авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 11 |

«Сергей Небренчин АРКАИМ Крестный путь разведчика Рязань 2011 ББК 84 H 39 Военные консультанты ...»

-- [ Страница 5 ] --

Пашин опустился на землю. Положив руки за голову, лёг. Хорошего настроения как не бывало. Стараясь отвлечь ся, стал смотреть на голубое небо и следить за движением облаков, которых становилось всё больше. Тем временем голоса отдыхающих на деревенском пруду стихли. Шумная компания перенесла своё веселье в стены бани.

Между тем Фёдор неизвестно отчего вновь и вновь мысленно обращался к облику кавказца. Он неожиданно привстал. Ещё раз глянул в сторону бани. На пороге бани Часть 2. Русская смута в трусах появился Азер и о чём-то весело стал объяснять ся с истопником, в руках которого были дрова. Кавказец решительно жестикулировал руками. Истопник только успевал кивать головой. Полная фигура кавказца, его движения рук, улыбка, а главное, вставленные во весь рот золотые зубы кого-то напомнили Пашину. «Где-то я его уже видел», – Фёдор всё силился узнать азербайджанца.

И, наконец, он вспомнил. «Точно, он! Какие люди, и здесь, в России!»– Фёдор в эту минуту отчётливо вспомнил их встречу в Закавказье, на дороге между армянским Степа накертом и азербайджанским Агдамом.

Между тем посетители бани один за другим вышли на ружу голышом, что называется, в чём мать родила. Округа вмиг наполнилась громкими молодыми голосами. Разго рячённые, раскрасневшиеся тела парильщиков жаждали водной прохлады. Первым пошёл по настилу и прыгнул в воду Азер, за ним бросились в пруд все остальные.

Пашин присел на корточки. В воде барахтались голые девицы. К ним спешили неказистый мужичонка и сопле менник Азера.

Фёдору стало как-то не по себе. Он опять опустился на землю и сжал кулаки. Было противно и обидно.

Карьеристы Солнечные лучики все активнее проникали через окно вглубь квартиры в доме сталинской постройки на Кутузов ском проспекте. Они падали на стены светлой спальни и лицо Жирика, спящего в двуспальной большой кровати. Он, рас 204 АРКАИМ кинувшись один на широкой постели, спал, укрытый по пояс лёгким одеялом. Рядом с ним лежал большой сиамский кот.

В ожидании пробуждения своего хозяина он тихо мурчал.

Настенные часы показывали четверть одиннадцатого утра.

Дверь в комнату приоткрылась. Кот открыл глаза и, спрыгнув на пол, бросился навстречу своей хозяйке.

– Александр, Александр Абувалиевич, Саша, сколько ты ещё собираешься спать, вставай завтрак уже на столе, – Наташа взяла на руки кота и подсела на кровать к мужу.

Она слегка коснулась рукой лысеющей головы мужа.

Тот приоткрыл глаза.

– Иди, сейчас буду вставать, – Жирик убрал руку. При встал, потёр глаза. Затем затылок. Голова сильно болела.

Заметно припухшее лицо свидетельствовало о бурно про ведённой ночи. Александр взглянул на настенные часы.

Висевшая под ними картина с видом дивной горной при роды не впечатляла.

– Саша, как ты себя чувствуешь?

– Нормально, – недовольно прохрипел Александр Абувалиевич.

– Ты хоть помнишь, в каком часу ты опять пришёл до мой и в каком состоянии?

– Я всё помню. У меня ненормированный рабочий день. Я государственный чиновник, работаю в аппарате Верховного Совета, сколько тебе ещё повторять.

– Что, твой Верховный Совет и по ночам работает?

Я тебе звонила по всем телефонам. Никто ничего не зна ет. Я уже не знала, что мне и думать! Что, позвонить труд но домой? – Наташа уже чуть не плакала.

– Не твоё дело! Иди, ешь, подремлю немного! – Алек сандр повернулся набок и отвернулся к окну.

– Как тебе не стыдно! Что ты мне рот затыкаешь? Где ты вчера был?– уже со слезами на глазах настаивала Наташа.

Часть 2. Русская смута – Слушай, давай не будем! Повторяю для непонятли вых ещё раз, последний. Я нахожусь на государственной службе. Мой день ненормированный. Вчера я встречал шефа из Лондона.

– А три дня назад ты кого встречал? Тоже уже за пол ночь пьяный вернулся.

Жирик резко перебил её:

– Ладно, всё, хватит! Потом объяснимся. Иди и закрой дверь.

Наташа громко хлопнула дверью.

«Достала! Видеть не могу», – прошипел про себя Алек сандр.

Прошло уже несколько лет с тех пор, как он женился на бывшей жене Фёдора Пашина, своего однокашника по военному училищу. В семейной жизни всё бы было ниче го, только вот Наташа уже который год не могла родить ребёнка. Она и её родители очень страдали от этого, а сам Александр особо не расстраивался. «Вся жизнь впереди, надейся и жди!» – любил он всякий раз повторять припев знакомой песни, когда несчастная жена в очередной раз затевала разговор о ребёнке.

По службе у него тоже всё складывалось неплохо. Не смотря на то, что Жирик лишился ноги, его оставили слу жить в Вооружённых силах. Благодаря стараниям жены и тёщи ему заказали и сделали в Германии прекрасный протез, и теперь он мог передвигаться даже ускоренным шагом. Его тесть, полковник Сосновский, помог поступить учиться в Военно-политическую академию, помог решить квартирный вопрос.

Закончив главный военный вуз политработников, майор Жирик готовился остаться там служить курсовым офицером, но судьба ему подготовила новый приятный сюрприз. На выпуск в академию из Главного военно 206 АРКАИМ политического управления приехал генерал Кончаков Борис Яковлевич. Тот самый человек, который знал Александра ещё солдатом по совместной службе в Гвар дейской Таманской дивизии, где он сам был секретарём комитета комсомола. Позже, уже в Афганистане, судьба вновь свела подполковника Кончакова, работника отде ла кадров 40-й армии и лейтенанта Жирика, замполита мотострелковой роты одной из частей Ограниченного контингента советских войск в Афганистане.

С распадом Советского Союза для бывших политра ботников наступили не лучшие времена, но Борис Яков левич Кончаков не опустил руки. Тонким чутьём бывало го политработника он ещё до распада Союза уловил, что в стране грядут большие перемены. А когда произошли известные события в Москве в 1991 году, которые по лучили название так называемого путча, Борис Яковле вич решил, что наконец пробил и его час. В те памятные августовские дни, когда Москва была охвачена много тысячными митингами протеста против коммунистиче ского правления, он не только не скрывал своих симпа тий к сторонникам российского президента Ельцина, но и принял самое активное участие в событиях вокруг зда ния правительства. Его рвение не осталось незамечен ным. Московские власти представили Кончакова к меда ли как активного защитника Белого дома. Не долго ему пришлось ждать и долгожданного повышения по служ бе. Уже через полгода Борис Яковлевич начал щеголять в новенькой форме генерал-майора.

В эти непростые времена здесь, в Москве, и пересе клись вновь пути-дороги бывших однополчан Таманской дивизии. Встретившись на торжествах в академии по случаю очередного выпуска в стенах прославленной ака демии, Жирик и Кончаков уже больше не расставались.

Часть 2. Русская смута Вскоре майора с лёгкой руки шефа направили служить в Ленинградский военный округ.

– Поезжай и ни о чём не спрашивай! Жена твоя нику да не денется! Получишь квартиру и она следом приедет.

Короче, всё поймёшь потом! В Москву ты всегда успеешь вернуться. Слово даю, – категорично напутствовал гене рал майора перед самым отъездом.

Причина такой кадровой рокировки стала ясна Жири ку уже через полгода. Тот даже не успел толком освоить ся на новом месте в должности заместителя начальника гарнизонного дома офицеров. Генерал Кончаков сам при был в Питер на неопределённый срок. Ему предстояло участвовать в довыборах в Верховный Совет России по одному из избирательных округов города. Вместе с ним приехала большая команда московских политтехнологов.

Закипела настоящая агитационно пропагандистская работа. Вот тут и пригодилась политработническая сно ровка Александра Жирика. В качестве помощника ру ководителя предвыборного штаба кандидата в депутаты он из всех сил содействовал тому, чтобы избиратели из числа военных и членов их семей проголосовали за его патрона – генерала Кончакова. Александр часами сидел на телефонах, договаривался о проведении встреч, со браний, митингов и концертов. Участвовал в различных застольях и попойках, на которых местные питерские ав торитеты всех мастей клялись в дружбе кандидату в депу таты и обещали всяческую поддержку в борьбе за голо са избирателей. Жирик лично контролировал расклейку плакатов и листовок. Продвигал в местные СМИ заказные публикации, не брезговал и «чёрным» пиаром*.

* Пиар (PR, public relation – общественные связи) – совокупность методов, процедур и технологий, направленных на достижение определён ных целей.

208 АРКАИМ Больше всего выпускник Военно-политической ака демии имени Ленина преуспел в день голосования. По подсказке ушлых московских политтехнологов он ор ганизовал в непосредственной близости сразу от не скольких городских мест голосования мобильные пун кты негласной работы с избирателями. В двух десятках легковых машин граждане свои избирательные бюлле тени, полученные на избирательном участке, не опуская в урны для голосования, могли легко обменять на бутыл ку водки. Тогда «чёрные» политтехнологии ещё только входили в моду избирательных кампаний. Эксперимент оказался на редкость удачным. В тот памятный день бы ло реализовано не менее 3 000 бутылок дешёвой палё ной водки. Это стало заметным вкладом в дело борьбы за голоса избирателей Бориса Кончакова.

Наутро, когда стали известны предварительные итоги голосования, новоиспечённый народный депутат – гене рал – был не в силах скрыть своей радости и восхищения работой предвыборного штаба.

– Молодцы, все молодцы, – без устали повторял Кон чаков. Он старался пожать руку каждому из своих сорат ников, присутствовавших в офисе предвыборного штаба.

– А Жирик, каков красавец, каков мастак, знай наших!

Он подошёл к нему. Крепко обнял и расцеловал свое го сослуживца.

– Далеко пойдёшь, майор Жирик! Мы с тобой ещё на ворочаем дел! Так держать, Александр Абувалиевич! – Кончаков, пожалуй, впервые назвал Жирика по имени и отчеству.

