авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

«Центр проблемного анализа и государственно управленческого проектирования ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ В РОССИИ Материалы постоянно ...»

-- [ Страница 3 ] --

График Выпуск № 2 (7) Выступления График — (% ) 170% 160% 150% 140% 130% 120% 110% 100% 90% 80% 70% 60% 50% 40% 30% 20% 10% 0% 2001 2002 2003 2004 2005 В России, к сожалению, прирост денежной базы и де нежной массы обеспечивается в основном за счет покупки Банком России иностранной валюты.

В.А. Гамза. Финансовые проблемы инновационного развития… График Данное обстоятельство ведет не к мобилизации (росту монетизации) денежных средств, а к их иммобилизации — накоплению в Стабилизационном (правильнее — стери лизационном) фонде. Процесс иммобилизации денежной Выпуск № 2 (7) Выступления базы зашел так далеко, что объем Стабфонда сегодня уже составляет более половины суммы денежной базы в ши роком определении и в два раза превышает все средства кредитных организаций в Банке России.

График — (%) 1050% 950% 850% 750% 650% 550% 450% 350% 250% 150% 2005 / 2/ / / В.А. Гамза. Финансовые проблемы инновационного развития… Приведенные данные свидетельствуют о том, что го сударство накопило денежный потенциал, вполне доста точный для полномасштабного финансирования инно вационного развития. При этом только государственные денежные ресурсы в последние годы растут опережаю щими темпами относительно ВВП и поэтому только они сейчас могут стать институциональным источником дол госрочных инвестиций.

График Выпуск № 2 (7) Выступления График (%) 180% 170% 160% 150% 140% 130% 120% 110% 100% 90% 80% 70% 60% 50% 40% 30% 20% 10% 0% 2001 2002 2003 2004 2005 2006./../.

. /././ /.

/ Именно показанная выше денежная дистрофия рос сийской национальной банковской системы не позволя ет, в отличие, к примеру от Китая, финансово обеспечить инновационный рост несырьевых секторов экономики, прежде всего — перерабатывающей и машиностроитель ной промышленности. Денежные ресурсы не только бан ковской системы, но и предприятий, предпринимателей и населения, т. е. всех субъектов экономики за исследуемый период относительно ВВП не только не выросли, но даже несколько сократились.

В.А. Гамза. Финансовые проблемы инновационного развития… График Выпуск № 2 (7) Выступления В этой связи заявления российских денежных влас тей о том, что высокий уровень монетизации экономики и ликвидности банковской системы вызывают инфляцию, не соответствуют объективной реальности. Более того, анализ денежной сферы России и Китая показал, что вы сокий уровень монетизации экономики не только не вы зывает инфляции, но обеспечивает ее низкий уровень.

Китайцы попытались в 2004 году сократить уровень мо нетизации экономики и тут же получили всплеск инфля ции, а восстановив монетизацию, снизили инфляцию.

График :

166% 164% 162% 160% 158% 156% 154% 152% 150% 148% 146% 144% 142% 140% 138% 136% (% ) 4% 2% 0% 2001 2002 2003 2004 2005 (%) В.А. Гамза. Финансовые проблемы инновационного развития… График Итак, обеспечить высокий уровень экономического роста и инновационного развития Россия сможет лишь при условии, если уровень монетизации ее экономики, а не объем Стабилизационного фонда, будет столь же высокий, как в инновационно развитых странах. Даже собственный российский опыт служит тому подтвержде нием.

Выпуск № 2 (7) Выступления График В этих целях необходимо Стабилизационный фонд пре образовать в Фонд развития (именно развития, а не стаби лизации или резервирования технологической отсталос ти), на основе ресурсов которого создать Фонд будущих поколений для финансирования национальных проектов и федеральных программ сохранения и развития чело веческого капитала, а также Инвестиционно-кредитный фонд в интересах формирования и развития финансовых и экономических рынков России.

Организация Инвестиционно-кредитного фонда 2 * - 9 10 11 12 13 15 15 15 15 15 11), 1), 6) 12), 2) 7) 13), 3) 8),,, В.А. Гамза. Финансовые проблемы инновационного развития… 14) 4) ( ) 9), 5) ( ) 10), 15) * Выпуск № 1 (6) Выступления Иллюзия постиндустриализма В.Э. Багдасарян, доктор исторических наук Концепт постиндустриального общества приобрел в настоящее время характер аксиомы в определении трендов человеческого развития. Между тем, при историческом рассмотрении данная теория представляется весьма уязви мой. Ее возникновение определялось контекстом полеми ки с марксизмом. В противоположность марксистской мо дели социальных антогонизмов создавалась утопия бесконфликтного универсального прогресса. Частная собст венность на средства производства замещалась собствен ностью интеллектуальной. Вместо власти капитала про возглашалось наступление эры меритократии. Все социальные пороки капитализма относились к уже прой денному передовыми странами периоду индустриализма.

Общая схема исторического развития была представле на стадиальным восхождением: доиндустриальное обще ство — индустриальное общество — постиндустриальное общество. История редуцировалась, будучи сведена к про блеме технического приращения. Вне техноцентристской парадигмы интерпретации прошлого модель постиндуст риального общества не имела бы под собой логических ос нований. Однако инновациями в технике и технологиях исторический процесс не исчерпывается. Без социального и культурного компонентов его общее видение будет де формированным.

Возникновение иллюзий о вступлении в постиндуст риальную фазу развития явилось следствием аберрацией близостью. Стремительность изменения жизни человека под влиянием научно-технических инноваций (мобиль ные телефоны, Интернет), создает впечатление о наступ лении принципиально нового периода в человеческой ис тории. Однако обращение к научной и публицистической В.Э. Багдасарян. Иллюзия постиндустриализма литературе прошлого позволяет утверждать, что такого рода ожидания не являются чем-то существенно новым в развитии общественной мысли. Наступление эры знаний провозглашалось и в шестидесятые, и в двадцатые годы ушедшего столетия. В 60–70 гг. XIX в. материалистически ориентированная часть российской интеллигенции также провозглашала начало принципиально новой эпохи, в ко торой сознание человека освобождалось от пут идеалисти ческой метафизики. Лейтмотивом эпохи Просвещения, в соответствии с указанным логотипом, являлось проти вопоставление наступающей эры разума и религиозного мракобесия.

По большому счету, экономика во все времена опреде лялась парадигмой знаний. В конкурентной борьбе неиз менно выигрывал тот, кто предлагал более технически и технологически совершенный продукт. Создание же тако го продукта предполагало определенный познавательный приоритет. Не будет преувеличением сказать, что импе ративом экономики знаний определялась еще неолити ческая революция. В этой связи противопоставление сов ременной эпохи предшествующим фазам человеческого развития, как отрицание исторического опыта в качестве основы для ее понимания, представляется контрпродук тивным.

Другим фактором возникновения иллюзии постиндус триализма являлась локализация экономического рас смотрения. Действительно, в применении к националь ным экономикам Запада четко фиксируется тенденция деиндустриализации. Однако данный феномен объясним не столько метаморфозой индустрии в интеллектуаль ное производство, сколько переносом ее инфраструктур в страны третьего мира. Существующий уровень зара ботной платы азиатских и латиноамериканских рабочих делает более выгодным размещение индустриального производства в Азии или Латинской Америке, нежели в Выпуск № 1 (6) Выступления Северной Америке или Европе. Издержки, посредством сэкономленной части оплаты труда, оказываются при та ком перемещении существенно ниже. В результате реаль ное товарное производство на Западе стремительно сокра щается, приближаясь в перспективе к нулевой отметке.

Парадигма современной экспортной реструктуризации промышленности не распространяется лишь на уникаль ные технологии, как, например, по-прежнему произво димую в географических пределах США американскую аэрокосмическую продукцию. Стандартные же, не состав ляющие эксклюзив конвейерного производства товары, более выгодно производить не в Нью-Йорке, а скажем, в Куала-Лумпур, где и осуществляется в настоящее время выпуск едва ли не половины реализуемых на мировом рынке микросхем. Высвобождаемые из сферы товарного производства западные индустриальные рабочие пере квалифицируются в работников непроизводственных от раслей. Вместо американца, переквалифицировавшегося в брокера, у конвейерного станка встал малазиец. Деин дустриализация Запада основывается, таким образом, на эксплуатации всего мира. Поэтому само по себе апеллиро вание к западной системе постиндустриализма примени тельно к России бесперспективно.

Постиндустриальное общество знаний в определенном смысле есть некий симулякр. Идеальных моделей реаль ная практика экономического строительства не знает.

Однако векторальный выбор системообразования эко номик лежит в конечном итоге между двумя полюсами.

Первый определяется идеей абсолютного регулирования, второй — столь же абсолютизированного фритредерства, с верой в потенциал рыночной самоорганизации. С ка ким же из полюсов связано построение общества знаний?

