авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

«№1 2008 ...»

-- [ Страница 3 ] --

Сохраняются значительные различия в уровне жизни городского и сель ского населения. В 2006 г. чистый среднедушевой доход крестьян составил 3587 юаней, а городского населения – 11759 юаней. Число крестьян, нахо дящихся за чертой бедности (с душевым доходом менее 693 юаней в год), составило на конец 2006 г. 21 млн 480 тыс. человек.

Успешная реализация корректировки курса, предполагающего «устой чивое развитие» под знаком «улучшение качества жизни», может иметь весьма ощутимые последствия для экономики как самого Китая, так и всего мира. Даже незначительное улучшение жизненных условий более чем мил лиардного населения повлечет за собой значительный рост потребления.

Уже сейчас Китай является крупнейшим потребителем важнейших видов сырьевых ресурсов. Для сравнения: в 2004 г. здесь было потреблено 382 млн т зерновых против 578 млн т в США, 63 млн т мяса, что больше на 26 млн т, 800 млн т угля, т.е. на четверть больше, 258 млн т стали, или вдвое больше.

Это согласуется с мнением международного эксперта А.Д.Бородаевского о возможности колоссального воздействия гигантского китайского спроса на ресурсы и гигантского же предложения готовых изделий на деловую конъ юнктуру в других странах 10.

Новая стратегия развития Китая основывается на сочетании внешнеэко номической экспансии с социально-экономическим развитием страны. Это определяет задачи выхода на новые позиции на мировом рынке при одно временном максимальном расширении внутреннего рынка, модернизации Бородаевский А.Д. Тенденции социально-экономического развития. // Мировая экономика и международные отношения 2007. - №4. – с. 19.

Зауре ЧУЛАНОВА.

Китай и мировая экономическая система: взаимное влияние социальных слоев общества, увеличении доходов населения. В ближайшей перспективе экономика Китая сохранит динамичное развитие. Даже в случае глобального экономического спада Китай будет развиваться относительно стабильно, хотя бы в силу размеров своей экономики. В стратегическом плане Китаю предстоит дальнейшее совершенствование социалистическо го рыночного механизма, осуществление перехода от централизованного планирования к рыночным методам макроэкономического регулирования.

Необходимость самого существования государственного сектора экономики мотивируется необходимостью поддержки наиболее важных отраслей и реги онов. В 2010 г. намечено, в основном, завершить стратегическую перестройку государственного сектора, создать систему современных эффективных и конкурентоспособных предприятий.

В экономической и социальной сфере Китаю предстоит преодолеть мно гочисленные дисбалансы и проблемы. В частности, постоянно в поле зрения должны находиться вопросы перегрева экономики, дисбаланс импорта и экспорта, а также перепроизводства. Острой проблемой выступает неравно мерность развития китайского экономического пространства, сохраняющаяся в развитии между регионами страны, в первую очередь – между экономи чески развитыми юго-восточными и восточными районами побережья и отсталыми глубинными районами. В числе приоритетных задач – модерни зация сельского хозяйства, повышение наукоемкости сельскохозяйственной продукции, трудоустройство высвобождающегося сельского населения в городах, с развитием там сферы занятости в трудоемких отраслях производс твенной и социальной сферы. Для страны важнейшей проблемой является высвобождение из сельского хозяйства огромной массы, насчитывающей миллионы человек, невостребованного трудоспособного населения. Притом, что ежегодное прибавление в 6 млн человек увеличит их численность к г. до 250 млн 11.

Китайская экономика характеризуется высокими показателями экспорта и низким уровнем потребления. Значительная часть производимой продук ции потребляется не в стране, а за ее пределами. В этой связи предполага ется, что будущий рост экономики будет основываться в большей степени на внутреннем спросе, а не на экспорте. Этой позиции придерживается ряд китайских аналитиков. В частности, Ли Цзинвэнь считает, что «при постоянном расширении международного сотрудничества и участии Китая в мировом разделении труда возрастает влияние фактора усиления эконо мической конкуренции с различными странами. Поэтому экономический рост будет в большей степени зависеть от развития внутреннего спроса» 12.

Внутренняя ситуация в Китае главным образом зависит от участия в глобаль ных процессах и положения страны в международной конкурентной среде.

Экономическому развитию способствует максимальное участие в между народном разделении труда. Учитывая всевозрастающие роль и влияние на международные отношения и мировую экономику транснациональных корпораций, в Китае быстро осознали, что важным фактором вхождения Миграция китайского крестьянства. \\ Вопросы экономики. - 2005г. - №7.

Ли Цзинвэнь. Перспективы развития Китая в ХХI веке. // Проблемы прогнозирования. 2001.

- №4. - стр. 23.

КАЗАХСТАН В ГЛОБАЛЬНЫХ ПРОЦЕССАХ №1/ в мировые экономические системы выступает формирование собственных ТНК. В частности, на состоявшемся в октябре 2003 г. 3-м пленуме ЦК КПК 16 созыва перед страной была поставлена задача «способствовать развитию китайских ТНК», предусматривающих их формирование путем прямого ин вестирования средств за рубежом. Реализацию этой стратегической задачи предполагается осуществлять на основе внедрения на внутреннем рынке страны норм и правил, действующих на мировых рынках, создания в стране высококлассных транснациональных компаний, основанных на китайском капитале и адаптированных в глобальные экономические системы.

Несмотря на то, что Китай объявил о намерениях замедлить рост на циональной экономики, темпы ее роста по-прежнему будут превышать динамику экономически развитых стран. И при пониженных темпах развивающаяся экономика Китая будет определять мировой спрос на уг леводородное, минеральное и другие виды сырья. Даже при намерениях к 2010 г. сократить на 25% энергоемкость ВВП и с учетом продолжающегося экономического роста, по прогнозам китайских специалистов, к 2020 г.

потребность страны в импорте нефти достигнет 450 млн т, а потребление газа вырастет примерно до 200 млрд куб. м. К 2025 г. прогнозируемое пот ребление нефти в КНР составит 710 млн т в год. Включившись в мировую борьбу за энергоносители, Китай ищет пути доступа на мировые рынки, а также ведет поиск месторождений нефти и газа по всему миру, активизируя торговые связи с формированием торговой сети, включающей поставщи ков из различных регионов мира. Между тем, при имеющихся больших проблемах аграрного сектора страны, следует отметить, что, несмотря на замедленные темпы развития, Китай остается одной из крупнейших аг рарных экономик мира, что подтверждается первенством по производству зерна, мяса, хлопка, арахиса.

Одной из особенностей экономического роста Китая стало избрание изначально пути экспортно-ориентированного развития. При этом следует отметить, что предметами экспорта в основе своей были и остаются гото вые изделия. Промышленная индустрия Китая, в которой занято свыше млн человек, играет ведущую роль не только в экономике государства, но и оказывает заметное влияние на экономическое развитие других стран и регионов. Стремительно увеличивая объемы производства, промышленные предприятия обеспечивают своей продукцией внутренний рынок и экспорт.

Товары китайского производства реализуются на рынках многих стран мира, вытесняя с них отечественных производителей. Внешняя экономическая экспансия Китая подавляет развитие многих производств, особенно лег кой промышленности, что рядом стран-экспортеров китайской продукции воспринимается весьма негативно. КНР постепенно превращается в центр мирового промышленного производства. Западные экономисты уже сегодня называют Китай «мировой фабрикой», в силу высокой продуктивности про мышленного сектора страны.

Защищенный внутренний рынок и государственная экономическая мо дель «через экспорт – к процветанию» 13 при сложившейся в последнее время Pesek W. Chinese about to Become Target of U.S. Fear and Loathing // The Japan Times. 02. 11.

2004.

Зауре ЧУЛАНОВА.

Китай и мировая экономическая система: взаимное влияние тенденции роста как экспорта, так и импорта является мощным конкурен тным потенциалом, определяющим Китай важным фактором воздействия на глобальные процессы, а значит и мировую экономическую систему. В пользу этого аргумента считаем логичным привести цитату одного из китай ских исследователей: «…японцам потребовалось 20 лет, чтобы как следует обосноваться на американском рынке. Корейцы справились с этим за 10 лет.

Можно ожидать, что китайцы могут решить подобную задачу лет за пять или меньше» 14.

ABSTRACT Presently practically all states in the world, regardless of the level of their socio-economic development, participate in the global economic process es, striving to join world economic system, implement external factors of development and adequately prepare for globalization and modernization challenges.

Integration of specic country based system into the world economic one is being made difcult by the fact that states with differing economic, social, technological and institutional characteristics participate in it. Moreover, unequal development of various industries and sector of world economic system are present in the process of development of global economic pro cesses.

Analysts are highlighting a growing process in the last several years in the political and socio-economic life of world community of developing coun tries of the Asian continent and primarily China. A fast pace of economic growth of China leads to changes in the geopolitical situation in the world and stra tegic balance of power in Asia. Deepening of regional cooperation is the main part of Chinese diplomacy with neighboring countries. The energy sphere and export of goods is the most important aspect of contacts and cooperation with other countries. The analysis of parameters of expanding openness to the world allowed dening the role and position of China in the global economic system and its share of international economic rela tions.

Lee D. China’s Fledgling Automakers Get Set for Global Competition // The Japan Times. 05. 11.

2005.

ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА КИТАЯ В ОТНОШЕНИИ РАЗВИВАЮЩИХСЯ СТРАН МИРА:

ПРОБЛЕМЫ И ТЕНДЕНЦИИ Ерлан МАДИЕВ Усиление международной экономической и политической конкурен тоспособности Китая влияет на повышение его активности в глобальном и региональном масштабе. Шаги, предпринятые Пекином по многим на правлениям международной политики, хотя и не привели к кардинальному изменению мирового порядка, тем не менее, показали его умение расчетливо и осторожно продвигаться без особых реверансов в сторону главной цели – «мирного развития страны» и превращения КНР в глобальную державу. С учетом этого, на данном этапе активизация внешнеполитических действий КНР определена прежде всего задачами внутреннего развития страны.

