авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 11 |

«Сергей Небренчин АРКАИМ Крестный путь разведчика Рязань 2011 ББК 84 H 39 Военные консультанты ...»

-- [ Страница 7 ] --

Полотно асфальтированной дороги было изрыто под рывами мин и фугасов, и поэтому «мерседес» не мог дви гаться быстро, так как всякий раз приходилось сбавлять скорость при преодолении или объезде больших ям. Те ло пленника, завёрнутое в ковёр, беспрерывно тряслось и каталось по кузову от одного борта к другому. Пашин очнулся, когда автомобиль, свернув с междугородной трассы, съехал на просёлочную дорогу и стал круто под ниматься наверх в сторону гор, со всех сторон окружав Часть 3. Родину не выбирают ших афганскую столицу. Ковёр с пленником полетел вниз и с силой ударился о задний борт. Фёдор открыл глаза.

Через щёлки крытого кузова пробивался свет. Наруже уже рассвело.

Машина резко затормозила. Тело, завёрнутое в боль шой ковёр, полетело вперёд по ходу движения автомо биля. Открылся борт. До пленника донеслись отдельные отрывки речи. Пашин отчётливо расслышал только одно слово – «зиндан»*. Мысль о тюрьме возникла в сознании сразу. За три года Пашин не только научился говорить без малейшего акцента, но всё чаще мыслил афганскими реа лиями и даже видел сугубо афганские сновидения. Пред положения пленника подтвердились. Люди в националь ной одежде со спрятанными лицами пронесли его тело, завёрнутое в ковёр, вовнутрь глинобитного дувала и опу стили в подземелье, где была оборудована тюрьма. Раз вязывать пленника остался только один из похитителей.

Афганец размотал большой красно-коричневый ковёр, освободил пленнику руки и ноги. Фёдору стало холодно, его же вытащили из ночной кровати в лёгком афганском одеянии: длинных свободных шароварах и рубахе. Ока завшись в зиндане, Пашин по афганскому обычаю присел на корточки на земляной пол, покрутил головой по сторо нам. Задержавшийся афганец, не обращая внимания на пленника, свернул ковёр. Фёдор решил коротко спросить его обо всём случившемся ночью.

– Намифахмам!** – коротко бросил афганец. Про изношение и внешний облик выдавали в нём пуштуна.

Тогда, словно спохватившись, пленник перешёл на род ной язык похитителя, чтобы попробовать наладить с ним контакт:

* Зиндан – тюрьма (дари).

** Не знаю, не понимаю (дари).

304 АРКАИМ – Пахту пеги?* – Намифахмам!

Поднявшись по небольшим ступенькам, афганец плотно закрыл дверь снаружи на засов и повесил замок.

В зиндане стало совсем темно. Свет и воздух проникали в подземелье через небольшое отверстие в верхнем углу, куда была просунута ржавая короткая труба небольшого диаметра. Пашин пригляделся. Стены тюрьмы были выло жены из крупного камня скалистого происхождения. На верху виднелись перекрытия, переложенные короткими нетолстыми стволами деревьев. «Это чтобы не дать обва литься потолку», – на афганском продолжал рассуждать про себя Фёдор. Он вновь присел на корточки в углу. В го лове шумело, подташнивало. Растёр руки. Почувствовав боль, оголил левую руку выше локтя и обнаружил след от укола неизвестного происхождения.

Сознание вновь вернулось к событиям ночи. Произо шедшее невольно связывалось с недавним исчезновени ем переводчика министра обороны Афганистана, одного их доверенных людей Ахмад-шаха Масуда. Влиятельный переводчик, который хорошо владел английским и рус ским языками, был похищен из собственной квартиры в микрорайоне, выстроенном ещё во времена советского военного присутствия. Через неделю его обезображен ный труп был обнаружен на лестничной клетке дома. Стало ясно, что убийство было неслучайным. В последнее время в Кабуле заметно усилились позиции талибов, за кото рыми стояли США и Пакистан в лице небезызвестного бен-Ладена. Пашин неоднократно информировал центр о том, что талибы, или так называемые «студенты», уже давно последовательно выдавливали из властных струк тур всех представителей других политических сил. Ясно * Говоришь на пушту? (пушту).

Часть 3. Родину не выбирают было, что наступала очередь сторонников Ахмад-шаха, которые после прихода к власти талибов ещё сохрани лись во власти.

Таким образом, Пашину было от чего беспокоиться.

С переводчиком они были знакомы более четырёх лет, с тех пор, когда Фёдор приезжал в свою первую коман дировку в Панджшер к Ахмад-шаху. Благодаря именно переводчику Пашин и попал на работу в министерство обороны и был привлечён к созданию технической ба зы банка электронной информации военного ведомства.

Появились возможности оперативно добывать ценные разведсведения. Переводчик даже после ухода из ми нистерства оставался главным каналом связи Аркаима с центром, где вся информация стекалась к генералу Па стухову. Там были довольны и заинтересованы в том, что бы начинающий разведчик закрепился в стране своего пребывания и как можно дольше продолжал свою работу в Кабуле. За успешную работу Фёдор Пашин уже был на граждён высокой правительственной наградой, получил очередное воинское звание подполковника. Всё это сви детельствовало о том, что Аркаиму удалось успешно лега лизоваться в стране пребывания.

В Дарламане, где находилось старинное здание во енного министерства, никто уже толком не мог по нять, откуда взялся компьютерщик Пашид. Военные и гражданские признавали его за простого, но грамот ного афганца. Пашид носил только национальную одеж ду, отпустил длинные волосы и бороду. Единственным атрибутом, который выдавал в нём интеллигентного человека были очки. Коллеги по работе, а это было не сколько молодых афганцев, увлечённых компьютерной техникой, уважали Пашида за профессионализм, отзыв чивость и покладистый характер. Искусный технарь на 306 АРКАИМ редкость хорошо знал историю древней страны и вели кую персидскую литературу, а ещё ему не было равных в понимании и трактовке заповедей священной книги мусульман – Корана. Добиться такого расположения Фё дору было непросто. На досуге пришлось основательно изучить все основные документально-догматические ис точники мусульманской веры, в том числе разобраться в шариатском праве. В результате Пашин мог на память прочитать не один десяток аятов на арабском языке и перевести их на дари и даже пушту, объяснить основные отличия между суннизмом и шиизмом, существующими в исламе религиозными мазхабами, софийскими ордена ми и сектами. Перед пуштунами он мог блеснуть знанием положений кодекса чести – «пуштунваляй».

Мысли пленника прервались. Он поднялся с пола и по дошёл к двери. Постучал, потом ещё сильнее. Не дождав шись ответа, вернулся назад в свой угол. Воспоминания вновь унесли в недавнее прошлое.

С каждым днём пребывания вдали от Родины носталь гия и любовь к ней только усиливались. Неотъемлемой частичкой любимой Родины были его малыши Георгий и Ярослав и их мать, его верная и преданная жена – На дежда. Он знал, что сделает всё от него зависящее, чтобы с честью выполнить свой профессиональный долг во бла го любимой им России, а значит и любимой им семьи.

Неожиданно загремела входная дверь. Вошёл не знакомый афганец с оружием в руках. Он поставил на пол миску с пловом и накрыл её лепёшкой. Затем снял с плеча старое одеяло и бросил на пол. Не проронив ни слова, он удалился. Пашин не притронулся к еде, на кинул на плечи одеяло, подстелил его край себе под голые ноги. Разведчик, стараясь проанализировать всё до мелочей, вновь и вновь связывал убийство перевод Часть 3. Родину не выбирают чика с недавним появлением в министерстве обороны Везир-хана.

Аркаим изначально имел задачу установить место нахождение и найти каналы выхода на этого человека.

Но он как сгинул. Правда, отдельная информация сви детельствовала о том, что следы предателя и двойного агента вели в Ташкент и в окружение Дустума, на Кавказ в Чечню, в Пакистан в стан бен-Ладена и даже на Балка ны. Любопытно было лишь то, что в сообщениях афган ских и зарубежных СМИ, открытых и закрытых источни ках министерства обороны имя Везир-хана всякий раз всплывало в связи с наркобизнесом. Однако все эти све дения требовали проверки. Поэтому Пашин не спешил информировать центр об исчезнувшем агенте.

Сейчас, находясь в подземелье, Фёдор вспомнил, как две недели назад до своей трагической смерти переводчик успел предупредить его о появление Везир-хана в Кабуле.

Помнится, афганец тогда сильно нервничал, просил быть осторожнее и больше не контактировать с ним на глазах у других афганцев. А два дня назад Пашин уже сам случайно встретился с Везир-ханом в министерской столовой. Казалось, что тот не узнал Фёдора. Но ве чером его пригласило к себе начальство и объяви ло о прекращении контракта на оказание услуг. Свя заться оперативно с центром Аркаим не мог, а по тому стал готовиться к возвращению в Душанбе.

И вот прошлой ночью к нему в комнату ворвались неиз вестные и увезли из города. Пашин, продолжая теряться в догадках, тем не менее готовился к самому худшему – встрече с Везир-ханом.

308 АРКАИМ Везир-хан С момента захвата Аркаима неизвестными людьми прошло уже много времени. В тюремном подземелье со всем стемнело. Фёдор хорошо знал, что на востоке рано темнеет. В углу зиндана раздались шорохи и резкое попи скивание. «Крысы», – мелькнуло в голове. Он поёжился.

Поднявшись с земляного пола, пленник подошёл к трубе.

Попытался подтянуться на руках, чтобы заглянуть в неё, но сорвался. Однако мельком успел увидеть краешек звёздного неба. Нашёл на полу миску, накрытую сверху лепёшкой. Разломил её пополам, затем стал отламывать небольшие сухие кусочки хлеба и есть. О случившемся этой ночью почему-то не хотелось думать, мысли верну лись к семье. Маленькие Георгий и Ярослав были как две капли воды похожи друг на друга. Они лежали на двух кроватках, стоящих рядом, а мама качала их и пела ко лыбельную. Сжавшись в клубок и поплотнее укрывшись изорванным вонючим одеялом, Фёдор заснул.

