авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

«Центр научной политической мысли и идеологии Институт законодательства и нормативно-правовых разработок Либеральная конституция России 1993 ...»

-- [ Страница 3 ] --

Законодательная власть выступала в защиту социально ориен тированного развития рыночной экономики, против резкого падения уровня жизни населения и грабительской приватиза ции государственной собственности, за сохранение вкладов в сберегательных кассах и др. Неудивительно, что парламент обсуждал вопрос о корректировке курса либерализации, ко торый должен сохранять социальные механизмы защиты на селения. Президентская команда защищала «шокотерапию», означающая через отпуск цен и приватизацию резкий бросок страны в рыночную экономику при сохранении обнищания населения и падения производства.

Политическим срезом начала противостояния двух ветвей власти стали события 23 февраля 1992 г. в Москве, когда ис полнительная власть (московская) впервые применила против 100 тыс. собравшихся демонстрантов на Манежной площади дубинки и насилие со стороны ОМОНа. Пролилась первая кровь — символ отхода исполнительной власти от демокра тических идеалов. Возобладал силовой подход20 в решении политических конфликтов, завершившийся танковым рас Стало достоянием гласности решение Б.Н. Ельцина о применении в слу чае оглашения ему импичмента 28 марта 1993 г. силового разгона депутатов VIII съезда посредством применением «окуривания» с использованием химических средств. См.: А. Коржаков. Борис Ельцин: от рассвета до заката.

М., Изд. «Интербукс», 1997. С. 158–161.

стрелом парламента — Белого Дома 4 октября 1993 г.21 Итоги референдума по Конституции РФ показывают, что она не была одобрена относительным большинством населения.

А если учесть приписки и то, что бюллетени голосования из бирателей были вскоре сожжены по указанию Б.Н. Ельцина, то можно иметь в виду спорность легитимного характера принятия Конституции РФ.22 С насильственным уничтоже нием парламента в октябре 1993 г. в Москве был открыт путь для утверждения сильной президентской власти, которая стала контролировать процесс подготовки нужной для нее Конституции РФ, выборов Государственной думы в декабре 1993 г. и формирования Совета Федерации — второй палаты Федерального Собрания.

Сложившаяся тогда политическая система власти распре делялась между Президентом РФ, Правительством РФ, Госу дарственной Думой, Советом Федерации и судебной властью.

Каждый субъект сохранял относительную самостоятельность в проводимой политике, и вселялась надежда на создание по лупрезидентского политического режима. Но вскоре ситуация изменилась — возникает обновленная вертикаль российской власти во главе с Президентом РФ и его Администрацией, ставшим центром российской политики. Центр оказался не подконтрольным ни Федеральному Собранию, ни обществу.

Конституционный Суд РФ также перестал быть самостоятель ной ветвью власти. Тем самым институт разделения властей в России не сложился в классическом демократическом виде, и стал функционировать не на основе «сдержек и противо весов», а на основе указов и решений Президента РФ и его Администрации.

Подробнее см.: Москва. Осень — 93. Хроника противостояния. М., Ре спублика. 2-е изд., исп. и доп. 1995;

В. Березовский., В. Червяков. Осенний политический кризис. Сентябрьская и октябрьская фазы 27 сентября — 5 октября 1993 года. //Свободная мысль, 1993, № 15.

Так «согласно ряду российских и зарубежных исследований на деле конституция была «принята» 43% голосовавших». См.: В.А. Лисичкин, Л.А. Шелепин. Россия под властью плутократии. М: Алгоритм. 2003. С. 83.

Российский парламент стал подконтрольным главе госу дарства, и становление парламентаризма сопровождалось ослаблением его роли в политической жизни общества. Воз никает, естественно, вопрос о типологии российской консти туции 1993 г. и перспективе ее обновления. Данный вопрос, на наш взгляд, целесообразно исследовать во взаимосвязи развития типа политического режима и конституционализма современной России.

В узком значении конституционализм означает ограничение власти конституцией и установление принципов государствен ного управления. В широком значении конституционализм характеризует становление и функционирование политической системы общества и обеспечения политических свобод и прав в обществе посредством системы ограничений политической власти. В конституционализме главное — исследование сущ ности конституции, выявление в ней процессов согласования интересов групп населения, которое на выборах выражает сво бодное волеизъявление по организации государственной вла сти, подчиняющейся гражданскому обществу. С прекращением существования СССР в декабре 1991 г. номинальный консти туционализм превратился в мнимый конституционализм. Этот процесс был обусловлен возникновением авторитарного прези дентского режима, главным отличием которого стало усиление личной власти. Развитие авторитарного политического режима в России характеризуется усилением централизации в структуре власти и отсутствием возможности контроля общества над дея тельностью исполнительной власти. Процесс централизации характеризуется образованием различных советов при Прези денте РФ и активностью силовых структур, не предусмотренных и неинституциональных по Конституции РФ.