На региональном уровне и в отношениях с развивающимися странами КНР стремится заручиться доверием к себе для создания стабильной и пред сказуемой обстановки, в которой Пекин мог бы продвигать свои интересы.

Круг задач, как и методы их решения в данном направлении, самые разно образные: где-то преобладают экономические интересы, где-то – интересы безопасности.

Весь этот комплекс действий направлен на обеспечение устойчивости экономического роста КНР и, как следствие, сохранение стабильности по литической системы.

Китайско-индийские отношения определяются двумя противоречивыми факторами.

Во-первых, на сегодняшний день перед КНР и Индией стоят во многом сходные задачи, и существуют единые подходы к их решению, что в принципе способствует развитию их взаимных отношений.

Во-вторых, взаимное недоверие, основанное на нерешенных погранич ных проблемах, культурно-цивилизационное различие вкупе с растущей потребностью в природных ресурсах создают объективную базу для развития жесткой конкуренции и соперничества, что, в свою очередь, отразится на двусторонних отношениях азиатских гигантов 1.

Основным препятствием для развития двусторонних отношений явля ется конкуренция двух стран на региональном и глобальном уровне. На сегодняшний день Индия, как и Китай, стремится занять достойное место на международной арене, соответствующее ее растущей экономической мощи. Китай, который уже занял довольно прочные позиции в мировой экономике и политике, стремится сохранить сложившийся статус-кво и Китай в 21 веке: глобализация интересов безопасности, Москва 2007, с. Ерлан МАДИЕВ.

Внешняя политика Китая в отношении развивающихся стран мира: проблемы и тенденции не дать Индии изменить региональный баланс сил, который пока склады вается в пользу КНР, сдерживая рост влияния последней на глобальном и региональном уровне.

Для более конкретного отражения специфики политики КНР в отноше нии Индии, необходимо рассмотреть факторы, препятствующие развитию китайско-индийских отношений и способствующие развитию взаимного недоверия.

Нерешенный территориальный спор. Несмотря на прошедшие с 2003 г.

11 переговоров между государствами, КНР и Индия не смогли окончательно решить территориальный вопрос. Ситуация усугубляется возникающими инцидентами и заявлениями с обеих сторон. Отвергая возможность обмена территориями (Индия отказывается от претензий на Аксай-Чин, а КНР отка зывается от претензий на Аруначал-Прадеш), Пекин занял позицию, согласно которой он претендует на обе спорные территории. Территориальный спор обостряется поддержкой Индии непризнанного правительства Далай-ламы в Дарамсале.

Конкуренция за энергоресурсы. КНР и Индия вели конкуренцию за энергоресурсы в Казахстане, Эквадоре, Мьянме и Анголе. Во всех случаях выиграл Китай, предлагая не только более высокую цену, но и предоставляя экономическую помощь, инфраструктурные проекты и военную технику, а также используя дипломатические ресурсы. Сотрудничество двух стран происходило лишь в тех странах, где политические риски были очень высоки (Иран, Судан), или в странах, не располагающих значительными энергоре сурсами (Колумбия).

Проблемы в торгово-экономических отношениях. Индия проявляет недовольство ходом развития двусторонней торговли. В 2006 г. на Китай приходилось 8% всего индийского товарооборота, тогда как на Индию – лишь 1% торговли КНР. В 2006 г. дефицит в торговле с КНР составил 4,12 млрд долл. США. Также Индию беспокоит структура торговли с Китаем. Экспорт Индии в основном состоит из сырьевых ресурсов, тогда как КНР поставля ет готовую продукцию. В свете этих проблем Индия ограничила поток китайских инвестиций в стратегически важные сектора экономики. В результате в инвестиционных отношениях сложился дисбаланс в пользу Ин дии. Так, Индия вложила в экономику КНР 130 млн долл. США, а китайские инвестиции в индийскую экономику составили 50 млн долл. США 2.

Наращивание Индией военной мощи рассматривается в Пекине как попытка Дели достичь паритетных позиций в регионе с КНР. Индия плани рует потратить 30 млрд долл. США с 2007 по 2012 гг.

Дели совершенствует свой комплекс баллистических и крылатых ракет.

В июне 2007 г. на вооружение индийской армии поступили сверхзвуковые крылатые ракеты класса «земля-земля» БрахМос, разработанные сов местно с Россией. В апреле этого же года Индия протестировала ракету средней дальности Агни-3, радиус действий которой покрывает большую часть территории КНР. Индия также стремится не отставать от Китая в разработке космических программ. 10 января 2007 г. Индийское агентство Chietigj Bajpaee, «The Panda and the Peacock», www.defence.org.cn/aspnet/vip-usa/UploadFiles/2008 02/200802071407001093.pdf КАЗАХСТАН В ГЛОБАЛЬНЫХ ПРОЦЕССАХ №1/ космических исследований ISRO запустило спутник дистанционного зон дирования Земли Cartosat-2. Параллельно Индия усиливает свой военный потенциал в северо-восточном регионе страны, граничащем с Тибетом.

Так, индийские ВВС проводят полную модернизацию военно-воздушной базы Тезпур для дислокации на ней к 2010 г. двух эскадрилий истребителей Су-30МКИ, включающих 36 машин. Целью мероприятий является орга низация противодействия наращиванию ядерного и военного потенциала Китая в этом регионе (по некоторым источникам, ВВС НОАК разместили в районе Тибета, по крайней мере, четыре авиабазы и еще три – в южной части страны) 3.

Фактор третьей стороны во взаимоотношениях двух стран. КНР обеспокоена участием Индии в планах США по сдерживанию КНР. Именно в этом контексте КНР рассматривает соглашение США и Индии о сотрудни честве в области ядерной энергетики гражданского назначения и заявление США о поддержке военной модернизации Дели, подкрепленное подпи санным соглашением о сотрудничестве США и Индии в военной области в 2005 г. Данный момент значительно затрудняет реализацию политики КНР в Южной Азии, главной целью которой является сохранение баланса сил между Индией и Пакистаном. Параллельно с этим Индия развивает отношения со странами, у которых в отношениях с КНР существуют оп ределенные проблемы. Так, Дели сотрудничает с Вьетнамом, с которым еще в 2000 году провели совместные военные учения. Индия участвует в союзе демократических государств, в который также входят США, Япония, Австралия. В апреле 2007 г. прошли трехсторонние военно-морские учения, с участием Индии, США и Японии, рядом с полуостровом Босо (Япония).

В сентябре этого же года в Бенгальском заливе США, Индия, Австралия, Япония и Сингапур провели военно-морские учения. С учетом того факта, что Япония, Индия и Австралия расположены на северо-востоке, юго-вос токе и юго-западе КНР, понятно, что любое их «недоброжелательное» в отношении КНР взаимодействие будет представлять угрозу для безопас ности Китая 4.

Весь этот комплекс проблем рассматривается в Китае как угроза позици онированию КНР на региональном и глобальном уровне. С учетом данных проблем во взаимоотношениях с Индией, а также действий Дели, направлен ных на ограничение влияния КНР, формируются основные подходы политики Китая в отношении Индии.

КНР выступает против предоставления Индии места в Совбезе ООН.

Позиция КНР основана на стремлении Пекина сохранить стратегическое преимущество и статус единственной азиатской страны в данной структу ре. Также КНР будет использовать свое место в Группе стран-поставщиков ядерного оружия для дальнейшего давления на Индию.

Для ограничения влияния Индии в регионе КНР продолжает разыг рывать «пакистанскую карту». С учетом особой сложности пакистано индийских отношений, Пакистан в обозримом будущем будет для Китая АРМС-ТАСС 21.01.07., http://armsshow.itar-tass.com/?page=categ&cid=121&aid=&part= Chietigj Bajpaee, «The Panda and the Peacock», www.defence.org.cn/aspnet/vip-usa/UploadFiles/2008 02/200802071407001093.pdf Ерлан МАДИЕВ.

Внешняя политика Китая в отношении развивающихся стран мира: проблемы и тенденции фактором, создающим для Пекина благоприятный баланс сил в Южной Азии. Кроме этого КНР поддерживает тесные контакты со странами, с ко торыми у Индии складываются сложные отношения. Так, на сегодняшний день КНР является главным торговым партнером и поставщиком оружия Бангладеш. Раздражительность Индии вызывает поддержка КНР режима короля Гьянендры в Непале. Особую озабоченность Дели вызвало то, что все страны, кроме Бутана, в 2005 г. выступили за предоставление Пекину статуса наблюдателя в Южноазиатской ассоциации регионального сотруд ничества.

Также, по мнению многих китайских аналитиков, КНР должна использо вать территориальный спор как инструмент давления на Индию. Многие китайские аналитики считают, что нерешенность территориального спора выгодна Пекину, так как время работает на КНР. Нерешенный территори альный спор с КНР, а также нерешенный кашмирский вопрос с Пакистаном будут оказывать давление на Индию с двух фронтов. Китайские эксперты считают, что Пекину сейчас необходимо максимально интегрировать спор ные территории в экономику КНР путем развития экономических связей и транспортно-коммуникационных проектов, что обеспечит выгодную позицию КНР на переговорах с Индией 5.

Тем не менее, КНР заинтересована в развитии стабильных отношений с Индией в контексте своих главных внешнеполитических приоритетов. Индия также стремится поддерживать нормальные отношения с Китаем, так как занята решением проблем внутреннего развития.

