авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |
-- [ Страница 1 ] --

ББК 67.99 (2 тадж)3+67.33+67.412

Д-37

Настоящее издание осуществлено при

финансовой поддержке Проекта «Поддержка

правовых и судебных реформ в странах

Центральной Азии»

Германского общества по техническому

сотрудничеству

Издание предназначено для бесплатного

распостранения

НАЦИОНАЛЬНЫЙ ЦЕНТР

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

ПРИ ПРЕЗИДЕНТЕ

РЕСПУБЛИКИ ТАДЖИКИСТАН

10-лет Гражданскому

кодексу Республики Таджикистан Душанбе «ИРФОН»

2010 Ответственные редакторы:

Рахимов М.З.-директор Национального центра законодательства при Президенте Республики Таджикистан, доктор юридических наук, профессор.

Менглиев Ш.М.-заведующий кафедрой международного права юридического факультета Таджикского национального университета, Заслуженный юрист Республики Таджикистан, доктор юридических наук, профессор.

10-лет Гражданскому кодексу Республики Таджикистан, Душанбе «Ирфон», 2010.

Настоящее издание посвящёно 10-летию Гражданского кодекса Республики Таджикистан. В него включён сборник статей по различным проблемам гражданского права, в том числе вопросы развития гражданского законодательства в Республике Таджикистан, правового регулирования предпринимательской деятельности и информации, исполнения обязательств, обязательств, возникающих вследствие причинения вреда, личных неимущественных отношений, наследственного права и т.д.

Издание адресовано научным работникам, аспирантам, преподователям юридических факультетов, студентам, а также работник ам суда, прокуратуры, адвок атуры, практикующим юристам, иным лицам, изучающим и применяющим гражданское право.

P 1203020100 - 060 - М507(12) - ISBN 978-99947-0-093- Рахимов М.З., 2010.

Менглиев Ш.М. ББК 67.99 (2 тадж) Содержание Менглиев Ш.М. Гражданскому кодексу Республики Таджикистан 10 лет..................................................... Рахимов М.З. К вопросу о соотношении прав и обязанностей при встречном исполнении обязательств............................................................... Л.Чантурия. Освобождение гражданских кодексов от публично-правовых институтов - важная задача реформы постсоветского гражданского права......... Бобоев У.Х. Транснациональные корпорации:

международные и национально - правовые основы деятельности................................................. Бабаджанов И.Х. От права на жизнь к праву на достойное существование: некоторые аспекты развития системы правовых ценностей общества... Гаюров Ш.К. Понятие и значение обязательства по оказанию информационных услуг....................... Раджабов М.Н. Часть первая Гражданского кодекса Республики Таджикистан и правовой статус физического лица..................................................... Сулаймонов Ф.С. Часть первая Гражданского кодекса Республики Таджикистан и некоторые вопросы международного частного права.............. Муртазакулов Дж.С. Дехканские (фермерские) хозяйства как социально-экономический феномен и объект правового регулирования......................... Кодиркулов Х.Р. К вопросу о праве на защиту гражданских прав...................................................... Сангинов Ш.Д. К вопросу о туристской деятельности как объект правового регулирования...................... Раупова М.Т. Классификация источников повышенной опасности............................................ Меликов У. Некоторые правовые аспекты товарной сущности средств массовой информации.............. Каримов А.К. К вопросу о соглашении хозяйствующих субъектов, ограничивающих конкуренцию по законодательству Республики Таджикистан......................................... Низомов Ш.А. К вопросу о гражданско-правовом регулировании сферы сотовой подвижной связи в Республике Таджикистан....................................... Махмадшоев Ф.А. Роль и значение законодательства Республики Таджикистан в правовом обеспечении индивидуального предпринимательства.............................................. Абдухаликов А.М. Коллизионные проблемы наследования по закону........................................... Бадалов Ш.К. Гражданское законодательство Республики Таджикистан и охрана окружающей среды......................................................................... Мансуров Ш.Дж. К вопросу о понятии и системе денежного обязательства......................................... Тагойназаров Ш.Т. Гражданский кодекс и развитие проблемы личных неимущественных прав............. Менглиев Ш.М.

заведующий кафедрой международного права юридического факультета Таджикского национального университета, доктор юридических наук, профессор Гражданскому кодексу Республики Таджикистан 10 лет I. Обретение Республикой Таджикистан независимости предопределило целый ряд наиважнейших задач, к числу которых относится к оренное изменение правового регулирования общественно-экономических отношений. Законо дательные акты, действовавшие в то время, уже не в полной мере удовлетворяли растущие потребности практики, ориентированной на переход к рыночным отношениям, а также интеграции в единый мировой хозяйственный процесс.

Правовая реформа началась с принятия отдельных законодательных актов, регулирующих общественные отношения в различных сферах общественной жизни.

Однако было очевидно, что многообразные общественно-экономические отношения урегулировать отдельными правовыми актами невозможно, вследствие чего возникла острая необходимость разработки кодифицированных законодательных актов, обеспечивающих плавный переход к управлению экономикой в новых условиях.

Основательный и целеустремленный переход к правовой реформе начался с главного события в жизни нашей страны, принятия 6 ноября 1994 года Конституции Республики Таджикистан, определившей главные направления развития законодательства в целом и отраслевые в частности. Было провозглашено, что экономическую основу РТ составляет разнообразие форм собственности, в ней закреплены гарантии свободы экономической и предпринимательской деятельности, а также равная правовая защита всех форм собственности. Впервые объявлено, что естественные права и свободы человек а неприкосновенны, и что права и свободы человека и гражданина признаются и защищаются государством.

Определены взаимосвязи и взаимодействие международной и национальной правовых систем, что является весьма важным в условиях происходящей глобализации. Этими основополагающими положениями обуславливается переход к разработке системообразующих зак онодательных актов, составляющих основу регулирования целого пласта однородных общественных отношений.

Так, в 1995 году в соответствии с распоряжением Президента Республики Таджикистан была создана специальная группа для разработки Гражданского кодекса Республики Таджикистан. Руководителем группы был назначен член - корреспондент АН РТ, доктор юридических наук, профессор, Заслуженный юрист Республики Таджикистан Усмонов Очилбой Усмонович, членами группы были назначены доктор юридических наук, профессор, Заслуженный юрист Республики Таджикистан Тагойназаров Шариф Тагойназарович, доктор юридических наук Рахимов Махмад Забирович и доктор юридических наук, профессор, Заслуженный юрист Республики Таджикистан Менглиев Шомурат Менглиевич.

Группа начала свою работу в июле 1995г. и завершила её в полном объеме в 2005г. с принятием третьей части Гражданского кодекса. Первая часть Гражданского кодекса была представлена в первом варианте в 1996 году.

Основой для разработки Гражданского кодекса послужил модельный кодекс Содружества Независимых Государств от 29 октября 1994 года, в разработке которого принимал активное участие от Республики Таджикистан руководитель рабочей группы О.У.Усмонов.

Проект ГК РТ предварительно обсуждался в соответствующих государственных структурах, в заинтересованных негосударственных организациях, а также совместно с международными организациями. В 1999 году проект был обсужден в Федеративной Республике Германия с участием известных цивилистов из Соединенных Штатов Америки, Нидерландов и специалистов из ФРГ. Обсуждение продолжалось в течение недели. Было обращено внимание на такие проблемные вопросы, как юридические лица, правосубъектность государства в частных правоотношениях и т.д. Особое внимание уделялось проблемам права собственности на землю или вообще возможности признания земельных участков предметом гражданско-правовых договоров, а также другим проблемным вопросам гражданского права. По многим вопросам пришлось отстаивать положения проекта ГК с учетом переходного к рыночным отношениям периода, а также особенностей сложившегося положения в Республике Таджикистан. Тем не менее, мы были рады тому, что наш проект в целом выдержал серьезное испытание.

В результате всестороннего обсуждения был внесен целый ряд изменений и дополнений в отдельные статьи ГК РТ. Меры по обсуждению ГК, в конечном итоге, послужили основанием для более глубокого осознания проблемных вопросов гражданского права, и это позволило представить в Парламент Республики Таджикистан проект Гражданского кодекса (часть 1), который был принят Парламентом 30 июля 1999 года и вступил в законную силу с 1 января 2000 года.

По существу, это был первый, самый трудный, но в то же время и самый значительный этап в разработке гражданск ого законодательства. Второй этап разработки гражданского законодательства следует из первого, который предусматривал принятие ряда новых законодательных актов, регулирующих отдельные группы отношений.