После двухдневного обмывания своей победы на вы борах генерал Кончаков укатил в Москву. Майору Жири ку тоже долго не пришлось оставаться в городе на Неве.

Перед Новым годом пришёл приказ министра обороны Часть 2. Русская смута о переводе его в Москву. А уже на месте стало ясно, что майора Жирика прикомандировали к аппарату Верховно го Совета России. Теперь он считал себя не иначе как го сударственным служащим, большим чиновником, который трудился в структурах законодательного органа страны.

Вернувшись в самый первый день со своей новой ра боты, он так и заявил жене:

– Ну, что, Наталья, ты теперь имеешь дело с сотрудни ком комитета по обороне и безопасности Верховного Сове та России. Имею честь представиться по случаю выхода на работу, – он вытянулся в струнку и весело козырнул рукой.

– К пустой голове руку не прикладывают! – ошарашен ная от всего услышанного, явно не к месту, попыталась пошутить женщина. Жирик недовольно оборвал жену.

– Чего ты несёшь, дура!

Но тут же немного смягчился.

– Ты хоть понимаешь, о чём речь идёт, дурёха. И во обще, думала ли ты, дочь обыкновенного полковника, что когда-нибудь будешь жить с таким человеком!

– Да если бы не мой отец, век тебе бы не видать ни чего, – несколько обиженно заговорила женщина. Жирик не позволил ей дальше развить мысль. Он обнял жену и поцеловал в губы. Этого оказалось достаточным, чтобы Наташа окончательно смягчилась.

– Сашка, ты молодец, просто умница. Я в тебя всегда верила!

Так после новой встречи с Кончаковым у майора Жи рика началась совершенно новая жизнь. Теперь он дни и ночи напролёт занимался делами депутата, который к тому же стал заместителем председателя комитета в Верховном Совете. В его обязанности входили обеспече ние встреч депутата, сопровождение его в командировках, а заодно и организация досуга народного избранника.

210 АРКАИМ Схватка в ночи Солнце уже клонилось к закату. Стараясь остаться не замеченным, Фёдор оделся. Низко пригнувшись к траве, Пашин покинул пруд. До дома дяди добирался задами, в обход самой деревни через овраги и брошенный кол хозный сад. Со стороны огорода незаметно проник во внутренний дворик. На удивление коровы уже не мыча ли беспрерывно, а поросята стали лишь негромко повиз гивать, видимо, реагируя на появление постороннего во дворе. Фёдор открыл дверь в сенцы и прошёл в хату.

Иван Павлович сидел у стола и, опершись на палку, дремал. Возле него на полу растянулся и спал котёнок Чубайс. На столе лежали хлеб, сало, лук и яблоки, на резанные большими кусками. По краям тарелки с не доеденной яичницей ползали объевшиеся мухи. Посере дине стола одиноко стояла чуть-чуть недопитая бутылка «Столичной». Рядом с ней – трёхлитровая банка с моло ком, накрытая сверху марлей. На стене размеренно тика ли старинные часы. Они показывали четверть девятого.

Приглушённо работал радиоприёмник, утром подаренный хозяину дома. Фёдор прислушался. В студии радио «Ма як» журналист беседовал с Анатолием Чубайсом. Извест ный российский демократ и реформатор страстно убеж дал слушателей в перспективности рыночной экономики и актуальности чековой приватизации.

Пашин приблизился к столу и выключил радио.

Иван Павлович поднял голову и открыл глаза. Вокруг него закружился рой растревоженных мух. Дядя, ничего не говоря в ответ, взял со стола пачку «Примы», достал сигарету и прикурил.

– Сядь, в ногах правды нет.

Часть 2. Русская смута Фёдор опустился на стул.

– Поешь, попей молочка парного. Вишь, на столе сто ить, – он указал на трёхлитровую банку. – Яичницу с саль цем пожарить?

Он было приподнялся с места, но тут же опустился на стул. Оттолкнул ногой Чубайса.

– Поди прочь! Проходу нет от него! Прожорливый, су кин кот. Токо бы чего лакать!

Котёнок спрятался под стол и теперь с опаской выгля дывал оттуда.

– Дядь Вань, молоко-то откуда?

– Тык, сам и подоил, скотину накормил, всё честь по чести. А она всё блудя гдей-та.

Дядя взял со стола недопитую бутылку, поставил два стакана и разлил по ним остатки «Столичной».

– Давай выпьем по маленькой!

Чокнулись. Дядя снова закурил. Фёдор сам себе сде лал яичницу. С удовольствием съел. Выпил две кружки парного молока. «Да, такого молока в Москве днём с ог нём не найдёшь», – подумалось Пашину.

Между тем на дворе стемнело. Включили свет. Мухи, как по команде, полетели на свет. Иван Павлович зана весил окна и вновь завёл разговор за жизнь.

– Как там в Москве-то?

– Процветает, чего ей сделается. Все деньги там крутятся.

Всё ворьё там. Потому и все беды российские из Москвы.

– Ну, ты загнул, кажа нам без Москвы! Москва нужна, но и порядок нужон! Вон при Сталине порядок какой был!

В те годы разговоров и споров о роли Сталина в судьбе СССР было немало как на митингах и собраниях, страницах изданий, в эфире теле- и радиопрограмм, так и в семьях, что называется, на кухне. Одни проклинали Ста лина за годы политических репрессий, напрасные жертвы 212 АРКАИМ и гибель безвинных людей, «вешали на него всех собак»

за коммунистическое прошлое. Другие, и их не станови лось меньше, всячески превозносили «вождя всех наро дов», ставили ему в заслуги индустриализацию страны, победу в Великой Отечественной войне, расширение гра ниц государства, достижения в развитии народного хо зяйства, науки и искусства.

Фёдору была ближе и понятнее позиция последних.

– Оно тах-та, со Сталиным Русь лиху ох как хватила! Да и какой он Сталин, Джугашвили он, грузин стал быть! Тока нынешняя власть ишо хужей будя, поверь, нутром чую! Ох, ишо натерпится народ от неё.

Племянник хотел было продолжить разговор, но не успел. Возле дома резко затормозила машина. Свет фар скользнул по окну и погас. Через некоторое время во входную дверь постучали. Иван Павлович приоткрыл оконную занавеску и тут же опустил.

– Похоже Азер с дружками! Чего делать-то?

Тем временем Пашин уже действовал. Он быстро вы ключил свет. С боку окна глянул в темноту. Возле дома стояла «Волга». «Та самая», – пронеслось в сознании.

У двери дома стоял Азер. В руках у него был какой-то предмет. Им он периодически стучал в дверь. Слегка при щурившись, Пашин старался в ночи рассмотреть людей, сидящих в машине. «Судя по всему, там ещё двое», – ре шил про себя Фёдор.

– Дядь Вань, слушай меня внимательно! Запомни, я уехал в обед, с утра к тебе больше не заходил. Сейчас я ухожу. Что бы ни случилось, ты ни во что не ввязывайся и не выходи из дома, – давая указания дяде, Пашин уже соображал, как ему действовать дальше. – Спроси, кто и зачем! В дом никого не впускай!

– А ежели дверь сломают али ишо чё?

Часть 2. Русская смута – Если кто сунется, возьми, что потяжелей, и бей так, как следует! Не мне тебя учить. В конце концов, по закону ты у себя в доме, а частная собственность у нас вроде как неприкосновенна. Всё, пока.

Они обнялись. Фёдор шмыгнул в коридор и плотно закрыл за собой дверь в хату. В сенцах от ударов уже со дрогалась уличная дверь. Он выскользнул во двор. Свер нул за угол и притаился у полуоткрытых ворот со двора, расположившись поближе к хозяйственным построй кам. Сзади захрюкали поросята. Пашин инстинктивно зажался и притих. Всмотрелся в темноту. У машины туск ло горели только подфарники. Стал наблюдать за стоя щей у обочины машиной и слушать разговор у дверей возле дома. Присев на корточки, Фёдор невольно кинул взор на небо. На тёмном небосводе горели полная лу на и мерцали звёзды. Большая Медведица была совсем близко.

Тем временем Азер настойчиво требовал открыть и пу стить его в дом.

– Палыч, открывай! Сейчас дверь сломаю, – он вновь принялся колотить каким-то предметом по двери.

Иван Павлович решил больше не отмалчиваться и вы шел в сенцы.

– Табе чаво? Нет никого, я один, иди с Богом, завтра приходи, погутарим! Сказал, не пушу никого.

– Открывай, старый, долг давай, не то сыну твоему… – кавказец грязно выругался.

– Только попробуй, басурман, – Иван Павлович на гнулся и вытащил из-под коридорной лавки топор.

– Открывай, дом сожгу! – с этими словами непро шенный гость принялся с разбега выбивать дверь. Сде ланная из досок коридорная дверь заходила ходуном.

Пашин продолжал сидеть не шелохнувшись.

214 АРКАИМ Наконец дверная задвижка отвалилась и дверь откры лась. Азер ввалился в сенцы и, не удержавшись на ногах, повалился на пол. Не ориентируясь в темноте, попытался подняться. И в этот момент хозяин дома обухом топора нанёс ему удар по голове. При этом пенсионер сам едва удержался на ногах. Тяжело дыша, вернулся в дом, закрыл за собой дверь на ключ.

«Молодец, дядя Ваня! Просто молодец! Настоящий мужик!» – пронеслось в сознании офицера. Фёдор про должал внимательно через щёлки в воротах наблюдать за происходящим на улице. На крики в сенцах дома из машины вышел ещё один человек и бросился на помощь Азеру. Наверное, сильно перепугавшись, он заговорил на своём родном языке. Вместе с водителем «Волги» он втащил бессознательного Азера в кабину машины. Затем уже водитель открыл багажник и достал канистру. Только сейчас Пашин узнал в нём неказистого мужичонку, кото рого он видел днём на пруду у бани. «Вся банная команда здесь», – подумал он.

Пашину всё труднее удавалось усидеть в засаде. Но, когда водитель «Волги» достал канистру и направился в сторону приоткрытых ворот дома, Фёдор понял, что те перь наступает его черёд. Свет от фонарика, который по казывал дорогу незваному гостю, проник во двор.

