авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 |
-- [ Страница 1 ] --

Центр научной политической мысли и идеологии

Институт законодательства и нормативно-правовых

разработок

Либеральная конституция

России 1993

года:

проблема смены

Научно-экспертная сессия

6 декабря 2013 г.

Москва

Наука и политика

2014

УДК 342.4(063)

ББК 67.400.1(2Рос), 04я431

Л 55

Л 55 Либеральная конституция России 1993 года: проблема смены.

Материалы научно-экспертной сессии. Москва, 6 декабря 2013 г. Центр научной политической мысли и идеологии. М.: Наука и политика, 2014.

168 с.

ISBN 978-5-906673-03-9 Материалы публикуются в авторской редакции УДК 342.4(063) ББК 67.400.1(2Рос), 04я ISBN 978-5-906673-03-9 © Центр научной политической мысли и идеологии, Содержание Информационное письмо............................................................ Программа....................................................................................... Багдасарян В.Э. Сравнительный конституционный анализ. Конституция РФ как конституция побежденного государства................................................. Сулакшин С.С. Зачем нужна Конституция........................... Чиркин В.Е. Конституция России 1993 г. в проекции будущего................................................................................. Стариков Н.В. Конституция — фасад общества, а не его фундамент................................................................ Бабурин С.Н. Конституцию России 1993 года нельзя не менять................................................................................. Сырых В.М. Совершенствование механизма народовластия по Конституции РФ................................. Дойников И.В. Проблемы государства и права в документах XVII Всемирного Русского Народного Собора..................................................................................... Глигич-Золотарева М.В. Проблемы конституционного целеполагания в современной России............................. Завьялов В.Т. Конституция РФ 1993 г. — один из источников конфликтности в обществе.................. Пунтус В.И. Механика взаимосвязи конституционных принципов и доминанты вектора ценностей общества............................................................................... Вышкварцев В.В. Концепция гражданского общества в конституционных проектах России (1990–1993 гг.)...................................................................... Гундаров И.А. Основы Конституционного строя надо защищать, а не свергать!................................................... Халидов Д.Ш. Проблема смены либеральной Конституции России и новый проект.

Концептуальные замечания............................................. Хвыля-Олинтер А.И. Конституция 1993 года — оценка православного юриста......................................... Чертков А.Н. Современный этап конституционного развития России.................................................................. Информационное письмо Центр научной политической мысли и идеологии (Центр Сулакшина) Институт законодательства и нормативно-правовых разработок проводят Научно-экспертную сессию Либеральная конституция России 1993 года:

проблема смены 6 декабря 2013 года в Мраморном зале Центрального дома журналистов (Москва, Никитский бульвар, д. 8а) Председатель научно-экспертной сессии — Сулакшин С.С., доктор физико-математических наук, доктор политических наук, профессор Председатель Оргкомитета научно-экспертной сессии — Багдасарян В.Э., доктор исторических наук, профессор Вопросы, выносимые на обсуждение:

1. Теория и феноменология связи успешности страны и кон ституционно закрепленных ценностей и принципов государ ственного устройства.

2. История и актуальный анализ мирового и российского конституционного процесса 3. Либеральная конституция России 1993 года: история при нятия, природа и содержание, 20-летние результаты 4. Риски, угрозы и тупики развития России в свете либе ральной конституции 1993 года: проблема новой конституции России Электронный адрес org@rusrand.ru Ответственный секретарь конференции: Пак Надежда Константиновна Тел. (499) 249 07 03, (499) 249 80 Информация о научно-экспертной сессии находится на сайте www. rusrand.ru Организаторы научно-экспертной сессии:

Центр научной политической мысли и идеологии (Центр Сулакшина);

Институт законодательства и нормативно-правовых разработок ПРОГРАММА Научно-экспертной сессии Либеральная конституция России 1993 года:

проблема смены Москва Центральный дом журналистов 6 декабря 2013 г.

9.30–10.00 Регистрация участников (фойе голубой гостиной) 10.00–12.00 Приглашенные доклады (мраморный зал) 12.00–13.30 Дискуссия, вопросы-ответы, подведение итогов (мраморный зал) ДОКЛАДЫ:

• Бадасарян Вардан Эрнестович — заместитель генераль ного директора Центра научной политической мысли и идеологии, д.и.н., профессор «Сравнительный конституционный анализ. Конститу ция РФ — как конституция побежденного государства»

• Сулакшин Степан Степанович — генеральный директор Центра научной политической мысли и идеологии, д. физ мат. н., д. полит. н., профессор «Зачем нужна Конституция? (теория и методология проек тирования новой конституции России)»

• Чиркин Вениамин Евгеньевич — главный научный со трудник сектора сравнительного права Института госу дарства и права РАН, заслуженный юрист Российской Федерации, д.ю.н., профессор «Базовые ценности Конституции РФ: проекции будущего»

• Стариков Николай Викторович — сопредседатель пар тии «Великое Отечество»

«Конституция — фасад общества, а не его фундамент»

• Румянцев Олег Германович — Президент Фонда консти туционных реформ «Перспективы развития Конституции: пути конституци онной модернизации в РФ»

• Бошно Светлана Владимировна — заведующая кафе дрой государствоведения и права Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ, д.ю.н., профессор «Система законодательства России, формы российского права и правовая система Российской Федерации: итоги 20-летнего развития и перспективы»

• Бабурин Сергей Николаевич — ректор Европейского института JUSTO, заслуженный деятель науки, д.ю.н., профессор «Конституцию России 1993 года нельзя не менять»

• Станских Станислав Николаевич — руководитель Цен тра конституционной истории, член Конституционного клуба Фонда конституционных реформ «Состояние конституционности и пути конституционной модернизации в России»

• Сырых Владимир Михайлович — заведующий отделом теории и истории права и судебной власти Российской академии правосудия, заслуженный деятель науки РФ, д.ю.н., профессор «Народовластие — основополагающий принцип правового го сударства: проблемы теории и практики»

• Дойников Игорь Валентинович — профессор кафед ры гражданского и предпринимательского права МГУ им. М.В. Ломоносова, д.ю.н.

«Основные черты политического режима по Конституции 1993 года»

• Глигич-Золотарева Милена Валериевна — ст. н.с. Центра экономики федеративных отношений Института эконо мики РАН, к.ю.н.

«Проблемы конституционного целеполагания в современной России»

• Завьялов Виктор Тимофеевич — доцент кафедры «Об щая политология» Финансового университета при Пра вительстве РФ, к.ф.н.

«Конституция РФ — один из источников конфликтности в обществе»

• Пунтус Валерий Иванович — руководитель секции «Социальное конструирование» МОИП, к.т. н., доцент, с.н.с.

«Механика взаимосвязи конституционных принципов и доми нанты вектора ценностей общества»

УЧАСТНИКИ ДИСКУССИИ:

• Алешкова Ирина Александровна — заместитель заве дующего кафедрой конституционного права им. Н.В. Вит рука РАП • Аставина Александра Владимировна — руководитель информационно-аналитического Управления полити ческой партии «Российская экологическая партия «Зе леные»

• Бирюков Алексей Викторович — независимый экс перт • Бухаров Сергей Викторович — партия «Возрождения России»

• Владимирский Олег Аркадьевич — независимый экс перт • Воронцов Андрей Венедиктович — писатель • Вышкварцев Виталий Владиславович — эксперт мини стерства юстиции Российской Федерации, к.ю.н.

• Годованюк Владимир Касиянович — председатель Мо сковской коллегии адвокатов «Центр Правовой Помощи», к.ю.н.

• Голик Юрий Владимирович — профессор Елецкого го сударственного университета им. И.А. Бунина, д.ю.н.

• Грачева Светлана Александровна — научный сотрудник отдела теории законодательства Института законодатель ства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ, к.ю.н.

• Гундаров Игорь Алексеевич — руководитель лаборато рии НИИ общественного здоровья и управления здраво охранением ММА им. И.М. Сеченова, д. мед.н., к.ф.н., профессор • Доброхотов Алексей Борисович — писатель • Елизаров Василий Георгиевич — главный советник ап парата Комитета Совета Федерации по федеративному устройству, региональной политике, местному самоуправ лению и делам Севера, к.ю.н.

• Ермоленко Александр Сергеевич — МГЮА, доцент • Залоило Максим Викторович — старший научный со трудник Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации, к.ю.н.

• Замятин Дмитрий Николаевич — заведующий сектором гуманитарной географии Российского НИИ культурного и природного наследия им. Д.С. Лихачева, доктор куль турологии, к. г.н.

• Клочкова Анна Валентиновна — лаборатория социально правовых исследований и сравнительного правоведения юридического факультета МГУ им.М.В. Ломоносова, к. соц. н.

• Корнеев Николай Сергеевич — ООО «Корпорация Энергомашэкспорт», ведущий менеджер • Королев Михаил Сергеевич — эксперт Государственной Думы РФ • Крылов Василий Стефанович — Председатель Полити ческой партии «Возрождение аграрной России»

• Кудрявцев Максим Александрович — научный сотруд ник сектора теории конституционного права ИГПУ РАН, к.ю.н.

• Кудрявцев Александр Сергеевич — Московский област ной гуманитарный университет, доцент, к.ю.н.

• Лексин Владимир Николаевич — руководитель научного направления Института системного анализа РАН, д.э.н.