Некоторые структуры выполняют не только свои обязан ности, но и нередко занимаются политической и сыскной деятельностью,23 что вызывает возмущение развивающегося Примером тому является принятие в декабре 2005 г. Государственной Думой проекта закона о регистрации некоммерческих общественных гражданского общества. Вместо шанса создать демократиче ский парламентаризм после 1993 г., в России сформировался авторитарный парламентаризм с урезанными или ослаблен ными функциями. Становление мнимого конституционализма происходило в условиях политического кризиса и отсутствия национального согласия по выбранной модели экономического и политического преобразования России.

Мнимый конституционализм закрепил преимущества власти перед гражданами России. Как и раньше, не только со храняется, но и обновляется в последнее время традиционная вертикаль российской власти, не контролируемой каким-либо институтом общества. Это в чем-то напоминает нам модель монархической власти, не знающей предела своего господства в обществе. Неудивительно, что после 1993 г. Ельцин Б.Н. по стоянно искал наследников на должность президента. И только в 1998 г. он остановился на кандидатуре В.В. Путина, что не соответствует принципам реального, демократического кон ституционализма, когда главу государства выбирают путем состязательности на выборах кандидатов от политических партий без наследования этой должности за кем-либо. По Конституции Президент РФ сохраняет право издавать указы, имеющие силу федеральных законов без их рассмотрения па латами Федерального Собрания. Это говорит о том, что в кон ституции отсутствует четкое разграничение законотворческой инициативы ветвей власти на федеральном уровне. В итоге это упущение может быть использовано в ущерб развитию реаль ного конституционализма в современных условиях.

Анализ сущности российской конституции позволяет за ключить, что она является инструментальным подходом в по литике президентской власти. И при сохраняющейся вертикали власти, развивающееся гражданское общество в России не имеет гарантии на самоорганизацию и защиту своих интере сов. В деятельности российского парламента не проявляются организаций и контроле над ними, подготовленный Минюстом РФ и одо бренный Администрацией Президента РФ.

в полном объеме функции обсуждения альтернативных про грамм развития общества, контроля над исполнительной и судебной властями, обеспечения политической гласности и привлечения к ответственности представителей исполни тельной власти. Функции не получили своего развития по той причине, что политический режим стал разновидностью поли тического корпоратизма, защищающий вертикаль российской власти и выбранную модель управления обществом. И это обстоятельство не стыкуется с задачами развития функций российского парламентаризма. Корпоративный характер по литического режима подкрепляется деятельностью фракции «Единая Россия» в Государственной Думе. «Партия власти» не допускает конкуренции за власть других политических партий, контролирует все, что связано с несменяемостью власти и от страняет элементы развивающегося гражданского общества от контроля над процессами принятия и реализации управлен ческих решений. Поведение «партии власти» однозначно — ее преобладающее влияние и руководство абсолютным большин ством комитетов в парламенте, даже при деятельности других политических партий, а также бесконтрольное использование административных ресурсов и превращение партии в гибрид типа «партия — государство». Сложившаяся партийная си стема, как правило, исключает чередование разных партий во власти, развитие политического участия населения и полити ческую самоорганизацию общества.

Россия идет противоречивым путем к демократии. Разные партии пытаются оказывать влияние на власть в целях кор ректировки модели проводимых преобразований. Но этого недостаточно. По самой сути, назад дороги уже нет, а даль нейшее продвижение вперед невозможно на основе мнимого конституционализма. Рыночная, социально ориентированная экономика и развивающееся гражданское общество нуждаются в защите со стороны правового государства, которое возможно в условиях реального конституционализма. Поэтому разные политические партии не снимают требования по обновлению отдельных статей Конституции в целях создания механизмов «сдержек и противовесов» между ветвями власти и их ответ ственности перед обществом за проводимую политику.

Конституционализм и парламентаризм в современной России породил ряд конфликтов между властью и обществом, между олигархическими группами и ветвями власти, а также конфликты внутри самой власти. К ним относятся:

1. Конфликт между законодательной и исполнительной властью, крайней формой проявления которого стали неоднократные попытки Государственной Думы объявить импичмент главе государства и недоверие премьер министрам;

2. Конфликты между Центром и регионами страны, вызван ные попытками многих регионов выйти из-под контроля Центра;

а также уменьшением со стороны Центра объема финансирования развития регионов России.

3. Конфликты между различными звеньями управленческого аппарата, связанные с функциональной раздробленно стью министерств и ведомств;

4. Конфликты между органами власти и населением, вызван ные недостатками в борьбе правоохранительных органов с коррупцией, ростом организованной преступности и «теневой» экономики.

Конфликты являются, несомненно, факторами, препятству ющими формированию социально-политической стабильности в стране. На их фоне в обществе нередко возникают полити ческие кризисы в виде правительственного и конституцион ного. Правительственный кризис сопровождается, на первый взгляд, беспричинной отставкой премьер-министра и сменой членов правительства. Но наиболее актуальной является задача преодоления конституционного кризиса в современной России.

Суть его заключается в ослаблении российской государственно сти, в попытках подрыва его безопасности и территориальной целостности, в ослаблении роли Центра во взаимоотношениях с регионами страны. Нельзя не согласиться с утверждением, что Россия переживает очередной кризис своей государственности.

