авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 11 |

«Сергей Небренчин АРКАИМ Крестный путь разведчика Рязань 2011 ББК 84 H 39 Военные консультанты ...»

-- [ Страница 2 ] --

В ожидании попутной машины Фёдор и его спутники расположились недалеко от аэродрома в тени деревьев возле прохладного ручья. Несмотря на утреннее время, было нестерпимо жарко. Хотелось раздеться, искупать 52 АРКАИМ ся и напиться холодной воды. Ждать пришлось недолго.

Вскоре около них притормозил советский военный ГАЗ-66, оборудованный под походный автоклуб. Сидевший в ка бине худощавый, усатый капитан, не спрашивая ни о чём, кивком головы пригласил всех занять места в машине.

Газик поехал на большой скорости. Он стремительно об гонял тихоходные, полные людей или загруженные до отка за разным товаром афганские машины. После небольшого спуска автоклуб влетел в зелёный тоннель из деревьев.

– Соловьиная роща! – прокричал солдат-киномеханик, ехавший вместе с капитаном.

В открытый оконный проём кунга* автоклуба внезап но ворвалось дыхание свежей буйной растительности, голоса растревоженных птиц.

– Ещё год назад просто так не проехать было!

И днём, и ночью духи долбили. Сейчас – нормалёк! Вот оттуда обычно стреляли! – солдат резко привстал с места и решительно показал в глубину рощи.

Быстро проскочив оживлённый кишлак вдоль растре скавшегося русла реки, автоклуб без остановки проехал раскрытые ворота КПП воинской части. Здесь, на окра ине афганского города Джелалабада, и предстояло слу жить Пашину. В каких-нибудь сорока километрах от места дислокации гарнизона проходила граница Афганистана с Пакистаном. Однако она была начертана лишь на геогра фических картах. В действительности никакой границы не было. А горные перевалы за годы войны превратились в коридоры для караванного потока «бойцов за веру»

и оружия на территорию Афганистана.

После короткого представления в штабе уже знакомый Фёдору сухощавый капитан проводил его в синий модуль, * Кунг – закрытый кузов автомобиля с окнами и дверью со специ альным оборудованием.

Часть 1. Афганская рулетка в котором жили офицеры и прапорщики. По дороге к по ходным «апартаментам» познакомились. Капитана звали Вадим, он был начальник клуба части. Пашину этот капитан понравился. Вадим весело рассказывал ему о гарнизонном житье-бытье. Пока шли, успевал на ходу обмениваться ко роткими приветствиями со встречными сослуживцами.

Пройдя по сквозному коридору в модуле, офицеры зашли в комнату, где стояло восемь солдатских железных кроватей.

Вот твое жилище! Пока батальон находится на боевом выходе, будешь жить по-царски – один! Как тебе здесь?

Нормально!

– Не то слово, класс! Главное, кондёр пашет! Когда я сюда приехал, они были только у начальства! – Вадим подошёл к окну, в левой половине которого размеренно гудел кондиционер, умело вмонтированный между рама ми. Капитан подставил ладонь к вентилятору агрегата. Его полностью раскрытые створки усиленно гнали прохладу.

– Всё как надо! Это для отражения солнечных лучей, – Вадим показал рукой на блестящую фольгу, которая была аккуратно проложена между двойными стёклами.

Фёдор осмотрелся. Над заправленными кроватями ви сели многочисленные цветные и чёрно-белые семейные фотографии, детские рисунки. «Наверное, все женатые, как и я», – подумал он. Но тут же невольно заулыбался, заметив над кроватью в углу у второго окна журнальные вырезки с длинноногими девицами и популярными певи цами. Взгляд Фёдора перехватил начальник автоклуба:

– Здесь Ваня спит. Иван Коваленко – классный му жик! – прищёлкнув языком, он выставил перед собой большой палец. – Так, мне пора, давай устраивайся! Вот эта кровать свободная. Бельё возьмёшь у дневального.

Его комната при входе. Вечером заходи! Приезд отметим!

54 АРКАИМ Вадим, которому до замены оставалось не более полу года, слыл ревностным поборником гарнизонных тради ций. Вхождение вновь прибывшего офицера в коллектив через церемонию вечеринки здесь считалось обязатель ным. И дело было даже не в распитой бутылке. Она была лишь предлогом собраться, поговорить по душам, дать во лю воспоминаниям о доме при виде появившегося за сто лом новичка, приехавшего из общей для всех Родины – Советского Союза.

Вечером собрались у Вадима. Здесь был ротный ко мандир – капитан Арбузов Алексей Дмитриевич и подчи нённые ему офицеры, с которыми Пашин познакомился, когда его представляли в штабе. Кроме них в комнате был ещё один постоялец – начальник склада ГСМ – пра порщик Томаз Ахалая.

Пока офицеры, что помоложе, суетились у стола, Фёдор охотно делился последними новостями из Совет ского Союза. Прапорщика Ахалая больше всего интере совала недавняя смерть генерального секретаря ЦК КПСС Юрия Владимировича Андропова.

– Так что, его убылы илы нэт? – грузин Томаз говорил с заметным грузинским акцентом.

– Не знаю! С чего вы это взяли?

– Вах, вах! Понятно, что убылы. Порадэк стал наво дыть, вот его ы… – прапорщик сделал движение по горлу ножом, которым только что открывал консервные банки.

Ему поддакнул Вадим:

– Это точно! Я хорошо помню, как он бездельников гонял.

Им вяло возразил старший лейтенант Михаил Носов, возившийся возле электроплитки:

– Тебе-то Вадим откуда знать, если ты в Афгане всё это время находился?

Часть 1. Афганская рулетка – Хм, что я – в отпуске не был? Помню, прошлой осенью сижу с женой в кинотеатре. Заходят аккуратно подстри женные ребята и начинают проверять документы. Если в отпуске, как мы тогда с женой, – нет вопросов, отдыхай, а нет – пройдёмте для выяснения всех обстоятельств!

– Разве это правильно? – с сомнением сказал Фёдор.

Он совсем не предполагал, что его слова заденут за живое Ахалая.

– Послюшай, дорогой! Скажи! Лючше в бардакэ жить!

Да? Молядежь совсем пляхой стал! Лышь бы балдэть! Тан цы, манцы, джинцы! Вот и смисл жизни! Ми на Кавказе силу уважаем. Мой отец всегда говорыл, что при Сталине настоящий порадэк был! Потому что он человэк гор был.

Балшой человэк. Во власты была сыла! – Томаз поднял вверх сжатый кулак.

– Ладно тебе, Томаз, завёлся! Лейтенант Пашин, что ли виноват в бардаке, – заговорил капитан Арбузов.

– Да понятно. Обыдно! Жалко, говору, что Андро пов мало пожил. Бил бы сыйчас в Союзе порадэк! А ти, летёха, приезжай в Тбылисы, гостем дорогым будышь! – примирительно закончил свою речь Ахалая.

В комнате повисла пауза. Фёдор подсел к кровати, над которой был умело оборудован деревянный каркас, обтя нутый тонкой марлей. Возникла новая тема для разговора.

– Это зачем? – поинтересовался новичок.

– Так мы от комаров и мух спасаемся. А то только за снёшь, мухи тут как тут. Грызут – сил нет! А с таким ша тром совсем другое дело, зашторил и спи себе спокойно!

Особенно днём выручает. Здорово! Рационализаторская мысль! – пошутил старлей, держа в руках сковородку, на которой дымилась разогретая, аппетитно пахнущая ту шёнка. – Ваня Коваленко придумал. Он у нас мастер на все руки. Из молодых – самый толковый!

56 АРКАИМ Наконец сели за стол. Выпили. Закусили. Ещё раз, уже молча, выпили за погибших. Поговорили по душам.

Вновь прибывший лейтенант всем понравился. Подкупа ли его искренность, какая-то правильность и деловая рас судительность.

После вечеринки Пашин как только прилёг на кро вать, сразу заснул. Видимо, дала о себе знать много дневная усталость. Впервые за последнее время ему яс но виделся сон. Снилась мама. Она сидела во дворе их старенького дома. Возле её ног дремала собака Герта.

Фёдор, вернувшийся из Афганистана осторожно открыл калитку. Всегда осторожная, бдительная Герта на этот раз не залаяла, не бросилась радостно навстречу моло дому хозяину. Он прошёл вглубь двора. Подсел к матери.

Но она, казалось, не замечала его. Тогда сын достал из сумки красивую, расшитую серебристыми нитками чёр ную шаль, специально для неё купленную в подарок в Афганистане. Мать, ничего не говоря, встала, накинула её на плечи, перекрестилась и тихо сказала: «Вернулся… Живой… А ведь это Господь спасал тебя от неминуемой смерти. Не зря я молилась. Сходи в церковь, сынок, по благодари Господа Бога…» Тихо проговорив это, мама встала и неспешно пошла к дому. Фёдор побрёл следом.

За углом мать вдруг пропала.

Фёдор проснулся. Будильник показывал пять часов утра. Пора было вставать. Летом жизнь в афганских суб тропиках начиналась необычайно рано. Из-за невы носимой дневной жары военный городок приходил в движение вместе с восходом солнца.

Фёдор быстренько побрился, умылся в умывальнике, пропахшем хлоркой, и уже через полчаса сидел в столо вой. При виде новенького посетителя сонливые офици антки, молча разносившие тарелки в полупустом зале, Часть 1. Афганская рулетка встрепенулись. Из-за стенки раздачи стали выглядывать сначала одна, потом другая поварихи, в белых колпаках.

Через несколько минут к симпатичному лейтенанту Па шину пружинистой, игривой походкой подошла худая шатенка лет тридцати. Загадочно улыбаясь, она ловко поставила перед ним тарелку с едой.

– Приятного аппетита, товарищ лейтенант!

Фёдор улыбнулся.

– Спасибо! А это что? – он кивнул головой в сторону жёлто-коричневого драже в металлической посуде.

– Витамины! Очень полезно для профилактики бо лезней. Принимайте по одной штучке, товарищ лейте нант! – вежливо, но с некоторой иронией ответила де вушка и бодро направилась к соседнему столику.

Фёдор взял ложку. Есть не хотелось. После вчераш него сытного ужина под водочку перловка в горло не лезла. К тому же из головы никак не выходил сон, осо бенно слова матери о Боге и церкви.

Пашин отодвинул в сторону кружку недопитого чая, встал из-за стола и покинул прохладную столовую. За её дверьми Фёдора встретило жаркое дыхание афганских субтропиков. Начались его повседневные будни на аф ганской войне.

