авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 8 |

«ББК 67.99 (2 тадж)3+67.33+67.412 Д-37 Настоящее издание осуществлено при финансовой поддержке Проекта «Поддержка правовых и судебных реформ в странах ...»

-- [ Страница 3 ] --

качестве важнейшей ценности, обусловленной природой человека, также подчеркивал, что всем гражданским и политическим законам «предшествуют законы природы, названные так потому, что они вытекают единственно из устройства нашего существа» 4. Таким образом, основоположники естественно-правовой доктрины подчеркивали независимость юридического закрепления права на жизнь на усмотрение законодателя. «Это естественное право абсолютно не обусловлено ни временем, ни местом. Оно существовало бы и было бы тем же самым, если бы даже Бога вовсе не существовало»5 - писал впоследствии по этому поводу известный русский правовед Н.М. Коркунов.

Идея о социальной ценности человеческой жизни образно воплотилась в этическ ом принципе «благоговения перед жизнью», сформулированном в 1915 году известным гуманистом А. Швейцером, который утверждал: «Человек, отныне ставший мыслящим, испытывает потребность относиться к любой воле к жизни с тем же благоговением, что и к собственной. Он ощущает другую жизнь как часть своей.

Благом считает он сохранять жизнь, помогать ей;

поднимать до высшего уровня жизнь, способную к развитию;

злом уничтожать жизнь, вредить ей... Это и есть главный абсолютный принцип этики... Этика благоговения перед жизнью, таким образом, объемлет все, что можно назвать любовью, преданностью, сопереживанием»6.

Несмотря на фундаментальную философско правовую основу, формально-юридическое закрепление права на жизнь впервые получило лишь в конце XVIII в. в Декларации независимости США от июля 1776 г. Этот документ в качестве первой среди Монтескье Ш. О духе законов // Избранные произведения. М., 1955. - С.

165.

Коркунов Н.М. Лекции по общей теории права. СПб., 1898. - С. 19.

Швейцер А. Благоговение перед жизнью. М., 1992. - С. 572.

«самоочевидных истин» провозглашал, что «все люди сотворены равными и, что все они наделены определенными неотчуждаемыми правами, к числу которых принадлежат жизнь, свобода и стремление к счастью»7. С принятием Декларации в мире стали утверждаться положения, согласно которым человеческая жизнь, представляющая собой абсолютную ценность мировой цивилизации, должна находиться под максимальной правовой защитой.

Должна осуществляться правовая охрана жизни любого человека вне зависимости от его пола, возраста, расовой или национальной принадлежности, вне зависимости от места и роли в обществе, вне зависимости от того, может этот человек жить еще много лет или его дни сочтены. Жизнь человека должна охраняться как абсолютное благо, на которое никто не вправе посягать.

Жизнь является особым состоянием, свойством, но не только и не столько физиологическим, сколько социальным. Ценностное значение жизни определяется не тем, что она присуща человеку от природы, не просто в силу особенностей жизни как таковой, как особого явления, а в силу того, что она рассматривается в контексте общественного бытия. Она представляет социальную значимость в силу того, что человек, наделенный жизнью, становится субъек том определенных общественных отношений. При этом, как любая социальная ценность жизнь носит ориентирующий характер. По отношению к субъекту (человеку) она выступает объектом его интересов, а для его сознания выполняет роль повседневного ориентира в предметной и социальной действительности, обозначения его прак тическ ого отношения к окружающим явлениям.

Различные социальные ценности, как правило, Конституции и законодательные акты буржуазных государств XVII-XIX вв. М, 1957. - С. 167.

находят свое воплощение в нормах естественного права и юридически оформляются в системе права позитивного. В явной или скрытой форме ценности присутствуют в политических декларациях, влияют на процессы принятия решений, составляют основу правового воспитания, воздействуют на выбор способов разрешения юридических конфликтов. В процессе правового регулирования существует постоянно себя проявляющая субъективная сторона, без учета которой трудно понять, почему люди в рамках сходных с оциально-экономических или исторических обстоятельств, принадлежа к одному слою или группе и исходя из общих интересов, ведут себя по-разному.

Это в значительной степени зависит от системы ценностей субъективных предпочтений людей, их представлений о желательных или нежелательных явлениях, которые выражают их значимость для человека. Именно ценности служат ядром важнейших направляющих к омпонентов правотворческ ой, правоприменительной и правоохранительной деятельности. Все вышеизложенное применимо и к человеческой жизни, которая в современном обществе рассматривается как высшая ценность в системе ценностной иерархии.

В этой связи следует отметить, что вопрос об иерархии социальных ценностей является ключевым практически для всех политико-правовых концепций.

Для человека вся совокупность ценностей предстает в виде ступенчатой иерархии. Те ценности, которые способны менять свои места в этой иерархической системе, являются относительными. В свою очередь, те ценности, которые не подлежат смещениям по шкале оценок, именуются абсолютными. Абсолютные ценности не зависят от изменений социально исторических условий, не являются продуктом воли государства, не декретируются его распоряжениями, стоят выше его сиюминутных интересов и не подлежат девальвации. Поэтому они способны выступать в качестве ориентиров нормотворческой деятельности для законодателей разных государств в разные исторические периоды8. Н. Неновски в этой связи пишет:

«Иерархизация правовых ценностей и, соответственно, правовых норм предполагает их понимание как системы, в которой одни звенья обслуживают другие, одни из них высшего порядка, а другие низшего. Это означает, что одни из них играют роль целей, а другие –средств. Чем выше поднимаемся по ценностной пирамиде, тем ярче ценности представляются нам целями, а чем ниже спускаемся по этой пирамиде, тем больше выделяются они как средства»9. К наиболее значимым ценностям-целям следует отнести жизнь человека, которая является величайшим и самым важным из социальных благ. Соответственно, право на жизнь следует рассматривать как высшее субъективное право, как специфическую квинтэссенцию витальных возможностей, так как все остальные права, свободы и обязанности утрачивают смысл и значение как при отсутствии жизни, так и при отсутствии реальной возможности гарантировать и защитить эту социальную ценность высшего порядка.

Категория «жизнь» представляет собой одну из фундаментальных научных категорий, содержание которой, в зависимости от сферы научных знаний и предметной области исследований, раскрывается не только в естественнонаучном контексте, но также и в контек сте социальных наук. Понятием жизни охватываются не только физиологические процессы и явления, но также и явления социальной реальности, что предопределяется био-социальной природой человека. При этом ракурс научной интерпретации Бачинин В.А. Сальников В.П. Философия права. Краткий словарь. СПБ.:

Лань. 2000. - С. 351.

Неновски Н. Право и ценности. София: Болгарская академия наук, 1983.

- С.140.

соответствующего понятия определяется целями и задачами научно-познавательной деятельности, особенностями социальной практики.

Юридическое значение категории «жизнь»

определяется, прежде всего, двумя ключевыми аспектами. Во-первых, феномен жизни, рассматриваемый с естественнонаучных позиций (т.е.жизнь в биологическом, физиологическом смысле), представляется необходимым безальтернативным условием социальных отношений (т.е.жизни общественной, социальной). В этой связи жизнь выступает абсолютной социальной ценностью высшего приоритета, которая должна гарантироваться и охраняться государством посредством правовых средств. Второй аспект, определяющий юридическое значение категории «жизнь», неразрывно связан с вышеук азанным аксиологическим (ценностным) аспектом, но при этом имеет большую практическую направленность. Для юридической практики явление, отражаемое соответствующей категорией - это, прежде всего, ос обое состояние процесс), (или рассматриваемое как особый юридический факт, выступающий основанием возникновения, изменения или прекращения правовых отношений. «Право на жизнь как благо содержит базисные показатели, которые материализуют некий общий баланс юридически декларированного и фактического качества жизни» 10.

Ос обое значение категории «жизнь» для юридической науки и практики всегда предопределяла необходимость выработки и совершенствования унифицированного юридического понятия жизни. Но при этом возникают вопросы методологического характера:

«Что брать за основу юридического подхода»? В рамках к ак ой системы научных знаний должно быть Тюменева Н.В. Право на жизнь как объект теоретико-правового исследования: Дис.... канд. юрид. наук. - Саратов. 2008. С. 7.

сформулировано понятие жизни, наилучшим образом подходящее для юридической практики, ведь феномен жизни исследуют самые разные естественные и социальные науки?

Биология, медицина, физика, химия, философия, социология и другие науки отражают свое видение человеческой жизни как явление природы. При этом в настоящее время считается общепринятым, что в природе человек а присутствуют элементы как биологического, так и социального характера.

Биологическ ая жизнь – это высшая форма существования человеческой материи, закономерно возникающая при определенных условиях в процессе ее эволюции. Социальная жизнь – это форма реализации биологической жизни человека, проявляющаяся в процессе его участия в общественных отношениях. Но одного лишь понимания того, что жизнь – это биосоциальное явление, которое может быть фактической причиной юридических последствий, явно недостаточно для того, чтобы ответить на обозначенные правовой теорией и практикой вопросы.