Ослабление контроля над исполнением законов и соблюдением правопорядка в обществе заставляет большинство политиче ских партий и движений сблизить свои позиции по части со вершенствования статей Конституции РФ, или принятия новой Конституции РФ. Однако власть считает ненужным принимать в ближайшее время новую Конституцию РФ.

На пути к консолидации общества важно обеспечить разви тие судебной власти и прокурорского надзора за соблюдением законности в обществе. Главное здесь — создание условий для уважения законов всеми членами общества. Возвращение за конности в русло демократического прогрессивного политиче ского процесса на макроуровне создаст нормальные правовые отношения между «группами интересов» гражданского обще ства и обновление действующей конституции РФ.

В современной России сохраняется незавершенность про цесса институционализации политической власти и полити ческого режима. Эта проблема объясняется существующими пробелами в Конституции РФ, в которой не обозначен сам механизм «сдержек и противовесов» между ветвями власти.

Такое состояние Конституции РФ позволяет президентскому режиму сохранять условия монопольного владения исти ной в подготовке различных указов, обязательных для всего общества или его отдельных сфер. При отсутствии института демократической экспертизы политических программ власти, сохраняется также возможность борьбы с так называемым инакомыслием, что создает предпосылку сохранения цензуры в СМИ и на телевидении, и ограничивать гражданский кон троль над действиями политической власти и самого режима.

Пробелы в действующей Конституции РФ 1993 г. не исключают вероятности возникновения новых конфликтов между законо дательной и исполнительной властью.

Сосредоточение большинства полномочий в руках главы государства способствовало превращению президентского режима в суперпрезидентский режим, хотя по Конституции РФ он структурно обозначен полупрезидентским режимом.

Усиление этой тенденции сопровождается колебаниями ле гитимности политического режима. Легитимность режима зависит от многих факторов развития политико-финансовой подсистемы, социальной и экономической систем общества и ходом политической борьбы власти и разноликой оппозиции по проблемам демократизации политической системы обще ства. В существующем раскладе политических сил прослежи вается правовая и конституционная основа вех или этапов борьбы партий за демократизацию политического системы общества и обновление Конституции РФ, а именно:

сохранение существующей формы правления, сочетаю щего авторитарные и некоторые демократические черты развития.

возможность возвращения к полупрезидентскому поли тическому режиму по действующей Конституции РФ;

конституционное право большинства депутатов Госу дарственной Думы и членов Совета Федерации ставить вопрос об изменении статей действующей Конституции РФ;

реальная демократизация партийной и политической систем общества;

контроль гражданского общества над эволюцией партий ной системы;

создание подлинно демократического общества.

Политический режим не способствует демократизации по литических процессов из-за несовершенства законодательной базы и корпоративной природы данного режима. Корпоратизм режима характеризуется системой взаимоотношений, сложив шихся между заинтересованными группами интересов, с одной стороны, и политической властью, с другой. Эти группы ини циируют отношения с властью в целях принятия выгодных для них управленческих решений. Но поскольку власть это то же организация со своей структурой и проявлением своих специфических интересов, постольку она объективно заинте ресована в поддержке различных групп интересов общества и в обоюдном согласовании интересов с элементами торга.

Самоорганизация российского общества на пути демо кратизации имеет тенденцию торможения, истоки которого начинаются из характера Конституции РФ 1993 г. как разновид ности мнимого конституционализма. Конституция РФ должна получить демократическую форму проявления посредством развития конституционного процесса и путем изменения типа политической системы России, являющегося по сути олигархи ческим, но не демократическим. Модернизация политической системы России тоже тормозится из-за особенностей Консти туции РФ 1993 г. и особенностей партийной системы, ограни чивающей активность гражданского общества в России.

Механика взаимосвязи конституционных принципов и доминанты вектора ценностей общества Пунтус В.И.

Конституция не только предопределяет вектор ценностей общества, в котором мы живем, но и сама является продуктом жизнедеятельности общества. Анализируя траекторию разви тия конституционных принципов, закрепляющих социальные отношения, можно выявить объективные законы эволюции.

Поняв механизм взаимосвязи конституционных принципов и доминанты вектора ценностей общества, можно осознанно воздействовать и на саму Конституцию, и на развитие вектора социальных ценностей. Таково содержание и логика настоя щего доклада.

Диалектика Конституции. Конституция направляет вектор развития ценностей Общества. Здесь Конституция выступает как средство общественной самоорганизации. Как назовем корабль, так и поплывем. С другой стороны, сама Конституция есть продукт «общественной мысли», доведенной до буквы закона, основного закона, который, как уже было отмечено, предопределяет дальнейший процесс самоорганизации обще ства. Дух Конституции не всегда очевиден, особенно когда нет полной ясности при ее создании. Или напротив, сильно жела ние сокрыть от общества суть. Но 20 лет срок достаточный, чтобы Конституции проявилась в делах.