• Лисовский Петр Петрович — издатель, издательство «Добрые вести», СПб.

• Лопатин Владимир Николаевич — директор Республи канского научно-исследовательского института интел лектуальной собственности, д.ю.н.

• Малый Матвей Сергеевич — предприниматель • Митин Гарегин Николаевич — независимый эксперт • Наврузов Вадим Гусейнович — руководитель Организа ционного управления Социал-Демократической партии России • Некрасов Сергей Иванович — государственный универ ситет управления / Институт государства и права РАН, профессор кафедры правового обеспечения управления, к.ю.н.

• Павлушкин Алексей Владимирович — независимый эксперт • Подъячев Кирилл Викторович — Государственный уни верситет — Высшая школа экономики, к.п.н.

• Просеков Сергей Анатольевич — зам. декана факультета «Социология и политология» Финансового университета при Правительстве РФ, к.ф.н.

• Пугачева Ружена Борисовна — член РКРП, сопредседа тель Совета «Союза рабочих Москвы»

• Рамазанов Сираждин Омарович — Председатель Социал-Демократической партии России • Резяпов Ильдар Венерович — председатель Президиу ма Верховного совета политической партии «Ветераны России»

• Савельев Вячеслав Александрович — партия «Возрож дение России»

• Сергеев Алексей Аронович — профессор Академии труда и социальных отношений, д.ю.н.

• Сивков Константин Валентинович — вице-президент Академии геополитики • Станкевич Зигмунд Антонович — проректор Европей ского института JUSTO, д.ю.н.

• Столярчук Николай Николаевич — председатель По литической партии «Молодая Россия»

• Тарасов Станислав Николаевич — руководитель экс пертной группы ИА «REGNUM», к.и.н.

• Федулов Александр Михайлович — председатель Поли тической партии «Национальной безопасности России»

• Хвыля-Олинтер Андрей Игоревич — доцент Академии управления МВД России, доцент Православного Свято Тихоновского гуманитарного университета, к.ю.н.

• Халидов Деньга Шахрудинович — советник президента Дагестана, вице — президент Академии геополитических проблем, руководитель Центра исследования проблем этнополитики и ислама, сопредседатель Российского конгресса народов Кавказа, д.п.н., к.ф.н.

• Чертков Александр Николаевич — ведущий научный сотрудник отдела конституционного права Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ, к.ю.н.

Сравнительный конституционный анализ. Конституция РФ как конституция побежденного государства Багдасарян В.Э.

Вынесенное в заглавие утверждение «Конституция РФ — конституция побежденного государства» может показаться публицистичным. В действительности — это вывод, сделанный по результатам широкого исследовательского проекта. В ходе него проводился анализ содержания Конституции России в со поставление с мировым конституционным опытом. Использо вались тексты почти всех, за исключением, главным образом, ряда малых островных государств, конституций стран мира.

Генезис системы, как известно, определяет в значительной мере ее содержание. Соответственно, и содержание Кон ституции России было определено условиями ее принятия.

Существует три основные модели генезиса конституций: а.

национально-освободительная революция;

б. социальная трансформация и в. поражение в войне. Российская консти туция 1993 года явилась финальным аккордом, подводившим итог проигранной СССР «холодной войны» (рис. 1).

Национально освободительная революция Исторические основания Социальная принятия трансформация Конституции Поражение в войне Рис. 1. Исторические основания принятия Конституций стран мира Классическая развертка государственной политики — цен ности — цели — средства — результат. Однако на установление ценностей на уровне государства в РФ установлено табу. Госу дарственная идеология, как аккумулятор высших ценностей государства, запрещена статьей 13 Конституции РФ. Но если нет ценностей, не может быть и целей, а если нет целей, не может быть результата.

В тех случаях, когда государство не заявляет собствен ных ценностей, может происходить латентное ценностное замещение. Берутся ценности внешнего политического ак тора. Ценности и цели появляются, но они оказываются не субъектны по отношению к собственному государственному управлению. Посредством такого замещения государство десуверенизируется. В Конституции РФ апелляция к ценно стям внешнего политического актора обнаруживается через обращение к инкорпорированной в систему национального законодательства категории «общепризнанные принципы и нормы международного права» (преамбула, статья 15, статья 17, статья 55, статья 63, статья 69). Выдвижение соб ственного идеологического проекта государства запрещено, при одновременной легитимизации принципов внешнего, позиционируемого как общемирового, проектирования (рис. 2).

Насколько общепризнанны «общепризнанные принципы и нормы международного права»? Большинство конституций стран мира апелляций к общепризнанным принципам не содер жит. Такие апелляции, за незначительным исключением, при сутствуют в конституциях постсоциалистических государств (рис. 3). При этом контекст использования соответствующих положений и их смысловое содержание имеет принципиальное отличие от российского случая.

Российская Конституция апеллирует к общепризнанным нормам и правам шесть раз. Это больше, чем в любой другой конституции стран мира (за исключением Грузии). В пода вляющем большинстве случаев положение об общепризнанных принципах и нормах международного права относится к сфере ст. Запрет Отказ от национального на идеологию ценностного целеполагания Ценности Цели Средства Результат Внешнее Латентное проектирование ценностное замещение Преамбула, статья 15, статья 17, Ценности внешнего статья 55, статья 63, статья геополитического приоритетность «общепризнанных субъекта принципов и норм международного права»

Рис. 2. Конституция и внешнее идеологическое проектирование внешней политики государств. Подразумевается нерушимость границ, невмешательство во внутренние дела друг друга.

Российская Конституция не просто говорит о существова нии «общепризнанных» принципов и норм, но, в отличие от большинства других конституций стран мира, инкорпорирует их в собственную законодательную систему и относит к внут ренней политике. В таких формулировках, как в России, поло жение об общепризнанных нормах и принципах представлено еще в Конституции Австрии и Основном Законе Германии.

Соответствующие положения появились в конституционном праве этих государств после поражения в Первой мировой войне и были воспроизведены после очередного поражения уже после завершения Второй мировой войны. Они представляли собой исторически фиксацию ограниченности суверенитета потерпевших поражение государств. Заимствование этих пре цедентных положения для Конституции РФ прямо указывает, что и законодательство России производно от факта поражения (рис. 4).

Россия Грузия Страны, содержащие положение об общепризнанных Молдова принципах и нормах международного права Болгария Румыния Азербайдж Узбекистан Беларусь Австрия Армения Венгрия Германия Частотность ссылок Греция Йемен 1 на общепризнанные принципы и нормы в Конституциях Ирак Италия Ирландия Киргизия Литва Монголия Португалия Словения Украина Туркмения Хорватия Чехия Эстония 0 2 4 6 Рис. 3. Общепризнанные принципы и нормы международного права Конституция Основной закон Германии Веймарской республики Статья 25. Общепризнанные нормы Статья 4. Общепризнанные международного права являются положения международного права составной частью права Федерации.

имеют значение обязательных Они имеют преимущество перед составных частей имперского законами и непосредственно германского права. порождают права и обязанности для жителей федеральной территории.

Конституция Австрии Статья 9. п 1. Общепризнанные нормы международного права действуют в качестве составной части федерального права.

Конституция Российской Федерации Ст. 15 п. 4. Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

Рис. 4. Историко-правовые корни российской Конституции Статья 2 Конституции РФ легитимизируют категории высших государственных ценностей. Указывая, что высшая ценность российского государства существует, она тем самым признает и наличие государственной идеологии. В качестве высшей ценности Конституция РФ определяет «человека, его права и свободы». В этом определении не находится места ни для существования самой России, ни для суверенности российского государства, семьи, национальных исторических традиций. По логике принятого определения жертвенность защитников Отечества недопустима, поскольку приоритет от дается ни Отечеству, а человеку, с его правом и свободами.

Идеологии, как известно, различаются именно по приори тетности тех или иных ценностей. Идеология, заявляющая высшей ценностью права и свободы человека — это идеология либерализма. Именно так определяется либерализм в большин стве учебников и справочных изданий. Статья 2 Конституции РФ, таким образом, устанавливает либеральную государствен ную идеологию в России. Возникает коллизия между статьей 13, запрещающей государственную идеологию, и статьей 2, ее утверждающей.

Запрет на государственную идеологию при утверждении де факто идеологии либерализма означает неревизионируемость либерального выбора. Этот выбор заявляется ни в качестве определенной идеологии, а как данность. По сути, запрет на государственную идеологию в России означает запрет на пере смотр идеологии либерализма. Либерализм же предстает как следование «общепризнанным принципам и нормам», т. е. как само собой разумеющееся для всего человечества. Конституция устанавливает, по сути, модель внешнего управления. Надстоя щим над всей пирамидой ценностного целеполагания россий ского государства положением являются «общепризнанные принципы и нормы международного права». От них в качестве высшей ценности проецируется ценность «прав и свобод че ловека». И для предотвращения возможных попыток ревизии внешнего идеологического проекта устанавливается запрет на выдвижение собственной идентичной идеологии (рис. 5).

Обратимся теперь к мировому конституционному опыту.

При введении запрета на государственную идеологию в Кон ституции РФ положение представлялось так, будто бы Россия Внешнее управление Ст. Ст. Высшая Общепризнанные Запрет на ценность Ст. 15 принципы и нормы ?

