоцкий пишет: «в разные годы и в разные времена диавол насадил множество ересей и рассеял по всей вселен ной обильные плевелы богопротивных учений, для искажения и разрушения истинной веры» – отсюда у Евфросина «диавол, насадивший ереси» и «плевелы богопротивных учений, губящие православную веру».

Сходны риторические восклицания: Иосиф: «О нечестивые языки, о мерзкие и гнилые уста, сказавшие эти богохульные слова!». Лексика «Сказания» во многом совпадает с «Просветителем».

Глава 2. «Сказание» инока Евфросина: анализ основных положений Третья причина церковно-певческих нестроений, как пишет Евфросин – это ко рыстолюбие, славолюбие и безответственное отношение к своему делу учителей пения.

Христос Сын Божий предвечная премудрость, посылая возлюбленная уче ники своя во всю вселенную и заповеда им учение свое всем подати туне и незави стне. Красногласного же пения учителие супротивно творят Христову повелению.

Егда убо они от кого умолими будут, еже изучится от них тому их красногласному пению, тогда они емлют мзду великую и паче меры, и учат пети по часом, и по иным кратким урочным временом. Да аще кто и ничему не изучится у них, но они мзду емлют безмерную. А егда видят кого остроумна естеством, и вскоре позна вающа пение их и знамя, тогда они исполньшеся зависти, сокрывают от учеников своих древних мастеров своих добрые преводы и учат пети по перепорченным, и не с прилежанием, того ради дабы кто от ученик их не был гораздее его, точию бы он един славим был от человек паче всех. И да и меж собою тии краснопевцы уко ряющеся друг другу поносят, себе же кождо величает: и хвалится глаголет: аз есмь шайдуров ученик, а ин хвалит лукошково учение, ин же боскаков перевод, а ин дудкино пение, а ин усольский, и ин хрестьянинов, а прочии прочих. Сему же зна менному нашему пению, и в нем ныне развращению речей начало никтоже никако же нигде же может обрести. Мнози бо от сих учителей славнии во дни наша на ка баках валяющися померли странными смертьми, и память их погибла с шумом.

Нарекания Евфросина не могут быть полностью несправедливы: вероятнее все го, дело обучения церковному пению не всегда находилось на должной высоте. По всей видимости, такая ситуация в обучении пению продолжалась вплоть до конца XVII века, о чем свидетельствует, например, Тихон Макарьевский в своих виршах:

О даннем ти таланте добре веселися, Ненавистныя же Богом гордыни зело блюдися.

Много хотящим пети разум свой открывай, А тмою зависти таланта своего не покрывай11.

Нравственный облик древнерусского учителя пения и головщика, с точки зрения Евфросина, не выдерживает критики. Но в данном случае Евфросин констатирует лишь порочные явления древнерусского певческого дела, тогда как Древняя Русь известна выдающимися учителями пения, оставившими после себя достойных приемников:

«Стефан Голыш ходил по градом и учил Усольскую страну и у Строгановых учил Иванна по прозвищу Лукошко, а во иноцех был Исаия. А после сего ученик его Исаия тот вельми знаменного пения распространил и наполнил».

Учитель церковного пения в Древней Руси имел статус духовного наставника для обучающихся у него певчих. Как пишет Т. А. Демьянчук, «образ головщика учителя в древнерусских письменных памятниках начертан вполне отчетливо. Истин ный учитель в понимании русских людей эпохи Средневековья – подвижник: и о сем убо благоразумный сей учитель и тщательный божественнаго пения рачитель не мал подвиг и подражание во уме своем восприим, како бо по достоинству божест веннем пении согласие утвердити непоколебимо, и непреткновенно учити. Об от ношениях между учителем и учеником, близких к духовническим, говорят сами певче ские азбуки, в которых можно встретить такие слова, предваряющие изложение учеб ного материала: Ты же, любимый мой чадо и брате, внимай себе чувственно и ра зумно, како в коем гласу кое знамя поется».

Протопопов В. В. Рксская мысль о музыке в 17 веке. М., 1989. С. 32.

Предисловие, откуду и от коего времени начася быти в нашей рустей земли осмогласное пение // Музыкальная эстетика России XI–XVIII вв. Сост. А. И. Рогов. М., 1973. С. 42.

13 Демьянчук Т. А. Профессиональное церковно-певческое искусство в осмыслении древнерусских мастеров и учителей пения. Дипломная работа. СПб., 2004. С. 32.

