авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |

«Министерство образования и науки РФ Московский государственный университет экономики, статистики и информатики (МЭСИ) Институт права и гуманитарного образования ...»

-- [ Страница 2 ] --

года, указывается: «В соответствии с энциклопедической терминологией23, их предлагается назвать первой стратегической (по масштабам того време ни) воздушной (по типу) наступательной операцией (как совокупностью согласованных и взаимосвязанных по цели, задачам, месту и времени од новременных и последовательных ударов разнородных сил) Великой Оте чественной войны»24.

Какая «первая стратегическая воздушная наступательная операция»? По всей видимости, данный термин придуман самим Л.А. Наливкиным. Какие «разнородные силы»? Если это силы ВМФ, то получается, что Берлин вме сте с морскими летчиками бомбили еще надводные корабли и подводные лодки?! Если считать разнородными силами группу ВВС Красной Армии, то у них, представителей Дальнебомбардировочной авиации, на вооруже нии находились такие же бомбардировщики ДБ-3, как и у группы полков ника Е.Н. Преображенского.

Вот так в нашей историографии боевой вылет и воздушный (бомбовый) удар по Берлину превращаются в первую стратегическую воздушную опе рацию.

Не ясно также, во-первых, почему Л.А. Наливкин применяет современ ную терминологию и, ничего не оговаривая, переносит ее на период Вели кой Отечественной войны. Во-вторых, почему он берет общее определение «операции», т.е. дефиницию из второго тома указанного «Военно энциклопедического словаря» 2001 года издания, в то время как в первом томе этого словаря приводится определение «воздушной операции», опять же в современной трактовке. В первом томе словаря дается следующее определение: «Воздушная операция, совокупность заблаговременно подго товленных массированных авиационных ударов, воздушных сражений и боевых действий авиационных объединений, проводимых во взаимодей ствии с соединениями (частями) других видов ВС (рода войск) по единому замыслу и плану для достижения в короткие сроки оперативных или стра тегических целей;

форма военных действий»25.

Здесь после приведенного собственного «определения» Л.А. Наливкина В автореферате Л.А. Наливкин делает ссылку на «Военный энциклопедический словарь» (В 2 томах. М.: Большая Российская энциклопедия, «РИПОЛ КЛАССИК», 2001. Том 2. С. 223–224).

Наливкин Л.А. Авиация Краснознаменного Балтийского флота в летне-осенней кампании 1941 года. Автореферат дис. … канд. ист. наук. СПб.: Санкт Петербургский государственный университет, 2007. С. 23.

Военный энциклопедический словарь: В 2 томах. М.: Большая Российская энцик лопедия, «РИПОЛ КЛАССИК», 2001. Том 1. С. 328.

трудно даже что-либо комментировать. Скажу только одно: что авиацион ным объединением на то время являлись военно-воздушные силы Красно знаменного Балтийского флота, состоявшие в свою очередь из авиацион ных соединений (бригад) и отдельных авиачастей (полков и эскадрилий).

Авиагруппа полковника Е.Н. Преображенского, бомбившая Берлин и дру гие города Германии в августе–сентябре 1941 года, представляла собой всего лишь группу самолетов из 1-го минно-торпедного авиационного пол ка 8-й бомбардировочной авиационной бригады ВВС Краснознаменного Балтийского флота. То есть даже авиационной частью группу полковника Е.Н. Преображенского назвать нельзя, не то, что авиасоединением или авиационным объединением.

Приведенные примеры из современной историографии отечественной морской авиации периода 1910–1945 гг. свидетельствуют о том, что в исто рии авиации флота по-прежнему остается много «белых пятен», а для объ ективного изложения истории авиации ВМФ, освещения ее роли и места в составе сил флота, предстоит пройти еще определенный путь и провести конкретную исследовательскую работу. Которая, как раз и заключается в тщательном изучении архивных документов, их правильной трактовке и интерпретации, корректного введения новых, полученных в ходе исследо вания данных, в научный оборот. Это в конечном итоге должно привести к сокращению ошибок и неточностей в современной отечественной историо графии.

Таким образом, роль военной истории определяется ее вкладом в полу чение учащимися гуманитарного образования.

Место военной истории определяется выделение, наиболее важных ее проблем, в самостоятельные курсы, способствующие изучению отече ственной истории, как одной из составляющих гуманитарных наук.

В целом роль и место некоторых аспектов отечественной военной исто рии будут способствовать общей гуманитаризации образования, что в ко нечном итоге должно внести определенный вклад в формирование совре менного гуманитарного знания.

СПЛОЧЁННОСТЬ ОРГАНИЗАЦИИ – ВЫЗОВ ВРЕМЕНИ Глушач Н.Н.

к.псхл.н.,доцент каф. СиП Экономика современной России исчерпала тот производственный по тенциал (и материальный, и моральный, и духовный), который ей достался от Советского Союза. Предприниматели, получив в собственность пред приятия, посредством приобретённых ресурсов преследовали цель личного обогащения, не утруждая себя вложениями в перспективное развитие сво их организаций. В итоге они оказались не подготовлены к естественной и прогнозируемой необходимости социально-экономической, научно технологической, организационно-производственной модернизации своих компаний.

Чтобы выпускать конкурентоспособный продукт, промышленности не достаточно выпускать просто новые товары, необходимо полностью об новлять организационно-производственный менеджмент и технически технологическую производственную базу. В результате современные рос сийские промышленники подошли к моменту принятия решения: будет ли они заботиться о престиже страны, организационной репутации, о процве тании своего народа и станут ли всесторонне обновлять функционирова ние своих компаний и подходов управления ими, или они продолжат «до бивать» уже ослабшую российскую промышленность и затем с накоплен ными капиталами отбудут почивать зарубеж?

Возникает вопрос: кто первый начнёт эти инновационные преобразова ния в современной России? Почему руководители, особенно среднего биз неса, не спешат модернизировать свои предприятия? Такую бизнес инертность предпринимателей можно объяснить не столько их близоруко стью, эгоистичностью взглядов или низкой бизнес-культурой, сколько тем фактом, что в условиях современной российской действительности быть бизнес-личностью крайне опасно - можно просто лишиться этого самого бизнеса. Существующая административная система на всех уровнях, сформировавшаяся в условиях усиленной индульгенции эгоистической алчности - «мне, мне, мне и мне», не способствует качественному преоб разованию социально-экономического состояния России и её научно техническому развитию в целом и бизнесу в частности. Она наоборот по рождает такие механизмы подавления бизнес-инициативы, как мздоимство, коррупцию и рейдерские захваты преуспевающих предприятий. Вот и по лучается для патриотично настроенных собственников замкнутый круг: по старому – предприятие уже не может функционировать, а по-новому – опасно («съедят»).

Что же делать? Ждать, когда поменяется система административного регулирования? Вряд ли стоит на это надеяться. Тогда как же разорвать этот порочный круг? С чего начать? Одним из первостепенных ответов на поставленный вопрос может быть такой: предприятиям необходимо ме няться изнутри, наращивая свои внутренние силы, и в первую очередь, как ни странно это звучит, не технологически, а психологически, сплачивая коллектив в единый, целостный социальный организм, т.е. менять систему менеджмента и внутреннюю атмосферу организации.

Для руководителя важно осознать жизненно важную роль каждого со трудника в непрерывной организационной деятельности, в совокупной ре зультативности всего предприятия. Именно отдельный человек является носителем жизненной силы, «электроном» в непрерывной цепочке произ водственного «тока». Чем более сплочён коллектив, тем выше энергоём кость организации, тем большим, разносторонним и самоорганизующимся потенциалом она обладает. Следует заметить, что сила и возможности та кого объединения всегда превышают возможности одного-двух-трёх тол ковых руководителей. Получается, что если игнорировать и отрицать это явление – значит отвергать наиболее эффективные и доступные ресурсы формирования жизнестойкой организации.

Под сплочённостью в данном случаи понимается психологическое единство людей в важнейших вопросах жизнедеятельности коллектива, проявляющиеся в притяжении к нему участников и стремлении защищать и сохранять его целостность. В дружном сплочённом коллективе люди меньше бездельничают и ориентированы на общий результат, потому как у сотрудников проявляется такое важное для самоорганизации коллективной деятельности и повышения его живучести чувство, как соучавствование.

Соучавствование, как отмечал Петровский А.В., - это активное сострадание людей к находящемуся в трудном положении человеку. Причём такое, ко гда они активно включаются в его дела и решают общие задачи, считаясь как с интересами общего дела, так и с его персональными проблемами. Та ким образом, мы можем наблюдать процесс синергии, объединение частей в единое целое, в качественно новое социальное образование, где приба вочная интеллектуальная энергия всегда даёт коллективный результат, пре вышающий сумму индивидуальных результатов, и отвечает правилу 1+12.

Синергия индивидуальной энергии разворачивает групповую активность и направляет её на сохранение целостности всего коллектива, организации, мобилизуя инициативность каждого и генерируя адаптивные идеи коллек тивного выживания и развития. В результате весь коллектив работает как одно целое, как живой социальный организм, которому не чужд инстинкт самосохрания и потребность в сареактуализации.

