авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 ||

«Глава 1. «Сказание» инока Евфросина: источниковедческое изучене памятника Санкт-Петербургская государственная консерватория им. Н. А. Римского-Корсакова ...»

-- [ Страница 6 ] --

якоже глаголет Анастасий блаженный Патриарх вели кия Антиохии, и Кирилл Александрийский. Али мы младенцы пятим летом сущи, и не можем разумети еже не по достоянию? Паче же хулу поюще глаголем: егда поем водою облачитеся, во гроб полагаетеся, и Христос ражаетеся. И иное: девест вуете бо рожество и живото обручаете сомерте, по рожестве дева и по сомерти жи ва. Такоже и прочия ирмосы поем не по достоянию. Паче же аще бы и пятим ле том младенцы суще быхом были, ни тако избыли быхом родства огненнаго на ве ки, таковую хулу в пении глаголуще. Якоже во граде рече сем, муж некий иже всем ведом: прежеде сих трех лет сына имеяше, его же име пятим летом суща возрастом. Егоже зело плотски любя, ненаказанна его воспита1. Тем же отрок и обычай некий зол навык, его же стыжуся, не могу изрещи. Но просто реку хуляше величие божие. Смертоносию же пришедшу граду тому, реченный той отрок в бо лезнь впаде и к смертному концу абие приближися, да яко держа его отец в недру своею яко же бывшии ту поведают. Лукавыя духи к нему пришедшия отрок видев, трепетати начат и очи свои смежати начат и звати: отмсти мене отче, от мсти. Сими же гласы часто взывая, преклонив главу в недра отца своего, хотя скрытися. Сего трепещуща отец видев вопроси его, что зрит. Отрочищ же отве щав рече: чернии человецы приидоша и пояти мя хотяще, и сия рекшу и велико лепное Имя Божие похули, и по сем душа его от тела изыде. Хотя показати Бог коего ради греха сицевым слугам предася, еже и еще живу сущу ему возбранити не восхоте ему отец его, его же благоутробие Божие хуляща в житии терпяше, пра вым своим судом и умирающа попусти.

Яко да сего грех его отец разумеет иже в небрежении души малаго сына своего, велика паче грешника воспита родству огненому. Сия бо поведа святый Григорий Двоеслов. Слышим же прочее и божественнаго Иоанна Златоустаго, на казующа нас, яко да не лестимся и неведанием зло творяще оправдатися: ниже мнети рече, доволно быти на ответ неведение. Есть бо есть и о неведении прияти месть, егда неведение не простительное будет. Поне прощению достойная иудеи не ведеша, и еллины не ведеша, но ответа не имут достойна. Егда бо убо сих не ве си яже немощно ведети никоеже согрешение приимши. Егда же удобная и воз можная суть ведена быти последнюю приимеши месть. Сия же убо словеса боже ственнаго Златоуста. Мы же да истяжемся, возможно ли нам се ведомо быти или ни? Ей возможно. Книгу бо токмо куюждо аще хощем разгнути: яве зде обря щем писано рода мужскаго в именительном падежи: по грамматическому художе ству глаголю: Бог а не Бого. Господь, а не Господе. Той Христос а не Христосо.

Спас а не Сопасо. Такожде и в Киеве и Греци, или где ни есть православнии хри стиане поют и пишут Божие имя по достоянию. Якоже и у нас в велицей России в давных переводех харатейных ирмолоях писано Божие имя по достоянию, а не в нынешних. Аще ли же вся святыя книги вещают тако, и вси иже христиане кроме нас согласно со святыми книгами во ирмолоех пишут божие имя и поют. И в на шей велицей России в древних переводех в харатейных ирмолоях Божие имя со гласно писано со святыми книгами. То почто мы едини ныне поюще хулу глаго лем, не помышляюще за се геены?

Якоже златоустый Иоанн пишет о глаголющих не по правде божественная писания, глаголя: плетения паучиная да не вводим ризе царстей. Аще бо ят будет на порфире узор ненарочит плетый, последнюю приимет казнь, много паче в ду ховных, немало бо отсюду согрешение бывает. И паки глаголет: от единыя точки На полях: патерик от жития св. Григория Двоеслова, повесть 11.