Казалось бы, с первым. Идейную основу выбора в поль зу регулируемой экономики составляет убежденность в принципиальной возможности управления ей на началах В.Э. Багдасарян. Иллюзия постиндустриализма ratio. Идеальная система такого рода была смоделирована еще Платоном, представившим описание «Прекрасного города», управляемого, сообразно с накопленным арсена лом знаний, когортой ученых. Признание в ходе дискус сии того исторического факта, что в наибольшей степени инновационный потенциал страны реализовывался в ста линский период управления экономикой, является также определенным указанием на соответствующую вектораль ную зависимость. Вопреки очевидности связи построения общества знаний с выбором в пользу ratio, современные стереотипы отождествляют ее с прямо противоположным выбором. Абсурд сложившейся ситуации заключается в презентации в качестве общества знаний именно той сис темы экономики, которая как раз отвергает возможности меритократического управления ей с позиций Разума.

На настоящее время сложилось два основных подхода в определении историософского содержания постиндуст риального общества. Первая, связанная с теоретическими разработками Д. Белла, историческая модель определяет ся схемой линейного стадиального прогресса. Зачастую она преподносится в качестве единственной версии объяс нения генезиса постиндустриализма. Однако существует и принципиально иная историческая схема построения постиндустриального мира, определяемая рассмотрени ем его в ракурсе циклического восхождения. Формирова ние данного подхода связывалось, в частности, с трудами французского экономиста и социолога Ж. Фурастье. Об ращалось внимание, что признаки постиндустриального уклада (замена классового деления профессиональными корпорациями, возвышение управленческой миссии уни верситетов, пригородный образ жизни, элитаризация) во многом повторяют парадигмальные черты средневеково го общества. В отличие от сторонников белловского на правления, Ж. Фурастье указывал даже в качестве одной из основополагающих характеристик постиндустриаль Выпуск № 2 (7) Выступления ного развития реабилитацию религиозного и религиоз но-мистического опыта, что напрямую соотносилось со средневековой традицией. Понятно, что истолкование постиндустриализма в качестве «нового средневековья»

отражает принципиально иные, в сравнении с моделью стадиального прогресса, управленческие установки.

Говоря о построении общества знаний, необходимо оп ределиться с самой дефиницией «знания». Она обретает свой смысл только при идентификации ее логического ан типода — «незнания». Зачастую в рамках концепта пос тиндустриализма проблема знаний подменяется проблемой всеобщности образования. Между тем, знание многострук турно. Уровни его варьируются от обыденных представле ний до надэмпирических картин осмысления мира. В рам ках традиционного общества различались профаническая, экзотерическая и эзотерическая ступени универсального познавательного процесса. Преуспевая в сфере эмпиричес ких накоплений, современная общественная система дале ко не по всем другим компонентам и нишам знаний, прева лирует над более ранними типами организации общества.

Поэтому корректней говорить не о наступлении общества знаний, сменяющего незнание прошлого, а о корректиров ке акцентов познавательной деятельности.

Нужна не модернизация, а стратегия прогресса А.Я. Кирута, кандидат физико-математических наук Я во многом солидарен с докладчиком. Доклад действи тельно очень интересный. Я хочу сказать о том, в чем моя позиция расходится с позицией докладчика.

Прежде всего, — и это не тенденция доклада, а обще российская тенденция — об инновационном развитии го А.Я. Кирута. Нужна не модернизация, а стратегия прогресса ворится как о модернизации экономики, технологической модернизация, научно-технической модернизации. На мой взгляд, это ошибочная концепция, поскольку модер низация — это запрограммированное отставание, потому что пока мы модернизируем, т. е. подтягиваем хвосты по отношению к тому, что происходит в других странах, ис пользуя то, что уже известно, другие страны развиваются дальше, и нужно будет снова модернизировать.

Нужна не модернизация, нужна стратегия прогресса.

Это, разумеется, не исключает модернизацию, но таковая будет частью стратегии прогресса, в которой основной упор делается не на подтягивание хвостов, а на создание чего-то принципиально нового по сравнению с тем, что есть у дру гих. Стратегия прогресса подразумевает позиционирова ние страны как инноватора на мировой арене. Это значит, что страна должна производить интеллектуальные про дукты, которые не имеют аналогов, которые в чем-то опе режают то, что делают другие страны. Разумеется, в этом я абсолютно согласен с докладчиком, что и модернизация, и стратегия прогресса в моем понимании — это функции государства, поскольку частный сектор этого никогда не сделает. Но здесь тоже есть свои проблемы.

В процессе обсуждения стало ясно — докладчик хо рошо понимает, что управление инновациями сверху, на самом деле, не совсем правильно. Вместе с тем, перечис ление перспективных направлений инновационного раз вития России в докладе сделано с позиции специалиста по экономике и управлению, т. е. на взгляд сверху. Это пере чень того, что всем известно и может развиваться дальше, но это ни в коей мере не перечень стратегических направ лений инновационного прогресса.

Например, по поводу ИКТ говорится, что одно из пер спективных направлений — это развитие систем безопас ности в Интернете. Разумеется, есть такие задачи, но, на мой взгляд, развитие безопасности в Интернете — это Выпуск № 2 (7) Выступления сродни подковыванию блохи (Лесков реалистично опи сал, что из этого выходит на самом деле).

Я хочу сказать, что направления стратегии прогрес са должны определять, вообще говоря, не управленцы, а профессионалы. Здесь имеет место проблема организации взаимодействия по аналогии с тем, что в системе Toyota Just-in-Time называется «управлением снизу вверх». Для разработки стратегии прогресса нужна именно такая сис тема, где не управленцы решают, какие направления надо поддерживать и развивать, а инициатива исходит непос редственно от тех, кто это дело делает. Существует много перспективных направлений НТП, но чтобы вырваться вперед, надо выбирать не «затоптанные места», где сосре доточены огромные человеческие, финансовые и техно логические ресурсы, а направления, которые могут быть созданы за счет новых фундаментальных идей. Такие идеи надо искать у их разработчиков, а не в бюрократических пе речнях общеизвестных научно-технических достижений.

На мой взгляд, новая научно-техническая революция будет связана с созданием интеллектуальных техноло гий, которые придут на смену теперешним информацион ным технологиям. В первую очередь это выразится в ав томатизации программирования, т. е. в создании машин, заменяющих работу программистов. Сейчас программи рование подобно кустарному ткачеству, и поэтому разви тые страны осуществляют массовый аутсорсинг програм мистских работ в развивающиеся страны. Например, в Индию, где многочисленные индийцы, приспособленные к такому кустарному ткачеству, сидят и аккуратно ткут программы. Но, когда будут созданы машины, делающие программы, развивающиеся страны утратят эти рынки.

Создание индустрии машин, выполняющих интеллек туальные операции, машин, которые, в том числе, делают программы при минимальном участии людей — вот это, действительно, была бы революция. Такая научно-тех А.Я. Кирута. Нужна не модернизация, а стратегия прогресса ническая революция может оказаться несравненно более грандиозной и драматической, чем все предшествующие.

Преимущества стран, которые будут владеть новыми ин теллектуальными технологиями, будут очень велики, и разрыв между экономиками этих стран и остальным ми ром возрастет многократно.

Что касается управления, два маленьких замечания.

В докладе, между прочим, цитируется У.Э. Деминг. Этот своеобразный гуру менеджмента прославился критикой господствующего стиля управления и разработкой нового подхода к управлению на основе «системы глубинных зна ний». Сейчас в России мы наступаем в методике управления на те грабли, о которых Деминг говорил еще четверть века тому назад. Это, во-первых, управление по результату, в том числе финансирование, бюджетирование по результатам систематически ухудшает результаты. Второе — это то, что сотрудничество продуктивнее, чем конкуренция. Не буду развивать здесь эти два тезиса, но это именно те грабли, на которые сейчас наступает наше правительство. В том числе, в управлении «модернизацией» и «диверсификацией».

Для того чтобы развивались инновации, необходима социальная среда. Это очень существенно. Необходимо не только повышение статуса интеллектуалов, о котором сказано в докладе. Необходима среда, в которой успешно мыслить было бы престижнее, чем зарабатывать деньги.

Это принципиальное изменение ценностей. Проблема со здания инновационных ценностей, инновационной атмос феры в обществе состоит в том, чтобы развернуть обще ственный менталитет от уровня и качества жизни (которые являются необходимыми условиями и средствами, но не ценностями) к ценностям знания, понимания и интеллек туальных навыков, позволяющих сделать жизнь лучше.

Какой путь? Чтобы внедрить в общественное сознание интерес и уважение к интеллектуальным достижениям, необходимо, в первую очередь, чтобы люди узнали, какие Выпуск № 2 (7) Выступления возможности они открывают. Источник таких знаний — общедоступная научно-популярная и научная литерату ра. Интернет не заменяет такой литературы, во-первых, потому, что ресурсы Интернета в этой области явно недо статочны, а во-вторых, потому, что для поиска в Интер нете надо иметь представление о том, что вы собственно хотите найти. В 1960-е гг. в СССР в самых элементарных районных библиотеках было доступно множество отлич ных научно-популярных и научных книг (в то время я жил в Ленинграде и на меня это очень сильно повлияло).

Сейчас научно-популярной литературы вообще нет, а на учная литература крайне бедна и продается по слишком высоким ценам. А, между прочим, по материалам жур нала «The economist» в США научно-популярная литера тура, в том числе популярная литература по математике, пользуется чрезвычайным спросом.