Водитель принялся лихорадочно плескать из канистры бензин на стену дома и на дрова, аккуратно уложенные здесь же в ряды. Видимо, в предчувствии беды, на дво ре заревела скотина. Пашин по-кошачьи двинулся с ме ста. Поджигатель достал спички и присел. Но Фёдор уже был у него за спиной и сделал профессиональный захват сзади, выломав одну руку за спину. Водитель лишь успел вскрикнуть. И тут же Пашин выверенным движением рук резко повернул голову поджигателя вправо от себя. Его Часть 2. Русская смута обмякшее тело повалилось на землю. Фёдор машинально обыскал одежду и нашёл газовый револьвер. Лежащему на земле водителю успел всунуть в рот тряпку и взял из поленницы большое бревно.

Тем временем на шум короткой схватки во дворе уже спешил молодой азербайджанец. В руках он держал писто лет. Поравнявшись с воротами, остановился. На мгновенье зачем-то обернулся назад. И это стало его непроститель ной ошибкой. Здоровенное полено в руках Фёдора обру шилось на голову непрошеного гостя. Азербайджанец по валился навзничь. Фёдор обыскал тело и забрал оружие.

Вышел со двора и огляделся. Улица была пустынна.

Вдали горел один единственный фонарь. «Только бы ни кто не видел», – пронеслось в сознании. Пашин начал действовать ещё быстрее. Он связал им руки, перетащил по одному к машине и загрузил их в открытый багажник.

Вернулся во двор. Осмотрелся. Забрал свою спортивную сумку. Сел за руль машины. Ключи оказались на месте. На переднем сиденье спадало вниз тело Азера.

Машина рванула с места и понеслась вперёд. Фары раз резали темноту. К моменту выезда на шоссе Пашин решил осмотреть машину. Остановился. Вылез наружу. Не откры вая, замкнул багажник на ключ. Вновь сел за руль и осмо трелся в салоне. Открыл бардачок. В нём лежали крупные купюры российских рублей, карты автомобильных дорог и всякая мелочь. Посмотрел вниз под ноги. Из-под сиденья, где лежал Азер, торчал дипломат. Пашин открыл его. «Вот это да!» – только и смог он вымолвить. Дипломат был по лон пачек с долларовыми купюрами, наверняка, добытых на разбое и наркотиках. Неожиданно Фёдор почувствовал брезгливость к этим зелёным бумажкам и закрыл крышку.

«Надо торопиться. До рассвета нужно выбраться отсюда.

Только вот где же машину бросить?» – размышлял Пашин.

216 АРКАИМ Офицер уже почти проехал населённый пункт, как уви дел в темноте на обочине дороги милицейский уазик и стоя щего с жезлом гаишника. Милиционер жестом приказывал остановиться. Лишь на мгновенье растерявшись, Пашин чуть замедлил ход, но тут же, словно спохватившись, нажал на газ. «Волга» с рёвом пронеслась мимо милицейского ав томобиля. «Останавливаться никак нельзя», – решил Фёдор.

Только проехав несколько километров, обернулся назад.

Сзади вдалеке мелькали фары автомобиля. «Погоня! Ну, по пал!» – раздосадованно мотал головой Пашин. Его машина стремительно неслась в сторону понтонного моста через ре ку Дон. Перед спуском вниз на мост Пашин резко затормо зил. «Неужели мост разведён?» – пронеслось в сознании.

Надо было что-то делать. Мелькающие сзади в ночи огонь ки приближались. Фёдор выключил фары и стал съезжать с дороги прямо к берегу Дона. Проехав вдоль берега около километра, он сходу въехал в воду. Капот «Волги» скрылся под водой. Пашин выбрался из кабины, а затем перетащил на водительское сиденье тело Азера. Тот тихо застонал.

Огни милицейской машины уже приближались. Фёдор быстро положил пистолет и дипломат с долларами на си денье рядом с Азером. Но тут же, словно спохватившись, вытащил из кармана носовой платок и уничтожил отпе чатки своих пальцев на оружии и дипломате. «Ну вот, те перь тебя, голубчика, упрячут далеко и надолго», – поду мал он и побежал по берегу прочь от машины.

Милицейский уазик наткнулся на брошенную «Вол гу», стоящую почти наполовину в воде. Водитель уазика остался за рулём, а второй милиционер стал осматривать машину. С трудом открыл дверь кабины и осветил салон фонариком. Сразу обнаружил тело окровавленного че ловека за рулём машины. В салоне тихо работало радио.

Звучала лёгкая музыка. На противоположном сидении Часть 2. Русская смута милиционер заметил дипломат. Открыл и чуть не задо хнулся от радости. Столько долларов сразу блюстителю порядка в своей жизни ещё не доводилось видеть. Он по звал напарника. Решение между милиционерами созрело сразу. Они дружно подтолкнули машину сзади, и она ста ла медленно уходить вниз под воду… Встреча шефа В международном аэропорту «Шереметьево» Алек сандр Жирик увидел своего шефа Бориса Яковлевича Кончакова сразу, как только генерал-депутат вошёл в ком нату для VIP-гостей. Они обнялись.

– С возвращением, Борис Яковлевич! Рад вас видеть!

Как всё прошло?

– Всё отлично, в дороге поговорим. Бери чемоданы и вперёд.

На выходе их уже ждал служебный автомобиль. В ма шине разговор продолжился.

– Всё прошло хорошо. Лондон есть Лондон! Это те бе не хухры-мухры, там всё крутится. Это центр мировой политики. Без англичан в России каши не сваришь. Они в наших внутриполитических перипетиях больше нашего понимают. И вообще, нас ждут великие дела, Александр Абувалиевич. Скоро всем красно-коричневым в России кирдык придёт. Понимаешь, о чём речь?

Жирик понимал с трудом. Он, конечно, знал, что красно-коричневыми в России называют всех тех, кто против новой демократической власти открыто выступа 218 АРКАИМ ет. В те дни в российских газетах, по телевидению и радио только и шли разговоры о противостоянии Верховного Совета и президентской власти. Большая часть депутатов открыто требовала смещения со своего поста президента, прекращения либеральных реформ и изменения проза падного политического курса в стране.

Несмотря на то, что на общероссийском референду ме весной большинство населения поддержало полити ку президента Ельцина, депутаты из числа коммунистов и националистов были настроены очень решительно.

Не проходило и дня, чтобы они в пику исполнитель ной власти не приняли какого-нибудь решения. Их дей ствия активно поддерживали многие общественные движения, которые в средствах массовой информации именовались не иначе как красно-коричневые силы и реваншисты. Обстановка в Москве в те дни была очень тревожная. На городских площадях и перед зданием Вер ховного Совета постоянно собирались люди, проходили митинги и устраивались пикеты. По городу распростра нялись антиправительственные листовки, в которых в пух и прах разбивались реформы Гайдара и Чубайса, критико валось вмешательство Запада во внутренние дела России, звучали призывы к протестным выступлениям и сверже нию правительства Ельцина. В столице на улицах и площа дях скопилось много милиции. По всему было видно, что уже в начале осени может наступить развязка событий.

– Короче, Александр Абувалиевич, время идёт такое, когда надо будет действовать решительно, отступать бу дет некуда. Будущее России – это рынок и демократиче ские ценности. И Запад нам в этом поможет! – Кончаков весело подмигнул своему попутчику. Жирик только успе вал моргать глазами. Борис Яковлевич говорил как на стоящий трибун.

Часть 2. Русская смута – Борис Яковлевич, скажи, что надо делать, я готов!

С вами хоть куда!

– Молодец! Завтра будь готов, чтобы вечером посетить московский Дом приёмов депутата Мирского. Слышал про такого?

– Так точно. Известный олигарх, о нём в газетах много пишут. Говорят, полстраны к рукам прибрал, круче самого рыжего Чуба будет!

– Дурак, чего ты мелешь! Смотри, не ляпни такое где нибудь ещё. Ты сотрудник аппарата Верховного Совета.

А газеты пусть пишут, бумага всё стерпит. В газетах почти всё – пиар. Мирский – это серьёзная фигура, он ещё сы грает свою роль в истории России, попомни мои слова!

К нему поближе надо бы быть. Такие связи дорогого сто ят. Сечёшь поляну?

– Секу!

– Вот и молодец. А подучиться тебе не мешало бы!

Теперь о Мирском. Завтра он организует большой приём.

Я тоже приглашён. Ты поедешь со мной. Смотри, чтобы всё было тип-топ. О, кей?

– О, кей!

– Так, ну ты чего заснул, шефа не встречаешь как надо. Там у меня в дипломате бутылка “вискарика”.

Я в дьюти-фри* прихватил, настоящее шотландское ви ски. Когда ещё попробуешь? Доставай, выпьем за нашу встречу!

Сашка тут же встрепенулся и засуетился.

– Да я тоже прихватил с собой водочки. Может, с неё начнём?

– Нет, нет. Я уже в самолёте начал с виски. С соседом одну уговорили, вторую раздавить не успели.

* Дьюти-фри – специальная зона в международных аэропортах, где ведётся беспошлинная торговля товарами.

220 АРКАИМ Жирик вопросительно взглянул на шефа.

– Ладно, наливай!

– За встречу!

Символически чокнувшись, выпили по первой.

Кончаков медленно выдохнул:

– Хорошо пошла. Надо повторить.

– Вот это по-нашему, – оживился Жирик и тут же на полнил стаканчики.

После выпитой второй Борис Яковлевич стал внима тельно разглядывать этикетку на бутылке.

– Кстати, о Мирском. Ты его жену случайно не видел?

Она в своё время в Афгане была.

– Да как-то не доводилось.

– Многое потерял, красавица баба! Ольга зовут. Мо жет, завтра увидим, что называется во всей красе. – Кон чаков весело подмигнул попутчику. Посмотрел сначала на часы, а затем в окно. Машина стремительно неслась в ночи в сторону Москвы. Затем обернулся к Жирику.

– Так вот, мой друг, а ведь Ольга Мирская была в Аф гане моей «афганской женой», иными словами – любовни цей. Только вот соскочила с цугундера. На простого летёху запала. Я так понял, она с ним ещё до Афгана снюхалась.

А ведь все условия для неё создал в Кабуле. В кадрах в шта бе армии у меня работала. Такие бакшиши, презенты ей да рил. В модуле комнату отдельную пробил. Готов был квар тиру в Союзе выхлопотать. Так нет, как встретилась со сво им лейтенантом в Кабуле, так её будто кто подменил. Кроме него никого больше видеть не хотела. Такого простить ей не мог. Из Кабула в гарнизон перевёл. А вот с лейтенантом, Пашин, кажется, его фамилия, так и не удалось повидаться.

Жирик перебил шефа:

– Как фамилия лейтенанта? Пашин, говорите?