Нередко говорят, что несовершенство законов в России компенсируется их неисполнением. Но так не должно быть, и если это происходит, значит, что-то не так в нашей Консти туции, если она позволяет такое. Диалектика, применимая к Конституции, требует непрерывного развития, и мнения о ее незыблемости больше вредны, чем полезны. С одной стороны, должны быть незыблемы традиционные ценности, утверждае мые веками. Но есть принципы, которые, напротив, требуют коррекции в соответствии с вызовами времени. О них далее речь.

Когда говорят о спасительной роли либеральной Консти туции 1993, мол, лучше такая, чем никакая, это верно. Без Конституции наступает Смута. И всем хорошим мы обязаны Конституции. Но надо отчетливо понимать, что и всем плохим мы тоже обязаны Конституции. Со временем пороки, заложен ные в ее основании, проявляется все более откровенно. Но, пожалуй, главной проблемой следует назвать снижение той планки нравственных (духовных) ценностей и общественной морали, которая была достигнута до принятия либеральной Конституции. Парадокс в том, конституционно провозглашая социальное государство, мы пришли к запредельному расслое нию общества на «народ» и «элиту», что уже не скрывается ни в политике, ни в культуре, ни в экономике. И здесь главный во прос, как случилось, что главные завоевания русской цивилиза ции — социальные ценности и суверенитет — были сданы, и не в последнюю очередь благодаря либеральной Конституции.

Да, государство российское было сохранено, но этого на шему менталитету мало. Не менее важно, какие социальные ценности доминируют.

Конституционная «загогулина». Традиционно прогресс рассматривается как некий мейнстрим, как движение к некое му Идеалу, к общечеловеческим ценностям, к справедливости, к добру, к миру. Так мы воспитаны православием, философией, советской культурой, впитавшей все лучшее, что было в исто рии. Ценность советской цивилизации в том, что она сама, по своей самоорганизующейся сути, преодолела болезни пере ходного возраста (репрессии, культ личности, воинствующий атеизм и даже авторитаризм генсеков). Но главное достиже ние — это построение подлинно социального государства, где главные ценности жизнеобеспечения (жилье, образование, ме дицина) были почти равнодоступны. Классы были практически изжиты. Культура утверждала почти христианские ценности.

Этим мы во многом обязаны предшествующим Конституциям.

Оставалось устранить это «почти», чтобы достичь конститу ционного Идеала.

Однако в 1993 произошло теоретически не предсказуемое и необъяснимое с классовой формационной теории. Она ни как не может объяснить, почему более прогрессивная и по следующая социалистическая Конституция была заменена на буржуазную, которую по теории должен был похоронить передовой класс. Статьи 8.2 и 9.2 вводят и защищают частную собственность на землю и природные ресурсы, а также на другие средства производства. Научно показано, что частная собственность на средства производства в традиционном толковании однозначно утверждают капиталистические от ношения. Остальное — прямое следствие: торговые аукционы, приватизация, стихия рынка, коррупция, самоустранение государства от управления экономикой. И как результат — экономическое и социальное расслоение общества, рост про тестных настроений.

Не замедлили измениться нравственные и культурные цен ности, подчиненные финансовой выгоде. Если работает тезис «бытие определяет сознание», тогда не понятно, почему социа листическое бытие с коммунистическими чертами (образова ние, медицина и частично жилье по потребности) определило буржуазное сознание творцов либеральной Конституции 93.

Теперь уже буржуазное сознание стало определять наше бытие.

Не вписывается в логику культурного прогресса и то, что ин женеры человеческих душ, наша духовная элита, — писатели, теологи, политологи и другие деятели культуры с непонятной поспешностью и усердием стали внедрять приоритете матери альных антисоциальных ценностей и конкуренции, завладев ключевыми позициями СМИ.

Единственно достойным объяснением такой исторической «загогулины» может быть теория заговора (внешнего и/или внутреннего). Что и взяли на вооружение патриотические на строенные силы. Но этого преступно мало. Так можно упустить истинную причину.

Двойственность социального идеала. Для более адекват ного анализа социальных процессов предлагается не классо вая нарезка общества, а более тонкая социальная материя на «клеточном» уровне. Общество рассматривается как много клеточный живой организм, элементарной клеточкой является человек, и каждый из нас персонально и субъективно вносит свою лепту в самоорганизацию общества. Исполняет человек собственную волю согласно своему социальному идеалу. Все множество субъективных частных воль весьма сложным и не поддающемуся детерминизму образом, в конечном счете, об разует общественную «объективную» волю, которая воплоща ется в культуру, в тип общественной формации. Конституция закрепляет основы конституционного строя.

Кстати, сама история написания настоящей Конституции является хорошей иллюстрация механизма образования общественной воли как продукта сложнейшего конгломерата частных индивидуальных воль наиболее социально активной части общества. Текст написан конкретными персоналиями, фамилии которых известны. Дальнейшая работа проводилась Конституционным советом конкретных членов с участием кон кретных экспертов. И наконец, утверждалась на Референдуме конкретными избирателями. Безусловно, вклад разных людей на разных этапах различен. Но при всех персональных разли чиях воль отдельных «человеков» можно выделить нечто общее, что является ключом к пониманию механики социальных про цессов. Следуя диалектике надо найти ту главную, сущностную противоположность, которая является первопричиной более высокого порядка, чем классовая борьба, чем развитие произ водительных сил и производственных отношений.