Возникает необходимость соотношения фактического и собственно юридического аспектов проблемы как модуляции естественнонаучной и теоретико-правовой интерпретации. Следуя обозначенной логике, следует согласиться с тем, что «право на жизнь» и «жизнь», безусловно понятия не тождественные11. Понятие «право» отражает исключительно социальное явление, в то время как понятие «жизнь» отражает явление биосоциального характера. Право на жизнь должно рассматриваться как особое субъективное право в соответствии с общей логикой исследования любого субъективного права, так как является в определенном смысле частным проявлением более общего явления.

Романовский Г.Б. Гносеология права на жизнь. СПб., 2003. - С. 10-11.

Исходя из выше изложенного, следует констатировать, что право на жизнь имеет сложную структ уру и содержание, детерминированные сущностью самой охраняемой ценности, т.е.

человеческой жизни. При этом, жизнь возникает вне государственных велений, и биологическое рождение ребенка напрямую не зависит от наличия или отсутствия государственных институтов, «юридическая норма не обладает способностью производить на свет живые существа»12. Но вместе с тем, государство в правовой форме выражает свое отношение к этому явлению, «вкладывает» определенный смысл в соответствующее субъективное право, придавая тем самым юридическое значение фактическим обстоятельствам.

Следует отметить также, что юридическая интерпретация категории «жизнь» имеет специфику, определяемую отраслевой сферой правового регулирования. Понятие «жизнь» употребляется в рамках различных отраслей права. Уголовное право ставит жизнь под особую охрану, предусматривая уголовную ответственность за лишение жизни.

Социальное законодательство закрепляет обязательное страхование жизни отдельной категории лиц. Исходя из отраслевой специфики, формируются такие понятия, как: жизни», «условия «жизнедеятельность» и т.д. Так, Л.О. Красавчикова отмечает, что «... в биологическом (естественнонаучном) плане «жизнь» - это физиологическое существование человека или животного, а «жизнедеятельность» совокупность жизненных отправлений, составляющих деятельность организма»13. Употребление в праве такого ряда терминов обуславливает необходимость уяснения содержания представлений о жизни.

Алексеев Н.Н. Основы философии права. СПб., 1998. - С. 79.

Красавчикова Л.О. Личная жизнь граждан под охраной закона. М., 1983.

- С. 14.

Как правило, жизнь определяется с позиций естественных наук, т.е. как особая форма движения материи, возникающая на определенном этапе ее исторического развития и свойственная сложным белковым телам. В этом смысле «жизнь есть способ существования белк овых тел, и этот способ существования заключается по своему существу в постоянном обновлении их химических составных частей путем питания и выделения» 14. При этом биология рассматривает жизнь не как линейную, а как циклическую структуру, как серию изменений или как жизненный цикл. Жизненный цикл традиционно определяется как «прогрессивная серия изменений организма, начинающихся с момента яйцеклетки и кончающихся моментом его смерти».15 Таким образом, с биологической точки зрения жизнь состоит в непрерывном обмене веществ, питании и выделении.

С прекращением этих функций прекращается и жизнь человека, так как она представляет собой природно биологическую форму существования человека, являющуюся «его предпосылкой» 16. Из подобных определений человеческой жизни следует, что понятие «жизнь» - это сугубо естественнонаучное понятие, отражающее физиологическ ое существование человека. Однако государство не может просто перенять точку зрения ученых-естественников в «чистом виде». Это невозможно в силу формализованной природы права, стабильности и унифицированности правового категориального аппарата.

Были попытки законодательно определить признаки, по которым мы называем известное состояние человеческого организма жизнью, но Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 20. - С. 635.

Раймонд А. Муди и др. Жизнь после смерти. Пер. с англ. Душанбе, 1993.

- С. 103, С. 104.

Фролов И.Т. О человеке и гуманизме. М.: Политиздат. 1952. - С. 64.

дальнейшее развитие естественных наук принудило отказаться от этих попыток, представляющих вторжение в самостоятельную сферу, совершенно чуждую праву.

Признаки жизни есть признаки физиологические, и констатировать их должны медики-эк сперты.

Определить же понятие «жизнь» надлежит праву, а не медицине или биологии. Неюридические науки выполняют функции экспертов, а понятие «жизнь»

является, в конечном счете, решением, но не экспериментальным выводом. Это понятие является таким же основным, как и те факты и процессы, которые охвачены правом. Поэтому оно должно ограничиваться правом и тем самым им создаваться17.

Нельзя говорить о том, что на протяжении всего времени право учитывало только биологический аспект.

В древних обществах одним из самых суровых наказаний считалось изгнание. Оно состояло в ритуальном акте психологического умерщвления.

Вокруг человек а создавался внешний вак уум человеческого общения. Еще сто лет назад над дворянином публично разламывалась шпага, он лишался всех почестей и званий. В Древнем Китае жизнь одного представителя общины рассматривалась как элемент жизни всей общины в целом. По законам Шан Яна каждые пять дворов объединялись в бао. Если один из членов бао совершал преступление, остальные разрубались пополам. Присутствовали установления на применение нак азаний к о всем членам семьи преступника в законодательствах Европы и России. Как писал А. Ф. Кистяковский, английская юриспруденция «изобрела для оправдания такого варварского обычая свой аргумент, известный под именем порчи крови (corruption du sang). Этим термином она выражала то убеждение, что преступники передают своим детям кровь в испорченном виде, а вместе с испорченной Линик Л.Н. Правовое понятие жизни // Право и жизнь. Независимый научно-популярный журнал. М., 1994. - № 4. - С. 57.

кровью и свою преступность»18. Испанская Инквизиция официально занималась «лечением душ».

Современные правовые системы фактически учитывают только биологический подход к пониманию жизни. Точнее, следует констатировать вытеснение иного понимания жизни именно из права. Право отграничивают от религии, морали, нравственности, философии, иных социальных наук. Право все чаще олицетворяют с официальным нормативным актом, оформленным в письменном виде. С одной стороны, такая тенденция оправдана. Нельзя безукоризненно точно дать определение жизни в законодательстве19. Л.

И. Петражицкий отмечал: «Смысл права состоит не в правильных или неправильных утверждениях относительно бывшего или сущего, а в нормировании поведения, прав и обязанностей» 20. Приведенное мнение предполагает, что, фиксируя в официальном документе определенное субъективное право (в конкретном случае – право на жизнь), государство тем самым пытается нормировать к ак ую-то часть общественных отношений. В этом контексте важно будет уяснить, что и как конкретно нормируется в рамках содержания права на жизнь.

Задача юридического определения жизни довольно сложна. В определении жизни нельзя не коснуться и социальных, философских, нравственно-этических аспектов в силу целого ряда причин, которые сегодня приобретают важное значение. Среди этих причин уже сейчас можно выделить, по крайней мере, две, имеющие особо актуальную значимость. Одна из них связана с развитием медицины, другая с охраной окру жающей среды. Эти проблемы могут быть правильно поставлены и решены только на основе научного понимания сущности жизни человека.

Кистяковский А.Ф. Исследование о смертной казни. Тула. 2000. - С. 95.

Романовский Г.Б. Гносеология права на жизнь.- СПб.: 2003. - С. 15.

Петражицкий Л.И. Теория права и государства в связи с теорией нравственности. СПб., 2000. - С. 322.

«Человек - это живая система, представляющая собой единство физического и духовного, природного и социального. Как живой организм человек включен в природную связь явлений и подчиняется биологическим закономерностям, на уровне сознательной психики и личности человек обращен к с оциальному бытию с его специфическими закономерностями»21. Это определение - результат обобщающего анализа многочисленных научных работ философского направления, начиная от мыслителей древности до современных философов оно учитывает и социальный фактор в жизни человека как «высшего из земных созданий, одаренного разумом, свободной волей и словесной речью»22.

Исходя из единства биологического и социального в природе человека следует полагать, что жизнь человека – также биосоциальное единство. Она прекращается тогда, когда распадается это единство.

«Если целое... будет разделено, то оно перестанет быть целым»23. Таким образом, и правом жизнь должна защищаться именно как биосоциальное единство.

Право на жизнь рассматривается не только в субъективном, но и в объективном смысле. Так, Л.О.

Красавчикова определяет это право как совокупность правовых норм по охране жизни человека, устанавливающих недопустимость произвольного лишения жизни, запрет эвтаназии, дозволенность иск усственного оплодотворения и имплантации эмбриона, а также самостоятельного решения женщиной вопроса о материнстве, в том числе об искусственном прерывании беременности24.

Таким образом, право на жизнь – это признанное государством естественное и неотчуждаемое право Философская энциклопедия. М., 1983. - С. 142.

Даль В. Толковый словарь. М.: Русский язык. 1980. - С. 207.

Гегель. Энциклопедия философских наук. Т. 1. М.: Мысль., 1974. - С. 301.