Для сохранения стабильных отношений с Индией Китай стремится поддерживать стабильные торгово-экономические отношения с Дели. Как было отмечено выше, КНР занимает весомую позицию во внешнеторговых отношениях Индии (в 2006 г. двусторонний товарооборот достиг 25,75 млрд долл. США). Для решения проблем в торгово-экономических отношениях КНР с Индией была создана экономическая группа на уровне министерств.

Также схожие позиции КНР и Индии в мировой экономике обуславливает идентичность задач и проблем двух стран. Данный момент является предпо сылкой для кооперации двух стран. Так, Китай и Индия вместе на встрече в ВТО выступили против отмены субсидий в аграрный сектор развивающихся стран.

В 2005 г. Китай установил с Индией стратегическое партнерство. Кроме этого КНР развивает сотрудничество с Индией в военной области. В 2006 г.

между государствами был подписан Меморандум о взаимопонимании в во енном сотрудничестве, который институционализировал ежегодные диалоги в военной сфере.

Исходя из вышеизложенного можно констатировать, что КНР рассмат ривает Индию в отдаленной перспективе стратегическим соперником. Тем не менее, приоритетность внутренних задач определяет необходимость для обоих государств поддерживать стабильные отношения и сотрудничать по целому ряду направлений мировой и региональной политики.

Mohan Malik, «India-China Competition Revealed in Ongoing Border Disputes» The Power and Interest News Report (PINR), February 6 2006. http://www.pinr.com/report.php?ac=view_ report&report_id=695&language_id= КАЗАХСТАН В ГЛОБАЛЬНЫХ ПРОЦЕССАХ №1/ Создание в Восточной Азии зоны преобладающего влияния КНР с вы теснением возможных конкурентов, прежде всего американцев, является приоритетом внешней политики Китая.

Значимость данного региона для КНР заключается в следующих факторах:

Геополитическое значение региона. Географическая близость региона обуславливает стратегическую значимость Восточной Азии для КНР, и со хранение региона в качестве зоны преобладающего влияния Китая является необходимым условием для Пекина в поддержании своей безопасности. К тому же по пространствам ЮВА проходят важнейшие пути транспортировки китайских товаров за рубеж, а также энергоресурсов в Китай. Дальнейший экономический рост КНР, а с ним и национальная безопасность, непосредс твенно зависят от безопасности данных путей.

Экономический потенциал региона. ЮВА с совокупным населением, приближающимся к полумиллиарду человек, является естественным и емким рынком для товаров китайского производства. Страны региона традиционно являются крупнейшими инвесторами в экономику региона.

Природно-сырьевой потенциал региона. Стабильные темпы роста китайской экономики требуют бесперебойных поставок энергоносителей и иного природного сырья. В этой связи Китай уделяет огромное внимание сотрудничеству в сырьевой отрасли со странами региона, которые распола гают значительными запасами природного сырья.

Осуществляя проникновение в регион Восточной Азии, Китай сталкива ется с рядом факторов, ограничивающих его продвижение.

1. Конкуренция с США за влияние в регионе. Борьба за доминиро вание в ЮВА между США и КНР постепенно обостряется, так как Пекин предпринимает все более активные шаги для расширения своего влияния в регионе. При этом если в предыдущие годы наибольшую активность демонстрировал Китай, то в последнее время США начали энергично при лагать усилия, чтобы не только остановить рост китайского влияния, но и расширить свои возможности контроля над ситуацией в регионе. В борьбе с КНР за влияние в регионе США делают упор в первую очередь на усиление американского военного присутствия. Четыре авианосные группы и почти 60% всех американских ядерных подводных сил сосредоточиваются ныне в акватории Тихого океана 6.

2. Сохранение в регионе атмосферы недоверия к действиям КНР.

Страны региона, с одной стороны, опасаются оказаться в чрезмерной зависи мости от Китая, а с другой – стремятся снизить недовольство США по поводу успехов в КНР в регионе. В сознании общественности сохраняется образ Китая, который ассоциируется с его завоеваниями в древности и подрывной деятельностью китайских коммунистов сравнительно недавних времен. К данным настроениям можно прибавить опасения стран региона по поводу обострения конкуренции с КНР за привлечение иностранных инвестиций и за рынки сбыта своих товаров.

Д. Мосяков, «США - Китай: обострение противоречий в Юго-Восточной Азии», Азия и Африка сегодня, № 7, Июль 2007, с. Ерлан МАДИЕВ.

Внешняя политика Китая в отношении развивающихся стран мира: проблемы и тенденции 3. Существующие территориальные споры между КНР и странами АСЕАН в Южно-Китайском море. Ситуация в Южно-Китайском море может значительно ухудшиться в случае подтверждения прогнозов о запасах углеводородов в этом районе.

Совокупность действий, предпринимаемых КНР в Юго-Восточной Азии в ответ на вышеуказанные вызовы, заключается в следующем:

• Проникновение КНР в регион осуществляется посредством интенсифи кации экономических отношений. В этом направлении приоритет отдается созданию зоны свободной торговли «АСЕАН-КНР». На сегодняшний день двусторонний товарооборот достиг 202,5 млрд долл. США. А с созданием в 2010 г. ЗСТ будет введена система нулевых таможенных пошлин в двусто ронней торговле, что значительно повысит ее уровень. Рост товарооборота подстегивается и взаимным ростом инвестиций, особенно стран АСЕАН в Китай. Так, по состоянию на 2005 г. страны-члены АСЕАН вложили порядка 38 млрд долл. США в осуществление в Китае более чем 30 тыс. проектов.

Активизация экономических отношений со странами АСЕАН и создание зоны свободной торговли позволит Пекину привязать экономики стран региона к рынку КНР и в результате сделать их зависимыми от Китая 7.

• Также КНР активизирует политические отношения со странами АСЕАН, основой которых являются ежегодные встречи на высшем уровне руково дителей Китая и стран АСЕАН, на которых решаются ключевые вопросы и проблемы. Политический вес Китая в ЮВА заметно вырос после создания в декабре 2005 г. новой региональной организации – Восточноазиатские саммиты, в которой не нашлось места США и где Пекин, несомненно, вы ступает как наиболее влиятельная сила. В дополнение к Восточноазиатским саммитам Пекин развивает еще одну региональную организацию – так на зываемую Конференцию АРФ по вопросам безопасности, которая является частью стратегии по доминированию в регионе.

• Параллельно с политическим и экономическим сотрудничеством КНР развивает военное сотрудничество со странами АСЕАН. В рамках этой кооперации все больше офицеров армий стран АСЕАН изучают китайский язык, проходят стажировку в лучших подразделениях НОАК и проводят совместные маневры.

• КНР старается не поднимать вопрос о принадлежности спорных тер риторий в Южно-Китайском море, предпочитая сохранение сложившейся ситуации. В 2002 г. Китай и государства АСЕАН подписали «Декларацию о правилах поведения в Южно-Китайском море». Пекин согласился с боль шинством формулировок своих соседей, пообещав отказаться от использова ния силы в решении территориальных споров. Одновременно КНР развивает сотрудничество со странами АСЕАН в освоении ресурсов Южно-Китайского моря и бассейна р. Меконг.

• Китай стремится создать у стран АСЕАН чувство общности, делая упор на общую азиатскую идентичность региона. Пекин умело использу ет национализм государств АСЕАН и антизападные настроения в регионе.

Таким образом, КНР старается предотвратить участие соседних государств в инициируемых западными странами кампаниях критики Китая за несовер Там же, с. КАЗАХСТАН В ГЛОБАЛЬНЫХ ПРОЦЕССАХ №1/ шенство его политической системы и пренебрежение правами человека. В этом контексте КНР делает упор не на устаревшие «марксистско-маоистские догмы», а на азиатскую специфику, столь симпатичную государствам ЮВА.

Смена идеологических приоритетов обеспечивает Пекину более тесную интеграцию с государствами Азии.

• Для достижения своих целей в регионе КНР использует китайскую диаспору в странах ЮВА. Хотя и перспективы того, что экономический потенциал китайской диаспоры в странах ЮВА трансформируется в поли тическую силу, довольно низки, экономические связи в сочетании с игрой на этнических узах позволят Китаю втянуть диаспору в сферу своего эконо мического и политического влияния и использовать ее как инструмент для интенсификации экономических связей КНР с регионом 8.

• Проникновение КНР в регион осуществляется посредством двусторон них межгосударственных связей и многосторонней дипломатии. Данная тенденция включает как политические и экономические отношения, так и контакты в военной и иных сферах. Так, КНР установила стратегическое партнерство с отдельными государствами ЮВА и одновременно с АСЕАН в целом.

Таким образом, можно констатировать, что многообразие действий, предпринимаемых КНР в Юго-Восточной Азии, иллюстрирует стратегичес кую значимость региона для Китая. Весь комплекс этих действий подчинен решению одной задачи – созданию в Восточной Азии зоны преобладающего влияния КНР с вытеснением возможных конкурентов. Осуществление данной задачи крайне важно для Пекина в контексте поддержания национальной безопасности КНР.

Для Китая расширение своего присутствия в странах Африки отражает сочетание экономических интересов и более широких геостратегических проблем, включая, прежде всего, необходимость обеспечения реализации собственной долгосрочной энергетической стратегии и гарантирования поставки других природных ресурсов. По данным Главного таможенного управления КНР, почти треть импортируемой Китаем нефти (около 800 тыс.

баррелей в сутки) поступает именно из Африки, а Ангола за последний год стала крупнейшим поставщиком энергоносителей в Китай (она поставляет около 18% импортируемой КНР нефти). Также для КНР значительный инте рес представляют рынки африканских государств. Подобная стратегическая значимость региона обуславливает необходимость для КНР расширять свое влияние в регионе. В процессе расширения своего влияния и упрочения по зиций в регионе Китай сталкивается со следующими проблемами:

Во-первых, это – конкуренция со стороны США и других государств, с которой сталкивается КНР. При этом соперничество между КНР и США на Африканском континенте является производным от разворачивающегося в наши дни глобального соревнования двух стран. В качестве основного инс трумента США по сдерживанию КНР в регионе является критика Китая А. Ларин. Китай и китайская диаспора // Азия и Африка сегодня, № 10, Октябрь 2007 г., с. Ерлан МАДИЕВ.