– Вроде того.

Часть 2. Русская смута – Да… Лихо закручено! Однокашник он мой по воен ному училищу. К тому же бывший муж моей жены – На ташки, ну вы знаете.

– Да ты что! Ну и переплёты! Так ты, оказывается, же ну у него сумел увести, что называется, на одной ноге. Ну ты и впрямь мастак, Александр Абувалиевич! Держи! – Кончаков протянул руку. Жирик с явным недовольством на лице сжал протянутую ладонь шефа.

– Ты не обижайся, я так, к слову. Молодец, знай наших, – Борис Яковлевич приобнял своего подчинённого.

– Всё в порядке, Борис Яковлевич, – примирительно пробурчал Жирик. – А Ольга – это, видимо, первая лю бовь Пашина. Она родом из его родного города. Я слыхал, что она его ещё на третьем курсе кинула, замуж выскочи ла. Он говорил, за какого-то местного дельца.

– И где же он сейчас, твой однокашник?

Понятия не имею, слышал, что по замене в Закавказье уехал служить.

– Ну, вот и хорошо, пускай помыкается, будет знать, как у старшего по званию любимую женщину отбивать.

– Борис Яковлевич, так что, теперь эта Ольга в Москве?

– Не просто в Москве, а жена того самого богатого и влиятельного человека в России – Мирского. Я думал, что после Афгана нам с ней уже не придётся встретиться, ан нет! Пару месяцев назад был в Доме приёмов, как раз у её мужа. Первый раз меня тогда пригласили. Захожу.

Смотрю, всё честь по чести, Мирский у входа сам всех го стей встречает. Рядом с ним Ольга. Хороша! Представля ешь, ничуть хуже не стала. Светские манеры. Повадки. Вся в украшениях, головокружительный парфюм... Ну, прямо графиня! Шикарное платье. Высокая причёска. Мирский с ней рядом – карлик. Я так просто очумел! Оказывается, она замужем за самим Мирским. Дочка у них, Аня. Такая 222 АРКАИМ девочка симпатичная. Сразу видно породу. Деваха будет что надо! – Кончаков вновь замолчал. По всему было вид но, что эта Мирская в его жизни оставила заметный след.

– А дальше? Что дальше?

– Ну что ты заладил, – Борис Яковлевич отвлёкся от набежавших воспоминаний. – Я сделал вид, что не узнал её. Она тоже виду не подала. Завтра в Доме приёмов мо жем снова повидаться. Интересная штука – жизнь!

Кончаков задумался. Семейные дела у него не клеи лись. С женой он развёлся сразу, как только стал гене ралом. Дочь выросла. Он помог ей поступить в институт, но отношения с ней не складывались. Девочка не могла простить отцу того, что он ушёл из семьи.

Борис Яковлевич вновь поднял походный металлический стаканчик и выпил. Отломил кусочек от плитки шоколада.

– Ешь, настоящий чёрный шоколад. А об Ольге Мир ской молчок. Только ты знаешь. Всё понял? Смотри, я два раза не повторяю.

– Могила, шеф, – бодро откликнулся Жирик и вслед за депутатом выпил виски.

Мирские Ольга вместе с дочкой Аней и мужем Артёмом уже более трёх лет как поселились в столице. Мирский, переведя свой бизнес из провинции в Москву, силь но преуспел. За короткий срок на бартерных сделках с цветными металлами он смог сколотить хороший капи тал. Одновременно занялся политикой и здесь добился Часть 2. Русская смута многого, став депутатом Верховного Совета. С утра и до поздней ночи он, как сам выражался, крутился как белка в колесе.

Несмотря на все блага, которые достались Ольге после вступления в брак с Артёмом, она его не любила. Выйдя замуж по материальным соображениям, она тяготилась супружеской жизнью с мужчиной, который был гораздо старше её.

Мирский, чтобы занять жену делом, поручил ей руко водство работой Дома приёмов на Остоженке, который год назад купил достаточно недорого. Помогли связи в правительстве Москвы. Здесь, в Доме приёмов частной компании «Мирский и Ко», ежедневно собирались мо сковские бизнесмены и политики, крутились журналисты и различные эксперты. Особо уважаемыми гостями бы ли депутаты и члены правительства, представители ино странных посольств и международных организаций.

Ольге понравились её новые обязанности. Много численные встречи, новые знакомства, внимание высо копоставленных мужчин – всё это льстило ей. Она по грузилась в атмосферу политических слухов, скандалов и интриг. Постепенно стала разбираться в политике не сколько больше, чем журналисты, которые публикова лись в газетах, выступали по радио и на телевидении.

Артём видел перемены в жене и всячески хвалил её.

Иногда Ольга даже решалась спорить со своим му жем. Последний раз супруги заспорили о роли столицы в жизни России. Мирский просто боготворил Москву, а вот Ольга была явно не в восторге от столичной суеты и толчеи, московских нравов и странной отчуждённо сти москвичей друг от друга. Ещё больше молодой жен щине, которая в силу обстоятельств оказалась втянутой в мужские политические игры, претила кремлёвская 224 АРКАИМ подковёрная борьба за власть. «Москва – это просто исчадие ада, источник всех бед и зол России!» – как-то бросила Ольга мужу. Артём Ильич, не найдя тогда весо мых аргументов в доказательство своих доводов, резко отчитал супругу:

– Больно грамотная стала! Начиталась красно-ко ричневой мерзости, вот и несёшь всякую чушь! Смотри, не ляпни где зря!

Ольге действительно импонировали мысли, которые она находила в патриотических изданиях. Особенно мысль о том, что именно со столицей простые люди стали всё чаще связывать пагубные последствия демократиче ских реформ, нарастание негативных социальных явле ний, господство в обществе бездуховности, распущенно сти и стяжательства. Российская провинция не могла про стить Москве «ни шоковой терапии», ни грабительской приватизации по западным рецептам.

Ситуация усугублялась стремительным социальным расслоением среди горожан. Тем не менее, когда каза лось, что доверие населения к президенту и правитель ству находилось на нулевой отметке, граждане России по итогам проведения весеннего всероссийского рефе рендума вдруг неожиданно в своём большинстве вы разили поддержку правящему курсу в стране. В те дни Мирский чувствовал себя настоящим триумфатором. Пе ред самым референдумом он вошёл в совет директоров «Первого канала» телевидения и практически взял его под свой контроль.

За успешную организацию информационного обе спечения всенародного волеизъявления Артём Ильич удостоился личной благодарности от президента Бориса Ельцина на приёме в Кремле. Президенту его представил глава администрации:

Часть 2. Русская смута – Артём Ильич, главный вдохновитель нашей победы на апрельском референдуме.

– Ну что вы, я простой и скромный человек, всегда рад послужить президенту и отечеству! – смутился Мирский.

– Скромность, понимаешь, украшает человека. Однако же заслужил похвалы, молодец! – заговорил президент.

Он передал свой бокал с шампанским кому-то из своего многочисленного окружения и крепко пожал руку удачли вому бизнесмену. Затем неуклюже развернулся и напра вился в сторону огромного зала официальных приёмов.

Артём отметил, что президент был изрядно выпившим.

Впрочем, это его не удивило. Дурная слава о пьющем пре зиденте давно уже вышла за границы Кремля.

…Не дожидаясь окончания приёма, Артём Ильич в при поднятом настроении ушёл домой, где его ждала Ольга.

Войдя в дом и даже не поприветствовав жену, он гро могласно объявил:

– Олечка, милая, наш час пробил. Я переверну этот мир. Не будь я Артёмом Мирским!

Он не договорил, жена быстро прикрыла ему рот рукой.

– С ума сошёл, чего ты орёшь! Там к тебе гости приш ли, уже битых два часа ожидают, не хватало ещё услышат твой очередной крик души! – Ольга притворила дверь в его кабинет. – Успокойся, успокойся! Всё будет хорошо.

– Не успокоюсь, я сегодня с самим президентом вот так, как с тобой разговаривал. Он мне руку пожал за работу.

– Какую руку, милый? Ты случайно не мыл её?– заулы балась Ольга. – Можно, я тоже потрогаю эту руку?

– Всё шутишь? Не понимаешь текущего политического момента. Россия на пороге новых больших перемен. На лицо революционная ситуация в стране, а ты всё шутишь!

– Нет у революции начала, нет у революции конца!

Революция продолжается, – ёрничала женщина.

226 АРКАИМ – Кстати, кто сказал? Правильно! Это я сказал, – он резко обхватил жену за талию и приблизил к себе.

– Тоже мне, классик марксизма-ленинизма! – Ольга попыталась увернуться от объятий и поцелуев. – Отстань, слышишь, что говорю!

Но Мирский не унимался. Это был как раз тот момент, когда он, уже немолодой мужчина, мог неожиданно прий ти в сильное возбуждение.

Неожиданно в дверь постучали. Мирские принялись быстро поправлять одежду. Ольга подошла двери.

– Минуту! Кто там?

– Ольга Борисовна, гости спрашивают, сможет ли их принять сегодня Артём Ильич?

Она обернулась и вопросительно посмотрела на мужа.

Тот уже натягивал пиджак и тщетно пытался прикрыть лы сину жидкими сальными волосами.

«Консерватория»

Вернувшись из отпуска, Пашин приступил к плано вой учёбе. Учиться было легко и интересно. Сказывались опыт предыдущих лет и приобретённые в учебном про цессе навыки. Особенно нравилось Фёдору изучать древ ний персидский язык – фарси. Персидскую литературу преподавал иранец, который знал огромное количество стихов и заставлял слушателей выучивать наизусть ше девры классической персидской поэзии. Фёдору больше всего по душе были творения Омара Хаяма и Саади. Их стихи были глубоко философскими и при этом лиричными Часть 2. Русская смута и романтичными. Рубаи*, звучавшие на фарси, создава ли непередаваемое ощущение духовной возвышенности и радости. Больше всего запоминались рубаи, имевшие удачный перевод на русский язык:

Мы все одно Адама естество, Ведь все они от корня одного.

Постигнет одного в делах расстройство, Весь мир охватит беспокойство.

Тебе, не сострадающий другим, Мы имя человека не дадим.

Известное стихотворение Саади преподаватель иранец называл разгадкой, ключом к спасению земной цивилизации в эпоху нарастания глобальных вызовов и угроз, с которыми столкнулось человечество на рубе же столетий. Но, соглашаясь с ним, Пашин всё-таки имел и свою точку зрения. Он считал, что ключом к спасению уникальной русской цивилизации остаётся православная вера, которую народ должен сохранить и укрепить.