Кадровик Афганская осень, давно пришедшая на север страны, на юге вступать в свои права не спешила. Солнце свети ло совсем по-летнему. В дневные часы воздух накалялся 58 АРКАИМ так, как во время июльской или августовской жары, ста новился сухим и жгучим. Плотная пелена плывущего над землей марева почти до самого захода солнца продолжа ла висеть в зелёных оазисах. Вот разве что ночи с каж дым разом становились всё более продолжительными и прохладными. Явной приметой смены сезона оставался неугомонный «афганец», который ближе к концу дня на чинал безжалостно кружить и гонять плотные, сжатые слои горячего воздуха по лабиринтам горных дорог и ущелий, вокруг военного городка и близлежащих кишлаков.

Прослужив в Афганистане почти год, Жирик с нетер пением ждал декабря, на который ему был запланирован отпуск. Поэтому в часы обеденного перерыва, разлег шись в постели, он каждый раз мысленно оказывался в Союзе. Первый кандидат среди политработников рот ного звена на продвижение по службе, без пяти минут кавалер боевого ордена и афганской медали, он горел страстным желанием поскорее предстать во всём блеске перед родными, знакомыми и однокашниками.

Но с не меньшим ожиданием и трепетом Сашка пред ставлял встречу с Сосновской, вернее теперь уже с Натальей Пашиной, ставшей женой его бывшего однокашника. Вре мя шло, а большие добрые глаза этой миловидной девушки почти не исчезали из его памяти. Её единственная открытка в ответ на новогоднее поздравление Жирика была бльшим, чем живое напоминание о счастливом времени, проведён ном вместе в городе, где прошла незабываемая курсантская юность. Взяв в руки дорогое послание, он в который раз пе речитывал и без того уже наизусть выученный текст. С обык новенной почтовой открыткой Сашка неосознанно связывал свои самые желанные и заветные мечты на будущее.

Здесь, на чужбине, получив за всё время лишь одно письмо от спившегося одинокого отца из далёкой россий Часть 1. Афганская рулетка ской глубинки, он всё острее чувствовал потерю Наташи.

Вдали от Родины Жирик стал понимать, что ещё больше любит эту девушку. Поэтому в своих мыслях он рисовал са мые неожиданные встречи с ней.

Вот и сейчас, едва закрыв глаза, Сашка очутился в знако мом городке. Там, где родился злополучный любовный треу гольник, в котором он оказался третьим лишним. Дремотные мысли оборвал отрывистый стук в дверь. Сашка испуганно приподнялся. На пороге стоял посыльный из штаба:

– Лейтенанта Жирика – к командиру! – солдат обра тился сразу ко всем обитателям комнаты.

Сашка немного насторожился. С командиром части ему, замполиту роты, приходилось до сей поры сталки ваться не так часто, как хотелось бы. Дело в том, что, не смотря на «боевые заслуги» лейтенанта, требовательный, строгий полковник относился к Жирику с какой-то непри язнью, внешне едва уловимой.

На последнем офицерском построении, как показалось Сашке, тот вдруг ни с того, ни с сего сделал ему замечание за разговоры в строю, хотя этим грешили и другие. Не без оснований полагая, что данный эпизод не просто случай ность, Жирик теперь старался держать ухо востро, избегать непредвиденных встреч с крутым по нраву полковником.

Однако в штабе насторожившегося в ожидании неиз вестности лейтенанта ждал приятный сюрприз. В кабинете командира под большим портретом Ленина, вождя миро вого пролетариата и первого руководителя страны Сове тов, на командирском месте чинно сидел моложавый под полковник в новенькой экспериментальной полевой фор ме «афганке» с множеством карманов на куртке и штанах.

Сашка удивлённо вскинул брови. Сомневаться не при ходилось. В старшем офицере Жирик сразу узнал своего первого командира и наставника в армии.

60 АРКАИМ – Товарищ подполковник! Лейтенант… – Жирик не закончил своё бодрое, радостное приветствие стар шего начальника, как подполковник Кончаков, не вста вая с места, жестом остановил своего бывшего солда та, который сейчас в нетерпении гарцевал в строевой стойке.

– Вольно, вольно! Ещё вольней! – он изрёк до боли знакомый для Сашки армейский афоризм. Так говорил только один человек – бывший замполит Гвардейской Та манской дивизии – старший лейтенант Кончаков Борис Яковлевич. Подобострастно изогнувшись, Жирик крепко пожал расслабленную, кажется, всегда слегка потную ру ку, небрежно выброшенную вперёд.

– Ну, садись, садись! Каков орёл стал! – подполков ник продолжал себя вести подчёркнуто важно. – Я вот тут к вам с проверкой из Кабула! – сильно нажав на «я», Кон чаков многозначительно потёр руки.

– Значит, смотрю списки офицеров части. Ба, зна комая фамилия! Иди сюда, говорю замполиту. Тот это или не тот Жирик? Выясняю – тот! – подполковник бро сил короткий взгляд на подполковника Андронникова, который сидел поблизости от кабульского гостя почти на самом краю стула. Постное лицо Михаила Степано вича моментально растеклось в улыбке умиления и без граничного почтения к старшему начальнику.

– Ну что ж, рад! Искренне рад тебя видеть, дружи ще! – по этой фразе Сашка вспомнил беззаботного, шу строго старлея, каким тот был тогда, когда Жирик только начинал познавать азы армейской службы.

– Давно здесь?

– Скоро год! На Новый год обещали отпустить в отпуск!

– Понятно! Ещё что? Хотя по службе я наслышан! Всё в порядке! Молодец, далеко пойдёшь, если что… Часть 1. Афганская рулетка – Если милиция не остановит! – Жирик на одном ды хании выпалил известную присказку.

– Нет, мой друг! Милиция нам не страшна, а вот пули дуры берегись! Поэтому далеко пойдёшь, если будешь го ловой думать! Понял?

– Так точно!

Тут в разговор встрял замполит полка:

– Ему это не грозит! Он парень сообразительный!

В бою без единой потери столько оружия взял, что не каждый командир разведроты за два года сумеет добыть!

Не зря мы его и к ордену представили и на очередное зва ние досрочно послали! Есть даже соображения в канди даты на Героя Союза зачислить!

В завершение своего короткого монолога Андрони ков с лёгким металлом в голосе изрёк мысль, только что внезапно пришедшую ему в голову. Она, по его соображе нию, могла помочь установлению более тесного контакта с председателем проверочной комиссии, который второй день отказывался принять приглашение «отметить при езд» кабульских гостей.

– Чувствуется, Борис Яковлевич, ваша школа!

– Ладно-ладно! Ты мне здесь дифирамбы не пой! А на счёт Героя Союза – это предложение интересное! На до суге помаракуем!

– Как скажете, товарищ подполковник!

– Скажу, что такие кадры нам и в Кабуле нужны!

– Борис Яковлевич, помилуйте! Мы здесь из него глав ного комсомольца части* вырастим, а по зиме – на службу * Комсомолец части – штатная должность секретаря комитета ком сомола (коммунистический союз молодёжи). Первичные организации Все союзного Ленинского коммунистического союза молодёжи (ВЛКСМ) были созданы во всех подразделениях ВС СССР.

62 АРКАИМ в батальон аттестуем на замполита! – полковой политрук*, ровесник по возрасту и равный в звании подполковнику из штаба армии, обращался к нему только на «вы».

– Одно другому не мешает! Впрочем, об этом мы без лейтенанта ещё поговорим! – Кончаков, сдвинув брови к переносице, строго взглянул на Жирика.

В эту минуту Сашка чувствовал себя именинником. Его всего прямо-таки распирало, душа беззвучно повизгива ла от хвалебной речи старшего политработника полка. Но он, потупив взор, сидел молча, боясь шевельнуться и пре рвать своего прямого начальника.

– Борис Яковлевич, как я понял, вы вместе служи ли в одной дивизии?

– Да. Сашок у меня был правой рукой!

– Стало быть, мы все трое однополчане! Я ведь тоже начинал в этой дивизии.

– Ах, да! Ты что-то говорил по этому поводу! – Кончаков недовольно поморщился. Он, конечно, не забыл, как вче ра вечером услужливый замполит части битый час убеж дал его в том, что они в одно время служили под Москвой в Таманской дивизии. Борис Яковлевич, так и не вспом нив взводного из комендантской роты, где начинал службу Андронников, сейчас не стал возражать против наличия ещё одного бывшего сослуживца.

– Да что и говорить! Мир тесен, кругом свои люди! Без этого, Сашок, в жизни нельзя! – подполковник из Кабула поднялся со стула. Ему уже больше не нравилось, что так много внимания уделяют не его персоне. Борис Яковле вич Кончаков всегда и везде привык быть в центре внима ния. Первым это сообразил замполит полка, сразу встав ший со своего места:

* Политрук – политический руководитель, неофициальное назва ние замполитов.

Часть 1. Афганская рулетка – Борис Яковлевич, так как у вас сложилась судьба в дальнейшем?

Кадровик, заложив руки за спину, продолжал стоять впо лоборота у окна. Он с интересом смотрел в сторону военного магазина, возле которого уже выстроилась длинная очередь.

После небольшой паузы подполковник, вернув шись на командирское место, жестом усадил Жирика и замполита.

– Садитесь, садитесь! Чего встали! Сидите! Как у ме ня дела? Да, всё своим чередом! В Германии получил ба тальон, затем – академия. По окончании перешёл рабо тать в кадровые органы. Кадры, как говорится, решают всё! Верно, Сашок? – Кончаков самодовольно подмигнул лейтенанту.

– Так точно! – снова вскочил с места замполит роты.

– Да сиди ты! Чего вскакиваешь каждый раз!

– Так учили, товарищ подполковник, со старшими по званию разговаривать стоя!

– Молодец! Ценю! Военный этикет усвоил хорошо!

И впрямь – далеко пойдёшь!

– Рад стараться! – Сашка не удержался, чтобы не вы дать свою обычную невинную издёвку над старшими офицерами полка. Однажды он уже схлопотал серьёз ное вразумление от начальника штаба за подобный не уставной ответ. Но урок, видимо, впрок не пошёл. Вот и сейчас Кончаков как-то странно взглянул на своего бывшего воспитанника.

– Ладно, поговорили! Ещё увидимся.

Представитель вышестоящего штаба говорил подчёр кнуто сухо. От неожиданной перемены тона Сашка опе шил. Его худое лицо ещё больше вытянулось.