На начальном этапе сплочению коллектива способствует, во-первых, чёткое представление руководителем целей и направления развития орга низации. И речь здесь идёт не о представлении эгоистического увеличения прибыли посредством предприятия, а понимание того, какую особую роль должна играть организация в социально-экономическом устройстве регио на, страны, мира. И, во-вторых, руководитель должен осознавать степень своего намерения реализовать задуманное, т. к. его захваченность идеей поможет вселить веру в неё другим членам коллектива и зажечь ею как своей собственной. Уже это является мощным толчком к объединению лю дей и приумножению числа единомышленников. Как следствие, множатся силы собирательной личности (термин предложил В.М. Бехтерев) органи зации в целом, в лучшую сторону в ней меняется эмоциональный фон, ра бочее настроение, повышается трудовая и организационная активность и инициативность. Интегрируясь, эти психологические проявления коллек тива будут создавать благоприятные условия для поиска оптимальных спо собов реализации актуальной общеорганизационной идеи, адаптированные к текущей действительности.

В заключении хочется напомнить мудрые слова – если мы не можем изменить мир, то мы можем изменить себя. Этот тезис в равной степени применим и к организации в целом. С той лишь разницей, что если её руко водитель воспринимает компанию не как совокупность цехов, отделов, ос новных фондов, технологий, различных ресурсов (в том числе и человече ских), не учитывая созависимости этих компонентов в эффективной жизне деятельности предприятия и, в результате, озадачиваясь решением каждого вопроса в отдельности, а как единое социально-психологическое производственное целое, как единый социальный организм, который функ ционирует по законам синергии (интеграция отдельных частей в каче ственно новое целое), применение которых в менеджменте организации позволяет руководителю оптимизировать свои усилия и повысить жизне стойкость компании и эффективность её функционирования.

СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ ДОГОВОРОВ ОБ ОСУЩЕСТВЛЕНИИ ОПЕКИ (ПОПЕЧИТЕЛЬСТВА), О ПРИЁМНОЙ СЕМЬЕ, ПАТРОНАТНОМ ВОСПИТАНИИ Грибков. А.М.

Доцент Рязанского филиала МЭСИ На сегодняшний день законодательно закреплены и существуют две до говорные формы устройства детей, оставшихся без попечения родителей – это опека (попечительство) и приёмная семья. Патронатное воспитание, как ещё одна договорная форма устройства детей, оставшихся без попечения родителей, на сегодняшний день получила своё закрепление лишь в неко торых регионах, и её повсеместное внедрение тормозится отсутствием фе дерального законодательства, которое бы урегулировало применение дан ной формы устройства детей, оставшихся без попечения родителей.

Семейный кодекс РФ даёт приёмным родителям по отношению к при нимаемому на воспитание ребёнку права и обязанности опекунов (попечи телей). Тем не менее, тот факт, что приёмной семье посвящена отдельная глава СК РФ, не позволяет с точки зрения действующего законодательства назвать приёмных родителей опекунами или попечителями, у них есть своё собственное наименование, обозначающее их правовой статус – «приёмные родители».

На наш взгляд, существенных различий в содержании правоотношений по опеке (попечительству) над несовершеннолетними лицами и правоот ношений приёмных родителей с переданными им на воспитание детьми не обнаруживается. То обстоятельство, что приёмным родителям полагается вознаграждение не может являться принципиально важным отличием, особенно, если учитывать, что обязанности по опеке и попечительству ис полняются безвозмездно, кроме случаев, предусмотренных законом (1 ст.

36 ГКРФ). Приемная семья, и опека (попечительство) являются временны ми формами устройства, это объясняет сходство в правах и обязанностях стороны исполнителя.

Среди отличий приёмной семьи от опеки (попечительства) может быть отнесено наличие родственных связей между опекуном (попечителем) и подопечным и приёмными родителями и детьми. Опекуны (попечители), традиционно подбираются преимущественно из лиц, состоящих в род ственных связях с подопечным. Однако Л.Ю. Михеева пишет, что закон не устанавливает приоритета родственных связей, однако они наиболее пред почтительны для опекунов (попечителей) и их подопечных, поскольку обя занности опекунов и попечителей исполняются безвозмездно 26. Приёмная же семья наоборот - в отличие от семьи опекуна, чаще всего не знакома с ребёнком, и не была знакома с его семьёй.

На практике подавляющее большинство опекунов (попечителей) – это, как правило, родственники подопечного. При этом они исходят не из пра вовой, материальной или иной точки зрения, а из моральной обязанности по воспитанию своих несовершеннолетних родственников и принятии на себя всего груза ответственности за их будущее воспитание и содержание.

Преимуществом приёмной семьи по сравнению с опекой (попечитель ством) может оставаться лучшее материальное обеспечение детей, переда ваемых на воспитание в семью и создание между приёмными детьми и приёмными родителями межличностных отношений, более схожих с отно Михеева Л.Ю. Опека и попечительство: правовое регулирование. Учебно практическое пособие. М., 2002. с. 45.

шениями, возникающими между родителями и детьми в кровной семье.

Определяя правовую природу договора о приёмной семье, необходимо отметить, что отличительным признаком приёмной семьи является прису щее ей основание возникновения - это договор о приёмной семье. В этой связи представляется весьма затруднительным вопрос о том, в каких отно шениях находятся между собой приёмные родители и органы опеки и по печительства. Чтобы разобраться в этом вопросе, прежде всего, необходи мо понять является ли данный договор по своей природе трудовым или же его предметом является оказание услуги, либо он имеет семейно-правовую природу.

Сторонники трудового характера договора о приёмной семье, например Г.С. Скачкова, высказывают мнение о том, что «воспитание ребёнка в при ёмной семье является определённой трудовой функцией…»27, также по её мнению такая работа производится приёмными родителями по найму за вознаграждение, выплачиваемое им органами опеки и попечительства, ко торые выступают в данном случае в качестве работодателя.

Однако, в нормативных документах, регулирующих вопросы приёмной семьи, не содержат указания на трудовой характер договора приёмной се мье. Например, в Правилах заключения договора об осуществлении опеки или попечительства в отношении несовершеннолетнего подопечного упо требляется термин «вознаграждение», а не «оплата труда», что, по нашему мнению, также не свидетельствует в пользу трудовой природы данных пра воотношений. Применительно же к обязанностям приёмного родителя нельзя сказать, что его круг обязанностей может быть очерчен данным в статье 56 Трудового кодекса РФ определением. Объясняется это тем, что круг его обязанностей чрезвычайно широк и не ограничивается, например, обязанностью следить за здоровьем и физическим развитием своего под опечного. Сходство с трудовым договором договору о приёмной семье придаёт лишь личный характер исполнения обязанностей опекуном, хотя и здесь есть исключения, например, проведение медицинских процедур в соответствующих учреждениях амбулаторно или стационарно и т.п.

Р. А. Шукуров утверждает, что ни одно из существующих определений не в состоянии адекватно охарактеризовать деятельность приёмных роди телей, как следствие – эта деятельность услугой не является28. В обоснова ние этой позиции, автор указывает, что неимущественные отношения во Скачкова Г.С. Особенности правового регулирования труда приёмных родителей // Трудовое право. 2003. № 8. с. 27.

Шукуров Р. А. Приёмная семья по семейному праву России. Дис. канд. юрид.

наук, Белгород, 2004. с. 35-38.

обще не включаются в предмет гражданско-правового регулирования, эти отношения могут только защищаться гражданским законодательством (п. ст. 2 ГК РФ)29. На наш взгляд с такой точкой зрения согласиться нельзя уже потому, что та же статья 2 ГК РФ в п. 1 говорит, что гражданское законода тельство определяет правовое положение участников гражданского оборо та, основания возникновения и порядок осуществления права собственно сти и других вещных прав, прав на результаты интеллектуальной деятель ности и приравненные к ним средства индивидуализации (интеллектуаль ных прав), регулирует договорные и иные обязательства, а также другие имущественные и личные неимущественные отношения, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности участни ков.

Итак, договор об осуществлении опеки (попечительстве) и договор о приёмной семье относятся к гражданско-правовым, преследуют общую цель, заключаются в интересах третьего лица – несовершеннолетнего, предметом обоих договоров является оказание услуг. За множеством сходств двух правовых институтов просматриваются лишь незначительные различия, как то:

1. Множественность лиц со стороны должника по договору о приёмной семье (т.е. приёмные родители);

2. Различия в основаниях возникновения прав и обязанностей у приём ных родителей и опекуна (попечителя);

3. Различный порядок освобождения и отстранения опекунов (попечи телей) и приёмных родителей от исполнения обязанностей;

4. Различия в получении вознаграждения за выполнение обязанностей по воспитанию опекаемых (подопечных) и приёмных детей.

В целом же, все эти различия носят скорее формальный характер.