Большим достижением ГК представляется сохранение всего положительного в регулировании имущественных отношений от прежнего законодательства и учет новых реалий, связанных с переходом к рыночной экономике. В то же время новый ГК заметно отличается от прежнего, во-первых, широким диапазоном регулирующего воздействия на общественные отношения;

во-вторых, достаточно хорошей детализацией и логическим построением норм, предоставляющих возможность обеспечить непосредственное регулирование отношений;

в третьих, распространением регулирующего воздействия на отношения с иностранным элементом;

в-четвертых, последовательным закреплением инициативности физических и юридических лиц как в возникновении, так и в регулировании гражданских правоотношений, в-пятых, соответствием регулирования имущественных и личных неимущественных отношений принципу «разрешено все, что не запрещено законом».

Эти положения в полной мере характеризуют ГК РТ как законодательный акт универсального характера, регулирующий отношения, являющиеся предметом гражданского права. В ней был учтен достигнутый уровень урегулированности общественно экономических отношений с учетом перспективы их развития в переходный к рыночным отношениям период.

Особо следует подчеркнуть, что новый ГК РТ определил место Гражданск ого кодекса как системообразующего акта в системе нормативных правовых актов РТ, регулирующих имущественные и личные неимущественные отношения;

основные принципы правового регулирования экономических отношений;

взаимосвязь и взаимодействие международного и национального права;

пределы осуществления права;

признание обычая делового оборота как правил, регулирующих отношения в сфере предпринимательской деятельности;

реализацию конституционного положения о многообразии форм собственности и их равной защите;

расширение и совершенствование договорного регулирования экономических отношений;

усиление обеспечительных мер для исполнения обязательства;

перспективы развития отдельных институтов и т.д.

2. Нормативные правовые акты, регулирующие имущественно-стоимостные и личные неимущест венные отношения, многочисленны. В этой связи представляется весьма важным определить место Гражданского кодекса в системе законодательных актов, регулирующих вышеуказанные отношения. Так, согласно абз.2 ч.1 ст.2 ГК РТ нормы гражданского законодательства, содержащиеся в других законодательных актах, регулирующих имущественные и личные неимущественные отношения должны соответствовать нормам ГК как по содержанию, так и в редакции, т.е. подчеркивается определяющее значение ГК в системе гражданского законодательства. Однако определяющее значение ГК РТ ставилось под сомнение в связи с принятием Закона РТ «О нормативных правовых актах» от 8 декабря 2003 года.

Дело в том, что согласно ст.6 указанного закона ГК входил в четвертую группу в иерархии нормативных правовых актов. То есть, ГК приравнивался к обычным См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный). Изд. 3-е доп. перераб. с использов. судебно арбитражной практики / Рук. авт. колл. и отв. ред. проф. О.Н. Садиков. М.:

Контракт, ИНФРА -М., 2006. С.14.

законам РТ. Это означало, согласно ст. 67 Закона «О нормативных правовых актах», что любой принятый нормативный акт, которому не соответствуют положения ранее принятого акта, в том числе и ГК, прекращает свое действие. Безусловно, такой статус ГК не соответствует интересам, прежде всего, гражданского оборота и субъектов гражданского права. ГК является тем системообразующим нормативно-правовым актом, который включает в себя устоявшиеся нормы, имеющие определяющее значение для закона такого уровня.

Гражданский кодекс также является законодательным актом, в известной степени учитывающим ход развития регулируемых отношений, исходя из общей тенденции развития общества, прежде всего - экономической. Это обуславливает то, что ГК должен занимать центральное место в системе законодательных актов, регулирующих имущественные и личные неимущественные отношения. ГК как системообразующий акт перестанет быть таковым, если последующие принятые отдельные нормативные правовые акты будут устанавливать иные правила, чем в ГК, и тогда, кроме введения в заблу ждение правопользователей и правоприменительных органов и осложнений в унификации законодательства РТ, возникнут еще большие к оллизии между гражданским законодательством стран СНГ.

В этой связи, для того, чтобы действительно придать ведущее значение кодексу, предлагалось статью 6 Закона РТ «О нормативных правовых актах», определяющую иерархию нормативных правовых актов, после конституционных законов РТ дополнить пунктом «Кодек сы Республики Таджикистан», что соответствовало бы действительному положению ГК в регулировании общественных отношений. См.: Менглиев Ш. Объективная необходимость унификации норм международного частного права // Гражданское законодательство. Статьи.

Комментарии. Практика. Избранное. Т.3 /Под ред. А.Г. Диденко. Алматы:

Раритет, 2008. С.769-770.

В этом отношении шаг вперед был сделан новым Законом РТ «О нормативных правовых актах» от марта 2009 года, согласно которому в иерархии нормативных правовых актов РТ кодексы занимают пятую ступеньку, после Конституции РТ, законов, принятых путем всенародного референдума, международно-правовых актов, признанных РТ, и конституционных законов. Пятую ступеньку в системе занимают также обычные законы, которые идут после кодексов.

Это, по существу, есть подтверждение ведущей, системообразующей роли кодексов, в том числе Гражданского кодекса. Подтверждением тому является определение кодекса и закона, содержащееся в указанном Зак оне. Так, кодекс - это единый и упорядоченный закон, через который регулируется в полном объеме, непосредственно и системно, определенная сфера общественных отношений (ст.17), закон - это нормативный правовой акт, регулирующий важные общественные отношения (ст.18).

Из харак теристики кодекса как единого и упорядоченного закона следует, что Гражданский кодекс есть система, которая объединяет в себе совокупность законодательных актов, регулирующих целый пласт однородных отношений, объединенных на основе равенства субъек тов ук азанных отношений, их автономии воли и имущественной самостоятельности.

Из положения указанной статьи вытекает, что Гражданский кодекс регулирует в полном объеме определенную сферу общественных отношений.

Отсюда следует, что остальные нормативные правовые акты регулируют отношения гражданско-правового характера в дополнении и в развитии, не затрагивая и не умаляя значимость Гражданского кодекса. Поэтому законотворческий орган РТ, принимая новые нормы, регулирующие отношения в сфере гражданско правового регулирования, должен одновременно определить, какие нормы утрачивают силу, изменяются или дополняют нормы конкретных статей ГК. Только так ой способ совершенствования ГК, как системообразующего акта, и принятие на его базе отдельных нормативных правовых ак тов может обеспечить создание эффективного единообразия законодательства Республики Таджикистан и реальной реализации ч.1 ст.2 Гражданского кодекса РТ.

3. Гражданский кодек с определил основные принципы правового регулирования экономических отношений, к числу которых относятся: равенство участник ов гражданск о-правовых отношений;

неприкосновенность собственности;

свобода договоров;

недопустимость произвольного вмешательства кого либо в частные дела;

необходимость беспрепятственного осуществления гражданских прав по своей воле и в своем интересе;

обеспечение восстановления нарушенных гражданских прав и их судебная защита. Эти принципы выражают суть гражданско-правового регулирования и реализуются во всех сферах экономической и предпринимательской деятельности. Они базируются на положениях Конституции Республики Таджикистан и выражают не только сущность гражданско-правовых отношений, но и особенности гражданского законодательства в переходный к рыночной экономике период. Они пронизывают гражданское законодательство в целом и отражают его наиболее существенные свойства.

Реализация принципов гражданского законодательства есть осуществление тех основополагающих начал, которые определяют основные направления в регулировании экономических отношений.

Некоторые из указанных принципов хотелось бы коротко охарактеризовать с тем, чтобы показать их значимость в регулировании отношений гражданско правового характера. К числу таких основополагающих принципов относится свобода договоров, в которой находит свое проявление автономия воли субъектов гражданского права. Принцип свободы договора находит свое проявление в договорных отношениях в различной форме:

во-первых, право самостоятельного решения о вступлении в определенные договорные отношения или нет;

во-вторых, право свободного выбора контрагента для заключения договора;

в-третьих, предоставление договаривающимся сторонам широкой возможности при определении его условий, обусловленных наличием большого количества диспозитивных норм;

в-четвертых, право зак лючения как предусмотренных, так и не предусмотренных в ГК договоров;

в-пятых, право выбора вида договора и заключения смешанного договора;

в-шестых, в установленных законом пределах право выбора формы договора, порядок изменения и расторжения договора, способа обеспечения исполнения обязательства и др. Закрепление в гражданском праве принципа свободы договора означает одновременно отказ законодателя от понуждения к заключению договора на основе планово-административного ак та, обязательного для сторон.4 Однако это не означает, что вовсе не допускается ограничение. ГК допускает изъятия из общего правила, однако они незначительны или касаются одной из договаривающихся сторон (например, публичные договоры), которые продиктованы общественными или государственными интересами. Вместе с тем, зак онодательство См.: Комментарий к ГК Российской Федерации. Ч. 1. М.: Юридическая фирма КОНТРАКТ;

ИНФРА, -М, 1997. С. 673 (автор проф. Клейн Н.И.).