В заключение доклада автор предложил сделать на учно-технологическую модернизацию страны объеди няющей национальной идеей. Но модернизация — это слишком вялый и аморфный призыв для того, чтобы за интересовать и увлечь людей. Стратегия прогресса могла бы стать национальной идеей, если внятно объяснить, что это единственный путь к преимуществам нации на миро вой арене (со всеми вытекающими из таких преимуществ последствиями для благосостояния и самовыражения).

Инновационную экономику на основе «умостроя» сформировать нельзя Н.М. Казанцев, доктор юридических наук;

кандидат экономических наук Понятия инновации, нововведения, в 70–80-е гг.

ХХ в. звучали в каждой статье в отраслевых промышлен ных журналах, выпускавшихся министерствами. Мне Н.М. Казанцев. Инновационную экономику… сформировать нельзя довелось заниматься вопросами управления и экономи ки научных исследований и опытно-конструкторских разработок (НИОКР), в конкретных отраслях: в среднем машиностроении, атомной энергетики, в научных орга низациях Министерств приборостроения, средствах авто матизации и систем управления, электротехнической, а также медико-биологической промышленности. На этих материалах я сначала учился в МГУ им. М.В. Ломоносо ва, затем, проводил исследования, защищал диссерта цию, потом консультировал.

Проблемы у нас продолжаются, и те недостатки и трудности, на которые мы наталкивались в советское вре мя, сейчас стали еще хуже и тяжелее. Ни тогда, ни сейчас промышленность, особенно гражданская, не были заин тересованы во внедрении в производство результатов НИ ОКР, ни в качестве новой техники, средств производства, ни в качестве, новой продукции. Тем более, они не были заинтересованы платить ученым и инженерам за их раз работки соответственно экономическим результатами их применения. Выгоднее было тогда (и это сейчас продол жается) закупать в загранкомандировках зарубежные технологии и оборудование, вступая в долю с фирмами поставщиками. Тем не менее, в оборонных отраслях ин новации продавливались принудительно, государством и оборонный паритет сохранялся.

В 1970-е гг. СССР побеждал на математических олим пиадах. Страна, действительно, из года в год, была первой по математическим талантам и победам на таких соревно ваниях. Сейчас, по последним годам, ничего этого и близ ко нет — 20–30 место. Т.е. происходит, если называть вещи своими именами, отупение молодого поколения.

Это подтверждается в последние годы и на защищите кан дидатских диссертациях.

Это тенденция, и она очень серьезная. Надо сказать, что такое было в США: в 1975 г. проводилось прогности Выпуск № 2 (7) Выступления ческое исследование американской молодежи — какой будет Америка и молодежь, если еще десять лет сохранят ся тенденции приоритетов в жизни и ценности молодежи 1975 г.? Прогноз состоял в следующем, начиная с 1985 г., американская нация станет нацией торговцев пирожка ми. В отчете явно была дана эта формулировка. Да, это идея малого бизнеса, малого дела, ориентация молодежи на доходы и деньги на рынке предметов потребления. Эта тенденция ведет к соответствующему измельчанию нации и страны.

Сегодня в нашем обсуждении проявилась и противо положная тенденция — наш панэтатизм, на который мы уповаем, как на средство от отсталости и провалов рын ка. Я приведу пример обратного, когда рыночные агенты действуют стратегически инновационно и создают науч но-технический прогресс.

Это пример компании IBM. IBM в 1960-е гг. в течение 7 лет разрабатывала свою 360-ю модель, IBM–360. 7 лет компания, реализуя долговременную стратегию созда ния ЭВМ нового поколения, тратила деньги бесприбыль но. Напомню, что машина настолько удалась, что позже была скопирована в СССР, в т. н. системе ряд ЕС ЭВМ — 1020, 1030, 1040 — эта была сделана в ГДР и оказалась лучшей из машин системы ряд, даже в сравнении с более поздними 1050. Обратим внимание, ряд ЕС ЭВМ скопиро вал IBM–360 как операционную систему, так и архитек туру, но не потому, что вообще американские машины были лучше, чем отечественные БЭСМ–6, которые пре восходили американские не только по быстродействию, но и эксплуатационно. Именно на созданной в АН СССР БЭСМ–6 академик РАН Н.Н. Моисеев рассчитал последс твия термоядерной войны со значительно превосходящим американцев горизонтом прогноза, полгода вместо их од ного месяца, и охватом существенных параметров кли матических, социальных и экономических последствий.

Н.М. Казанцев. Инновационную экономику… сформировать нельзя Однако Госкомитет по науке и технике СССР сыграл на руку интересам американской компании и снял с финан сирования академические исследования, заменив их рас ходами по калькированию IBM–360. Здесь отдельный и привычный для России вопрос — почему исполнительная власть традиционно борется с обществом, особенно с его самой развитой частью, Академией наук?

Считать, что в любой стране, в том числе и высокораз витой, рынок, частный сектор ориентированы сугубо на прибыль, значит повторять глупости советской политэко номии и советского марксизма. Эти заблуждения и поро дили ту гуманитарную недоразвитость советского строя, в результате которой он рухнул. Да, совмарксисты в обще ственных науках создавали и плодили заблуждения как о капитализме, они еще не обсуждались систематически, так и о реальном социализме, эта ложь достаточно из вестна. Обсудить искажения совмарксизмом анализа ка питализма было бы полезно, поскольку, именно по этим догмам и оказался построен нынешний российский капи тализм и его государство, без каких-либо признаков гума низма и социальности, вопреки Конституции Российской Федерации.

Я привел пример — IBM 360. Семилетняя программа создания продукта нового типа, тогда это были совершен но новые, для того времени, ЭВМ.

В нашей стране такого бесприбыльного расходования сейчас близко не предусматривается. Более того, даже наша нынешняя Россия не может себе позволить беспри быльно 7 лет тратить деньги на какие-то большие про граммы. У нас нет таких программ, у нас только сейчас внедряется 3-х летнее планирование и бюджетирование.

Это значит, что нынешнее российское государство в части институтов управления национальным развитием и эко номикой, отстало не только от США как от государства, где планирование осуществляется с XIX в., а ныне там Выпуск № 2 (7) Выступления бюджетирование охватывает период в 5–10 лет в зависи мости от отрасли, гражданской или оборонной промыш ленности. Отстало даже по сравнению с одной из крупных американских компаний, от IBM. Хотя конечно, начи наются попытки догонять западное институциональное развитие. Но от попыток до результатов в сфере высоких технологий большое расстояние.

Говорить о том, что у нас есть предпосылки для инно вационной экономики можно, но никаких возможностей для ее формирования, даже интеллектуальных ценнос тей, вообще-то говоря, не просматривается. А здесь дело не только в мальчиках и девочках на олимпиадах, но ведь дело и в IQ. Западные исследования выходцев из СССР по коэффициенту интеллектуальности были опубликованы в книге Лоррела «Коэффициент интеллектуальности и ра сизм». Они показывали, что бывшие советскоподданные люди массовых профессий не обладают высоким коэффи циентом интеллектуальности по сравнению с европейс кими народами. А сейчас такие исследования, когда они повторяются, показывают результаты еще более удруча ющие. В Интернете можно найти такую статистику.

Другое дело, что когда в сталинское время создавались на основе фундаментальных открытий инновационные программы, точнее синхронно с процессом проведения фундаментальных физических исследований проводи лись конструкторские и технологические разработки по их предстоящему промышленному и оборонному приме нению, то почему это происходило, как могли додуматься до такой организации взаимодействия науки и производс тва? Иначе, чем в нынешнее и даже брежневское время понимали смысл слов: «Власть должна решить». Вначале власть должна была сделать так, и делала, чтобы ее цели оказались зависимыми от идей и целей академической науки. Без такого подхода инновационной экономики не создать.

Н.М. Казанцев. Инновационную экономику… сформировать нельзя Но сейчас, подобные тенденции не просматриваются.

В 1930–1950-е гг., не философы, ни в коей степени не философы, определяли стратегию развития. Филосо фия — не наука, это писал еще Маркс. Это другая форма общественного сознания, давайте не будем здесь отож дествлять различное. Тогда из форм общественного созна ния постулировались религия, философия, право, наука, искусство, мораль. В каждой из них возможны нововведе ния и обновление. С обновлений общественного сознания, пока что чаще всего, с открытий в науке, начинаются но вовведения в общественном бытии. Совмарксизм теорети зировал обратное, согласно марксистской догме о примате общественного бытия над общественным сознанием. При этом забывали другое положение К. Маркса, сформулиро ванное в первоначальном варианте Капитала — «по мере технологического применения достижений науки, роль неоплаченного рабочего времени в создании общественно го богатства не идет ни в какое сравнение с результатами применения науки»1. Это одна из тех цитат, которые были non grata для совмарксистских текстов, потому, что она весьма точно показывает значение рабочего класса и его труда, в сравнении с интеллигенцией и ее научным твор чеством в прогрессе человечества.

История философии — может быть наукой, но не обя зательно, а философия — никак. В этом смысле она ана логична религии, при ее обезбоживании, искусству в его литературной части или морали, при ее вербализации.

Когда в СССР философы доктринировали развитие, был пресловутый застой, тогда, в конце 1970-х гг., даже од нопроцентный прирост национального дохода возникал вследствие приписок к выполнению плана.

Поэтому здесь идет речь о естественных науках и ис пользовании их результатов и быстроразвивающихся на Цитируется по памяти Н.К.