Глава 2. «Сказание» инока Евфросина: анализ основных положений В заключение Евфросин объясняет мастерам и учителям пения, каким должен быть творческий метод роспевания богослужебных текстов. Евфросин уверен, что воз можно было бы сохранить корпус роспевов, не «принося в жертву» поэтический текст:

Виждьте, господие, в какову погибель и проклятие приидохом теми зна менными книгами, за растление их от преписующих без исправления, или от самех певцов, которые то пение роспеваючи, перепортили священныя речи во святом писании. Того ради им мощно было уставити кокизы, тако бо знаменныя строки или статии у них именуются. А мощно и не растлеваючи речей, ниже в них вме щающи некия несогласныя литеры, розпети, и тыя кокизы добре уставити во вся ком пении от точки до точки и от запятыя до запятыя, а не сливаючи речей во иную речь, ниже едину речь надвое разъединяючи. Да еще б было и пение краснее того и речи бы были ти согласны.

В первой части Евфросин приводит восемь гимнографических текстов, на при мере которых рассматривает три проблемы: во-первых, смысловые искажения, вызван ные некорректным переводом;

во-вторых, то, как препятствует восприятию смысла песнопений несовпадение музыкального и поэтического синтаксиса;

в третьих, Евфро син ставит вопрос о неправомерности пения псаломских стихов с припевами, и в каче стве примера приводит первую кафизму «Блажен муж» и псалмы «Господи, воззвах».

А о сем аз окаянный недоумею что рещи, еже поют блажен муж алллилуия.

Неведомо для чего приложено аллилуия. Неведомо блаженному мужу имя собст венное аллилуия. Неведомо иныя ради которыя потребы приложено. И паки: и путь нечестивых погибнет аллилуия. Неведомо аллилуия. Погибнет неведомо путь нечестивых аллилуия. Якоже паки ко псалмом Господи воззвах Тебе. Да не намас тит главы моея. И при камени суди их, услыши ны Господи, и печаль мою пред ним возвещу, воззвах к Тебе спаси мя. И прчая таковая многа обретаются непо требная приложения. Аз же грешный слышах своима ушима у грек при патриарсе иерусалимском и во святых церквах киевских поют тыя псалмы по стихом без припел, даже до стихер. А по моему худому разуму мнится тыя припелы отнюдь неприличны припевати. Мощно бо хотящим пети тыя псалмы по стихам, ничтоже к ним прилагающи. И о сем достоит согласитися со святейшими патриархи все ленскими.

Смысловая доминанта второй части «Сказания» – критика традиции раздельно речного пения с позиций грамматического несоответствия, искажения словопроизнесе ния.

Хулу поюще глаголем, егда в пении глаголем от Девы раждаетеся, или Хри стос раждаетеся. Тако же и во иных многих ирмосех и степеннах поем речи не по достоянию и не здравым разумом слова, паче же аще бы и пятим летом младенцы суще быхом были, ни тако избыли быхом родства огненнаго на веки, таковую хулу в пении глаголюще. Христос Иисус прииде в мир грешники спасти, а не Христосо прииде. Достояше рещи правым падежем по Дамаскину Божия Имя Бог Господь Иисус Христос Спас: и в певчих у нас переводех ту речется, и глаголем вместо праваго падежа попросту рещи перваго названия Бого Господе Иисусо Христосо Сопасо. Се ли есть церковный глас? Се ли есть философский разум? Се ли есть правда? Се ли есть Богу хвала? Се ли есть Богу славословие? Никако. Но вся сия не православие, но злославие. В соборном изложении великого господина нашего Филарета патриарха московскаго и всея руси пишет: проклинаю прелагающих прямоглаголемое слово, еже есть Един свят, един Господь Иисус Христос в славу Богу Отцу, аминь. Видите ли, како проклинает собором прелагающих имя Божие?

А у нас не прелагают ли Имя Божие в певчих переводех? Ей всяко егда глаголет Бого Христосо Сопасо или Христосомо. Аще ли же вся святыя книги вещают тако, и вси иже христиане кроме нас, согласно со святыми книгами во ирмолоех пишут Божие имя и поют: и в нашей велицей Русии в древних переводех, в харатейных ирмолоях Божие имя согласно писано со святыми книгами. Почто мы единии ны не поюще хулу глаголем, не помышляюще за сие геенны?