См.: Гражданское право: Учебник /Под ред. А.П. Сергеева и Ю.К.Толстого.

-М.: ПРОСПЕКТ, 1997. С.19.

предоставляет право на защиту, если он необоснованно пону ждается к заключению договора, в выборе контрагента, в установлении условий договора и т.д. Это надежная гарантия для всех субъектов гражданского права, где находит свое проявление другой принцип всесторонняя защита от необоснованного вмешательства со стороны третьих лиц или государственных органов. Это есть максимальное в пределах возможного раскрепощение воли субъектов, вступающих в договор.

Другим всеобщим принципом гражданского права является юридическое равенство. Оно проявляется в признании равной правоспособности за всеми гражданами, а также правоспособности за юридическими лицами, соответствующей целям их деятельности.

Предоставляет одинаковые возможности для приобретения, изменения и прекращения гражданских прав и обязанностей, а также их осуществления. Никто из субъектов гражданских правоотношений не имеет властных полномочий над другим, независимо от того, является ли им гражданин, юридическое лицо, органы местной власти или Республики Таджикистан. За всеми субъектами признается равная защита нарушенного гражданского права. Отдельные изъятия из принципа юридического равенства могут быть установлены специальными нормами ГК и в интересах определенных лиц (ст. 458 ГК).

Участники гражданских правоотношений могут быть разными по объему и содержанию субъектами гражданских прав, что обусловлено разными имущественными возможностями отдельных субъектов гражданского права. Таким образом, юридическое равенство не есть равенство экономическое (таковое не может быть), а равная юридическая возможность действовать определенным образом в соответствии с содержанием субъективных гражданских прав.

Каждый из принципов в совокупности имеет определяющее значение в регулировании имущественных и личных неимущественных отношений, является основой в развитии и совершенствовании указанных отношений в условиях перехода к рыночной экономике, главным составляющим, объединяющим способы и формы правового регулирования отношений, направленных на достижение положительных результатов.

Принципы гражданского права приобретают еще большее значение, когда речь идет о регулировании отношений по аналогии. Регулирующее воздействие принципов гражданского права проявляется в чистом виде, когда возникшие отношения вообще не урегулированы, в то же время они не противоречат установленному правопорядку, вследствие чего ГК предусматривает положение, в соответствии с которым гражданские права и обязанности возникают наряду с законами и другими нормативно-правовыми актами также из оснований, хотя и не предусмотренных указанными актами, но в силу общих начал и смысла гражданск ого законодательства, порождающих гражданские права и обязанности (ст.8 ГК РТ).

Необходимость такой нормы продиктована рядом факторов. Во-первых, невозможностью охватить зак онодательными ак тами все возрастающие отношения, подлежащие регулированию, т.е.

несовпадением сферы правового регулирования с фактическими общественными отношениями, которые требуют правового опосредования. Во-вторых, динамичностью гражданско-правовых отношений. Не утратило в этом отношении своего значения положение о том, что право «всегда тольк о выражает, протоколирует требование экономических отношений», и в то же время «иногда хорошо, а иногда и плохо». Сфера общественной жизни настолько многообразна, что невозможно учесть в нормах права все оттенки ее Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т.24. С. 112.

Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 21. С. 111.

проявления, все жизненные обстоятельства, с которыми необходимо связать определенные правовые последствия.7 К тому же, зачастую правовые нормы просто не успевают учесть те изменения, которые происходят в общественной жизни. В-третьих, ограниченностью степени предвидения: «Познание объективных законов общества позволяет с точностью определить основные направления в развитии определенных общественных отношений», но не во всех областях и не всегда, вследствие многообразия жизненных ситуаций, которые могут возникнуть в дальнейшем.8 Это особенно становится очевидным в условиях перехода к рыночным отношениям в нашей стране, когда значительная часть законодательного массива, регулировавшая отношения, возникающие из планово-договорного управления экономикой, в современных условиях оказалась непригодной к выполнению своей функции. Реалии сегодняшнего дня требуют иного подхода к регулированию отношений имущественного характера.

Правовые нормы не должны пассивно отражать объективно сложившиеся жизненные обстоятельства, а в известной степени опережать, прогнозировать, с оздавать условия для становления наиболее отвечающих потребностям субъектов рыночных отношений. В то же время следует не допускать заурегулированности, излишней детализации и ненужной императивности. В этом плане необходимо подчеркнуть, что ГК является тем законодательным актом, нормы которого сочетаются со свободой воли субъектов гражданск ого правоотношения, инициативностью и дозволенностью юридических и физических лиц как в установлении, так и в регулировании возникающих между ними отношений.

См.: Лазарев В.В. Проблемы в праве и пути их устранения. М.: «ЮЛ», 1974. С.17.

Там же. С. 18.

4. Гражданский кодекс РТ впервые признал за обычаями делового оборота статус источник а регулирования отношений, складывающихся между субъектами в сфере предпринимательской деятельности. Это есть начальный этап становления системы обычаев делового оборота. Думается, что по мере развития и укрепления рыночных отношений одновременно будут развиваться и обычаи делового оборота в указанной сфере.

Обычаями делового оборота признаются правила поведения, точнее, юридические нормы, которые обладают следующими основными признаками:

1. сложившегося правила, т.е. устойчивого и определенного в своем содержании;

2. широко применяемого в какой-либо области предпринимательской деятельности;

3. не предусмотренного законодательством правила поведения. Все эти признаки в единстве характеризуют обычаи делового оборота как сложившиеся правила, ставшие регулятором отношений между участниками предпринимательской деятельности.

Сложившиеся обычаи делового оборота представляют собой правила, которые применяются в течение длительного времени и являются как бы само собою разумеющимися, поведения в определенных случаях. Применение этих правил имеет место, независимо от того, закреплено это в договоре или в законе, ибо они известны сторонам или должны были быть известны.

Следует заметить, что ныне в ГК РТ прямо делается отсылка к обычаям делового оборота, если отношения сторон не определены законодательными актами, а также самими сторонами в договоре. Это статьи 330, 332, 335, 336, 339, а также другие статьи особенной части ГК относительно отдельных видов договоров.

Обычаи делового оборота как источник, на основании которого разрешаются споры судами и экономическими судами, закреплены и в процессуальном законодательстве РТ (ч.1. ст. 12 ГПК, ч.1. ст.13 КодЭС).

Поскольку обычай делового оборота признается ст. ГК источником права, его применение следует считать возможным и тогда, когда отсутствует в соответствующих законодательных актах прямая отсылка к нему, если налицо пробел в правовых нормах и в условиях заключенного сторонами договора. Признаки широкого применения, естественно, представляются пока еще несколько предвзятыми или в определенной степени условными, поскольку в предпринимательской среде они применяются не повсеместно, т.е. они находятся в состоянии того, что где-то вошли в гражданский оборот, а где- то еще нет, что на практике может вызвать неясности, а в случае возникновения спора должны разрешаться судом.

Далее, они могут складываться не во всех сферах предпринимательской деятельности сразу, а постепенно, притом по отдельным сферам, где определенные группы договоров наиболее заключаемы, например, договоры, посредством которых предмет договора передается в собственность другой стороны.

Одним из существенных признаков обычаев делового оборота является законодательная незакрепленность, т.е. они не зафиксированы в письменной форме в каком-либо документе. Конечно, зафиксированность обычаев делового оборота вносит определенность в отношениях сторон и исключает возникновение споров между ними. Для того, чтобы избежать излишних споров и внести определенность в отношения сторон в сфере предпринимательской деятельности, необходимо их систематизировать и опубликовать с тем, чтобы заинтересованные лица См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации части первой (постатейный). Изд. 3-е испр., доп. и перераб. с использованием судебно-арбитражной практики. /Отв.ред. проф. О.Н.Садиков. М.:

Юр.фирма КОНТРАКТ ИНФРА, 2006. С.20.

могли использовать их в договорных отношениях.

Такими структ урами могут быть общественные объединения в сфере предпринимательской деятельности типа: «Общества защиты прав потребителей», ассоциации, союзы, объединения предпринимателей. На государственном уровне можно указать на Торгово-промышленные палаты, которые могли бы изучать имеющиеся обычаи, систематизировать и опубликовывать их для сведения заинтересованных лиц, как это делается в отдельных республиках Содружества Независимых Государств.

В соответствии с ч.2 ст.5 ГК РТ условиями применения обычаев делового оборота являются, если:

1. они не противоречат обязательным для участников соответствующего отношения положениям законодательства;

2. не противоречат договору, заключенному между сторонами. Справедливо подчеркивается, что «Условия применения обычаев делового оборота не следует смешивать с признаками обычая делового оборота.