Но через пару часов он проснулся, почувствовав силь ную боль во всём теле. По нему ползали и больно кусали какие-то мерзкие хвостатые животные. Пашин вскочил на ноги, но крысы не отступали. Сваливаясь с тела человека, они вновь карабкались наверх по одежде, кусая острыми зубами. Пленник бросился к двери, стал громко стучать, но никто ему не открывал. Хвостатое племя не отступало.

Привыкнув глазами к темноте, Фёдор стал отчётливо разли чать около полутора десятка крыс, которые беспрерывно атаковали его. От покусов сочилась кровь на ногах, руках и даже лице. Сбрасывая с себя одно тело за другим, Пашин лихорадочно искал выход из положения. Неожиданно его внимание привлекла металлическая труба, которая выхо Часть 3. Родину не выбирают дила наружу. Он с силой потянул её на себя. Тем време нем крысы вновь вцепились в ноги, ползли по телу к лицу, впивались зубами в бёдра и живот. Фёдор упал на зем ляной пол. В руках у него оказалась полуметровая труба с острыми резаными краями. Животные тоже ссыпались на землю и громко запищали. Аркаим своим телом придавил нескольких из них. Из последних сил вновь поднявшись на ноги, Фёдор стал отбиваться трубой. С редкой для се бя ожесточённостью Пашин добивал хвостатых хищников.

Убедившись, что живых крыс не осталось, Фёдор невольно пересчитал их. Насчитал девятнадцать штук. Тогда он стал выкидывать трупы животных в дыру от вытащенной трубы.

Справившись с этой задачей, вновь осмотрел стены и пол подземелья. Нашёл несколько дыр, которые сразу же за валил и засыпал с помощью металлической трубы. Толь ко теперь обессиленный пленник осмотрел раны на теле.

Оторвав кусок нижней рубахи, которая была искровавлена в нескольких местах, он помочился на материю и принялся ей обрабатывать раны. Больше всего пострадали ноги. Не много успокоившись и ощутив голод, Пашин хотел поесть, но не обнаружил никаких остатков еды. «Сожрали всё, тва ри!», – мелькнуло в сознании. Голод начинал всё больше усиливаться. Чтобы отвлечься от суровых реалий жизни афганской полевой тюрьмы, разведчик попытался опять вернуться к светлым дорогим воспоминаниям.

Знакомые афганцы ценили компьютерщика ещё и за то, что тот не был жадным человеком. Ему хватало афга ней* на жизнь, и он легко мог сделать подарок коллеге по работе, пригласить его пообедать за свой счёт в какое нибудь уютное местечко в престижной части Кабула, на пример, в районе иностранных посольств, микрорайоне или на «зелёные ряды». Хотя в последнее время с ужесто * Афганские деньги.

310 АРКАИМ чением политики исламизации всех сторон жизни иметь развлечения становилось всё труднее и труднее.

В министерстве специалисту Пашиду платили немно го. Из центра Аркаиму тоже почти ничего не перепадало.

После развала СССР военная разведка влачила жалкое существование, и речь уже не шла о достойной оплате ле гальной и нелегальной работы военных разведчиков.

Работая в Кабуле, Аркаим не роптал на свою судьбу.

С одной стороны, ему по легенде не полагалось много тра тить средств, с другой – он по жизни был неприхотливым человеком. Тем не менее вскоре Пашин сумел найти допол нительные источники неплохого заработка. Фёдор с одним из своих молодых коллег по работе, у которого отец заве довал престижным в Кабуле лицеем «Ариана», стали под рабатывать на курсах по овладению компьютерной техни кой. К тому времени в Кабуле лицеистская молодежь стала проявлять всё больший интерес к компьютерам.

В «Ариану» раз в неделю, в афганский «душанбе»*, приходила группа мальчиков из десяти-пятнадцати че ловек, а в «чохоршанбе**» там собиралось несколько старшеклассниц. Пленник поймал себя на мысли, что о кабульских событиях он думал исключительно на афган ском языке.

– Дохтаре магбуль аст! – молодой мужчина почему то подумал о своей лучшей ученице. Девушка действи тельно была хороша собой. В свои пятнадцать лет она выглядела на восемнадцать. По внешности можно было безошибочно определить, что она не была чистой афган кой. Европейские черты лица, светлые волосы, но восточ ные пышные формы тела, не оставляли равнодушными ни одного мужчину. Пашид вздрогнул, остановив приятные * День недели понедельник (дари).

** День недели среда (дари).

Часть 3. Родину не выбирают воспоминания. Прелюбодействовать даже в мечтах, гре зить девичьими прелестями мужчине было неприлично не только по мусульманским обычаям.

Причину загадочной красоты своей ученицы Фёдор сумел разгадать неожиданно. Однажды он решил дать контрольное задание – подготовить ученикам на компью тере подробную автобиографию с информацией о близ ких родственниках. Задание было непростым, так как тексты должны были быть набраны на английском языке.

В результате Аркаим получил интересные сведения, ко торые позволяли судить о новой конфигурации полити ческой власти в Кабуле. Несмотря на то, что руководи тели движения «Талибан», пришедшие к власти в Кабуле, публично провозглашали, а на практике реализовывали планы возвращения страны к исламским ценностям и тра диционному образу жизни, собственных детей они пред почитали учить и воспитывать по европейским стандар там. Поэтому афганские лицеисты уже в средних учебных заведениях страны готовились к получению высшего образования за рубежом. В те годы знание компьютера и английского языка стали непременным условием жиз ненного успеха новой афганской элиты.

Больше всего интересного для себя Пашин как раз почерпнул из автобиографии Мариам. Удивительно, но оказалось, Аркаим знал родителей девушки в прошлом.

Как выяснилось, мама очаровательной лицеистки была русской по происхождению, учительницей по профессии, которая вышла замуж за афганца и уехала с ним в Кабул ещё в период советского военного присутствия в этой стране. При чтении автобиографии Фёдор не сразу при знал в матери симпатичную блондинку со спецфакульте та военного училища, которое когда-то закончил и сам.

Лишь когда проанализировал сведения об отце девушки, 312 АРКАИМ у него сразу перехватило дыхание. Он стал вновь пере читывать английский текст, даже достал словарь, чтобы убедиться в правильности перевода. Сомнений не было, юная афганская красавица была дочерью русской «аф ганки», которую он последний раз видел перед своим возвращением из Афганистана тогда ещё в Советский Со юз. Пашин хорошо помнил случайную встречу в Кабуле с бывшей советской подданной, как он помог переправить в Союз от неё письмо родителям. К сожалению, как сле довало из автобиографии, мать ученицы умерла пять лет назад. Отцом же прекрасной девушки был Джахангир, тот самый слушатель спецфакультета военно-политического училища, в котором тогда учился и Пашин.

Позже в разговорах с лицеистской компьютерщик узнал и некоторые другие подробности из жизни её се мьи. Несмотря на то, что за ученицами всегда вниматель но присматривали их родственники из числа мужчин, учитель всякий раз находил возможность обменяться с девушкой двумя-тремя фразами не по теме занятий.

Пашин узнал о том, что мама умерла от болезни, а папа, вновь женившись, уехал в Лондон, но теперь с нетерпени ем ожидает, когда любимая дочка окончит девятый класс и приедет учиться в Лондон. Джахангир Рокшилбрайт в настоящее время являлся владельцем крупнейшей в Европе информационно-издательской компании.

«Русская блондинка дала жизнь и подарила загадоч ную неповторимую красоту своей дочери, но ушла из жиз ни», – Фёдор вновь представил в мыслях юную красавицу.

Её большие карие глаза в обрамлении длинных ресниц с нежностью смотрели на учителя. Открытое лицо из лучало милую улыбку. Пашин и раньше замечал, что нравится афганке, но сам не давал никакого повода.

Нередко даже был строже к этой девушке, чем к дру Часть 3. Родину не выбирают гим ученицам, и этим вызывал негласное одобрение со стороны присутствующих афганцев, которые рев ностно следили за нравственностью своих подопеч ных. И когда кто-то из девушек норовил задержаться после занятий, чтобы неформально поболтать с ува жаемым учителем, мужчины обращали свои взоры к нему, чтобы тот проявил необходимую строгость. Если кто-нибудь из девушек переходил на английский язык и дольше обычного начинал любезничать с учителем, другие мужчины начинали недовольно переглядываться, а спутник девушки, а это, как правило, был млад ший брат отца, сразу обращался к ней на языке пушту с каким-нибудь никчёмным вопросом. В конце концов, всё дело кончилось тем, что последний месяц ученицы стали приходить на компьютерные курсы в паранджах, а не как прежде – в чёрной лицеистской форме и белых косынках.

Заснул Фёдор под утро, а проснулся, когда солнце бы ло уже в зените. Однако его никто не тревожил. Битву с крысами он выиграл, а люди, похитившие его, казалось, забыли о нём. Сколько бы Фёдор ни стучал в дверь, никто не собирался её открывать. В неизвестности и ожидании прошло ещё четыре дня. Нестерпимо хотелось пить, осо бенно после того, как пленник, желая утолить голод, за живо съел двух маленьких крысят, которые неизвестно каким образом оказались в подземелье.

На теле стали гноиться раны. Силы таяли на глазах.

Боли в животе становились нестерпимыми, тошнило по стоянно. Казалось, ещё немного и пленник сойдёт с ума.

Даже звать кого-то не было ни сил, ни желания. На пятый день пребывания в зиндане снаружи пошёл спасительный дождь, который часто случается в окрестностях Кабула в зимние месяцы. Через верхнюю трубу стала просачи 314 АРКАИМ ваться вода. Пашин жадно припал к грязной жижице.

Постоянно отплевываясь ошмётками грязи, он не мог на питься, так велика была жажда.

Когда силы окончательно покинули Фёдора, дверь в подземелье открылась. По ступенькам в тюрьму спу стился Везир-хан в сопровождении двух афганцев. Он был одет в военный камуфляж, на голове возвышалась чалма, на ногах были обуты массивные ботинки на тол стой платформе. В руках он держал небольшую сумку за щитного цвета. По его приказу обессилившего пленника стали приводить в чувства. Фёдора насильно напоили водой, предложили поесть, но он был не в состоянии да же реагировать на слова и жесты афганцев. Тогда Везир хан извлёк из своей сумки шприц, наполнил его какой-то жидкостью и сделал Фёдору укол в вену.