Представляет определённый интерес сравнительный анализ опеки (по печительства), приёмной семьи и патроната. Поскольку опека (попечитель ство) и приёмная семья представляются нам практически едиными в своей сущности, поэтому имеет смысл рассматривать их с единой точки зрения в сравнении с патронатным воспитанием. Сразу оговоримся, что по нашему мнению нельзя согласиться с точкой зрения Л.Ю. Михеевой по вопросу о том, что принципиальной разницы в природе правоотношений нет во всех трёх формах устройства детей - опека (попечительство), приёмная семья, патронат30. При этом, безусловно, опека (попечительство) и патронат могут Там же. с. 39.

Михеева Л.Ю. Опека и попечительство: Теория и практика / Л.Ю. Михеева;

Под ред. Р.П. Мананковой, М.: 2004. с. 60.

рассматриваться как услуга, а обязательства по данным договорам прини мают вид обязательства по возмездному оказанию услуг, т.е. имеют граж данско-правовую природу.

Главная и, пожалуй, единственная особенность, которая не позволяет поставить в один ряд договор о патронатном воспитании и договора об опеке (попечительстве) и приёмной семье – это условие обязательного раз граничения прав и обязанностей по защите прав несовершеннолетнего между патронатным воспитателем (кровными родителями, если они есть и не лишены родительских прав), органом опеки и попечительства и учре ждением, передающим ребёнка на патронат. В этом состоит уникальность договора о патронатном воспитании, как правового явления и ставит его отдельно от двух рассмотренных договоров.

Степень разделения прав и обязанностей между сторонами договора определяется строго индивидуально в каждом конкретном случае и такие вопросы, как: выбор формы обучения ребёнка, вопросы планового лечения и летнего отдыха ребёнка могут решаться воспитателем самостоятельно, либо совместно с учреждением, передающим ребёнка на патронат, либо только таким учреждением. Благодаря этому, договор о патронатном вос питании является наиболее гибким инструментом во всей системе договор ных отношений по устройству детей, оставшихся без попечения родителей.

Представляется неверной мысль о «поглощении» или полном охвате институтом опеки и попечительства института патронатного воспитания 31.

По нашему убеждению, эти два института призваны, помимо всего, в том числе осуществлять право выбора формы устройства детей, оставшихся без попечения родителей, но ни как не взаимопоглощать друг друга.

Ещё один уникальный элемент патроната, нехарактерный ни для опеки (попечительства), ни для приёмной семьи – это социальный патронат. В то время как все известные формы договорного устройства детей, оставшихся без попечения родителей, предусматривают обязательное изъятие ребёнка из кровной семьи и помещение его в семью опекуна (попечителя), в приём ную, либо в патронатную семью - ключевым отличием социального патро ната является – отсутствие факта изъятия ребёнка из кровной семьи. Ребё нок продолжает находиться в семье кровных родителей, которую посещает патронатный воспитатель.

Такая попытка предпринята в ч. 1 ст. 14 ФЗ «Об опеке и попечительстве», где говорится о том, что установление опеки или попечительства допускается по дого вору об осуществлении опеки или попечительства (в том числе по договору о при емной семье либо в случаях, предусмотренных законами субъектов Российской Федерации, по договору о патронатной семье (патронате, патронатном воспитании).

Однако не стоит связывать социальный патронат с договором об оказа нии услуг няней или гувернанткой. Поскольку в случае социального патро ната – все ключевые элементы договора о патронатном воспитании (в том числе и план по защите прав и интересов ребёнка, разграничение прав и обязанностей между законными представителями, патронатным воспитате лем и уполномоченной организацией) сохраняют свою силу.

Итак, если рассматривать элементы договора о патронатном воспитании и договора об опеке и попечительстве (приёмной семье), то можно выде лить следующее:

1. Предметом рассматриваемых договоров является оказание услуг со циального характера по воспитанию несовершеннолетнего;

2. Общей элементом всех трёх договоров является общий предмет до говора, обязательное наличие органа опеки и попечительства (либо упол номоченной организации) как публично-правового образования;

3. Различно количество сторон в договорах и их полномочия. Если в договоре об опеке или попечительстве (приёмной семье) присутствуют опекун или попечитель (приёмный родитель), которые обладают полным набором прав и обязанностей, необходимых для осуществления своей дея тельности, то патронатный воспитатель является именно воспитателем в классическом смысле этого слова. Орган опеки и попечительства, совмест но с учреждением, передающим ребёнка на патронат, имеет более широкий круг правомочий, по сравнению с договором опеки (попечительства) или приёмной семьи. Ответственность за действия несовершеннолетнего так же лежит, как правило, на учреждении, передающем ребёнка на патронат;

4. Наконец, разновидности опеки (попечительства) и патроната. Если разновидностью опеки (попечительства) является приёмная семья, которая, по своей сути, представляет собой лишь возмездную форму опеки и не имеет сколь бы то ни было существенных отличий от опеки, то виды па троната простираются довольно широко от классической формы такого устройства. Прежде всего, речь идёт о постинтернатном патронате.

Всё сказанное выше, позволяет сделать вывод о том, что в настоящее время законодатель ограничивает договорные формы устройства детей, оставшихся без попечения родителей опекой (попечительство) и приёмной семьей (последняя, по сути, является возмездной формой первой). Патро нат, хотя и упоминается в федеральном законодательстве, фактически до сих пор остаётся вне поля зрения законодателя и имеет закрепление лишь в некоторых регионах.

Литература 1. Михеева Л.Ю. Опека и попечительство: правовое регулирование. Учеб но-практическое пособие. М., 2002;

2. Михеева Л.Ю. Опека и попечительство: Теория и практика / Л.Ю. Ми хеева;

Под ред. Р.П. Мананковой, М.: 2004;

3. Скачкова Г.С. Особенности правового регулирования труда приёмных родителей // Трудовое право. 2003. № 8;

4. Шукуров Р. А. Приёмная семья по семейному праву России. Дис. канд.

юрид. наук, Белгород, 2004.

ПОНЯТИЕ И ПРИЗНАКИ ОСОБОГО ГОСУДАРСТВЕННО ПРАВОВОГО РЕЖИМА НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ (ВОПРОСЫ ТЕОРИИ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА) Джамбалаев Явнус Рамазанович кандидат юридических наук, доцент кафедры юридических дисциплин Дагестанского государственного университета В жизнедеятельности любого государства возникают ситуации непред виденного, произвольного изменения состояния общественных отношений, устранение которых является функциональной обязанностью органов госу дарственной власти и местного самоуправления. Подобного рода измене ния могут быть глобальными по значимости, существенными и малозначи мыми, в определенной степени прогнозируемыми или абсолютно неожи данными для населения и органов государственной власти. Кроме того, они могут иметь как позитивный, так и негативный характер.

Обеспечение внутренней безопасности всегда являлось важнейшей функцией государства 32. Не подлежит сомнению, что в современном об ществе эта задача может быть успешно решена государством лишь при использовании всех имеющихся в распоряжении общества средств и мето дов - экономических, социально-культурных, политических и правовых.

Причем приоритет, безусловно, должен принадлежать первым, так как дей ствие именно экономических и социально-культурных рычагов направлено на устранение первопричин нестабильности социальной системы. Но ис пользование исключительно этих рычагов и недооценка возможностей применения политических и правовых методов обедняет арсенал возмож ных средств предотвращения либо локализации кризисных ситуаций и лик видации их последствий.

В последнее время значительную угрозу для безопасности России при См. например: Закон РФ от 05.03.1992 № 2446-1 (ред. от 07.03.2005) «О Безопас ности» // «Ведомости СНД и ВС РФ». 09.04.1992 № 15. - Ст. 769.

обрел международный и внутренний терроризм, бандитизм, иные крими нальные проявления организованных преступных групп. Нельзя не при знать огромным ущерб, ежегодно наносимый российскому государству авариями, катастрофами и стихийными бедствиями.

Таким образом, подчеркивая очевидную значимость вышеперечислен ных и иных катаклизмов в жизнедеятельности государства и общества, следует указать на необходимость постоянной разработки новых вариантов и совершенствования комплексов защиты власти и населения от подобных явлений, эффективного реагирования и нейтрализации последствий чрез вычайных ситуаций, создающих угрозу безопасности людей, их правам и свободам, конституционному строю страны. Соответственно, в современ ных российских условиях, отличающихся повышенной нестабильностью общественно-политической обстановки в отдельных регионах, возрастает роль именно политико-правовых средств в обеспечении государственной, общественной и личной безопасности.

Если изменения общей ситуации в целом незначительны и находятся в границах допустимой нормы, то они обычно нейтрализуются мерами госу дарственно-управленческого характера. В тех случаях, когда негативные изменения любого вида выходят из-под контроля и не могут быть нейтра лизованы обычными мерами, органы государственной власти должны иметь возможность применения особых, специфических мер государствен но-управленческого реагирования, совокупность которых определяют как «особые государственно-правовые режимы».

С учетом существующих точек зрения следует признать, что есть все основания для понятийной дифференциации политического и государ ственного режима, а также признания государственного режима составной частью политического 33. При этом следует согласиться, что правовой ре жим выступает органической частью не только политического режима, но и государственного 34.

Термином «особый государственно-правовой режим» обозначаются особенности правового регулирования общественных отношений, непо Вопрос о соотношении политического и государственно-правового режима тесно связан с дискуссией середины 60-х начала 70-х годов о соотношении государствен ной и политической власти.