Со второй половины курса слушатели группы Паши на начали изучать родственный фарси язык дари. На нём говорили в Афганистане. Особых проблем с новым языком не было, хотя Фёдору тяжело давался военный перевод. Приходилось зазубривать огромное количе ство терминов, которые разительно отличались от фар сидской лексики.

Но учиться было интересно. Особенно нравились Пашину занятия по специальной разведке. Их проводи ли разведчики с огромным опытом работы на Балканах, Ближнем Востоке и в Центральной Азии. Увлекательными * Рубаи – четверостишия, форма лирической поэзии, распростра нённая на Востоке.

228 АРКАИМ были страноведческие путешествия по географическим и топографическим картам, овладение реалиями местных ландшафтов и колоритов, познание специфики тради ций и обычаев страны изучаемого языка. В академии на должном уровне были поставлены боевая и физическая подготовка. Фёдор находил время и для дополнительных физических занятий. Особенно увлекался каратэ, одно временно увлёкся компьютерной техникой.

В общем, за два года учёбы Пашин, ставший к тому времени майором, преуспел в освоении интересной и ро мантичной профессии военного разведчика.

Однако ещё с сентября Фёдора постоянно занимала мысль о разговоре с представителем Главного управления Генерального штаба генералом Пастуховым. То, что встре ча с ним была неслучайной, было ясно с самого начала. На неё Пашина вызывали прямо с занятий. В академической канцелярии за столом сидел мужчина в штатском. Он был невысокого роста, слегка полноват, с добрым выражени ем лица. Представился заместителем начальника одного из управлений ГРУ. Владимир Николаевич, так звали ге нерала Пастухова, предложил Фёдору прогуляться по не большому парку, который находился на территории ака демии. Разговор генерал повёл издалека. К младшему по званию он обращался подчёркнуто вежливо.

– Как в отпуске отдохнули, Фёдор Михайлович? Знаю, что на малой родине побывали?

– Да побывал. Но совсем недолго. Там у меня никого не осталось. Родители давно уже умерли.

– Знаю… Конечно тяжеловато без родителей… Но ты держись, майор!

– Стараюсь!

– Вижу, что стараешься… Хвалю. И за учёбу хвалю.

Отличник! Спортсмен!

Часть 2. Русская смута Собеседники не спеша прогуливались по скверу у зда ния главного корпуса.

– Кстати, майор Пашин, это не дело, что вы не женаты.

В нашей службе это недопустимо. В своё время мы пошли навстречу вам, когда приняли в академию холостым. Но это только в порядке исключения. Я такое и не припомню в своей практике, чтобы офицер поступил в «консервато рию», не имея семьи. Нет, помню! Это был капитан Пасту хов! – генерал усмехнулся и тут же заметил:

– И потом, это даже и неприлично, чтобы бравый май ор по-холостяцки жил. Правильно говорю?

– Так точно! Только непростое это дело определиться с выбором жены. Я уже однажды обжёгся… – Фёдор опу стил голову.

– Знаю, знаю… Ваш бывший тесть, полковник Со сновский, мой добрый приятель. Кстати, дело про шлое, но это именно он постарался, чтобы офицер Па шин прошёл соответствующий отбор и поступил в на шу академию.

– Надо же?– искренне удивился Фёдор. – Я этого не знал.

Он действительно даже предположить не мог, что отец Наташи, которая ушла от него к Жирику, принял такое за интересованное участие в его судьбе и помог поступить в элитное военное учебное заведение.

– Он к вам очень хорошо относится и сожалеет, что вы расстались с его дочерью. Кстати, Наташа вся в отца, добрая девушка. Знаю её с малых лет… Но не об этом я собирался с вами говорить. Время, Фёдор Михайлович, пролетит быстро, даже не заметите. Пора уже думать о предстоящей работе. Как представитель главного за казчика, я уже провёл несколько бесед с выпускника ми. Должен сказать, что у нас к вам есть определённый 230 АРКАИМ интерес. Знаю, что вы неплохо владеете компьютерной техникой, знаете Интернет, который сейчас начинает прокладывать себе дорогу. Это так?

– Мне нравится работать на компьютере. Интересно.

Особенно в Интернете.

– Это хорошо. Ведь за Интернетом – огромное буду щее. Современные информационные технологии открывают принципиально новые возможности деятельности и для на шей службы. Я так понимаю, вы не только на уровне обыч ного пользователя можете работать с компьютером, это так?

– Мне интересно знать и программное обеспечение, которое самостоятельно стараюсь осваивать. Литература у меня имеется. Кроме того, в академии есть один сильный программист, пользуюсь его добрым отношением. Мы с ним обсуждаем возможность создания международного сайта, на котором можно было бы оперативно размещать различную информацию, в том числе разведывательного характера.

– Это очень интересно. Мы ещё вернёмся к этому разговору. Через два месяца я лечу в спецкомандиров ку. Принято решение, что вы будете сопровождать меня в качестве специалиста по компьютерной технике. Думаю, в ближайшие дни вас пригласят на собеседование и вве дут в курс дела.

– Ясно, товарищ генерал.

– Ну вот и хорошо. Остальные вопросы обговорим по том. И не забывайте, о чём я просил! – сказал генерал, улыбнувшись, и поднял вверх указательный палец.

Пашин недоуменно посмотрел на Пастухова.

– Жениться не забудь, майор! – Владимир Николаевич похлопал Фёдора по плечу и на прощание крепко пожал ему руку.

Как и говорил генерал, инструкции майор Пашин по лучил уже через несколько дней. Прежде всего ему необ Часть 2. Русская смута ходимо было отрастить усы и бороду и ни в коем случае не стричься. Остальные указания он должен был получить от генерала… Спецкомандировка Ровно через два месяца Пашин вместе с генералом Пастуховым вылетел на самолёте ИЛ-86 спецрейсом в Ду шанбе. Но прибыть туда по графику они так и не смогли.

Сильный грозовой фронт вынудил самолёт приземлиться на военном аэродроме на Северном Кавказе, в Моздоке.

Там у генерала появилось время обстоятельно поговорить с Фёдором. После ужина в столовой для лётного состава, они вышли прогуляться.

– Как, Фёдор Михайлович, привыкаешь к своему ново му облику? Смотрю, ты успел сильно обрасти, совсем как душман стал.

– Привыкаю, – Пашин провёл рукой по бороде.

– А очки тебе идут. В них ты настоящий программист, прямо-таки какой-то топ-менеджер!

– Ну, вы скажите тоже… – Фёдор поправил очки.

К ним он никак не мог привыкнуть. После долгого ноше ния от них болели глаза.

– Слушай первую инструкцию. Ко мне будешь обра щаться только по имени и отчеству даже тогда, когда бу дем общаться в нашем разведцентре в Душанбе. Я ведь старше тебя по возрасту. Уяснил?

– Так точно, товарищ ге… То есть хорошо, Владимир Николаевич.

232 АРКАИМ – То-то… Ну как, новоиспечённый душман, Афгани стан свой не забываешь?

– Он мне до сих пор снится… Иногда кажется, что там прошли мои лучшие годы.

– Да, это удивительная страна! Мне тоже приходилось там бывать. И не раз… – А где вы служили?

– Неважно. Лучше ты мне скажи, что о своих сослу живцах знаешь? – вопросом на вопрос ответил генерал.

Пашин слегка замялся.

– Да ни о ком толком ничего не знаю. Служба всех нас по разным местам раскидала.

– А фамилия Везиров тебе ни о чём не говорит?

Фёдору не пришлось долго вспоминать имя солдата его роты, который в Афганистане перешёл на сторону ду хов. С предателем, которого советские разведчики захва тили в одном из боёв на перевале Саланг, он встретился на одном из допросов.

– Хасан Везиров – это солдат из моей роты, который перешёл на сторону моджахедов. Я его на всю жизнь за помнил. Он жив?

– Вот это и предстоит тебе выяснить, – генерал сделал небольшую паузу… – Тогда в Афганистане с ним хорошо поработали наши ребята и отпустили с надеждой на со трудничество. Но через месяц он пропал и вышел из поля зрения. Вначале была информация, что духи его убили, заподозрив в нём советского агента. Но после развала Советского Союза в окружении полевого командира Ду стума объявился некий Везир-хан. А недавно этот Везир хан появился в окружении Масуда. Полагаю, слышал об этом лидере афганских боевиков?

– Масуд, он же Ахмад-шах, панджшерский лев.. Это ле гендарная личность в Афганистане, народный герой. В на Часть 2. Русская смута стоящее время министр обороны Исламской Республики Афганистан в правительстве Бурхунудина Раббани. Масуд возглавляет вооружённую борьбу против оппозиции, в част ности, отрядов Хекматьяра и Дустума. Он среднего роста, густые длинные волосы, орлиный нос, худощавое костлявое лицо, мускулистое тело. При этом любит поесть, но… – Достаточно, оценка отлично! – генерал перебил Па шина. – Так вот, у нас нет сегодня другой возможности опознать человека по имени Везир-хан, кроме как через тебя. Полагаю, что бывший командир десантной роты не сможет не узнать своего бывшего подчинённого.

– Я обязательно узнаю его.

– Задание очень серьёзное. По имеющейся инфор мации, Везир связан не только с Дустумом, но и с бен Ладеном, которого контролируют американцы. Но необ ходимо сделать всё, чтобы Хасан не узнал тебя. Успех опе рации состоит в том, чтобы, опознав Везирова, мы смогли взять его действия под контроль. Короче, заставить его работать на нас, как заставили когда-то стать агентом со ветской разведки по прозвищу Саланг. С компроматом на него ознакомишься позже. И запомни: агентурная кличка Хасана Везирова – Саланг!

– Я всё понял. Ведь наша последняя встреча с ним произошла на перевале Саланг, когда его взяли наши раз ведчики.

– Вот и хорошо! А в панджшерской резиденции Ахмад-шаха тебе с напарником предстоит установить и наладить компьютерное оборудование, которое поста вила американо-российская фирма «Атлант», вернее, её филиал в Душанбе. Акцент делайте на то, что представ ляете американскую фирму в России и Таджикистане. По тому разговаривайте между собой только по-английски.

С афганцами общайтесь через переводчика.

234 АРКАИМ Про то, что этот переводчик является российским раз ведчиком, генерал умолчал.