Выпуск № 2 (7) Выступления правлений для определения государственной стратегии развития. Скажем, академик В.И. Вернадский сыграл стратегическую роль в создании первого ускорителя ядер ных частиц в нашей стране, он учил Курчатова работать на этом аппарате. Во многом он получал информацию че рез своего сына, который работал в это время в США.

Поэтому уместен вопрос, как и куда смотрит государс твенная власть и что она видит и слышит? Нынешняя власть пока не проявляет такой заинтересованности в ака демической науке. Наоборот, она готовит сейчас что-то чрезвычайное и сверхординарное — по сути, ликвидацию Российской Академии наук. Если Российская Академия наук была сформирована Петром I как сообщество уче ных, а не государственное учреждение, то сейчас Минис терство образования и науки РФ предпринимает попытки опустить Академию до уровня подчиненной министерству конторы.

Ни СССР и КПСС не покушались на статус академика, на статус президента Академии наук СССР. Сейчас гото вится превращение Академии наук РФ в государственное учреждение, подчиненное государственной власти, в час тности Президенту. Более того, если говорить о таких те кущих событиях, есть у нас замечательный медицинский Научный центр акушерства, гинекологии и перинатоло гии РАМН. Там недавно коллектив избрал директором всемирно известного ученого, отдавшего свою жизнь это му институту, академика Лейлу Владимировну Адамян, но министр здравоохранения, труда и социальной защи ты РФ Зурабов категорически против того, чтобы назна чить вместо умершего академика В. Кулакова женщину академика Л. Адамян на эту должность. Он говорит о том, что надо назначать не ученого, а менеджера, и есть у него кандидатура для этого назначения крайне далекая от на уки. Его доводы просты: «вашей академической наукой и медицинской практикой должен управлять менеджер».

Н.М. Казанцев. Инновационную экономику… сформировать нельзя В стране происходят процессы, противоположно ори ентированные тем, какие должны быть при формировании предпосылок для становления инновационной экономи ки. Парадоксально, но министр экономического развития и торговли Г.О. Греф вполне серьезно заявлял, что в США нет Академии наук. Хотя в действительности в США не сколько академий наук как независимых общественных организаций в форме сообществ ученых, как это было и традиционно продолжается в Европе, начиная с Древней Эллады и Академии Платона, и, как это в России учредил Петр I. Легко выяснить, например, по сборнику2, подго товленному в ходе реализации совместного проекта на основе соглашения 1999 г. президентов Российской Ака демии наук и Национальной Академии наук США в об ласти борьбы с терроризмом. На основе этого соглашения Президент Национальной Академии США обратился к Президенту Национальной Инженерной Академии США с тем, чтобы Национальная Инженерная Академия США приняла участие в сотрудничестве с Российской Акаде мией наук по исследованиям в области высокотехнологи ческого терроризма. В итоге был реализован названный совместный проект. Но для нас здесь существенно, что в США существует развитая и разветвленная система наци ональных академий наук, как по отраслям, так и общая, высшего академического уровня. Государственными уч реждениями не являются не только академии наук, но также и университеты, хотя их финансирование произво дится государством и, конечно, существенно расширяется за счет благотворительных безадресных пожертвований крупнейших корпораций.

Высокотехнологичный терроризм. Материалы российско-американ ского семинара Москва 4-6 июня 2001 г Российская Академия наук в сотрудничестве с национальными академиями США. Российская Ака демия наук, 2002. National Academy Press, 2002, С.5.

Выпуск № 2 (7) Выступления У нас наоборот, предпринята попытка введения Ака демии наук РФ под административное подчинение госу дарственной власти, поскольку-де государство финанси рует Академию наук. Но государству общество платит налоги, чтобы оно выполняло свою обязанность перед ним — финансировало высшее национальное достиже ние — науку и ученое сообщество.

Конечно, ни для советского пролетаризма, ни для сов ременного постпролетарского капитализма, непонятно, почему наука — это высшее национальное достижение.

Ни в СССР, ни в нынешней России не было и нет даже того статуса профессора, который был в Российской империи и соответствовал статусу профессора в западных универси тетах с их многовековыми традициями и правовым стату сом. Ординарный профессор, назначенный в университете на должность, назначался пожизненно. И ректор универ ситета не вправе был реорганизовать или ликвидировать кафедру в университете и уволить профессора, если толь ко тот не совершит уголовного преступления, доказанно го в суде.

По критерию статуса ученого в стране действительно происходит инволюция государства, т. е. его развитие к более примитивным формам, вспять. Статус ученого в СССР был юридически ниже, нежели в царской России, а в нынешней России, еще ниже, чем в СССР.

Поэтому малоосновательно говорить о том, что у нас складывается инновационная экономика, даже если за быть о зарплатах научных работников. Я уже говорил, что по грантам категории «А» американские академики по лучают многомиллионное годовое денежное вознагражде ние, точнее дары в виде грантов, не облагаемые налогами.

Оно в несколько раз превосходят уровень оплаты топ-ме неджеров крупнейших компаний и, в том числе, Прези дента США. Конечно, изложение таких фактов вызывает недоумение при нашей российской ментальности, отли Н.М. Казанцев. Инновационную экономику… сформировать нельзя чающейся действительным незнанием и идеологически обусловленным недомыслием. В США такие доходы до стаются членам академической элиты оборонного назна чения, которые получают гранты категории «А». Но и в СССР была практика такой оплаты труда ученых-физиков, руководивших научными исследованиями оборонной те матики. В мрачный период Сталина–Берия, академичес кие ученые получали не только зарплату, превосходящую уровень партийных иерархов, но и также имели так на зываемые открытые счета в банках для неограниченного расходования. Например, академик А.Д. Сахаров из этих средств своим отличившимся сотрудникам дарил автома шины.

За такой государственной политикой и практикой со действия нововведениям стоят действительные нацио нальные ценности и национальные предпочтения. Когда я, в свое время, 25 лет назад, готовился сдавать кандидат ский экзамен по языку, мне мой руководитель, выпуск ник полного курса и магистр Гарвардского университета, а также советский профессор В.Ю. Озира дал читать книгу Эрла Стронга «Администрирование бизнеса». (E. Strong.

Business Administration). Там, с самого начала книги фор мулируется мысль о том, что если у вас есть талантливый инженер, не делайте его менеджером, не портьте. Менед жером может быть человек со средними способностями.

И далее в книге показывается как организовать управле ние фирмой, учитывая, что бизнесом управляют, как пра вило, амбициозные посредственности. Это — основной рефрен книги. В нашем государстве обратная догма — уп равленец-де — это самый умный, самый талантливый че ловек в стране, а самый умный из умных — это глава го сударства. Это наша вера, наш менталитет, что в переводе означает «умострой».

При такой ментальности ожидать, что будет действи тельно формироваться инновационная экономика, вооб Выпуск № 2 (7) Выступления ще-то говоря, очень трудно. А чтобы изменить ситуацию, нужно совершить нововведение в умострой, инновацию ментальности, эта проблема — непростая. Задача стоит обратная той, которую пытается решать правительство — как обеспечить зависимость ценностей и стратегии госу дарственной власти от академических идей о перспекти вах развития цивилизации в России, от академической системы.

Система государственного строительства нуждается в инновациях В.В. Симонов, доктор экономических наук Хотелось бы высказать два замечания по поводу дис куссии. С одной стороны, меня не оставляет одно впечат ление (я с ним столкнулся впервые), связанное с тем, что мы сидим на вселенском соборе и друг друга убеждаем.

Знаете, сидит ряд архиереев и один говорит: «Бог есть!».

Другой ему отвечает: «Да как же, владыка, Бог ведь есть!».

Третий говорит: «Ну что вы, владыки, говорите, Бог, ко нечно же, есть!» Только с изменением тональности. Так и у нас. К сожалению, мы ничего принципиально нового по инновационной тематике в данном случае не высказали.

Это прекрасное обобщение того, что уже сделано, того, о чем говорится в целом ряде монографий, статей, выступ лений и т. д. Концентрированное обобщение, которое до стойно быть положенным в основу какого-то документа, если этот документ есть куда отправить.

Но с другой стороны мне бы хотелось подчеркнуть, что пока мы здесь убеждаем друг друга, что Бог есть, сущес твует другой теоретический слой, который сформирован в нашей конкретной ситуации вокруг Александер-хауса.

Мы друг друга убеждаем, что Бог есть, а реальность идет в том направлении, которое формируется в районе Алек В.В. Симонов. Система государственного строительства… сандер-хауса. И мы друг друга не только не слышим, но и находимся в совершенно разных плоскостях. Они гово рят, что это — белое, а мы — что оно круглое. Никак мы не пересекаемся. Более того, в ряде случаев мы не выхо дим из круга сформировавшихся в нашей среде представ лений, причем — настолько, что новой реальности не замечаем. Это было очень хорошо видно в дискуссии о за работной плате: тогда было высказано множество претен зий к государству в плане регулирования тарифной сетки, множество благих пожеланий касательно МРОТ и т. д. Но кого сейчас интересует МРОТ, кроме госпредприятий и госорганов, которые получают зарплату на основе МРОТ?