См.: о правовых режимах: Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. I. - М., 1981;

Вопленко Н. Н. Социалистическая законность и применение права. - Саратов, 1983;

Исаков В. Б. Механизм правового регулирования и правовые режимы // Про блемы теории государства и права. - М., 1987;

Матузов Н. И., Малько А. В. Право вые режимы. Вопросы теории и практики // Правоведение. 1996. № 1. и др.

средственно связанных с основами общества и государства, в условиях экс тремальной ситуации с помощью специфического сочетания определенных юридических средств и способов. Это режим жесткого ограничения, в ко тором доминирующее место занимают нормы чрезвычайного законода тельства, состоящие преимущественно из запретов, обязанностей, право вых ограничений и т.д.

Правовые режимы, при помощи которых происходит перестройка юри дического инструментария, можно определить как специальные правовые режимы, которые обладают своей спецификой, возводя на базе отраслевых режимов права собственную регулятивную конструкцию. Говорить о спе циальном правовом режиме можно лишь тогда, когда он получил свое за конодательное закрепление. Как правило, в законе определяются вид ре жима;

его носитель;

условия введения;

субъект, осуществляющий режим ное управление;

режимные меры.

Специальные правовые режимы могут быть классифицированы:

а) по уровню юридического закрепления на федеральные и субъектов федерации;

б) по территориальной распространенности на режимы, дей ствующие на всей территории России, на территории субъектов федерации и на территории органов местного самоуправления;

в) по времени действия на постоянные, временные и срочные;

г) по объекту-носителю на режимы территорий, режимы видов деятельности и др.

В Российской Федерации под особым государственно-правовым режи мом следует понимать вводимый в соответствии с федеральным законода тельством временный специальный правовой режим функционирования органов государственной власти и местного самоуправления, обществен ных объединений, а также жизнедеятельности населения на всей террито рии Российской Федерации или в ее отдельных местностях, где возникли особые (чрезвычайные) ситуации или обстоятельства, создающие реальную угрозу основам общества и государства.

Особый государственно-правовой режим может быть рассмотрен на двух уровнях: институциональном (как особое сочетание юридических средств и приемов регулирования) и государственно-управленческом (как особый порядок деятельности государственных органов, призванный обес печить соблюдение установленных правил).

Институционально-правовой уровень особого государственно правового режима закрепляется в нормативных актах при помощи импера тивных запретительных, ограничительных и обязывающих норм, способов и типов правового регулирования и характеризует юридическое положение субъектов, порядок приобретения и реализации ими своих прав, особенно сти юридической связи субъектов, а также юридический статус носителя режима (территории). Тем самым создаются «режимные правила» поведе ния, включающие в себя порядок: осуществления гражданами своих кон ституционных прав и свобод (проживания, передвижения, потребления материальной и духовной пищи);

ведения хозяйственной деятельности;

проведения охранных, защитных и спасательных мероприятий и т.д.

Нормы права, составляющие основу особого государственно-правового режима, можно разделить на две группы. К первой относятся нормы, регу лирующие: 1) порядок проведения отдельных подготовительных мероприя тий, направленных на предупреждение возникновения условий особого государственно-правового режима жизнедеятельности;

2) поведение граж дан и должностных лиц в условиях особого государственно-правового ре жима;

3) порядок применения юридических средств, с помощью которых обеспечивается должное поведение граждан и должностных лиц в условиях особого государственно-правового режима. К другой группе относятся правовые нормы, регулирующие: 1) организацию и деятельность органов общей компетенции в условиях особого государственно-правового режима;

2) организацию и деятельность органов отраслевой компетенции;

3) компе тенцию специальных органов в условиях государственно-особого правово го режима.

Из приведенной классификации видно, что правовые нормы, регулиру ющие общественные отношения в условиях особого государственно правового режима, по предмету регулирования могут относится к консти туционно- и административно-правовым.

Российское законодательство об особых государственно-правовых ре жимах представлено (в той мере, в какой соответствует Основному Закону России), в Федеральных законах: «О полиции», «О внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации», «Об органах феде ральной службы безопасности в Российской Федерации», «О государствен ной границе», «О безопасности», «О федеральных органах правительствен ной связи и информации», «Об обороне», «О мобилизационной подготовке и мобилизации», «О защите населения и территорий от чрезвычайных си туаций природного и техногенного характера», «Об охране окружающей природной среды», «О радиационной безопасности», «Об аварийно спасательных службах и статусе спасателей» и др.

Вместе с тем перед современной Россией по-прежнему стоит задача бо лее развернутой регламентации института особого государственно правового режима (чрезвычайного, военного и т.п.), принятия дополни тельных законов, соответствующих новым социально-политическим и пра вовым реалиям, а также разработки четкого понятийного аппарата и тер минологии в этой сфере.

Можно констатировать, что особый государственно-правовой режим должен характеризоваться наличием следующих признаков: 1) особый объ ект воздействия;

2) введение режима на определенной территории;

3) изда ние специальных нормативных правовых актов;

4) создание специальных органов управления (и форм особого управления);

5) применение усилен ных мер охраны общественного порядка и обеспечения общественной без опасности;

6) возникновение особых правоотношений, вызывающих изме нение правового статуса субъектов. При этом введение особого государ ственно-правового режима опосредовано особыми условиями.

Существующие представления о понятии особых (экстремальных, чрез вычайных) условий в основном сводятся к следующему. Одни авторы свя зывают такие условия с чрезвычайными мерами охраны государственного строя, другие берут за основу повышенное по степени опасности состояние угрозы безопасности граждан, материальным и культурным ценностям 35.

Существующее многообразие терминов объясняется не только недоста точной научной проработкой обозначаемых понятий, но и тем, что при рас смотрении одних и тех же объектов, явлений, условий различные авторы используют различные дефиниции, стремятся отразить те их признаки, ко торые наиболее полно и точно отражают складывающуюся неординарную обстановку. Между тем четкое определение и толкование вышеперечис ленных терминов имеет не только теоретическое, но и практическое значе ние. В смысловом значении словосочетание «особые условия» означает общее отличие, необычность обстановки, в которой что-нибудь происходит или произошло.

Неординарная обстановка особого государственно-правового режима требует введения чрезвычайных мер охраны общественного порядка, по скольку обычными способами и мерами не представляется возможным обеспечить должный правопорядок. По своему значению эти меры можно разделить на четыре группы: 1) меры, связанные с наделением органов чрезвычайными положениями;

2) меры, связанные с возложением на физи ческих и юридических лиц дополнительных обязанностей в целях ликвида ции последствий чрезвычайной обстановки и стихийных бедствий и оказа ния содействия государственным органам (установление карантина;

при влечение к трудовой и транспортной обязанностям;

проведение реквизиции имущества;

расселение граждан, пострадавших от стихийных бедствий, и См.: Цыганков А. П. Современные политические режимы: структура, типология, динамика: учеб. пособие для вузов. - М., 1995. - С. 11.

др.);

3) меры, связанные с ограничением правового статуса;

4) меры, опре деляющие повышенную ответственность в условиях особого государствен но-правового режима.

При этом необходимо учитывать: во-первых, усиленные меры охраны общественного порядка и обеспечения национальной безопасности приме няются только при особых (чрезвычайных) условиях;

во-вторых, данные меры являются временными и действуют только на срок особого государ ственно-правового режима;

в-третьих, они влекут дополнительные ограни чения отдельных прав граждан;

в-четвертых, они основаны на правовых установлениях и применяются строго в рамках закона.

На основании изложенного можно выделить следующие характерные черты особого государственно-правового режима:

1. Правовую основу особого государственно-правового режима состав ляет Конституция Российской Федерации, российское законодательство, а также общепризнанные принципы и нормы международного права, гаран тирующие демократичность режима в соответствии с идеями правового государства.

2. По своей сущности и социальному назначению особый государствен но-правовой режим служит орудием в осуществлении государственно правовой политики, направленной на стабилизацию общественного строя и укрепления государственности, на недопущение перерастания режима в диктатуру;

выступает важным элементом любого типа (вида) политическо го и государственного режима, носит универсальный характер для всех видов форм государства.

3. Необходимость института особого государственно-правового режима предопределена объективной возможностью возникновения в процессе развития общества и государства крупномасштабных экстремальных ситу аций социально-политического или природно-техногенного характера, со здающих реальную, чрезвычайную и неизбежную угрозу безопасности личности, общества или государств в целом.

4. Целями и задачами особого государственно-правового режима явля ются предупреждение и устранение последствий социально-политических и природно-техногенных кризисов;

обеспечение личной безопасно сти граждан и защита их прав и свобод;

обеспечение основ конституцион ного строя, общественной и государственной безопасности;

восстановле ние законности и правопорядка.