и от отвещания самаго чтения много множицею безместная родишася разумения:

не речем ли оправдающе себе, яко аще и тако поем нарицающе божие имя не по достоянию, но сердцем по достоянию разумеем? Аще же сие по вашему зломудрию и новому вымыслу тако есть. То почто исповедание веры по римски лживо, в сердце же точию право разумеюще не глаголем. Почто и святии мученицы лестию и усты Христа не отвергошася, токмо бы сердцем право веровали. Но несть се ни же буди. Но даждь нам Боже якоже в тя сердцем веровати, тако и усты исповедо вати. Познахом ли уже истину или еще льстим надеющеся оправдания о ресех. И аще прежде писанная свидетельства от божественнаго писания нас не увещаша.

То поне от хотящаго еще написатися наказався устрашимся и исправимся, тща щеся в пении хулы не глаголати: воспоминающе выше помянутаго Кириака Пре звитера, к нему же не вниде в храмину Пресвятая Богородица двоих ради слов еретических в книзе написанных. Но мы почто поюще хулу глаголем? Ибо мы не скомрах, он иже на всех игрищах поношая злословяше Пресвятую Богородицу:

ему же явися Святая Богородица трикраты увещая глаголя: что ти сотворих, яко посреди толика народа поношая злословиши мя? Не мене вредиши тако зле гла голя, но свою душу. Якоже убо не исправи себе, и паче во страх множае поношаше.

Во един же от дний спящу ему в полудне явися Пресвятая Богородица и ничесоже ему рече, точию пречистым своим перстом начерта обе руце его и нозе. И в том часе отсечене имый руце и нозе.Труп един лежаше точию. Сия же окаянный испо веда всем хульника себе творя. И яко злаго ради поношения таковая пострадав:

занеже человеколюбием ея многожды наказан не исправи се. Почто паки реку по юще хулу глаголем? Понеже мы не отрок оный преждереченный, о нем же поведа ет святый Григоррий Двоеслов. Почто еще паки в болезни сердца реку поюще хулу глаголем, понеже мы не беснующеся? Беснующиибося убо множицею и на рожны нападают, и с берегов себе долу низревают и плоть свою зубы кусают, яко нечув ствении и вне смысла. Но и таковым и при смерти не повелено есть причастия дати, аще хулу глаголют: мы же на рожны не наскакаем, и с берегов себе долу не низреваем и плоти своея зубами не кусаем, яко нечувствении, но совершен смысл имамы, точию в сем едином бесным приобщаемся, егда в пении хулу глаголем, та ко, якоже и беснии. К сим что речем, еще ли оправдание имате творити глаголю ще, аще и поем Божие имя не по достоянию, но в сердцы то по достоянию разуме ваем. Ибо и бесный юже хулу глаголет не по своего сердца хотению глаголет, но бесом понуждаем. Аще бо бы не бесен был, не бы хулу глаголал. Не хощет бо душа человеку таковая глаголати, или именовати, якоже писание глаголет. Обаче не по велено есть бесному хулу глаголющему причастия дати и при смерти: но мы зело горше беснаго творим, егда не по достоянию Божие имя поем. В пении бо нашем точию глас украшаем и знаменные крюки бережем: а высокая и страшная богосло вия до конца развращены суть. И бесный убо аще и глаголет хулу, но вне ума своего глаголет: мы же убо ум имамы цел, но не по достоянию Божие имя поем, паче же поюще хулу глаголем подобну бесным. Но что и мы сотворим в день страшнаго су да: аще бо и сами Божие имя в пении нарицающе по достоянию, не наказующе же ниже обличающе ненаказанных паче же неистовствующих. Неистовии бо воис тину иже не по достоянию Божие имя глаголют, но страшно не како пачеже и хульно: и нашего словенскаго диалекта, в нем же родихомся, и священным писа нием учихомся, чуже и не свойственно.