Внешняя политика Китая в отношении развивающихся стран мира: проблемы и тенденции по поводу его сотрудничества со странами, не соблюдающими права человека.

Во-вторых, это – недовольство стран региона по поводу практики китайского капитала и экономической политики КНР в регионе. Данные настроения могут существенно ограничить расширение влияния КНР в ре гионе. О масштабах антикитайских настроений в регионе говорит тот факт, что изгнание из Замбии всех китайских предпринимателей стало главным вопросом на президентских выборах в сентябре 2006 г. в этой стране 9.

В качестве ответа на данные вызовы позиционированию КНР в регионе Пекин предпринимает следующие шаги:

КНР активизирует торгово-экономические связи с регионом. В 2006 г.

товарооборот между Китаем и странами Африки превысил в 2006 г. 55 млрд долл. США. К концу 2006 г. КНР вложил в Африку около 8 млрд долл. США, создав в 49 африканских странах более 800 предприятий.

КНР активизирует контакты с государствами региона на двусто ронней и многосторонней основе. КНР использует дипломатию лидеров как основу для продвижения своих интересов в регионе. Состоявшееся в феврале 2007 г. турне Ху Цзиньтао по странам Африки стало его третьим по счету визитом на этот континент. Для сравнения: с момента прихода к власти президент США Джордж Буш посетил Африку всего один раз – в 2003 г.

Также развиваются политические контакты КНР с Африкой на много сторонней основе. В качестве примера можно привести двухдневный форум «Китай-Африка», прошедший в Пекине в ноябре 2006 г., где приняли участие 48 африканских стран.

КНР укрепляет свои позиции в регионе за счет расширения масшта бов экономической помощи странам Африки. При этом нужно отметить, что КНР предоставляет помощь без каких-либо политических требований (единственное условие – признание принципа одного Китая). На пекинском форуме «Китай-Африка» Ху Цзиньтао заявил, что Китай готов списать афри канским странам большую часть задолженности, а также обещал, что до г. КНР вдвое увеличит размер финансовой помощи развивающимся странам Африки. Кроме того, Пекин сообщил о своем намерении строить в Африке больницы и школы, ежегодно приглашать 4 тыс. африканских студентов в ки тайские высшие учебные заведения и увеличить список африканских товаров, не облагающихся китайскими пошлинами, со 190 до 440 наименований 10.

КНР использует свое постоянное членство в Совете Безопасности ООН, чтобы защитить некоторые африканские режимы, которые под вергаются международным санкциям, но по вышеуказанным причинам представляют интерес для китайской внешней политики. Среди таких стран – Судан и Зимбабве. В результате Судан поставляет до 5% необходимой КНР нефти: 13 из 15 действующих в настоящее время в Судане иностранных компаний являются китайскими.

КНР участвует не только в развитии торгово-экономического взаимо действия со странами Африки, но и развивает с ними военное и воен А. Габуев. Некоторые итоги африканского турне председателя КНР // Азия и Африка сегодня, № 6, Июнь 2007 г., с. Там же КАЗАХСТАН В ГЛОБАЛЬНЫХ ПРОЦЕССАХ №1/ но-техническое сотрудничество. Возрастает количество африканских военнослужащих, прибывающих в Китай на учебу. Военное снаряжение, которое африканцы приобретают в КНР, сравнительно простое и недорогое.

В результате Зимбабве, Судан, Эфиопия, Эритрея и ряд других государств приобрели китайское военное снаряжение или приняли участие в програм мах, финансируемых Пекином. В частности, КНР поставляет в Судан легкое вооружение, боеприпасы, гаубицы, средства ПВО, противопехотные и про тивотанковые мины, танки, вертолеты и истребители. Китай также построил три завода по производству вооружений в Судане, включая сборочные цеха для танков Т-55 11.

*** Таким образом, африканский континент представляет большую значи мость для КНР в контексте как обеспечения бесперебойных поставок энер гетических и минеральных ресурсов, так и геостратегического влияния. В обостряющейся борьбе за влияние в регионе КНР укрепляет свои позиции в Африке посредством интенсивного наращивания торговли, использования инвестиций и экономической помощи. Прагматический подход Пекина к со трудничеству со странами Африки, не подвергающий критике внутриполити ческие системы стран региона, является важным фактором, способствующим реализации его политических и экономических целей на континенте.

Факторы, определяющие отношения КНР и Латинской Америки.

В различных странах Латинской Америки в последние годы сложилось различное восприятие Китая. Некоторые латиноамериканские государства рассматривают экономическое развитие Китая в качестве панацеи или, более того, «неожиданной удачи» (Аргентина, Перу и Чили воспринимают Китай как потенциальную страну-импортера их товаров и, как следствие, ключевой элемент двигателя их экономического роста);

другие же, наоборот, видят в Китае угрозу (Мексика, Бразилия и ряд центральноамериканских государств опасаются потерять рабочие места и инвестиции);

третья группа стран считает Китай идеологическим союзником (Боливия, Куба и Венесуэла) 12.

Латинская Америка является регионом, который Вашингтон традиционно относит к сфере своих интересов. В связи с этим взаимодействие со стра нами региона является неотъемлемой частью долгосрочной стратегии Китая, направленной на борьбу против политики США по сдержива нию региональных и глобальных устремлений КНР. В свою очередь, такие страны, как Бразилия, Куба, Венесуэла, рассматривают Китай как контрбаланс Соединенным Штатам в регионе. Торговля с Китаем и его инвестиции предоставляют элитам латиноамериканских государств, которые М. Вишневский. Вашингтон-Пекин: Новое соперничество в Африке // Азия и Африка сегодня, № 11, Ноябрь 2007 г., с. Mohan Malik, «China’s Growing Involvement in Latin America», The Power and Interest News Report (PINR). June 12, 2006. http://www.pinr.com/report.php?ac=view_report&report_id=508&language_ id= Ерлан МАДИЕВ.

Внешняя политика Китая в отношении развивающихся стран мира: проблемы и тенденции по большей части контролирую экспорт сырья, дополнительный аргумент, когда речь идет о сырьевых поставках в США. Также необходимо отметить, что Вашингтон сам создал благоприятную обстановку для расширения вли яния КНР в регионе. Вводя экономические санкции против стран региона в результате политических разногласий, США создали вакуумное пространство в регионе, которое занял Китай.

Значимость региона для КНР заключается также в том, что Пекин рассмат ривает страны Латинской Америки как важный источник энергетических ресурсов и сырья, а также как рынок сбыта для китайских промыш ленных товаров.

Для усиления своего влияния в регионе, как и в странах Африки, Китай стре мительно расширяет свое экономическое и дипломатическое присутствие в Ла тинской Америке. В частности, это проявляется в следующих действиях КНР:

Интенсификация торгово-экономических отношений. Так, в 2006 г.

объем ПИИ Китая в регионе составил 8 млрд долл. США. При этом Китай инвестирует в страны Латинской Америки больше, нежели в любой другой регион за пределами Азии. В 2004 г. около 50% всех заграничных инвестиций приходилось на Латинскую Америку. Объем товарооборота между Китаем и странами Латинской Америки возрос с 200 млн долл. США в 1975 г. до млрд в 2005 г. Активизация политических контактов. Пекин установил с 4 стра нами региона стратегическое партнерство (Бразилия, Венесуэла, Мексика, Аргентина). Также необходимо учитывать традиционные идеологические связи с Кубой. В более широком контексте КНР развивает многостороннюю дипломатию в регионе. В регионе созданы такие структуры, как форум «Ки тай – Латинская Америка» и китайско-южноамериканский диалог общего рынка. Кроме того, КНР имеет статус наблюдателя в ОАГ (Организация Американских государств).

В соперничестве за влияние в регионе КНР обладает рядом преимуществ над своими конкурентами. Китайские компании работают в тех странах, где западные компании опасаются вести бизнес из-за введенных санкций или ограничений, связанных с политикой по правам человека, репрессивными мерами, трудовыми стандартами и вопросами безопасности. Например, ки тайское правительство, в отличие от администрации США, не поднимает дискуссий по вопросам прав человека, демократии, финансовой полити ки в латиноамериканских странах. Кроме того, китайские государственные корпорации, заключая убыточные сделки, используют кредитные линии, предоставленные китайским правительством и финансовыми учреждениями, не возражают против заключения убыточных сделок. Это объясняется тем, что аффилированные с правительственными органами китайские компании руководствуются не коммерческой логикой, а политикой правительства, направленной на установление стратегических отношений с целью блокировки доступа других государств к природным и энергетическим ресурсам стран тех или иных регионов 14.

Mohan Malik, «China’s Growing Involvement in Latin America», The Power and Interest News Report (PINR). June 12, 2006. http://www.pinr.com/report.php?ac=view_report&report_id=508&language_ id= Там же КАЗАХСТАН В ГЛОБАЛЬНЫХ ПРОЦЕССАХ №1/ Исходя из вышеизложенного можно сказать, что значимость региона Ла тинской Америки для Пекина определена в двух категориях – экономической и, более широкой, стратегической. И в дальнейшем Китай будет стремиться максимально укрепиться в Латинской Америке, используя все имеющиеся в его распоряжении рычаги.