Гражданское право. Учебник. Часть 1 /Под. ред. Т.И. Илларионовой, Б.М. Гонгало, В.А. Плетнева. М., 1998. - С.175.

(возможность) человека на зачатие, на рождение, на достойное и благополучное существование, и гарантированное на конституционном уровне до наступления смерти. Однако право на жизнь в широком смысле - это не просто право на то, чтобы жить, чтобы человека никто не мог произвольно лишить жизни, а право на то, чтобы жить свободно и мирно. «Человек рожден для счастья», - говорили древние. Еще Аристотель заметил, что государство создается не для того, чтобы обеспечить возможность жить, а преимущественно для того, чтобы жить счастливо.

Иными словами, право на жизнь - это еще и право на достойное человеческое существование25. Например, такие права, как право на социальное обеспечение, право на здоровье, право на благоприятную окружающую среду, право на свободу от жестоких видов обращения и т. д., выступают в качестве дополни тельных инструментов, обеспечивающих эффективную реализацию права на жизнь.

Как фундаментальное право, право на жизнь вполне допустимо рассматривать в неск ольких аспектах: это гарантированное право личности от любых незаконных посягательств на его жизнь;

это право на условия, обеспечивающие нормальную реализацию параметров жизнедеятельности личности;

это право на реальное обеспечение неприк ос новенности, жизнедеятельности к аждого члена общества;

это право на созданные обществом условия безопасности для продолжения жизни;

это право на состояние, иск лючающее фак торы, создающие опасность для продолжения жизни;

это право на гарантированное место работы и нормальные условия труда для каждого;

это право на создание оптимальной формы властных отношений для обеспечения нормальных условий жизнедеятельности личности и т.д.

Матузов Н.И. Право на жизнь в свете российских и международных стандартов //Правоведение. 1998. № 1. - С. 208.

Важным аспектом обеспечения права на жизнь выступает деятельность государства по созданию благоприятных социально - экономических условий для жизни граждан. Государство обязано обеспечить каждому тот минимум материальных благ, который позволяет человеку достойно жить 26. Отсутствие работы, низкая зарплата, нерегулярность ее выплаты, отсутствие нормальной медицинской инфраструктуры, системы оказания необходимой медицинской помощи можно рассматривать как несоблюдение права на жизнь.

Международные акты, Декларация прав и свобод человек а рассматривают право на жизнь, как неотъемлемое право каждого человека. Однако содержание и гарантия этого права в этих документах не раскрываются. Во Всеобщей декларации прав человека 1948 г. говорится: «Каждый имеет право на справедливое и удовлетворительное вознаграждение, обеспечивающее достойное человека существование для него самого и его семьи» (ст.23);

«каждый человек имеет право на такой жизненный уровень, включая пищу, одежду, жилище, медицинский уход, социальное обслуживание, который необходим для поддержания здоровья и благополучия его самого и его семьи, и право на обеспечение на случай безработицы, болезни, инвалидности или иного случая утраты средств к существованию, по не зависящим от него обстоятельствам» (ст.25)27.

Статья 11 Международного Пак та об эк оно мических, социальных и культурных правах уже более четко установила: «Участвующие в настоящем Пакте государства признают право каждого на достаточный жизненный уровень для него и его семьи, включающий Ольшевская А.В. Конституционно – правовой механизм обеспечения личных прав и свобод человека и роль органов внутренних дел в его реализации // Современное право. - № 3. – 2003. - С. 23.

Сборник международных актов по правам человека. - Душанбе, - 2001.

- С. 48.

достаточное питание, одежду и жилище, и на непрерывное улучшение условий жизни». Иными словами, речь идет не об элементарном биологическом существовании, когда достаточно, чтобы человек какое то время не умирал, а о таком укладе жизни, который бы позволял удовлетворять как материальные, так и духовные потребности. Известный юрист международник Ф. Ф. Мартене право на существование еще более ста лет назад выделял как основное право, неразрывно связанное с личностью: «Право на существование и развитие физической личности, следовательно, право на приобретение средств, необходимых для поддержания жизни, трудом физическим, торговыми оборотами, занятием промыслами или иным законным образом;

в этом отношении каждый человек пользуется совершенной свободой в пределах, поставленных законом»28. Причем сами международные документы очерчивают тот минимум, при котором можно говорить о достойной жизни человека, - достаточное питание, одежда, жилище, медицинский уход и т. д. В этих границах государство обязано создать такие условия, чтобы человек своими свободными действиями мог себе обеспечить необходимый жизненный уровень.

Мартенс Ф.Ф. современное международное право цивилизованных народов. Т. 1. М., 1996. - С. 228.

Гаюров Ш. К., кандидат юридических наук, доцент кафедры предпринимательского и коммерческого права Таджикского национального университета Понятие и значение обязательства по оказанию информационных услуг В настоящее время ГК РТ несколько расширил предмет возмездного оказания услуг, указав в ст. услуги связи, медицинские, ветеринарные, аудиторские, консультационные, информационные услуги, услуги по обучению, культурному обслуживанию и др. Таких предметов договорных связей не было в прежнем кодексе. По справедливому анализу М. И. Кулагина формирование новых разновидностей договорных связей объясняется производством новых видов товаров, сама природа которых требует особого правового регулирования. Так, в результате научно технической революции предметом гражданского оборота все чаще становится различного рода информация, представляющая коммерческую ценность.

Быстрыми темпами развивается сектор услуг и, соответственно, существенно расширяется спектр и растет значение договоров в этой сфере активной экономической деятельности.1 Договор, выступая в качестве одного из видов гражданско-правовых средств, обеспечивает юридическое закрепление отношений, возник ающих при осуществлении личного информационного права граждан. В рамках договорных отношений гражданин, исходя из своих потребностей, определяет направления информационной деятельности, тем самым получая индивидуально значимые для себя сведения. Специфика договора, как См.: Кулагин М. И. Основные направления развития буржуазного договорного права. В сб.: Гражданское, торговое и семейное право капиталистических стран: сборник нормативных актов. Обязательственное право. Учебное пособие. / Под ред. В. К. Пучинского, М. И. Кулагина. М.:

Изд. -во УДН, 1989. С. 6.

гражданско-правового средства, определена результатом его воздействия на гражданско-правовое отношение в информационной сфере и объектом, послу жившим основание избрания сторонами подобного средства.

Информационная потребность способствует формированию договорных отношений. Такая потребность характеризует отношение человека (индивида, коллектива, общества), направленное на присвоение и использование получаемой в процессе познания логической информации, которая адекватно отображает закономерности материального мира и духовной деятельности людей и используется в общественно - исторической практике для решения научных и технических задач. Таким образом, содержание гражданско-правового отношения определяется потребностями гражданина к их удовлетворению, информация выступает тем объек том, к оторый способен удовлетворить возникающие потребности, а договор - правовым средством, согласовано закрепляющим возникшие правоотношения.

Закономерно, что гражданин, вступая в договорные отношения, удовлетворяет свою информационную потребность. Оказание информационной услуги имеет такие следующие специфические черты:

-целевая направленность услуги, определяемая заданием заказчика;

-исполнение услуги путем поиска, сбора, хранения, переработки, систематизации, предоставления и распространения информации;

-фик сация услуги, выраженная в ее нематериальном результате. См.: Шапиро Э. Л. Общественная информационная потребность и индивидуальный информационный запрос. М. 1970. С. 1.

См.: Ситдикова Л. Б. Правовое регулирование отношений в сфере оказания информационных и консультационных услуг в Российской Федерации:

Автореф. дисс. на соис. учен. степ. д -ра юрид. наук. М. 2009. С. 11.

В соответствии с ч. 2 ст. 3 ГК РТ участники гражданского оборота приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе, то есть любое право выражает интерес того, кто им обладает. Следовательно, договор как юридический факт возникновения гражданских прав и обязанностей является свидетельством действия лица в соответствии с собственной волей и исходя из осуществления личного информационного права, выражающего собственную информационную потребность. Участники информационного обмена могут приобретать права и обязанности не только предусмотренные законом и иными правовыми актами, но и совершать действия, которые, как справедливо отмечает М. З. Рахимов, хотя и не предусмотрены законодательством РТ, но не противоречат общим началам и смыслу гражданского права. Принадлежащие этим лицам гражданские права осуществляются ими по своему усмотрению.4 Поэтому ни функционирование производства, ни обмена, ни органически связанные с ними правоотношения в обществе невозможны без сознательно действующих субъектов. При определении договора возмездного оказания услуг в ст. 797 ГК РТ зафиксировано, что совершаемые действия или осуществляемая деятельность по заданию заказчика не имеет вещественной формы. Сущность услуги выражается в нематериальном характере действий и в неотделимости таких действий от личности услугодателя. При оказании такого рода услуги появляется некий эффект, который может восприниматься не только в процессе таких действий услугодателя, но и может выражаться в юридических последствиях, возникающих в ходе оказания услуг.