Через полчаса пленник стал оживать. Везир-хан всё это время сидел на принесённой табуретке и курил, затем при близился к Пашину вплотную и поднял его за подбородок:

– Мара мишинаси, бача?* Фёдор вновь закрыл глаза. Везир-хан приказал своим помощникам достать и накалить на огне кинжал. Подруч ный внёс в зиндан полевую керосинку. Старший афганец снял чалму и осторожно положил на пол. Его голова бы ла совсем лысой. Второй афганец стал срывать с плен ника куски материи, которыми были грубо обвязаны его кровоточащие и гноящиеся раны, подручные Везир-хана крепко схватили пленника за руки. Когда раскалённый нож коснулся ран, Пашин заскрежетал зубами и застонал.

Гнойные ошмётки тела полетели на землю. От невыноси мой боли сводило скулы, судороги охватывали всё тело, на глазах выступили слёзы.

– Афарин! – похвалил пленника Везир-хан.

* Узнаешь меня, парень? (дари).

Часть 3. Родину не выбирают Раны, обильно смазав лечебной чёрной смолой, замота ли бинтами. Пленник на глазах немного ожил. Ему дали ещё раз воды и лепёшку. Пашин начал есть хлеб. В эту минуту он смутно понимал, что с ним происходит. Какой-то мутор ный дурман сковывал мысли, тело не чувствовало боли, но плохо слушалось. Разведчик из последних сил пытался со хранить контроль над своими мыслями и поступками.

Между тем Везир-хан не спешил допрашивать плен ника. Прислонившись спиной к каменной стене, он, сидя на табуретке, курил. Его бессловесные подручные нахо дились поблизости.

Везир-хан задумался. Компьютерщика министерства обороны он видел всего пару раз. Особого интереса плен ник не представлял, если не считать его связей с пере водчиком Ахмад-шаха. Приехав сегодня в свой загород ный дом, он не ожидал застать в живых компьютерщика.

В его зиндане крысы сумели искусать до смерти не одного пленника. Как удалось выжить этому человеку, понять бы ло трудно! А когда Везир-хану рассказали о двух десятках крыс, выброшенных из подземелья наружу, он был просто поражён. Поэтому засомневался в показаниях, которые дал ему убитый недавно переводчик из министерства обо роны. Несмотря на изощрённые пытки, он тогда почти ни чего не сказал об этом человеке, предположив только, что Фарид Пашид связан с западными спецслужбами.

Наблюдая сейчас за тем, как лежащий на полу плен ник пытается осмотреться, приподняться и найти себе опору, Везир-хан не мог даже предположить, что этот ху дой, заросший, грязный и оборванный человек был когда то командиром рядового Хасана Везирова во время их со вместной службы в составе Ограниченного контингента советских войск в Афганистане. Сам Фёдор Пашин, даже в таком состоянии понимал, что сейчас имеет дело с тем 316 АРКАИМ самым солдатом, предателем и агентом по кличке Саланг.

Когда пленник наконец самостоятельно сел на землю, прислонившись к стене, Везир-хан приступил к своему допросу. Времени у него сегодня было мало, а потому он решил начать сразу с главных вопросов. Его интересова ло всё: кто направил в Афганистан, агентом какой раз ведки является, как поддерживает связь, на кого работал переводчик, с кем ещё был связан в Кабуле. На все вопро сы пленник отвечал коротко, что он компьютерщик.

Везир-хан задал ещё два интересных вопроса.

– По-русски говоришь?

Пашин промолчал.

–Ту мусульмон асти? – предатель схватил измученного человека за волосы и попытался притянуть к себе.

– Педаре ман мусульмон аст!* – Модару ту ки аст?**.

Пленник опять ничего не ответил.

– Ту коджа мусульман асти? Богу, харкос! – грязно вы ругался Везир-хан.

Он сделал какой-то знак одному из своих бессло весных подручных, затем неспешно повторил Пашиду ещё раз те вопросы, на которые хотел получить ответы.

Вскоре вернулся подручный. Он принёс табуретку с не большим отверстием в сидении и металлический кувшин, в котором кто-то попискивал.

«Крыса!» – мелькнуло в сознании Пашина. Во всех членах чувствовалась боль. Он сразу догадался, что заду мал Везир-хан. Это была известная восточная пытка, ког да человека сажали на табуретку, крепко привязав к ней.

Как правило, такие табуретки были металлическими, они вкапывались и бетонировались в землю. Кувшин ставили * Мой отец мусульманин (дари).

** Кто твоя мать? (дари).

Часть 3. Родину не выбирают вплотную к стулу и начинали нагревать его до такой сте пени, что крыса или змея стремились поскорее выбраться наружу. Бывали случаи, когда живность могла пройти че рез заднее отверстие человека и выйти даже через рот.

Человек умирал почти сразу.

Насильники раздели пленника догола и усадили на табуретку. «Может, пока не поздно, напомнить агенту Са лангу, кто есть кто?» – лихорадочно стал соображать Ар каим. «А что дальше? Всё равно ведь убьёт, наркоман!»

В эти минуты после всего пережитого Аркаим готов был даже умереть. Разведчик решил стоять на своём до конца, надеясь только на Бога. Он закрыл глаза, прочитал молит ву и мысленно трижды перекрестился. В эти минуты не вольно вспомнились родные просторы, небольшой горо док в самом центре русской глубинки, не раз снившиеся облики детей, лицо жены.

Послушные подручные Везир-хана крепко держали пленника, а тот профессионально разжёг походную ке росинку и стал нагревать металлический сосуд. При этом палач внимательно всматривался в глаза своей жертвы.

В кувшине раздалось попискивание, крыса бешено за металась. Раскачивая сосуд, она опрокинула его и вы рвалась наружу, но тут же бездыханно замерла на полу.

Пашин не шевельнулся, мысленно ещё раз перекрестил ся. Везир-хан решил оставить компьютерщика при себе, надеясь, что на него может рано или поздно объявиться хороший покупатель.

Через неделю в афганской хронике новостей прошло сообщение о том, что в Кабуле при загадочных обстоя тельствах исчез иностранец по фамилии Фарид Пашид, который был специалистом по компьютерной технике.

318 АРКАИМ Властелина В последние годы наплыв мигрантов из Азии и Афри ки в Великобританию превысил все ожидаемые размеры.

Несмотря на скверную английскую погоду, дороговизну жизни и повсеместное господство атеистических ценно стей массовой культуры, иностранцы тем не менее прав дами и неправдами стремились сюда попасть и осесть навсегда. Однако приехав, многие из мигрантов вовсе не собирались жить по законам страны пребывания, а при езжали со своим уставом. Они сразу организовывались в диаспоры со своими этно-религиозным традициями по вседневной жизни, не собираясь отказываться от родного языка и культуры, обычаев семейной жизни и воспитания детей. В Англии стало расти число бизнес-структур рели гиозных организаций, учредителями которых были ино странцы. В общественной жизни наиболее активными гражданами тоже зарекомендовали себя представители мусульман. Об их присутствии всякий раз напоминали мусульманские магазинчики и развалы продуктов, чайна тауны и мечети с голубыми куполами.

В отличие от мусульман-суннитов последователи ши итского вероучения в исламе обязаны совершать молит ву пять раз в день. В крайнем случае молитвы дневные можно объединить с вечерними. Джахангир, а с недавних пор Жангир, представитель афгано-английской компании, который был выходцем из шиитского Ирана, поступал так часто, так как давно уже жил на берегах туманного Аль биона, где бурная светская жизнь и безбожные нравы об щественной жизни могли отлучить от веры самого право верного мусульманина. Хранить в сердце веру и помнить о своей далёкой родине выходцу из Ирана стало совсем Часть 3. Родину не выбирают непросто после того, как он совсем недавно удачно же нился в Лондоне. Жена оказалась вульгарной атеисткой и не признавала других богов, кроме доллара, евро, фунта и золота. Теперь, чтобы помолиться, мусульманин вынуж ден был всякий раз таиться, иначе было не избежать упрё ков властной и богатой супруги.

Мадлен Рокшилбрайт была почти на двадцать лет старше него. Она происходила из знаменитого англий ского рода, владела миллиардным состоянием, огромной недвижимостью в Америке и Европе, а главное, обладала такими международными связями, которые ставили её в один ряд с влиятельнейшими людьми в мировой поли тике и бизнесе. Ещё будучи гражданкой США, она успела поработать в качестве высокопоставленного чиновника в госдепартаменте США. Оставив государственную служ бу, баронесса переехала в Англию, где наконец решила обустроить свою семейную жизнь. Дело в том, что, несмо тря на то, что замужем она побывала уже несколько раз, детей ей Бог так и не дал.

Обрести материнское счастье на старости лет жен щине помог предприимчивый афганец Джахангир. С ним она познакомилась на одном из приёмов в главной за городной резиденции английской королевы – Виндзор ском дворце. В тот памятный вечер немолодая женщина не могла устоять перед восточным красавцем, с которым она случайно познакомилась. Лицо молодого мужчины, подтянутого и модно одетого, пахнущего тонким парфю мом, излучало таинственную улыбку. После знакомства они увлеклись беседой на международные темы. Афга нец продемонстрировал редкое знание цен, индексов и котировок мирового фондового рынка. Вскоре они уе динились и почти весь вечер провели в приятной светской беседе. Женщину особенно привлекли в Джахангире бы 320 АРКАИМ стрый ум и цепкий взгляд. «Для восточного мужчины, – тогда ещё отметила Мадлен Рокшилбрайт, – он слиш ком умён и энергичен!» На прощание они договорились встретиться вновь и обсудить актуальные проблемы со временности, как выразилась влиятельная особа.