Вершитель человеческих судеб из Кабула, видимо, был большим специалистом в области военной психо 64 АРКАИМ логии. Ему не составило большого труда определить, что лейтенант уже осознал свой досадный промах, который допустил в присутствии хотя и старого знакомого, но, по афганским меркам, большого армейского начальника.

Кончаков нехотя встал из-за стола, небрежной улыбкой давая понять, что он не в обиде.

– Всё понял? Давай служи! Иди! В субботу Михаил Сте панович грозился баньку организовать, так думаю, он и тебя захватит с собой! Там обо всём поговорим! Верно говорю, Стаканыч, извини Степаныч? – не то пошутил, не то огово рился старший начальник. Однако его оговорка рассмешила только Жирика, который невольно прыснул от смеха. Между тем, сам Степаныч никак не среагировал на оговорку.

– Какой разговор! Нет проблем! – несказанно об радовался замполит тому, что кабульское начальство, наконец-то дало добро на «неформальную встречу».

Светясь от счастья, лейтенант Жирик выскочил из дверей штаба. Неожиданная встреча в Афгане со своим первым наставником в армии сулила новые радужные перспективы.

Как и обещал кадровик из Кабула, Александр Жи рик оказался в числе приглашённых на скромный ужин в полковую баню. Лейтенант не шёл, а летел туда, словно это было приглашение, по меньшей мере, на торжества в Кремль по случаю приёма выпускников военных училищ и академий.

Бань в гарнизоне было несколько, но эта, находившая ся в глубине военного городка, вдали от посторонних глаз, считалась особенной. Она исправно служила пол ковому начальству в их служебной суете по организации неформальных встреч с представителями многочислен ных проверочных комиссий и высокопоставленных гостей из Кабула, Ташкента и Москвы.

Часть 1. Афганская рулетка О «зоне отдыха», спрятанной под навесом жёлто зелёных маскировочных сетей, Александр Жирик знал, де сятки раз проходил и проезжал мимо, но бывать там ему, замполиту роты, ещё не доводилось. Секунду-другую по мявшись возле входа, Сашка осторожно проник внутрь те нистого дворика. Здесь было прохладно и уютно. Площадка под сетями, обильно политая водой, пахла влажной землёй.

Совсем по-домашнему журчал фонтанчик. Вдоль асфальти рованной дорожки зеленела травка, росли молоденькие де ревца. Возле небольшой беседки Жирик заметил солдата истопника, который сосредоточенно колол дрова.

– Подполковник Андронников пришёл? – офицер по дошёл вплотную к беседке.

– Нет ещё!

– Что, вообще никого нет?

– Пропагандист стол накрывает! – распрямился ис топник.

Жирик резко повернулся и направился к бане. Снару жи она была отделана крупным булыжником и деревом.

Сашка открыл дверь.

– Ну, наконец-то! – его приход громким возгласом встретил пропагандист полка. – Времени совсем нет! Бе ри нож и режь хлеб!

– Во сколько начало? – робко спросил лейтенант.

– Скоро будут! Тебе что, никто не сказал, чтобы помог?

– Никак нет.

– Ну, Михаил Степанович, работничек! – недовольно ворчал майор.

Взяв в руки нож, Сашка осмотрелся. По афганским меркам баня была сделана с размахом. Огромный пред банник с самодельным шкафом, большим столом и лавоч ками. Через открытую дверь Жирик увидел бассейн, ду шевую и парилку. Перегородки и внутренние стены были 66 АРКАИМ профессионально отделаны дощатым материалом от сна рядных ящиков и обожжены паяльной лампой.

В просторном предбаннике на стене обращала на себя внимание большая картина, на которой были нарисованы стройные берёзки на крутом берегу сверкающей внизу ре ки, зелёная полянка в жёлтых одуванчиках. Незамыслова тый пейзаж русской природы здесь, вдали от родного дома, поневоле навевал дорогие, сокровенные воспоминания, всякий раз заставлял колотиться сердце.

Через полчаса, когда стол уже был накрыт, предбан ник наполнился шумом. Собравшиеся офицеры даже в бане, сами того не желая, соблюдали субординацию.

В небольшой, пышущей жаром парилке кадровик с ко мандиром и замполитом сидели на верхней лавке под слегка закопчённым потолком, на котором ярко горел огромный для такого помещения плафон. Пропагандист полка, секретарь партийного комитета части и Сашка пристроились внизу по краям, готовые в любую секунду вскочить со своих мест. Их счастливые услужливые взгля ды были устремлены вверх.

Ещё один из числа кабульских проверяющих вместе с начальником штаба готовился зайти в парилку во вто рую очередь. В нетерпении начальник штаба то и дело проверял, насколько хорошо размокли эвкалиптовые веники, специально заказанные для такого случая из афганских субтропиков.

В парилке Жирик был наверху блаженства только от одного понимания того, что он – замполит роты – парится вместе с самим начальством. «Завтра комбату скажу, пусть знает», – Сашка смахивал мокрыми руками пот, градом ка тящийся по лицу. Он на мгновение представил, как завтра утром объяснит комбату причину своего опоздания на слу жебное совещание: «Извините, вчера немножко засиделся Часть 1. Афганская рулетка в бане с командиром и проверяющим!» Жирик ясно увидел, как сначала округлятся глаза майора, как присутствующие на совещании с нескрываемой завистью или с уважением посмотрят на замполита роты.

Сашка зажмурился от удовольствия. Хотел мысленно нарисовать новую сцену своего очередного утверждения, но неожиданно почувствовал себя нехорошо. Офицеры, зашедшие на первый ковш, явно пересиживали. Это было написано на лицах у всех, за исключением кабульского визитёра да и, пожалуй, командира, человека сибирской закалки, привычного ко всему.

Поскорее окунуться с головой в холодную воду бассей на хотелось не только лейтенанту, но первым выходить из парилки никто не решался. Сделать это не позволяла все та же, неуместная сейчас, субординация. Все ждали, ког да, наконец, поднимутся командир и Кончаков.

К радости многих, наверху вскоре задвигались и напра вились к выходу. За ними, прижимаясь друг к другу поч ти вплотную, чтобы поскорее вырваться из жуткого пекла, потянулись и остальные. Слегка подпрыгнув, кабульский гость плашмя плюхнулся в бассейн. Разорванная гладь во ды плеснула через край.

Парилка и купание были важными и обязательны ми компонентами приёма гостей, но далеко не самыми главными. Уставшие от бесконечных заходов в парилку и звонкоголосого барахтанья в бассейне любителя бани из Кабула, офицеры в нетерпении ждали завершающей части программы.

Вскоре розовые, сразу помолодевшие, офицеры в пол ном составе разместились за накрытым столом. Лёгкий тёплый сквознячок из раскрытых двери и окна ласково обнимал разогретые тела, завёрнутые в проштампован ные простыни.

68 АРКАИМ Хозяева постарались. Стол ломился от яств. А за бан ными постройками шипела на сковородке картошка. Там же банщик, казах по национальности, уже завершал при готовление плова.

Пристроившийся на самом краю длинной скамей ки Жирик с жадностью перебегал голодными глазами по заставленному тарелками столу. После никудышно го сегодняшнего обеда в офицерской столовой, где он с большим трудом осилил тарелку борща, сваренного из рыбных консервов, а к месиву из перловки с жирным ку ском свинины даже не притронулся, начинавшийся ужин казался ему сказочным.

Все выжидали, нетерпеливо поглядывая в сторону Кончакова. Наконец кадровик сел за стол. Его место было предусмотрительно выделено: нож, ложка и вилка, фужер, вместо гранёного стакана;

не банка, как у всех, а большая, с красивой этикеткой бутылка чешского пива.

Всё было готово. Стройные ряды «Столичной» томи лись под длинной лавкой, на которой в ожидании нетер пеливо вертелся замполит полка. Но Кончаков медлил.

Ему – тёртому калачу – больше было по душе, когда та кого рода застолья начинаются непроизвольно, сами по себе. Словно прочитав мысли кабульского гостя, бразды правления взял в свои руки подполковник Андронников:

– Единственная радость – банька, да посидеть за сто лом! – Народ одобрительно загудел.

Андронников выхватил из-под стола бутылку. Когда ста каны уже были налиты, Кончаков неожиданно нахмурился:

– Это лишнее!

Опытный штабник решил подождать традиционного объяснения, чтобы после него санкционировать начало за столья. Затаив дыхание, Сашка ловил премудрости армей ского гостеприимства.

Часть 1. Афганская рулетка – Во внезапно возникшем неловком положении вновь первым нашёлся Михаил Степанович:

– Уважаемый Борис Яковлевич, это же чисто символи чески! За приезд! Опять же, после баньки для аппетита!

И потом у нас в гостях не просто проверяющий, а человек, с которым я в одной дивизии начинал!

Об этом факте в своей биографии замполит снова заговорил не столько для того, чтобы найти достойный предлог для произнесения тоста, сколько дать понять при сутствующим однополчанам, что он на короткой ноге с кадровиком из Кабула.

– Нет, вот умеешь ты, Стаканыч, за живое взять! Ведь знаешь, что не пью, с проверкой у вас, ан нет, нашёл-таки по вод, что нельзя отказать! – Кончаков всё больше смирялся с тем, что находится в гостях у своего бывшего сослуживца.

Сидевшие за столом офицеры полка, довольные тем, что до того, чтобы хорошенько выпить и поесть, осталось со всем чуть-чуть, дружно рассмеялись.

Засмеялся и командир части, но боевого офицера больше смешила вся эта нелепая возня вокруг кабуль ского гостя, непонятная круговерть из-за обыкновенной бутылки на столе.

– Борис Яковлевич, никогда нам от этого не уйти. Вид но, мы – русские, без бутылки никуда! И здесь запрещай, не запрещай – бесполезно!

– Хорошо, но только если самую малость! А то я вас знаю! Потом скажете: отчёт составь, какой надо! Оцени, понимаешь, как следует! Не ожидайте! Дружба дружбой, а служба службой! Яволь?* – Да как вы могли подумать, – замполит полка продолжал обращаться к бывшему сослуживцу на вы. Кончаков же стом остановил Андронникова:

* Яволь – слушаюсь (нем.).

70 АРКАИМ – Хорошо! – поднял свой фужер. – За встречу, товари щи! За ваши успехи!

Устав выслушивать объяснения, все разом вслед за Кончаковым подняли и опустошили стаканы.

После выпитой холодной водочки сразу почувство валось, как по телу стала разливаться приятная тяжесть.