Такое состояние воспринимается человеком, но никак не передается как вещь. 5 Поэтому одна группа См.: Рахимов М.З. Конечный результат предпринимательской деятельности: теория и правовое регулирование. Душанбе: Изд. - во «Деваштич», 2007. С. 73-74.

См.: Степанов Д. И. Услуги как объект гражданских прав. - М.: Статут, 2005. С. 191.

авторов считает, что отношения по оказанию услуг отличаются от выполнения работ тем, что они направлены не на создание материального, а правового результата. 6 Другая группа авторов считает, что отношения по оказанию услуг от других отношений отличаются тем, что они направлены на создание удобств, предоставление льгот и преимуществ контрагенту.7 Свою позицию в исследовании данной проблемы имеет М.В. Кротов, который считает, что отношения по оказанию услуг отличаются тем, что оно представляет собой единство процесса выработки и предоставления продукта.8 В любом случае, несмотря на многообразие оценок, законодатель указывает на то, что сущность договора возмездного оказания услуг выражается:

-в нематериальном харак тере действий (деятельности) по оказанию услуг;

-в неотделимости услуги от личности услугодателя.

В отличие от договоров подрядного типа договор возмездного оказания информационной услуги в качестве объекта обязательства предусматривает не овеществленный результат действий исполнителя, передаваемый заказчику, а, собственно, действия и умственный труд самого услугодателя, как правило, не овеществленного характера и, как правило, тесно связанного с личностью услугодателя. В обязательстве по оказанию информационных услуг оно выражается в независимом мнении аудитора, разъяснениях адвоката, рек омендациях имиджмейк ера, лекции научно педагогического работника и т.д.

См.: Шешенин Е. Д. Предмет обязательства по оказанию услуг // Сбор.

Ученых трудов СЮИ. Вып. 3. Свердловск. 1964. С. 189;

Индюков Н. П.

Услуга как объект гражданского правоотношения. // Проблемы права, социалистической государственности и социального управления. Вып. 73.

Свердловск. 1978. С.32-33. и другие авторы.

См.: Калмыков Ю.Х. К понятию обязательства по оказанию услуг в гражданском праве // Советское государство и право. 1966. №5. С.116 и другие авторы.

См.: Кротов М. В. Обязательства по оказанию услуг в советском гражданском праве: Учебное пособие. Л. Изд-во ЛГУ. 1990. С. 41-49.

Во всем этом многообразии осуществления информационных услуг особое значение имеет консультация. Данный термин произведен от латинского слова consultatio - совещание, что в русском языке имеет значение получение советов и рек омендации специалиста по интересующим вопросам. В деятельности научно - педагогическ ого работника, аудитора, оценщика и другого профессионального участника информационного обмена консультация является основным средством оказания информационных услуг. Однако в ст. 798 ГК РТ консультационные услуги рассматриваются как отдельный предмет обязательства по оказанию возмездных услуг. Такой подход законодателя не соответствует содержанию информационной деятельности граждан. Поэтому мы согласны с мнением В. В. Нахратова о том, что «консультационные услуги», к ак имеющие объек том информацию, следует регулировать в качестве формы информационных услуг (консультации), а не вида услуг». Информационные услуги гражданам обязан оказать лично услугодатель, которому доверяет заказчик.

Поэтому, этот договор, хотя бы и косвенно, но затрагивает личность человек а, и этот важный компонент выделяет личные неимущественные отношения при обслуживании граждан - потребителей.

По этому вопросу Р. О. Халфина отмечает, что при обслуживании граждан последние обладают не только правами, вытекающими из договора купли - продажи, подряда, перевозки и т.п., но и правом на надлежащее обслуживание.11 А. Е. Шерстобитов также обосновано отмечает, что в договорном отношении по обслуживанию граждан с необходимостью присутствуют См.: Словарь иностранных слов. М. 1976. С. 67;

Ожегов С. И. Словарь русского языка. М. 1989. С. 284.

Нахратов В. В. Обязательство по оказанию информационных услуг:

Дисс… на соиск. учен. степ. канд. юрид. наук. М. 2009. С. 108.

См.: Халфина Р.О. Общее учение о правоотношении. М. 1974. С. 98.

личные неимущественные элементы. По его мнению, конечный договорный результат в договоре на обслуживание - качество обслуживания, неотъемлемой составной частью к оторого является к ульт ура обслуживания граждан. Договор возмездного оказания информационной услуги заключается на определенный срок или без указания срока. По юридической природе данный договор:

- консенсуальный;

- возмездный;

- двустороннеобязывающий.

Сторонами договора являются зак азчик и исполнитель (или услугодатель). ГК не предъявляет специальных требований к правовому статусу заказчика и услугодателя. Ими могут быть любые субъекты гражданских правоотношений.

Предметом договора возмездного оказания информационной услуги является действие (определенная деятельность) профессионального участника личного информационного правоотношения по выработке объективного мнения или своевременное, полное и достоверное производство информации по заданию заказчик а. Зак азчик обязан оплатить оказанные ему услуги в сроки и в порядке, которые указаны в договоре.

В абзаце 20 ст. 1 Закона РТ «Об информации»

действие или деятельность по оказанию информационной услуги характеризуются как информационное обслуживание, что создает определенное противоречие в гражданско-правовом регулировании договора по оказанию информационных услуг.

Проблема заключается в том, что в указанной норме закона информационное обслуживание рассмат См.: Шерстобитов А. Е. Гражданско-правовое регулирование договорных отношений в сфере обслуживания. М. 1987. С. 33, 39.

ривается как деятельность по доведению информационной продукции до потребителей с целью удовлетворения их информационных потребностей. А что такое информационная продукция? В абзаце 19 ст. указанного закона она определяется как материальный результат информационной деятельности, предназначенный для удовлетворения инфор мационной потребности граждан и других субъектов гражданских правоотношений. По смыслу этих определений сначала производится информационная продукция, что в последующем создает почву для информационного обслуживания. Например, автор пишет и издает свою книгу, а его коллеги и друзья путем выступлений, отзыва или рекламы распространяют сведения о значимости книги для читателей.

Нам представляется, что такая модель отношений не соответствует характеру обязательств по оказанию информационных услуг. Приобретая книгу, читатель не получает тот нематериальный результат, который исходит из взаимоотношений между заказчиком и исполнителем. Потом он покупает не информацию или информационную продукцию, а приобретает именно книгу. Предусмотренное в зак онодательстве предписание об информировании покупателя о свойствах товара или информирования заказчика о недоброкачественности строительных материалов не означает, что в этих отношениях исполняется обязательство по оказанию информационных услуг.

Следует иметь в виду, что предоставление информации в той или иной форме во многих случаях является соблюдение требований закона.

Все эти доводы делают понятие информационного обслуживания и информационной продукции нечеткими и неудобными для практического применения.

Если обратиться к литературе, становится ясно, что каждый вкладывает в понятие информационной услуги собственный смысл.

По мнению Л. В. Тумановой и А. А. Снытникова, информационные услуги в гражданско-правовом регулировании возмездного оказания услуг означают действия субъектов (услугодателей), направленные на обеспечение заинтересованных лиц (услуго получателей) необходимой им информацией (информационными продуктами), результат которых не имеет овеществленного выражения и не может быть гарантирован.13 Действительно, в таких гражданских информационных правоотношениях один из контрагентов поручает другому подготовить информацию об информации (данных бухгалтерского учета, прогноза динамики цен на недвижимость, состояние конкурентной среды и т.д.), не связанной с созданием материального результата, а направленную на достижение различных иных эффектов. В данном определении информация приравнивается к информационному продукту. Один такой подход создает противоречивое представление. Противоречивость заключается в самом понятии «продукт». По мнению Ф. Котлера: «Продукт - это совокупность всего того, что можно предложить на рынке вниманию потребителя для приобретения, использования или потребления, способный удовлетворить потребность или желание». В данном определении все, что подлежит продаже автором рассматривается как продукт. Т. И. Ставцева, более определено характеризуя разграничение между услугой и продуктами, отмечает, что продукт - это, как правило, вещь, а услуга - это действие, продукт способен накапливаться, а услуга нет. Услуга частично, а чаще полностью производится и потребляется одновременно при активном участии потребителя, при этом жизненный цикл информации не ограничивается См.: Туманова Л. В., Снытников А. А. Обеспечение и защита права на информацию. М. 2001. С. 161.

Котлер Ф., Боуэн Дж., Мейкенз Дж. Маркетинг. Гостеприимство. Туризм:

Учебник для вузов. М. ЮНИТИ, 2007. С. 290.

рамками ее непосредственного производства.15 По нашему мнению, при выполнении заданий заказчика создается актуальная информация, способная повлиять на поведение правообладателя.

В личных информационных правоотношениях использование терминов «информационная вещь», «информационный продукт» или «информационная продукция» скорее порождает проблемы, чем решает их. И последнее замечание - любая вещь связана с информацией или содержит в себе информацию.