На следующий день лондонская властелина, как не гласно величали известную особу лондонские СМИ, жда ла своего нового избранника в своём замке в пригороде Лондона. Она хорошо подготовилась. Несмотря на свою полноту, на вид ей в тот вечер можно было дать не боль ше сорока лет. Чтобы быть красивой и произвести неиз гладимое впечатление на гостя, Мадлен полдня провела в компании своих парикмахеров, косметологов и виза жистов. Изысканный наряд, дорогие украшения, вели колепный макияж, выкрашенные в белый цвет волосы и пышные формы тела не могли не взволновать восточно го мужчину. Визит афганца к влиятельной светской особе закончился тем, что предприимчивый бизнесмен и баро несса провели незабываемую ночь, по крайней мере, так это было воспринято немолодой, но очень богатой свет ской женщиной.

Прошло немного времени, и по Лондону поползли слу хи о том, что знаменитая на всю Англию женщина оказа лось беременной. Властелина этого факта и не скрывала, ей даже было приятно осознавать, что она сможет стать матерью и родить ребёнка. «Пусть попробуют забереме неть в моём возрасте другие!» – восклицала всякий раз женщина, когда до неё доходили подобные слухи. Лон донскую светскую тусовку очень интересовало, кто же стал новым фаворитом властелины. Всё тайное стало яв ным, и Рокшилбрайт объявила Лондону о своём желании вновь выйти замуж. При этом мнение отца ребёнка её мало интересовало.

Часть 3. Родину не выбирают Так, в одночасье, скромный афганский бизнесмен иранского происхождения превратился в английского подданного Жангира Рокшилбрайта. Чтобы это случи лось, афганец был вынужден публично обвинить во всех грехах правящий тогда режим в Кабуле и попросить по литического убежища в Англии. В награду за столь «му жественный» поступок он и стал мужем влиятельнейшей женщины, сэром Рокшилбрайтом и обладателем дорогой лондонской недвижимости, а заодно возглавил крупней ший в Европе медиахолдинг.

В тот день, оставшись один в огромном старинном ко ролевском загородном замке, Жангир Рокшилбрайт, нако нец, нашёл время, чтобы помолиться и пообщаться с Все вышним. Его супруги не было, она уехала на очередную деловую встречу, поэтому своих мыслей и чувств можно было не таиться. Мусульманин переоделся в лёгкий на циональный наряд. Опустившись на колени, сложив руки перед собой, он начал шёпотом читать аят за аятом свя щенного Корана. Общаясь с Всевышним, он отбрасывал все другие мысли, которые мешали ему сосредоточиться на смысле молитвы. Он уже завершал вечерний намаз в своей комнате, когда двери в комнату с шумом раство рились и в помещение вошла жена. Она была возбуждена.

– Почему не встречаешь меня? Опять за свое взялся!

Я предупреждала тебя, чтобы в моём доме не пахло ази атчиной и мусульманщиной, – приблизившись вплотную к мужчине, она схватил его за волосы, рванула в сторону и уложила супруга на пол. От женщины несло спиртным.

– Что ты на себя натянул, шиит? – властелина небреж но пнула лежащего ногой.

Жангир, поднявшись на ноги, ответил вопросом:

– Зачем пьёшь, у нас маленький ребёнок, какой при мер? – он говорил на английском с лёгким акцентом.

322 АРКАИМ В последнее время свою жену он всё больше ненавидел, а её оскорбления на религиозной почве переносить во обще было нестерпимо. Однажды, ещё в первое время их романтического знакомства, сознавшись жене в своём иранском происхождении и сохранении верности мусуль манской вере, он всё чаще конфликтовал с супругой из за её нападок на ислам. С каждым разом Жангиру стоило большого труда отвечать взаимностью на сексуальные желания немолодой женщины. Приходилось терпеть, так как женитьба открывала перед афганским бизнесменом неслыханные ранее возможности не только в бизнесе, но и политике.

– Не тебе мне указывать! Через час жду тебя внизу, будем вместе ужинать. Я соскучилась по тебе! Сними эту гадость с себя и вымойся хорошенько. Я так хочу!

Баронесса круто развернулась и, слегка покачиваясь, удалилась.

В тот вечер междугородный телефонный звонок за стал Жангира за вечерним туалетом. Звонили из Кабула.

Это была его дочь. Мариам пребывала в крайнем волне нии и потому, как только поняла, что говорит со своим от цом, перешла на родной язык, всё время путаясь, скорого воркой рассказала родителю о своих бедах и проблемах.

Оказалось, что теперь девушка не имеет возможности обучаться работе на компьютере. Учитель, которого де вушка всегда, когда звонила в Лондон, представляла как лучшего в мире компьютерщика, к тому же хорошо вла девшего и английским языком, вот уже три месяца как пропал без вести. Отец попытался успокоить любимую дочку, обещал найти другого преподавателя, даже луч ше прежнего. Однако на другом конце телефона плакали и не хотели слышать ни о ком, кроме Фарида Пашида.

Отцу ничего не оставалось делать, как пообещать попро Часть 3. Родину не выбирают бовать найти пропавшего без вести человека. Он даже забыл расспросить дочку о делах семейства и передать всем привет, так сильно она его озадачила.

За длинным сервированным столом в большой гости ной муж и жена сидели вдвоём. Она в торце, он справа от неё. Им неспешно и галантно прислуживали двое слуг.

Худая высокая чопорная англичанка лет сорока и полно ватый молодой мужчина негритянского происхождения подносили всё новые и новые блюда, открывали бутылки, поправляли салфетки. Свет в большой и очень дорогой гостиной был приглушён. На столе горели свечи. Хозяйка подала знак прислуге удалиться.

– Дорогой, должна тебе сообщить важную новость.

Со следующего месяца тебе доверено представлять мои интересы в международных финансовых структурах. Как понимаешь, это особая честь и доверие. Верю, что оправ даешь! Поздравляю! – женщина подняла бокал с вином.

Муж поднялся со стула и поцеловал руку женщине. Вла стелина отпила несколько глотков, поставила бокал и по манила к себе мужа. Они поцеловались в губы. Жангир, почувствовав трепет женского тела, поспешил отстра ниться. Его давно уже тошнило от одной только мысли о предстоящей близости с властелиной.

Мадлен была в хорошем настроении. Она пила, заку сывала и всё время говорила. Жангир редко видел жену выпившей, но когда это происходило, она могла нагово рить такого, что ни в одной газете или книге не прочита ешь. На следующий день будет бесполезно возвращаться к разговору. Мадлен обязательно сделает вид, что ниче го не помнит или просто отшутится. Поэтому сейчас муж приготовился внимательно слушать.

– Теперь понимаешь, почему я так отношусь к тво им азиатским привычкам. Не раз тебе говорила, что 324 АРКАИМ в тех кругах, в которые тебе посчастливилось войти, не принято проявлять свои религиозные и национальные чувства.

– Но есть люди твоего круга, которые не стесняются проявлять свои религиозные чувства! – супруг осмелился перебить баронессу.

– Мы – это другое дело. Истории нашего народа почти шесть тысяч лет! Сегодня весь мир в наших руках.

– Исламу тоже много лет, более миллиарда людей на вопрос, кто ты такой, отвечают: я мусульманин!

– Заткнись. Что ты можешь знать про ислам? Все ми ровые религии аврамического корня мало чем отличают ся от какого-нибудь коммунистического геополитическо го проекта, целью которого было покорение территорий и народов, формирование основ нового мирового поряд ка. Когда стало ясно, что «красный проект» перехватил у большевиков и возглавил Сталин и при этом стал уходить из-под контроля, понадобился Гитлер.

– Зачем?

– Мой дорогой мальчик, ты не усвоил моих уроков, и, бо юсь, что тебе рано доверять серьёзные дела, – властелина заговорила на повышенных тонах. Её большие выпученные глаза округлились. Жангир поспешил реабилитироваться.

Он вновь приник к женщине, обнял и поцеловал. Затем поднял бокал, произнёс ещё один тост за самую умную и красивую женщину в мире. Мадлен немного смягчилась.

– Гитлер – это отдельная тема. Он тоже не с неба сва-лился. Это один из самых успешных исторических проектов. Адольф Аилозович Шикельгрубер выполнил свою миссию, возглавив процессы пробуждения нацио нального самосознания немцев. Без него сложно было бы столкнуть в самой кровопролитной войне двух по тенциальных союзников – немцев и русских. И сегодня Часть 3. Родину не выбирают ни те, ни другие уже никогда не смогут успешно конку рировать на мировой арене. Гитлер помог создать госу дарство Израиль.

– Но СССР тогда победил, не правда ли?

– Это была пиррова победа. Кремль был обречён! «Хо лодная война» окончательно решила исход глобального столкновения Запада и Востока не в его пользу. Правда, нам пришлось за это хорошо заплатить. Одна «афганская война» чего только стоила нам. Но и СССР, которого уда лось втянуть туда, не выдержал людских и материальных затрат и надорвался. Уход из Афганистана стал началом неизбежного распада СССР.

– Значит и политика национального примирения в Афганистане, и новое политическое мышление, и пере стройка Горбачёва – звенья одной цепи!

– Мальчик, смелеешь на глазах! Со мной можно, а вот за пределами нашего дома – не сметь! Понятно, шиит! – женщина протянула руку и слегка похлопала мужа по щеке. Супруг выдавил из себя подобие улыбки. Он про должал ловить каждое слово, оброненное нетрезвой вла стелиной, позволявшее ему прикоснуться к ранее неведо мым тайнам геоистории… – Безусловно, мир без войн не бывает. Это человече ская природа. Побеждает всегда умный, хитрый и силь ный. А что делать честным, порядочным, набожным?

– Покориться и жить. Каждому своё!

– Этот лозунг, кажется, был написан на воротах гитле ровских концлагерей.

– Он не потерял актуальности и сегодня. Установить миропорядок без насилия невозможно. Поэтому и соз даны были в своё время США как витрина капитализма и одновременно военный гарант гегемонии доллара во всём мире. Кто не с нами, тот против нас! Если аятоллы 326 АРКАИМ в Тегеране этого не поймут, Иран получит новую войну, но уже не с Ираком, а с США и их союзниками.

– Это же настоящий фашизм, когда массовое убийство поставлено на поток! А если мир когда-нибудь узнает об этих чудовищных планах?

– О планах можно узнать, но вынести информацию на ружу невозможно. У нас длинные руки, запомни это, мой мальчик! Ты слишком много задаёшь вопросов, мне это мо жет надоесть, и тогда тебя ждёт незавидная судьба. К нам легко прийти, а уйти с такой информацией можно только из жизни, – баронесса самодовольно ухмыльнулась.