5. Особый государственно-правовой режим предусматривает: характер ный набор юридического инструментария и таких методов как императив ный, метод запретов, субординации и властного приказа, метод гарантий и др., позволяющих эффективно регулировать деятельность государственных структур, их должностных лиц, граждан и организаций в особых (чрезвы чайных) условиях;

создание особых (чрезвычайных) органов власти, наде ленных широким объемом полномочий по преодолению кризисной ситуа ции и непосредственно отвечающих за исполнение особого государствен но-правового режима;

применение экстраординарных, так называемых «чрезвычайных мер», в рамках вводимого особого государственно правового режима, направленных на восстановление и обеспечение жизне деятельности и правопорядка в особых (чрезвычайных) условиях;

создание «режима правовых ограничений». Правоограничительные меры определя ют весь облик особого государственно-правового режима.

6. Особый государственно-правовой режим отличает особый кратко срочный и территориальный характер функционирования.

7. Особый государственно-правовой режим предполагает наличие пециальных форм государственного и международного контроля за закон ностью его применения.

8. Особый государственно-правовой режим находит свое выражение в функциях: регулятивная, проявляющаяся в формировании прав и обязанно стей участников (субъектов) общественных отношений, складывающихся в особых (чрезвычайных) условиях;

охранительная, связанная с непосред ственной охраной тех социальных ценностей, на которые происходит пося гательство при возникновении особых (чрезвычайных) ситуаций и обстоя тельств;

превентивная, заключающаяся в том, что чрезвычайные меры осо бого государственно-правового режима способствуют предупреждению особых (чрезвычайных) ситуаций и обстоятельств;

стабилизирующая, направленная на упорядочение и нормализацию последствий кризисных событий;

ограничительная, выражающаяся в установлении запретов, обя занностей, ограничений прав и свобод граждан и юридических лиц.

9. Выбор того или иного вида особого государственно-правового режи ма зависит от степени интенсивности воздействия угрозы на безопасность временного аспекта протекания чрезвычайных процессов;

масштабности;

комплексности угрожающей опасности, ее влияние на различные сферы общественной жизни;

разнопорядковости последствий, их цепной характер.

Анализ российского права позволяет сделать вывод, что законодатель ство закрепляет три основных разновидности особого государственно правового режима: чрезвычайное, военное и «особое» положение.

Тенденцией развития института особого государственно-правового ре жима является унификация и специализация его видов с учетом историче ской и национальной практики его применения.

ТРАНСПЕРСОНАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ КАК ЗНАЧИМЫЙ ФАКТОР ОККУЛЬТНОЙ ГЛОБАЛИЗАЦИИ Ермаков В.А., к.ф.н., доцент кафедры «Социологии и психологии» МЭСИ Корецкая И.А., к.и.н., доцент кафедры «Социологии и психологии» МЭСИ Если ранее во второй половине ХХ века психология заявляла о своей принадлежности к науке, то теперь на рубеже ХХ – ХХI вв. обнаружился решительный отход современной психологии от научной парадигмы нью тоново-картезианского типа. Психология ХХI века все более и более наполняется мистическим содержанием. В современной психологии проис ходит процесс оккультной глобализации.

Как известно, самый новейший рубеж в развитии современной психоло гии представлен в западном психологическом направлении, именуемым трансперсональная психология. Главное, что решительно отличает транс персональную психологию от психоанализа, бихевиоризма, гештальтпси хологии, когнитивной, гуманистической психологии – это глобальная пре тензия на формирование всемирного неоязыческого, оккультного мировоз зрения. В трансперсональной психологии осуществляется грандиозный замысел тотальной интеграции всех наиболее известных мистических, ре лигиозных, философских и психологических учений в единое неоязыческое «трансперсональное пространство»36.

Сегодня в трансперсональной психологии прямо заявляют об оккуль тизме как о необходимой основе психологии и формируемого трансового мировоззрения. Шаманизм, языческие культы древности, туземные тради ции, оккультные, эзотерические, мистические учения рассматриваются трансперсонологами как необходимые первоосновы современной психоло гии и психотерапевтической практики.

В трансперсональной парадигме, как и в постмодернизме в целом, начинают смещаться и смешиваться границы этого и другого миров – мира См. кн.: Гроф. К. Жажда целостности. М., 2003;

Гроф С. За пределами мозга. М., 2000;

Он же. Надличностное видение. М., 2002;

Он же. Психология будущего. М., 2003;

Гроф. С., Хелифакс Д. Человек перед лицом смерти;

Миндел А. Тело шамана.

М., 2004;

Он же. Сила безмолвия. М., 2004;

Уилберн К. Интегральная психология.

М., 2004;

Он же. Никаких границ. М., 2004. Уолш Р. Основания духовности: Семь главных практик для пробуждения сердца и ума. М., 2004;

Хант Г. О природе сознания: С когнитивной, феноменологической и трансперсональной точек зрения.

М., 2004.

посюстороннего и мира потустороннего. Данный процесс исчезновения границ, выход за пределы действительности, неспособность к различению различных духовных пластов бытия есть главная онтологическая особен ность трансперсонального миропонимания.

В трансперсональной психологии разрушаются традиционные пред ставления о морали, развивается идея моральной индифферентности пси хического мира человека, постулируется антихристианский тезис о суще ствовании человечества вне линейности времени, вне преемственности традиции, но в единстве мистического потока реальности. Язычество, наука, мистицизм, мировые и национальные религии определяются в тран сперсональной психологии как взаимосвязанные и единые в своей трансо вой основе формы духовного опыта. Все языческие культы древности, все религиозные учения человечества и все светские духовные традиции объ являются носителями единого «трансперсонального проекта».

В трансперсональной психологии происходит процесс тотального сме шения духовного опыта человечества. «Никаких границ», никакой диффе ренциации, психика «по ту сторону морали», всеобщее существование в «потоке расширенного сознания» и ничем не сдерживаемого воображения – вот основные постулаты трансперсонализма.

Трансперсональная психология начала формироваться в конце 1960-х – начале 1970-х гг. в США, а в 1980-х – 1990-х гг. это направление психоло гии концептуально обосновывается и получает широкое распространение по всему миру. Основатели этого направления – известные философы, пси хологи и психотерапевты: С. Гроф, С. Донован, Э. Кублер-Росс, Р. Крукел, Л. Мамфорд, А. Маслоу, М. Мерфи, Р. Моуди, Э. Сутич, А. Уотс, Х. Холь пер и др. выступили с идеями расширения духовного опыта человечества, с активизацией практики проникновения в глубины психического мира, в архаические пласты психики37. Сформировался и предмет исследования в трансперсональной психологии – это «надличностные», «сверхличност ные» духовные состояния сознания.

С начала 1990-х гг. трансперсональная психология постепенно захваты вает значительные сферы социокультурного пространства и получает меж дународное распространение. Мировой центр трансперсональных исследо См. о становлении трансперсональной психологии кн.: Grof S. LSD Psychotherapy.

Alameda: Hunter House, 1980;

Maslow A. Theory Z // Journal of Transpersonal Psychol ogy 2, 1970. P. 31–47;

Моуди Р. Жизнь после жизни. М., 2004. (первое издание в 1983 г.);

Mumford L. The transformation of men. N.Y.: Harper & Row, 1956;

Murphy M., Donovan S. The physical and psychological effect of meditation. San Rafael: Esalen Institute, 1988.

ваний – это Эселенский институт в Калифорнии (США). Лидерами совре менной трансперсональной психологии являются: С. Гроф, К. Гроф, М.

Мерфи, К. Уилбер, Ч. Тарт, А. Минделл, Г. Хант, С. Криппнер, Р. Прайс, Р. Тарнас, Р. Уолш, Х. Феррер, Д. Хелифакс и др.

Важно отметить, что лидеры мирового трансперсонального движения сами неоднократно подвергались психоделическим и психотропным воз действиям, а многие из них, как например А. Минделл (действующий маг секты вуду), являются посвященными магами в различные оккультные, сатанинские и масонские организации.

Так, основатель трансперсональный психологии Станислав Гроф сооб щает о себе следующее: «я лично прошел свыше четырех тысяч психоде лических сеансов с такими веществами, как ЛСД, псилоцибин, диплопи лтриптамин (ДПТ), мителдиоксиафетамин (МДА)»38.

Кристина Гроф, по ее собственным словам, долгие годы являлась алко голиком и наркозависимым человеком. Преодоление своей зависимости она описала в своих книгах, оправдывая эту зависимость как «поиск духов ности» или «трансформацию духовности»39.

Вот как характеризует «духовную направленность психоделиков» из вестный православный психолог: «религиозное значение психоделиков весьма специфично: во-первых, они являются способом обращения в свою, нью-эйджевскую религию, во-вторых – замаскированным методом борь бы… с христианством»40.

Таким образом, пропаганду и практику лечения психических рас стройств с помощью ЛСД-терапии, которая активно проводится по всему миру лидерами трансперсональной психологии, следует рассматривать как одну из форм наркотической интервенции, ведущуюся против стран Запа да и России. В нашей стране ЛСД-терапия официально запрещена Мини стерством здравоохранения.

В России первое знакомство с теориями и исследованиями трансперсо нальных психологов произошло в начале 1990-х годов. В 1991 году под редакцией профессора П.С. Гуревича вышел первый сборник трудов транс персональных психологов41. В настоящее время, в начале 2000-х годов под редакцией Владимира Майкова, издана целая библиотека трансперсональ ной психологии (более 60-ти томов). Эти книги активно распространяются Гроф С. Космическая игра: Исследование рубежей человеческого сознания. М., 2002. С. 19.