…В столицу Таджикистана самолёт прилетел в по недельник днём. С высоты птичьего полёта город казал ся небольшим селением, затерянным в зелёной долине среди исполинских гор. «Понедельник – день тяжёлый, – с улыбкой подумал Пашин.– А Душанбе в переводе на русский значит "понедельник"…»

Ему вспомнилась история основания города. В далё ком прошлом в этих сказочных местах побывал великий покоритель Востока Александр Македонский. По свиде тельству историков, именно ему принадлежала инициати ва создания небольшой военной крепости на пути вглубь Гиндукуша. А спустя много веков, это место основательно обустроили русские казаки, которые обеспечивали экспан сию российского самодержавия в Среднюю Азию. По по недельникам с утра возле места дислокации русских воен ных в знаменитой крепости собирался большой восточный базар, где местные жители могли продавать свои товары.

С тех пор и закрепилось за русской крепостью название Душанбе, что значит «понедельник». Со временем это по селение переросло в крупный город, который в первой по ловине двадцатого века стал столицей Таджикистана.

По прибытии в Душанбе Пашин и Пастухов остаток дня и всю ночь провели в русском разведцентре. Там им пока зали небольшое фото Везир-хана. По фотографии Пашин так и не смог толком опознать своего бывшего подчинён ного Хасана Везирова.

…Рано утром из ворот разведцентра стремительно выехала неприметная «Тойота Королла». В машине было три человека. Управлял автомобилем генерал Пастухов.

Улицы города были ещё пустынными. Автомобиль быстро добрался до военного аэродрома. Местная охрана сразу Часть 2. Русская смута пропустила японскую легковушку на свою территорию. За КПП прямо перед «короллой» возник военный уазик. Он и генеральская легковушка понеслись по пустой взлётной полосе. Остановились возле площадки, где стояли уже го товые к вылету два вертолёта… В гостях у Ахмад-шаха Прилетевших из России в Афганистан специалистов встречал невысокий худой афганец лет пятидесяти. Это был переводчик Ахмад-шаха, о котором говорил Пасту хов. Внимательно оглядев прибывших, он коротко попри ветствовал их на ломаном русском языке. Не дожидаясь, пока будет разгружено оборудование, предложил пройти в машину, стоявшую неподалёку. Старенький уазик со ветского производства тронулся с места. Следом за ним устремилась БРДМ* тоже советского образца.

Техника с трудом преодолевала большие дорожные ямы, образовавшиеся в асфальтовом покрытии. Фёдору вспомнился первый боевой выход в Афганистане, когда к месту армейской операции колонна совершала марш по дороге, буквально нашпигованной минами и фугаса ми. От воспоминаний отвлёк скрежет переключения ко робки передач. Машина поползла вверх. За окнами были хорошо видны остовы сгоревшей броне- и автотехники, оставшейся в Афганистане со времён советского военно го присутствия. «Не слабо повоевали. Совсем ничего не * БРДМ – бронированная разведывательно-дозорная машина.

236 АРКАИМ изменилось здесь с тех пор, как я скитался по здешним местам с Нефёдовым», – подумал Пашин, узнавая мест ность, по которой они проезжали.

– Четоур, инджа хуб джои аст? – сказал переводчик на афганском языке. Сделал ли он это специально, чтобы попытаться прощупать компьютерщиков, или его вопрос:

«Насколько хороша здесь местность?» вырвался случайно, было неизвестно. Фёдор сделал вид, что ничего не понял.

Вскоре машины притормозили и остановились. Да лее пришлось идти пешком. Переход не занял и двух ча сов. Солнце, пройдя точку зенита, продолжало немило сердно жарить. Оказалось, что прибыли почти в самое сердце Лазурного края. Местечко Базарак находилось в северной части ущелья Панджшер, где размещалась одна из резиденций Ахмад-шаха. Здесь компьютерщи ки провели два дня. За это короткое время Пашин сумел дважды повидать Везир-хана. Первый раз на встрече у Ахмад-шаха. Ахмад-шах Масуд был ещё далеко не старый, крепкий мужчина. Когда он стремительно вошёл в комнату, компьютерщики встали. Масуд, приложив одну руку к гру ди, другой предложил сесть. Следом за знаменитым пан джерским львом, как его нередко величали и сторонники, и западные журналисты, зашли два его ноукера*, которые по стойке смирно замерли по обе стороны от дверей.

Ахмад-шах через переводчика поприветствовал спе циалистов из Таджикистана. Поинтересовался погодой в Душанбе, ценами на рынке. Затем выразил надежду, что на базе специализированного класса, где будет установ лена компьютерная техника, можно будет организовать подготовку специалистов.

И в этот момент дверь открылась и на пороге появил ся бородатый человек. Его остановили охранники. Чело * Ноукер – телохранитель.

Часть 2. Русская смута век был сильно взволнован. Он извинился перед своим господином за невольное вторжение. «Амир-саиб*, очень срочная весть…» – сумел разобрать Пашин тихое изви нение. Масуд знаком разрешил пропустить нежданного гостя. Тот, подойдя, вручил ему листок бумаги. Пока хо зяин читал текст, бородатый мужчина обернулся назад и цепким взглядом оглядел сидящих компьютерщиков.

Пашин, делая вид, что не обращает ни на что внимания, с наслаждением продолжал пить душистый зелёный чай и лакомиться изысканными восточными сладостями. Но внутренне он был взволнован, потому что почти не со мневался, что бородатый мужчина – это не кто иной, как Хасан Везиров, его бывший подчинённый, призванный в армию из солнечного Советского Узбекистана. Неожи данно Ахмад-шах встал. Извинился и вышел из комнаты вслед за бородатым мужчиной.

Второй раз компьютерщики столкнулись с Везир ханом перед самым отъездом. Завершив работу, они си дели на скамейке возле модульной постройки, в которой устанавливали и запускали компьютеры. Рядом сидел местный специалист по компьютерам.

Ждали переводчика. Он задерживался. Фёдор, морщась от яркого дневного солнца, старательно протирал очки.

И вдруг мимо них прошёл мужчина, который куда-то спешил. Проходя мимо компьютерщиков, он по мусуль манской традиции приложил руку к груди и попривет ствовал их. Это был Везир-хан.

Время, проведённое в Панджшере у Ахмад-шаха, про летело как один день. Маршрут назад не изменился. Сна чала пеший марш-бросок. Потом уазик в сопровождении старенькой БРДМ. На вертолётной площадке их уже под * Амир-саиб – повелитель, хозяин, уважительное обращение к вы сокопоставленному лицу (дари).

238 АРКАИМ жидали готовые к взлёту вертушки. Недолгое путешествие в обратную сторону по знакомому воздушному маршруту.

На аэродроме в Душанбе компьютерщики попрощались.

К Пашину подошёл знакомый человек из разведцен тра, который встречал его с Пастуховым в день прилёта в столицу Таджикистана, и коротко объяснил ситуацию.

Вручил ему конверт и чёрный пластмассовый дипломат с личными вещами, который Фёдор предусмотрительно оставил в разведцентре перед отправкой в Афган. В кон верте оказались билет до Москвы и деньги.

Когда Пашин сел в самолёт, он удобно расположился в кресле и откинул назад спинку. «Вот и всё! Домой!», – почти вслух произнёс Фёдор. И только сейчас понял, как устал за эти четыре долгих дня. Хотелось ни о чём не ду мать. Он прикрыл глаза. Однако его всё время тревожил вопрос: «Где же Пастухов, почему он меня не встретил?»

И вдруг услышал:

– Молодой человек, разрешите пройти, моё место у иллюминатора.

Пашин открыл глаза. Возле его кресла стоял Влади мир Николаевич. Оторопев, Фёдор закивал головой. Он не мог скрыть радости от встречи со своим начальником.

Но генерал вновь сухо попросил дать ему пройти на своё место. Кресла около них оказались пустыми. Поэтому го ворить можно было, особо не опасаясь. Как понял Фёдор, Пастухов уже владел информацией о его работе в высо когорной резиденции «панджшерского льва». Тем не ме нее он внимательно выслушал его доклад. А затем сказал:

– Значит Везир-хан – это Везиров. Как вы думаете, он вас не узнал?

– Уверен, что нет!

– Ладненько! В целом, молодец! Будешь отмечен, а де тальный разбор будет позже.

Часть 2. Русская смута В Москву прилетели, когда уже стемнело. Служебная «Волга» быстро домчала их до центра. До служебной квартиры Пашину предстояло ехать на метро. Но перед тем как проститься, генерал дал Фёдору новое задание:

– Тут в Москве, пока нас не было, вокруг Верховного Совета закрутились непростые политические события. Ты денёк отоспись. Рапорт, как положено, составь. А затем пойди и покрутись вокруг Белого дома. Там дела серьёз ные разворачиваются. Нам надо быть в курсе всего, что там будет происходить. Санкцию на сбор информации, считай, имеешь от меня! В «консерватории» обо всём будут знать.

Со мной связь по телефону. И будь осторожен! – генерал протянул визитку и улыбнулся на прощание.

Час олигарха Московская телебашня была уникальным строением.

Построенная в советское время она долго оставалась осо бой достопримечательностью и предметом особой гордо сти не только москвичей. Но с недавних пор телебашня по внешнему облику стала всё больше напоминать боль шую иглу, которая зловеще торчала над огромным мега полисом. Новые правители России превратили телеиглу в главное своё оружие в борьбе за власть в стране. Те леигла ежесекундно через эфир обкалывала ядовитыми информационными и инъекциями многомиллионную зри тельскую аудиторию России.

Артём Ильич Мирский в тревожные дни московского восстания практически не выключал телевизора в своём 240 АРКАИМ кабинете в Доме приёмов на Остоженке. В московской прессе ходило немало слухов об особой роли этого Дома и самого Мирского в противостоянии между Верховным Советом и президентом.

Третьего октября, когда манифестанты перешли к ак тивным антиправительственным действиям у здания мэ рии и в Останкино, большая гостиная зала Дома приёмов была полна гостей. Они степенно расхаживали по про сторному помещению. Многие, расположившись на удоб ных креслах и диванчиках, внимательно смотрели на те левизоры с большими экранами, которые располагались во всех четырёх углах зала. Передавали последние но вости. «НТВ» показывало в прямом эфире столкновения демонстрантов и милиции возле телестудии Останкино.


Массовые столкновения людей, отдельные стычки и дра ки перемежались с сюжетами разбитых витрин, перевёр нутых машин. Комментатор преподносил действия оппо зиции как заговор красно-коричневых фашистов против демократической России.