Когда был снят государственный идеологический скреп в лице КПСС, когда получили свободу волеизъявления, «вдруг обнаружилось, что советское общество расколото на две примерно равные половины. И водораздел не по классовому признаку (не было уже классов). А именно в плане нравствен ности, идеологии общество разделилось на два мира именно в ценностном плане, за которыми закрепились условные названия: правый и левый. Этот раскол произошел и среди человеков-клеточек Политбюро, и среди рядовых членов, и среди рабочих, и среди беспартийных — среди всех. Если обозначить коротко и по сути, то правый Идеал — это классо вый, где нормой было деление всего общества на сословия, на «благородных» и «простых». Левый Идеал не делит граждан на классы ни по происхождению, ни по капиталу. Безусловно, социальную иерархию никто не отменял, но это было дело на живное, а не наследованное. Ясно, что эти два разных Идеала подразумевали и разные, порой противоположные наборы социальных ценностей. Еще раз подчеркнем, что речь идет не о традиционных, общечеловеческих ценностях, общих для всего общества, а именно о социальных ценностях.

Для нас здесь не столько важно конкретные критерии раз деления, а признание самого факта существования противо положных социальных идеалов как данности. Ясно, что эти противоположные Идеалы существуют не только сами по себе как некие идеальные конструкции. Их носителями являются конкретные «человеки», которые и образуют множество граж дан своей страны. В их числе и президенты, и члены консти туционного совета, и судьи, и депутаты, и простые рабочие, ученые, служащие и все другие профессии.

Для дальнейшего анализа вводится понятие социальной ориентации, которая имеет два значения: левую и правую.

Важно не название, а то, что системообразующие ценности по каждому важному принципу социального обустройства противоположны. Важно и другое: нельзя априори сказать, какой Идеал хороший, какой плохой, каждый имеет свои достоинства и недостатки. Например, общество по правому идеалу может быть более эффективным в плане экономической эффективности, когда средний уровень промышленного раз вития невысок. Здесь одна справедливость. Правая.

Но при достаточном уровне развития производительных сил более эффективной может быть экономика, построенная по левому идеалу, т. к. массовое повышение эффективности «рядовых» клеточек культивирование особо одаренных. Здесь другая справедливость. Левая.

Механизм формирования конституционной доминанты.

Итак, оказалось, что все мы, люди, по родовому принципу раз делены не только на мужчин и женщин, на сангвиников и хо лериков, на интровертов и экстравертов, но и на людей правой и левой социальной ориентации. Деление это типологическое, т. е. чистый тип в черно-белом варианте редко встречается. Но у социально зрелого человека формируется та или иная доми нанта, которая проявляется в экстремальных ситуациях, когда решаются судьбоносные для страны вопросы.

В обществе как едином организме тоже формируется та или иная, но одна доминанта как сложно взвешенная по всему множеству частных воль. И закрепляется общественная доми нанта Конституцией, порой в неявном виде. Как уже отмечалась, в 1993 вопреки всем теориям доминанта левая сменилась на доминанту правую. Если классовая теория не может объяснить этот феномен, то введение социальной ориентации логично это объясняет следующим образом. Социальная доминанта чело века задается двумя факторами: от рождения и общественным строем, где происходит социальное формирование человека.

Если первый фактор — космически-мистическая данность, то второй воздействуют на человека предположительно следующим образом. В равновесном обществе предполагается нормальное распределение социальной доминаты среди электората. Для качественного анализа это годится, т. к. нет оснований отдать предпочтение априорному распределению иного плана.

Рис. Распределение социального потенциала По горизонтальной оси откладывается социальный потен циал человека, который условно можно оценить как ту часть энергии своего труда, которую он готов посвятить социальному обустройству страны. Единица (1) — соответствует полной от даче человека, ноль (0) — политической нейтральности. Знак «минус» — соответствует правой доминанте, положительные значения — левой. По вертикальной оси откладывается отно сительна доля электората.

Как отмечалось, в обществе как целостном организме кон ституционно устанавливается одна доминанта, но конкрет ные люди имеют противоположные социальные ориентации.

Поэтому всегда будет некоторое социальное напряжение, вызванное тем, что все клеточки-человеки не могут быть единодушны, и всегда найдутся особи, которые протестуют.

Если их удельный вес незначителен, общество стабильно, а несогласные выявляют явные пороки в конституционном порядке, выполняя тем самым роль своего рода санитаров.

Умная Власть это понимает, и корректирует свои действия по стабилизации общества, изолируя по необходимости экс тремальные особи.