Да и они значительную часть оплаты труда осуществля ют через систему премий и иного рода дополнительных выплат, не связанных с базовой ставкой. А о том, что ос новная часть предприятий у нас давно приватизирована и существует в совершенно иных условиях оплаты труда, мы как будто бы забыли… Это первый момент, который бы мне хотелось отметить.

В этой связи — второй момент: была высказана инте ресная мысль, что инновационная идея ценна тем, что эта идея неконфликтная, она способна объединить вокруг себя все общество. Позволю себе не согласиться.

Во-первых, посмотрим на проблему с точки зрения международных экономических отношений. А кому мы там нужны? На мировых рынках, с которых нас выстави ли уже давно с нашей инновационной технологией, кото рая у нас еще пока в голове находится?

Далее: а кому мы нужны в нашем государстве, которое прекрасно себя чувствует при растущем Стабилизацион ном фонде, которое с завидной периодичностью снимает с себя социальные обязательства, предусмотренные 7-й статьей Конституции, гласящей о социальном государс тве? Здравоохранение мы пытаемся переложить на насе ление, пенсионное обеспечение мы пытаемся переложить Выпуск № 2 (7) Выступления на население. Результаты предельно ясны, все уже видят.

Теперь мы перекладываем на население образование, с перспективой введения платного образования, и когда-то это случится, если то же давление на систему будет про должаться. Сейчас мы с прекраснодушным видом прини маем документ о передаче церковного имущества церкви, о возвращении, о реституции. Это замечательно: с бюдже та уходит вся нагрузка на реставрацию памятников куль туры, просто чудесно можно себя чувствовать. Только вот вопрос: а в чем же, в конце концов, заключаются услуги государства — те услуги, о которых мы говорим, что имен но их должны обеспечивать средствами бюджета?

А ведь мы еще и молодое поколение на это ориентиру ем: недавно по телевидению прозвучала страшная фраза, причем, не от кого-нибудь, а от одного из лидеров офици ального молодежного движения — на Дне открытых две рей в одном из вузов было сказано: зачем вам идти в инс титут стали и сплавов, где из вас за пять лет подготовят какого-нибудь кузнеца для несуществующей промышлен ности, когда мы за три года из вас сделаем квалифициро ванных менеджеров! Какая тут инновация? Какая модер низация? Ведь товарищ даже самым детским вопросом не задается: а кем эти менеджеры будут потом руководить, если не будет высококвалифицированных кузнецов и не возродится промышленность?

Мы сокращаем расходную часть бюджета, раздуваем Стабфонд, зачем мне нужна эта инновация? Как-нибудь лет 10–12 я на этом просуществую. А это, межу прочим, — три президентских срока… Следующий момент: еще 2 года назад мы ставили воп рос, — те, кто был на дискуссии в Счетной палате, пом нят, — о том, что на инновации нет спроса со стороны биз неса, ему эти инновации тоже не нужны. Он прекрасно себя чувствует и на том оборудовании, которое получил в наследство от покойного СССР, и не собирается его ренови Л.В. Сморгунов. Роль государственного управления в экономике… ровать, в том числе и потому, что это — не его задача. Его задача — максимизировать прибыль и вовремя расстаться с предприятием — до того, как кривая жизненного цикла пошла на спад. Разве сейчас мы этого не видим, кстати?

Разве не начался процесс перехода крупных пакетов акций от нашей бизнес-элиты 1990-х гг. в новые руки? Кстати, мы же сами бизнес этому учили в начале 1990-х гг. на лекциях по маркетингу, и до сих пор учим. Поэтому в значительном количестве промышленно развитых государств реновация и модернизация осуществляются путем национализации, за счет бюджета, а потом, когда необходимые вложения в производственную базу сделаны из средств налогопла тельщиков, происходит реприватизация, как это было, например, в Англии с железными дорогами, с электро энергетикой и т. д. Примеров можно найти множество.

В итоге получается, что эта идея — крайне провока ционная и с внешнеполитической, и с внутриполитичес кой, и с социальной, и с экономической точек зрения.

Поскольку она требует не просто осознания и постановки соответствующей управленческой задачи, а смены самой системы государственного строительства: экономической модели, политической модели, психологической модели и т. д. Вот когда эта смена произойдет, тогда, может быть, услышат нас, а пока — будут слушать Александер-хаус.

Роль государственного управления в экономике, основанной на знаниях Л.В. Сморгунов, доктор философских наук Вначале я хотел бы сказать несколько слов относитель но существования общества знания. Я являюсь сторон ником представления о том, что мы уже живем в таком обществе. В целом общество знания является таким фено меном, который не может локально размещаться где-то в Выпуск № 2 (7) Выступления одной точке, например, в США в Силиконовой долине или в одном Стэнфордском университете. Хотя концентрация интеллектуального капитала здесь высокая, но знание не имеет границ и способно распространяться по всему миру.

Мы уже живем в ноосферном мире, о котором говорили Владимир Иванович Вернадский и Тейяр де Шарден.

Самый элементарный вопрос, который мы можем себе задать, допустим, относительно производства немецкого автомобиля «Фольксваген Джетта» в Мексике. Это же совершенно другая ситуация, чем простой перенос в раз вивающиеся страны «грязного» производства. Да, пере носится производство в другие страны, но одновременно повышается уровень знаний и компетентности людей, ко торые живут в этом обществе. Ведь в «Джетте» 70% — это технологии и знания, а не металл, другие материалы и просто стоимость физической силы при ее производстве.

И таких примеров множество, когда переносятся знания и технологии.

Я еду из Москвы в Петербург и разговариваю с биз несменами, которые производят алюминиевую банку для пива. В банке всего 20 коп. с рубля собственно стоимость металла, остальное — это технологии и знания. Произво дится банка здесь, в России. Другой вопрос, чьи техноло гии, какие технологии и т. д.? В таком же ключе мы мо жем говорить даже о нашей сырьевой экономике. Давайте подумаем: да, плохо, что мы продаем нефть и газ — не переработанное сырье. Но в производство сырой нефти и производство сырого газа уже в конце прошлого, начале нынешнего века вкладываются значительные технологии и знания, которыми не характеризовались 1960–1970-е гг.

Конечно, этого недостаточно. Это — слабое утешение. В це лом, конечно, мы проигрываем, мы пока не конкурентос пособны в условиях экономики знания. Надо подумать, какие наши конкурентные преимущества, как мы можем их использовать?

Л.В. Сморгунов. Роль государственного управления в экономике… Отсюда та основная проблема, которая была поднята в докладе — как регулировать процессы производства и распространения знаний? Как организовывать эффек тивное использование ресурса, которым является знание сейчас, а не является нефть, не является сырой материал, металл и т. п.? Я полагаю, что по ряду количественных па раметров мы не уступаем передовым странам (например, по уровню охвата населения высшим образованием). Но явно мы отстаем в вопросах качества образования (если говорить в целом, а не выхватывать отдельные отрасли), связи науки и производства, технологических инноваци ях, относительной равномерности распределения знаний по территории страны, институциональной экологии про изводства знаний и технологий.

Международные оценки, кстати, фиксируют наше наибольшее отставание в институциональных условиях организации экономики. В этой связи центральная про блема — это поиск эффективного способа регулирования экономики знаний: либо рынок, либо государство, либо какие-то другие структуры? Я задавал вопрос относитель но «провалов рынка». Экономистам в целом ясно, где ры нок эффективен? Он эффективно распределяет ресурсы.

Я думаю, что рынок эффективно распределяет и такой ресурс, как знание. А где государство эффективно? Госу дарство эффективно в справедливом перераспределении результатов экономики, основанной на знании, и созда нии условий для того, чтобы рынок был эффективен. Я не буду долго говорить об этом, я думаю, что это достаточно простое суждение.

Следующий центральный вопрос — как государство организует управление? В тексте говорится о китайской модели, фактически, предложена модель мобилизацион ной экономики, которая не совсем совпадает с китайской моделью. Ведь Китай, прежде всего, использует рыноч ные механизмы для стимулирования развития новой эко Выпуск № 2 (7) Выступления номики. Экономические зоны — это что такое? Конечно, там есть и мобилизационный компонент, причем очень сильный, но нельзя забывать о сочетании в Китае этого мо билизационного компонента со свободными рыночными зонами: сильное государство и активный рынок. В 2002 г.

была издана книга В.В. Попова «Три капельки воды: За метки некитаиста о Китае», описывающая, как они созда ют сильные институциональные условия для того, чтобы, используя рыночные механизмы, двинуть вперед эконо мику, основанную на знаниях. Другой пример, противо положный, и он связан с Финляндией (на эту страну ав тор тоже указывал). Там государство активно участвует в организации новой экономики и общества знания, но на принципах демократии. Каким образом? Оно участвует в регулировании посредством сетевого взаимодействия между различными акторами (государство, бизнес, обра зование, гражданские ассоциации), которые определяют производство в условиях общества знания. Китайская и финская модели находятся на противоположных полю сах, но решают одну задачу повышения конкурентоспо собности национальной экономики.

Значит, какой выход? Я не думаю, что проблему мож но ставить так: либо мобилизационное государство и ры нок, либо сетевое взаимодействие. И автор доклада, фак тически, склонен к этому же решению. Он говорит — это плохо, и это плохо, я предлагаю среднее. Что среднее предлагается? На прошлом семинаре мы уже обсужда ли модель корпоративного государства. Модель, кото рая сейчас развивается, например, в Казахстане. Автор доклада близок к этой модели. Я не знаю, насколько это эффективно для России, надо смотреть. Но очевидно то, что не должно быть спора относительно самой идеи эко номики, основанной на знании. Это — уже реальность.