Основные факторы, определяющие политику Китая в Ближневосточ ном регионе. Политика КНР на Ближнем Востоке определяется сочетанием ряда факторов, доминирующими из которых являются стремление Пекина играть ключевую роль в мировой политике. Ближний Восток является регионом с ключевым геополитическим значением, который определяет глобальный политический баланс сил. В этой связи активное участие в делах Ближневосточного региона является необходимым условием для Пекина в реализации его планов приобретения статуса глобальной державы.

Также китайская политика в отношении Ближнего Востока определена потребностью КНР в обеспечении стабильных импортных поставок энергоресурсов из региона. На сегодняшний день около 50% импорти руемой нефти КНР приходится на Ближневосточной регион. По оценкам Международного энергетического Агентства, к 2017 г. доля Ближнего Вос тока, в общем импорте сырой нефти КНР может достигнуть 70%. Исходя из этого, обеспечение прочных позиций для китайских нефтяных компаний в энергетических секторах стран Ближнего Востока является приоритетным направлением политики КНР в отношении данного региона.

По обеим из этих позиций главным конкурентом Китая в данном регионе выступают США, что, в свою очередь, определяет содержание и характер проводимой Пекином политики в Ближневосточном регионе.

Также необходимо отметить тот факт, что многие страны региона, как союзники США, так и страны, с которыми у США сложились непростые отно шения, рассматривают КНР в качестве балансира влиянию Вашингтона в регионе. Так, традиционный союзник США – Саудовская Аравия, – часто критикуемая Соединенными Штатами по таким вопросам, как несоблюдение демократических норм и финансирование террористических организаций, рассматривает взаимодействие с КНР как альтернативу отношениям с Аме рикой. Такие страны, как Иран, видят в Китае альтернативный источник капитала и технологий, а также защитника своих национальных интересов.

Данный момент существенно облегчает КНР продвижение своих интересов в регионе, а также конкуренцию с США.

В качестве отличительных моментов политики Китая в отношении реги она можно выделить следующие:

КНР стремится развивать взаимоотношения со странами региона, как на двусторонней основе, так и в формате многосторонней дипломатии. Так, Пекин поддерживает стабильные двусторонние связи не только со страте гически важными государствами региона (Иран, Саудовская Аравия), но и со странами, занимающими меньшую долю в структуре импорта энергоно сителей КНР и не представляющими для нее существенной стратегической значимости. Одновременно КНР учредила с 22 арабскими странами в 2004 г.

Ерлан МАДИЕВ.

Внешняя политика Китая в отношении развивающихся стран мира: проблемы и тенденции Китайско-арабский форум сотрудничества, а также тесно взаимодействует с Советом сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ), с которым планирует создать зону свободной торговли.

Кроме этого необходимо отметить и то, что в прошлом Китай реагировал на заявления высокопоставленных американских руководителей, в которых выражалась озабоченность угрозами безопасности США, и тормозил самые опасные направления своей деятельности на Ближнем Востоке. Однако на данный момент увеличение энергетических потребностей Китая и осознание им своей крепнущей политической и, прежде всего, экономической мощи все чаще затрудняет действия Вашингтона по оказанию влияния на ближневосточную политику Пекина. Характерным показателем данной политики является позиция КНР по иранской ядерной проблеме. Так, по пытки Вашингтона ужесточить санкции против Тегерана наталкиваются на сопротивление Пекина, который имеет глубокие экономические интересы в Иране, основывающиеся главным образом на потребностях КНР в иранских энергоресурсах. Несмотря на критику США, КНР продолжает осуществлять инвестирование в энергетический сектор ИРИ. В феврале 2007 г. Синопек подписала контракт на вложение 2 млрд долл. США в разработку нефтяного месторождения Ядавар, на юго-западе Ирана 15. Также, несмотря на протесты Запада, КНР для укрепления своих позиций в регионе осуществляет поставки вооружений странам региона. Китай продает оружие не только странам изгоям, но и союзникам США, таким как Саудовская Аравия. О масштабах распространенности китайской военной техники говорит тот факт, что во время вооруженных столкновений Израиля и «Хезболлы» в июле-августе 2006 г. один из израильских вертолетов был сбит китайской ракетой C- в Бейруте 16.

Экономическое сотрудничество КНР со странами Ближнего Востока развивается не только в энергетическом секторе, но и в других областях.

Так, Пекин участвует в формировании в Иране широкополосной сети, ки тайская автомобильная компания «Chery» планирует, совместно с иранской стороной, производить ежегодно около 50000 автомобилей марки «Geely», а Китайская Северная Промышленная Корпорация (NORINCO) заключила контракт на сумму в 680 млн долл. США на сооружение метро в Тегеране. При этом необходимо отметить, что КНР также привлекает в свою экономику ближневосточные инвестиции, в частности капитал арабских стран. В 2007 г. на форуме «Ближний Восток — Китай» председатель Международного финансового центра Дубая Омар бен Сулейман заявил, что в течение ближай ших пяти лет страны Ближнего Востока могут вложить в экономику Китая «большую часть из 250 млрд долл. США, инвестируемых в Азию» 17.

Также КНР стремится максимально расширить свое экономическое присутствие в регионе путем развития торговли со странами региона.

Таким образом, КНР стремится стать важным фактором для экономик стран Aljazeera, December 11 2007, http://english.aljazeera.net/NR/exeres/5423D57A-20A3-4CB7-B3CC 1DEECBA6D97C.htm Ji Hye Shin and John J. Tkacik, Jr, China and the Middle East: A New Patron of Regional Instability, The Heritage Foundation. September 26, 2006. http://www.heritage.org/research/AsiaandthePacic/ bg1974.cfm Арабы нашли путь в Китай // РБК Daily, 02.02.07, http://www.rbcdaily.ru/2007/02/02/ КАЗАХСТАН В ГЛОБАЛЬНЫХ ПРОЦЕССАХ №1/ Ближнего Востока. В 2006 г. товарооборот между КНР и 22 странами Лиги Арабских государств составил около 56 млрд долл. США (рост по сравнению с аналогичным периодом – 29,6%). По оценкам экспертов, уровень торгов ли к 2010 г. может достигнуть 100 млрд долл. США. Также растет уровень торговли КНР с Ираном. На сегодняшний день Китай стал крупнейшим торговым партнером ИРИ, а уровень двусторонней торговли достиг 20 млрд долл. США 18.

Таким образом, можно констатировать, что стремление КНР максимально расширить сферу своего влияния в регионе Ближнего Востока обусловлено стратегическими задачами удовлетворения своих политических амбиций и обеспечения потребностей своей экономики надежными поставками энерге тического сырья. Для достижения этих целей Китай использует различные средства: от дипломатических заявлений до поставок вооружений странам изгоям. При этом необходимо отметить факт увеличения независимости КНР как в высказывании своей позиции по вопросам ближневосточной политики, так и в выборе способов влияния на политический процесс в регионе.

Во взаимоотношениях с мировыми и региональными державами КНР делает ставку на внешнюю политику, которая не просто пассивно поддержи вает благоприятные внешние условия для китайских реформ, но и активно препятствует другим государствам в попытках помешать подъему Китая.

Подобная схема предпочтений предполагает стремление КНР построить стабильные отношения с великими державами, сравнительно легко уступая последним по второстепенным вопросам при неуступчивости и даже осто рожной наступательности в приоритетных для Китая сферах.

Китайско-индийские отношения определяются двумя противоречивыми факторами. Существует потенциал сотрудничества двух стран, основанный на том факте, что перед ними стоят сходные задачи в экономическом развитии.

Одновременно существует потенциал развития жесткой конкуренции, осно ванный на культурно-цивилизационных различиях и растущей потребности в природных ресурсах.

На региональном уровне КНР стремится снизить антикитайские на строения посредством расширения сотрудничества в военной, культурной, гуманитарной областях, а также предоставляя экономическую и полити ческую помощь и умело используя антизападные настроения среди разви вающихся стран.

Юго-Восточная Азия, Африканский континент, Ближний Восток, а также Латинская Америка представляют большую значимость для КНР в контексте как обеспечения бесперебойных поставок энергетических и ми неральных ресурсов, так и геостратегического влияния на международной арене. В обостряющейся борьбе за влияние в этих регионах КНР укрепляет свои позиции посредством интенсивного наращивания торговли, исполь зования инвестиций и экономической помощи, а также интенсификации Sino-Arab relations heading towards new partnership, People’s daily on-line, July 06 2007, http:// english.people.com.cn/90001/90777/6209429.html Ерлан МАДИЕВ.

Внешняя политика Китая в отношении развивающихся стран мира: проблемы и тенденции сотрудничества в военной и культурно-гуманитарной сфере. Прагматический подход Пекина к сотрудничеству со странами Юго-Восточной Азии, Афри ки, Ближнего Востока и Латинской Америки, не предполагающий критику внутриполитической системы стран региона, является важным фактором, способствующим реализации его политических и экономических целей в этих регионах.

В целом можно отметить, что внешняя политика КНР тесно связана с приоритетами внутреннего развития. Вследствие чего приоритеты внешней политики КНР рассматриваются в Пекине через призму таких внутренних приоритетов, как необходимость поддерживать устойчивый экономический рост и внутриполитическую стабильность, а также объединение Китая. Во многом этот момент определяет характер внешней политики Китая, а также ее задачи и подходы.


ABSTRACT The increasing role of China in international economy and as a result in world politics led to activation of China on global and regional scale.

Today Сhina’s foreign policy fully reects the alterations that are taking place in the system of the contemporary international relations. The major goals of Chinese global activity are to create a favorable international environment for China’s economy development and modernization, and to prevent any attempts to restrain the growth of China. China seeks to mini mize security threats on its periphery which would divert resources away from domestic priorities.

China has adopted numerous specic policy actions in pursuit of its main objectives. China has sought to expand the quality and quantity of its bilat eral relationships in regions far from Asia. China has embraced multilater al organizations in numerous regions and on several functional issues. One of the most striking features of China’s international behavior in the past decade has been the growing number of tools of its economy diplomacy that it has operationalized in pursuit of its foreign policy objectives.