Если при отсутствии хотя бы одного из признаков должен следовать вывод, что нет обычая как такового, то отсутствие одного из условий его применения на факт наличия или отсутствия обычая не влияет. Отсюда следует, что возможна ситуация, когда установлено наличие обычая делового оборота, но он не может быть применен ввиду отсутствия условий его применения». Согласно первым условиям противоречия применение обычаев делового оборота может быть различным в зависимости от того, какому по характеру зак ону не соответствует. Если речь идет об императивном законе, то применение обычаев делового оборота не допускается. Иное дело, если взаимоотношения сторон регулируются диспозитивными нормами, тогда обычаи делового Миклашевская Н. Применение судами обычаев делового оборота // Хозяйстви и право. 2004. №7. С.97.

оборота могут не совпадать с диспозитивными нормами. Это естественно, поскольку стороны вправе устанавливать условия договора, отличные от диспозитивных норм или они по соглашению могут применять обычаи делового оборота.

Законодательством не установлены соотношения обычаев делового оборота и диспозитивных норм.

Применение обоих источник ов тесно связано с автономией воли договаривающихся субъектов. В качестве основания служит ч.5 ст.453 ГК РТ, согласно которой обычаи делового оборота применяются к условиям договора, если они не определены самими сторонами или диспозитивными нормами.

Правильному пониманию содержания и их применению способствует толк ование обычаев делового оборота. В юридической литературе часто можно встретить наряду с обычаями делового оборота такие понятия, как «обычно предъявляемые требования», «заведенный порядок» и т.д. Эти же термины используются и в соответствующих статьях ГК РТ, что необходимо унифицировать в дальнейшем.

Первые два термина в юридической литературе иногда харак теризуются к ак тождественные. Противоположная точка зрения выск азана профессором О.Н. Садиковым, который указывает, что обычай - это дополнительный источник права, что вытек ает из ст. 5. «Обычно предъявляемые требования» такого общего статуса в нормах ГК не получили и, следовательно, приравниваться к обычаю не должны. Вопрос о применении и содержании таких требований должен решаться судом с учетом широкого круга факторов, в т.ч. условий заключенного договора и хозяйственных возможностей должник а и кредитора». См.: Научно-практический комментарий к части первой ГК РФ для предпринимателей. М., 1999. С.50.

См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации части первой (постатейный ) /Отв.ред.О.Н. Садиков. М., 2006. С.21.

Также необходимо четкое разграничение понятий «обычаи делового оборота» и «заведенным порядком»

между конкретными субъектами, ибо первые - уже сложившиеся правила, тогда как вторые - это правила, ск ладывающиеся тольк о между конкретными субъектами и не признаваемые источником права.

В этом плане можно полагать, что «обычно предъявляемые требования и заведенный порядок» суть одного и того же правового явления.

5. В условиях глобализации происходит коренной пересмотр правовой системы РТ в целом и гражданско правового зак онодательства, в особенности, обеспечивающего дальнейшее развитие экономических отношений. Иначе, экономическая глобализация невозможна или затруднительна без глобализации правовой (юридической). Последняя определяет необходимость выяснить, насколько национальное право соответствует правовой системе мирового сообщества и прогнозировать параметры совершенствования национального законодательства.

Соответственно, происходит развитие правовых систем государств, регулирующих частно-правовые отношения с иностранным элементом. Однако это не стирает различия между национальным и международным правом, напротив, сохраняет «тенденцию суверенитета государств, сочетающуюся с усилением их «взаимозависимости и более тесной увязк ой»

национального и международного права». Проблемы разграничения, соотношения, взаимосвязи и взаимодействия двух систем права вслед за Конституцией Республики Таджикистан получили разрешение в Гражданском кодексе РТ. Согласно ст. ГК РТ международные правовые акты являются составной частью правовой системы РТ. Другое важное Тихомиров Ю.А. Глобализация: взаимовлияние внутреннего и международного права // Журнал российского права. 2001. №11. //Система ГАРАНТ. Платформа. F 1.

положение - это то, что международно-правовые акты, признанные РТ, применяются для регулирования имущественных и личных неимущественных отношений. Международно-правовые акты обладают определенным приоритетом в случае противоречия национального законодательства.

Конкретные механизмы реализации международно правовых актов в национальное законодательство определяются самими государствами, заключившими договор. Как правило, государства, зак лючая международные договоры, одновременно указывают порядок их исполнения в соответствии с принципом добровольного исполнения международных обязательств. Содержание международных актов инкорпорируется в национальное законодательство и становится частью правовой системы Республики Таджикистан. То есть национальное законодательство, как справедливо отмечается, воспринимает не международное право как особую систему, а лишь содержание его норм. «В соответствии с ними создаются нормы внутреннего права». Другим способом реализации международных норм является их трансформация в национальные законы и подзаконные акты. В данном случае «правовой основой для применения в пределах внутригосударственной юрисдикции государств … положений, выработанных в международной системе права, служат акты национального права, которые ни по содержанию, ни по назначению не могут быть оторваны от межгосударственного договора, так как не должны противоречить его установлениям, иным нормам (общепризнанным принципам международного права) равно как и национальному праву, а в ряде Лук ашук И.И. Взаимодействие международного и внутри государственного права в условиях глобализации // Журнал российского права. 2002. №3 // Система ГАРАНТ. Платформа F 1.

случаев, если договором это прямо предусматривается, должны осуществляться им». Такая ситуация возникает тогда, когда национальное законодательство не содержит нормы, предусмотренные в международном договоре с участием РТ. И для того, чтобы это выполнялось в соответствии с обязательством РТ, необходимо издать нормативный правовой акт, имплементирующий нормы международно-правового акта. Последний должен отразить порядок, условия и субъекты национального права, которые должны применять международные акты. Таким образом устраняются коллизии, имеющие место между международным актом и национальным правом.

Верно отмечено, что реализация международно правовых актов и «вхождение» их в национальную правовую систему представляют собой сложный процесс».16 Одни международные нормы реализуются только в международных отношениях, а другие - в национальное право с помощью соответствующих процедур. В любом случае, необходимо соблюдать процедуры включения международно-правовых норм, которые проходят следующие этапы:

во-первых, выборочный характер, обусловленный тем, что каждая страна несет множество обязательств и по соображениям политическим или экономическим нередко отдает предпочтение нормам, которые ее связывают с разными государствами и межгосударственными объединениями;

Ануфриева Л.П. Международное и внутригосударственное право:

применение в РФ международно-правовых норм // Закон и право. 2004.

№10. С.18.

Тихомиров Ю.А. Глобализация: Взаимовлияние внутреннего и международного права // Журнал российского права. 2002. №11 //Система ГАРАНТ. Платформа F 1.

См.: Лукашук И.И. Нормы международного права в правовой системе России. М., 1997. С.35;

48.

во-вторых, необходимость сравнения норм международного и национального права;

в-третьих, имплементация международных норм непременно связана с процедурой ратификаций (одобрения, присоединения), которая закреплена в соответствующих нормах национального права;

в-четвертых, устойчивость норм так называемого «мягкого права» (рекомендательные нормы);

в-пятых, в межгосударственных объединениях проводится соответствующая работа ввиду «плотности» взаимодействия различных институтов и взаимосвязанности их правовых актов;

и, в-шестых, пути устранения коллизии между нормами международного и внутреннего права. Однако нельзя полагать, что нормы национального права только пассивно отражают международные нормы. Прежде всего, это предполагает наличие собственного интереса государства в регулировании вновь возник ающих отношений с иностранным элементом во взаимосвязи с международными нормами. С другой стороны, национальные интересы в сфере международного хозяйственного оборота обуславливают проявление активности в создании единого правового пространства. В этом смысле, в известной степени, национальное право может повлиять на международные нормы. Это вытекает из суверенитета государств, по воле которых формируются система права, составляющая отрасль права и принимает активное участие в формировании системы норм, составляющих международное право.

Непременным условием при этом является наличие сложившейся системы внутреннего права, которая все более отчетливо обуславливает дальнейшую специализацию международного права, формирование его отраслей, а также соответствующих норм и отраслей См.: Тихомиров Ю.А. Указ. раб. //Система ГАРАНТ. Платформа F 1.

национального права. Немаловажное значение имеет и то обстоятельство, что нередко правовые нормы и отдельные институты государства могут заимствоваться при принятии норм объединением государств.