Сашка невольно расслабился, увереннее придвинул к се бе тарелку.

…Вскоре Кончаков уже не видел и не слышал не избранного тамаду. Он, любивший хорошенько поесть, орудовал сейчас вилкой, как знатный стахановец* во время установления очередного рекорда. Попробовать хотелось всего, но уже вскоре стало ясно, что это будет сделать непросто.

Раньше, в лейтенантские годы, Борис Яковлевич съе дал впрок сколько угодно. Но теперь настали другие времена. Пухленький, рыхлый животик вмиг налился как здоровенный арбуз, лежавший на столе. Отложив вилку в сторону, кабульский гость оторвался от еды. Это как раз и было нужно Михаилу Степановичу, уже высматри вающему момент, когда будет удобнее наполнить фужер кадровика.

– Борис Яковлевич, позвольте хозяевам маленький тост?

– Ты же говорил, что только по одной выпьем?! – сказав только для должного приличия, Кончаков ещё ближе при двинул к себе до краёв наполненный фужер.

– Борис Яковлевич, три тоста обязательны: за встре чу, за вас и традиционный! От этого никуда не уйти!

В знак одобрения сидевшие довольно заулыбались.

* Стахановец – передовик производства, превышающий нормы выработки. В Советском Союзе комсомолец Стаханов установил всесоюз ный рекорд добычи угля, его имя навсегда вошло в анналы Героев Социали стического Труда.

Часть 1. Афганская рулетка Так как разрыв между первым и вторым стаканом был недопустимо большой, сразу последовал третий тост, потом четвёртый… Застолье было в разгаре. Выпили за «сороко градусную» армию, за «ограниченный во всём» контингент советских войск в Афганистане и ещё пили за то, чтобы вы жить, чтобы встретиться с семьями, за родных и близких.

Когда стрелка на часах приблизилась к десяти, никто уже точно не знал, сколько было выпито. Теперь наступи ло время достойного завершения банного застолья. По сле очередного пышного тоста в честь дорогих гостей замполит полка достал из шкафа «скромный подарок»

от офицеров части – японский двухкассетник.

– Вот ещё и взятку даёте! – захмелевший кадровик вроде бы как-то сурово глядел на присутствующих. – Не понимаю я таких вещей! – он внимательно стал рассма тривать серебристого цвета «Шарп», который предусмо трительно был вынут из коробки, чтобы у того, кому он предназначался, не было ни малейшего сомнения в ис ключительной ценности подарка.

– Что вы, что вы! Борис Яковлевич, дорогой, как вам в голову такое могло прийти?! Это не моя инициатива, коллектив решил вам преподнести сувенир на память о посещении части! – Михаил Степанович заговорщически посмотрел на представителей коллектива, проявившего инициативу. Пропагандист и начальник штаба утверди тельно кивнули пушистыми после бани головами.

Дав понять кабульскому гостю, что офицеры в ча сти – народ гостеприимный, замполит и про свою осо бую роль в этом деле не забыл.

– И потом слух до меня дошёл, что у вас день рождения не за горами, – Степаныч был уверен, что день рождения у любого человека не за горами. По крайней мере, каждый год – обязательно. К такому приёму он прибегал довольно 72 АРКАИМ часто, когда нужно было вручить подарочек очередному визитёру, а должного повода не находилось… – Ну что с вами сделаешь! Ничего от вас скрыть невоз можно! – Кончаков решил всё-таки взять подарок. При этом он мысленно сравнил этот серебристый японский двухкас сетник с такой же аудиосистемой, подаренной ему месяц на зад в день рождения. – В крайнем случае, тоже кому-нибудь из руководства или «москвичей» подарю, а то и с Ольгой расплачусь, наконец! – он вспомнил о своей любовнице в Кабуле, которая работала машинисткой в штабе сороко вой армии*.

Довольный подарком, Кончаков ещё какое-то время крутил в руках объёмистую дорогостоящую систему, ли стал инструкцию по пользованию на нескольких языках, пока его вновь не привлекла беседа за столом.

Изрядно выпившие офицеры говорили о женщинах.

– Так, так, интересно! – кабульского гостя вдруг перестал интересовать подарок. Когда разговор заходил о женщи нах, он забывал о многом, в том числе о своей жене, со всем некрасивой, к тому же немолодой, старше него почти на десять лет.

Женившись на ней ещё в молодые курсантские годы, он теперь всё чаще жалел об этом. Кончаков уже вышел на «финишную прямую» своей военной карьеры. Поэтому дочь бывшего московского генерала, скорее, мешала, чем помогала перспективному подполковнику, и без неё знав шему, что ему нужно в жизни. Но и развестись с ней про сто так он не мог. Зная подлый и властный характер своей лучшей половины, Борис Яковлевич хорошо представлял, что его могло ожидать в случае развода. Генеральская дочь * Костяк Ограниченного контингента советских войск (ОКСВ) в Афганистане составляли части и соединения сороковой общевойсковой армии штатной численности.

Часть 1. Афганская рулетка давно усвоила, как можно умерить пыл коммуниста Конча кова, душой и телом стремившегося в генералы.

Кроме того, практичного подполковника сдерживало и ещё одно, совсем немаловажное обстоятельство. В слу чае развода ему никогда не видать чёрной «Волги» пре стижной двадцать четвертой модели, четырёхкомнатной квартиры на Смоленской площади в Москве и прекрасной дачи, в которой доживали свой век родители немолодой супруги. А ещё была тринадцатилетняя дочь, которая лю била и ждала отца, без которой не представлял жизни и сам Кончаков. Поэтому дурные мысли о разводе Бо рис Яковлевич гнал от себя всякий раз, как только очередная привлекательная молодуха заговаривала с ним о женитьбе. Именно такая «боевая» подруга, «афганская жена»*, у него сейчас была в Кабуле.

– Так как у вас с женским полом? – Кончаков выгнул спину колесом и высоко поднял голову, демонстрируя всем своим видом, что он в этом деле знает толк. По петушиной стойке и ещё сильнее заблестевшим глазам Жирик окон чательно признал в сидящем напротив кадровике своего прежнего шефа по солдатской службе. В части, где Кон чаков был секретарём комитета комсомола полка, Жирик помогал ему писать протоколы комсомольских собраний и вести учёт комсомольцев, а заодно выполнять многочис ленные поручения своего начальника, в том числе не имев ших никакого отношения к его служебным обязанностям.

«Во многом благодаря нему я тогда поступил в военное училище», – невольно пронеслось в сознании лейтенанта.

При этой мысли он вновь расплылся в слащавой улыбке.

Между тем деликатный вопрос, только что заданный Кончаковым, несколько озадачил сидящих офицеров. Ни * «Афганская жена» – любовница высокопоставленного офицера, генерала.

74 АРКАИМ кто из женатых мужчин не решался первым приоткрыть за навес над тайнами интимной жизни мотострелковой части.

– Вопрос, конечно, интересный!

Михаил Степанович, бодрее других державшийся на сабантуе, собрался дать справку всем присутствующим.

– Надо сказать, что с женщинами у нас негусто! Раз, два и обчёлся. Да и те разобраны! Это в Кабуле раздолье, а сюда ихнюю сестру дублёнкой не заманишь!

– Ой, темните вы всё! Знаю я вас! Наверное, у каждого по «афганской жене»! Я почти неделю у вас, столько кралей по городу расхаживает! Так что нечего прибедняться.

Кончаков обвёл хитроватым взглядом всех сидящих.

Однако замполит решил отвести все намёки:

– Разговоров вокруг этого много, но больше сплетен!

У нас так: холостяки, разведённые офицеры, чего им не иметь, так сказать, фронтовых подруг! Остальные люди семейные, уважаемые, партийные. Хотя, конечно, всякое бывает! Мужики всё-таки! – помялся Андронников.

Незаметно за разговорами прошёл ещё час. Пора было расходиться. Первым весёлую компанию оставил Кончаков. Проводить себя попросил лейтенанта, кото рый только и ждал того, чтобы остаться наедине с ка бульским гостем. «Другой возможности определиться с Кабулом может и не быть!» – решил Сашка.

Во тьме афганской ночи Жирик вёл изрядно выпив шего шефа, словно опытный лоцман во время шторма бое вой корабль.

– Как вы тут в темноте ходите? Ничего не видно! Хотя бы освещение сделали! – тащась сзади, ругался кадро вик. Между тем в своих руках беспрестанно спотыкаю щийся подполковник крепко удерживал подарок от офи церов части. Его он не рискнул доверить даже услужли вому проводнику.

Часть 1. Афганская рулетка – Мы привыкли! К тому же, чтобы городок не дема скировать! Там ближе к модулям столбы с фонарями есть!

Кончаков насторожился:

– Что, постреливают? – он опасливо взглянул в сторо ну очертаний чёрных вершин, которые с трудом просма тривались на ночном горизонте.

– Не без этого, всякое бывает!

В готовности помочь старшему по званию преодолеть небольшую канаву Сашка повернулся назад. Протянул ру ку. Помог переступить яму.

– Ну, наконец-то! – обрадовано пропел подполков ник, когда они вышли на освещённую асфальтированную дорогу, которая вела к жилым модулям.

– Может, лучше было бы на машине подъехать! – осто рожно заметил Жирик.

Всё нормально! Мне поговорить с тобой надо! - Борис Яковлевич взял Сашку под руку.

– Послушай, Сашок-напосашок! – заговорил он вкрад чиво. – Пока мы одни с тобой… – протрезвев на воздухе, кабулец с особой тщательностью подбирал слова. Огром ная коробка с магнитофоном с трудом удерживалась под левой рукой. – Попрошу тебя… Что, если сегодня мы найдём женщину ответственному, но ещё совсем не старому подполковнику! В Кабуле у меня есть вот такая баба! – на руке с магнитофоном кадровик попытался от топырить большой указательный палец.

– Приедешь, и тебе найдём! Яволь? Чего молчишь, мин херц?* – Кончакову нравилось по делу и без дела ис пользовать отдельные немецкие слова и выражения, кото рые он запомнил со времен прохождения военной службы в группе советских войск в Германии.

– Надо бы подумать, товарищ подполковник!

* Мин херц – искажённое выражение «моё сердце» (нем.).

76 АРКАИМ – Во-первых, для тебя я не подполковник, а Борис Яковлевич! В Кабул тебя забираю под своё крыло. Так что, помаракуй!* – он многозначительно подмигнул лей тенанту.