См. об этом кн.: Гроф К., Гроф С. Неистовый поиск себя. М., 2003.

Зенько Ю.М. Психология религии. СПб., 2009. С. 409.


Жизнь после смерти / под ред. проф. Гуревича П.С. М., 1991.

и составляют основной пласт оккультной психологии в России.

Сложилась российская школа трансперсональных психологов. Ее идей ные основатели – это российские философы и психологи. Среди них: Б.

Виногродский, П. Гуревич, В. Козлов, Л. Кроль, В. Майков, Я. Маршак, В.

Подорога, Я. Маршак, М. Рыклин, Е. Файдыш.

Так, например, проф. П.С. Гуревич еще в 1980-е годы на большом фак тическом материале показал, что мировые мистические традиции никогда не исчезали из культуры человечества, они постоянно воспроизводятся. В самой науке, по оценкам П.С. Гуревича, существует мощное мистическое ядро: мышление ученых «было нерасторжимо связано с мистицизмом… мистическая духовная традиция проникла не только в науку, но и в искус ство»42. Общий исследовательский прогноз профессора сводился к тому, что в конце ХХ века будет происходить «процесс нарастания мистициз ма». Фактически профессор оказался прав более чем на сто процентов.

На рубеже ХХ – ХХI вв. произошел мировой оккультный взрыв. Ни хри стианству, ни материалистической науке не удалось ни духовно, ни научно преодолеть нарастание оккультно-мистических, неоязыческих тенденций.

Сегодня в России, как и во всем мире, происходит тотальное возрождение всевозможных форм язычества, мистических традиций древности, которые перемешиваются с новейшим онаученным оккультизмом и миром неоязы ческой виртуалистики. И все это подается как попытка создания «универ сальной цивилизации». В данном процессе тотального возрождения языче ства большую роль играет трансперсональная психология.

Проект развития трансперсональной психологии в нашей стране – это исключительно западная оккультная психотехнология, интерполированная на российскую почву с целью наукообразного обоснования новой антирус ской и антиправославной духовности.

Трансперсональная психология активно проникает в различные сферы современного российского образования. Российские эзотерики, маги, цели тели, экстрасенсы, биоэнергетики, гипнологи, адепты всевозможных де структивных сект активизируют свою деятельность в российском образова тельных учреждениях.

Вот как один из лидеров «трансперсонального движения» оценивает де ятельность трансперсональных психологов в сфере образования РФ: «по всей России возникли центры, пытающиеся наладить профессиональное образование по трансперсональной психологии и психотерапии… сегодня в России существует несколько институтов трансперсональной ориента ции… в 2002 году… учреждена Ассоциация трасперсональной психологии Гуревич П.С. Возрожден ли мистицизм? М., 1984. С. 20 – 21.

и психотерапии… ассоциация приступила к проведению обучающих, обра зовательных, исследовательских программ и тренингов на всей территории России»43.

Трансперсоналистами отстаивается тезис о необходимости введения трансовых методик в процесс обучения. Предполагается, что мистиче ские, шаманские погружения школьников и студентов в ходе занятий бу дут способствовать активизации их бессознательных психических процес сов. Школы и институты по замыслу трансперсональных психологов по степенно должны превратиться в трансмагические, оккультные секты, где в основе приобретения знаний будут лежать не традиционные дискур сивные методики, а новые трансовые методы обучения.

Трансперсональные психологи призывают все общество научиться пе реходить к «систематической духовной практике, включающей холотроп ные состояния сознания…, где мы можем снова и снова выходить за обыч ные границы тела-эго и отождествляться с другими людьми, животными, растениями или неорганическими аспектами природы, а также с различны ми архетипическими существами»44;

«сюда могли бы войти программы систематических духовных практик различной ориентации, разнообразные формы эмпирической психотерапии, обеспечивающие доступ к перина тальным и трансперсональным переживаниям, а также центры, предлага ющие психоделические сеансы»45. Что это, как не новоявленная практика язычества? Язычество в своем сущностном определении есть тотальное отождествлении человека с тварным миром – со скотом, растениями, всей неживой органикой бытия, а также духами и символами тварного мира, т.е.

субъект-объектная слитность человеческого «Я» и феноменального бытия.

Православное христианство, современная российская медицина и пси хиатрия особо подчеркивают глобальную психическую опасность всевоз можных неоязыческих модернизаций. Подвижники православной Церкви (Игнатий Брянчанинов, Феофан Затворник, Серафим Роуз и др.) полагали, что для человека (мирянина) наиболее лучшим будет прожить свою жизнь без трансовых состояний – без встречи с невидимыми духовными сущно стями. Также и всем психиатрам давно известно, что любое разотождеств ление человеческого «Я» патологизирует психику;

выход за эмпирические пределы человеческого мировосприятия может провоцировать психосома Майков В., Козлов В. Трансперсональная психология: Истоки, история, современ ное состояние. М., 2004. С. 397 – 398.

Гроф. С. Космическая игра… С. 44.

Там же. С. 126.

тические заболевания.

Трансперсональные психологи наоборот настаивают на принципиаль ной необходимости формирования всеохватывающего транссознания, трансперсонального мировоззрения, на расширении практик трансовых технологий (главное – визуализация духов, т.е. тотальная практика галлю цинаторного опыта) во всех сферах социокультурной жизни.

Какой громадный вред психическому и физическому здоровью наносит так называемая в трансперсональной психологии методика ребефинга.

Человека насильственно, в результате учащения дыхания или наоборот замедления дыхания вводят в состояние кратковременной потери памяти.

Сознание насильственно отключается и человек переживает тарансовые видения, работа с которыми, согласно трансперсонологам, имеет психоте рапевтическое значение.

Любому врачу известно: какое-либо насилие над сознанием, а уж тем более насильственные способы лишения человека памяти оказывают раз рушительное воздействие на все системы человеческого организма.

В трансперсональной психологии разрабатывается антихристианская концепция психической и социальной стабильности жизни людей в дохри стианских, языческих культурах прошлого. Постулируется тезис о психо логических преимуществах язычества по сравнению с христианством.

«Трансперсональный проект» предусматривает, по мысли его основате лей, тотальный пересмотр мировой философии, всех религий и всех психо логических учений. Предполагается устранить понятия социально психологической нормы и патологии, вменяемости и невменяемости, где неврозы, психозы, мистические откровения, ясновидение, галлюцинатор ный опыт будут соединены и соотнесены в общем потоке «надличностного видения». Планируется создать универсальную «трансперсональную ан тропологию», обосновывающую новый антропологический тип «homotran sendus». Более того, трансперсональная психология осмысливается как пе ресмотр всей науки в целом, как новая интегральная оккультно-научная парадигма.

Таким образом, для российских психологов и педагогов должно быть, очевидно, что если методики трансперсональной психологии станут ак тивно внедряться в отечественное образование, то занятия в учебных заве дениях во многом будут напоминать крайне опасные для психического здоровья граждан, запрещенные оккультные «психотерапевтические сеан сы» Г. Гробового, П. Глоба, Д. Давиташвили, В. Кандыба, А. Кашпировско го, С. Лазарева, Г. Малахова, Ю. Лонго, Ю. Тарасова, А. Чумака и других визионеров и контактеров с миром оккультной реальности.

ПОВЕДЕНИЕ ПОТРЕБИТЕЛЕЙ НА РЫНКЕ ИННОВАЦИОННЫХ УСЛУГ Журавлев Г.Т. д.э.н., профессор, академик Международной академии Информатизации кафедра социологии и психологии МЭСИ 89153465273, Pochta1932@mail.ru Ковалевская Е.И. к.с.н., доцент кафедра социологии и психологии МЭСИ 89165874782, Kovalevskaya@ur.rags.ru В России формируется общество, основанное на экономике знаний;

производство и торговля знаниями, потребление знаний (индивидуальное и корпоративное) и их реализация (в индивидуальной и производственной деятельности) способствуют повышению производительности труда и воз растанию прибавочной стоимости, как важнейшему источнику богатства общества. В связи с этим актуальной темой научных исследований стано вится поведение потребителей на рынке знаний, на рынке информации, ибо, если нет потребности или нет условий приобретения знаний, иннова ционные процессы тормозятся.

Поведение потребителей включает в себя потребности в инновациях, осознание потребности, мотивы приобретения, принятие решения о приоб ретении, использование инноваций для выпуска нового продукта или услу ги, избавление от нового продукта после его морального или физического износа.

Исследования показывают, что только 10 % предпринимателей России занимаются внедрением новаций. С одной стороны, отсутствуют потребно сти в новациях, нет необходимости снижать издержки производства, а для увеличения прибыли легче повышать цены на товары и услуги. С другой стороны, отсутствуют мотивы заниматься инновационными процессами.

Психологи под мотивом понимают материальный или идеальный предмет, достижение которого выступает смыслом деятельности.

Известно, что смыслом деятельности предпринимателя выступает при быль, а не производство конкретного товара;

так что новации не являются мотивом участия в инновационных процессах. Вследствие чего России приходится импортировать товары в особенности высокотехнологичные (радиоэлектронику, авто и др.).