Отсюда следует вывод, что «Общепризнанными являются положения, что международное и внутригосударственное право - это самостоятельные, хотя и взаимосвязанные, правовые системы и, что они находятся в постоянном взаимодействии, соприкосновении, оказывая взаимное влияние друг на друга и в отраслевых правоведческих дисциплинах, принятых в нашей и в зарубежной науке, выступает постулат о том, что международное частное право есть отдельная самостоятельная отрасль внутри государственного права». Глобализация и происходящее на этой основе углубление взаимодействия международного и внутреннего права государств ведет к образованию глобальной правовой системы. В ее рамках национальные правовые системы ак тивно взаимодействуют, вследствие чего создается единое правовое пространство (региональное, универсальное) для единообразного регулирования отношений в сфере международного экономического оборота. Разумеется, этот процесс длительный и в преимуществе своем зависит от темпов глобализации и проводимой государствами национальной политики. Однако понятно одно: «Их предстоит в раст ущей мере учитывать как в нормотворческ ой, так и в предпринимательской деятельности. Юристам самых различных видов деятельности - от судей до юрисконсультов компаний - приходится все чаще сталкиваться с вопросами взаимодействия Ануфриева Л.П. Соотношение международного публичного и международного частного права // Журнал российского права. 2001. №5 / /Система ГАРАНТ. Платформа F 1.

международного и внутригосударственного права, а следовательно, и иметь о них представление». 6. Большим достижением Гражданского кодекса должно быть признано определение пределов осуществления субъективных гражданских прав.

Главной особенностью ныне действующего ГК является закрепление за субъектами права осуществлять принадлежащие им права по своему усмотрению и в своем интересе с целью удовлетворения собственных потребностей. При этом должны соблюдаться пределы осуществления права, предусмотренные ст.10 ГК РТ, в частности, 1. осуществление гражданских прав не должно нарушать такие же права и интересы других субъектов права и причинять ущерб окружающей среде;

2. при осуществлении гражданских прав право обладатели должны действовать разумно, справедливо и добросовестно;

3. соблюдать требование законодательства, нравственные принципы общества, а предприниматели - еще и правила деловой этики. Это общие требования, соблюдение которых обязательно для всех субъектов гражданского права.

Специальное, весьма жестк ое правило о недопустимости злоупотребления правом, закреплено в ст.10 ГК РТ, согласно которой не допускается осуществлять свое право:

1. со специальным намерением причинить вред другому лицу;

2. или злоупотреблять своим правом в иных формах;

3. с явным нарушением запрещающих норм;

4. в целях ограничения конкуренции на рынке товаров, услуг и т.д.;

5. злоупотребляя своим доминирующим положением на рынке.

Лук ашук И.И. Взаимодействие международного и внутригосударственного права в условиях глобализации // Журнал российского права. 2002. №3. Система ГАРАНТ. Платформа F 1.

Из всех форм злоупотребления правом наиболее грубой и опасной формой является шикана. В данном случае намерение лица использовать свое право во вред другим субъектам делает его исключительным, тщательно продуманным, чтобы легко не обнаруживалось. И по этой причине такое действие представляется не распространенным и редк о обнаруживаемым.

Исключительность шиканы состоит в том, что, во-первых, обладатель субъективного права действует умышленно, т.е. это - осознанное действие, которое нарушает установленные нормативно правовыми актами пределы осуществления права;

во-вторых, целью такого рода действий является не удовлетворение собственных правомерных потребностей, а причинение вреда другому лицу;

в-третьих, является гражданским правонарушением, за что предусматриваются неблагоприятные имущественные последствия, т.е.

применение мер ответственности.

Шикана - это форма злоупотребления правом, которая осуществляется с отрицательной целью и со специальной направленностью. Шикана представляет собой не просто нарушение пределов осуществления права, а использование субъективного права со злым умыслом, по существу является явным вызовом не только соответствующим правам конкретного субъекта, но и правопорядку в целом. При этом нарушается общий запрет причинения вреда вообще, ставший аксиомой при реализации принадлежащих субъектам прав во всех сферах гражданск о-правового регулирования: право собственности;

обязательственное право;

право интеллектуальной собственности и т.д.

Шикана есть наиболее грубая и циничная форма использования права, явно не соответствующая требованиям норм права. В данном случае использовать термин «осуществление правом»

является условием. Там, где начинается шикана, там и кончается, по существу, осуществление правом, поскольку последнее представляет собой поведение в пределах требований правовых норм.

Если шикана предполагает использование принадлежащего субъек тивного права с исключительной целью причинить вред другому лицу, то неск ольк о завуалированным представляется злоупотребление правом в иных формах. Статья 10 ГК РТ определяет к онкретные меры и правовые последствия злоупотребления принадлежащим субъекту правом, однако понятие данной правовой категории не дает. В результате можно подвести под злоупотребление правом любое осуществление правом, не соответствующим требованиям нормативных правовых актов, или чрезмерному сужению сферы применения этого вида правонарушения. Тогда как понятие «злоупотребление правом», содержащее сущностные признаки, способствовало бы их различению от сходных правовых категорий в процессе правопользования и правоприменения, а также в должной мере обеспечивало бы устойчивость гражданского оборота.

Злоупотребление есть нарушение пределов осуществления права, последствием которых является отказ в защите права. Нарушение прав других лиц или правопорядк а вообще является компонентом злоупотребления правом, за что должен последовать не только отказ в защите права, но и возложение определенных отрицательных последствий.

В силу многообразия жизненных обстоятельств, объективно невозможно заранее предусмотреть в нормативных правовых ак тах все возможные правонарушения. Есть ситуации, когда действия, совершенные правообладателем, прямо не совпадают с моделями поведения, предусмотренными в правовых нормах, но в то же время подобные действия нарушают права третьих лиц или правопорядок. Если же действие признано законодательством правонарушением и предусмотрены соответствующие последствия, тогда применение категории злоупотребления правом представляется излишним. Иное дело - при отсутствии такого указания в законодательстве, когда обладатель права осознает, что он осуществляет принадлежащее ему право способом, не совпадающим с правовой моделью, и тем самым нарушает право другого лица или специально, или не придавая этому достаточного значения.

Другой формой злоупотребления правом является использование своего права без специального намерения причинить вред другим лицам, но объективно причиняющее им вред. В данном случае, в отличие от шиканы, злоупотребительные действия характеризуются не прямым, а косвенным умыслом.

Лицо осознает, что совершаемые им действия по осуществлению своего права не соответствуют требованиям правовых норм, но не придает этому должного значения. Подобного рода действия имеют место в различных сферах правовой действительности:

праве собственности;

договорных обязательствах;

защите нарушенного права и др.

Злоупотребление правом есть действие избирательное, и его обладатель выбирает именно те варианты, которые внешне соответствуют содержанию права, но способ их осуществления выходит за пределы дозволенного. Другими словами, в арсенале правообладателя имеется много вариантов его осуществления. Это реализация субъективного права в пределах моделей, предусмотренных законодательством, они многовариантны. Далее, происходит осуществление права способом, хотя и не предусмотренным правом, но не противоречащим основным началам гражданского законодательства.

Однако правообладатель умышленно осуществляет свое право способами, не подпадающими под правовое поле, т.е. внешне совпадающими, но на самом деле выходящими за пределы осуществления права.

Статья 10 ГК РТ предусматривает еще два вида злоупотребления правом в сфере предпринимательской деятельности, тесно связанные между собой. Это использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции и злоупотребления доминирующим положением на рынке, т.е. создания лицами, занимающими монопольное положение, для себя наиболее благоприятных условий в ущерб своим контрагентам.

Эти разновидности злоупотребления правом являются взаимосвязанными, поскольку субъект, обладающий доминирующим положением на рынке, может использовать его для ограничения конкуренции других субъектов. «Д оминирующее положение представляет собой общее качественное состояние хозяйствующего субъекта, позволяющее ему оказывать влияние на рынках в силу преобладания его рыночной доли по сравнению с рыночными долями других хозяйствующих субъектов на данном товарном рынке». Это позволяет лицу, обладающему доминирующим положением, действовать по своему усмотрению по сравнению с другими участник ами рынк а для определения условий их взаимодействия. Следует подчеркнуть, что доминирующее положение как состояние обеспечивает его обладателю возможность действовать по выбору между неск олькими правомерными вариантами поведения. Выбор наиболее приемлемого варианта поведения См.: Султанова Т.И. Злоупотребление хозяйствующими субъектами доминирующим положением на товарном рынке в Республике Таджикистан: вопросы теории и законодательства: Автореф. дис…. канд.

юрид. наук. Бишкек, 2007. С.10.

обеспечивает достаточный эффект предприни мательской деятельности.