При появлении Мирского, который вошёл в гостиную вместе с красавицей женой, гости стали вставать с мест.

Артём Ильич взглянул на экран телевизора в левом углу.

Журналист вёл репортаж с места штурма в Останкино. На экране показывали большой грузовик, который врезался в вестибюль телебашни. Это был момент, когда озлоблен ный грабительской чубайсовской приватизацией и гайда ровской «шоковой терапией» народ захватывал первый этаж Останкинской «иглы».

«Всё идёт по плану, теперь должна пролиться кровь.

И тогда красно-коричневым мало не покажется», – зло радно подумал Мирский. Постояв несколько минут перед телевизором, он с женой направился к гостям, чтобы по приветствовать их. Артём Ильич широко улыбался, бодро Часть 2. Русская смута жал им руки и бросал многозначительные реплики. Ольга, ослепительно улыбаясь, грациозно кивала гостям.

Заметив депутата Верховного Совета генерала Кон чакова и его помощника, Мирский жестом показал, что после подойдёт к ним. Потом встав в центре зала, Артём Ильич обратился к гостям:

– Дорогие друзья, соратники! Приветствую всех в сте нах нашего Дома приёмов. Надеюсь, что сегодняшний вечер доставит вам пользу и удовольствие от общения с приятными и уважаемыми людьми. А сейчас приглашаю всех в зал на ужин.

Открыв вечеринку и произнеся первый тост, Мирский в сопровождении жены покинул гостей.

В гостиной на кожаных креслах его ожидали Конча ков и Жирик. Жестикулируя руками, они о чём-то горя чо беседовали. При этом Кончаков непрерывно курил, а Жирик не выпускал из рук бокал с шампанским. Завидев хозяина Дома приёмов, они поднялись со своих мест.

– Рад приветствовать вас, коллеги! – обратился к ним Мирский. – Разрешите представить, это моя супруга, Оль га Борисовна.

– Мы уже знакомы, – замялся Кончаков.

– Да, на прошлом приёме виделись, – уточнила Ольга.

Кончаков перевёл беседу на другую тему.

– Представляю вам своего помощника – Александр Абувалиевич Жирик. Надёжный парень, бывший афганец, со вчерашнего дня подполковник. Вы его, вероятно, виде ли раньше у меня в комитете в Верховном Совете.

– Может быть! Садитесь, есть разговор. Оля, распоря дись, дорогая, чтобы нам что-нибудь принесли выпить.

Лучше шотландский самогон, то есть виски, – Мирский во просительно посмотрел на Кончакова. Тот, одобряя этот выбор, кивнул головой. Жирик проводил Ольгу цепким 242 АРКАИМ мужским взглядом. На стройной женской фигуре пре красно сидел элегантный деловой костюм бордового цве та. Лёгкой походкой она удалилась к стойке бара. Жирик опустил глаза и подумал: «Так вот ты какая, Ольга... Ай да Пашин, губа не дура. Хороша! Да и Борис Яковлевич, тоже своего не упустил...»

Тем временем Мирский, жестикулируя руками, горячо говорил:

– Красно-коричневые вконец оборзели. Представляе те, мэрию взяли. Лужок ничего не мог сделать. Мэрские милицейские шавки просто наложили в штаны и разбе жались. Я говорил ему, что надо было сразу жёстко дей ствовать. Если бы он послушал меня, то не возникло бы такой ситуации. Однако ничего страшного. Чуб, Гайдар и его команда держат всё под контролем. Теперь настаёт время всё брать в свои руки. Твоя задача, Кончаков, со брать афганцев из числа наших сторонников и вооружить их. Они должны быть готовы к решительным действиям, когда начнётся штурм Белого дома.

– Хорошо бы по телевидению сообщить народу, что «афганцы» за президента, – сказал Кончаков.

– Здесь проблем не будет, «новостями» я сам дири жирую. А вот ты, Боря, не забудь, что за тобой контакты с англичанами и американцами. Твои старые знакомые по Лондону сейчас в Москве. Твоя задача – обеспечить их оперативной информацией, что называется из первых рук. Они обещали оказать нам информационную помощь.

Служба CNN уже готова к прямой трансляции событий во круг Верховного совета. Всё ясно?

Кончаков и Жирик, переглянувшись, молча кивнули головой.

– Я уезжаю в администрацию президента, потом в пра вительство. Пока всех деталей плана не знаю, но эта ночь Часть 2. Русская смута будет бессонная... А утром надо будет разом покончить с красно-коричневой чумой в Москве.

– Борис Яковлевич, помощник твой пусть здесь оста ётся. Будет на связи. Около двенадцати ночи сюда при будут гости из одной дружественной страны… Задача твоего помощника расположить их здесь и никого к ним не допускать. Это специально подготовленные ребята, снайперы.

– Он справится! – Кончаков похлопал Жирика по плечу.

В это время в гостиную вошёл насупленный мужчина среднего роста, с курчавыми волосами, расстёгнутым во ротом рубахи и галстуком, сбитым набок. Он громко по приветствовал присутствующих:

– Добрый вечер, коллеги, господа и товарищи!

Мирский также поприветствовал гостя:

– А, Вольдемар, Володя, по тебе сразу видно, что идёт видный общественный деятель. Ты не только символ кон структивной оппозиции, но и секс-символ. Одним словом, – будущее России!

Жирик и Кончаков пожали руку Владимиру Режин скому, известному либерал-демократическому политику, которого в московской политической тусовке величали Вольдемар.

– Артём Ильич, чего ты их здесь всех собрал? – вид ный общественный деятель с виду был очень серьёзен и, как всегда, выглядел насупленным. – Москва бунтует!

Мятеж! А вы здесь тусуетесь! Сейчас главная задача ней трализовать фашистов и сталинистов. Надо немедленно арестовать депутата Русака и всех его сторонников, а так же это лицо кавказской национальности – председателя Верховного Совета. За ним чеченцы стоят, мусульмане его поддерживают. И фамилия у него серьёзная, это я вам 244 АРКАИМ как востоковед говорю. Хасбулатов дословно с арабско го – «партия аллаха». Надо сделать всё, чтобы эта партия не победила. Союз исламистов, русских националистов и сталинистов – это гибель России.

– Вот за что я уважаю тебя, так это за чёткие оценки текущего момента. Одним словом, голова ты, Вольдемар!

Просто Дом советов! – Мирский одобрительно покачал головой и многозначительно поглядел на Кончакова.

Между тем Режинский продолжил свой пламенный спич.

– Партия ЛДП поддержит действия законно выбран ного президента. Силовики не должны подвести. Калёным железом будем прижигать голову правового нигилизма.

А потом все пойдём на выборы, где непременно победит ДП, – вещал известный политик, который был вхож в крем лёвские коридоры власти. К нему, демагогу, скандалисту и задире, который при всём этом был глубоким аналитиком и прекрасным оратором, всегда стремились журналисты.

Вот и сегодня они стали кружить возле него. Несмо тря на охрану, одна из них, худосочная блондинка с кра шеными рыжими всклокоченными волосами и крупным, с горбинкой носом, пробравшись к столу, быстро протяну ла свой микрофон с надписью «НТВ» прямо ко рту любим чика прессы. Следом за ней на депутата наехала камера, которую с трудом удерживал в руках мужчина неопрятно го вида, одетый в джинсовый костюм.

– Господин Режинский, как вы думаете, чем закончит ся нынешний политический кризис в Москве?

– Всё будет хорошо! ЛДП спасёт Россию. Это одно значно! И на этом всё. Пока, Пока! Потом всё будем ком ментировать! Скоро всё будет кончено! – он поднял руки вверх, давая понять, что все разговоры с журналистами окончены.

Часть 2. Русская смута – Последний вопрос! – не унималась рыжеволосая журналистка «НТВ». – Что ждёт депутатов, выступивших против президента и засевших в Белом доме?

– Справедливый, но гуманный суд! ЛДП всех врагов русского народа отправит на нары. Наше дело правое, по беда будет за нами! И на этом, девочка, давай закончим все комментарии. Убери, наконец, свой микрофон! Охра на, уберите же эту сумасшедшую! – любимец публики громко позвал здоровенных парней, которые в это время отгоняли от него других назойливых журналистов.

Гости Дома приёмов стали неспешно расходиться к своим столикам.

«Хазанов этому Вольдемару в подмётки не годится!

Ему бы клоуном в цирке работать! Цены бы не было!», – прошептал Кончаков на ухо Александру. Между тем Ре жинский, обращаясь к Мирскому, спросил:

– Артём Ильич, у вас ко мне вопросы есть?

– Володя, дорогой, от тебя сейчас требуются частые выступления на «Первом канале» в поддержку президен та. Твоё слово для многих очень авторитетно. В этот мо мент оно дорогого стоит.

– А демократия вообще дорого стоит. Впрочем, я – не против, но деньги вперёд… Маленькая Анна Только к девяти вечера Ольга смогла освободиться от хлопот по обслуживанию гостей и по просьбе мужа оста лась с дочкой ночевать в гостинице при Доме приёмов. Ког 246 АРКАИМ да она поднялась наверх в личную спальню, Аня с интере сом смотрела детскую телепередачу. Подойдя сзади, Ольга обняла дочку, погладила её по голове и поцеловала в щёку.

– Мама, а почему в мультике «Ну, погоди!» волк всегда плохой, а заяц – хороший. А мне почему-то именно волка жалко бывает.

– В жизни все делятся на хороших и плохих. И звери, и люди… – А папа наш хороший?

– Папа? Почему ты об этом спрашиваешь?

– Он часто злится, говорит, что человек человеку волк, тебя почему-то называет «курицей».

– Это он шутит, дочка.

– Мама, а какая у папы профессия?

– Он политик и бизнесмен.

– А что он делает?

– Ну, он придумывает разные проекты, выдвигает идеи… – Это как заяц в мультике?

– Почему?

– А он тоже ничего не делает, только говорит и чего-то выдумывает, но всегда побеждает. А волк, бедный, бьётся и всегда остаётся ни с чем.

Ольга рассмеялась.

– Ты у меня совсем взрослая стала. Но тебе надо ещё подрасти, и тогда всё узнаешь.

– Мама, а ты любишь папу?

– Я тебя очень люблю, золотце мое!

– И я тебя, мамочка, очень сильно люблю и хочу быть всегда только с тобой.