Мараковать, действительно, было о чём. Жирику уж очень хотелось очутиться в Кабуле под крылом могуще ственного шефа. Сашка быстро мысленно просчитал все возможные кандидатуры женщин в военном городке. Но ни одну из них, кроме своей Галки – его полевой любов ницы, для этих целей он предложить не мог.

– Ладно, ты думай! Я буду у себя. Но никаких лишних разговоров. Понял? – Кончаков не сразу узнал прямоу гольный модуль с горящими окнами по сторонам.

Засада На свой первый боевой выход, который на войне при нято считать крещением, лейтенант Пашин отправился лишь в ноябре. Нельзя сказать, что почти за три месяца службы в Афгане Фёдор так и не ощутил горького при вкуса «необъявленной войны», однако в засаду замполит десантно-штурмовой роты шёл только сегодня.

Подразделение готовилось уйти в ночь. Перед вы ходом ещё раз внимательно проверялась экипировка.

Все старались брать только самое необходимое. Под за вязку набивались спаренные длинные, на 45 патронов рожки к автоматам, плотно перевязанные синей или чёр ной изоляционной лентой. В многочисленных карманах * Помаракуй (обл.) – подумай, посуди.

Часть 1. Афганская рулетка экипировочной амуниции были заботливо спрятаны ре бристые яйцеобразные ручные гранаты.

В сухой паёк брали только мясные консервы, сахар, чай и сухари. Банки с кашей оставляли дома. Ребята хо рошо знали, что в горах каждый лишний грамм покажется килограммом. Исключение делалось лишь патронам, цена которым в бою могла равняться жизни. Ими заполняли вещмешки, забивали подсумки и внутренние карманы.

Бывалые «афганцы», из числа суеверных людей, один из патронов вешали на шею.

К 22.00 рота была готова. В ночной тишине мирно спящих субтропиков бронегруппа через тоннель вышла за пределы джелалабадской долины. Пройдя километров десять, колонна остановилась. Здесь, в мрачном лабирин те горной расщелины, оставаясь незамеченной, группа засады оставила бронетехнику. Длинной цепочкой осто рожно направилась в сторону горных вершин, зловеще выделяющихся на фоне неба, освещённого сиянием бе лого месяца.

До рассвета рота благополучно достигла цели. Селе ние в предгорье оказалось заброшенным. Большая часть построек была разрушена полностью, развалины напоми нали о том, что здесь некогда стоял большой кишлак.

Боевая задача роты была уничтожить караван с оче редной партией оружия и боеприпасов для бандитов. От успешного проведения засады в немалой степени зави сели мир и спокойствие в обширном предгорном районе восточной провинции, безопасность движения советских колонн на горном маршруте Кабул – Джелалабад.

Приход каравана ожидался следующей ночью, поэтому первый день проходил относительно спокойно. Одни по очереди несли службу. Другие, рассевшись в тени разва лин, дремали, вполголоса переговаривались, жевали гале 78 АРКАИМ ты и опустошали оставленные в сухпайке маленькие кон сервные банки.

Неуютнее всех чувствовали себя курильщики. Ведь курение могло демаскировать засаду. Сам Пашин не ку рил, но к мучениям сослуживцев относился с сочувстви ем. Переходя от одной группки людей к другой, он под бадривал сослуживцев.

Выбравшись на сопку к ребятам, которые вели наблю дение и прикрывали засаду от внезапного нападения со стороны гор, Фёдор осторожно присел возле здоровенно го камня с большими зелёными плешинами.

– Как дела, мужики?

– Нормально, только курить тянет! – ответил Василий Нефёдов, который был на этой сопке за старшего.

– Нет худа без добра, так у нас, кажется, говорят! – Пашин окинул внимательным взглядом обветренные лица солдат. – Может, курить бросите. Домой вернётесь здоро выми и красивыми. Девчонки с ума сойдут!

…Караван прождали двое суток. Командирская ра ция, всё время работавшая на приём, продолжала подо зрительно молчать. На исходе были запасы продуктов.

В воскресенье под вечер командир роты капитан Арбузов принял решение возвращаться.

Оставалось только разблокировать засаду – снять на блюдение, охранение и убрать следы боевых позиций.

Несмотря на усталость и бессонные ночи, у людей бы ло приподнятое настроение. Дома – в части – их ждали сослуживцы, баня, горячая пища, спокойный сон, кровати с матрацами, подушками и чистым постельным бельём.

Придирчиво осмотрев экипировку подчинённых, Ар бузов отозвал в сторону командира второго взвода:

– Коваленко, снимай наблюдение и блоки! Ровно в два часа начнём движение. Действуй!

Часть 1. Афганская рулетка Однако лейтенант не успел выполнить поставленную задачу. От командирской радиостанции, прижимаясь к земле, к ним спешил лейтенант Пашин.

– Товарищ капитан, караван! – Фёдор тяжело дышал от бега и волнения. Ротному на размышление понадоби лись считанные секунды.

– Внимание! Все по своим местам! Коваленко, у те бя главный участок. Я – на КП!* Пашин, бери санинструк тора и во второй взвод!

Без лишней суеты, молча, бойцы стали занимать оборудованные позиции.

Тем временем караван приближался. Его головная часть из десятка вооружённых людей уже вышла из уще лья и поравнялась с развалинами заброшенного кишла ка. Следом медленно тянулась вереница тяжело гру жённых животных. Горные верблюды, маленькие, но вы носливые лошади и ослики везли на себе огромные тюки, ящики и коробки.

До спасительного лесного массива – «зелёнки» – бы ло всего несколько километров, поэтому в караване ца рило спокойствие. Особой бдительности не было даже в охранении.

Взвод Ивана Коваленко был последней преградой на пути выхода духов к «зелёнке». Его взвод с сопки ударил по хвосту каравана из пулемётов и автоматов. В горящем предгорье тёмно-серые краски в одно мгновение смеша лись с красно-белыми. Пробил тот час, когда не было страшно только пулям.

Застигнутые врасплох духи один за другим валились с ног, не успевая даже изготовиться к стрельбе. Верблю ды, привыкшие к войне, послушно опускались на землю.

Только бестолковые ослики, напуганные громом боя, су * КП – командный пункт.

80 АРКАИМ матошно носились вокруг гибнущих людей и животных, пополняя их ряды своими окровавленными трупами.

Замешательство в стане душманов продолжалось не долго. Через некоторое время около десяти человек, успев укрыться за мёртвыми и живыми животными, большими камнями и горными породами, открыли ответный огонь.

Но было уже поздно. Западня сработала на все сто.

Бой был скоротечным. Советские снайперы метким ог нём в упор расстреливали душманов.

Фёдор Пашин, переведя автомат на режим одиноч ной стрельбы, бил наверняка, выхватывая из укрытия пу лей одного душмана за другим. Его меткому огню вторил пулемёт сержанта Василия Нефёдова. Но вдруг он громко вскрикнул.

Фёдор обернулся на крик. Василий был ранен. Шаль ная пуля разорвала ему правую щеку. Темные красные струйки текли по лицу, капали на руки и одежду. Рас калённый ствол пулемёта зашипел от капавшей на него крови. Рана оказалась опасной. Окровавленные зубы Не фёдова торчали наружу.

– Невинный, ко мне! – скомандовал Пашин.

Как только санинструктор оказался рядом с сержантом, Фёдор продолжил прицельный огонь.

Через полчаса всё было кончено. Духи больше не со противлялись. Те, что остались в живых, сидели с подняты ми руками, лежали ничком на земле. В стороне валялось их брошенное оружие.

Константин Арбузов вызвал по рации вертушки, чтобы забрать оружие и другие трофеи. Уже светало. Нужно было срочно уходить. На стрельбу, как волки на добычу, могли сбежаться банды из «зелёнки». И тогда роте несдобровать.

Фёдор Пашин с медикаментами был около Нефёдова, который от сильного кровотечения потерял сознание. Ли Часть 1. Афганская рулетка цо Василия было обезображено. Чтобы облегчить стра дания сержанта, Пашин вкалывал ему уже вторую ампулу промедола, постоянно меняя тампоны на щеке. Раненый медленно приходил в себя.

Санинструктор Невинный в отчаянии пытался по мочь другому солдату, смертельно раненному в живот.

– Товарищ лейтенант, он умирает? – Невинный испу ганно тряс офицера за плечи.

Пашин кинулся к распластавшемуся на земле солдату.

Тот был мёртв. Фёдор на секунду закрыл глаза. Решительно встряхнул головой. Надо было срочно что-то делать с сер жантом Нефёдовым. Кровь из раны продолжала идти, несмо тря на все попытки остановить её с помощью бинтов и ваты.

– Невинный, иди сюда! – Фёдор позвал трясущегося санинструктора. – Хватит нюни распускать! Обрабатывай рану и зашивай щёку нитками!

Пашин пересел в изголовье и взял в руки голову Васи лия. Новая порция алой крови полностью пропитала по вязку. Перекошенное лицо сержанта молило о помощи.

– Какими нитками? – переспросил перепуганный са нинструктор. Ему до этого боя сложнее укола в ягодицу де лать ещё ничего не приходилось.

– Обыкновенными! Какие у тебя в панаме должны быть! Дрожащими руками солдат принялся зашивать.

Фёдор на лицо Василия старался не смотреть. По тихо му надрывному стону он догадывался, как нестерпимо больно сейчас сержанту. В этот момент из-за развалин появился капитан Арбузов.

– Командир, один убитый, Нефёдов тяжело ранен! – доложил ему Пашин.

– Что, нельзя было спасти?

Пашин молчал. Арбузов повернулся к Нефёдову. Вни мательно присмотрелся к ране сержанта.

82 АРКАИМ Тем временем уже светало.

– Лейтенант Пашин, начинаем движение. Скоро будут вертушки. Коваленко останется – загрузит трофеи, ране ных и прилетит потом. Действуй!

Фёдор бросился за развалины – туда, где совсем не давно кипел бой. Он стремительно шёл вдоль живых и убитых животных. Трупы духов уже успели стащить в одно место к разрушенной стене в центре бывшего се ления. Солдаты быстро освобождали животных от грузов и складывали трофеи на открытой площадке.

Возле одного из убитых верблюдов лейтенант неожи данно натолкнулся на Хасана Везирова из взвода лейте нанта Коваленко. Тот испуганно спрятал что-то за пазуху.


За трупом животного Пашин увидел двух мёртвых афган цев, у которых были вывернуты карманы курток. Рядом валялись их полевые сумки и распотрошённые вещмешки.

– Что у тебя там, Хасан? – Пашин прикоснулся к бро нежилету солдата, из-под которого торчал целлофановый свёрток.