В стабильном состоянии суммарный «момент» левых сил уравновешивается правым «моментом». (Здесь под «моментом»

понимается сумма частных произведений величины индиви дуального социального потенциала на относительное количе ство его носителей). Однако, стабильность разрушатся по мере роста перегибов из-за тенденциозности законодательной базы, задаваемой конституционной доминантой. Дело в том, кривая распределения социального потенциала становится ассимме тричной согласно следующему субъективно-объективному механизму. В «своей» половине «область равнодушия», поли тического безразличия (в окрестности нуля на графике) рас ширяется, по той причине, что когда твоя частная доминанта совпадает с конституционной, политическая социальная ак тивность не востребована. Уменьшается также доля наиболее выраженных социально активных (в окрестности единицы) по той же причине. В той половине населения, социальная доминанта которой противоположна конституционной (несо гласные) происходит обратная картина: область равнодушия уменьшается (по причине типа «достали»), и доля активных возрастает до экстремизма (по той же причине). Кривая ста новится ассиметричной, центр тяжести кривой распределения для ориентированных «правильно» смещается к центру, центр тяжести для протестно-ориентированных, напротив — от центра. В результате, когда социальное напряжение достигает критического значения, происходит скачкообразная смена до минаты на противоположную. На нашем рисунке в качестве иллюстрации пунктиром показан вид распределения, скла дывающегося в результате действия правой доминанта. Если такая картина адекватно описывает субъективно-объективные процессы в обществе, то тогда более понятны причины того, в 1917 году произошла смена правой доминаты на левую. Но поскольку сама левая доминанты не смогла адекватно выстро ить социально-экономические отношения, нарастающая ей оппозиция во всех слоях общества привела к обратной смене доминанты по принципу качелей, которая и зафиксировалась в либеральной Конституции 1993. Однако и эта, правая Консти туция оказалась не приемлемой для большой части общества левой ориентации. Сейчас, двадцать лет спустя возрастает вос требованность опять левой доминанты. То есть наблюдается не постоянный тренд от правой модели к левой, а колебательный процесс смены социальных доминант.

Выводы. Если рассмотренный механизм смены доминант вектора социального развития адекватен, то не в силах человека разумного уложить цивилизацию в прокрустово ложе ОДНОЙ доминанты: правой или левой. Но в наших силах найти такое конституционное решение, которое сможет уменьшить про тивостояние между левыми и правыми силами, не требуя уни чтожения оппонентов. Более того, мереная оппозиция может быть полезной для гармонизации социально-экономических отношений как индикатор грубых просчетов при становлении сменяющейся социальной доминанты.

Здесь работают не только рассмотренные объективные механизмы. Для того, чтобы ускорить мирный сдвиг востребо ванной обществом доминанты, необходимо нашей культурной элите взять под контроль наполнение СМИ и умело управлять распределением социальной доминантой среди населения, учи тывая национальный менталитет и внешнюю среду.

Концепция гражданского общества в конституционных проектах России (1990–1993 гг.) Вышкварцев В.В.

Период конституционных реформ в Российской Федерации (1990–1993 гг.) ознаменован институционализацией и фор мированием системы экономических (рыночная экономика, свободная конкуренция, международная торговля ит. п.) и по литических отношений (разделение власти, демократический политический режим, местное самоуправление, правовое го сударство ит. д.). В области общественных отношений основ ной акцент делался на закреплении принципа «социального государства». На первом пленарном заседании Конституцион ной Комиссии 31 августа 1990 года было заявлено, что «новая Конституция станет Конституцией социального государства.

Принцип социального государства закладывается изначально.

Принцип обязанностей и социальных обязательств государ ства перед человеком, перед обществом»24. Однако данный блок вопросов в тот момент не был в числе первоочередных задач, поставленных Конституционной Комиссией с момента ее образования25. Прежде всего, были определены три на правления, связанные с разработкой и внесением изменений в Конституцию РСФСР, подготовкой проекта Декларации о государственном суверенитете РСФСР, рассмотрением и об суждением проекта постановления первого Съезда народных депутатов РСФСР «О конституционных принципах Российской Федерации»26.

Обращаясь к содержательной части первоочередных из менений в Конституцию РСФСР, принятую на внеочередной сессии Верховного Совета РСФСР 12 апреля 1978 года, следу ет подчеркнуть, что почти третью их часть занимали нормы о политических партиях, профсоюзных, молодежных и иных общественных организациях и движениях, гарантиях участия в структуре государственного управления и общественной жизни;

провозглашалось право граждан на объединение в политические партии и общественные организации, что представляло собой эффективное средство формирования общественного мнения и влияния на политическую систему государства. Насколько это очевидно, речь шла о гражданском Из истории создания Конституции Российской Федерации. Конституци онная комиссия: стенограммы, материалы, документы (1990–1993 гг.) в 6 т.

Том 1: 1990 год / под общ. ред. О.Г. Румянцева. М., 2007. С. 128.

Конституционная Комиссия была образована в соответствие с По становлением Съезда народных депутатов РСФСР от 16.06.1990 г. № 37– в составе 102 человек, включая Председателя — Б.Н. Ельцина и Заместителя Председателя — Р.И. Хасбулатова — Прим. В.В.