государст «человек, Коллизия венную его права идеологию и свободы» Высшая ценность — права и свободы Ст. 2 человека Запрет государственной Ст. идеологии Рис. 5. Система внешнего управления в Конституции РФ переходит на тип жизнеустройства, характерного для «циви лизованных», «правовых» государств мира. Однако анализ конституционных текстов показывает, что эта апелляция осно вывалась на ложной информации. Непосредственный запрет на государственную идеологию существует только в конституциях России, Болгарии, Узбекистана, Таджикистана и Молдовы.

В конституциях Украины и Беларуси запрещается установление какой-либо идеологии в качестве обязательной. В отличие от российской конституции здесь речь идет не о недопустимости ценностно-целевого выбора для государства, а о недопусти мости ограничения гражданских свобод — другая постановка проблемы. Формулировка «государство на демократических ценностях и не может быть связано ни исключительной идео логией, ни вероисповеданием» государственная идеология запрещается, по сути, в Чехии. Аналогичным образом этот за прет формулируется в Конституции Словакии. Но и в данном случае он менее императивно выражен, нежели в конституции России. Апелляция к демократическим ценностям в чешской конституции указывает на то, что ни одна группа не может обладать исключительным правом навязывать народу свою идеологию, но вовсе но вовсе ни запрет ценностного выбора на основе общенародного консенсуса. В любом случае запрет на государственную идеологию ограничивается кластером посткоммунистических государств. Принятие этого запрета в качестве следствия соответствующего идеологического пора жения очевидно. В некоторых конституциях устанавливаются ограничители для идеологии. В конституциях Португалии и Эк ваториальной Гвинеи этот запрет относится к сферам образо вания и культуры. В подавляющем большинстве конституций запрета на государственную идеологию нет.

Подавляющее большинство конституций идеологично.

В конституциях стран мира можно выделить два основных типа представления государственной идеологии. В одном случае это перечень ценностей, представляющих аксиологический выбор соответствующего государства. В другом — апелляция к конкретному идеологическому учению, доктрине, проекту.

Конституции, апеллирующие к конкретному учению / док трине, можно, в свою очередь, поделить на две группы. Первая опирается на то или иное религиозное, вторая — на светское учение (рис. 6).

Государственная идеология запрещена Идеология либерализма Исламская идеология Идеология национализма Христианская идеология Другие идеологии Буддистская идеология Остальные страны Социалистическая / коммунистическая идеология Рис. 6. Идеология в Конституциях стран мира Во многих конституциях заявляются приоритетные позиции в государстве определенной религии. Эта приоритетность может быть выражена определением ее в качестве государственной, официальной, господствующей, традиционной религии или ре лигии большинства. Статусом официальной или государствен ной религии закреплены, например, позиции евангелическо лютеранской церкви в конституциях скандинавских государств.

Другим способом декларации об опоре государства на опреде ленную религиозную традицию является указание на ее особую роль для соответствующего сообщества.

Король в Дании, Швеции и Норвегии должен, согласно конституционным текстам, обязательно принадлежать еван гелическо-лютеранской церкви. В Греции восточно-право славная церковь определяется как господствующая, в Болга рии — традиционная. Об особой поддержки государством римско-католической церкви заявляет, например, конституция Аргентины. Конституция Мальты устанавливает преферен цию церкви толковать, «что справедливо и что ошибочно».

Христианское религиозное учение предписывается к обя зательному преподаванию в мальтийских школах. Перуан ская конституция подчеркивает особую роль католической церкви как важного элемента исторического, культурного и морального формирования Перу. На особую историческую роль православия указывают конституции Грузии и Южной Осетии. Испанская конституция заявляя с одной стороны, что никакое верование не могут иметь характера государственной религии, с другой предписывает органам публичной власти «принимать во внимание религиозные верования испанского общества и поддерживать вытекающие из этого отношения сотрудничества с Католической церковью и другими конфес сиями (т. е. поддерживать именно католицизм как религию большинства).

Особый тип конституций представляют конституции исламских государств. Определенные положения исламской религии прямо инкорпорированы в них в конституционные тексты. Основной низам королевства Саудовской Аравии прямо, что настоящей конституцией страны является «Книга Всевышнего Аллаха и сунна Его Пророка». Земные законы рассматриваются как производные от божественных установ лений. Производность законодательства из шариата является общей характерной особенностью исламских конституций.

О приверженности соответствующих государств буддизму заявляют конституции Бутана, Камбоджи, Лаоса, Мьянмы, Таиланда, Шри-Ланки. Конституция Шри-Ланки вменяет в обязанность государству обеспечение защиты и изучения населением учения Будды.

Российская конституция, как известно, ни к одной из ре лигиозных традиций не обращается. Православие, как рели гия большинства российского населения, в ней неединожды неупомянутая. Апелляция к Богу, которая есть в российском государственном гимне и есть в конституциях большинства государств мира, в Конституции России также отсутствует.

Из светских идеологий чаще всего конституции стран мира заявляют о приверженности социализму. Социалистический характер государства заявляется в конституциях Бангладеш, Вьетнама, Гайаны, Индии, Китая, КНДР, Кубы, Мьянмы, Тан зании, Шри-Ланки. Случаен ли тот факт, что два наиболее динамично развивающиеся сегодня по экономическим пара метрам государства мира — Китай и Индия прямо заявляют о приверженности определенным идеологическим учениям?

Не является ли публично заявленная идеология в данном слу чае фактором развития? Китайская Конституция апеллирует к марксизму-ленинизму, идеям Мао Цзедуна и Дэн Сяопина.

В ней говорится о приверженности КНР социалистического пути развития и, вместе с тем, о необходимости «социалисти ческой модернизации». Жестко формулируется намерение вести борьбу против идеологического противника: «В нашей стране эксплуататоры как класс уже ликвидированы, однако классовая борьба в определенных рамках будет существовать еще в течение длительного времени. Китайский народ должен будет вести борьбу против внутренних и внешних вражеских сил и элементов, которые подрывают наш социалистический строй». Конституция Вьетнама говорит об опоре на марксизм ленинизм и идеи Хо Ши Мина. В Конституции КНДР в каче стве такой основы заявляется идеология чучхе. Конституция Кубы формулирует цель — построение коммунистического общества.

О приверженности либеральной идеологии прямо заяв ляет только конституция Камбоджи. К принципам национа лизма обращаются конституции Бангладеш, Кувейта, Сирии («арабизм»), Сьерра-Леоне, Турции, Филиппин. В Сирийской Конституции указывается на существование «проарабского проекта». Сама Сирия характеризуется в ней как «бьющееся сердце арабизма», «передовой конфронтации с сионистским врагом и колыбелью сопротивления против колониальной гегемонии в арабском мире».

Турецкая Конституция заявляет о приверженности Турции идеологии национализма и принципам, провозглашенным «бессмертным лидером и непревзойденным героем Ататюр ком». Целевым ориентиром государства утверждается «вечное существование Турецкой нации и Родины, а также неделимое единство Турецкого государства». Разница с российской фор мулировкой высших ценностей — «человек, его права и сво боды» здесь очевидна.

Существуют и другие версии государственных идеологий.

Об опоре на учение Сунь Ятсена о «трех народных принципах»

заявляет тайваньская конституция. К боливарианскому учению апеллируют конституции Боливии и Венесуэлы. В конституции Гвинеи-Бисау говорится о гениальном теоретическом наследии основателя партии ПАИГК Амилкара Кабрала.

Сведение высших ценностей государства к правам и свобо дам человека (либеральное позиционирование) также специфи ческая черта конституций стран постсоветского кластера. В та кой формулировке помимо российской конституции, высшие ценности определены только в конституциях Узбекистана, Туркменистана, Казахстана, Беларуси и Украины. Молдавская конституция добавляет к правам и свободам человека ценности гражданского мира, демократии и справедливости. Именно конституции постсоветских государств оказались наиболее либеральными по заявляемым ценностям на фоне всего миро вого ансамбля стран (рис. 7). Возникает вопрос — почему?

Ответ на него может быть опять-таки связан с контекстом поражения СССР в «холодной войне». Либерализм использо вался в данном случае ни как жизнестроительная платформа, а инструмент разрушения потенциалов государственности.

Действительно, исключительно на основе констатации прав и свобод индивидуума национальную государственность по строить невозможно. Для этого нужны определенные солида ризационные ценности. Но ни одна из них к разряду высших ценностей в Конституции РФ не отнесена.

Рис. 7. Государства, определяющие высшей ценностью человека, его права и свободы Категория «высшие ценности» присутствует не только в кон ституциях постсоветских государств. Но заявляются они в них широким списком. Свободы и права человека не отрицаются, но оказываются одной из позиций ценностного перечня. Так, к примеру, в бразильской конституции помимо личных прав и свобод в него включены социальные права, безопасность, благосостояние, развитие, равенство и справедливость.

Определение места России в мире исчерпывается в Консти туции РФ следующим утверждением: «сознавая себя частью мирового сообщества». Претензии на какую-либо особую роль отсутствуют. Нет даже указания на национальные интересы.

Главный обозначенный ориентир — международная интегра ция. И это прямое следствие отказа от собственного проекта.

Для несуверенного государства внешнее позиционирование может исчерпываться только декларацией принадлежностью к международному сообществу, т. е. непротиворечивости в от ношении доминирующих в мире сил.