Однако знание о свойствах вещи не дает нам основания признать книгу, картину или недвижимое имущество информационным продуктом.

Когда автор говорит о негарантированности достижения предполагаемого результата инфор мационных услуг, он этим поддерживает концепцию материальных и нематериальных услуг.16 При этом материальные услуги рассматриваются в качестве работы, нематериальные - в качестве услуги. В качестве критерия их разграничения выступает результат услуги (овеществленный или неовеществленный). Эти критерии получили признание в государственных стандартах. Так, ГОСТ по функциональному назначению подразделяет услуги на материальные и социально - культурные17 (являющиеся тождественными нема териальным услугам). В системе данной классификации информационные услуги относятся к социально культурным услугам. Считается, что в материальных См.: Ставцева Т. И. Информация и информационный рынок: Теория и практика формирования: Дисс. на соис. учен. степ. канд. экон. наук. Орел.

1996. С. 23.

См.: Мейер Д. И. Русское гражданское право. Часть 2. (по изданию 1902г.). М. Статут, 1997. С. 283- 295;

Кротов М. В. Обязательство по оказанию услуг // Гражданское право. Часть 2. Учебник./ Под ред. А. П.

Сергеева, Ю. К. Толстого. М.: Проспект, 1997. С. 538;

Обязательство как гражданское правоотношение // Гражданское право. В 2 томах. Том II.

Полутом I. Учебник./ Под ред. Е. А. Суханова. М. Волтерс Клувер. 2004.

ГОСТ Р 50646 94. Услуги населению. Термины и определения.

Утвержден постановлением Госкомстата РФ от 21. 02. 1994г. № 34.

услугах (парикмахера, банщика) в отличие от нематериальных услуг (адвоката, аудитора, детектива) услугодателем всегда гарантировано достижение предполагаемого положительного результата.

Признаком платной юридической помощи адвоката является то, что наступление благоприятного события, позитивного эффекта не есть условие надлежаще оказанной услуги. Этот результат находится за ее пределами. Вследствие профессиональной услуги позиция адвоката в процессе может не только не улучшиться, но и ухудшиться.

Например, при разрешении спорного правоотношения на данное лицо возложена обязанность в судебном порядк е подчиниться имущественным санкциям (в результате выставления встречного требования, его отклонения, решения дела по существу и т. д.). Или в рассмотрении иска о признании права собственности на жилье, выявились права третьих лиц и в результате клиент адвоката не только не приобрел права собственности, но и лишился каких - бы то ни было существующих у него до этого вещных прав на данный объект.

Е. Н. Шаблова под информационной услугой понимает не простую передачу информации клиенту, а осуществление координируемой с зак азчиком деятельности, например, по сбору, поиску, переработке, распространению, систематизации, порядк у использования информации и т.д. Информация в данном случае, по мнению автора, выступает как результат интеллек туальной деятельности. Поддерживая такое мнение ученого, считаем необходимым от себя добавить, что передача акт уальной информации заказчик у не является См.: Шаблова Е. Г. Гражданско-правовое регулирование отношений возмездного оказания услуг: Автореф. дисс… на соиск. учен. степ. д.- ра юрид. наук. Екатеринбург, 2002. С. 21.

квалифицирующим признак ом в надлежащем исполнении обязательства. Передачу информации можно включить в условия совместной деятельности в простом товариществе. Один контрагент финансирует деятельность, а другой своим знанием и управленческим опытом участвует в долевом капитале товарищества. Для заказчика важным является профессиональное создание объективной и достоверной информации (оценк а, мнение и рекомендация). Не исключено, что оперативное выполнение его задания также имеет существенное значение. В любом случае быстрое и своевременное исполнение заданий заказчика может быть одним из условий предмета возмездного оказания услуг. Однако данный вопрос этим не ограничивается. По мнению А.

И. Орлова «информация при оказании услуг передается в двух формах:

1) непосредственно - как объект договора на оказание соответствующего вида интеллектуальных услуг;

2) как составная часть иных услуг или работ в других видах договоров в к ачестве необходимых сопутствующих услуг». Действительно, во всех обязательствах обнаруживается действие по передаче информации.

Так, например, информационное обязательство выступает в качестве дополнительного предмета договора купли - продажи товара. Здесь сторонами сделки выступают: продавец, который обязан по закону до продажи товара и после заключения сделки информировать покупателя о свойствах проданного товара, и потребитель. Специфической особенностью таких договорных связей является возможность передачи товара с удовлетворением дополнительных потребностей приобретателя. Поэтому обязательства Орлов А. И. Особенности договоров на оказание услуг в информационной сфере // Законодательство и экономика. 2002. №3. С. 11.

из подобных договоров могут включать в себя действия, направленные на стимулирование потребителя.

Передача проданного товара по договору, по которому среди прочего потребитель информируется, вовсе не приводит к смешению понятий:

овеществленный результат в форме, например, установки и функционирования программного обеспечения по защите от несанкционированного доступа, есть следствие работы, а информирование потребителя заключается, например, в разъяснении порядка безопасного использования сложного в техническом плане товара.

Можно охарактеризовать общественные отношения по оказанию услуг по признаку полезного действия. Полезность в данном случае заключается в постоянном учете и рациональности затрат, направленных на достижение качества и положительного имиджа услугодателя. Это признак имеет большое значение для современного гражданского оборота. Отдельные авторы считают, что экономическое понятие услуги шире правового понятия, поэтому не всякое обслуживание представляет собой оказание услуги, как не всякое оказание услуги является предметом гражданско-правового регулирования. Эти выводы не потеряли свою значимость в настоящее время. Однак о, к ак отмечает О. А.

Красавчиков, «специалисты, рассматривающие сферу обслуживания под цивилистическим углом зрения до самого последнего времени не подвергали никакому сомнению тезис, согласно которому данная сфера характеризуется стабильным субъектным составом:

граждане - услугополучатели и организации См.: Дворжак Я. Гражданско-правовое регулирование услуг в ЧССР. М.:

Прогресс. 1989. С. 50-51.

См.: Масевич М. Г., Покровский Б. В., Сулейменов М. К. Правовые формы хозяйственного расчета производственных объединений и предприятий.

Алмаата.: Наука. 1975. С.215.

услугодатели». 22 Именно такое взаимоотношение, основанное на гражданско-правовом договоре и позиции законодателя по данному вопросу, дает нам основание для вывода о том, что категории продажа, информационное обязательство и сопутствующие работы взаимосвязаны. Возникновение продажи товара, сопутствующих работ (установка и доставка), а также информирование покупателя в одной сделке характеризует современную тенденцию сферы торговли. От этого не меняются характерные признаки договора купли - продажи товара потребителю.

Информирование и оказание сопутствующих работ потребителю выступают в качестве дополнительных условий обязательства по продаже товара потребителю.

Эти условия при продаже товара выделяются по признаку вспомогательно-обеспечительного характера.

Поэтому группа авторов, поддерживая акцессорный характер оказания услуг, указывает на его назначение по восстановлению, перемещению, сохранению потребительской стоимости вещей.23 В конкурентной среде рынка основное значение имеет производство и продажа качественной вещи. При этом, конкурентное поведение этим не ограничивается. Параллельно с продаваемой вещью, производители и продавцы предлагают все больше и больше не только новых услуг, но и качественно новые сопутствующие работы. В нынешних условиях самостоятельность значительного числа услуг определяется тем, что они своим эффектом и многообразием способствуют полному удовлетворению интереса покупателя.

Действительно, они полезны не как вещь, а как профессиональное и эффектное действия и знания.

Красавчиков О. А. Сфера обслуживания: гражданско-правовой аспект / / Гражданское право и сфера обслуживания. Свердловск.1984. С.22.

См.: Ворожейкин М.М. Обязательства по транспортно экспедиционному обслуживанию. М. 1957.С.42-47;

Пирожек Л. П. Юридическая природа договора на комплексное обслуживание торговой техники // Гражданское право и сфера обслуживания. М. 1984. С. 138-141 и другие авторы.

Они этим не исчерпываются. Наоборот, продажа товара создает условия для оказания различных услуг потребителю. Поэтому услуга на рынке становится наравне с вещью важной ценностью для достижения преимуществ в к онкурентной среде. На выбор покупателя могут одинаково повлиять не только лучшие технические, художественные и иные качества, но и предлагаемые услуги. Этим услугам и сопутствующим работам отводится дополнительная функция. Однако это не исключает придания им и основной функции.

Нужно отметить, что оказание услуги зависит от многих факторов рынка, среди которых важное место занимает конкурентоспособность продавца, выбор покупателя и т.д. Если потребности удовлетворяются на основе оказания услуги или комплекса таких эффектных действий, то в таком случае, для продвижения продаж решающее значение имеют услуги. Предоставление общедоступной информации потребителю является обязанностью продавца независимо от того, что будет заключена сделка или нет. При этом обязательство по передаче информации покупателю может быть закреплено в договоре в качестве обеспечительно - вспомогательных действий в продаже товара. После перехода прав собственности на товар и истечения соответствующих гарантийных сроков, дальнейшие взаимоотношения в удовлетворении спроса по обладанию или использованию товара будут осуществляться на иных договорных основах. В этих правоотношениях обеспечительно-вспомогательная функция обязательства по передаче информации может трансформироваться из компонента продажи товара в самостоятельную деятельность по возмездному оказанию информационных услуг.