Поиск же эффективной модели организации управления в обществе знания может быть результативным, если В.Н. Лексин. Что нужно и что по силам России… мы проанализируем фактическую сторону этого вопроса применительно к России. Потому что констатация фак та пока что нами еще недостаточно четко осознана. Что такое общество знания в России? Какие уже есть модели управления в России? Какова нынешняя роль россий ского государства в этом вопросе? Что эффективно для России?

Что нужно и что по силам России — «инновационные технологии»

или обновленная экономика Лексин В.Н., доктор экономических наук Интересный и прекрасно иллюстрированный доклад В.А. Рубанова, равно как и вызванная этим докладом дискуссия о проблемах инновационных технологий в сов ременной России, о безразличии к ним правительства, бизнеса и высокого академического начальства не могли не спровоцировать попытки хотя бы качественной оценки реальных места и роли российской инноватики в нацио нальном хозяйстве и в мировой экономике. Дискуссия же по докладу еще раз подтвердила, что:


1) на родине технологические инновации большинством отраслей и предприятий не востребованы;

2) инновационно насыщенной мировой экономике тех нические ноу-хау «made in Russia» в обозримом бу дущем будут скорее любопытны как редкость, чем рыночный конкурент;

3) и первое, и второе — «всерьез и надолго».

Настойчивые призывы к тотальному переходу к инно вационно-технологической экономике и пропаганда этого перехода как магистрального пути, панацеи и единствен ной альтернативы всем другим вариантам перспективного Выпуск № 2 (7) Выступления облика российской экономики представляются мне более чем сомнительными. Советская экономика давала при меры таких инновационных идеологем как «химизация»

народного хозяйства, «кукурузация» агропромышленно го комплекса и т. п.;

отметим, однако, что в советский пе риод российская экономика, во-первых, была отгорожена от поля мировой конкуренции и, во-вторых, была идеаль ным управленческим объектом со стороны государства.

В настоящее время нет ни одного, ни другого.

Инновационно-технологическая экономика, детально охарактеризованная в докладе, вещь бесспорно полезная, но, по моей оценке, не способная в одиночку ни сейчас, ни в обозримом будущем «сделать погоду» на российском эко номическом небосклоне. А перемены этой погоды — об новление самой модели, сути, структуры нашей эконо мики — жизненно необходимы. Но все это лишь в малой степени связано с тем, что принято называть «инноваци онной экономикой».

Макроэкономически цель инновационного развития любого типа определяется всего двумя позициями:

1) повышением эффективности национальной эконо мики;

2) встраиванием продукции и услуг своей экономики в глобализационные процессы конкретного произ водства и обмена.

Эти две целевые позиции могут дополняться в зави симости от внешнеполитической ситуации еще задачами усиления национальной обороны и обеспечения нацио нальной экономической безопасности. Однако, для опре деления конкретных направлений инновационной поли тики следовало бы здраво оценить ее возможности и меру ее воздействия на состояние и развитие не экономики во обще, а именно российской.

Ситуация же в ней такова: большинство отраслей (и да же домохозяйств) России недоиндустриализированы и В.Н. Лексин. Что нужно и что по силам России… уже поэтому неконкурентоспособны не только по техноло гиям (инструменту, машинам и т. п.), но и по свойствен ной индустриальному обществу организации труда, по отношению работников к труду, по наличию стимулов к постоянному обучению и переобучению.

Недоиндустриализирована и единственная материаль ная база государственной самодостаточности России — природоэксплуатирующие отрасли, потенциал которых используется всего на 50–70%, и не только по причинам инновационно-технологического характера. Серьезней шими проблемами недоиндустриализированной экономи ки России (особенно явно обнажившимися при попытках ее встраивания в рыночное пространство постиндустри альной глобализирующейся мировой экономики конца ХХ — начала ХХI вв.) стали формирование на террито рии страны обширных зон затяжной депрессии, дегра дация большинства предприятий, производящих товары народного потребления, расточительное отношение к пот реблению энергии всех видов, мизерное присутствие на отечественном и мировом рынке продукции российских обрабатывающих отраслей.

В связи с этим при обсуждении перспектив развития экономики России представляется полезным отойти от узкого (вернее — зауженного) представления о единс твенно необходимой России «инновационной экономи ке» как синониме «экономики, основанной на знаниях»

или «экономики, основанной на инновационных техно логиях». Частные успехи в реализации такой инновати ки (особенно, заимствованной) в современных условиях России, как не парадоксально, представляются вполне достижимыми, и смогут давать примеры для докладов правительству о наших очередных успехах. Но не требу ет особых доказательств, что такая «инноватика» не спо собна решить ни одну из приоритетно-значимых проблем страны. Об этом свидетельствуют как уже обозначенное Выпуск № 2 (7) Выступления более чем своеобразное состояние экономики страны, так и прогнозные оценки конъюнктуры мирового рынка, на котором могли бы оказаться востребованными потенци альные продукты российского инновационно-технологи ческого сектора.

Принимая во внимание все эти обстоятельства, я хо тел бы предложить трактовку необходимой России «ин новационной экономики» как совокупности новшеств не только в супертехнологиях, но, в первую очередь, в фор мах организации труда и производства, в инфраструк турном (в первую очередь, транспортном) обеспечении производства, распределения и потребления товаров и услуг, которые способны обеспечить:

1) эффективную трудозанятость и рост реальных дохо дов населения со снижением огромных территори альных диспропорций уровня и качества жизни на селения;

2) расширение внутреннего рынка основных групп то варов отечественного производства со снижением ис кусственно созданной зависимости от импорта;

3) рациональное использование и глубокую переработ ку природных ресурсов;

4) энерго- и водосбережение;

5) устойчивое присутствие отечественных товаров на со ответствующих нишах мирового рынка.

По моему убеждению, решение этих пяти задач — главное экономическое условие для устойчивого функ ционирования страны, и только на этих направлениях можно принципиально обновить облик российской эконо мики, в том числе, создать возможности для перехода к экономике, широко использующей инновационные тех нологии.

Оставаясь реалистами, мы должны признать, что, на пример, функционирование российского аграрного про изводства как экономической и социальной основы для В.Н. Лексин. Что нужно и что по силам России… производительной трудозанятости и обеспечения тем са мым жизни миллионов сельских жителей, может быть до стигнуто не столько за счет использования суперэлитного посевного материала или использования современнейших сельскохозяйственных машин и орудий (очень дорогих и требующих не менее дорогой ремонтной и другой произ водственной инфраструктуры), сколько за счет обучения работников и стимулирования профессионально-ответс твенного отношения к труду, воссоздания (на новой ры ночной основе) потребительской кооперации, осущест вления тотальной газификации и электрификации села, строительства дорог и поддержания транспортного сооб щения между производителем и рынком сельхозпродук ции, восстановления разумного паритета цен на эту про дукцию и на ГСМ, постоянной поддержки отечественного сельхозпроизводителя со стороны государства (например, в формах, принятых в США) и т. д. Все это и есть абсолют но инновационный путь развития аграрного производс тва страны. И такие схемы системной инновации могут быть без труда названы для всех без исключения отраслей экономики страны.

Одной из важнейших задач инновационной политики и деятельности в России я считаю переход к производс тву отечественной1 продукции, конкурентоспособной по качеству и цене привозимой из-за рубежа и реализуе мой на внутреннем рынке. При этом речь идет не о вы сокотехнологичной продукции (конкурировать с которой отечественному производителю в обозримом будущем будет возможным, по нашему мнению, только за счет ма «Отечественной» продукцией, видимо, следует считать именно про изведенную (и не обязательно «придуманную», научно разработанную) на территории России. Более дискуссионным является вопрос о том, может ли считаться российской инновационно-технологическая про дукция, произведенная за рубежом по российским лицензиям или с участием капитала российских компаний.

Выпуск № 2 (7) Выступления ловероятного снижения затрат) или о военной технике, а о товарах, входящих в «потребительскую корзину», о строительных материалах, о мебели и даже о детских иг рушках.

Нелишне вспомнить, что в СССР были и лучшие в мире «космические» технологии, и новации в военно-про мышленном комплексе, и многие другие технические до стижения. Но все они, подобно подкованной английской блохе, ни на шаг не приблизили работу десятков милли онов людей к тому уровню производительности, который обеспечил бы и в советское, и в новейшее время конкурен тную победу хотя бы на внутреннем рынке обуви, одеж ды и продовольствия. Не уверен, что в ближайшие годы наша сверхновая техника будет ежегодно пользоваться спросом хотя бы у миллиона покупателей за рубежом, а конкурентоспособная продукция, например, российского животноводства ежегодно могла бы найти спрос более чем у ста миллионов жителей России. И кто докажет, что про изводство такой продукции не есть факт суперновации национального масштаба?