Мировой конституционный опыт свидетельствует, что позиционирование государств в мире может быть и активно деятельностным, представлять собственный проект миро строительства. Для сравнения, конституция КНР расставляет приоритеты внешней политики совершенно иначе: «Китай последовательно проводит независимую и самостоятельную внешнюю политику, решительно выступает против империа лизма, гегемонизма и колониализма;

укрепляет сплоченность с народами различных стран мира;

прилагает усилия в деле сохранения мира во всем мире и содействия прогрессу челове чества». Принятая в 2012 г. Конституция Сирии также предъ являет свой идентичный проект позиционирования в мире:

«Сирийская арабская республика воплощает эту принадлеж ность к ее национальному и проарабскому проекту и работу для поддержки арабского сотрудничества ради укрепления интеграции и достижения единства арабской нации… Сирия заняла важную политическую позицию, т. к. она является бьющимся сердцем арабизма, передовой конфронтации с сио нистским врагом и колыбелью сопротивления против колони альной гегемонии в арабском мире, а также его способностей и благосостояния».

Несуверенность российской конституции обнаруживается особо наглядно при проведении сопоставительного частотно го замера употребляемости ценностносодержащих терминов.

Методика проведенного исследования заключалась в сравне нии количества употребления ценностно значимых понятий (терминов) в конституционных текстах различных государств мира. Всего было проанализировано 163 конституции. Тек стовые объемы конституций, как известно, различны. При большем объеме количество случаев употребления искомых понятий также потенциально возрастает. Российский показа тель в диапазоне сравниваемых текстов — средний, что говорит о корректности сравнения именно по отношению к России. При этом не ставилось задачи построения ценностного рейтинга конституций стран мира, решалась проблема аксиологической оценки российской конституции в контексте мирового кон ституционного законодательства. Были рассчитаны средние значения употребляемости ценностных терминов по регионам и в целом по миру. Полученные данные расчета сравнивались с российским показателем. По подавляющему большинству ценностных параметров российская конституция оказывает ся абсолютным аутсайдером. Устойчиво выше, чем у России оказывается даже усредненный результат употребляемости ценностносодержащих слов в конституциях стран «ближнего зарубежья».

Боязнь идеологии привела к отсутствию в Конституции РФ даже слова идея. Без обращения к идеям не может идти речь и о мировоззренческой определенности социума. Между тем, в среднем в конституциях стран мира слово идея употребляется более 6 раз. Более 3 раз оно используется в среднем по консти туциям стран Европы. Парадоксальным образом Конституция России оказалась конституцией без идей (рис. 8).

8 7, 6, 5, 5, 3, 1, 0, Африка Европа Страны Латинская Россия, Азия Мир ближнего Америка зарубежья Рис. 8. Частота употребления в блоке слов «идея» в Конституциях стран мира Несмотря на распространенное представление об универ сальности принципа светскости большинство Конституций мира содержат апелляцию к существованию Бога. Категорией Бог оперируют и более половины Конституций европейских стран. В конституции Германии понятие «Бог» употребляет ся 4 раза. Нидерландов — 7 раз. Ирландии — 9 раз. Все эти государства также, казалось бы, позиционируются в качестве светских. Но светскость не стала для них основанием отвергать ценностное значение религии и религиозного мировоззрения.

Обращение к Богу составитель российской конституции по считал недопустимым (рис. 9).

Рис. 9. Конституции стран мира, использующих понятие «Бог»

Сакральные ориентиры в конституционных текстах за даются не только апелляцией к Богу. Еще одним индикатором сакральности является частота употребления слов «святой», «священный». Эти слова не обязательно связаны с религией. Они используется для того, чтобы подчеркнуть особую значимость той или иной ценности. В качестве такой очевидной ценности в Конституции СССР заявлялась Родина. Ее защита определялось «священным долгом» для каждого гражданина. В Конституции РФ сакрализующие слова отсутствуют. Положение о священном долге защиты Родины из Конституции СССР в Конституцию РФ перенесено не было. Между тем, слова «святой», «священный»

в текстах конституций стран мира используются достаточно часто. Среднемировая их употреблямость — более 5 слов на один конституционный текст (рис. 10, 11).

6, 5, 5, 5, 3 2, 2, 0, Европа Африка Страны Латинская Мир Россия, Азия ближнего Америка зарубежья Рис. 10. Частота употребления слов «святой», «священный»

в Конституциях стран мира Рис. 11. Конституции стран мира, использующих понятия «святой», «священный»

Может быть, выхолащивание идеологии в Конституции РФ есть не более чем реакция на доминирующую в советский период схоластику марксистско-ленинской теории? Для про верки этого предположения был проведен расчет частоты употребления терминов «дух», «духовность». В Конституции РФ они также полностью отсутствуют. Конституция Россий ской Федерации оказалась вычищена не только по отношению к идеологии, но и к духовности. При этом тема духовности в конституциях стран мира достаточно широко представлена.

Среднемировая употребляемость этих терминов на один кон ституционный текст — около 4 раз.

В аутсайдерском положении среди конституций стран мира находится российская конституция и в отношении терминов «нравственность» и «мораль». Не употребляющих слово мораль конституций вообще не так много (рис. 12, 13, 14).

Слова «патриот», «патриотизм» в целом не имеют в консти туционных текстах широкого употребления. Но в среднем по разу эти слова присутствуют в конституциях стран Европы и ближнего зарубежья, около 2 — в среднем конституциях «нравственность» «мораль»

«дух», «духовность»

12 5,3 10,6 9 8, 5 10 4, 4 3,7 8 5, 3, 4, 3 6 2,5 2, 3, 2 4 3,4 2,9 2,7 2, 2,4 2, 1,5 1,0 1 0, 0, 0 а сс еж а ри а Ро уб а ка го Е ка ка,1 я Аф ир ри р за вр ия бе я ия па ир ия ия ья сс вро я а ик Ро руб оп Аф ик п ия ь Аф Ми ру зи Ро Е жь ик ри за вро М го Е Аз сс еж М Аз ер ер за А ер,, Ам Ам Ам р я я я ка ка ка го нс нс нс не не не ти ти ти иж иж иж Ла Ла Ла бл бл бл ы ы ы ан ан ан тр тр тр С С С Рис. 12. Частота употребления слов «духовность», «нравственность», «мораль» в Конституциях стран мира Рис. 13. Конституции стран мира, использующих понятия «дух», «духовность»

Рис. 14. Конституции стран мира, использующих понятие «мораль»

стран мира. О советском патриотизме заявляла Конституция СССР. В конституционном тексте КНР соответствующие термины употребляются четыре раза. Конституция РФ, не об ращаясь к теме патриотизма, не использует, соответственно, и связанную с ней терминологию.

Выражением патриотического отношения к своей стране является понятие «Родина». В Конституции РФ данный термин встречается один раз. На мировом конституционном фоне Россия занимает позиции аутсайдера. В европейских конститу циях слово Родина используется в среднем более 2 раз, в целом по миру — около 3 (рис. 15).

«Родина» «Патриотизм»

4,5 2, 4, 2, 3, 2 1,8 1, 3,5 1, 2, 2,5 1, 2, 2, 1,0 1, 1, 1, 1, 1 0, 0, 0, 0 ир ия ка Ам а па а а я Аф р ия ру па ья к жь ик ик и ри ри М Аз ро М Аз ро Ро беж ер ер, бе, Аф Ев го Ев Ам ия ру ия за сс за сс я я ка ка Ро го нс нс не не ти ти иж иж Ла Ла бл бл ы ы ан ан тр тр С С Рис. 15. Частота употребления слов «Родина», «патриотизм»

в Конституциях стран мира Национальная идея раскрывается через отношение к настоя щему, прошлому и будущего. Поэтому важно проследить не толь ко определение в Конституции современного положения страны, но и ее образ в истории и в футурологической перспективе.

Значение прошлого выражается в словах «история», «традиция», «наследие». По совокупному употреблению этих терминов Кон ституция России опять-таки находится в положение аутсайдера.

В среднем по миру частота употребления этих терминов выше российского показателя более чем в 2 раза (рис. 16).

16,5 16, 12 11, 7, 8 7, 6, 6 5, Латинская Африка Россия, Европа Страны Мир Азия Америка ближнего зарубежья Рис. 16. Частота употребления слов «история», «наследие», «традиции» в Конституциях стран мира Но, может быть, российская конституция обращена не к прошлому, а к будущему? Проверить это можно по частоте употребления соответствующего термина. Категория «будуще го» только один раз употребляется в российской конституции, в ее преамбуле. Это наихудший показатель среди конституций всех регионов мира.

Коннотатом устремленности в будущее является термин «развитие». «Развитие» — довольно распространенный в ре чевой коммуникации термин. Однако в Конституции РФ он встречается минимально — 6 раз. В конституциях стран мира он используется в среднем по 14 раз. Конституция СССР упо требляла термин «развитие» 55 раз. Произносилось слово — было и развитие (рис. 17).