См.: Нодиров Ф. М. Договорные отношения по оказанию производственно - технических услуг сель скохозяйственными коммерческими организациями (предприятиями) // Душанбе.: Сино. 1998. С. 15-16.

По мнению И. Л. Бачило, передача информации является самостоятельным обязательством. Поэтому она предлагает включать в ГК РФ специальную главу о договорах на передачу информации. 25 А. Е.


Шерстобитов предложил обособить группу договоров на передачу информации, в которых «передача информации выступает как специфическая услуга, дающая положительный эффект в виде своевременного, полного и точного осведомления заинтересованных лиц в порядке, позволяющем им использовать информацию в практической деятельности».26 В. А. Дозорцев определил договор о передаче информации как договор, заключаемый между информационным центром и потребителем «о предоставлении данных по конкретному запросу, содержание к оторого строго индивидуально:

потребителю передается специально подобранная информация, представляющая для него интерес».27 Во всех этих выводах четко прослеживается идея о признании информации объек том гражданских правоотношений. Однак о в настоящее время информация становится результатом усилий специалиста в рамках, признанных ГК, информа ционной услуги, что подразумевает, в зависимости от заданий заказчика, не только передачу информации, но и обследование, анализ и производство ценной информации об информации (метаинформацию).

Поэтому мы поддерживаем мнение Л. В. Санниковой о том, что «передача информации -это завершающий этап действий по оказанию информационных См.: Бачило И. Л. Информация как объект отношений, регулируемых ГК РФ // Научно техническая информация. Серия 1. Организация и методика информационной работы. 1999. № 5. С. 10.

Шерстобитов А. Е. Шерстобитов А. Е. Гражданско-правовое регулирование обязательств по передаче информации: Автореф. дисс.

на соис. учен. степ. канд. юрид. наук. М. 1980. С. 8.

Дозорцев В. А. Интеллектуальные права: Понятие. Система. Задачи кодификации. Сборник статьей / Исслед. центр частного права. М.: Статут, 2005. С. 235 - 236.

услуг. Для того, чтобы передать ту или иную требуемую информацию, предварительно необходимо собрать и систематизировать ее, например, по договору на справочно-информационное обслуживание. В связи с этим, разграничение услуг по передаче информации и информационной услуги выглядит искусственным». Также необходимо ск азать, что передача информации может переходить в обязательства, не являющиеся обязательствами по оказанию информационных услуг.

Например, преддоговорные обязательства по информированию потребителей о свойствах товаров, работ, услуг и другие. Не являются таковыми отношения, в которых инициатива в получении информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления принадлежит гражданину и с овершение по собственной инициативе государственными органами и органами местного самоуправления действий по информированию неопределенного круга лиц, что вытекает из возложенных на эти органы функций. Эти обязанности и функции возникают не из гражданско-правового договора, а непосредственно из закона.

Продолжая дискуссию о понятии информационной услуги, отметим, что интересным является мнение Р.

Н. Мородумова по данному вопросу. По его мнению, информационная услуга -это «предоставление зак азчику определенного объема информации, полученного путем сбора, выработки, анализа, синтеза общедоступной информации».29 Нам представляется, что данное определение в определенной мере ограничивает информационную деятельность, Санникова Л. В. Услуги в гражданском праве России. М. Волтерс Клувер, 2006. С. 101.

Мородумов Р. Н. Договор возмездного оказания информационных и консультационных услуг: Дисс… на соис. учен. степ. канд. юрид. наук.

Волгоград, 2004. С. 147.

возникающую на основании общих правил возмездного оказания услуг. Задание заказчика может включать в себя любую информацию, последующая модификация которой не противоречит закону. Для объективности результатов своей деятельности под обязательством о неразглашении исполнитель может потребовать допуск к личным или профессиональным тайнам заказчика.

Так, например, законом предусмотрено, что частный детектив вправе заниматься: сбором сведений по гражданским и уголовным делам;

изучением рынка, сбором информации для деловых переговоров, выявлением некредитоспособных или ненадежных деловых партнеров;

установлением обстоятельств неправомерного использования в предпринимательской деятельности фирменных знаков и наименований, недобросовестной конкуренции, а также разглашения сведений, составляющих коммерческ ую тайну;

выяснением биографических и других характеризующих личность данных об отдельных гражданах (с их письменного согласия) при заключении ими трудовых и иных договоров;

поиском без вести пропавших граждан, утраченного имущества;

сбором сведений по уголовным делам. В своей диссертационной работе В. В. Нахратов информационную услугу определяет как «совершаемые в пользу услугополучателя действия услугодателя по созданию или изменению информации, не охраняемой как результат интеллектуальной деятельности».31 В целом поддерживая такое определение, можно сказать, что она соответствует характеру информационной деятельности сторон возмездного оказания информационных услуг. В нем четко определены участники такого гражданского оборота информации. В условиях, когда метаинформация конфиденциальна и См.: Гладких С. Р. Комментарий к Закону Российской Федерации «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации»

(постатейный). М. Юстицинформ, 2005. С. 100..

Нахратов В. В. Указ. дисс. исслед. С. 6.

является следствием информационного взаимодействия сторон, вопрос о её охране как творческий результат интеллектуальной деятельности не имеет особого значения. Для заказчика важно, чтобы такой результат был объективным и компетентно подготовленным. Для него важна не форма изложения мнения и рекомендации. Важно своевременное, полное и достоверное информирование.

Поэтому, по нашему мнению, информационная услуга является действием (определенной деятельностью) профессионального участника личного информационного правоотношения по выработке объективного мнения или своевременное, полное и достоверное производство информации по заданию заказчика. Таким образом, завершая свое исследование по данному параграфу, можно сказать, что обязательство по оказанию информационных услуг является обязательством профессионального участника личного информационного правоотношения по выработке объективного мнения или своевременное, полное и достоверное производство информации по заданию заказчика.

Данное обязательство должно быть квалифицировано как: договорное обязательство на определенный срок или без ук азания срока;

консенсуальное;

возмездное;

двустороннеобязы вающее. Основной обязанностью исполнителя (услугодателя) является компетентная выработка объективного мнения или производство актуальной информации, необходимой для формирования поведения заказчика (услугополучателя). Встречным обязательством заказчик а является передача исполнителю задания, потенциальной информации для размышления и оплата результатов оказанной услуги (умственного труда), независимо от его содержания.

Раджабов М.Н., кандидат юридических наук, доцент кафедры международного права Таджикского национального университета Часть первая Гражданского кодекса Республики Таджикистан и правовой статус физического лица Часть первая Гражданского кодекса РТ была принята 30 июня 1999 года и введена в действие с января 2000 года. Она состоит из трех разделов: общие положения, право собственности и обязательственное право.

Раздел I (общая часть) ГК (ст. ст. 1-231) включает в себя 10 глав: «Гражданское законодательство», «Основания возникновения гражданских прав и обязанностей, осуществление гражданских прав и обязанностей, защита гражданских прав», «Граждане Республики Таджикистан и другие физические лица», «Юридические лица», «Участие Республики Таджикистан и административно-территориальных единиц в отношениях, регулируемых гражданским законодательством», «Объекты гражданских прав», «Сделки», «Представительство. Доверенность», «Понятие, виды и исчисление сроков», «Исковая давность». Эти десять глав содержат общие для всего ГК положения.

В главе 3 (ст. ст. 17-47) ГК РТ закреплены общие положения о физическом лице к ак субъекте гражданского права.

Гражданский к одекс РТ использует понятия «гражданин» и «физическое лицо» как равнозначные.

Под гражданами (физическими лицами) понимаются граждане Республики Таджикистан, граждане других государств (иностранные граждане) и лица без гражданства. Действительно, три категории субъектов гражданского права можно включить в определение «физическое лицо», но ни в к оем случае не в определение «гражданин», потому что термин «гражданин» в соответствии с Конституцией РТ охватывает только граждан РТ. Например, термин «гражданин» в ст. ст. 24, 27, 28, 29, 31 и 43 Конституции РТ распространяется только на граждан РТ, кроме того, на категории граждан РТ, иностранных граждан и лиц без гражданства, поскольку включается в определение «физическое лицо», но по законодательству они имеют разные определения и особенности правового статуса.

Во-первых, под гражданами РТ понимаются физические лица, имеющие гражданство РТ, под иностранными гражданами - физические лица, которые имеют гражданство иностранного государства, а под определением «лица без гражданства» - физические лица, которые не имеют гражданства каких-либо государств.