Глава 2. «Сказание» инока Евфросина: анализ основных положений В этой части Евфросин подкрепляет свои доводы несколькими десятками гим нографических примеров, среди которых преобладают тексты, иллюстрирующие кри тику раздельноречного пения.

Если итог первой части – это творческие рекомендации для роспевщиков, то здесь в качестве итога Евфросин призывает к решению проблемы на общегосударст венном уровне путем реформы, санкционированной государем и патриархом:

Восплачемся пред Господем сотворшим ны, да остави нам беззаконная ху ления наша, яже сотворихом в неведении на святое имя его: и прибегнем и припа дем мудрокормнаго правительства к правителю всемирнаго корабля, к святому и благочестивому самодержцу и государю царю и великому князю Алексию Михай ловичу всея Русии: и к святейшему великому господину в духовном чину отцу бо гомольцу его Иосифу патриарху московскому и всея Русии, и помолим, еже бы исправя с печатных церковных книг и с харатейных книгу Ирмолой, Ирмосы и октай и Стихорали, в существенном разуме речей и имен, приказати бы и повелети им государем добрым певцом и знаменщиком противу грамматическаго художет сва и истиннаго разума во именех и глаглах и в прочих частех по согласию точек и запятых и разума верных сил знамя положити, в научение и просвещение всему православному христианству, на утвержение и на истинное благочестие соборной церкви апостольской и вере православной российскаго государства, противу пер вых древних переводов харатейных, их же мы ныне вси зрим, зане в них противу церковных книг писано, якоже се вкратце сказати во извещение православия и истиннаго богословия, а не злославия.

Итак, в «Сказании» обсуждаются следующие проблемы функционирования гимнографического текста в нотированных книгах:

- смысловые ошибки из-за неверного перевода;

- искажение смысла из-за несоответствия музыкального и поэтического синтак сиса;

- несовпадения ударных слогов и акцентов в мелодии роспева, из-за чего возни кает переакцентировка, препятствующая восприятию смысла слова - затемнение смысла фонетическими вставками.

Анализ и комментарий этих положений представлен в нижеследующих разделах данной работы.

§2. «Сказание»: бытование гимнографических текстов в певческих книгах Из области певческой практики в «Сказании» обсуждаются две проблемы: это, во-первых, несовпадения ударных слогов и акцентов в мелодии роспева, из-за чего воз никает переакцентировка, препятствующая восприятию смысла слова, и, во-вторых, искажение смысла текста из-за несоответствия музыкального и поэтического синтакси са. Рассмотрим по порядку, начиная с проблемы акцентности.

Евфросин считает, что задача роспева состоит в том, чтобы неукоснительно сле довать словесному ритму.

Знаменная книга печатную справливает, понеж певцы выслушавше речей у ка нархиста инако перепевают, якож паки поем по всяком пении нашем знаменном: вместо спасе поем спасе, а инде вместо спасе спасе, вместо муки муки, вместо буди буди, вместо брани брани и вместо небо не бо и паки супротивно вместо не бо небо, вместо имамы имамы, а мамы глаголются от немотствующих детей матери. Вся же сия оставляю разсу ждению художным грамматического разума.

В этом пункте Евфросин поднимает проблему восприятия ударения в словах русского языка.

Глава 2. «Сказание» инока Евфросина: анализ основных положений Ударение – это специфическая особенность русского слова. Ударение в словах русского языка не фиксировано, как в других языках. Например, в чешском языке уда рение падает всегда на первый слог, в польском – на предпоследний, во французском – на последний. Есть языки, в которых нет ударения, например, грузинский.

В словах русского языка, как объясняет Н. И. Жинкин, ударение выполняет две функции: во-первых, оно является словоразличительным признаком (именно об этом пишетЕвфросин и приводит примеры: спасе – спасе, муки – муки, душу – душу, буди – буди), во-вторых, «ударение, связывая все слово в звуковое единство, не позволяет в произнесении рассыпаться его звуковой оболочке, облегчает узнавание слова и пони мание его значения»14. Когда слово вступает во взаимодействие с мелодией, происхо дит борьба акцентов, игра словесного и мелодического ритмов. При этом с точки зре ния «евфросиновского» восприятия слово сминается, ясность словесного текста исчезает.

Как и в любой вокальной музыке, ритм мелодики знаменного роспева так встраивается в ритмический рисунок словесного текста, что возникает новое нерасчле нимое интонационно-ритмическое единство.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.