В свёртке было завёрнуто трое красивых японских ча сов, несколько пакетиков опиума и большая пачка раз ноцветных денежных бумажек. Это были афгани – афган ские деньги.

– Твоё?

Хасан молчал.

– Откуда? Вас спрашиваю, рядовой Везиров! – Пашин был вне себя от нахлынувшей ярости.

– Командир сказал всё забрать!

– Командир приказал трофеи собрать, а не маро дерствовать! Ты что же делаешь, подонок! – Фёдор угро жающе подошёл к солдату вплотную.

– Я не хотел, думал отдать ротному! – оправдывался Везиров.

Часть 1. Афганская рулетка – Наркотики зачем взял?

Хасан молчал.

– Ладно, потом разберёмся, иди!

Однако разбираться с Хасаном Везировым так и не пришлось. После инцидента с замполитом роты он ис чез. Организованный поиск ничего не дал. Сверху уже раздавался шум моторов. Из-за сопки на посадку один за другим заходили вертолёты.

В первую очередь в них внесли раненых, затем оружие и другие трофеи. На погрузку вертолётов ушло совсем не много времени.

А разведгруппе предстояло возвращаться к месту по стоянной дислокации на бронемашинах. Под горку, до ме ста ожидания бронегруппы, рота добралась быстро. Утро уже наступило, когда бойцы, счастливые, оттого что всё наконец-то закончилось, расселись по БТР и БМП*.

Пашин ехал на предпоследнем БТР и непонятно от чего нервничал. Барометр его душевного состояния по казывал на беду.

Колонна продолжала стремительно набирать ско рость. До тоннеля, за которым начинались «родные» суб тропики, оставалось совсем немного. Дорога то пропа дала, прячась среди пропылённых скал, то стремительно выскакивала из-за очередного поворота.

Беда, как всегда, пришла неожиданно. Оглушитель ный взрыв потряс горы. Из-под первой БМП взметнулся огромный столб огня и дыма. Многотонную боевую ма шину подбросило взрывной волной, словно спичечный коробок. Сброшенные с неё бойцы оказались на земле.

Солдаты и офицеры на других машинах не успели толком сообразить, что произошло, как воздух горно го утра наполнили раскатистые пулемётно-автоматные * БМП – боевая машина пехоты.

84 АРКАИМ очереди. Стреляли с гор. Видимо, духи не могли простить удачливой роте ночной бой. Определить точно, откуда ве лась стрельба, в туманной дымке было непросто.

БТР Пашина резко затормозил почти одновремен но с грохотом взрыва. Водитель сразу принял вправо к скале. Взрывной волной Фёдора сбросило вниз в люк.

Внутри царила настоящая паника. Бойцы в отчаянии пы тались вылезти наверх. Стрелок беспорядочно крутил башней пулемёта, не зная, в какую сторону надо откры вать огонь.

Фёдор, несмотря на то, что больно ударился о крышку люка, быстро пришёл в себя.

– Без паники! Приказываю выбираться строго по одному через боковой люк! Стрелок, огонь! – Пашин по казал рукой в сторону близлежащей сопки. Солдат дал длинную очередь. В ответ враждебная сопка оскалилась бешеным огнём. Свинцовый дождь громко застучал по бронированной крыше. Одна пуля, чудом не задев Паши на, пролетела рядом и больно ужалила стрелка. Фёдор обернулся на крик.

– Вытаскивай его! – приказал он подоспевшему на по мощь сержанту, а сам взялся за орудие. Прошла минута, вторая, пока разобрался с кнопками и открыл огонь. В от вет по броне вновь брызнул короткий свинцовый дождик.

Бой был в разгаре. Рота быстро пришла в себя и, укрыв шись за броней, повела прицельный огонь по сопкам.

Вскоре стрельба стихла. Получив жёсткий отпор, душ маны скрылись в горах. Колонна спешно выбиралась из заторов ловушки. Пулемёты и пушки брони продол жали стволами смотреть вверх, в сторону сопок. Лейте нант Пашин быстро выбрался наружу. Возле дымящейся бронемашины лежали тела трёх убитых бойцов. Санин структор перевязывал раненых. Фёдор взобрался на Часть 1. Афганская рулетка обгоревшую БМП и заглянул в открытый командирский люк. Там дымился обугленный труп водителя. Мощный фугасный заряд взорвался прямо под ним. Двое других, кого взрыв застал внутри бронемашины, были ещё жи вы. Окровавленные, с перебитыми руками и ногами, разбитыми головами, они, как слепые котята, продолжа ли копошиться, издавая глухие звуки и стоны.

От запаха гари вперемешку с запахом сгоревших лю дей и тошнотворной духоты Фёдору стало плохо. В гла зах всё мелькало. Руки плохо слушались.

Окончательно Пашин пришёл в себя, когда колон на, миновав тоннель, въехала в «зелёнку». Кругом было тихо и спокойно. В полях паслись отары овец. Вдоль дорог неспешно брели за своими хозяевами маленькие ослики. Вдоль глинобитных жилищ, в длинных одеждах и с закрытыми лицами, как тени двигались афганские женщины. В придорожном населённом пункте работа ли маленькие торговые лавочки. Развалы с изобилием овощей и фруктов манили к себе.

Ехать до места постоянной дислокации оставалось совсем недолго. По приезде, словно в награду за пере живания и потрясения, Фёдора ждало письмо от жены.

Дуканщица Горя желанием ублажить кабульского гостя, Александр Жирик влетел в женский модуль части. В его полузатем нённом коридоре перемешивались громкие голоса, музыка, смех и веселье, которые доносились из-за дверей комнат.

86 АРКАИМ Женский модуль жил своей обычной жизнью. В стремле нии скрасить свой досуг женщины в компании сослужив цев праздновали дни рождения, отмечали присвоение зва ний и вручение наград, отъезд и возвращение из Союза.

Лейтенант без стука проник в комнату с белой таблич кой, на которой была выведена только одна фамилия. Не большая прихожая, отгороженная тёмной плотной мате рией, две кровати возле противоположных стен, также за навешенных тканью, превращали комнату в таинственный лабиринт, попав куда в первый раз, не мудрено было за блудиться. Один из вариантов афганской коммунальной квартиры был призван хранить в тайне интимную жизнь живущих в ней девушек.

Правда, сделать это удавалось крайне редко. Военный городок был такой маленький, а языки такие длинные, что тайны личной жизни больше недели не хранились. Снача ла тайна начинала разгуливать как слух, который быстро обрастал необыкновенными подробностями, а потом пре вращался в предмет сальных шуток и насмешек за столом в столовой, курилках и даже на служебных совещаниях.

Лейтенант Жирик слухов не боялся, потому как, будучи холостяком, имел полное право на фронтовую подругу.

Продавщицу из гарнизонного военторга Галину, или же, как её здесь называли, Галку-дуканщицу, Сашка увидел сидящей за столом у окна.

– Скучаем!?

По поднятым шторам над кроватями справа и слева он сразу понял, что женщина была одна.

– Как жизнь, минхерц! – Жирик ловко ввернул понра вившееся ему выражение, позаимствованное на сегод няшнем сабантуе в бане из лексикона кабульского гостя.

– Сколько раз просила тебя в такое время не заходить ко мне! – женщина неожиданно зло встретила приход Часть 1. Афганская рулетка своего любовника. – Дятел обещал зайти! – она назвала по кличке заместителя командира части по тылу. Его так окрестили сослуживцы за чрезмерные прямоту, дотош ность и упорство, а также редкую бестолковость.

С виду совсем не привлекательная толстушка, хотя и была «афганской женой» заместителя командира части по тылу, тем не менее и младшими офицерами тоже не пре небрегала.

Заместитель по тылу всячески помогал ей здесь устро ить свою жизнь. Сначала сделал Галку главным лицом в ма газине. Потом одну поселил в комнате, чтобы не было про блем с посещением своей любовницы. Теперь вот вовсю старался оставить её ещё на один срок в Афганистане, что, впрочем, было заветной мечтой многих женщин в городке.

С Жириком дуканщица, что называется, «крутила» на стоящую любовь. При этом Галка втайне вынашивала дале ко идущие планы в отношении своего фаворита. Сашка был холостяк, а в Афгане для женщины такой молодой мужчина – это истинная находка. Достичь заветной мечты – женить Жирика на себе – мешал подполковник. Ему дуканщица была обязана своим привилегированным положением.

Действительно, не каждая женщина в гарнизоне могла по хвастаться тем, что является любовницей заместителя ко мандира части по тылу. Вместе с тем Галка с нетерпением ждала его замены.

Когда Жирик впервые узнал, что ему приходится делить свою любовницу с Дятлом, он не стал устраи вать бурных сцен ревности и искать повод для разрыва с женщиной, уличённой в измене. Сашок быстро сообра зил, что его вполне устроит, если он будет поддерживать с Галкой отношения постольку-поскольку.

С тех пор дуканщица стала интересовать Александра в тех случаях, когда срочно надо было «достать» дефицит 88 АРКАИМ в военторге, перезанять чеки или получить свою порцию женской ласки и тепла. При этом ему всё больше нрави лось играть роль любовника, ничем не обязанного жен щине, пылкой в любви, авторитетной в городке и влия тельной у начальства.

Наведывался он к ней редко – обычно в обеденный перерыв или поздно вечером, после ухода зама по тылу.

Быстренько сделав своё дело, он надолго пропадал.

Галке, конечно, было не совсем приятно видеть пе ремены в своём фаворите. Однако ей ничего не остава лось делать, кроме как мириться, ждать лучших времен, когда наконец можно будет Жирика окончательно при брать к рукам.

– Галочка, я к тебе по делу! – говорил Жирик несколь ко театрально. – Галя, единственная, очень тебя прошу, не убивай во мне самые светлые, лучшие чувства к тебе!

Я очень дорожу отношениями с тобой! – выражение Саш киного лица было неподдельно серьёзным.

– Чего тебе не дорожить? Всё, что в магазине – твоё!

Бабу в Афгане под боком имеешь! Не каждый подполков ник может позволить себе такое! И мало того, что бес платно, ещё женщина взаймы регулярно даёт, причём без всякой надежды на возвращение! Ты хоть знаешь, какие подарки мужики нашей сестре делают?


Почти за полгода их отношений Галка впервые сегод ня не выдержала и решила всё высказать своему бессо вестному любовнику, который в последнее время даже не скрывал пренебрежительного отношения к ней.