In the following article problems and tendencies of Chinese policy toward developing countries is examined. Particularly bilateral and multilateral relations of China with developed countries are analyzed. The interests of China in particular region or state, methods and approaches of realization and problems restraining the realization of these interests are revealed.

Article especially pays attention to the factors inuencing the formulation of Chinese policy toward developed countries.

In the conclusion author made an attempt to determine and summarize ba sic moments and features of policy of China toward developed countries.

ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ СТРАН ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ И КИТАЯ Адиль КАУКЕНОВ Рассматривая политику по реализации национальных экономических интересов Китая в Центральной Азии, следует отметить, что китайские аналитики понимают стратегическую важность региона и считают, что в перспективе он окажет значительное влияние на развитие мировых событий.

В целом же в экономическом плане Центральная Азия и прилегающие к ней регионы будут играть все более важную роль, особенно как поставщики энергоресурсов. При этом исследователи из Пекина видят будущую роль и значимость Центральной Азии не только в силе каждого отдельного госу дарства, но и в том, как страны региона смогут сотрудничать между собой и с соседями и какие цели они будут преследовать при этом.

Кроме того, растущая заинтересованность Китая во взаимодействии с объединенной Европой уже сейчас диктует необходимость поиска нового формата сотрудничества. Чтобы установить такие связи, Китаю в первую очередь необходимо развивать транспортную инфраструктуру с Центральной Азией.

Хотя рост влияния этого государства в регионе налицо, на официальном уровне правительство КНР утверждает, что оно не ставит перед собой цель создать в Центральной Азии зону влияния Китая.

Официальные китайские источники подчеркивают, что основными приоритетами политики Пекина в ЦА являются поддержка стабильности, доступ к центральноазиатским энергоресурсам на взаимовыгодной основе и дальнейшее развитие экономических связей с регионом. Однако с ростом политической, экономической и военной мощи Китая весьма вероятно, что приоритеты КНР в Центральной Азии могут измениться.

Из общих тенденций развития экономической политики Китая очевидно, что с достаточно быстрым ростом экономической мощи страны ее влияние рано или поздно может распространиться на близлежащие регионы, включая Центральную Азию. При этом именно экономический рост обеспечивает Китай необходимыми финансовыми ресурсами для распространения влияния на ЦА.

Характерными особенностями торгово-экономического сотрудничества стран ЦА и КНР являются:

• тенденция стабильного роста внешней торговли;

• высокая доля сырья в экспорте стран ЦА в Китай и динамика ее роста;

• экспансия китайской готовой продукции на рынки стран региона.

Торговля является наиболее динамичным элементом экономического сотрудничества КНР со странами Центральной Азии. Рынки стран Централь ноазиатского региона являются для производителей западных районов КНР идеальным вектором внешнеэкономической активности. Удаленность Цент Адиль КАУКЕНОВ.

Экономическое взаимодействие стран Центральной Азии и Китая ральной Азии и западных районов КНР от морских коммуникаций усложняет их выход на основные рынки мира. Таким образом, схожее географическое положение сторон предопределило ориентацию западнокитайских предпри ятий на рынок Центральной Азии. В настоящее время объем товарооборота Синьцзян-Уйгурского автономного района со странами Центральной Азии составляет свыше 80% от общего объема товарооборота Китая со странами Центральной Азии.

На протяжении последних 15 лет китайско-центральноазиатский това рооборот имел высокую динамику роста. Так, в течение 1992-2006 гг. объем торговли стран Центральной Азии с Китаем увеличился в 25,6 раза и составил 10,8 млрд долл. США (таблица 1).

Таблица Товарооборот между Китаем и Центральной Азией Год млн долл. США Год млн долл. США 1992 422 2000 1993 512 2001 1994 360 2002 1995 486 2003 1996 674 2004 1997 699 2005 1998 588 2006 1999 Источник: www.defac.ac.uk Стремительный рост торговли начался в период 2001-2002 гг., то есть с момента, когда началась реализация программы по освоению западных районов КНР. В результате Китай занял важное место во вне шнеторговых отношениях стран Центральной Азии. По итогам г. доля КНР в совокупном товарообороте центральноазиатских стран составила 12,68%. Для Китая же торгово-экономические отно шения со странами Центральной Азии не играют значительной роли, в 2006 г. их доля во внешнеторговом обороте КНР составила 0,6%.

При этом нужно отметить, что объемы торговли Китая с отдельными странами ЦА существенно различаются. Речь идет не столько о масштабах, сколько о значении торговли с КНР для отдельных стран. Доля КНР во вне шнеторговом обороте стран, имеющих общую границу с Китаем (Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан), существенно выше, нежели в других странах Центральной Азии (Узбекистан, Туркменистан) (таблица 2).

Другой характерной особенностью торгово-экономических связей между сторонами стал торговый дисбаланс, который складывается в поль Таблица Торговля между КНР и странами ЦА (2006 г.) Страна Объем торговли страны Доля Китая во внешнем Доля страны во внешнем с КНР, млн долл. товарообороте страны, % товарообороте Китая Казахстан 8784 15,5 0, Кыргызстан 817 34,5 0, Таджикистан 757 10,7 0, Узбекистан 125 5,71 0, Туркменистан 313 1,37 0, Итого 10796 12,68 0, Источник: www.defac.ac.uk КАЗАХСТАН В ГЛОБАЛЬНЫХ ПРОЦЕССАХ №1/ зу Китая. В 2006 г. экспорт КНР в страны ЦА (7737,9 млн долл. США) превзошел импорт КНР из региона (4320,1) в 1,8 раза (таблица 3).

Нельзя оставить без внимания и тот факт, что статистические данные КНР и стран Центральной Азии существенно различаются. В качестве ос новных причин упомянутых расхождений можно привести методологические различия в учете товаров, различные статистические пороги декларирова ния, несоответствие при определении стоимости товаров и недостоверное декларирование.

Таблица Торговля между КНР и странами ЦА (2006 г.) Страна Импорт страны Экспорт страны Взаимный Прирост из КНР (млн долл.) в КНР (млн долл.) товарооборот (млн долл.) товарооборота (%) Казахстан 4750,5 3607,3 8357,8 22, Киргизия 2112,8 112,9 2225,7 128, Узбекистан 406,2 565,9 972,1 42, Таджикистан 305,8 18 323,8 Туркменистан 162,6 16 178,6 62, Итого 7737,9 4320,1 Источник: Министерство коммерции КНР В основном Китай экспортирует в страны ЦА готовую продукцию. Так, в 2006 г. доля готовой продукции (машины и оборудование, продовольствие и товары широкого потребления) в экспорте КНР составила 92%. Тогда как импорт Китая из региона в основном состоит из сырьевых ресурсов. В г. доля сырьевых ресурсов (энергоносители, черные и цветные металлы, химическое сырье, текстильное сырье, минеральное сырье) в поставках из стран Центральной Азии в КНР составила 90,2%.

Ведущее место среди торговых партнеров Китая в Центральной Азии уверенно занял Казахстан: двусторонний товарооборот в 2006 г. увеличился на 22,8%, по сравнению с 2005 г., и достиг 8,3 млрд долл. США. Структура экспорта КНР в Казахстан состояла в основном из товаров широкого пот ребления. Также необходимо отметить, что в экспорте КНР увеличивается доля товаров с высокой добавленной стоимостью. Значительный прирост был зарегистрирован по энергетическому и технологическому оборудова нию, электрическим машинам, пластмассам и изделиям из них, мебели, автомобилям и тракторам. В структуре китайского импорта из Казахстана заметно выросла доля нефти и нефтепродуктов, а также цинка и продукции, выпускаемой на его основе.

Таблица Экспорт из КНР в Казахстан основных товаров (2006 г.) Наименование товаров млн долл. США Годовой прирост или сокращение (%) Трикотаж 938,2 45, Обувь 520,5 -25, Энергетическое и технологическое оборудование 437,8 39, Мебель 397,1 55, Одежда (кроме трикотажной) 337,7 44, Пластмассы и изделия из них 288,0 21, Электрические машины и оборудование 211,7 32, Автомобили и тракторы 207,4 83, Источник: Министерство коммерции КНР Адиль КАУКЕНОВ.

Экономическое взаимодействие стран Центральной Азии и Китая Таблица Импорт из Казахстана в КНР по основным товарным позициям (2006 г.) Наименование товаров Млн долл. США Годовой прирост или сокращение (%) Минеральное топливо, нефть, нефтепродукты 1339,7 126, Цинк и изделия из него 617,3 113, Медь и изделия из него 491,2 -20, Черные металлы 433,7 -52, Руды, шлаки, зола 359,8 58, Продукты неорганической химии 205,5 68, Источник: Министерство коммерции КНР Исходя из вышеизложенного можно констатировать, что КНР эффективно использует экономический потенциал региона в интересах развития своих западных районов. Однако динамичное развитие СУАР оказывает весьма противоречивое воздействие на центральноазиатские экономики. С одной стороны, добывающая и металлургическая промышленность стран Цент ральной Азии во все большей степени переключается на китайский рынок.


С другой стороны, нарастающее взаимодействие с КНР ставит перед цент ральноазиатскими экономиками серьезнейшие проблемы. Экспортируя на рынки стран ЦА готовую продукцию, Китай импортирует из региона ценные сырьевые ресурсы, необходимые для дальнейшего наращивания экспортного потенциала региона. При сохранении такого формата торгово-экономи ческих отношений появляется опасность экономического истощения Центральноазиатского региона, связанного с вывозом иностранной валюты и сырьевых ресурсов. Торговая экспансия КНР на рынки Централь ной Азии приведет к деградации целого ряда перерабатывающих отраслей региона, так как на местных рынках центральноазиатским производителям будет сложно конкурировать с китайскими поставщиками.