«Будущее» «Развитие»

3,5 25 23, 3, 20, 2,7 2, 2, 14,7 13, 1, 2 1, 1,5 1,1 7,6 7, 1, 6, 0, 0 па ка Ам па Аф а ру ия ка а я Ев я ир ир ия ик жь жь ик ри ри ро ро Аз М М Аз ер ер, бе бе, Аф Ев Ам ия ру ия за за сс сс я я ка ка Ро Ро го го нс нс не не ти ти иж иж Ла Ла бл бл ы ы ан ан тр тр С С Рис. 17. Частота употребления слов «будущее», «развитие»

в Конституциях стран мира Государственное управление без постановки целей и задач не состоятельно. Таким несостоятельным управленческим до кументом оказывается Конституция Российской Федерации.

Слово «цель» употребляется только один раз, и то в при менении к общественным объединениям, а не государству.

Слово «задачи» вообще ни разу не представлено в тексте российской конституции. Между тем, в мире использование слово «задачи» в конституциях фактически общее правило (рис. 18, 19).

Важное значение для отражения значимости политики го сударства в гуманитарной сфере имеют категории воспитания и культура. Они связаны с рядом слов коннотатов, конкрети зирующих их содержание: воспитание с терминами педагог, учитель, ученик, просвещение;

культура — с ее составляю щими — литература, искусство, художественное творчество, искусство,, памятники, кино, музеи, театр. Рассчитывалось в данном случае их суммарное употребление. Российская кон «Цель» «Задача»

7, 40 34, 35 32, 30 25,8 25, 25 5 4,6 4, 20 4 3,5 3, 15 11, 10 2 1, 5, 5 1,0 0, 0 ру па ка ия Ам а а а ир Аф р ия Ам а я я п ик ик и к жь жь ри ри ро Аз ро М М Аз ер ер,, бе бе Аф Ев Ев ия ия ру сс за за сс я я ка ка Ро Ро го го нс нс не не ти ти иж иж Ла Ла бл бл ы ы ан ан тр тр С С Рис. 18. Частота употребления слов «цель», «задача»

в Конституциях стран мира Рис. 19. Конституции стран мира, использующих понятие «задача»

ституция оказалась в явно аутсайдерском положении, уступая среднемировому уровню, по блоку культура почти в 2 раза, по блоку воспитание — более чем в 3 раза (рис. 20).

«Воспитание» «Культура»

30 50 46, 46, 26,2 20 30, 15 13,3 12,4 21, 19, 10,6 16,2 16, 8, 5,0 4, 0 па ир Аф а я ка па я ия Аф а ия ка ир жь ик жь ик ри ро М ро ри Аз Аз М ер ер бе бе,, Ев Ев Ам Ам ру ия ия ру за за сс сс я я ка ка Ро Ро го го нс нс не не ти ти иж иж Ла Ла бл бл ы ы ан ан тр тр С С Рис. 20. Частота употребления слов по семантическим блокам «воспитание» и «культура» в Конституциях стран мира Важнейшая составляющая жизни общества — семья. Об отражении этой темы в конституции дает представление по казатель частоты употребления термина «семья». Постановка задач государственной демографической политики в Россий ской Федерации явно диссонирует с наименьшей, в сравнении с регионами мира, представленностью в Конституция РФ слова «семья» (рис. 21).

При минимизации значения одних ценностей на первый план выходят другие. Что это за ценности применительно к Конституции РФ? Российская конституция оказывается ми ровым лидером по использованию термина «свобода». Впереди нее по рассматриваемому показателю — опять-таки только Основной Закон Германии. Свобода — это, как известно, базо 38, 15 13,3 12, 10 8,2 7,2 7, 5, Африка Европа Страны Латинская Россия, Азия Мир ближнего Америка зарубежья Рис. 21. Частота употребления слова «семья» в Конституциях стран мира вая ценность либеральной идеологии. Российская конституция оказывается не просто либеральной, а, наряду с германской, наилиберальнейшей (рис. 22).

55, 50 47,4 46, 43, 40,3 39, 25, Африка Латинская Европа Страны Азия Россия, Мир ближнего 1993 Америка зарубежья Рис. 22. Частота употребления слов «свобода» в Конституциях стран мира Показательно соотношение в конституциях разных стран категорий «права» и «обязанности». Слово «право» во всех без исключения конституционных текстах употребляется чаще.

Различия заключаются в величине пропорций. В Конституции РФ термин «право» употребляется в 6 раз чаще, чем обязанно сти. Это наивысший показатель в сравнении с конституциями любого региона мира. В целом по миру это соотношение — 3 раза. Явная приоритетность прав над обязанностями под тверждает со своей стороны либеральный характер российской конституции (рис. 23).

6, 5, 4, 3, 3,2 3, 2, Латинская Мир Страны Европа Африка Азия Россия, Америка ближнего зарубежья Рис. 23. Соотношение употребления слов «права» и «обязанности»

в Конституциях стран мира Великая Французская революция оперировала триадой цен ностей, в которой свобода преподносилась как равновесомая категория в ряду с равенством и братством. Конституция РФ отдает свободе явное предпочтение. Равенство употребля ется в ней всего 1 раз, братство — ни разу. Будучи лидером по использованию термина свобода, российская конституция оказывается мировым аутсайдером по использованию других составляющих знаменитой триады. И это при том, что истори че ски в России всегда была сильна эгалитарная традиция.

Конституционное законодательство либеральной Европы оказываются более солидаризационно ориентировано, нежели Конституция России (рис. 24).

«Равенство» «Братство»

12 11,2 2, 2, 10 1,6 1, 8 1,5 1, 1, 5,9 5, 4,3 4,0 2,1 0, 2 1, 0,0 0, 0 ир я ка ир Аф а ка ру па па Ев я ия ка ья жь ик и ри ри М ри М ро ро Аз Аз Ро беж ер бе,, Аф не Аме Ев Ам ру ия ия за сс сс за я я ка ка Ро го го нс нс не ти ти иж иж Ла Ла бл бл ы ы ан ан тр тр С С Рис. 24. Частота употребления слов «равенство», «братство»

в Конституциях стран мира Соответственно, на последнем месте российская консти туция находится и по частоте использования термина спра ведливость. Он всего 1 раз присутствует в Конституции РФ.

Это почти в 10 раз ниже, чем средний мировой показатель (рис. 25).

Сверхлиберализм российской конституции обнаруживает ся не только по частотному контент-анализу. В большинстве конституций стиран мира заявляется, что природные ресур сы находятся в собственности государства, или всего народа.

Меньшее число конституций обходит вопрос о собственности на природные ресурсы стороной. Но только Конституция РФ 1993 года — единственная в мире заявляет о допустимости частной собственности на природные ресурсы (рис. 26).

15, 15, 9, 7, 3, 2, 2 1, Африка Латинская Европа Страны Россия, Мир Азия ближнего Америка зарубежья Рис. 25. Частота употребления слов «справедливость»

в Конституциях стран мира Ст. 9 п. Ст. 9 п. 2. Земля и другие природные ресурсы могут находиться в частной, государственной, муниципальной и иных формах собственности Рис. 26. Российская Конституция — единственная в мире, допускающая частную собственность на природные ресурсы Независимость Центрального Банка от государства являет ся в современном мире одним из главных глобальных инстру ментов управления. Независимое положение центральных бан ков установлено во многих странах мира. Но в конституциях такое его положение специально оговаривается крайне редко.

Показательно, что в кратком перечне этих конституций — Кон ституция РФ 1993 года, Конституция Афганистана 2004 года, Конституция Ирака 2005 года, Конституция Косово 2008 года.

Весь этот кластер конституций объединяет несуверенность (рис. 27).

Конституция Российской Федерации Конституция Независимость Несуверенность Афганистана 2004 Центрального Банка от государства Конституция Ирака Конституция Косово Рис. 27. Конституционное положение о независимости Центрального Банка от государства Главное, предупреждают приверженцы либеральной победы 1991–1993 гг., ни в коем случае нельзя изменять конституцию.

И понятно — это манифест либерализма и космополитизма.

Аргументация при этом не выходит за рамки того, что любые изменения подрывают, с их точки зрения, основы правосо знания, выстраивающиеся на безоговорочном признании авторитета высшего закона.

Но Конституция — это не религиозный сакрализованный текст Божественного откровения. В отличие от него, консти туционное законодательство является не целью, а средством, инструментом реализации соответствующих ценностных установок. Несоответствие вызовам и запросам современно сти делает закон юридически, может быть, и правомочным, но практически разрушительным. При констатации негодности средств они должны быть заменены.

Ссылка на историческую устойчивость американской кон ституции является на мировом фоне исключением из правил.

Как правило, конституционное законодательство довольно часто модернизируется. Из существующих на сегодняшний день конституций 33,2% было принято позже принятия рос сийской конституции 1993 года. Возрастное распределение конституций позволяет заметить, что российская на общем мировом фоне не выглядит «молодой». Средний возраст жизни конституций — 18 лет. Российская конституция этот рубеж уже перешла (рис. 28).

Количество конституций 30 10 1 Более – – – – – – – – 0– – Возраст, лет Рис. 28. Возраст действующих конституций Но не являются ли формулируемые задачи изменения Кон ституции России плодом утопических мечтаний? Нам говорят, что в современных международных условиях это в принципе невозможно. Но мировой конституционный дискурс не стоит на месте. Принимаются новые конституции, в которых наро ды пытаются заявить о своих идентичных ценностях. Такого рода конституции приняты за два последних года в Венгрии, Исландии, Сирии, Египте. Достаточно обратиться хотя бы к опыту венгерской конституции, вступившей в силу с 1 января 2012 года. В ней наличествуют следующие положения:

венгерский народ объединяют «Бог и христианство»;

«национальное вероисповедание»;

«право на жизнь с момента зачатия»;

брак есть «союз мужчины и женщины»;

«Венгрия, руководствуясь идеей единства венгерской нации, несет ответственность за судьбу живущих за ее пределами венгров».