– Извини, дорогая, я выбрал свой путь, мне без тебя и нашего ребёнка жизни уже не будет.

– Дорогой, вот это корректный ответ! И пойми, на конец, в наших рядах много представителей самых раз личных цивилизаций, этносов и вероучений. Космопо литизм, доллар, информация – наши главные средства достижения цели установления тотального мирового по рядка. Кстати, тебе доверено управлять крупнейшим ин формационным ресурсом мира. Цени это и помни, мно гие хотели бы войти и стать в наши ряды, но не каждому предоставляется такая возможность. Тебе повезло, ты отец моего ребёнка!

– Я знаю, спасибо, очень признателен. Я люблю тебя, – Жангир, пожалуй, впервые услышав такие откровения властелины, вновь заговорил заискивающе и примири тельно. Неизвестно от чего в эту минуту ему пришла на ум известная русская пословица: «Что у трезвого на уме, у пьяного на языке». И действительно, властелина была сильно пьяна и её продолжало нести.

– Никому нет дела до судеб отдельных народов. Если они становятся лишними, должны будут исчезнуть. И не важно, речь идёт о твоих или моих соплеменниках, русских Часть 3. Родину не выбирают или американцах. Нет, нет и ещё раз нет! Конечно, опыт многовековых скитаний и испытаний превратил моих со племенников в уникальное и одновременно универсаль ное средство уничтожения национальных государств. Это революционные дрожжи, которые способны забродить практически в любой географической точке земли, вызвать социальный хаос и снести в наших интересах любую наци ональную власть. Мир без национальных границ – это бу дущее мира! По-другому просто нельзя, кто-то обязательно должен править миром, иначе апокалипсис. Знаешь глав ное противоречие современной эпохи? – женщина вновь самодовольно ухмыльнулась. – Это противоречие между огромной, многомиллиардной, численностью населения Земли и острым дефицитом ресурсов, гиблой экологией.

Понимаешь, на Земле много лишних людей. Жаль, но иран цы тоже лишние. Они так и не усвоили уроков Пурима*.

А вот тебе повезло! Ты отец моей дочери, – ещё раз под черкнула властелина. Лёгкая улыбка появилась на губах женщины. На её пьяном лице проступили глубокие морщи ны. – А теперь хватит политеса. Веди меня на ложе, мой милый шиит. Тс-с… – баронесса поднесла ко рту палец. За тем она пьяно улыбнулась, встала и, шатаясь, направилась в спальные апартаменты. – Я жду тебя.

Жангир допил красное вино из бокала, наполнил его шотландским виски и залпом выпил. «Почти по-русски!» – подумал он. Почему-то вспомнились времена русских за столий во время учёбы в советском военном училище. Он невольно улыбнулся.

Войдя в спальню, Жангир застал жену уже спящей. По жилая женщина, развалившись на большой двуспальной кровати, храпела. Большой живот тяжело поднимался и * Праздник отмечается в связи с гибелью 75 тысяч персов в исто рических событиях до Рождества Христова.

328 АРКАИМ опускался. Муж, поморщившись, небрежно накинул одеяло на голое тело жены, а затем направился в ванную комнату.

Судьба агента Когда в семье известного иранского учёного из Меш хеда родился сын, его назвали Джахангиром, что в пере воде с фарси означало «властелин мира». Как рассказы вал отец, он дал малышу это имя в надежде, что его сын на пути к самосовершенствованию и познанию законов Все вышнего станет властелином праведных дум и поступков.

Учёный был одним из тех, кто тогда не боялся открыто симпатизировать аятолле Хомейни, в своё время возгла вившему борьбу иранского народа против ненавистного шахского режима. Однако учёный не дожил до триум фального возвращения Хомейни в Иран из Франции, где он последнее время находился в эмиграции, счастливого дня для всех иранцев, когда свершилась долгожданная исламская революция и восторжествовали идеалы ис ламской справедливости. Всего за несколько месяцев до падения проамериканского режима в Тегеране, известно го учёного схватила шахская охранка, заточила в тюрьму.

Там он вскоре скончался, не выдержав зверских пыток.

Семья была вынуждена эмигрировать в Афганистан.

В соседней стране к этому времени победила саурская* революция и к власти в Кабуле пришли коммунисты. Се мью известного антиамериканиста в братской стране при няли неплохо. Не без помощи новых властей Джахангир, * Саурская – апрельская (дари).

Часть 3. Родину не выбирают который уже успел окончить три курса тегеранского уни верситета, успешно перевёлся и продолжил учёбу в поли техническом институте. Ему даже предоставили неболь шую комнату в студенческом общежитии, где он поселил ся вместе со своими родственниками. Невольно попав в водоворот революционных событий, он оказался востре бованным в рядах новой власти. Ещё будучи студентом, был отмечен как активный борец против американского влияния в Афганистане. А сразу после окончания инсти тута его направили на учёбу в Советский Союз, где ему предстояло шесть лет учиться на военного журналиста.

Начать успешно делать карьеру помогла женитьба на дочери влиятельного афганского дипломата, который, несмотря на все революционные передряги и череду из менений в высших эшелонах власти, продолжал занимать важный пост в афганском министерстве иностранных дел.

Едва Джахангир уехал на учёбу в СССР, как из Кабула при шло радостное известие – жена родила ему сына. Когда Джахангир учился на третьем курсе, родился второй сын.

Сразу после окончания военного училища молодой офицер вернулся в Кабул. Однако приехал Джахангир не один. На четвёртом курсе он безнадёжно влюбился в рус скую девушку, которая работала учительницей русского языка на спецфакультете военно-политического учили ща, где афганский военнослужащий учился на военного журналиста. Почти два года обхаживал девушку, пока она не дала согласия выйти за него замуж. Поэтому вместе с Джахангиром в страну гор прибыла и его русская жена, которая к тому же приняла подданство Демократической Республики Афганистан. Любимая русская женщина ро дила Джахангиру очаровательную дочку. Он, недолго ду мая, решил, что имя должно быть одновременно и иран ским и русским. Так девочку стали звать Мариам. Это имя 330 АРКАИМ носила бабушка Джахангира по отцовской линии. Отец не раз обращал внимание сына на то, что Иран – это часть территория древней Арианы, а иранцы не только носите ли исламских ценностей, но и прямые наследники древ нейшей арийской культуры. «Мария, – говорил отец, – это мать Ария».

Всё складывалось бы хорошо, только вот русская жена никак не могла смириться со своей участью второй жены образованного афганца, который скрыл от неё, что уже женат и имеет двоих сыновей. Теперь в Кабуле супруг уже не был тем галантным кавалером, который так ревностно и внимательно ухаживал за девушкой в Советском Союзе.

Бывшая советская поданная стала всё чаще тосковать и грустить, болеть и хиреть. Женщина правдами и не правдами пыталась вырваться из Афганистана и уехать в Советский Союз.

А Джахангир продолжал делать стремительную карье ру. Попав после окончания советского военного учили ща служить в ХАД*, он окончил годичные курсы русско го языка по линии министерства иностранных дел. Отец первой жены предложил ему на выбор поехать работать в посольство ДРА в Индию или Иран. Выбор, естественно, пал на Тегеран, куда капитан ХАД выехал один без семьи.

Первые годы жизни на исторической родине вновь вернули его к беззаботным временам юношества. Осо бенно трогательной оказалась поездка в родной Мешхед, куда он однажды отправился в нарушении всех инструк ций. Он бродил по базарным улицам родного городка, дышал родным воздухом и не мог надышаться, любовал ся картинками до боли знакомого пейзажа и не мог на смотреться. Трепетные чувства вызвали встречи с близ * ХАД (Хедамате-е амният-е Афганистан) – Служба безопасности Афганистана.

Часть 3. Родину не выбирают кими и дальними родственниками. Однако всё это время Джахангира беспокоила слежка, которая особенно явно велась за ним здесь, на малой родине. К счастью, всё тог да обошлось. Вернувшись в Тегеран, он продолжил свою работу в посольстве.

Серьёзные перемены в жизни афганского разведчика произошли спустя год. В один из мусульманских выходных дней, пятницу, Джахангир сидел в своём любимом кафе, расположенном в старой части города, наслаждался све жеприготовленным кофе и смотрел телевизор. Дикторы, мужчина средних лет без галстука и молодая женщина с покрытой головой, вели новостную программу. По теле визору показывали сюжеты боевых действий на фронтах ирано-иракской войны.

Неожиданно к столику подошла девушка приятной внешности. Одета она была по-мусульмански, голову по крывал тонкий шёлковый платок.

– Простите, ваше имя Джахангир?

– Да, а что случилось? – настороженно ответил муж чина.

– Разрешите мне присесть рядом.

– Пожалуйста.

Девушка присела на стул и стала открывать свою су мочку.

– Мне поручено показать вам это, – она вынула из сум ки фотографию и передала её мужчине.

На небольшом фото отец Джахангира был сфотогра фирован с лидером исламской революции аятоллой Хо мейни. На обороте фотографии одной рукой были на писаны место и дата фотографирования: Париж, 1978 г.

Сын сразу узнал почерк своего отца. Он невольно прижал фотографию к груди. Потом нехотя вернул её обратно.

– Откуда она у вас?

332 АРКАИМ – Из архива Корпуса стражей исламской революции Ирана. При этих словах девушка разорвала фото пополам.

– Что вы делаете? – мужчина попытался ухватить её за руку.

–Эта половина останется у вас. Когда вы понадоби тесь, вас найдут и при встрече предъявят вторую полови ну фотографии.

– Вы меня вербуете? А если я не соглашусь?

– Мне поручено сделать то, что я сделала, – девушка встала, мило попрощалась и пошла к выходу.

Джахангир ещё долго анализировал содержание и все детали этой встречи, опасаясь провокации со сторо ны иранских спецслужб. Вскоре появившиеся семейные проблемы на какое-то время отодвинули на второй план случай с попыткой его вербовки. Через полгода в Кабу ле скоропостижно скончалась русская жена Джахангира.