Из истории создания Конституции Российской Федерации. Конституци онная комиссия: стенограммы, материалы, документы (1990–1993 гг.) в 6 т.

Том 1: 1990 год … С. 39.

обществе и его отдельных институтах. Известно, что пробле матика «гражданского общества» изучалась в теоретическом измерении отечественными учеными в области философии, политики, права, социологии почти одновременно с исследо ванием концепта «социалистического правового государства»

в период после состоявшейся XIX Всесоюзной конференции КПСС (28 июня — 1 июля 1988 г.).

В периодической печати стали появляться работы видных ученых, членов Конституционной Комиссии — В.Д. Зорькина, Л.С. Мамута, В.А. Кикотя и т. д.27, которые представляли граж данское общество рациональным способом существования людей, основанном на разуме, праве и свободе. Очевидно, что эти маститые историки и ученые-правоведы выстраивали но вую композицию гражданского общества, основанную на фун даментальных научно-исследовательских трудах теоретиков отечественного либерализма — В.М. Гессена, Н.М. Коркунова, П.И. Новгородцева, Б.Н. Чичерина и др. Учения этих некогда «буржуазных» мыслителей оказались востребованными в про цессе разработки проекта Конституции Российской Федерации (1990–1993 гг.).

Несмотря на придание гражданскому обществу политиче ского, религиозного, духовного смыслов, разработчики проекта Конституции России стремились придать ему экономическую и культурную формы, сделать постепенно развивающимся и многовекторным по своим функциональным особенностям.

Теоретическая модель гражданского общества уходила из об ласти классовой догматики в сферу универсальной концепции, согласно которой социальные группы, общности мыслились в качестве ограничителей произвола государства. Создать та кие правовые границы было возможно во всех направлениях публичных отношений. Закрепить данные гарантии предпо лагалось непосредственно в нормах будущей Конституции Российской Федерации, равно как и само провозглашение гражданского общества и курс на его построение.

Зорькин В.Д., Мамут Л.С., Кикоть В.А. Новая Конституция: путь к сво боде // Конституционный вестник. 1990. № 4. С. 3–7.

Если говорить о периодизации в новейшей истории консти туционного закрепления концепции гражданского общества, то условно можно определить пять периодов.

Период первый (август-ноябрь 1990 г.). Как мы уже от метили, на первом пленарном заседании Конституционной Комиссии 31 августа 1990 года под председательством Б.Н. Ель цина, был обозначен переход от социалистического к социаль ному государству. Одновременно с этим член Конституцион ной Комиссии, ее секретарь О.Г. Румянцев, в рамках доклада о структуре проекта Конституции России, представил третий раздел «Гражданское общество». «Это необычный раздел, ни в одной Конституции такого раздела нет. Мы хотим возвысить гражданское общество, роль различных естественно образую щихся сообществ, семейных, религиозных отношений, роль самоуправления, права собственности — все это мы хотим заложить в раздел третий «Гражданское общество»28.

На очередном заседании Конституционной Комиссии, со стоявшемся 12 октября 1990 года, О.Г. Румянцев заявил о том, что гражданское общество не следует рассматривать как фило софскую категорию, а возвести в статус конституционного права, поскольку политические и социальные права человека и гражданина в большинстве случаев реализуются посредством соответствующих институтов гражданского общества. При этом какие именно институты подразумевались, докладчик не объяснил. Смысл конституционного закрепления граж данского общества заключался не в поучении или простой регламентации.

На заседании Конституционной Комиссии 12 ноября 1990 года Ф.В. Цанн-кай-си заявил, что резкой критике подвер глись положения Раздела III проекта Конституции о выделении формы частной собственности;

однако, несмотря на данные обстоятельства, с философской точки зрения, выделение новых моделей распоряжения человеком своих талантов, способно Из истории создания Конституции Российской Федерации. Конститу ционная комиссия: стенограммы, материалы, документы (1990–1993 гг.) в т. Том 1: 1990 год … С. 129.

стей и, следовательно, их результатов, должно стимулировать образование очередных таких моделей, расширять их сущность, приводить к динамике и новации. Действительно, в первом официально опубликованном проекте Конституции России, принятом 12 ноября 1990 года Конституционной Комиссией за основу29, право собственности было заявлено естественным правом и предполагало нравственное, рациональное исполь зование собственности. Невольно ли или целенаправленно, но разработчики, в данном случае, все еще использовали прежнюю советскую терминологию и собственность преимущественно, ассоциировалась с землей, недрами водными ресурсами и т. п.

В статье 18 Конституции РСФСР 12.04.1978 года30 говорилось следующее: «В интересах настоящего и будущих поколений в Российской Федерации принимаются необходимые меры для охраны и научно обоснованного, рационального использования земли и ее недр, водных ресурсов, растительного и животного мира, для сохранения в чистоте воздуха и воды, обеспечения воспроизводства природных богатств и улучшения окружаю щей человека среды». В последующих статьях проектов Консти туции по состоянию на 21 февраля 1991 и 16 сентября 1991 гг.