Во-вторых, правовой статус иностранных граждан определяется на основе правовой системы государства пребывания и государства гражданства. Например, ГК РТ (ст. 1201) предусматривает, что дееспособность физического лица определяется по его личному закону, к которому относится закон страны его гражданства. А в отношении лиц без гражданства применяется право страны, в к оторой это лицо преимущественно проживает. Но здесь надо отметить, что применение личного закона иностранных граждан не безгранично, т.е. Гражданский кодекс РТ (ч.3 ст. 1201) содержит нормы, ограничивающие действие закона их гражданства. Например, гражданская дееспособность иностранцев в отношении сделок и обязательств, возник ающих вследствие причинения вреда, определяется по праву страны места совершения сделок или возникновения обязательства из причинения вреда.


Кроме того, особенность правового статуса иностранных граждан заключается в том, что они обладают правом на дипломатическ ую защит у государства своего гражданства, а такой особенности не имеет правовой статус лиц без гражданства.

А также по законодательству РТ в трех случаях статус иностранных граждан может либо расширяться, либо ограничиваться, чего нельзя сказать о статусе лиц без гражданства:

а) правового положения иностранных граждан возможно на основе договора между Республикой Таджикистан и иностранным государством;

б) в отношении граждан тех государств, в которых имеются специальные ограничения прав и свобод граждан Республики Таджикистан. В этом случае Правительство РТ может установить ответное ограничение, именуемое реторсией. Но по отношению к лицам без гражданствам не применяется реторсия;

в) если иностранным государством не принято специально ограничение в отношении граждан Республики Таджикистан, но в то же время его законодательство ограничивает права и свободы граждан РТ. Тогда граждане этого государства, находящиеся на территории РТ, имеют такие же права и свободы, основанные на принципе формальной взаимности, а также оно может на основе материальной взаимности расширить или ограничить права иностранных граждан на территории РТ.

Таким образом, граждане РТ, иностранные граждане и лица без гражданства являются разными категориями физического лица. Поэтому нельзя равнозначно использовать категории «гражданин» и «физическ ое лицо», поскольку гражданин - это физическое лицо, но не всякое физическое лицо имеет статус гражданина. Об этом свидетельствует содержание норм ст. ст. 24, 27, 28, 29, 31 и Конституции РТ.

Таким образом, будет справедливо использовать понятие «физическое лицо» шире, чем термин «гражданин», и главу 3 ГК РТ следует именовать «Физическое лицо», потому что нормы данной главы охватывают не только правовой статус граждан РТ, но и иностранных граждан, и лиц без гражданства.

Правовое положение физических лиц в гражданских отношениях раскрывается через категории правоспособности и дееспособности.

Определение «правоспособность граждан»

рассматривается в ст. 18 ГК РТ, где говорится о спос обности иметь гражданские права и нести обязанности физического лица в равной мере. Таким образом, ГК РТ в равной мере за всеми физическими лицами признает правоспособность, т.е. иностранные граждане и лица без гражданства имеют одинаковую с гражданами РТ правоспособность. Это выражается в том, что ГК РТ признаёт категорию «правоспособность»

не правом, а способностью лица к приобретению гражданских прав и обязанностей.

Поэтому ГК РТ время возникновения и прекращения категории «правоспособность» предполагает как «момент рождения и смерти». Но здесь надо отметить, что естественная смерть - это общее правило прекращения правоспособности физического лица, но в то же время имеются и другие обстоятельства прекращения правоспособности физического лица. Это признание физического лица безвестно отсутствующим (ст. 43) и объявление физического лица умершим (ст.

46). Поэтому, чтобы избежать коллизии между нормами ГК РТ необходимо дополнить ч.2 ст.18 следующими словами: «кроме случаев, предусмотренных законодательством».

В ст. 19 ГК РТ закреплено содержание гражданской правоспос обности граждан, к оторое включает способность иметь на правах собственности имущество, в том числе иностранную валюту, как в пределах Республики Таджикистан, так и за ее пределами;

наследовать и завещать имущество;

свободно передвигаться по территории республики и выбирать место жительства;

свободно покидать пределы республики и возвращаться на ее территорию;

заниматься любой, не запрещенной законодательными актами, деятельностью;

создавать юридические лица самостоятельно и совместно с другими гражданами и юридическими лицами;

совершать любые, не запрещенные законодательными актами, сделки и участвовать в обязательствах, иметь право интеллектуальной собственности на изобретения, произведения науки, литературы, искусства, иные результаты интеллектуальной деятельности, требовать возмещения материального и морального вреда;

иные имущественные и личные права.

Поскольку все права в полной мере перечислить в ГК невозможно, то вышеуказанная норма ГК не указывает на обязанности граждан.

Кроме того, новый ГК РТ существенно расширил, по сравнению с ранее действовавшим ГК, содержание правоспособности физического лица. В том числе он дополнил способности физического лица рядом прав, таких как: право собственности на иностранную валюту в и за пределами РТ, право создавать юридические лица самостоятельно или совместно с другими гражданами и юридическими лицами, заниматься любой деятельностью, не запрещенной законодательством.

В ГК РТ ст. 20 является новой под названием «Имя гражданина». В ранее действовавшем Гражданском кодексе отсутствовали такие статьи. Имя имеет особое значение для определения статуса физического лица в участии его в гражданско-правовых отношениях, т.е.

физическое лицо приобретает права и обязанности под своим именем как субъект гражданского права.

Имя человека является неотъемлемой частью его правоспособности. В соответствии с Конвенцией о правах ребенка «ребенок приобретает право на имя с момента рождения» (ст.7).

Действительно, имя является средством индивидуализации физического лица как участника гражданских правоотношений, поскольку в гражданском законодательстве сказано, что человек получает имя при рождении и переименовать его можно только в порядке, предусмотренном законом, но перемена имени не является основанием для изменения прав и обязанностей, приобретенных под прежним именем. ГК РТ запрещает приобретение гражданских прав и обязанностей под именем другого лица. Например, сделки, заключенные под чужим именем, недействительны в соответствии со статьями 193, 194, 203, 204 ГК РТ. Вообще, законодательством установлено, что лицо, в случае неправомерного использования чужого имени, может быть привлечено к ответственности.

Категория «место жительства» имеет существенное значение для определения участия физического лица в гражданско-правовых отношениях. При установлении места открытия наследства (ст. 1143 ГК РТ), для признания лица безвестного отсутствующим (ст.43) или объявления лица умершим (ст. 46) категория «место жительства» является основным критерием определения стат уса физическ ого лица. В международном частном праве на основе личного закона физического лица, который выражается в двух формах - как закон гражданства и закон места жительства - определяется его правовой статус в отношениях с иностранным элементом. Особенно в таких странах, как США, Великобритания, Швейцария, Аргентина, Бразилия, Гватемала, Никарагуа, Парагвай, Норвегия, Дания, Исландия правовой статус физического лица определяется по законодательству на основании критерия «место жительства», т.е.

принцип закона места жительства имеет территориальный характер. Его сущность заключается в том, что все лица, находящиеся на территории определенного государства, независимо от их гражданства, подчиняются его юрисдикции.

В законодательстве разных стран определение «место жительства» используются не одинаково, и даже в пределах одного государства оно может быть различным. Например, в Италии местом жительства является то место, в котором лицо имеет основную часть своей деятельности и интересов. В законодательстве Швейцарии в частно-правовых отношениях в качестве места жительства используется «место пребывания», а в публично-правовых - «место жительства».

В Гражданском кодексе РТ (ст.21) местом жительства признается место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает. Как видно, категория «место жительства» определяется на основе постоянного или преимущественного проживания на территории РТ. Но в ГК РТ предел постоянного проживания не определен, и поэтому в других законах по - разному признается категория «постоянное проживание». Например, в конституционном Законе РТ «О гражданстве РТ» от 4 ноября 1995 г. постоянное проживание признается на территории РТ для иностранных лиц и лиц без гражданства на срок всего пять лет, или же три года непрерывно, непосредственно перед обращением с ходатайством о приеме в гражданство РТ. А в Законе РТ «О правовом положении иностранных граждан в РТ» от 1 февраля 1996г.

постоянное проживание иностранцев признается на срок более шести месяцев, а в Налоговом кодексе РТ 183 дня проживания на территории Республики Таджикистан признаются к ак срок постоянного проживания.

В ГК РТ местом жительства для несовершенно летних старше 14 лет признается место, где они постоянно или преимущественно проживают. А для несовершеннолетних до 14 лет (в ранее действовавшем ГК - до 15 лет) и лиц, находящихся под опекой (недееспособных) признается место жительства их законных представителей и опекунов. А законными представителями в ГК РТ (ст. 27) признаются родители, усыновители или опекуны.