Супруг срочно вернулся в Афганистан и быстро связался с родителями умершей. По их настоятельной просьбе он организовал отправку гроба на родину – в СССР. Так он выполнил свой долг перед женщиной, которая ради него готова была пойти на всё. Несмотря на свой малый воз раст, больше всех переживала семилетняя дочка. Тщетно отец успокаивал девочку. Она звала и ждала возвраще ния любимой мамы.

В Тегеран Джахангир не вернулся. К тому времени со ветские войска уже покинули Афганистан и обстановка в стране была крайне сложной и противоречивой. Влия тельный тесть Джахангира, который готовился отойти от дел и уйти на пенсию, в последний раз приложил усилия и решил вопрос о направлении зятя в Лондон. О работе в такой стране можно было только мечтать. Однако зять не сдержал данное тестю обещание отправиться за гра ницу только вместе с семьёй.

Часть 3. Родину не выбирают Вот там, на берегах туманного Альбиона, ксировцы* вновь нашли афганца и предложили ему сотрудничество.

Серьёзный бородатый человек, представившийся членом руководства одной легальной мусульманской обществен ной организации, предъявил фотографию и сразу напом нил, что в Иране очень надеются на сына известного учё ного, который не пожалел жизни ради торжества идеалов исламской справедливости в Иране. Уже на следующей встрече незнакомец обсудил с Джахангиром перспективы сотрудничества в связи с падением режима Наджибуллы в Кабуле. Ему было рекомендовано ни при каких условиях не возвращаться обратно в Афганистан, а уже сейчас учре дить фирму и заняться бизнесом, продолжать налаживать деловые связи. Заодно пообещали афганцу позаботиться о его семье в случае дальнейшего осложнения обстановки.

В Кабуле про одного из бывших сотрудников ХАД дол го не вспоминали, а поэтому он продолжал спокойно ра ботать, даже не получая казённых денег из Афганистана, где к власти к тому времени пришли талибы. Вспомнили о Джахангире, когда до Кабула стали доходить слухи об осо бой предприимчивости бизнесмена, учредившего вдоба вок к торговой бизнес-компании ещё и информационное агентство, а также его любовных связях с одной известной английской особой. Хотели вызвать в Кабул, но он не вер нулся. Решили надавить через семью, но оказалось, что она уже год как выехала за границу в Исламскую Республику Иран. В Тегеране женитьбу своего агента на влиятельной баронессе приветствовали. Вскоре офицера КСИР поздра вили с присвоением очередного офицерского звания.

Так и не заснув в эту ночь, сэр Рокшилбрайт рано утром выехал в свой лондонский офис. За окном кабине та на двадцатом этаже шёл дождь. Жангир курил сигару * Ксировцы – бойцы Корпуса стражей исламской революции.

334 АРКАИМ и смотрел сверху вниз на город, над которым сгустились тучи. Ровно в 9.00 секретарша доложила о прибытии по мощника руководителя медиахолдинга. Рокшилбрайт предложил подчинённому присесть.

– Фамилия человека, который меня интересует, Фа рид Пашид. Более полугода назад он пропал без вести в Афганистане. Надо установить: жив ли он? Если да, то где находится? Куда его надо будет доставить, я сообщу позже. Если потребуется, определитесь с ценой вопроса.

И подготовьте мне полное досье на этого человека.

Маковый ад В деревне, откуда шла родословная Пашина по ма теринской линии, дед выращивал мак. Красная поляна в саду радовала глаз и манила к себе. Когда маковые листья осыпались, внуку нравилось раскалывать голов ки, наполненные мелкими семенами. Высыпав чёрные мелкие зёрнышки в руку, он с удовольствием забрасы вал всё содержимое раскрытой ладони в рот. Вкусной получалась и бабушкина выпечка с маком. Но как были не похожи и не совместимы те детские воспоминания и представления с тем, что ему пришлось увидеть и пе режить в Афганистане, где бело-фиолетовые и красные поля мака стремительно захватывали всё новые земли в стране гор.

Ослабление центральной власти в Кабуле после ухо да советских войск из страны гор и сокращения щедрой материально-финансовой помощи афганским властям Часть 3. Родину не выбирают и населению, вынудило афганцев приступить к возрож дению и расширению массового производства наркоти ков. Выращивание мака зачастую являлось единствен ным источником дохода для местных дехкан*. В условиях постоянной засухи выращивать хлеб они не могли, в то время как маку воды почти не требуется. К тому же пше ница на афганском рынке стоила всегда дёшево. Поэтому простым афганцам не было дела до того, сколько людей в мире погибает от выращенных ими наркотиков, главное, чтобы их семьи не умерли с голоду.

Когда в Афганистане развернулась война за контроль над производством и поставками наркотиков на внеш ние рынки, то самыми активными в ней оказались амери канцы и пакистанцы. В окружении бен-Ладена, которого американские спецслужбы приручили ещё со времён со ветского военного присутствия, за бесперебойную работу наркотрафика в Россию и другие страны Содружества Не зависимых Государств отвечал Везир-хан. Он давно уже зарекомендовал себя жёстким и бескомпромиссным нар кодельцом. В стремлении достичь своих целей Везир-хан не гнушался никакими методами и средствами: подкупал таможенников, пограничников и чиновников, выдавал правоохранительным органам или убивал наркокурье ров конкурирующих преступных организаций. За свою работу он получал неплохие комиссионные. Кроме того, Везир-хан хорошо зарабатывал на работорговле, меха низм которой работал просто и безотказно. Вначале его люди в крупных городах СНГ подсаживали на наркотики влиятельных и богатых людей или их детей, а затем вы крадывали и переправляли на Северный Кавказ, а потом в Афганистан. Затем за возвращение пленников домой выставлялась кругленькая сумма в долларовом эквива * Дехкан – крестьянин, земледелец.

336 АРКАИМ ленте. Тем временем заложники отправлялись на рабские работы, чаще всего на наркопроизводство.

Не сумел избежать этой участи и Аркаим. В качестве рабсилы он оказался в провинции Нангархар, где в своё время проходил офицерскую службу. Теперь здесь разме стилась крупная база складирования и первичной перера ботки опийного сырца. Но благодаря своей специальности, он не был занят на работах, связанных с производством наркотиков. Пашин должен был обслуживать компьютер ную технику, которой недавно оснастили группу учёта.

Здесь всем заправляли американцы и пакистанцы. А его допускали к компьютерам лишь для установки программ и устранения неисправностей в оборудовании. Но и этого хватало, чтобы разведчик умудрялся копировать отдельные материалы на дискету, которую ему удалось раздобыть.

Жил он в бараке в небольшой комнате вместе с двумя охранниками. Утром и вечером должен был прислуживать им, убирать, мыть посуду и выполнять другие хозяйствен ные работы. Пашину можно было позавидовать. Другие рабы жили несравненно хуже. Утром охранники криками, кулаками, пинками и прикладами автоматов выталкивали пленников на работу. Те с утра до вечера гнули спины на маковых полях, прилегавших к лагерю. Ночевали рабы в специальных отдельно огороженных загонах, там же их кормили утром с восходом солнца и вечером сразу по сле его захода. Как правило, давали грязную похлёбку в целлофановом пакете и куски лепёшек, приготовленных неизвестно из чего. Единственной радостью для многих пленников была возможность получить дозу наркотиков.

От передозировок, жизни впроголодь, непосильной раб ской работы и издевательств охранников люди постоян но болели и умирали как мухи. Спастись удавалось только тем, за кого платили хороший выкуп.

Часть 3. Родину не выбирают Почти ежедневно в лагерь прибывали новые партии людей. Среди них было немало рабов из России. Пашин не раз хотел организовать их для восстания или массового побега. Однако ему под угрозой смерти было запрещено контактировать с другими рабами. Но Фёдор никогда не забывал о том, что и здесь, в лагере смертников, он оста ётся Аркаимом, который находится на войне. Уже через месяц разведчик знал о том, что в лагере осуществлялась не только первичная очистка опия-сырца, который затем переправлялся в соседние страны для углублённой пере работки на предприятиях химической промышленности.

Здесь, в непосредственной близости от перевалочного пункта на пакистано-афганской границе, был создан зам кнутый промышленный цикл, включающий в себя выра щивание опиумного мака, экстрагирование опия-сырца, его переработку в морфий и далее в конечный продукт – высококачественный гидрохлорид – героин.

Военный разведчик также вскоре выяснил, что су ществовала полноценная банковская сеть кредитования под будущие урожаи опийного мака, с недавних пор были организованы поставки минеральных удобрений и ингре диентов для изготовления героина с химических заводов в Пакистане. Складирование и крупнооптовая реализа ция продукции осуществлялась на героиновых рынках пакистанского Читрала и афганского Кандагара. Тран зитный узел перед отправкой наркотиков по «южному пути» функционировал в Карачи, а северо-западный наркотрафик пролегал через страны Средней Азии и Кавказа. В Россию наркотик тоже попадал преимуще ственно через Горный Бадахшан.

На жёстких дисках компьютеров Аркаим нашёл много другой ценной информации. В электронной бухгалтерии администрации содержались сведения о расходовании 338 АРКАИМ значительной части средств от продажи наркотиков на финансирование деятельности исламских неправитель ственных организаций в Европе, России и странах СНГ.

Эти средства направлялись на строительство мечетей и развитие сети религиозных школ. Особый интерес представляла информация о приобретении и поставках оружия и спецтехники, оплате подготовки боевиков, ди версионных актов и тому подобное.

Пашин выяснил, что основные людские поставки рос сиян в лагерь шли через Чечню. Представители де-факто независимой Республики Ичкерии были частыми гостями в лагере. Они не только поставляли рабов и организовы вали выкупы, но и занимались транспортировкой нарко тиков. В отличие от других иностранцев, которые преи мущественно общались на английском языке, вайнахи изъяснялись с администрацей лагеря только на русском.


Аркаим, стараясь оставаться незаметным для окружаю щих, время от времени появлялся в коридорах главного административного здания и нередко слышал обрывки их разговоров. Благодаря этому он и выяснил, что совсем недалеко от лагеря функционировал международный во енный центр по подготовке боевиков для ведения под рывной деятельности в Средней Азии, Китае, Северном Кавказе, Крыму и на Балканах. Также неожиданно узнал, что скоро, примерно в конце июня, в Крыму состоится закрытая встреча представителей западных спецслужб с членами руководства Республики Ичкерии и некоторы ми чеченскими полевыми командирами.