Также можно предположить, что в дальнейшем торгово-экономические связи Китая с Центральной Азией будут иметь высокую динамику роста.

Этому будут способствовать, главным образом, целенаправленные усилия руководства КНР по активизации процесса формирования в СУАР крупного коридора для импорта энергоносителей, дефицитных ресурсов и экспорта го товой продукции. Так, в ноябре 2007 г. в СУАР был принят документ «Мнения Госсовета об ускоренном социально-экономическом развитии Синьцзяна», в котором отмечено, что «район должен придерживаться стратегии расшире ния открытости с ориентацией на страны Центральной Азии и постепенно превратиться в базу по переработке на экспорт и в крупный коридор импорта энергоносителей». В рамках этой стратегии в предстоящие 5 лет планируется инвестировать 280 млн долл. США в переустройство автотрасс, соединяющих район с Россией, Монголией и странами ЦА.

Взаимодействие стран ЦА и Китая в энергетической сфере Рассматривая интересы Китая в Центральной Азии, нельзя оставить без внимания энергетический фактор. На сегодняшний день Китай является крупнейшим мировым потребителем нефти после США. Согласно данным BP, в 2006 году добыча и потребление нефти в Китае достигли 183,7 и млн т соответственно. При этом разрыв между добычей и потреблением не уклонно растет. В 2006 г. Китай добыл нефти на 1,6% больше, по сравнению КАЗАХСТАН В ГЛОБАЛЬНЫХ ПРОЦЕССАХ №1/ с 2005 г., тогда как потребление за аналогичный период выросло на 6,7%.

Дефицит сырья Китай вынужден покрывать за счет импорта. В 2006 г. общий объем импорта нефти составил 145,8 млн т. К 2015-2020 гг. этот показатель может увеличиться до 250-300 млн т, или примерно до 60% внутреннего потребления КНР.

Таблица Импорт нефти Китаем в 2006 году (страны-поставщики) страна % страна % Саудовская Аравия 16,45 Венесуэла 2, Ангола 16,16 Ливия 2, Иран 11,56 ОАЭ 2, Россия 11,00 Кувейт 1, Оман 9,08 Казахстан 1, Конго 3,74 Бразилия 1, Гвинея-Бисау 3,63 Индонезия 1, Йемен 3,13 Аргентина 1, Судан 3, Иcточник: Минэкономразвития России Как следует из данных таблицы, рост нефтепотребления КНР в основном удовлетворяет за счет Саудовской Аравии, Анголы, Ирана, России, Омана.

Понятно, что Пекин в обозримом будущем не будет менять основные мар шруты поставки нефти в страну. Тем не менее, руководство КНР стремится всесторонне диверсифицировать источники, способы транспортировки и варианты закупки углеводородов. Связано это в основном с тем, что главные поставщики нефти в Китай - страны Ближнего Востока - являются политичес ки нестабильными государствами. По оценкам Международного Агентства Энергетики, к 2017 году доля Ближнего Востока в общем импорте сырой нефти Китая может достигнуть 70%.

К тому же от 70 до 80% нефти поставляется в КНР через Малаккский пролив, который контролируется военным флотом США. И это вызывает обоснованную озабоченность китайского руководства, которое справедли во полагает, что в случае конфликта с США (проблема Тайваня), Америка блокирует Малаккский пролив для Китая. Все эти факторы подталкивают Пекин к активизации энергетического сотрудничества с Центральной Азией. Транспортировка из этих стран относительно безопасна, коротка и осу ществляется по наземным трубопроводам. Более того, ограниченное военное присутствие США делает Центральную Азию в глазах китайских стратегов привлекательным источником энергоресурсов. В дальнейшей перспективе Китай имеет возможность расширить свои центральноазиатские наземные магистрали до Северного Ирана.

В поле зрения китайских интересов естественным образом оказался прежде всего Казахстан. Согласно ежегодному статистическому обзору ми ровой энергетики BP, на конец 2006 г. доказанные запасы нефти Казахстана составили 5,5 млрд т (8-е место в мире). Добыча нефти в том же году достигла 66,1 млн т (18-е место в мире). Значительные запасы позволяют республике войти в разряд крупнейших мировых производителей нефти с перспективой добычи к 2015 г. 130 млн т нефти в год.

В последние годы Китай существенно укрепил свои позиции в нефтега зовом секторе РК. По итогам 2006 г. Китайская национальная нефтяная ком Адиль КАУКЕНОВ.

Экономическое взаимодействие стран Центральной Азии и Китая пания (КННК) контролировала 14,4% ежегодной добычи нефти в Казахстане (9,3 млн т). КННК стала вторым игроком по размеру контролируемой добычи нефти в Казахстане (рисунок 1). Если же учесть активы CITIC Group в «Каражанбасмунай», размеры добычи нефти, контролируемые китайскими компаниями, возрастают до 10,5 млн т, что составляет 16,2% годовой добычи.

В этой связи депутаты парламента РК выразили озабоченность увеличением доли китайского участия в нефтегазовом секторе Казахстана. Безусловно, что такая точка зрения имеет под собой основание. Так как доминирование в нефтегазовом секторе инвесторов из одной страны стратегически нецелесо образно, и нужно добиваться равномерного представительства иностранного капитала всех сторон.

Рисунок Добыча нефти и газового конденсата в дочерних компаниях в 2006 г.

(пропорционально долям участия в капитале) млн т Казмунайгаз КННК Шеврон Лукойл Источник: www.expert.ru Однако вопрос добычи углеводородов тесно связан с проблемой ее до ставки. И если рассматривать позиции КНР в нефтегазовом секторе РК с этой точки зрения, то ситуация выглядит иным образом. Проблема в том, что лишь незначительная часть казахстанской нефти попадает на рынки Китая.

В декабре 2006 г. в эксплуатацию был сдан нефтепровод Атасу-Алашань коу, первая очередь которого рассчитана на ежегодную поставку 10 млн т нефти на НПЗ на западе КНР. В перспективе мощность трубопровода может составить 20 млн т нефти в год. Однако в 2006 г. по нефтепроводу было про качано около 2,2 млн т нефти вместо запланированных 3,5 млн т. Несмотря на то, что КННК (являющаяся совладельцем трубопровода) контролирует 14,4% нефтедобычи в РК, на данный момент она не может полностью заполнить трубопровод, так как имеет обязательства по поставкам нефти в КТК и на НПЗ в Шымкенте.

Основным источником поставок сырья в нефтепровод является месторож дение Кумколь, которое разрабатывается казахстанско-китайским СП «Петро Казахстан Кумколь Ресорсиз». Ежегодная добыча на этом месторождении в 2006 г. достигла 3,7 млн т нефти в год. Поставки с других месторождений, в разработке которых участвуют китайские компании, невозможны из-за неразвитой транспортной инфраструктуры.

Как показывает оценка ресурсной базы нефтепровода, для его выхода на плановую мощность и, тем более, увеличения объемов транспортировки до 20 млн т ресурсов КННК в Казахстане не достаточно.

КАЗАХСТАН В ГЛОБАЛЬНЫХ ПРОЦЕССАХ №1/ Для ликвидации этого пробела планируются поставки российской нефти по нефтепроводу Омск-Павлодар-Атасу-Шымкент. В конце ноября 2007 г.

между Астаной и Москвой были достигнуты договоренности о поставках российской нефти в Китай. В 2008 г. российские компании могут отправить до 5 млн т нефти по данному трубопроводу. Дальнейшее увеличение поставок российской нефти по трубопроводу Атасу-Алашанькоу будет возможным при условии, что это будет экономически и политически целесообразно для России.

Также существует перспектива перекачки нефти с месторождения Ка шаган, доказанные запасы нефти которого оцениваются почти в 1,5 млрд т (в ближайшие 10 лет добыча нефти на месторождении может достигнуть млн т). Для этого необходимо соорудить перемычку, протяженностью 80 км, и прокачивать нефть в реверсном режиме по существующему трубопроводу «Кенкияк-Атырау». С Кенкияка сырье будет перекачиваться по нефтепроводу «Кенкияк-Кумколь», строительство которого планируется начать в марте г. Строительство этого отрезка также необходимо для осуществления поставок нефти с месторождения «Жанажол», которое разрабатывается СП «КННК Актобемунайгаз». Однако нужно учитывать и тот факт, что прежние попытки китайского капитала внедриться в международный консорциум по разработке месторождения Кашаган окончились неудачей. Европейские и американ ские нефтегазовые корпорации не пустили китайские компании в проект.

Имеющиеся в распоряжении факты позволяют сделать вывод о том, что нефть, добытая китайскими компаниями в Казахстане, не играет существен ной роли в нефтеобеспечении Китая, так как лишь незначительная часть этих ресурсов поступает в КНР. 14,4% нефтедобычи КННК в Казахстане пока не делают Китай по-настоящему крупным игроком в конкуренции за казахстанс кие углеводороды. Ситуация может принципиально измениться лишь в том случае, если КНР примет стратегическое решение о диверсификации своего нефтяного импорта за счет увеличения поставок углеводородов из Каспий ского региона, а китайские корпорации смогут установить контроль над крупными месторождениями на каспийском шельфе (или получить доступ к месторождению Кашаган).