Внешнее противодействие принятию Венгрией — членом ЕС и НАТО национальнориентированной Конституции было жесточайшим. Однако у Будапешта хватило мужество и сил отстоять свою суверенность. В ответ на критику со стороны Евросоюза премьер-министр Виктор Орбан заявил: «Мы не допустим, чтобы Брюссель диктовал нам свои условия! Никогда в своей истории мы не позволяли Вене или Москве указывать нам, так и теперь не позволим это Брюсселю! Пусть в Венгрии во главе угла стоят венгерские интересы!». Итак, маленькая Венгрия, с населением едва превышающим 10 млн человек, смогла принять ту Конституцию, которая отвечает ее нацио нальным интересам. Так что же Россия?

Зачем нужна Конституция Сулакшин С.С.

Есть два типа Конституций. Первый тип (рис. 1), так на зываемый «юридизированный».

Ее предмет ограничивается правами и порядками, адми нист ративно-государственным, административно-террито риальным предписанием. Обязательно возникает проблема ценностного умолчания, о которой говорилось в докладе про Обустройство страны Государство–институт Территория Народонаселение I. Право и институты государственности + II. Право и институты жизнеустройство всех сфер жизни государственности Конституция II типа Конституция I типа Ценностное умолчание Конституция Конституция жизнеобустраивающая «юридизированная»

Поля умолчания и произвола Рис. 1. Два типа конституций: юридизированный и жизнеобустраивающий фессора Багдасаряна, возникают значимые поля умолчания и произвола, которые и приводят к тому, что Конституция не программирует даже самоисполнения. Поэтому рассуждения наших оппонентов о том, что действующая конституция пре красна, вот только не исполняется, попросту контрлогичны, опровергают сами себя.

Но есть второй тип Конституции, который мы называем «жизнеобустраивающим» (см. рис. 1), и в этом случае консти туция в своем предмете апеллирует не только к государству как к машине и как к институту, она еще занимается вопросами на родонаселения, территории и всем шлейфом очень обширного проблемного дерева обеспечения успешности страны. Нужно предупредить, что представления вслед за действующей кон ституцией, что уровень жизни населения — есть цель и только это есть цель деятельности государства убог также как это могло бы быть в приложении к администрации и «населению»

например зоопарка.

Конституция — это не просто основной закон, понимая его как классический нормативный правовой акт, только высшего значения. Конституция — это особый акт, что часто не учиты вается. Во-первых, это действительно нормативно-правовой акт, который устанавливает основание, фундамент пирамиды прав, права, юрисдикции и порядков. Но это еще и нормативно политический, ценностный, мобилизующий, манифестацион ный документ, который толпу людей делает народом, какие-то разбросанные географические пространства делает территорией, делает государством, и делает еще и Родиной для этих людей.

И, наконец, Конституция, что очень важно, и что игнориру ется в либеральном подходе, и неслучайно, это государственно управленческий документ, который выстраивает сложнейшую социальную систему с ее иерархией вертикальной и государ ственной связи, механизмы ее управления. Если этого нет, то возникает слишком большой произвол и риски в развитии.

Если перечисленных трех качеств и содержаний в конституции нет, то:

1. В отсутствие ценностей поставить цели невозможно, пре кращается управляемое развитие.

2. Целостность, единство народа, потенциал его пассионар ности невысоки — и в итоге страна являет собой раз розненное фрустрированное, не способное на успешное развитие образование, третьесортный геополитический субъект.

3. Не только слабо управление и государство, сама консти туция не выполняется.

В совокупности это есть прямая проекция на проблему типа государства, в дискурсе относительно либеральной модели государства как машины для оказания услуг за плату в виде налогов. Для авторов действующей конституции их, конечно, нужно оптимизировать по законам бизнеса, т. е. ми нимизировать. А, желательно, вообще свести к исключительной юрисдикции собственника, т. е. тех, кто в клубе бенефициаров от либерализма, которые неявным образом приватизируют власть и приватизируют государство, а соответственно, обслу живают только свои собственные интересы. Вот краткая, но достоверная картина современного российского государства в силу современной либеральной конституции.

Но ведь поле жизнедеятельности государства не может не включать еще и ценности, цели развития, контроль развития, обратные связи, механизмы оценки обществом дееспособ ности власти и т. д., кроме того что это машина для услуг (рис. 2).

Ценности Государственное Ценностные Государственная Ресурс управление цели политика Исполнение Оценива ат ие н ценностя ие по органиче ам тр н ски м за ива политикигосударственно м й и управл по цен ения О II Результаты I Оценка качества государственной I Полный контур политики и государственного управления госполитики II Администрирующий контур А ценность?

1. «Права и свободы являются высшей ценностью»

(Конституция РФ) 2. «Бедный не может быть свободным…»

(Президент РФ, 2010 г.) Рис. 2. Государство не только машина: услуги в обмен на налоги В этом контексте возникает удивительное обнаружение уже в практике нашей страны. Высшей ценностью в Конституции 1993 года объявлена одна-единственная, а именно, — права и свободы человека.

При этом характерна разоблачающая суть проблемы цитата Президента России Медведева 2010 года, дословная и точная:

«Бедный не может быть свободным». Так кому эти права и свободы по либеральной конституции предназначены в на шей стране? Возникает этакая инверсия ценностей. Это есть важнейшая проблема для действующей Конституции, когда замечательные номинации даже прав и свобод превращаются в свою противоположность. Это явление, которое мы квалифи цируем как «ценностный реверс» (попросту лукавство), и эти «благие» намерения в данном случае ведут вовсе не туда, куда казалось бы, а ведут в совершенно противоположную сторону, что мы и констатируем.

Конституция не может выпадать из глобального мирово го человеческого эволюционного тренда, в котором человек и человечество становятся все более «очеловеченными», а не обратным образом «расчеловеченными» и нацеленными на меркантилизм, на материальное удовлетворение и на самые низменные потребности, что программируется в нашей рос сийской действительности действующей Конституцией. Это именно так, поскольку она самоустранилась от ценностей, таких как нравственность, социальная справедливость, труд, как Родина и само государство, как цивилизационная русская идентичность и еще целого ряда важнейших вещей.

Если посмотреть на тоже мегаэволюционный ряд эволюции государства как важнейшего явления социальной природы и человечества, то можно увидеть, что от силовых проблем управляемости, права, от материальных проблем распределе ния, конечно же, человеческое сообщество свою социальную оболочку — государство нацеливает, ожидает и проектирует, предвосхищает в виде нравственного государства, в котором доминировать начинает духовное, высокое, ценностное, делаю щее человека человеком (рис. 3).

При взгляде на эту эволюцию вполне видно на исторической траектории, что действующая либеральная российская Консти туция заворачивает страну прямо в противоположную сторону, в сторону социал-дарвинизма. Либеральная Конституция не просто тормозит развитие страны, она отбрасывает страну на тупиковый путь развития.

Нравственное государство Доминирует материальное Прото Социальное формы Правовое Правовое государство государства государство государство Семья II типа I типа Род Племя Доминирует духовное Социальная общность Лидер Лидер–власть Лидер Лидер–власть Лидер–власть Насилие Насилие Насилие Насилие Насилие Порядок Порядок Порядок Порядок Порядок Традиция Право Право Право Право Традиция Материальные Нематериальные интересы интересы Социал- большинства большинства дарвинизм Рис. 3. Мегаэволюция государства Что такое успешность страны Итак, настоящая и максимально эффективная Конститу ция — это гарант всего жизнеустройства и успешности страны.

Понятие «успешность» нетривиально и принципиально важно.

Оно измеримо, оно формализуемо, оно управляемо. Что — оно?

Понятие «успешность». Успешность страны как успешность для каждого из нас индивидуально — вещь, интуитивно очень хорошо понимаемая.

Если мы посмотрим на качественный график успешности для нашей страны (рис. 4) и на точки нулевой успешности — распада государственности в 1917 году, в 1991 году, то согласим ся, что существует вызов обустройства страны с точки зрения максимума ее успешности.

А это есть задача формализации формул успешности, увязки с государственно-управленческими формулами, форматом ин ститута и механизмами, которые и порождает Конституция.

Успешность Российская СССР Российская империя Федерация Сегодняшняя альтернатива Гибель страны год 2000 Рис. 4. Страна может быть успешной, неуспешной — развалиться, и эволюционирующей либо в сторону большей успешности, либо напротив деградировать. Вектор современного движения России однозначен — повсеместная деградация Вызов сегодняшнего момента диагностики Конституции как раз и заключается в том, какое направление движения страны она программирует– в направлении неуспешности или в на правлении успешности.

Много раз замеренное общественно-экспертное мнение подверждает, на уровне 90–95% практически консенсусного мнения, что страна движется в сторону неуспешности.

Почему, и что нужно сделать, чтобы это могло быть изме нено? Важен вывод, который получен в наших исследованиях:

действующая Конституция программирует деградацию и неу спешность страны, ее аварийность. Она должна быть сменена в целом. Конституция, которая может программировать иной путь, а именно, — к успешности, возможна. Можно не верить такого рода оценкам, но они, повторяю, невкусовые и получен ные независимыми путями.