Пашин очень сожалел, что был лишён какой-либо связи с российским разведцентром в Душанбе или Москве. Дан ные, хранившиеся на дискете, устаревали, и он был вынуж ден, всякий раз рискуя жизнью, обновлять свою информа ционную базу на единственном электронном носителе.

Часть 3. Родину не выбирают За полгода нахождения в лагере Фёдор виделся с Везир-ханом всего один раз, да и то непродолжительное время. Наркоделец прибыл за очередной партией нарко ты. Несмотря на его желание пообщаться со своим рабом наедине, ему разрешили это сделать только в присутствии охранника. Везир-хан долго приглядывался к собеседни ку, а потом неожиданно выпалил:

– Я всё думал, где я мог видеть тебя раньше? – Везир хан сделал паузу. Пашин внутренне весь сжался. «Если он меня сейчас разоблачит, убью скотину, а дальше – умирать, так в бою», – в голове разведчика сразу со зрел план. Фёдор внимательно взглянул на охранника.

Тот дремал, сидя на стуле у дверей. У него между ног был зажат китайский «калаш».

«Может, ему про встречу в Панджшере напомнить, чтобы переключить внимание, – мелькнула мысль у раз ведчика. Нет, нельзя», – внутренне сжался Пашин. Одна ко после небольшой паузы среагировал на догадки свое го похитителя.

– Может, в Кабуле?

– Нет, не путай меня!

– Мне хорошо известно, что ты на какие-нибудь Мосад или Ми-5 работаешь, я не сомневаюсь в этом. Переводчик Ахмад-шаха тогда сдал тебя. А они за своего агента всегда заплатят. Иначе сгниёшь здесь. Скажи спасибо, что я тебя в администрацию пристроил.

– Спасибо!

Саланга давно мучала мысль: «А не сдать ли Пашида представителям американской разведки прямо здесь, в администрации, чтобы заработать на нём?» Но сомне ния останавливали его. Он был не уверен, что ему удастся хорошо заработать на пленнике. Пашид сразу расскажет, как над ним издевались! К тому же у него, наверняка, 340 АРКАИМ имеются и более серьёзные связи, а его хозяева просто захотят разобраться со мной. А мне это совсем не надо».

Он неожиданно спросил пленника:

– Намаз совершаешь?

– Как положено сунниту, три раза в день!

– Пашид, а ведь я просил тебя о сборе информации, – Везир-хан невольно перевёл глаза на охранника. Тот про должал преспокойно дремать.

Пленник, который продолжал стоять перед своим по хитителем, развёл руками, дав понять, что пока ничего не получается. Аркаим не собирался делиться никакой ин формацией об афганском наркобизнесе со своим похи тителем. Он продолжал надеяться, что рано или поздно вырвется из когтей региональной наркомафии.

– Плохо. Старайся! Если получится, вытащу отсюда, возьму в дело, – Везир-хан произнёс эту фразу скорого воркой, чтобы не вызвать подозрений у охранника. Но тот среагировал на изменение тональности беседы. Тог да Саланг решил сразу завершить разговор. Ему хотелось оставаться вне подозрений у администрации лагеря, ко торая вся состояла из кадровых разведчиков. Шпионский клубок, который за последнее время оказался свитым во круг афганского опиума в зоне пуштунских племён, был невидимыми нитями связан не только со спецслужбами ведущих западных стран, но и структурами мировой фи нансовой закулисы.

Сразу после отъезда Везир-хана Фёдор ещё больше укрепился в своём намерении бежать из наркотическо го ада. Такая возможность представилась через неделю.

В тот день несколько рабов из числа русских, недоволь ных постоянными избиениями, пошли на отчаянный шаг.

Уже стало темнеть, и каторжники, как всегда, бегом воз вращались с работы. Один из них не побежал и отстал.

Часть 3. Родину не выбирают Охранник стал его избивать. В этот момент из общего строя выскочило несколько смельчаков. Они с голы ми руками вступили в неравную схватку с вооружённой охраной. Некоторым из храбрецов даже удалось овла деть оружием. К месту массовых столкновений прибыла дополнительная охрана. Восставших рабов сразу изоли ровали и стали расстреливать в упор. Собаки с ожесточе нием рвали окровавленные тела пленников.

Аркаим, всё это время находившийся в модуле, решил воспользоваться суматохой и паникой, чтобы исчезнуть из лагеря. Он незаметно проскользнул к лагерным воро там. Там стоял лишь один охранник. Пашин быстро огля делся. Поблизости не было и собак. Разведчик незаметно подкрался к охраннику, набросился на него, повалил на землю и железной хваткой двух рук сдавил шею. Тот не успел даже вскрикнуть. Забрав автомат, Аркаим исчез.

К утру Фёдор удалился от лагеря километров на пятнад цать. Совсем обессилев, он спрятался в горной расщелине и сразу заснул. Проснулся от громкого лая собак. Перед ним стояли охранники из лагеря. Автомата рядом уже не было. Сопротивление было бесполезно.

В наркотическом аде Пашина избили до полусмерти, но оставили в живых. Через несколько дней его опять допустили к компьютерным работам в администрации.

Специалистов его уровня в лагере просто не было. Одна ко теперь к Пашину была приставлена отдельная охрана.

Его лишили доступа к радиоприёмнику, который служил ему единственным информационным окном. По вечерам для профилактики охранники дружно избивали компью терщика. После таких избиений Аркаим думал, что жить ему осталось недолго. «Просто так я не умру», – твер дил он про себя и искал возможность выкрасть гранаты у охранников.

342 АРКАИМ Шёлковый путь Великий шёлковый путь, возникший несколько ты сячелетий назад, сыграл большую роль в развитии эко номических связей народов Китая, Центральной Азии, Кавказа и Ближнего Востока. Он был не только главным торговым путём, но и важнейшей артерией культурного, религиозного и технологического взаимопроникновения.

Однако на рубеже XX и XXI веков Великий шёлковый путь всё больше стал суживаться до размеров наркотрафика, главных каналов нелегальных поставок оружия и рабов.

Из своей очередной командировки Везир-хан вернулся в маковый ад гораздо раньше обещанного времени.

В предгорьях исполинских вершин Гиндукуша уже стояла невыносимая жара. В условиях повышенной влажности даже местные жители с трудом переносили сорокогра дусную температуру. Вечером наркоделец пригласил Па шина к себе в модуль. Ничего не говоря, Везир-хан стал жестоко избивать раба. Стало ясно: он не мог ему про стить попытки побега. «Видимо, это конец!» – мелькнуло у Фёдора в сознании. Однако минут через десять Везир хан успокоился.

– А теперь слушай хорошую новость! На тебя нашёлся покупатель!

По выражению заросшего лица пленника, на котором поблёскивали старенькие очки в металлической оправе с потрескавшимися стёклами, невозможно было понять, обрадовался он или нет. И действительно, Пашин не знал, как относиться к этому внезапному сообщению. Мысль о том, что это ГРУ по своим каналам нашло его и реши ло выкупить у наркомафии, одновременно грела сердце и пугала военного разведчика. При возникновении пер Часть 3. Родину не выбирают спективы возвращения домой, уж очень не хотелось бес славно завершать свою карьеру в Афганистане.

– Кто?

Пленник стал с трудом подниматься с пола.

– Рокшилбрайт, знаешь этого человека?

– Нет! – Пашин ответил, почти не раздумывая. Хотя в сознании как-то сразу всплыло лицо его афганской ученицы, матерью которой была русская учительница из бывшего СССР.

– Скрываешь? Правильно делаешь! Но я и так знал, что ты человек фининтерна!

– Это что такое?

– Финансовый интернационал! Не прикидывайся, что не понимаешь о чём идёт речь! Обещай, что отрекоменду ешь меня как надо этим людям!

– Когда едем? – вопросом на вопрос спросил Пашин, пытаясь осмыслить всё только что сказанное Везир-ха ном. «Медиамагнат Рокшилбрайт, несомненно, был не по следним человеком в Лондоне. Однако какое отношение он может иметь к фининтерну? И вообще, что это такое – фининтерн? Надо будет подумать. Это интересно!» – раз мышлял Фёдор.

– Аджале кар-е шайтан аст!* – Везир-хан ответил известной персидской пословицей и добавил: – Время придёт, узнаешь, а пока ты мой заложник. Радуйся, – он достал иглу и набрал содержимое ампулы, сделал реши тельный знак рукой пленнику. Тот сделал Везир-хану укол в вену на обнажённой руке. Узбек сразу закурил.

– Очки не привёз? – вдруг задал вопрос Фёдор. В по следнее время он заметил, как стремительно у него стало садиться зрение.

* Спешка – это дело шайтана (персид. пословица).

344 АРКАИМ – Харфе мард якист!* – Везир-хан выташил чехол с оч ками.

– Где купил? – Пашин примерил очки.

– Неважно! Для тебя ничего не жалко. Скоро за тебя мне выплатят чемодан зелёных. А ты гордись: таким обра зом внесёшь свой вклад в дело мирового джихада. На сум му, которую заплатят за тебя, можно купить много оружия и взрывчатки. Всем вам, неверным, мало тогда не покажется!

– Джихад – это самосовершенствование на пути по знания Всевышнего. В священном Коране написано: агяр мелят-е гити ба шома дусти конад, гярче мусульман на бошад, шума ба ин миллият бояд дусти конид!** – Пашин сложил руки перед грудью. Во время последней встречи ему показалось, что Везир-хан о чём-то догадывается, и он решил по возможности рассеять его подозрения.

– Ва, Аллах, ты и Коран знаешь! Где это такую агентуру готовят? В Израиле или Лондоне? А иврит ты знаешь или идиш? Талмуд?

– Изучал и то и другое.

– Понятно, почему за тебя такие деньги предложили.

– Сколько же я стою?

Но у Везир-хана не было желания дальше разговари вать с рабом. Наркотик уже подействовал, и ему захоте лось остаться одному. Он позвал охранника.