Жирика тоже не раз подмывало хорошенько «прой тись» по афганскому образу жизни «дамы сердца». Но он вновь смолчал. Делать этого сейчас было никак нельзя.

Кадровик из Кабула ждал лейтенанта у себя в гостевом номере командирского модуля.

Часть 1. Афганская рулетка – Да ты что? За любовь платить?! Как только у тебя язык поворачивается такое говорить?

– Поворачивается, Сашенька, ещё как поворачивается!

Потому что вы – мужики, в нас – бабах – только одно ищите.

Женщина не мигая, смотрела ему в глаза.

– И попробуй, откажи вашему брату, особенно, если он какой-нибудь начальник! Так заест, проходу не даст!

Один за любовь предлагал в Кабуле пристроить в штабе армии! Отказалась! Теперь вот в этой дыре прозябаю!

– Жалеешь, да? Вот оказалась бы в Кабуле, меня бы тогда не встретила! – снова решил сострить Сашка. Он попытался обнять отвернувшуюся к окну женщину, но та резко отпря нула от него.

– Конечно, вот только ради тебя и стоит здесь быть! – женщина села возле стола на стул. Нервно прикурила си гарету и жадно затянулась. – Кстати, коль у нас такой раз говор зашёл, вот ты, Жирик, полгода ко мне ходишь, но совсем не знаешь меня! Ни разу даже не поинтересовался, кто я? Зачем я здесь?

– Галочка, это всё очень серьёзно. Я завтра приду к тебе и ты расскажешь. Хорошо? – Сашка незаметно по смотрел на часы.

– Нет уж, послушай! Завтра, может, я не захочу с тобой на эту тему говорить, – было взъерепенилась толстушка, но тут же замолчала.

Заговорила не сразу. Какое-то время дуканщица, не мигая, смотрела на почтовый конверт, на котором красо вался многозвёздный советский маршал. Словно внутрен не решалась, поведать или нет о самом сокровенном Жи рику, бывшему для неё здесь, несмотря ни на что, пожалуй, самым близким человеком.

– Сашка, а ведь я когда-то счастлива была! – груст но произнесла Галка. – Замуж вышла рано – сразу после 90 АРКАИМ школы. Мужа своего со школьной скамьи знала. Мы из одной деревни были, – она задумчиво улыбнулась.

Поняв, что на этот раз всё-таки придётся выслушать свою любовницу до конца, Жирик опустился на стул. За кинул ногу на ногу. Обхватив голову сзади в замке, он приготовился слушать.

– Муж ушёл в армию. Через полгода родила. Жила у своих родителей. Ждала мужа, воспитывала ребёнка, – не спеша продолжала хозяйка комнаты. – Вернулся, дом поста вили. Через год машину купили. Газ в доме провели. Чем не городская жизнь? Муж шофёром на комбинате, я – заочно в торговом техникуме. Одна беда: мужик мой выпивать стал.

– А ты хочешь, чтобы никто из мужиков не пил! – пе ребил рассказчицу Жирик, тем самым невольно торопя её с развязкой.

– Не перебивай, слушай! Пейте, сейчас весь мир пьёт!

Только головой надо думать! – Галка едва слышно всхлип нула. – Да что там говорить! Сама дура! Сыночка родно го с ним, пьяным, оставила. Курносенький, глаза чёрные!

Четырёх лет не было. Господи, да за что же это? Никогда тот день не забуду. Суббота была. Снежок первый выпал – хо рошо. Меня в магазин вызвали. Обувь импортную завезли, вот и понадобилась. Будь она проклята! – Галка с трудом проглотила подкативший к горлу комок. – Эта сволочь, ви дать, напился и заснул. А сыночек мой, – запричитала она, слёзы блеснули на её глазах. – Сынок сам краны открыл на газовой плите. Открыть – открыл, а закрыть… Вернулась я только к обеду. Дверь открыта, а оттуда – вонь страшная.

Короче, газ. Мужики мои рядышком лежат – мёртвые!

Неизвестно за что так жестоко наказанная судьбой простая деревенская женщина плакала без слёз. В таком состоянии никогда не видевший свою любовницу Жирик кинулся её успокаивать:

Часть 1. Афганская рулетка – Галочка, не плачь, успокойся! – Сашка присел перед ней на корточки, взял её руки.

– Отстань! – вырвалась дуканщица. – Не плачу я, не чем уже плакать! Всё давно выплакано. Полгода после случившегося глаза не просыхали! – она встала. – Вот так, Сашенька!

– Да, тяжёлая у тебя судьба!

– Тяжёлая? У нас здесь, у баб, через одну судьба непро стая! Только вам, мужикам, наплевать на это!

– Почему наплевать?

– Ладно прикидываться тебе, насквозь вас всех вижу.

Когда из деревни уехала в город, чтобы хоть как-то за быться, так в военном училище, где я в магазине работала, через одного жениться предлагали. Только вот покобе лятся вволю, и поминай как звали. Вот почему я решила сбежать из Союза в Афган! Думала, здесь хоть можно сча стье обрести! Да какое там! И здесь та же музыка!

Галка замолчала. Машинально посмотрела на часы.

Затем взглянула на себя в небольшое круглое зеркальце на подножке, стоявшее на столе.

– На кого я похожа стала! – она тряхнула головой. Ко ротким жестом рук поправила причёску.

– Слава Богу, что здесь хотя бы заработать можно. В Со юзе я за полгода на приличные сапоги собрать не могла!

– Конечно, подарки от поклонников! – всё-таки не сдержался Сашка.

– Не хами, Жирик! С тебя, что ли, беру подарки? С тебя возьмёшь! И вообще – хватит об этом! Поплакалась и бу дет! Чего ты хотел-то?

– Что, просто так уж нельзя зайти?

Ни на минуту не забывая о цели своего визита, Жи рик не спешил приступать к главной теме своего неожи данного появления в женском модуле.

92 АРКАИМ – Можно. Только сомневаюсь я в этом! – дуканщица подозрительно, с некоторым пренебрежением посмотре ла на младшего офицера.

– Знаешь, Галка, хочу в Кабул податься!

– В командировку, что ли?

– Нет, насовсем!

– Переводят?

– Пообещали.

– Обещаний можно ждать долго, к тому времени успеешь замениться.

– Это ты зря! Здесь всё надёжно! Шеф мой прежний приехал. Я у него ещё солдатом служил. Сейчас он бугор в Кабуле! – Сашка вплотную приблизился к Галине.

– Это подполковник, важный такой? С папочкой ходит, ну, в очках?!

– Он, он! Галка, ему бы внимание уделить. Сама пони маешь, женское тепло в Афганистане лечит любые душев ные раны! – Сашка не договорил. Галка резко оттолкнула его от себя.

– Ишь, чего захотел! Иди отсюда! Думаешь, если с то бой, то Галка под любого ляжет? Проститутку нашёл! – предложение Александра до глубины души обидело её.

Она, будучи небезгрешной, тем не менее считала себя по рядочной женщиной.

Вновь Жирик заговорил лишь тогда, когда понял, что Галка постепенно успокоилась.

– Ты ничего не поняла, ничего не поняла! – как попугай твердил Жирик. – Ведь я хотел не только себя перевести, но и тебе помочь выбраться из этой дыры! Дятел не сегодня, так завтра заменится, что тогда? Приедет «заменщик» твоему за му по тылу, и кончится твоя райская жизнь. Ты только пред ставь, если бы мы вместе оказались в Кабуле? Перестали бы скрываться от всех! Сплетен бы не было! Плохо бы было?

Часть 1. Афганская рулетка – Смеёшься? Ты через день себе другую бабу найдёшь!

Это здесь мы – красивая, некрасивая – все наперечёт, а там женщин и без меня хватает!

– Не говори так, Гальюнчик, ты женщина что надо! – Жирик по привычке исковеркал её имя.

– Перестань меня так называть, противный!

– Молчу, молчу, молчу.

– Зачем ты меня другому мужику сейчас подставляешь?

– Скажешь тоже! Никому я тебя не подставляю!

Однако такое знакомство никому ещё не мешало! Ты спа сибо должна сказать! Придёшь, посидишь, поболтаешь за жизнь – вот и всё, что требуется. Я же его хорошо знаю:

для него главное – душевный контакт.

– Где он сейчас?

– В модуле.

– Не поздно, времени-то уже сколько?

– Он рано не ложится!

– Кто, ты говоришь, он по должности? – Галка уже не скрывала своей заинтересованности в предстоящем зна комстве. Ей, проторчавшей два года в Богом забытом месте, всегда хотелось перебраться в Кабул, где была совершенно иная жизнь. Но сделать это никак не удава лось. И теперь вдруг такая возможность! Она почти не со мневалась в том, что её надо использовать.

– Хорошо, но только с тобой вместе пойдём, понял?

– Конечно, вместе, как ты могла подумать иначе? – Жирик, видя, что женщина стала поддаваться, решил не обострять обстановку. Он хорошо знал, что там, на месте, всё решится само собой.

– Галюнь, а Галюнь, – тут же обратился Сашка к тол стушке, – чтобы не забыть, возьми бутылочку водки – в долг! Я потом отдам, а то как-то несолидно, шеф приехал, а угостить нечем будет!

94 АРКАИМ – О чём вы с ним раньше думали. Тоже мне, кавалеры называется, женщину приглашают, да ещё со своим угоще нием! Вот в этом, Жирик, ты весь! – она скрылась за тёмной шторой в прихожей.

– Галюничик, ты всё не о том, я подарок тебе принёс!

Сашка достал из внутреннего кармана красивые, с чёр ным циферблатом, японские женские часики. Их он на шёл вчера в одном из ротных БТР, только что вернувшихся с боевого выхода. На такой широкий для себя жест Сашка решился, чтобы вконец уговорить дуканщицу.

Появившись в комнате с бутылкой водки и коробкой «Ассорти», Галка поразилась:

– Не может быть! С ума сойти! Жирик и дарит по дарки?!

Через полчаса дуканщица, благоухая запахами поч ти всех духов, какие за последние полгода продавались в местном военторге, одетая в новое вельветовое пла тье, вошла в модуль, где жило командование части.

По итогам работы кабульской комиссии мотострел ковая часть была отмечена в лучшую сторону… «Груз 200»

Пригородная электричка, предупредив о своём от правлении шумным перезакрыванием автоматических дверей, стала быстро набирать скорость. До Москвы бы ло около двух часов езды. Фёдор Пашин ехал в почти пустом вагоне. Лишь при подъезде к кольцевой дороге народу стало заметно прибавляться.