Како не подражаемь диакона оного л. 70. искус имеющаго Божественных пи саний, иже и святаго оного презвитера оглаголаваше во время божественныя ли тургии: глагола сия же глаголеши в литургии, отче, не суть православныя веры, но еретическия, и неверных, той бо святый презвитер приял бе презвитерства чин от некоего епископа еретика, яко прост и груб, паче же неискусен божественных писаний и не внимая глаголанным от диакона, понеже надеяся, яко святыя ангелы зрит всегда служити ему. Диакон же глаголаше, хулиши, отче, не приемлет бо святая и божественная церкви, и не преста обличая его, донелиже преглагола его.

Узрев бо святый он презвитер ангелы, по обычаю служаща с собою, и вопроси я, глаголя: се слышите диакона что глаголет, рците же ми, аще добре совещавает.

Реша же ему ангели, послушай его, понеже добре совещавает ти. Рече же к ним святый он презвитер, почто не рекосте вы, и хотех исправитися. Отвещаша же ему ангели понеже Бог повеле, да человек от человека пользовается, и прочее ис правися презвитер, и благодаря Бога, яко не попусти его конечне прельститися и погубити труд свой. Тем же в день страшнаго праведнаго суда истязани будут не едини точию сии иже в пении Божие имя не по достоянию нарицают. Но и мы ве дящии их такое зло творящих, и не возбраняем от таковаго нечестия. Не воспоми нающе писанного: яко аще и велий премудрости поучается кто, прочих же братий погибающих презирает, ни едино имать стяжет и к Богу дерзновение. И паки ве ликий Василий глаголет: аще рече кто сведе согрешащаго, и могий возбранити грех, и не возбрани, толико и той запрещен будет, елико и грех сотворивый.

Темже потщимся исправляти братию, да милость Божию на себе привле чем. Пишет бо великий Иоанн Златоустый, глаголя: аще бо и тмами кто издает имения, ничто же таково соделовает, елико душу спасаяй и от прелести отводяй.

Но понеже уже конец веков достиже нас, якоже глаголет апостол. Зане восташа лютая времена и беззакония исполнися, и любовь многих увянула. Преидоша бо ради отец любомудрец, и открышася чада грехолюбива. И воистину окаянная на ша времена, в няже увы достигохом. И несть иже бы утишил бурю и смущение воставшу на надежу нашу и упование – святую божию церковь. От безместия без страшных и буих человек, иже во тме неведения заблудивше ходят. Сами света лишаются злях воль своих не оставше, и учению божественнаго писания не при лежаще и не внимающе. Забывше реченное пророком: якоже рече: пойте Богу на шему пойте, пойте цареви нашему, пойте, яко царь всей земли Бог, пойте разум но*. И апостол глаголет, егда не явлен глас труба даст, кто уготовится на брань.

Тако и мы языком аще неразумно слово дадим, како разумеется глаголемое? От разумнаго бо и благочиннаго пения приходит всякому человеку умиление в душу и страх Божий в сердце, и умиленное покаяние и слезы. И всем умом к Богу вопию ще и слышав Господь общее и согласное вкупе моление, дарует благодать и ми лость рабом своим. А егда по знаменным ирмолоям поюще хулим Бога: что убо слышати и кому внимати, и которая полза получити, точию грех. Не во обличение ли сице творящим господский глас, яко в суе почитают мя, рече. Доколе особная и нечестивая рать в единоверных нас церквам Божиим не престает ниже утишится.

Доколе хульная уста отверста паче гробнаго злосмрадия отрыгающа? Паче же убо неции суесловцы глаголют, паче же от священных. Како бы ни пропето только бы пропето.

Да слышат неложнаго на ся обличителя святаго апостола Павла глаголю щаго: хощу, рече, пять слов в церкви умом моим глаголати, а и ины пользую**.

Аще ли же ты сам не слышиши молитвы своея, Бога же како хощеши послушати сея. Се несть воистину раздор церкви, знаменное пение наше. И в суе почитают мя людии сии, рече Господь, приближают бо ми ся усты своими и зельным своим ре чением мнят мя услышана быти. Сердце же их далече от мене отстоит. Всуе же чтут мя и сами бо не ведят еже уста их вещают. Како бо знаменное пение приятно будет Богу? Никако. Но сице творящим пагуба. Нам же не буди по тех ниже мудр ствовати ниже творити. Но последовати святых апостол и богоносных отец преда * пойте Богу нашему пойте, пойте цареви нашему, пойте, яко царь всей земли Бог, пойте разумно – Пс.46:3.