– Бору, бача!*** Перед отъездом у тебя будет время, надо привести себя в порядок, – бросил напоследок Везир-хан.

– Маншелла!****– Пашин под охраной направился в сто рону своего модуля.

* Слово мужчины – закон! (персид. пословица).

** Если какой народ мира, хотя и немусульманский, желает дружить, надо вам с ним быть в дружбе (дари).

*** Иди, парень (дари).

**** Бог даст! (дари).

Часть 3. Родину не выбирают Через два дня, рано утром, грузовик с наркотиками под охраной брони убыл на небольшой аэродром, кото рый примыкал к базе подготовки боевиков. Фёдор вместе с другими людьми принял участие в погрузке деревянных коробок и мешков в небольшой самолёт без опознава тельных знаков. В день отъезда он уже не был похож на вчерашнего раба. Оказалось, что в лагере можно было и постричься и помыться, о чём обитатели «наркотическо го ада» даже не могли мечтать. Теперь Пашин был обла дателем седеющих, коротко стриженных волос на голове, бороды и усов. Его даже приодели. На истощённом теле Фёдора балахоном висел тёмно-синий костюм, из-под ко торого виднелась чёрная футболка, ноги стесняли чёрные ботинки сорок второго размера. После погрузочных ра бот пот градом катился по всему телу. Но снять пиджак рабу не разрешили.

В самолёте, кроме Везир-хана и его пленника, было ещё два человека, одного из них Пашин видел раньше, когда его выкрали и увезли в предместья Кабула. Пока са молёт не набрал высоту, пассажиров продолжали мучить жара и жажда. Спецборт по пути к месту назначения сде лал несколько остановок. Как показалось Фёдору, первая остановка была на каком-то узбекском аэродроме. Там выгрузили несколько тюков. Остановка продлилась пару часов. Всё это время Везир-хан отсутствовал. Возвратил ся в сопровождении мужчины в гражданской одежде. По отрывкам речи Пашин понял, что собеседники говорили на узбекском языке. Когда Везир-хан поднялся на борт, Фёдор сделал вид, что спит. Жара после обеда спала, а потому два других человека тоже дремали. Люки само лёта закрылись, и он стал выруливать на взлётную полосу.

Взревел авиамотор, борт качнулся и приступил к разбегу по взлётной полосе. Полёт продолжался около часа.

346 АРКАИМ Пассажиры самолёта почти одновременно приот крыли глаза, ощутив, как всё больше и больше начина ет проваливаться небольшой воздушный корабль. Он приступил к снижению и вскоре стремительно пошёл на посадку. Везир-хан первым покинул самолёт, за ним – лётчики. Пашин спустился вниз вместе с двумя другими пассажирами. Самолёт стоял на краю аэродрома. Двое бородатых мужчин в защитной военной форме и с ору жием в руках обступили Везир-хана. Послышалась до боли знакомая родная речь. Стоявшие люди общались на русском языке, хотя и с явно выраженным акцентом.

«Чечня!» – как-то сразу понял Фёдор.

Началась разгрузка. Пашин, как и другие, таскал тяжёлые ящики и тюки. Проходя мимо уединившихся Везир-хана и чеченца, ещё больше прислушался.

– Двадцать пятого в Феодосии, военный санаторий, – уточнил кавказец. При этом он недовольно взглянул на раба, замешкавшегося возле них с тюком.

– Бору, бача!* – Везир-хан на афганском языке гроз но прикрикнул на Пашина и дал понять чеченцу, что раб не понимает по-русски.

Когда до Фёдора донеслись ещё некоторые речи, он уяснил, что в Крыму намечено провести какое-то секрет ное совещание. Сразу вспомнился разговор чеченцев в администрации лагеря, случайно подслушанный Фёдо ром. Кавказцы тогда тоже говорили о каком-то совеща нии в Крыму. «Что-то ещё затевается на Кавказе», – пред положил он. Частично такое предположение подтвердил и Везир-хан, когда вскоре подозвал его к себе.

– Хочу тебе подарок сделать. Сейчас к русским девоч кам пойдём. Наверное, уже забыл, зачем женщины нуж ны … – Везир-хан весело подмигнул пленнику. – Но ско * Уходи, парень! (дари).

Часть 3. Родину не выбирают ро всем не до девочек будет. Хвала Аллаху, Кавказ скажет своё слово! Маншелла!

Стояла тёплая летняя ночь. В темноте с трудом были различимы силуэты отдельно стоящих самолётов и вер толётов, корпусов местного аэропорта. В сопровожде нии чеченца афганские гости проследовали по взлётной полосе и вскоре вышли к зданию небольшого аэровок зала. Возле входа стоял бэтээр и дежурили автоматчи ки. Чеченцы громко переговаривались на своём языке и смеялись. Увидев гостей со своим соплеменником, че ченцы обменялись, жестикулируя, какими-то фразами.

Из всего сказанного Пашин только и понял: «Афган»

и «проститутки».

На территории, прилегающей к аэродрому, был обо рудован в полуподвальном помещении притон. Здесь по стоянно работало небольшое число проституток, осталь ных можно было заказать у администраторши, которая организовывала банальный отдых для гостей Грозного, обычно из числа транзитных пассажиров. Когда спусти лись по бетонной лестнице вниз и открыли дверь, гости оказались в ярко освещённом помещении. Фёдор с лю бопытством озирался по сторонам. Гостей встретила жен щина лет сорока в платке и длинном одеянии. Она пред ставилась Алиёй. Сопровождающий чеченец, оставив аф ганцев, сразу удалился.

Администраторша говорила на русском языке без малейшего акцента. Пашин неожиданно вздрогнул, он давно уже не слышал настоящей родной речи, да и сам только размышлял на русском языке, а разговаривал, когда оставался наедине с собой. Однако Фёдор вскоре понял, что не только родная речь взволновала его. В женщине он узнал Ольгу, свою первую любовь, которая предпочла ему другого мужчину. «Как она оказалась 348 АРКАИМ здесь? Почему? Что с ней произошло? – размышлял про себя Пашин. – Как она всё-таки изменилась!» – с горе чью подумал он.

Ольга, действительно, сильно сдала. Она уже была совсем не похожа на ту светскую красавицу, жену влия тельного олигарха, которую когда-то знали в московских светских тусовках. Тем не менее администраторша перед посетителями притона старалась держаться бодро. Как выяснилось, услуги проституток будут стоить недорого.

Представительница секс-заведения открыла ещё одну дверь, и оттуда одна за другой вышли шесть обнажённых девушек. Красавиц среди них не было, но молодость бы ла явным достоинством. Всем им было от шестнадцати до двадцати пяти. Девушки поворачивались из стороны в сторону, демонстрируя свои женские достоинства. Вы сокого роста администраторша возвышалась над ними и по очереди их представляла.

Везир-хан первым определился с выбором. Он паль цем показал на полненькую девушку лет семнадцати. По лучив деньги от клиента, администраторша обратилась ко второму гостю:

– Вы подобрали себе девушку?

Пашин немного удивлённо взглянул на Везир-хана.

Тот объяснил женщине, что его спутник не владеет рус ским языком. А затем взял за руку другую малорослую девушку, что была постарше, тоже с пышными формами, и на афганском языке предложил Пашину уйти с ней. Но тот отказался и показал головой на администраторшу.

Везир-хан удивился, но просьбу перевёл женщине. Та немного смутилась. Пашин заметил, как у Ольги дрогну ли веки глаз и она засуетилась. Первым делом дала знак всем девушкам уходить, а уже выбранной идти и ждать гостя в отдельном помещении. Она даже назвала номер Часть 3. Родину не выбирают комнаты. Решив обратить пожелание гостя в шутку, Алия, улыбнувшись, заметила:

– Это будет стоить вам гораздо дороже!

– Сколько? – воскликнул Везир-хан, ему явно не тер пелось удалиться в комнату.

– Вы это серьёзно? – администраторша немигающим взглядом уставилась на Пашина. Фёдор понял, что Ольга его узнала. Он резко отвёл глаза в сторону Везир-хана.

Тот окинул женщину взглядом с головы до ног, не пони мая, что привлекло Пашина в администраторше.

– Мне нравятся высокие женщины, – в ответ на его не мой вопрос ответил Фёдор.

Везир-хан достал ещё две зелёные купюры и протянул администраторше.

– Сколько у нас времени?

– Один час, – растерянно произнесла женщина.

Когда Везир-хан закрыл за собой дверь, Ольга сделала знак головой, чтобы Пашин следовал за ней. В неболь шой комнате царил полумрак. Деревянная кровать была накрыта покрывалом. Возле небольшого комода стоял торшер, который освещал комнату. Фёдор хотел было за крыть дверь на замок, но его не оказалось. Он недовольно качнул головой и знаками поинтересовался насчёт веро ятности подслушивания разговоров в помещении. Ольга отрицательно покачала головой. Ничего не ответив, она открыла дверь в ванную комнату. Пашин вошёл первым, открыл кран с водой, а затем решительно закрыл за собой дверь. Никакого запора в ванной тоже не было.

Они остались наедине.

– Ну, здравствуй, Ольга!

– Просто глазам не верится! – она с трудом выходила из оцепенения, на её глазах блеснули слёзы. – Здесь мож но говорить, не опасаясь.

350 АРКАИМ – Как ты здесь оказалась?

– Полгода назад младший брат хозяина заразил меня спидом. С тех пор меня сюда, в этот притон, определили.

– Как в Чечне оказалась?

– Долго рассказывать. Бывший муж упёк в рабство. Но сейчас не об этом, у нас мало времени. Мне нужно сказать тебе самое главное. Ты должен знать, что моя Аня – это твоя родная дочь.

– Неужели это действительно так! Мне говорили об этом, но я не поверил.

– Кто говорил?

– Жирик, мой однокашник, он тебя знает.

– Редкая скотина! Сволочь, просто нет слов! Но сей час не о нём. Я прошу тебя, спаси нашу дочь! Она сейчас в Лондоне учится, её туда отправил Мирский, мой бывший муж. Этот человек способен на всё! А мне уже отсюда не выбраться… Умоляю тебя! – Ольга опустилась на колени перед мужчиной.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 11 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.