– Ладно, дочка, мультик закончился, пожалуйста, иди, умывайся и ложись спать. А мне надо ещё к гостям выйти.

Часть 2. Русская смута – Можно я с тобой! Мне одной не хочется засыпать!

– Ладно, только вначале выпей кефира! А когда вер нёмся, сразу спать! Договорились?

– Да! – обрадовалась девочка и бросилась в объятия мамы.

Тем временем в гостиной заскучавший Жирик забрёл в бар, заказал рюмку виски, затем ещё. Настроение улуч шилось. Гости Дома приёмов сидели группами возле двух больших телевизоров и смотрели новости. Канал «НТВ»

продолжал комментировать последние московские со бытия. На экране красовался Владимир Режинский. По казывали сюжет, который час назад журналисты отсняли в Доме приёмов.

«Оперативно работают!» – подумал Жирик.

После Режинского на экране появились кадры стол кновений демонстрантов с милицией. Комментатор убеж дал зрителей в том, что сегодня главную опасность для России представляют красно-коричневые реваншисты, которые рвутся к власти.

Александр посмотрел по сторонам. Неожиданно в его поле зрения попала хозяйка Дома приёмов. Ольга с присущим ей изяществом и грациозностью спускалась со второго этажа вниз по парадной лестнице. Рядом с ней шла девочка с косичками в джинсовом тёмно синем костюмчике. На вид ей было лет десять. Жирик в знак уважения поднялся со своего места. Обратившись к нему, Ольга сказала:

– Вам, господин Жирик, просили передать, что чар терный самолёт из Тираны уже приземлился в аэропор ту. Через час гостей привезут к нам. Будьте, пожалуй ста, готовы, – она внимательно поглядела на Александра и заметила, что он был пьян. – Может, вам поспать часок?

У нас есть свободная комната наверху.

248 АРКАИМ – Это можно. Только с кем мне можно поспать? – ожи вился Жирик. Ольга, сделала вид, что не расслышала сальной шутки.

– Если понадобится, где я могу найти вас?

– Я готов идти с вами хоть на край света, Ольга Бо рисовна, – Жирик, расплывшись в улыбке, попытался по целовать ей руку.

– Оставьте, вы пьяны, я буду вынуждена сказать о ва шем поведении своему мужу!

– Простите, я не хотел вас обидеть, – ответил Жирик.

Ничего не говоря, Ольга повернулась, чтобы уйти.

Но Александр остановил её.

– Подождите, мне надо сказать вам что-то важное. По стойте, речь пойдёт о Фёдоре Пашине.

Ольга остановилась.

– Аня, пойди в бар, попроси себе соку, а мне пусть принесут воды без газа,– Ольга слегка подтолкнула дочку в спину. – Так о ком вы хотели поговорить?

– Это ваша дочка? Красивая девочка! Вся в маму, – Жирик жестом пригласил Ольгу присесть.

– Спасибо за комплимент. Так о чём вы хотели со мной поговорить?

– Дело в том, что Фёдор Пашин мой однокашник по во енному училищу. Он много мне о вас рассказывал.

Ольга переменилась в лице. Стало ясно, что разговор с Жириком вызывает у неё неподдельный интерес.

– Слушаю вас, продолжайте!

– Но после Афгана наши дороги с Фёдором разошлись.

Вы, случайно, не знаете, как его судьба сложилась?

– А почему вы решили спросить об этом именно у меня?

– Я знаю, вы были в Афгане… Фёдор рассказывал, что встречался там с вами – соврал Жирик. Об истории отно Часть 2. Русская смута шений Пашина и Ольги он совсем недавно узнал от своего шефа Кончакова.

– Я ничего не знаю о Пашине – ответили Ольга.

В этот момент к столу подошла Аня. Официантка поста вила на столик фужер с водой и стакан с соком и спросила:

– Разрешите идти, Ольга Борисовна?

– Да, – рассеянно ответила хозяйка Дома приёмов и посмотрела на дочку. Девочка всё больше становилась похожей на своего настоящего отца, о существовании ко торого ничего не подозревала. И это была самая большая тайна Ольги, о которой знала только её мама. Даже Фёдору Пашину, отцу Ани, она не открылась в минуты их встречи в Афганистане.

Ольга невольно вздрогнула, перехватив внимательный взгляд Жирика, который рассматривал девочку.

– Аня, на кого же ты больше похожа? На папу или ма му? – неожиданно спросил Александр у девочки.

– На себя, – по-взрослому ответила она. Ей явно не нравился незнакомый неопрятный дядя.

– Дочка, ступай в свою комнату и ложись спать! Я сей час приду, – Ольга решительно встала со своего места.

Девочка молча пошла наверх по лестнице.

Между тем Жирик решился идти ва-банк.

– Ольга Борисовна, я вас не задержу больше минуты, пожалуйста, присядьте.

Мирская присела за столик. Сделала небольшой гло ток воды из фужера.

– Ольга Борисовна, Оля, я хочу тебе, ну вам сказать что то очень важное. Дело в том, что я влюбился в вас! – он по пытался взять её под руку, но Ольга резко отпрянула от него.

– Вы с ума сошли! Безумец! Да вы просто отврати тельны! Я сегодня же обо всём расскажу мужу! У вас бу дут большие неприятности...

250 АРКАИМ И вдруг лицо Жирика стало непроницаемым и хо лодным.

– Ольга Борисовна, тебе не нравятся мои слова люб ви? Так, может, тогда нам вместе рассказать твоему мужу, Артёму Ильичу, как ты в Афганистане была любовницей Кончакова? Уверяю тебя, ему будет очень интересно.

И тогда большие неприятности будут ждать уже тебя.

– Вы с ума сошли! – она влепила Жирику пощёчину.

Но он лишь считанные секунды оставался в замешатель стве. Отметив, что его разговор с хозяйкой остался неза меченным для посторонних, он начал её шантажировать дальше:

– Да, я сошёл! Я люблю тебя, и ты будешь моей. Иначе твой муж будет знать всё.

– Тебе никто не поверит! Негодяй! Ничтожество!

– Детка, выбирай выражения!

– Пошёл прочь, ублюдок!

Ольга резко развернулась и быстро направилась вверх по лестнице. Ей навстречу уже спешил человек из службы безопасности, внимательно наблюдавший за разговором хозяйки с выпившим мужчиной, который слегка прихра мывал на одну ногу. Однако Ольга жестом остановила охранника, и тот последовал за ней.

Жирик при виде решительного охранника струсил и потому решил спешно ретироваться. Уходя из Дома приёмов, подошёл к стойке бара. Залпом выпил подряд три налитые рюмки не то с виски, не то с коньяком. Круто развернулся и нетвёрдой походкой выбрался наружу. Не смотря на октябрь, на улице было совсем не холодно. «Что же предпринять? Надо опередить Ольгу, – рассуждал про себя Жирик. – Встречу гостей и буду дожидаться Мирско го», – твёрдо решил он.

Часть 2. Русская смута Супружеская месть Было уже за полночь, когда Артём Ильич в сопрово ждении Кончакова, охранника и ещё одного человека кавказской внешности вернулся в Дом приёмов.

Жирик старался держаться как можно увереннее.

К этому времени он уже успел встретить и разместить группу спортсменов, которая прилетела чартерным рейсом в Мо скву. Молодые, накаченные ребята были одеты в спортив ную форму тёмного цвета. В руках держали большие сумки, а за плечами зачехлённые теннисные ракетки. Когда Алек сандр помогал одному из спортсменов выгружать чехол из автобуса, то ему окончательно стало ясно, что вместо раке ток званые гости привезли с собой оружие. «Снайперы!» – Жирик вспомнил фразу, обронённую Мирским при расста вании. Между собой спортсмены разговаривали на непо нятном языке. Ребят сопровождал чернявый переводчик.

На вопрос Жирика: «откуда гости?» ответил уклончиво:

– Европейские теннисисты приехали на турнир, кото рый в эти дни пройдёт в Москве.

«Врёт, наверное. Тут что-то нечисто», – подумал Алек сандр, но расспрашивать гостей в его обязанности не входило.

Мирскому Жирик сразу доложил о прибытии спорт сменов. А потом, пользуясь тем, что они остались какое-то время наедине, сказал:

– Артём Ильич, можно на два слова. Это касается ва шей жены.

– Что такое? – Мирский напрягся. Он подал знак со провождающим, что задерживается. Войдя в просторную гостиную, они присели за столик. Дом приёмов к этому времени почти опустел.

252 АРКАИМ – Я слушаю.

– Артём Ильич, не знаю с чего начать! Заранее изви ните, что я решился на эту тему говорить с вами.

– Говори, коль начал, и побыстрее, у меня нет времени.

– Дело в том, что Ольга Борисовна повела себя со мной как-то странно… Она, когда мы были с ней наеди не, намекнула, что я ей нравлюсь и что хотела бы иметь со мной более близкие отношения… – Что? Ты хоть отдаёшь себе отчёт в том, что смеешь мне говорить такое. Ты можешь плохо кончить!

– Я, я… – залепетал Жирик.

– Ну?

– Я вынужден был ей напомнить, что со мной это не пройдёт, достаточно того, что мне известно о её по хождениях в Афганистане с Кончаковым, – выпалил Жирик.

– Что ты сказал? – зашипел Мирский.

– Кончаков сам мне рассказывал о своих особых от ношениях с Ольгой Борисовной. Ну… понимаете, о чём я говорю… – Не нукай, продолжай излагать ясно!

– Ольга Борисовна у Кончакова в штабе сороковой армии работала в отделе кадров. Они имели особые от ношения… И ещё… Мне кажется, что Аня не ваша дочь.

– Что? Убью, падла, инвалид долбаный! – Мирский схватил Жирика за грудки и с силой тряхнул, а затем при жал к стене. Затем открыл дверь и волоком втащил его в мужской туалет.

– Прости, хозяин! Я ради вас старался, за вашу честь!

Простите меня, я ни в чём не виноват, – заскулил Жирик.

Артём Ильич отпустил руки. Помощник депутата упал на плиточный пол, прижал руки к груди и, как верная соба чонка, испуганно и жалко посмотрел на хозяина.

Часть 2. Русская смута Мирский ударил его ногой. Александр перевернулся на живот, подтянул к себе ноги, закрыл голову руками, опасаясь новых ударов. Артём Ильич подтащил его к уни тазу, нажал на кнопку смыва и стал окунать в него голову Жирика.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 11 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.