Импорт товаров из стран дальнего зарубежья в РФ вырос за 10 месяцев 2011 года на 36,2% по сравнению с аналогичным периодом 2010 года и составил 211,735 миллиарда долларов, свидетельствуют предварительные данные, опубликованные Федеральной таможенной службой России. В октябре 2011 года относительно октября 2010-го импорт из стран дальнего зарубежья увеличился на 20,1 %. В октябре текущего года стоимостной объем импорта товаров из стран дальнего зарубежья составил 23,9 милли арда долларов и увеличился по сравнению с сентябрем на 7,9%. Импорт машиностроительной продукции увеличился на 14,2% и составил 13, миллиарда долларов46.


При анализе поведения потребителей необходимо также уделить вни мание принятию решения о приобретении новации, а это зависит от осо бенностей рынка.

Известно, что возникновение инновации происходит в момент реги страции права собственности на новую идею, а завершается инновацион ный процесс внедрением новации в фирму, которая тем самым повышает свою конкурентоспособность. Но между этими двумя участниками нахо дится ещё как минимум и третий участник, который приобретает право собственности на идею у её автора (или право на её использование), мате риализует её в виде, удобном для внедрения, и продаёт её той организации, для которой эта новация будет способствовать повышению конкурентоспо собности, т.е. обеспечит наибольшую прибыль.

Таким образом, упрощая структуру рыночного инновационного процес са до трёх участников, обратим внимание на третьего участника инноваци онного процесса, на которого ложатся непростые задачи: понять, в чём суть инновационной идеи, организовать опытно-конструкторские работы, с по мощью которых инновационная идея будет материализована. Для этого необходимо привлечь необходимые финансовые, материальные и трудовые ресурсы, используя инструменты маркетинга, найти потребителей этой материализованной идеи и продать её. Только после этого можно принять решение.

Известно, что рынок предпринимательских инноваций представляет со бой рыночный оборот таких инноваций, которые нацелены на удовлетво рение потребностей в новшествах производителей-предпринимателей, ра ботающих в условиях конкурентной борьбы. Так что, если предпринима тель уверен в этой победе, он принимает решение участвовать в этом про цессе.

Рынок предпринимательских инноваций будет развитым в том случае, когда есть спрос на инновационный продукт со стороны тех предпринима телей, которые в конкурентной борьбе прибегают к инновациям, как ин Россия выживает за счет импорта. 10.11.2011 Финансовый Диалог.

http://money.ru.msn.com/news/184509/ струменту победы в этой борьбе. Они, внедряя инновации на своих произ водствах, начинают производить продукцию, отличающуюся от продукции конкурентов по своему качеству, по цене, новыми потребительскими свой ствами. Если расчеты покажут, что внедрение нового продукта даст при быль выше средней по отрасли или стране, предприниматель примет реше ние о выпуске нового продукта. Это означает, что многообразие форм и способов удовлетворения потребностей простых жителей страны определя ется именно развитостью рынка предпринимательских инноваций. В стра нах постсоветского пространства, где бюрократический механизм чинов ничьей номенклатуры душит предпринимательскую инициативу, многооб разные потребности населения удовлетворяются не полным образом47.

Пока что российские предприниматели отстают от зарубежных в этой деятельности. По одному показателю - количеству полученных патентов на 1 млн. населения страны - мировым лидером является Япония (2 884 патен та на 1 млн. японцев). В первую пятерку также входят Южная Корея ( 189), США (645), Германия (587) и Австралия (479). Для России этот пока затель равен 160-ти, что превосходит среднемировой уровень (148), но да лёк от лидирующих позиций. В Беларуси на 1 млн. жителей приходится 108 патентов, в Украине - 68. Для сравнения: Великобритания - 320, Фран ция - 236, Израиль - 227, Италия - 111, Китай - 51. Как отмечают специали сты, за последние 10 лет уровень изобретательской активности в России снизился на 90%48.

Это обусловлено рядом факторов. Первый фактор, оказывающий влия ние на количество изобретений и их содержание, на инновационный про цесс в целом, является уровень образования в обществе. Он формируется как со стороны государства, так и со стороны самого общества, готового оплачивать при необходимости образовательные услуги. Многое зависит от количества конкурентов на этом рынке. Уровень конкуренции влияет на способность торговаться по цене - чем больше изобретений одного и того же рода предлагается на рынке, тем в меньшей степени изобретатель готов завышать цену на изобретение.

В связи с этим важной проблемой является выявление цены новшества.

Как определить цену на изобретение? Поскольку в данном разделе рас сматривается рынок предпринимательских инноваций и государство на этом рынке как активный участник не присутствует, то цена определяется рыночным механизмом, в том числе и способностью изобретателя торго ваться с предпринимателем;

как известно, цена, в том числе, регулируется http://sergey.svetunkov.ru/economics/innovation/inn7.phtml http://sergey.svetunkov.ru/economics/innovation/inn7.phtml соотношением спроса и предложения. Проблема измерения является слож ной и требует особого внимания.

ГУМАНИТАРНЫЕ ЗНАНИЯ В SMART EDUCATION Завражин А.В., д.и.н.,доцент зав. кафедрой Философии и гуманитарных наук Московского государственного университета экономики, статистики и информатики Проблема гуманитаризации образования всегда занимала и занимает одно из центральных мест в общей системе обучения и воспитания студен ческой молодежи. Это означает наполнение или дополнение образователь ной программы гуманитарным содержанием, т.е. предполагается включе ние в учебный процесс цикла гуманитарных дисциплин. Иногда гумани таризацию образования связывают с учебно-методическим содержанием преподавания в вузе, но это не совсем правильно. Гуманитаризация отнюдь не сводится только лишь к задаче расширения информационного содержа ния гуманитарных дисциплин по сравнению с профессиональным блоком.

Прежде всего, она должна отвечать более высоким целям: приобще нию молодых людей к гуманистическим ценностям. В дискуссиях, посвя щенных реформам высшего образования, можно обозначить таким образом два проблемных поля, две реально существующие задачи. Во-первых, с ее помощью стремятся преодолеть «частичность» личности обучающегося, его одномерность, задаваемую профессиональной подготовкой. Во-вторых, с помощью гуманитаризации стремятся заложить у молодого специалиста основы гуманистического мировоззрения. Другими словами, гуманитари зация рассматривается как способ приобщения студента к духовным цен ностям цивилизованного мира, как его окультуривание в широком смысле слова, отнюдь не сводимом к узкой профессионализации.

Хотя необходимость гуманитаризации сейчас никем не оспаривается, острые столкновения наблюдаются как раз в вопросе гармонизации гума нитаризации и профессионализации, в их сбалансированном соотношении в рамках учебного процесса. Здесь весьма непродуктивной является поста новка вопроса: «Что важнее для студента: гуманитаризация или професси онализация?». Без качественной профессионализации не может быть сформирован специалист, профессионал в своем деле, и, стало быть, обу чение в вузе вообще теряет свой изначальный смысл. Этот тезис даже не нуждается в своем обосновании. Однако без гуманитаризации не может быть сформирована полноценная личность.

Профессия помогает человеку функционально включиться в социум, в разветвленную систему общественной деятельности со стороны его навы ков и умений. Однако помимо этой функциональной адаптации к социуму через профессию человек должен еще вписаться в пространство культуры, освоить ее смыслы и ценности. В этом освоении или, вернее, присвоении смыслов и ценностей гуманитарной культуры формируется духовность человека, его мировоззрение, понимание им своего места и роли в обще стве. Вне этой духовности мы имеем ущемленного человека, функционера в заданной системе общественного разделения труда, своего рода «винти ка» в гигантской машине, называемой государством.

Когда мы говорим о соотношении объемов гуманитарного и професси онального блоков в учебной программе, мы тут же сталкиваемся с прояв лением корпоративных интересов гуманитариев и профессионалов. Про фессионалы, указывая на обвальный рост современной научной информа ции, стремятся ужать гуманитарный блок до минимальных размеров, а гуманитарии, в свою очередь, ссылаясь на неисчерпаемое богатство гума нитарной культуры, требуют введения все новых курсов и спецкурсов.

Спорить здесь можно очень долго, по-видимому, куда более конструктив ной является позиция разумного компромисса. Современные стандарты высшего образования определяют размер гуманитарного блока примерно в четверть от общего почасового объема всей учебной нагрузки в вузе. И, по видимому, этого вполне достаточно, если эффективно использовать предо ставленную возможность. Действительно серьезный вопрос состоит в том, насколько эффективно используются ресурсы гуманитарного блока в гума нитарном образовании.

Хотелось бы обратить внимание на тот факт, что на сегодня существует тенденция наполнения гуманитарного блока дисциплинами, которые, по существу, продолжают линию углубления профессионализации. Другими словами, сторонники профессионализации пытаются зачастую решить свои проблемы за счет гуманитарного блока. Как нам представляется, в каче стве ядра гуманитарной основы обучения необходимо иметь такие курсы как: философию, историю и теорию культуры, историю западной цивили зации и России, правоведение, историю религии.