Часть 1. Афганская рулетка На станции со смешным звучным русским названием «Щербинка» в вагон впорхнула стайка молоденьких дев чат. Не сговариваясь, они прошли в середину и сели напро тив симпатичного загорелого лейтенанта. Но Пашин даже не взглянул на юных красавиц, он продолжал отрешённо смотреть в окно. Напрасно девушки пытались обратить на себя внимание громкими разговорами, шарканьем ног и любопытными короткими взглядами в упор. Фёдору, си девшему прямо перед ними, было сейчас совсем не до них – беззаботных москвичек, живущих в совершенно ином, сто личном ритме жизни.

Находясь в Союзе вторые сутки, мыслями он оставался на войне. Два трупа во второй ДШР* после боевого выхода нежданно-негаданно предоставили Фёдору незапланиро ванную поездку на Родину. Один из цинковых гробов в ве сеннее Подмосковье было поручено везти ему.

Ещё вчера утром, в афганскую пятницу – джуму** – он вместе с другими «счастливчиками» сидел в салоне «Чёр ного тюльпана»***, отправлявшегося в Союз со своим страш ным грузом. А уже сегодня к вечеру Пашин был свободен от обязанностей сопровождать цинковый гроб на родину убитого солдата. Выполнив свой служебный долг, Фёдор мог теперь со спокойной совестью ехать к жене в Москву.

Хотелось думать о предстоящей встрече после долгой раз луки, но навязчивые воспоминания упрямо возвращали его к событиям прошедших суток.

«Чёрный тюльпан» долго не мог улететь. Ждали ещё один цинковый гроб. В салоне самолёта было душно. Гро бы стояли посередине. Они создавали тягостное ощуще * ДШР – десантно-штурмовая рота.

** Джума – пятница, священный день для мусульман.

*** «Чёрный тюльпан» – самолет АН-12, перевозивший из Афганиста на «груз 200».

96 АРКАИМ ние бренности человеческого бытия. Своим присутствием давили на психику живых. Все эти томительные минуты ожидания вылета Пашина не покидало ощущение того, что гробы запаяны неплотно. Казалось, что смрадный, непри ятный запах разлагающихся тел медленно выползал на ружу, заполнял собой тесный салон небольшого военного самолёта. Фёдора слегка мутило. Чтобы совсем не стало плохо, он, расстегнувшись, отвернулся к окну.

Когда наконец взлетели, дышать стало легче. Однако по соседству с гробами, в одном из которых лежал его подчинённый, Пашин продолжал чувствовать себя неуют но. Тягостные раздумья не оставляли его ни на миг. Во время полёта до Ташкента Фёдор вновь и вновь мучитель но вспоминал лица погибших. Молоденькие, жизнера достные, они лишь на мгновенье всплывали в воспалён ном воображении лейтенанта и тут же уходили из памяти подобно миражу.

Боль тяжёлой потери боевых товарищей занозой сидела в груди. Даже представление к высокой государ ственной награде не могло отвлечь Пашина от страшных воспоминаний последних дней. Их бездыханные окро вавленные и обугленные тела возле подорванной брони всякий раз возникали перед глазами.

Между тем командование высоко оценило его уме лые действия в том бою. Как было сказано комбатом на общем построении батальона, лейтенант Пашин в одно мгновенье лишил душманов неожиданно представив шейся возможности расправиться с небольшим совет ским подразделением, случайно напоровшимся на базо вый район духов.

Сам Фёдор чудесное вызволение второй ДШР из душ манской ловушки по дороге к месту постоянной дисло кации на свой счёт не принимал, полагая, что лишь его Часть 1. Афганская рулетка величество случай на войне помог роте избежать боль ших потерь. Его меткая стрельба из пулемёта по духам, засевшим на сопке, стала для него самого откровением.

– Практически первый раз стрелял из бэтээрного пу лемёта. Надо же, попал! – всякий раз думал он, когда его хвалили за умелые действия в бою.

Почти сразу по возвращении второй ДШР с боевой опе рации было принято решение, чтобы один «груз 200» со провождал в Союз лейтенант Пашин. Сам он посчитал, что так и должно было быть. И напрасно в штабе Фёдора убеж дали в том, что таким образом ему, боевому замполиту, в последнее время не вылезающему с операций, лишь лю безно предоставлена возможность побывать в Союзе, по видаться с семьей. Пашин думал по-другому: «За погибше го сына перед родителями обязан отвечать его командир».

В Ташкенте «цинковые посылки» рассортировали.

На подмосковном военном аэродроме Фёдора встретил представитель райвоенкомата. Холёный молодцеватый капитан в надраенных до блеска сапогах вежливо пред ложил оформить документы о принятии гроба.

– Поздравляю! Твоя миссия на этом окончена. Давай, поезжай домой, с родными повидаешься, – военкоматчик протянул авторучку и пальцем показал, где следовало расписаться. – Счастливо отдохнуть, лейтенант!

Но Фёдор не отпускал протянутой руки капитана.

– Я поеду с вами. Ведь это мой подчинённый.

Он окинул военкоматчика тяжёлым холодным взглядом… По дороге на родину убитого солдата все молчали… Маленький санитарный рафик* уверенно бежал по ров ной глади асфальтированного шоссе. В Подмосковье на ступала весна. Приветливо светило солнце. По синему * Рафик – РАФ, микроавтобус, выпускаемый на Рижской автобусной фабрике.

98 АРКАИМ весеннему небу плыли взъерошенные облака. За окнами местами виднелся грязного цвета снег. Но до боли знако мые, дорогие пейзажи не радовали Пашина. У ног сирот ливо стоял цинковый гроб.

Машина въехала в черту райцентра и свернула напра во на городскую улицу. Возле пятиэтажного железобе тонного дома рафик остановился. Увидев у центрального подъезда много людей, женщин в чёрных платках, Пашин понял, что здесь уже давно ждут их приезда.

– Приехали. Держись, лейтенант! – обронил работник военкомата, когда они вышли из машины. Водитель со чувственно посмотрел на взволнованные лица офицеров.

Задние дверцы рафика ещё не успели раскрыться, как из дико взвывшей толпы вырвалась небольшого роста, сухая женщина. Растрёпанная, с распущенными седыми волосами, она стремглав бросилась к машине. За ней вдогонку кинулся было мальчишка лет десяти, но его быстро схватили чьи-то сильные мужские руки.

В глазах бежавшей женщины застыли ужас и невы разимая боль. Она влезла в открытую заднюю дверь и упала на гроб. Женщина стонала и рыдала. Прижав шись к гробу, мать беспомощно царапала его ногтями, билась об него головой, рвала на себе одежду и волосы.

Подбежавшие родственники безуспешно пытались успо коить убивающуюся по сыну мать. Стоявший возле две ри Фёдор от увиденного содрогнулся и невольно сжался.

Кулаки сжимались и разжимались в бессильной злобе на войну, на всех тех, кто послал туда парня, на себя, что не уберёг матери сына.

Неожиданно женщина стихла. Несколько секунд по сидев над гробом, она повернулась, медленно вылезла из машины. Задержав взгляд на работнике военкомата, она остановилась перед Пашиним и впилась горящим взгля Часть 1. Афганская рулетка дом в обожжённое войной и солнцем лицо. И вдруг, как волчица, оставшаяся без своего детёныша, кинулась на него. Закрыв глаза, Фёдор замер. Женщина трясла его за грудь, душила, царапала.

А потом как-то обмякла и медленно опустилась к но гам ни в чём не виноватого «афганца».

Вслед за ней на колени опустился Фёдор. Из расцара панной щеки текла кровь. Всклокоченные волосы стояли торчком. Фуражка, петлицы и погоны валялись на земле… Фёдор взял женщину под локти. Мгновение она сооб ражала, кто это перед ней. Затем, обняв его, тихо запла кала. Отрешённо гладя коротко стриженную ершистую голову Пашина, женщина оставалась во власти своего горя.

И вдруг Фёдор вспомнил сон, в котором мама говорила ему, что только Господь волен уберечь человека от неми нуемой смерти. И впервые произнёс слова, которые мог сказать только верующий человек:

– Молитесь за своего сына, мама. У Бога все живы… После доставки «груза 200» на родину погибшего, у Пашина ещё было время повидаться с женой, которая жила у своего отца.

Сосновские получили квартиру в новом двенадца тиэтажном кирпичном доме. Скоростной лифт в считанные секунды поднял Фёдора на четвёртый этаж. Дверь открыла Мария Васильевна.

– Федька! Господи! Ты откуда? Прямо как снег на голо ву! – не выпуская из рук кухонную доску, она заключила зятя в объятья. А потом испуганно коснувшись поцара панной щеки спросила: – Что это у тебя?

– Так, пустяки! – помялся Фёдор и посмотрел вглубь квартиры. В открытых дверях залы появился Степан Ива нович.

100 АРКАИМ – Заходи, герой, заходи. Сразу видно, что ты в десан те служишь! Прибыл, как с неба свалился!

– Во второй десантно-штурмовой роте мотострел ковой бригады, – чётко доложил Фёдор.

– Молодец! Только почему пишешь редко? Наташка неделями места себе не находит.

– Почему? Я пишу. На все письма стараюсь отвечать.

Правда, не всегда получается, – оправдывался зять по до роге в большую комнату.

– Ох, Федька, худющий ты весь какой! Скелет прямо! – рассмотрев зятя, всплеснула руками хозяйка. – Иди мой ся, переодевайся и к столу! Буду тебя откармливать.

Мужчины сели на диван.

А где Наташа? – спросил Фёдор – А ты разве не знаешь?

– О чём?

– Друг твой, Саша Жирик, в госпитале.

– Что с ним?

– Был ранен. Ногу выше колена отрезали.

– Не может быть! Как же так? – на лице Фёдора проя вилось сострадание.

– Вот так, Федя. Наташка, получив от него письмо, взяла отпуск за свой счёт на три дня и улетела в Таш кент. Сказала, заодно о тебе что-нибудь узнает. Ведь от тебя уже почти месяц никаких вестей нет. Нельзя же так, дорогой.

– Так она сейчас в Ташкенте?

– Да.

– Что же делать? – Пашин был в растерянности.

– Не расстраивайся. В среду вечером вернётся на ша красавица. У неё уже билет на руках. Ты пока отдо хнёшь, на мужика хотя бы станешь походить! – подмиг нул тесть.

Часть 1. Афганская рулетка – Нет, нет! Что вы? Мне в пятницу надо быть на службе.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 11 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.