В частности на рис. 5 показан реальный индекс успешности с 1980 года по современное время на основе статистических данных.

отн. ед. Модель СССР Модель РФ 1,8 улучшение 1, 1, 1, 0, ухудшение 0, Перелом 0, 0, 1980 1990 2000 Рис. 5. Реальный индекс успешности России (выше 1 — успешность, ниже 1 — неуспешность) Здесь нет ни одного опросного социологического показате ля. Все, что выше единицы (в частности, средняя черная кри вая — индекс успешности) это успешное развитие страны. И мы видим, насколько чувствителен и правдив этот показатель.

СССР развивался, и развивался успешно ровно до момента горбачевского предательства, когда началось падение.

С точностью до квартала этот индекс показывает уход в минус с распадом СССР, сменой модели страны, сменой Кон ституции, в пространство неуспешности, в котором мы до сих пор находимся.

Чтобы поверить окончательно, что это не выдумки и не беллетристика, посмотрим на индекс успешности Китая, США.

Видна чувствительность индекса на примере рецессии 2008 года для Японии, многих других государств. Дело для Росси вполне серьезно (рис. 6).

Коэффициент успешности, который на историческом мак симуме СССР был сброшен до порога распада государства благодаря беспрецедентному политическому предательству, на сегодня форматируется современным устроением нашей страны, а именно ее Конституцией. На рис. 7 можно видеть детальную прорисовку траектории успешности последних лет. Ускорение вниз произошло и при избрании Медведева Президентом. Тренд идет вниз, и мы понимаем, что порог устойчивости государства уже недалек.

Россия 2 1, улучшение 1, 1, 1, 0, 0, ухудшение – 0, – 0, 0 – 1980 1990 2000 США улучшение 1,8 1, 1, 1, 0,8 – ухудшение 0, – 0, – 0, 0 – 1980 1990 2000 Рис. 6. Деградация России на фоне успешности некоторых государств Китай 6 5, 5 улучшение 4, 4 3, 3 2, 2 1, 1 0, 0 – 1980 1990 2000 Япония 2 улучшение 1, 1, 1, 1, 1 0, – ухудшение 0, 0, – 0, 0 – 1980 1990 2000 Рис. 6 (продолжение). Деградация России на фоне успешности некоторых государств Возможно ли формализовать и найти не на основе полити ческого заказа, вкусовых групповых эгоистических соображе ний формулу построения Конституции, гарантирующей успеш ность страны? Да, возможно. Потому что, если Конституция не либеральная, умалчивающая ценностные государственно управленческие достаточно детализированные форматы, чтобы Конституция СССР Политическое Жизнеспособность России предательство СССР Революция, 50 развал страны Конституция РФ 1975 1990 2000 1970 1980 1985 1995 2010 Рис. 7. Детали деградации страны не допускать произвола в частности внешнего несуверенного управления страной, произвола эгоистических интересов групп богатых людей, административно уполномоченных людей на приватизацию и управление страной, то тогда форматы экономического устройства, регионального, гуманитарного, социального, внутриполитического, избирательного, внеш неполитического по схеме, показанной на рис. 8, как ручейки, стекаясь, обеспечат потенциал успешности нашей страны.

Вот такие связи, совершенно реальные, между выбором управленческим, или, точнее, нормативно-правовым госу правленческим и ценностным в Конституции, когда они не умалчиваются, показывают, что можно получить максимум успешности страны.

Итак, Конституция — это чертеж страны, это программа ее успешности либо в неудачном случае наоборот неуспешно сти. И на пути перехода в логическом и алгоритмическом, от первого к последнему, мы видим обязательное присутствие цен ностей как характеристик целеполагания, требований к нацио нальному законодательству, к государственному управлению, к формированию обратных и прямых связей через институт высших ценностей.

Страна Основная сущность Успешность Успешность Сущностные страны Территория Народонаселение Управление признаки Территориальная Обустройство Кадры целостность Управленческие факторы Факторы Человечесий Демография Обороно- успешности (сущностные капитал Сплоченность способность потенциалы) Армия ОПК Здоровье Образование Наука Культура Идейно-духовный Оптимальные для Фактические значения потенциал максимизации успешности Союзы факторов значения факторов Экономика Программа управленческих действий Проблемы по восстановлению успешности Решения Программа Доктрина безопасности и развития действий Конституция Конституция России Рис. 8. Государственно-устроительное и государственно-управленческое обеспечение успешности страны Конституция не может стать программой успешности, если она не содержит в себе, в каждой своей статье, нормы о цен ности, порождающей и цели, и программу успешности. Разве не важны следующие ценностные целевые полагания? Наша страна как Родина, как ценность для всех нас, наша историче ская уникальность, идентичность, нравственность, народос бережение, справедливость, труд, нестяжание, терпимость?

Но ничего этого в либеральной Конституции 1993 года нет, поэтому неудивительно, что и в действительности этого нет.

Конституция 1993 года, как мы сейчас выяснили, запро граммировала одну формулу: «Бедный не может быть свобод ным». Свободным может быть только богатый. Богатые — это меньшинство населения. Богатые — это транснациональные интересы и позиционирование. Богатые — это уничтожение суверенитета страны. Богатые — это растаскивание природных ресурсов и других богатств страны. И это дает нам совершенно конкретный механизм для анализа действующей Конституции и алгоритм для ее обращения, разработки Конституции иного типа.

Итак, какие конкретно юридические, государственно-уп равленческие, манифестационно-политические проблемы имеют место в действующей Конституции? Они перечислены не все, их многие десятки.

1. Экстремальный либерализм и поля ценностного умол чания.

2. Государственный космополитизм и подавление суверен ности.

3. Цивилизационная неидентичность и русофобия.

4. Отсутствие стратегических долгосрочных целей развития общества и государства, мобилизующих и объединяющих граждан и общество в целом.

5. Отсутствие исторически преемственной и цивилизацион но идентичной системы ценностей, являющихся основой для консолидации общества и формирования единого народа и/или гражданской нации.

6. Отсутствие ориентиров для формирования последова тельной, самостоятельной, исторически преемственной и ответственной перед собственным народом, мировым сообществом и будущими поколениями внешней поли тики.

7. Полное отсутствие правового института ответственно сти государства, (вместо него — «…в ведении…») госу дарственных органов и должностных лиц за результаты государственного управления, государственного и обще ственного развития, обеспечение безопасности обще ства и государства, реализацию прав и свобод человека и гражданина.

8. Отсутствие гарантий прав и свобод человека и гражда нина.

9. Дисбаланс в закреплении прав и свобод человека и граж данина с одной стороны, и их обязанностей и ответствен ности — с другой.

10. Асимметричный и угрожающий территориальной целост ности характер отдельных закрепленных в Конституции принципов и норм федеративного устройства.

11. Запрет ценностной основы государственности — ее иде ологии.

12. Асоциальная формула отношений собственности.

13. Дисбаланс ветвей власти.

14. Подмена народовластия властью денег и административ ного ресурса.

15. Подмена местного самоуправления государственной вла стью де-факто при объявлении ее местным самоуправ лением де-юре.

В целом в конституции 1993 года заложен конструкт госу дарства, угрожающий самому его существованию как целост ного, самобытного, цивилизационно-идентичного, успешного и жизнеспособного государства.

Абсолютно обосновано то, что каждая статья Конституции, за редчайшим исключением, содержит в себе некую программу.

Эту программу можно обозначить как «программа анти Рос сия» — программа снижения геополитических потенциалов страны, направленная на уничтожение ее субъектности на карте мира.

Какую бы позицию мы ни взяли — ценностное умолчание, государственный космополитизм и подавление суверенности, мы видим, что на деле получаем соответствующие результаты:

долговая зависимость от мира, зависимость от экспорта и им порта, зависимость от вывода капитала, сворачивание геопо литического потенциала России, научного, и технологического потенциала уже на уровень кондиций даже не просто регио нальной державы, а ниже малого и среднего государства.

Мы видим, что отсутствие апелляций к цивилизационной идентичности и фактическая русофобия приводят к порази тельному эффекту, который мы вынуждены квалифицировать, конечно, сдерживая себя и не употребляя такие формулы как «этнический этноцид» или «русский геноцид». Но то, что мы имеем в стране этноизбирательный демографический кризис по признаку этнической «русскости», и начинается это с циви лизационной неидентичности, мы видим на статистиках. Мы видим, что русский народ, который составляет большинство населения, в демографическом отношении самый ущербный в своей собственной стране, которая называется Russia уже многие сотни лет.

Если мы возьмем другие позиции, например, полное от сутствие правового института политической ответственности государства, государственных должностных лиц, лидеров стра ны, потому что все, что им предписано, это иметь в ведении вопросы, касающиеся развития страны. Но «ведать» и отвечать за результат — вещи разные. Они не отвечают за результаты развития страны.

И вновь мы имеем право и обязаны посмотреть на резуль таты развития. Они не отвечают за результаты, они переназна чают себя до пенсии, до конца своей жизни. Возникает монопо лизация власти, возникают гонения на дискурс и политическую оппозицию. Этого института нет в действующей Конституции, и поэтому неудивительно, что уважение, авторитет нашей стра ны, ее влиятельность в мире падает, а нелюбовь, неуважение к ней, вплоть до ненависти, системно растет.