Поэтому доминирующее положение, как правило, не является предосудительным, таковым является использование этого положения с целью ограничения конкуренции, т.е. использования своего доминирующего положения на рынке в корыстных целях. Заслуживает внимания утверждение о том, что «лицо, обладающее гражданским правом или совокупностью гражданских прав, которые обеспечивают ему возможность влиять на общие условия обращения товаров на рынке, может использовать эти права для навязывания несправедливых взаимоотношений другим участникам эк ономической деятельности. В этом случае дополнительная прибыль получается им не в результате более эффективной работы, а за счет ненадлежащего использования субъективных имущественных прав». Поэтому для определения доминирующего положения хозяйствующего субъекта на рынке товара используется два критерия - принадлежащая ему доля рынка, во-первых, и во-вторых - возможность оказывать решающее влияние на общие условия обращения товаров на рынке и на конкуренцию. 23 Об этом свидетельствует и Закон РТ «О конк уренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» от 28 июля 2006 года, который указывает на: навязывание контрагенту условий договора, невыгодных для него или не относящихся к предмет у договора;

вк лючение в договор дискриминирующих условий, к оторые ставят контрагента в неравное положение по сравнению с другими хозяйствующими субъектами;


изъятие товаров из обращения, целью которого является создание или поддержание дефицита на рынке, либо повышение Емельянов В.И. Разумность, добросовестность, незлоупотребление гражданскими правами. М.: Лекс-книга, 2000. С. 76.

См.: Комментарий к ГК РФ. Части первой. М., 2006. С.38.

цены;

создание препятствий доступу на рынок (выходу из рынка) другим хозяйствующим субъектам;

и другие (ст.4). Все они предполагают умышленные действия монополиста, подпадающие под злоупотребление своим положением.

Запрещается также заключение соглашения или осуществление согласованных действий хозяйствующими субъектами, действующими на рынке одного товара (взаимозаменяемых товаров), которые приводят или могут привести к установлению или поддержанию их на соответствующем уровне;

к разделу рынка по территориальному признаку, по объекту продаж или покупок;

к ограничению доступа на рынок или устранению из него других хозяйствующих субъектов торговцев определенными товарами или их пок упателей;

к ограничению или лишению хозяйствующих субъектов информации о состоянии рынка;

к отказу от заключения договора с определенными продавцами или заказчиками и т.д.

(ст.5).

В соответствии с Законом «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынк ах» основными формами недобросовестной конкуренции являются недопущение распространения ложных сведений, способных причинить вред другим хозяйствующим субъектам или нанести ущерб их деловой репутации;

введение в заблуждение потребителей относительно качества и иных показателей, характеризующих товар, а также отвечающих требованиям по качеству;

получение, использование и разглашение информации, составляющей коммерческую, служебную или иную охраняемую законом тайну и др.

Вышеизложенное свидетельствует, что основными особенностями, характеризующими злоупотребление доминирующим положением и недобросовестную конкуренцию, являются: во-первых, ограниченность их применения сферой предпринимательской деятельности;

во-вторых, субъектами являются к оммерческие организации, осуществляющие экономическую деятельность;

в-третьих, умышленные действия в процессе осуществления предпринимательской деятельности, приносящей выгоду для лиц, обладающих доминирующим положением, или вследствие ограничения конкуренции для других хозяйствующих субъектов;

в-четвертых, действия, запрещенные как общими, так и специальными законодательными актами.

7. Согласно ст. 12 Констит уции Республики Таджикистан экономическую основу РТ составляет многообразие форм собственности и гарантируется их равная защита. Это конституционное положение находит последующую к онкретизацию в нормах Гражданского кодекса, где указывается на наличие частной и публичной (государственной формы) собственности.

Государственная собственность состоит из республиканской и коммунальной собственности. О коммунальной собственности говорит и Конституция РТ, согласно которой закреплено положение о том, что в ведении Маджлисов народных депутатов находится управление коммунальной собственностью. Правильно подчеркивается, что это не означает введения какого то нового вида собственности и не означает также расширения объектов собственности, находящихся в ведении местных органов. Негосударственная (частная) собственность состоит из собственности граждан, а также собственности негосударственных юридических лиц и их объединений. Как особая разновидность собственности негосударственных организаций признается собственность общественных организаций, в том числе религиозных организаций. Выделение их в См.: Сулейменов М.К. Избранные труды по гражданскому праву. М.:

«Статут», 2006. С.194-195.

качестве самостоятельной разновидности частной собственности является условным, по сути они остаются негосударственной формой собственности.

«Негосударственная собственность юридических лиц отличается многообразием, но это многообразие сводится, опять - таки в зависимости от субъектов, к тем правовым формам, в которых выст упают юридические лица…».25 Основные правовые формы юридических лиц - это коммерческие и некоммерческие организации. Коммерческие организации выступают в форме хозяйственных обществ и товариществ, а также производственных кооперативов (ст. 50).

Негосударственные и некоммерческие организации это общественные объединения, потребительские кооперативы, благотворительные и иные фонды.

Подобного рода негосударственные организации могут формироваться в иных организационно-правовых формах.

Далее, в Республике Таджикистан признается наличие собственности иностранных государств, международных организаций, иностранных физических и юридических лиц.

Констит уция РТ предусматривает три вида гарантий:

1. равноправие всех форм собственности;

2. свободу экономической и предпринимательской деятельности для всех собственников;

3. равную правовую защит у всех форм собственности.

В условиях перехода к рыночным отношениям важным представляется признание равенства всех форм собственности, прежде всего, между частной и государственной собственностью.

Равенство всех форм собственности предполагает недопущение ограничения сферы владения, пользования и распоряжения имуществом Сулейменов М.К. Указ. раб. С.194.

собственниками, приобретение любого имущества в пределах действующих законодательных актов без ограничения их количественных пределов. То есть используется определенная дифференциация имущественного состава, который может находиться на правах собственности государства или гражданина, а также с оздаваемых ими негосударственных объединений - юридических лиц.

Отсюда следует, что ограничение или изъятие имущества у собственника осуществляется только в порядке, установленном законом. Иначе говоря, изъятие или ограничение права собственности представляет собой самостоятельные правоотношения, возникающие на основании юридических фактов, предусмотренных законом. Например, в условиях чрезвычайного положения для обеспечения безопасности граждан, независимости государства и его территориальной целостности и т.д. законом может быть ограничено право собственности в пределах определенного срока.

Условия введения чрезвычайного положения связаны с особой ситуацией, вызванной:

1. наступлением стихийных действий, аварий и катастроф, эпидемий, эпизоотий, а также массовыми беспорядками, создающими угрозу жизни и здоровью, правам и свободам граждан;

2. попыткой захвата государственной власти и изменения конституционного строя насильственным путем и соответственно необходимостью восстановления правопорядка;

и 3. посягательством на территориальную целостность государства.

Гарантия свободы эк ономической и предпринимательской деятельности предполагает создание общего экономического пространства для всех субъектов, которые характеризуются такими общими параметрами как динамизм, эффективность и что особенно важно - единством правового регулирования. Динамизм обеспечивается свободой передвижения товаров, капиталов и услуг, а также с обственник ов, осуществляющих правомочия собственника. Эффективность выражается в создании таких форм управления эк ономик ой, которые с оответствуют объек тивным требованиям. Это обеспечивается, главным образом, созданием правовой базы, сочетающей интересы собственников предпринимателей с интересами граждан и общества в целом. В современных условиях проблемы оптимального с очетания экономическ ой целесообразности с достигнутым уровнем развития соответствующих норм конституции становятся все более очевидными.

Свобода экономической и предпринимательской деятельности сочетает в себе самостоятельное определение субъектами видов и способов организации собственной деятельности, с одной стороны, а с другой - ограничение вмешательства всех субъектов, и даже государства, в его дела. Осуществление свободы экономической и предпринимательской деятельности есть многообразие возможностей действовать для достижения своих целей с учетом, во-первых, таких же прав и свобод других лиц;

во-вторых - соблюдения пределов, предусмотренных законодательными актами.

Успешная деятельность субъек тов права с обственности по владению, пользованию и распоряжению имуществом в немалой степени зависит от степени их защиты. Это означает, что все формы собственности одинаково защищаются, ни одна из них не имеет преимущества. Гражданское право выработало несколько способов защиты, которые используются всеми собственниками и обладателями иных вещных прав.

Анненкова В.Г. Формирование единого экономического пространства в Российской Федерации // Юрист. 2004. № 12. С.2.

Наряду с уже сложившимися способами защиты права собственности - вещно-правовыми и обязательственно-правовыми появились «специфические способы защиты», которые используются в пределах конкретного института либо в нескольких взаимосвязанных инстит утах.