Мощной национальной инновацией могла бы стать, например, программа изменения негативных тенденций демографических процессов за счет кардинального изме нения политики алкоголизации страны, улучшения ка чества продуктов питания и питьевой воды и т. д. Можно, например, иронически относиться к дровяному и уголь ному отоплению жилья (в настоящее время в России око ло 10 млн постоянно действующих печей), но при неиз бежном удорожании до мирового уровня цен на газ и при наличии гигантских запасов (требующих утилизации!!!) неделовой древесины переход к новым конструкциям дро вяных и угольных печей, повышающих коэффициент их полезного действия почти вдвое (!), вполне можно считать одним из многих специфически российских направлений инновационных технологий.

В.Н. Лексин. Что нужно и что по силам России… Повторю еще раз: переход к экономике, основанной на новейших технологиях, — прекрасное, но явно не единс твенное и не магистральное направление развития нашей экономики. Сейчас главная экономическая новация Рос сии должна заключаться в вовлечении огромных масс все более люмпенизируемого населения хоть в какие-то реаль ные процессы конкретного рыночного производства това ров и услуг, способные диверсифицировать российскую торгово-сырьевую экономику начала ХХI в. и начать на полнение отечественными товарами хотя бы внутреннего рынка.


Есть и еще один аспект рассматриваемой проблемы.

Каждая публично заметная технологическая инновация сопровождается сообщениями о фантастическом росте производительности труда за счет снижения потребности в рабочей силе (это в одинаковой мере относится и к добы че угля, и к растениеводству). И пока еще никто не про гнозировал социальные, демографические, политические и иные последствия таких инноваций в конкретных усло виях современной России, не предложил реальные пути новой трудозанятости. Поэтому, пропагандируя потенци альные блага технологических инноваций, нужно было бы разделить последние хотя бы на две группы:

1) инновации, использование которых позволит создать новые (сохранить прежние) рабочие места, повысить квалификацию и увеличить доходы работников;

2) инновации, использование которых приведет к со кращению занятости на модернизируемых произ водствах и потребует либо осуществления альтер нативной трудозанятости, либо государственной поддержки новых безработных.

Завоевание мирового рынка отечественной инноваци онно-технологичной продукцией — задача, бесспорно, заманчивая и, как сейчас принято говорить, амбициоз ная. Но не менее важной представляется задача завоева Выпуск № 2 (7) Выступления ния собственного, российского рынка той отечественной продукцией, производство которой обеспечит трудозаня тость населения и независимость государства от внешних рыночных катаклизмов. Не забудем, что смену власти и в 1917 г., и в начале 1990-х гг. в известной степени про воцировал созданный дефицит самого необходимого, а не хай-тека.

Переход к инновационно-технологической экономике и переход к просто обновленной (преодолевшей доиндуст риальную стадию) экономике России — не антиподы. Они должны осуществляться одновременно, и считать первое направление бесспорно безальтернативным, по моему мнению, большая ошибка.

Переход к инновационной экономике заслуживает плохой оценки А.И. Соловьев, доктор политических наук Я хотел бы сказать несколько слов в качестве завер шающей реплики. В частности, хочу продолжить мысль В. Лексина относительно того, что государству приходит ся работать по принципу «синицы в руках». По сути это означает, что современному правящему режиму, действу ющему как управленческая структура, необходимо по разному работать на различных социальных площадках.

Структурам власти и управления просто необходимо сов мещать инноватику (причем в ее многообразных формах) с действиями, которые помогают решать традиционные задачи в области укрепления безопасности страны, обес печения достойного уровня жизни населения и т. д.

Собственно, это умение совмещать такого рода фор маты деятельности и является главным показателем эф фективности системы управления. Одновременно зада ча соединения этих разных функциональных потоков в А.И. Соловьев. Переход к инновационной экономике… каждый конкретный момент ставит задачи выбора при оритетов и обеспечения их ведущей роли. Вспомним, что в теме доклада переход к инновационной экономике ста вился именно как управленческая задача. И докладчик очень хорошо показал, что в нынешнем виде система го сударственного управления с этой задачей не справляет ся. И вряд ли сможет справиться в ближайшем будущем.

К слову сказать, я не так драматично смотрю на ситуацию, как В. Симонов, но мне также представляется, что корень проблемы кроется именно в качестве правящего класса, его корпоративной закрытости от общества. И пока пра вящий класс не научится оценивать социальные пробле мы с учетом гражданских позиций, политико-админист ративные структуры не смогут ни совместить все нужные проекты, ни обеспечить переход к экономике знаний. Они будут работать в привычном для себя рутинизированном состоянии, и без дополнительного политического давле ния на них ничего меняться не будет. Обществу же будут доставаться лишь мелкотравчатые вкрапления в общую экономическую стратегию (типа создания технопарков), которые будут многократно тиражироваться PR-техно логиями как доказательство перспективности стратегий правящего режима.

В данном контексте стоило бы упомянуть еще об одном механизме, о котором мы сегодня не слишком много гово рили, но который является весьма злободневным. Я имею в виду стимуляцию экономической открытости страны.

Той открытости, от которой страдают и американцы, и европейцы, и мы в том числе. Понятно, что партнеры не слишком заинтересованы в том, чтобы пускать нас на многие мировые рынки — боятся конкуренции. Но мы-то можем пошире открыть свои ворота и за счет расширения каналов деловой коммуникации — конечно, до определен ного уровня — можем оказать живительное воздействие на систему управления, на ее экономические стратегии.

Выпуск № 2 (7) Выступления Хотя это, повторяю, очень венчурная стратегия, кото рая может, как уже тут говорилось, через какое-то время поставить вопрос об административно-территориальном устройстве страны. Если же грамотно использовать этот инструмент стимуляции развития, то, думаю, можно, из бежав самых негативных последствий, решить задачи по стимуляции инновационной активности системы отечест венного государственного управления. В любом случае это тема для обсуждения. Тем более, что мы не ставим точку во всем этом комплексе вопросов.

Пришло время заняться инновационной экономикой Л.Н. Тимофеева, доктор политических наук Доклад профессора В.А. Рубанова я прочитала с удо вольствием, потому что сложную тему он изложил просто, ясно, понятно. Доклад хорошо структурирован и всесто ронне аргументирован.

И все-таки меня, как политолога, волнует мысль о по литической и идеологической подоплеке инновационной экономики. Это вопрос о политической силе, способной заняться модернизацией страны и идеологически обосно вать этот проект. Что касается последнего, то автор в до кладе предлагает в качестве национальной идеи, способ ной консолидировать общество, идею технологической модернизации страны в силу ее социально-политической нейтральности, одинаково волнующей как «правых», так и «левых». Понятно, что сама по себе технологичес кая модернизация не может стать национальной иде ей. Она является средством для решения более важной для людей задачи, связанной с уровнем и качеством их материальной и духовной жизни. Не менее важно корот ко и ясно сформулировать ее для всего общества, что ни Л.Н. Тимофеева. Пришло время заняться инновационной экономикой как пока не может сделать политическая элита. В конце концов, ни «управляемая демократия», ни «суверенная демократия» не могут быть такой национальной идеей.

Это скорее ответ критикам России по поводу ее «недемок ратичности» и попытка предупредить их желание таким завуалированным способом преуменьшить ее влияние в современном мире.

Что касается реальной политической силы, способ ной заняться модернизацией страны, то, как показывают последние выборы в регионах (март 2007 г.), ими вполне могли бы стать доминирующие в этих гонках «Единая Россия» и «Справедливая Россия». И не только потенци ально, но уже сегодня, вполне реально. В названиях самих этих партий (кстати, сконструированных «сверху» — зна чит правящая элита видит проблемы, стоящие перед стра ной), содержится указание на жизненно важные аспекты сохранения и развития российского общества: единство и социальная справедливость. Не исключаю, что именно эти ценности и могут лечь в основу национальной идеи для современной России.

Теперь относительно дискуссии. Не хочется в оче редной раз выступать «адвокатом дьявола», коим у нас представлены государство и правящая элита в одном лице, но придется ради исторической справедливости.

Отвечая на вопрос об иерархии причин, по которым Рос сия до сих пор не перешла к инновационной экономике, уважаемый докладчик сказал, что их три. Первая — не достаток политической воли. Вторая — безответствен ная элита, которую, по его выражению, «необходимо проветривать». Третья — люди, ибо инновационную экономику делают не деньги, а люди. Позволю себе с этим не согласиться.

На мой взгляд, только сейчас пришло время России практически заняться инновационной экономикой и вот почему.

Выпуск № 2 (7) Выступления О политической воле. До этого политическая воля пре зидента, правительства, законодателей была направлена на восстановление и укрепление российской государс твенности, на «деприватизацию» крупными финансовы ми группами государства, претворения в жизнь принципа «равноудаленности» их от власти, создания неких общих правил игры. Очень важно было научиться вести правиль ную бюджетную политику, перейти, наконец, от сиюми нутной политики латания дыр к многолетнему бюджетно му планированию. Все это означало переход страны из состояния перманентного кризиса к стабильности и раз витию. В результате проявления этой политической воли есть реальные достижения. Государственная власть на всех уровнях укрепилась. С 2000 г. ВВП России увели чился в реальном выражении на 60%, что означает рост почти на 7% в среднегодовом выражении. По итогам 2006 г. страна вошла в десятку стран, где валовой внут ренний продукт, рассчитанный по текущему курсу, пре высил триллион долларов. ВВП на душу населения соста вил около семи тысяч долларов (примерно как в Мексике), а еще в 1999 г. он составлял чуть выше тысячи долларов.