В ГК РТ отсутствует рассмотрение соотношения и отличия категории «место жительства» и «место пребывания». Поскольку в ГК РТ в общей форме предлагается определение «место жительства», а в законодательстве РТ вообще отсутствует понятие «место пребывания», постольк у эта категория признается. Поэтому, «на наш взгляд, целесообразно будет в законодательстве определить местом пребывания места, в которых человек проживает временно». В качестве пробела в ГК РТ (ст. 21) можно отнести, сколько мест жительства одновременно допускается для одного лица. Этот вопрос в ГК Швейцарии, Италии, Франции четк о определен, не допуск ается существование одновременно неск ольких мест жительства для одного лица. А в гражданском законодательстве Германии и Грузии допускается несколько мест жительства для физического лица.

Вообще категория «место жительства» имеет также значение и в других отраслях права. Например, согласно Семейному кодексу РТ брак регистрируется по месту жительства одного из брачующихся, а в гражданском процессе существует правило, согласно которому иски предъявляются по месту жительства ответчика, в конституционном праве установлено, что каждый гражданин осуществляет свое избирательное право по месту своего жительства и т.д.

Следующим элементом статуса физического лица является категория «дееспособность», которая до сих пор и в законодательной практике, и в юридической науке остается спорной.

См.: Гуев А.Н. Гражданское право: Учебник в 3 т. Т.1. М.: Изд-во «Экзамен», 2006. С. 78.

В новом ГК РТ (ч. 1 ст. 22) к ранее существовавшему определению дееспособности физического лица добавились два новых элемента: «осуществлять гражданские права» и «исполнять обязанности». Ядром дееспособности является способность физического лица. Но в отличие от правоспособности, дееспособность не имеет абстрактного характера, она связана с действиями, предусмотренными законом, и на её основе приобретаются и осуществляются гражданские права, а также создаются физическими лицами для себя и исполняются гражданские обязанности.

В ГК РТ, в зависимости от объема, дееспособность физического лица подразделяется на три вида - полную, частичную и ограниченную. Полный объем дееспособности возникает с наступлением с овершеннолетия, то есть по достижении восемнадцатилетнего возраста.

Из этого общего правила ГК РТ допускает два изъятия. Во-первых, граждане, вступившие в брак до достижения 18 лет, становятся полностью дееспособными со времени вступления в брак (ч. 2 ст.

22 ГК РТ).

Во-вторых, если несовершеннолетний, достигший 16 лет, работает по трудовому договору, в том числе по контракту, или, с согласия родителей, усыновителей или попечителя, занимается предпринимательской деятельностью, он признается полностью дееспособным.

Объявление несовершеннолетнего полностью дееспособным называется эмансипацией (ст. 28 ГК РТ).

Термин «эмансипация» используется впервые в новом ГК РТ. Его цель заключается в придании несовершеннолетнему полноценного гражданско правового статуса.

Частичная дееспособность физического лица зависит от возраста несовершеннолетнего. В зависимости от этого, несовершеннолетние в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет вправе самостоятельно, без согласия родителей, усыновителей или попечителя совершать следующие действия:

- распоряжаться своим заработком, стипендией и иными законными доходами;

- осуществлять права автора произведения науки, литературы или искусства, изображения или иного охраняемого зак оном результата своей интеллектуальной деятельности;

- в соответствии с законом вносить вклады в кредитные учреждения и распоряжаться ими;

- с овершать мелкие бытовые сделки, предусмотренные частью 2 ст. 29 ГК РТ. А также по достижении шестнадцати лет несовершеннолетние вправе быть членами кооператива. Кроме того, несовершеннолетние в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет самостоятельно несут имущественную ответственность по сделк ам, совершаемым ими в соответствии с частями 1 и 2 ст.

27 ГК РТ, а также за причиненный ими вред предусмотрена ответственность по ГК РТ. Ограничение дееспособности физических лиц предусмотрено в ст.

29 ГК РТ. В частности, за несовершеннолетних, не достигших четырнадцати лет (малолетних), сделки могут совершать от их имени только их родители, усыновители или опекуны. Исключение составляют:

- мелкие бытовые сделки;

- сделки, направленные на безвозмездное получение выгоды, не требующие нотариального удостоверения либо государственной регистрации;

- сделки по распоряжению средствами, предоставленными законными представителями или, с их согласия, третьим лицом для определенной цели или для свободного распоряжения.

В отличие от ранее действовавшего гражданского законодательства, новый ГК РТ (ч. 2 ст. 29) отмечает, что ребенок, не достигший шестилетнего возраста, впервые признается абсолютно недееспособным, а с возраста от 6 до 14 лет - ограниченно дееспособеным (ранее действовавшим ГК РТ до 15 -летнего возраста определялась ограниченная дееспособность, от 15 до 18 лет - частичная дееспособность, а с 18-летнего возраста - полная дееспособность, абсолютная недееспособность не была определена), с 14 до 18 лет - частичная, и с 18-летнего возраста - полная дееспособность физического лица. Новый ГК РТ наиболее существенными элементами содержания дееспос обности физическ ого лица признает возможность самостоятельного заключения сделок и возможность нести самостоятельную имущественную ответственность, а также впервые в качестве элемента дееспособности физического лица выделил возможность гражданина заниматься предпринимательской деятельностью (ст. 24 ГК РТ). В ГК РТ предусмотрено признание физического лица недееспособным только по решению суда, когда оно вследствие душевной болезни или слабоумия не может понимать значение своих действий или руководить ими, и над ним устанавливается опека. В случаях ограничения дееспособности физического лица над ним устанавливается попечительство. А дееспособность физического лица может быть ограничена судом из-за злоупотребления спиртными напитк ами или наркотическими средствами, вследствие чего оно ставит себя или свои семью в тяжелое материальное положение.

Отмена ограничения дееспособности физического лица и установление над ним попечительства также производится по решению суда, если к тому имеются основания.

Таким образом, независимо от того, что часть первая ГК РТ, регулирующая рыночные отношения, в которые вступила Республика Таджикистан, нуждается в изменениях, мы можем констатировать, что новый ГК РТ развивает и совершенствует содержание правового статуса физического лица.

Сулаймонов Ф.С., кандидат юридических наук, ст.преподаватель кафедры международного права Таджикского национального университета Часть первая Гражданского кодекса Республики Таджикистан и некоторые вопросы международного частного права С принятия первой части Гражданского кодекса Республики Таджикистан1 (30.06.1999г.) прошло 10 лет.

Конечно, десятилетний возраст для закона, тем более для такого уровня, как Гражданский кодекс, не значительный, ибо в мире существуют такие Гражданские кодексы, которые по своему возрасту превосходят ГК РТ в несколько раз. К примеру, Гражданскому кодексу Франции в настоящее время насчитывается более 200 лет.

Несмотря на это, ГК РТ сыграл существенную роль в регулировании имущественных и иных отношений, указанных в его первой статье. В течение 10 лет он подвергался шесть раз изменениям и дополнениям, к оторые носили как стилистический, так и содержательный характер, и были направлены на разрешение определенных упущений и погрешностей.

Основной базой при разработке части первой ГК РТ была часть первая Модельного Гражданского кодекса для стран Содружества Независимых Государств, которая была принята на пятом пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государств участников Содружества Независимых Государств 29 октября 1994 года.

ГК РТ, в отличие от своего «предшественника»

Гражданского кодекса Таджикской ССР от 1963 года2, Далее ГК РТ. В данном случае, когда речь будет идти о ГК РТ, имеется в виду первая часть ГК РТ, если иное не будет указано прямо в тексте.

Далее ГК ТССР.

более содержателен, о чём свидетельствует количество его норм - 1234 статей, а также содержит много новшеств, которые не были известны ГК Тадж.ССР.

Следует отметить, что в ГК РТ, впервые были закреплены к лючевые моменты регулирования имущественных и личных неимущественных отношений, составляющие предмет правового регулирования гражданского законодательства, в частности, равенство, автономия воли и имущественная самостоятельность участников этих отношений (ч.1 ст. ГК РТ), а также основные начала гражданского законодательства: неприкосновенность собственности, свобода договора, недопустимость произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, необходимость беспрепятственного осуществления гражданских прав, обеспечение восстановления нарушенных гражданских прав и их судебной защиты (ч.1 ст.3). Кроме того, в ГК РТ более подробно урегулировано правовое положение субъектов гражданского права физических лиц, юридических лиц и государства.

Следует подчеркнуть, что в ГК РТ впервые в истории отечественного гражданского законодательства более подробно регламентированы вопросы участия государства в имущественных отношениях.

ГК РТ закрепил правила, согласно которым государство на равных началах может участвовать в имущественных отношениях, иметь гражданские права и обязанности, нести имущественную ответственность в порядке и условиях, предусмотренных действующим законодательством Республики Таджикистан.

Государство, как носитель политической власти, став участником имущественных отношений, не пользуется своей прерогативой и выст упает в ук азанных См. о принципах гражданского законодатель ства Республики Таджикистан: Тагойназаров Ш.Т. Принципы гражданского права // Вестник цивилистики (спецвыпуск). - Душанбе, 2007. С.4-13.

отношениях на равных началах, что способствует развитию имущественного оборота и рыночной экономики.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.