Межинститутционной является защита вещных прав от неправомерных действий публичной власти. Она применяется не только при нарушении вещных прав, но и в других ситуациях, когда допускается нарушение имущественных и личных неимущественных прав субъектов. Главная специфическая особенность правоотношения по защите от нарушения права с обственности и иных вещных прав связана с осуществлением своих полномочий органами государственной власти, а также местными органами власти. Сюда относятся положения ст. 327 ГК РТ, предусматривающие возмещение убытков собственнику или иному обладателю вещных прав, связанных с нарушением прав последних по владению, пользованию и распоряжению имуществом вышеуказанными органами, изданием нормативного или индивидуального ак та, противоречащего зак онодательству. Такие же последствия предусмотрены и при реквизиции (ст. 266 ГК РТ), национализации (ст. 268 ГК РТ), принудительном выкупе бесхозяйственно содержимых культурных ценностей, прекращении права собственности на недвижимость в связи с изъятием земельного участка (ст. 263 ГК РТ).


В с остав специфических способов защиты нарушенного права собственности входит и признание сделок недействительными (ст. 192-205 ГК РТ). Как правило, сделки, нарушающие нормы права, не порождают и не должны порождать соответствующие права и обязанности, вследствие чего возникает необходимость приведения сторон в первоначальное положение, т.е. восстановления их в первоначальном положении.

К последней группе способов защиты права с обственности относятся и меры защиты имущественных прав лица, признанного безвестно отсутствующим и объявления его умершим, впоследствии явившимся (ст. 43, 46 ГК РТ).

Гражданский кодекс расширил традиционный вещно-правовой способ защиты права собственности, куда входят не только виндикационный и негаторный иски, но и признание права собственности. Главное назначение данного иска состоит во внесении определенности в правовое положение субъектов относительно принадлежности права собственности, которую следует различать как самостоятельный способ защиты: «признание права», предусмотренное ст. 12 ГК РТ как универсальная категория и «признание права с обственности» как специфический способ, применяемый только для защиты права собственности.

Признание права собственности как более широкая категория используется как в абсолютных, так и в относительных правоотношениях, как самостоятельно, так и наряду с другими способами защиты нарушенного субъективного гражданского права.

Признание права - это родовое понятие по отношению к признанию права собственности.

Последнее применяется в сфере защиты права собственности в результате непризнания или оспаривания права собственности. В обоих случаях создаются определенные препятствия в осуществлении правомочий собственника.

Зак онодательством установлены определенные жизненные обстоятельства (юридические факты), на основе которых возникает право собственности. Вместе с тем, иногда возникают ситуации без признания права с обственности, когда субъек т не становится собственником, в связи с чем не может или не в полной мере имеет возможность осуществлять соответствующие правомочия. Например, когда имущество неверно описано или на него наложен арест, лицо, считающее себя собственником, вправе предъявлять соответствующие требования об освобождении имущества от ареста (об исключении имущества из описи);

в результате устраняются препятствия в пользовании имуществом.

При наличии оснований, предусмотренных законодательством, право собственности на жилой дом или недвижимое имущество судом может быть признано за лицом, осуществившим самовольную постройку. Такие же последствия наступают и тогда, когда для строительства жилого дома или других строений, сооружений на земельном участке, отведенном конкретному субъекту в установленном порядке, по договоренности с последним принимают участие и другие лица.

Распространенным в прак тике является оспаривание права собственности, которое создает неопределенность правового состояния имущества, что часто возникает при разделе имущества между супругами, членами дехканского (фермерского) хозяйства и т.д.

Вышеизложенное позволяет сделать вывод о том, что «признание права собственности» как самостоятельного вещно-правового иска занимает соответствующее место в системе вещно-правового способа защиты права собственности.

8. Заметное место в ГК РТ занимает расширение и совершенствование договорного регулирования экономических отношений. Имеется в виду расширение содержания сложившихся и успешно работающих договоров, а также закрепление новых разновидностей договоров. К первой группе относятся традиционные договоры, такие как купля - продажа, поставка, подряд, дарение и т.д., которые претерпели существенные изменения в переходный к рыночным отношениям период. В качестве примера можно указать на договор поставки, который заключался строго на основании планового акта, и лишь незначительное количество договоров аналогичного порядка можно было заключить без такового, и то, если стороны выполнили плановые задания. Ныне закреплено положение, согласно которому сторонам предоставляется максимальный простор, начиная с выбора контрагента для заключения договора, кончая исполнением и ответственностью за неисполнение или ненадлежащее исполнение договорных обязанностей.

Наряду со сложившимися договорами Гражданский кодекс закрепил их новые виды, соответствующие требованиям современного гражданского оборота. Это договоры продажи недвижимости, предприятия и их аренда, финансовая аренда (лизинг), возмездное оказание услуг, договор коммерческой концессии, доверительное управление и т.д. Нормы, закрепляющие новые модели договоров, соответствуют потребностям практики. Одни из них сложились на практике внутри страны, например, технические, репетиторские, туристические и другие виды обслуживания. Однако новый ГК не выделил их в качестве отдельных видов договоров, а сформулировал как единый институт «Возмездное оказание услуг», где определены общие правила, имеющие обязательную силу для каждой отдельной разновидности договоров об оказании услуг.

Что же касается конкретных видов договоров об оказании услуг, то с учетом их специфики регулируется либо соответствующими подзаконными актами, либо акцент делается на договор. Другие виды договоров, например, агентский, финансовая аренда (лизинг), факторинг, договор доверительного управления возникли в результате воздействия внешних факторов.

В настоящее время Гражданский кодекс охватил своим регулирующим воздействием наиболее широкий круг имущественно-стоимостных отношений. Дальнейшее развитие рыночных отношений способствует возникновению все новых и новых отношений, которые не урегулированы, а необходимость их упорядочения дик туется складывающимися интересами экономического оборота. По этой причине указывается, что гражданские права и обязанности возникают также из договоров и иных сделок, хотя и не предусмотренных законом, но не противоречащих ему (ст. 8 ГК РТ). Речь идет о применении аналогии в гражданском праве. То есть субъекты гражданско-правовых отношений вправе заключать любые договоры, не запрещенные законами и иными правовыми актами. Общее требование к ним, чтобы они не противоречили общему началу и смыслу свободы договоров. Основное требование при этом состоит в том, что стороны, проявляя автономию воли, обязаны соблюдать законы, нравственные принципы общества и обычаи деловой этики.

Из изложенного вытек ает, что основным законодательным актом, составляющим правовые основы договорного регулирования имущественных отношений между субъектами, является Гражданский кодекс РТ. Он, помимо общего положения, определяющего принципиальные положения договорного регулирования правоотношений, содержит специальные нормы, всецело посвященные договорам.

Так, вопросы, связанные с динамикой договорного правоотношения, регулируются подразделом 2 раздела 3 «Общие положения о договоре», соответствующими главами раздела 4 ГК «Отдельные виды обязательств», а также подразделом общей части обязательственного права - общие положения об обязательствах. Однако перечисленными не исчерпываются правила ГК, с оставляющие правовую основу договорного регулирования. По существу, подобного рода нормы можно встретить в любом разделе Гражданского кодекса - право собственности и другие вещные права, авторское и патентное право и т.д.

Кроме этого, правовым основанием договорного регулирования правоотношений служат также и иные нормативные акты, не противоречащие положениям гражданского законодательства.

Значительное место в системе норм, составляющих правовую основу для договорного регулирования отношений, занимают законодательные акты, к которым отсылает ГК РТ. Таких нормативных актов достаточно много, они регулируют специфические отношения, продиктованные особой сферой их возникновения, ограниченным субъектным составом и т.д. В то же время нельзя забывать, что ГК и в данном случае определяет основополагающие моменты в регулировании данных групп отношений, а только затем отсылает к конкретным нормативно-правовым актам. Последние с учетом особенности определенной группы имущественно стоимостных отношений конкретизируют и дополняют положения ГК. Нормативные акты подобного рода не должны противоречить основным правилам ГК. Иными словами, ГК сохраняет собственное преимущество как акт главный среди равных. Так, например, в силу ч. ст.26, ч.3 ст.66 основания и порядок признания судом индивидуального предпринимателя или юридического лица несостоятельным (банкротом) определяется Законом РТ «О несостоятельности (банкротстве)».

Законом РТ «Об обществах с ограниченной ответственностью», а также Уставом определяется компетенция органов управления данным обществом, порядок принятия ими решений и выступления в гражданском обороте (ч.2 ст.98). Перечень таких законов можно продолжить, однако нам представляется достаточным показать роль базовой нормы на примере закона о несостоятельности (банкротстве).

Вышеизложенное позволяет утверждать, что отношения, возник ающие между субъек тами, регулируются императивными и диспозитивными нормами, а также договором между сторонами.

Договор является основным документом, непосредственно регулирующим взаимоотношения сторон. Содержание договора определяется по волеизъявлению субъектов на основании законодательства, предусматривающего определенные модели поведения. Договорные отношения, основанные на диспозитивных нормах, сочетают в себе модели поведения, основанные на ук азанных нормах и поведении, согласованном сторонами. Такое сочетание обычно в соответствующих статьях ГК РТ содержит формулу «если в договоре не предусмотрено иное».