** хощу пять слов в церкви умом моим глаголати, да и ины пользую, нежели тмы словес языком – 1Кор.14:19.

нием: и сим внимати и сим поучатися и просвещатися и по достоянию Бога сла вити. Да и сами пользуемся и иных пользуем. Ты же чтый сие писанейце, знаме най выше реченная словеса со вниманием. Искусно разумей и отверзи умныя зе ницы сердца Твоего, и остави тщеславия и самомнительное мудрование, земно душевно и бесовско, не свыше сходящее. Но горняя мудрствующе, разумей слове сем пророческим, чко не просто пети повелевает, но разумно. Разумевше же и со храняти могущая же вместити вмещати. Не вместимая же церкви с верою предла гати, она же не обыче заблуждати.

И якоже мудрствующе, сии речь по знаменным книгам паче же развращен ным поюще, прельстишася мнози, и на пути погибели сташа. Сия же молю: да ни ктоже от чтущих и слышащих ожестит. Не ко всем бо речеся, но токмо к ненака занным и неутвержденным: приникшим закону господню утро, в вечер же учи тельми зватися изволяющим. Искусных же и богоразумных в писаниях божест венных и в добродетелех, прилежно молю: да и аз недостойный от них наказан и исправлен буду. Якоже здравии не требуют врача, тако и искуснии сицеваго воз вещения. Но понеже не вси искусни, ниже вси читают со испытанием и внимани ем, от них же и заблудиша мнози. Глаголет бо Господь: и та суть свидетельствую ща о мне, сиречь о животе вечнем. Якоже инде рече, аз есмь путь и истина и жи вот, и веруяй в мя имать живот вечный.

Аще же они в ветсем сеннем писании н еразумием помрачении суще, мняше живот имети, не ведят живота вечнаго, обличаеми и укоряеми от живота являют ся. Кому уподобятся си, иже в новей паче солнца сияющей благодати, тщеславием и самомнением ослепше, поюще вместо Христа христосо, вместо спаса сопасо, вместо еже бы рещи от девы раждается, грядет же ко крещению, и прочая, а мы поем паче же рещи – плутаем: от девы ражаетеся грядете же ко крещению. И вме сто еже бы рещи во гробе полагается, а мы поем во гробе полагаетеся. И паки вме сто неба не бо, вместо муки муки, и паки сопротивно вместо не бо небо. И прочая.

Много же и иных еретических описей, к чистей пшенице плевосеятель враг при сея плевел, мужми священных писаний ненаказанными. Якоже се что глаголю, поют бо вместо буди буди, вместо брани брани. И иныя же речи не вемы како их возможно познати, или киим языком глаголется, сирски ли или римски, гречески или латински, или варварски или арапски: аз бо грешный не вем. Слатце еже бых вопросил поющаго по знаменным ирмолоям, что бо еже поют: теменоимо восени.

И паки: валаеми иземи людеми имамы сонедаяй. И прочия развращенныя речи, их же страшно есть и глаголати имущим ум. Но мню яко не имать дати ответа ни какоже, понеже и сами беднии не ведят еже уста их вещают. Что же больше требо вати имамы взыскания или свидетельства от писаний, паче предлежащаго, и ему последующаго. Аще убо и иного свидетельства о сем много от писаний божествен ных привести бы моглося. Но за невмещание краткаго писанейца сего, елико мощно вкратце предложися. И се яко бы мнится странно вещи предлежащия воз вещению от божественных писаний, о красногласном пении. Но понеже не вем аще кому несть явно, яко в настоящее се время последнее, по грехом нерадения и ненаказания нашего разгореся велик пламень злохитрых и многоглавных ересей.

По мале повременех вступающих злохульно на предания церковная, от единоя на едину даже и до самыя главы церкве приидоша, вся древняя обновляюще началь ник своих ереси. Та же и церковное пение по своим похотем развратити дерзнуша.

Но яко сено огню постоит, и яко нога камень претыкания вредит, тако и тии сего огнь знути могут. Исчезнут бо и погибнут по образу начальник своих.