Что касается асоциальных формул собственности, устране ния государства от социальной справедливости — так в консти туции также нет никаких соответствующих предписаний. Но посмотрите на функцию распределения по доходам населения России — богатые богатеют, а бедные беднеют.

Посмотрите на то, что Россия меньше любого сопостави мого государства в мире вмешивается в перераспределение добавочной стоимости в стране, поскольку «бедный не может быть свободным». Свободны только богатые, а им нужно уменьшать и уменьшать долю государственных расходов в ВВП страны. Но если эта доля станет ноль или близка к нулю, то не будет Российского государства. Вот это и есть программа действующей Конституции.

Как выйти из этой ловушки, как построить новые конструк ты иной Конституции, которая как видим не вытекает из про сто политического оппонирования? В чем иной конструктив и конструктивность? Они вполне алгоритмичны. В Конститу ции, например, отсутствует обязанность кого бы то ни было обеспечить права и свободы любого человека, и эти права об ращаются в право денег. А мы требуем, чтобы в Конституции был механизм гарантии права, и право было бы не правом на право, а правом на реализацию этого права. И это юридически, государственно-управленчески, политически возможно, если иначе относиться к государству — не как к институту, а как к Родине и социальной оболочке жизнеобустройства нашей страны.

Если помнить про уникальные ключи успешности и специ фичности, производство, распределение, потребление, культуру и жизнь в нашей стране, связанные с цивилизационной «рус скостью», не только этнической, в чем нас обвиняют, называя националистами. Нет, Russian — это цивилизационно русский, это гражданско-российский, но Russian — это еще 80% нас, русских, которые тоже полагают, что про нас не следует за бывать. Это нравственность как примат духовных и высоких очеловеченных ценностей.

Свобода, еще раз хочу подчеркнуть, это не возможность купить все, что хочу, как думает Дмитрий Медведев. Это, пре жде всего, ограничение самого себя наложением обязанности обеспечивать свободу своего соседа. Но это главный принцип социальности, кооперативности социума! И вульгарное про чтение этой важнейшей категории — есть лукавство, которое свободу превращает в рабство для 90%, и в свободу, действи тельно, «что хочу, то ворочу», «что хочу — то куплю» для 5%.

Справедливость, реальная демократия, которая на сегодня свелась опять-таки к праву денег и административного ресурса.

Труд, который сегодня растаптывается, а рента, спекуляция, виртуальная экономика доминируют. К чему это ведет, любому понятно по показанной жирной черной кривой успешности России.

Понятие народного достояния, прежде всего, право на ликвидные масштабные природные ресурсы, вопросы защи ты от низменных соблазнов, искусов, вопросы нравственной цензуры, вопросы баланса ветвей власти, которые по нынеш ней Конституции абсолютно реверсированы и превратились в монополию власти, вопросы политической ответственно сти, политической соревновательности института оппозиции и гарантии оппозиции — все эти перечисленные проблемы укладываются для их решения в четкий и жесткий алгоритм (рис. 9).

Ценностный выбор Анализ (комментарий) Конституции 1993 года Проблемы Решения Новая конституция Рис. 9. Алгоритм создания новой конституции Но на сегодня даже начало этого алгоритма в действующей Конституции запрещено, поэтому и всего остального просто нет.

Нужна ли, может ли, и будет ли принята новая Конститу ция? Средний по истории и миру срок жизни Конституции 15–20 лет. Это обычное нормальное дело. Жизнь меняется, и общество, страны, народы и государства подстраивают свои основные чертежи под новое осмысление реалий. Вот хроно граф российских конституционных уложений (рис. 10).

13 18 24 16 14 1730 1754 1767 1785 1801 1815 1830 Издание Полного Конститу Екатери Елизаве- Конститу- собрания Жалован- ционные Конститу нинская тинская ционные законов ная проекты ция уложенная уложен- проекты Кондиции Российской грамота при Царства комиссия ная Негласного империи вступлении Польского комиссия комитета на престол Александра II 24 13, 25 26 15 16 1918, 1881 1905 1936 1962 1977 1993 2013?

Конституция РСФСР Конститу ционный Конституция Новая Манифест Конституция проект СССР конституция 17 Октября СССР М. Лорис- России Конституцион- Конституция РФ Меликова ный проект Конституция Н.С. Хрущева СССР Рис. 10. Смена «конституций» в истории России Россия перезревает, нужно уважать закон шага обновления Российской Конституции.

И, наконец, если этого не произойдет, если т. к. сегодня руководство страны настаивает: «Продолжаем идти тем же пу тем», — то прогноз по многим разным методам говорит о том, что жесточайший кризис стране предстоит, на уровне, вероят но, той же политической трагедии, напряжения, как в 1905-м, 1917-м, 1991 году, и произойдет это в ближайшие годы. И все это уже далеко не шутка.

Итак, вывод.

Либеральная Конституция 1993 года программирует де градацию и аварийность страны. Она должна быть сменена на системной основе, консенсусной основе, которая, я уверен, в нашем народе и в нашей стране может быть найдена. Кон ституция должна быть заменена полностью, а Россия должна обрести иной облик и иную дорогу в будущее.

Конституция России 1993 г.

в проекции будущего Чиркин В.Е.

В конституциях различных государств есть свои достоин ства и недостатки. Одним из эффективных методов для оценки качеств конституций нашего времени является аксиологи ческий подход — учение о ценностях (др. греч. axios+logos — ценность и учение). Представители аксиологической науки (отрасль философии) рассматривают событие, явление, процесс с позиций его значимости, смысла в цепи множества явлений.

Такой подход неокантианцев (хотя он имеет многие элементы идеализма) может быть полезен в науке конституционного права, в том числе для выявления базовых ценностей конститу ций, т. е. тех положений, которые являются принципиальными и имеют непреходящее значение: они сохраняются при измене ниях конституций, по крайней мере, в обозримом будущем.

Анализ базовых ценностей современных конституций, в том числе Конституции РФ, возможен в трех аспектах: цен ность факта принятия соответствующей конституции;

ее со циальное значение;

ценность положений, содержащихся в ней.

Факт принятия Конституции РФ 1993 г. путем референдума (участвовали 54,8% избирателей, за проект Конституции прого лосовали 58,4%) означал установление, пусть сначала хрупкого, но все-таки гражданского мира и согласия после понесенных жертв1. Важнейшее социальное значение Конституции РФ 1993 г. — политическая победа антитоталитарной демократи ческой революции2, установление принципов нового строя, от ношений собственности и власти. Это своего рода обществен ный договор между различными социально-политическими силами российского общества или, по крайней мере, документ содержащий элементы такого договора. О Конституции РФ 1993 г. как о «формализации общественного договора» пишет В.Д. Зорькин3.

Содержание базовых ценностей конституций изменялось.

Первые конституции государств, начиная с Конституции США 1787 г., были инструментальными. Их объекты конституци онного регулирования — власть (но не социальный характер, а организация) и права человека (в формально-юридическом плане). Конституции с элементами социально-экономического характера появились после первой мировой войны, инстру ментально — социальные конституции — после второй миро вой войны. Теперь мир, видимо, движется к созданию модели социально-инструментальной конституции, в которой на первый план с точки зрения ее существа и по объему будут выдвинуты главы об органах государства, а принципиальные вопросы социально-экономического и политического характе ра. Многие из них имеют весьма общий, а иногда лозунговый Точное число погибших во время событий в Москве в начале октября 1993 г., когда обе враждующие стороны (Президент РФ Б.Н. Ельцин с под держивающими его слоями населения и большинство членов парламента с их поддержкой другими слоями) нарушили конституционную законность и прибегли к вооруженным методам борьбы. Называют разные числа по гибших, от 140 до 400 человек. Российская газета. 2013. 1 окт.

Дальнейшие события показали, что это была победа в интересах всего народа, но прежде всего ее результатами, как и всегда в революционных со бытиях, воспользовался тот социальный слой, который был экономически, политически и идеологически господствующим в обществе того времени или находился на пути к этому.

3.

Зорькин В.Д. Право в условиях глобальных перемен. Норма. М., 2013.С.

369.

характер. Это может снижать регулятивные качества консти туции, Поэтому важно придавать социально-экономическим и политическим формулировкам верификационный характер (отчасти это уже есть теперь, например, в положениях о МРОТ, о прожиточном минимуме и др., которые реализуют лозунг социального государства).

Обобщая и в известной мере огрубляя современный опыт создания новой внутренней системы элементов (компонентов) социально-инструментальной модели конституции, пред ставляется, что в виде проекции будущего можно говорить о четырех главных частях такой конституции:

1) человек;

2) сообщества и объединения людей в обществе;

3) общество в целом;

4) государство и его организация.

Речь идет о внутренней системе связей. Во внешней системе конституции расположение этих частей может быть изменено.

1. Человек. Ст. 2 Конституции РФ провозглашает человека и его права высшей ценностью. О ценности человеческой лич ности говорится в Конституции Бангладеш 1972 г. В ч. 6 ст. Конституции Ирана 1979 г. есть словосочетание: «высшая цен ность человека и его свободы». Однако Бангладеш и Иран — му сульманские государства, ценность человека в них понимается иначе и выявляется на Страшном суде.



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.