Отсюда следует, что стороны могут выбрать одно из следующих поведений:

1. установить модели поведения, соответствующие содержанию диспозитивных норм;

2. модели поведения, частично выходящие за пределы требований диспозитивных норм;

3. модели поведения, в полной мере не соответствующие требованиям диспозитивных норм, но с оответствующие общему началу и смыслу гражданского зак онодательства;

4. сочетающие требования диспозитивных норм с автономией воли субъектов.

Иначе, диспозитивные нормы предоставляют субъектам договорных отношений достаточно свободы для проявления автономии воли.

Противоположный характер носят императивные нормы, они обязательные, имеют целевую направленность, стороны не вправе уклониться от их соблюдения. Иногда они используются государством для ограничения свободы волеизъявления сторон, заключающих договор. Заслуживает поддержки точка зрения Р.З. Лившица, который пишет, что «В природе рынка … социальная защищенность человека просто не заложена. Чтобы обеспечить подобную защищенность, ее нужно ввести извне. В этом одно из важнейших направлений деятельности государства и права как средства сохранения стабильности общества.

Вот почему государственно-правовое вмешательство в экономику необходимо, ибо оно несет в себе с оциальную защищенность человек а. Мера вмешательства государства и права, формы вмешательства здесь различны, они зависят от состояния общества». Конечно, ограничение свободы волеизъявления сторон имеет различную форму. Из всех форм ограничений «потребность во внесении публичного начала в договорное регулирование путем принятия императивных норм возникает при необходимости защитить интересы слабой (слабейшей) стороны в договоре…». Защита интересов слабой стороны выражается в специальном правовом режиме на стадии заключения договора, в частности, в ст.458 ГК (публичный договор), ст. 460 ГК (договор присоединения). Такой же цели служат нормы ГК, посвященные оспариваемым сделкам. В частности, если лицо в момент заключения сделок находилось в состоянии, когда оно не могло дать отчет в совершаемых им действиях и их последствиях (ст. 202 ГК), либо субъект заключил сделку под влиянием заблуждения (ст. 203 ГК), или же лицо совершило сделку вследствие обмана, насилия, угрозы насилия, законамеренного соглашения их представителя с другой стороной или стечения тяжелых обстоятельств (ст. ГК) и др.

Нормы ГК императивного характера, посвященные защите интересов слабой стороны, многообразны, особенно в части регулирующих отношений, возникающих из заключения и исполнения отдельных договоров, что имеет существенное значение, когда слабой стороной зачастую являются отельные граждане.

Лившиц Р.Т. Теория права. М.: БЕК, 1994. С.178.

Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая:

Общие положения. Изд. 3-е. М.: «Статут», 2001. С.92.

Императивные нормы в определенных случаях преследуют цели защиты интересов государства и общества. Так, например, нормы, определяющие формы сделок (ст. 183 ГК), государственной регистрации сделок (ст. 189 ГК), недействительность сделок, совершенных с целью, противной основам правопорядка и нравственности (ст. 194 ГК), а также нормы о признании ничтожной мнимой и притворной сделок (ст. 195 ГК).

9. Основная цель заключения разнообразных гражданско-правовых договоров состоит в их надлежащем исполнении, посредством которых удовлетворяются личные, производственные и иные потребности. Как правило, субъекты гражданского права строят планы на будущее, рассчитывая на то, что договорные обязательства будут выполнены. Однако этому могут помешать различные обстоятельства, чаще всего, недобросовестное отношение контрагента к исполнению своих обязанностей, которые могут расстроить хорошую перспективу развития. Поэтому с целью недопущения подобного рода последствий в современных условиях в договоре предусматриваются необходимые меры обеспечительного характера, в том числе специальные меры по обеспечению исполнения обязательства.

В настоящее время Гражданский кодекс закрепил конкретные способы исполнения обязательства, которые используются субъектами гражданского права.

Ими являются неустойка, залог, задаток, поручительство, удержание имущества должника и банковская гарантия. Они характеризуются, во-первых, расширением состава способов исполнения обязательства. Если раньше были предусмотрены такие способы обеспечения исполнения обязательства как неустойка, залог, поручительство, обязательства между гражданами обеспечивались задатком, а между организациями - гарантией, то ныне указанный перечень дополнен удержанием имущества должника и банковской гарантией. Этот перечень не закрыт и может быть расширен способами, предусмотренными законом и договором между контрагентами. Во-вторых, обеспечительные меры имеют универсальный характер, их можно использовать в отношении любых обязательств. Выбор конкретного способа исполнения обязательства зависит от особенности и существа обязательства. В-третьих, способы обеспечения исполнения обязательства преследуют цели побудить должника к исполнению обязательства надлежащим образом. Это дополнительные обременения, возлагаемые на должника, если он не исполняет или ненадлежащим образом исполняет возложенные на него обязанности. Поэтому справедливо указывается, что обеспечительные меры имеют «специальную направленность - обеспечить исполнение и создать угрозу наступления отрицательных последствий».29 В четвертых, обеспечительные обязательства следуют судьбе основного обязательства за исключением случаев, предусмотренных законодательными актами или договором (ст. 413 РТ). И, наконец, последнее, что основная особенность обеспечительных мер состоит в том, что им присущ акцессорный (дополнительный) характер. Это значит, что недействительность основного обязательства влечет за собой и недействительность дополнительного обязательства, и наоборот, недействительность дополнительного соглашения об обеспечении исполнения обязательства не влияет на действительность основного обязательства (ч.ч. 2 и 3.

ст. 354 ГК).

В статье 354 ГК имеющим принципиальное значение является положение о том, что дополнительные способы обеспечения исполнения обязательства могут быть предусмотрены Диденко А.Г. Обеспечение исполнения договоров. Научное издание.

Приложение к сборнику Гражданское законодательство Республики Казахстан. Статьи. Комментарии. Практика. Астана, 2002. С.6.

законодательными актами или договором между сторонами. В юридической литературе указывается на ряд положений ГК, предусматривающих дополнительные способы обеспечения обязательства.

Это субсидиарная ответственность полных товарищей по обязательствам товарищества (ч.1 ст.78 ГК);

ответственность полных товарищей в товариществе на вере по обязательствам товарищества (ч.1 ст.87 ГК);

ответственность собственника по обязательствам казенного предприятия и учреждения (ч.6 ст.127, ч. ст.132 ГК);

о праве кредитора, исполнившего полностью или частично условия договора, в случае уклонения другой стороны от нотариального удостоверения требовать признания ее действительной (ч.2 ст.190 ГК);

если сделка заключена в надлежащей форме, однако одна из сторон ук лоняется от нотариального удостоверения, то суд вправе вынести решение о регистрации сделки (ч.3 ст.190 ГК);

и другие. Наряду со способами обеспечения исполнения обязательства, предусмотренными главой 22 ГК РТ, а также установленными другими статьями Гражданского кодекса и законами аналогичные меры, могут быть установлены сторонами договора по волеизъявлению сторон. Дополнительные обеспечительные меры применяются как наряду с традиционными способами обеспечения исполнения обязательства, так и самостоятельно. Главное, те же обеспечительные функции присущи и основным способам исполнения обязательства, свойственны и дополнительным обеспечительным мерам. Сторонами устанавливаются обеспечительные меры, если они не противоречат императивным нормам.

Таким образом, Гражданский кодекс предоставляет право субъектам гражданско-правовых отношений использовать различные способы обеспечения См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая:

Общие положения. Изд. 3-е. М.: «Статут», 2001. С. 481.

исполнения обязательства, основанием возникновения которых являются закон и договор.

10.Очевидно, что достижения Гражданского кодекса не исчерпываются вышеизложенным. Конечно, в этой связи обращает на себя внимание развернутое регулирование вопросов правосубъектности граждан, юридических лиц и государства (раздел II гл.3-5 ГК), объекты гражданских прав (гл.6 ГК), введены новые способы обеспечения исполнения обязательства удержание, банковская гарантия, расширено содержание остальных. Значительно дополнены нормы о договорах, где определяются понятия, условия, соотношение договора и закона, новые разновидности договоров (гл.26 ГК);

подробно регулируется порядок заключения договоров (гл. 27 ГК);

основания изменения и расторжение договора (гл. 28 ГК).

Словом, большинство норм Гражданского кодекса является новым или претерпело существенные изменения, дополнения или совершенствовалось по сравнению с прежним Гражданским кодексом 1963 года.

Ярким свидетельством тому является количество норм, содержащихся в ГК (487 статей), тогда как предыдущий ГК состоял из 565 статей.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.