Теперь политическая воля правящего класса направлена на то, чтобы имея развивающуюся экономику, Россия могла позволить себе не догонять кого бы то ни было в способах производства товаров и услуг, а создавать но вый технологический уклад. Новая российская экономи ка будет «основана на следующем поколении технологий, будет опираться и на крупные компании, конкурентоспо собные на мировых рынках, и на широкий слой малого и среднего бизнеса, в том числе инновационного». Услови ем перехода на этот новый уровень будут служить «три ключа»: это диверсификация экономики;

создание совре менной инфраструктуры, в первую очередь транспортной и энергетической и вложения в человеческий капитал.

Через два года российская экономика станет шестой в Л.Н. Тимофеева. Пришло время заняться инновационной экономикой мире. Эта позиция была озвучена 27 января 2007 г. вице премьером Д. Медведевым на Международном экономи ческом форуме в Давосе. Но эту же позицию как приори тетную представил нам и докладчик. Значит политическая воля в стране все-таки есть.

О «проветривании элиты». Да, ни одной стране мира еще «не помешала» ответственная политическая элита. И я согласна с докладчиком, что лучше честное политическое и административное управление, чем бесчестное. Но если иметь ввиду, что таких людей мы сможем получить толь ко благодаря процедурам выборов т. е. «проветриванию»

элиты, то это не так. Модель демократии Й. Шумпетера, основанная на идеи равного соревнования элит во время выборов, не выдерживает критики не только в современ ной России, но и в тех странах, которые позиционируют себя как оплот истинной демократии. То в США, то в Вели кобритании периодически вспыхивают скандалы в связи с возникновением конфликтов интересов во время прове дения выборов, когда действующие чиновники использу ют административный ресурс ради поддержания тех или иных политиков или партий. Скорее нужно говорить о совокупности факторов, способствующих появлению на всех этажах государственного управления ответственных профессионалов. Это и общий вектор идеологических на строений в стране, и повышение уровня политической культуры и социализации граждан на основе воссоздания в литературе, искусстве, кинематографе лучших образцов государственного служения отчеству и воспитание моло дежи на их примере, и освобождение от правового ниги лизма и многое другое.

Теперь о тезисе, что инновационную экономику де лают не деньги, а люди. Согласна, но только тогда, когда люди хотя бы вовремя получают зарплату и могут восста новить свои силы для творческого труда. Только за пос ледние годы мы сумели добиться того, чтобы в массе своей Выпуск № 2 (7) Выступления люди вовремя получали заработанную ими плату как на государственных, так и на частных предприятиях. Кро ме того, в 2006 г. решили вопрос о том, чтобы доктора и кандидаты наук получали соответственно на семь и три тысячи рублей больше, дабы стимулировать их научный поиск. Наверное, этого недостаточно по сравнению с зара ботной платой ученых за рубежом, но лиха беда начало.

Таким образом, пусть медленно, но все же целенаправ ленно в России делаются шаги в том направлении, к кото рому призывал нас уважаемый докладчик.

Заключительное слово докладчика Мне бы хотелось отреагировать на заданные вопросы.

Прежде всего, выскажу свою позицию по проблеме совмещения инновационной экономики с другими укла дами, существующими в России. Инновационная стра тегия не может игнорировать сложившиеся реальности.

Задача проектного управления заключается в том, чтобы вектор развития сырьевых отраслей и их технологической модернизации способствовал реализации идеи прогресса национального научно-промышленного комплекса. Ведь можно повышать доходы сырьевых предприятий за счет снижения издержек, загоняя их, по сути дела, в стагна цию и деградацию. А можно повышать прибыль путем внедрения инноваций.

В энергетическом комплексе России накопилось мно го проблем, требующих технологического перевооруже ния. Есть и много перспективных направлений развития отрасли, позволяющих запустить процесс модернизации на основе использования собственного научно-техни ческого потенциала. Разрабатывается, к примеру, идея перехода к единому энергоносителю путем преобразова ния угля и газа в жидкообразное состояние, что принци пиально меняет инфраструктуру энергосферы и создает предпосылки для движения в направлении инновацион ной экономики. Если будет разработана и реализована такая государственная программа, то Россия может стать лидером в этих технологиях. Масштабные государствен ные программы способны породить целый шлейф модер низаций, начиная от криогенных производств до новых систем транспортировки и логистики. Поэтому речь идет не о том, что надо снижать роль сырьевого сектора эконо мики, а о том, что этот сектор должен приобретать новый Выпуск № 2 (7) технологический облик. И этот облик можно и нужно формировать целеустремленной государственной поли тикой.

Второй вопрос, на который я хотел бы ответить — это проблема бедности в России. Тема моего доклада — тех нологическая модернизация и переход к инновационной экономике. Распределение получаемых от экспорта сы рья доходов — это отдельная задача, задача социальная.

Сегодня страна располагает достаточными финансовыми возможностями для того, чтобы энергично и эффективно решить проблему бедности. Но это — предмет социальной политики. И к проблеме технологической модернизации отношения не имеет.

Третий вопрос: что делать при переходе к экономике знаний тем, кто работает на традиционных индустриаль ных производствах? Инновационная стратегия предпола гает изменение структуры экономики. Новой структуре соответствуют новые профессии и новые рабочие места.

Если вчера технический персонал обеспечивал деятель ность, допустим, инженера-металлурга, то в новой эконо мике — это будет персонал, обеспечивающий деятельность разработчиков высоких технологий и производителей информационно-коммуникационных продуктов. То есть переход к инновационному развитию предполагает из менение структуры занятости и изменение социальной структуры. Это отдельная тема. В одном тексте трудно из ложить все эти вопросы.

По поводу определения понятия «постиндустриально го развития». Я специально не хотел вступать в дискус сию по этому вопросу и углубляться в анализы теорети ческих концепций. Я отталкивался от такого понимания постиндустриального развития, которое сложилось в массовом сознании, и в том контексте, в котором оно на чинает входить в политический лексикон. С термином «постиндустриальная экономика» связываются успехи Заключительное слово докладчика мировых лидеров в технологическом развитии, произ водстве знаний, информатизации общества и образова нии. Каким образом, в каких терминах отображать эти вполне реальные процессы — предмет философских и историософских исследований. Хотел бы заметить, что названные процессы укладываются и в другие теорети ческие схемы, определяемые с помощью терминов «мо дерн» — «постмодерн». Поэтому я вкладываю в понятие индустриального уклада вполне определенный смысл:

доминирование в социально-экономической практике структур и отношений, воспроизводящих традиционные продукты и не имеющих вектора инновационного разви тия, тенденции к увеличению доли знаний в структуре национального производства.

Хотел отреагировать на упоминания И. Сталина как инноватора. Известные мне факты позволяют присоеди ниться к такой оценке. Ведь даже лозунг борьбы с кос мополитизмом появился не как проявление шовиниз ма, а как ответ на научно-технические вызовы эпохи и проблемы обеспечения безопасности страны. Насколько мне известно, на решение И. Сталина сконцентрировать национальные усилия на технологическом развитии страны с опорой на собственные силы повлияло письмо П. Капицы, который поднял проблему ускоренного раз вития отечественной научно-технической сферы и реко мендовал не полагаться на заимствования иностранных разработок. И. Сталин принял решение об ускоренном развитии научно-технической базы, формировании собственных научных школ и самостоятельном научно инженерном поиске на прорывных направлениях техно логического прогресса. Попытка сломать консерватизм бюрократии, которая сопротивлялась переходу к инно вационной стратегии развития, привела к политичес кому обострению, в котором борьба с космополитизмом родилась из императива энергичного формирования и Выпуск № 2 (7) самостоятельного развития советского научно-техни ческого комплекса.

И еще один сюжет. Недавно на семинаре по нацио нальным проектам бывший сотрудник аппарата ЦК КПСС поведал такую историю. После войны Сталин пригласил к себе самых выдающихся ученых и попро сил совета о направлениях развития страны. Рекомен дации научного сообщества отталкивались от очевидной проблемы разрухи в стране и необходимости ускорен ного развития строительной сферы. Сталин, однако, не принял такой очевидной рекомендации и назвал два приоритета: атомная энергия и ракетно-космические технологии. Оба направления были важны для обороны и находились на острие научно-технического прогресса, имели мощный идеологический заряд для националь ной мобилизации. Эти научно-технические направле ния и определили облик нашего дальнейшего развития как научно-промышленной державы, вектор ее послево енной модернизации.

Когда мы говорим о роли государства в инноваци онной экономике, то не должны упускать из виду, что технологический облик страны определяется нацио нальными лидерами, а не бизнес-структурами. Образ долговременного развития страны может быть рожден только на самом верху государственной власти. Его не льзя получить путем сбора и анализа предложений от специалистов по финансам, специалистов по технологи ям, специалистов по маркетингу и специалистов по про паганде. Технологический образ державы не появится и из научных дискуссий узких профессионалов. Для его определения требуется исторический масштаб мышле ния, историческая интуиция, философское прозрение и духовное откровение.

Проблема отношений между государством и рынком ос вещалась в моем докладе и обсуждалась в ходе дискуссии.



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.