Таблица Объем добычи нефти в Казахстане, контролируемый компанией КННК Добывающая компания Доля участия Объем добычи Объем добычи, CNPC, % в 2006 г., тыс. т контролируемый CNPC, тыс. т CNPC-Актобемунайгаз 60,3 5704,9 3440, «ПетроКазахстан Кумколь Рисорсиз» 67 3720,9 «Тургайпетролеум» 33,5 3380,2 1132, «КазГерМунай» 33,5 2874,8 963, «Бузачи Оперейтинг» 50 1299,1 649, CNPC Ай-Дан Мунай 100 451,2 451, «КуатАмлонМунай» 50 417,5 208, Итого 17848,6 Источник: www.expert.ru Китай проявляет интерес также к газовым поставкам из стран Централь ной Азии. На 2006 г. доказанные запасы природного газа Центральной Азии составили 7,7 трлн куб. м (из них Казахстан - 3 трлн куб. м, Узбекистан – 1, трлн куб. м, Туркменистан – 2,86 трлн куб. м).

Адиль КАУКЕНОВ.

Экономическое взаимодействие стран Центральной Азии и Китая Пока КНР полностью удовлетворяет свои потребности в природном газе за счет внутренних ресурсов. В 2006 г. Китай добыл 58,6 млрд куб.

м, внутреннее потребление достигло 58 млрд куб. м. Импорт природного газа КНР в будущем будет зависеть от уровня потребления и добычи в стране. Согласно прогнозам китайского правительства, потребности КНР в природном газе к 2010 г. могут превысить 106 млрд куб. м, а в 2020 - млрд куб. м. По оценкам Энергетического бюро государственной комиссии по развитию и реформам Китая, к 2010 г. добыча природного газа в КНР должна вырасти до 80 млрд куб. м, а в 2020 г. – до 120 млрд куб. м. То есть импорт природного газа может достигнуть в 2010 г. 20 млрд куб. м, а в 2020 г. - 90 млрд куб. м.

Основной прирост газопотребления будет обеспечиваться за счет уве личения доли газа в структуре энергопотребления. Новые ориентиры энер гетической политики Китая предусматривают увеличение доли «чистой энергии» в энергобалансе страны. На сегодняшний день его доля в структуре энергопотребления не превышает 3%.

Но уже к 2020 г. китайское правительство ставит задачу увеличения доли газа до 10%. Ожидается, что прирост в потреблении природного газа также будет стимулироваться промышленным и коммунальным сектором (рисунок 2).

Рисунок Структура прироста спроса на природный газ в Китае (2000–2030 гг.) Прочие сектора 11% Газ для электро населения энегетика 23% 49% Промышл енность 17% Источник: www.proatom.ru Основными потребителями природного газа станут более развитые райо ны Китая (рис. 1). Достаточно высокий спрос на газ к 2020 г. прогнозируется в районе Бохай и Северо-Восточном Китае, дельте Янцзы, Юго-Восточном и Центрально-Южном Китае.

Дополнительный импульс развитию газовой отрасли Китая придаст со оружение единой системы газоснобжения. В конце 2004 г. в эксплуатацию был сдан газопровод «Запад-Восток», который соединил месторождения Тарим ского бассейна с центрами потребления газа на востоке страны. Газопровод пересекает 9 провинций и автономных округов. На данный момент вся протя женность газопроводов в КНР составляет около 16000 км. Параллельно с раз витием газопроводной системы ведется строительство приемных терминалов СПГ (сжиженного природного газа). В 2005 г. правительство КНР утвердила проектов терминалов, мощность которых должна составить 27 млн т к 2010 г.

КАЗАХСТАН В ГЛОБАЛЬНЫХ ПРОЦЕССАХ №1/ С учетом географического положения Китаю выгоднее использовать СПГ в южных провинциях страны. Загрузка этих терминалов будет осуществлять ся с помощью импорта СПГ из Австралии, Ирана, Индонезии и Малайзии.

Также существует возможность поставки СПГ из Катара и российского Дальнего Востока.

В северных и центральных провинциях Китаю более выгодно исполь зовать магистральный газ. Источниками поставок в этом направлении могут стать Центральная Азия и Россия. Китай достиг договоренностей о поставках газа с Казахстаном (30 млрд куб. м, начиная с 2009 г.), с Тур кменистаном (30 млрд куб. м, начиная с 2009 г.) и с Россией (западный и восточный маршрут, по 30-40 млрд куб. м, с 2011 г.). Для осуществления поставок природного газа из центральноазиатских государств планируется построить газопровод из Туркменистана в Китай - через территорию Узбе кистана и Казахстана.

Ресурсной базой газопровода Туркменистан–Китай станет газ, добытый на правобережье Амударьи в границах контрактной территории Багтыярлык, суммарные прогнозные ресурсы которой оцениваются в 1,3 трлн куб. м.

Часть его будет произведена на условиях СРП (это первый случай допуска иностранных компаний к добыче на суше Туркменистана), что было огово рено в ходе визита президента Туркменистана в Китай в июле 2007 года. августа на месторождении Багтыярлык на правобережье Амударьи состоялись торжественная церемония старта строительства газопровода и сварка первого символического стыка газопровода.

В целом, полная реализация проекта отвечает интересам не только КНР, но и стран Центральной Азии.

Во-первых, газопровод в Китай позволит снизить зависимость стран ЦА, и прежде всего Туркменистана, в сфере транспортировки газа от России. Новый маршрут обеспечивает наступательную позицию этих стран в переговорах с РФ о ценах на покупку газа.

Во-вторых, Узбекистан и Казахстан будут получать доходы от транспор тировки газа в Китай. Через территории Узбекистана и Казахстана проходят 530 км и 1300 км газопровода соответственно.

В августе 2007 года, в ходе государственного визита в Казахстан пред седателя КНР Ху Цзиньтао, было подписано соглашение о строительстве газопровода Казахстан–Китай. Оно будет реализовано в два этапа. На первом этапе планируется расширить газопровод Туркменистан-Китай, он прой дет через Шымкент до Хоргоса и будет иметь пропускную способность в 40 млрд куб. м в год. На втором этапе планируется построить газопровод Бейнеу-Бозой-Кызылорда-Шымкент (1480 км, мощность – 10 млрд куб.

м), который обеспечит возможность подачи в основную магистраль газа, добытого на шельфе, в Актюбинской области или на Кумкольской группе месторождений.

Данный газопровод позволит решить задачу диверсификации маршрутов экспорта газа, а также вопрос энергетической независимости южных регионов Казахстана. Вторая очередь газопровода должна проходить по территории Мангистауской, Актюбинской, Кызылординской и Южно-Казахстанской областей. Прокладка данного отрезка позволит беспрепятственно подавать газ из западных в южные регионы страны. Ресурсная база планируемого га Адиль КАУКЕНОВ.

Экономическое взаимодействие стран Центральной Азии и Китая зопровода будет формироваться за счет объемов, добываемых нефтегазовыми компаниями на западе Казахстана.

Тем не менее, экономические расчеты по центральноазиатским маршру там транспортировки газа в Китай остаются достаточно сомнительными.

Открытым остается вопрос о реальных потребностях КНР в импорте газе из Центральной Азии. Необходимо отметить, что в прогнозах по объемам потребления газа в Китае на ближайшую перспективу есть расхождения. В официальных прогнозах Пекина заявляется, что потребление природного газа к 2020 г. превысит 200 млрд куб. м. Многие эксперты считают эту оценку завышенной. Например, Международное энергетическое агентство дает про гноз потребления на уровне в 109 млрд куб. м, но даже при осуществлении прогнозов китайской стороны потребности в природном газе могут быть покрыты только за счет поставок СПГ.

Также имеются сомнения на счет способности центральноазиатских государств заполнить газопроводы, ориентированные на Китай.

Существует возможность возникновения проблем с заполнением газоп ровода Туркменистан–Китай. Так как разведка месторождений на Амударье не завершена и нет уверенности в том, что запасы газа будут достаточны для того, чтобы выйти на ежегодные 30 млрд куб. м.

Остаются до конца не ясными и схемы организации поставок газа из Казахстана.

Во-первых, не прояснено, газ каких казахстанских месторождений может быть транспортирован по магистрали Шымкент-Хоргос до строительства вто рой очереди. Все промыслы, на которых добываются значительные объемы газа, находятся от нее на почтительном расстоянии — на западе страны.

Во-вторых, нет гарантии того, что Казахстан в 2010 году сможет предо ставить 10 млрд куб. м, которые можно будет экспортировать в Китай.

К 2010 г. в Казахстане планируют увеличение экспорта природного газа в 1,5 раза, с достижением объема экспорта газа до 12 млрд куб. м. На сегод няшний день основным направлением экспорта газа Казахстана является Европа. Так что переориентация потоков казахстанского газа будет во многом зависеть от цены, которую предложит КНР.

В-третьих, в Казахстане китайские компании не могут действовать по оптимальной для них схеме — добывать газ и поставлять в Китай уже собс твенное топливо, не покупая его. Из активов, которые Китай контролирует в этой стране, максимум газа дают промыслы «CNPC-Актобемунайгаза»

— 2,95 млрд куб. м (по итогам 2006 года).

Учитывая эти моменты, можно сделать вывод о том, что руководство КНР стремится обеспечить свой рынок максимальным количеством поставщиков природного газа с целью достижения выгодных условий для дальнейшего продолжения переговоров о поставках. В частности, речь идет о цене на газ.

Китайская сторона настаивает на привязке цены импортного газа к углю, что намного ниже общемировых цен.

Нельзя оставить без внимания и тот факт, что сооружая газотранспортные магистрали, КНР преследует задачи на более отдаленную перспективу. Так, центральноазиатские газопроводы дают возможность Китаю закрепится в Каспийском регионе в преддверии освоения крупных морских газовых мес торождений (Курмангазы, Кашаган).

КАЗАХСТАН В ГЛОБАЛЬНЫХ ПРОЦЕССАХ №1/ Более того, расширение центральноазиатских сухопутных магистра лей обеспечивает выход КНР к Ирану и в перспективе дает возможность сооружения транспортно-энергетического моста «Ближний Восток - Иран – Центральная Азия – Китай».



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.