Новая парадигма преподавания гуманитарных дисциплин должна исхо дить из приоритета общечеловеческих ценностей над классовыми, партий ными, конфессиональными, национальными и другими корпоративными интересами. К этому нас обязывает гуманистическая устремленность про цесса гуманитаризации образования. На практике это означает, что учебный процесс должен быть максимально деидеологизирован и деполитизирован.

Университетская кафедра не может быть использована для политических баталий и политической агитации.

Преподаватель должен стремиться к тому, чтобы донести до студентов представление о многомерности и богатстве гуманитарных концепций, сформировать у них понимание многообразия человеческих культур, слож ности и неоднозначности гуманистической перспективы человечества.

Важно отметить то, что новая парадигма преподавания гуманитарных дисциплин должна быть основана на трех основных принципах: плюрализ ма, репрезентативности, дистанцирования.

1. Плюрализм исходит из признания многообразия и многогранности мировой гуманитарной и общественно-политической мысли, многомерно сти существующих точек зрения. Он исключает догматизм и претензии какого-либо автора на абсолютность и окончательность достигнутой исти ны.

2. Принцип репрезентативности нацеливает нас на трансляцию в учебном процессе тех достижений мировой общественной мысли, кото рые получили уже общее признание, стали классикой в соответствующих направлениях гуманитарных исследований. Репрезентативность предпола гает бережное отношение к классическим авторам и первоисточникам, к классическому тексту Безусловно, такая трансляция не является простым пересказом этих концепций, а предполагает владение искусством творче ской интерпретации, вводящей студента в сложный мир гуманитарной культуры.

3. Принцип дистанцирования требует от преподавателя сбаланси рованного, объективированного, беспристрастного изложения материала изучаемых концепций. Он запрещает какую-либо политическую, нацио нальную или классовую ангажированность лектору как ключевой фигуре учебного процесса. Преподаватель – всего лишь посредник между мировой общественной мыслью и подрастающим поколением. И в этом состоит его величайшая культурно-преподавательская роль и высокая моральная ответ ственность.

На наш взгляд решение проблемы гуманитаризации образования в эко номических вузах должно осуществляться по следующим направлениям:

1- расширение номенклатуры дисциплин гуманитарного профиля;

2-обеспечение взаимопроникновения гуманитарного знания и негума нитарных дисциплин (естественнонаучные и технические), тогда как гума нитарное знание включает в себя науки о человеке, науки об обществе, науки о взаимодействии человека и общества, прогностику общественных процессов и развития человеческой природы;

3- развитие междисциплинарности в образовании;

4- обучение решению научно-технических и экономических проблем на границе технической, экономической и гуманитарных сфер;

5- обеспечение возможности получения студентами в университете второй гуманитарной или социально-экономической специальности;

6-усиление подготовки специалистов в правовой, языковой, экологиче ской, эргономической областях;

7- создание в университете широкой гуманитарной среды;

8-формирование у студентов мировоззренческой позиции, основой ко торой является зависимость социально-экономического и научно технического прогресса от личностных, нравственных качеств человека, его творческих способностей;

9- развитие в вузе личностно-ориентированного обучения.

В связи с тем, что современное обучение на пути продвижения вузов к к smart – образованию должно быть: максимально включенным в жизнь сту дентов, носить неформальный характер, строиться на основе привычных нам сегодня технологий, с возможностями быстрой актуализации, при этом максимально приближенным к реальностям жизни необходимо, на наш взгляд, расширение гуманитаризации образовательго процесса.

Тем более, что наиболее важными навыками для студентов XXI века являются: рабочая этика;

сотрудничество, в том числе сетевое;

коммуника ция;

социальная ответственность;

умение мыслить критически, а также своевременно и качественно решать возникающие проблемы. За этим – будущее российского образования.

К ВОПРОСУ О ГУМАНИТАРНОМ ЗНАНИИ В ВОЕННОЙ ШКОЛЕ РОССИИ Изонов В.В., д. и.н., профессор старший научный сотрудник НИИ (военной истории) Военной академии Генерального штаба ВС РФ От Советского Союза нам досталась одна из самых лучших в мире си стем подготовки офицерских кадров, которой по праву можно гордиться.

Значительные ресурсы, выделяемые на военное образование, давали воз можность обеспечивать военную школу всем необходимым и готовить вы сокопрофессиональные кадры для Вооружённых Сил. Новейшие, а подчас уникальные образцы вооружения и военной техники поставлялись в воен ную школу в первоочередном порядке.

166 военно-учебных заведений ежегодно выпускали свыше 60 тыс. хо рошо образованных и профессионально подготовленных офицеров для бо лее чем 4-миллионных Вооруженных Сил. Наша военная школа – давала людей точных, подобранных, знающих, что можно и чего нельзя, а главное – с верным, никогда не мутившимся чувством Родины. Это чувство было сознанием постоянного служения Отечеству.

Вместе с тем, и в государстве, и в Вооруженных Силах за последние лет произошли коренные изменения. Они коснулись всех сфер жизни рос сийского общества, не оставив в стороне армию и систему военного обра зования.

За сравнительно короткий период времени численность Вооруженных Сил сократилась более чем в три с половиной раза. На столько же сокра тился и ежегодный заказ на подготовку офицерских кадров. С 60 тыс. чело век он уменьшился до 15–17 тыс.

С учётом этого, а также в связи с системными изменениями Вооружен ных Сил, приведением численности офицерского состава в соответствие с потребностями военной организации государства Минобороны были под готовлены и Президентом Российской Федерации 21 июля 2008 года одоб рены предложения по формированию перспективной сети военно-учебных заведений.

В основу своей работы Минобороны положило принципы, которые бы ли выработаны в ходе научных исследований, проведённых на первом эта пе федеральной программы реформирования системы военного образова ния. Важнейшими из них являются:

укрупнение вузов, создание военных учебно-научных центров (ВУНЦ), реализующих образовательные программы различных уровней, профилей и специальностей;

межвидовое и межродовое объединение военно-учебных заведений;

интеграция военного образования и военной науки, сохранение науч ных школ, диссертационных советов, профессорско-преподавательского состава;

учёт принципа региональности при сохранении военно-учебных заве дений;

максимальное использование существующих инфраструктуры и мате риально-технической базы военно-учебных заведений и их дальнейшее развитие;

реинвестирование в военное образование средств, полученных от реа лизации избыточных фондов военно-учебных заведений;

безусловное выполнение договорных обязательств по подготовке ино странных военнослужащих, специалистов для федеральных органов испол нительной власти Российской Федерации и др.

С учётом этих подходов к 2013 году Минобороны России должно иметь 10 системообразующих вузов, в том числе: три ВУНЦа, шесть военных академий и один военный университет.

В настоящее время в соответствии с распоряжением в системе военного образования сформировались ВУНЦы, которые являются новой формой интеграции военного образования и военной науки. Они создавались в це лях повышения эффективности и качества образовательного процесса, ра ционального использования интеллектуальных, материальных и информа ционных ресурсов для подготовки специалистов и проведения научных исследований по приоритетным направлениям развития военной науки, вооружения и военной техники. Центры были созданы на базе военных академий и объединяют образовательные учреждения, реализующие обра зовательные программы различных уровней, а также иные учреждения и организации, в том числе и научные.

Мы считаем, что решаемая сейчас проблема разработки нового поколе ния государственных (военных) образовательных стандартов (ГОС) являет ся одной из ключевых во всей системе преобразований профессионального военного образования, без решения которой невозможно никакое новое его качество.

Это как бы само собою предполагает, что государственный стандарт (и заказ) должен распространяться не только на уровень знаний выпускников, но и на уровень их воспитанности, при однозначной государственной пат риотической социализации и профессиональной пригодности.

С этой целью должны формироваться программы обучения и воспита ния;

с этой целью должны подбираться учителя и воспитатели;

с этой це лью должен организовываться весь учебный процесс.

В целом это значит, что интересы России и её Вооружённых Сил тре буют выработки новых ГОС, новых подходов ко всей системе воспитания военнослужащих и граждан страны, а значит и внесения существенных корректив в систему профессионального военного образования и ткань об разовательного процесса.

Это значит, что при формировании новых ГОС мы должны исходить только и исключительно из потребностей собственных Вооруженных Сил В свою очередь, это значит, что при рассмотрении приоритетности соб ственно военных профессиональных дисциплин, и дисциплин общегумани тарного плана, соотношение этих двух базовых образовательных компо нентов в едином учебном плане военной школы всех уровней должны быть дифференцированы в пользу профессионально необходимых дисциплин согласно уровню и профилю образовательного учреждения.

Важно, чтобы при такой специфике, получаемое в ходе обучения, например, высшее образование, никогда бы не подвергалось сомнению ни одним учреждением или инстанцией высшей школы страны, а Минобрнау ки РФ не должно жестко навязывать Минобороны свои собственные под ходы к образовательным компонентам государственного стандарта профес сионального военного образования.

Нам представляется, что новое поколение ГОС должно состоять из трёх взаимоувязанных учебными планами компонентов: профессионального военного, широкого гуманитарного общеобразовательного и воспитатель ного.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.