Обаче прежде нам подобает явитися и искусным в вере и добродетелех по преда нию церковному. На нас бо ныне в неведении сущих, збысться апостольское сло во, иже глаголя: подобает и ереси в вас быти, да искусни явятся. Сего ради, право славный читателю, видяще толик облежащ ны облак ругателей, различных и многохульных супостат. Не искусынх же и не утверженных, паче же незлобивых мнящих истину обрести. Толь велико пользование, и сицевыя ради вины сие предложися. Достоит бо нам вся чувствия наша очистивше, и облекшеся во вся оружия божия, зрети и обращати тамо, откуду диавол рыкая яко лев приходит:

иский церковь Божию растерзати, ополчатися и бранити мужественно. Многи бо суть бесовския козни и прелестнича соблазны, умягчают бо словеса своя паче елея и та суть стрелы. Сие же писанийце прозрев, мой господне читателю благочести вый, приемлиякоже хощеши: токмо молю мене недостойнаго ненаучения ради не возненавиди ни поноси. Но паче яко праведник, покажи милостию и обличи, готов есмь прияти. Паче нежели грешника елеом главу мою мастяща. Больше бо сего не доумею ниже дерзаю писати: инии бо о сем множае могут и лучше сказати.

Христос Сын Божий предвечная премудрость, посылая божественная своя ученики, заповеда им глаголя: болящия исцелите, прокаженныя очищайте, мерт выя воскрешайте, бесы изгоните, туне приясте туне дадите. А сего нашего зна меннаго пения учителие сопротивно творят Христову учению. Егда бо кто при идет к ним учитися, и они мзду емлют великую. И аще кто будет разумом остр, и видят его скоро емающася за учение их: и они от тех скрывают, и велят пети по уреченным часам, чтобы никтоже лучше их не был, токмо бы они едини славни и хвальни были. Да и промеж себя тыя краснопевцы укоряющеся глаголют: аз убо есть шайдуров ученик, а ин крестьянинов. И ов убо хвалит усольский перевод, их же дудкино учение, а ин лукошково пение. А прочии прочих. А и тех ими же сии краснопевцы укоряются и величаются, не сыскати: не ведомо кто где был и при котором царе и в которое лето. Божественное бо писаниеаще и еллинами мужи изобретеся и в древняя времена, но обаче церкви Божии имена их ведомы где кто и в которое время был. И при котором царе и в которое лето. Якоже во историях и летописях пишется. А сему нашему знаменному пению и в нем развращению речем начало никтоже ни гдеже не может обрести. Мнози бо от сих учителей славнии во дни наша на кабаках валяючися странными и различными смертьми померли, и память их погибла с шумом. Не точию же они сами церкви Божией мало ведомы, но ниже имена нареченыя от иерея в молитвах ведомы. По истине бо о сих учите лех апостол Петр глаголет: яко в вас, рече, будут лживи учители, иже внесут ере си погибели. И искупльшаго их владыки отметающеся, приводяще себе скору по гибель: и мнози последствуют их нечистотам. Ими же путь истинный похулится.

В преумножении льстивых словес вас уловят, их же суд искони не коснит, и поги бель их не воздремлет. И по истине мнози совратишася вслед их нелепаго учения, и вместо света тму удержаша.

Мы же испытаем писания и предания отец, и сих возревнуем: якоже обре тохом церковь от Христова сошествия. Сице ту сохраним, сице ту и предадим. А не отлучаем себе от отец наших, иная почитающе, а иная разумевающе. Да не како пришед и ин род хощет нас укорити и прокляти, яко паче церковных устав и за кон инако нас мудрствовавших. Но даже до богатства и даже до пищи, и даже до славы земныя, и даже до пролития крове исповедания нашего. Добрый и извест ный степень непоколебно одержим: яко да и мы услышим, вера ваша спасе вас, идите в мир. Его же буди всем нам получити: благодатию и человеколюбием Гос пода нашего Иисуса Христа. С ним же слава, честь и поклонение Отцу и Сыну и Святому Духу ныне и присно и во веки веков. Аминь.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.