законодатель подтвердил особенную роль земли, недр, водных ресурсов, животного мира достоянием народов. В отношении земельных участков запрещалась спекуляция, чрезмерное со средоточение в руках отдельных собственников, хищническая некомпетентная их эксплуатация.

Период второй (ноябрь 1990 — сентябрь 1991 гг.). На этом этапе подготовки конституционного проекта сохранялась со циалистическая конституционная терминология, применитель но к праву собственности на недвижимое имущество (земля, недра, водные объекты ит. п.).

Между тем претерпели изменения и названия глав Раз дела III «Гражданское общество». В первоначальном варианте (проект от 12.11.1990 г.) шесть глав, составляющих указанный раздел, располагались в определенной последовательности.

Аргументы и факты. 1990. № 47 (528).

Свод законов РСФСР. Т. 1. С. 13. 1988 г.

Одной и, пожалуй, единственной новеллой Главы XII «Се мья» стала гарантия права ребенка на выражение своего мне ния, права на свободу мысли, совести и религии.

В пояснительной записке к проекту Конституции России от 6.09.1991 г. говорилось, что «структуры гражданского обще ства, рождающиеся с целью удовлетворения многообразных потребностей людей, возникают по-преимуществу спонтанно снизу, а не конституируются по приказу «сверху», волевым усилием аппарата государства. … Гражданское общество «сцепляют» горизонтальные кооперационные связи, в принци пе не знающие такой зависимости, как «веление» (команда) — подчинение»31. Мысль о спонтанности гражданского общества, которую можно увидеть в концепции А. де Токвиля32, и сегодня не потеряла своей актуальности33.

Глава VII проекта Конс тит уции по сос тоянию на 24.10.1991 года претерпела ряд изменений. Прежде всего, на званию главы возвратили предыдущее — «Собственность, труд, предпринимательство». Детализированы типы форм собственности — индивидуальная и коллективная (частная собственность), государственная и муниципальная (публичная собственность). Исключены архаичные формулировки о спе куляции, хищничестве и паразитировании в использовании земельных участков и заменены такими выражениями как «неиспользование», «ненадлежащее использование», «сосре доточение земли сверх установленного предела». В отличие от предыдущих проектов Конституции России, значительно раскрыты положения о трудовых правах и гарантиях граждан.

Право на труд и запрещение принудительного труда стали квинтэссенцией трудовых отношений. Гарантировалась сво Из истории создания Конституции Российской Федерации. Конституци онная комиссия: стенограммы, материалы, документы (1990–1993 гг.) в 6 т.

Том 2: 1991 год / под общ. ред. О.Г. Румянцева. М., 2008. С. 329.

Токвиль А. Демократия в Америке. М., 1992. С. 19.

См. подробнее: Грудцына Л.Ю. Государство и гражданское общество… С. 121;

Дмитриев Ю.А., Кучерена А.Г. Гражданское общество в России:

проблемы становления и развития: учебное пособие. М., 2009. С. 13;

Кута фин О.Е. Российский конституционализм. М., 2008. С. 283.

бода трудового договора, порядок разрешения споров между работниками и работодателями, трудовыми коллективами и администрацией предприятия.

Многие изменения к статьям Раздела III проекта Конститу ции Конституционная Комиссия принимала с учетом широкого мнения граждан и организаций. Однако в целом решимость разработчиков проекта Конституции, ориентированного, в част ности, на построение в России эффективного гражданского общества на основе паритетных взаимоотношений с государ ственным аппаратом, в некоторой мере, позволила сделать уклон от «социального государства». По утверждению В.Д. Зорькина, Конституция теперь может представлять собой не простой за кон, а Основной закон гражданского общества и государства34.

Период третий (сентябрь 1991 — апрель 1992 гг.).

В конце 1991 года отечественная научная общественность, которая принимала участие в обсуждении проекта Конститу ции России, усилила критику раздела о гражданском обществе в части регулирования собственности. Известный правовед З.М. Черниловский считал, что гегелевская формула граждан ского общества, связывающая с собой систему потребностей общества, отправление правосудия, полицию и корпорацию, государственное внутреннее и внешнее право, не может быть интегрирована в право и закон. Собственность и договор, согласно точке зрения З.М. Черниловского, отнесены к так называемому «абстрактному праву», вина, умысел — к мора ли, само гражданское общество и семья — к нравственности.

Брак, семья, собственность, предпринимательство ученый рекомендовал вывести в отдельные разделы. Он предполагал, что из-за отсутствия ясности во взаимосвязи этих элементов «гражданского общества» конституция не будет общедоступ ной, понятной любому гражданину.

О главных замечаниях к проекту Конституции Российской Федерации.

Интервью с руководителем группы экспертов Конституционной комиссии РСФСР, профессором В.Д. Зорькиным / Из истории создания Конституции Российской Федерации. Конституционная комиссия: стенограммы, материа лы, документы (1990–1993 гг.) в 6 т. Том 2: 1991 год … С. 894.

З.М. Черниловский, обращаясь к воззрениям «естествен ника» Ульпиана, был убежден в несостоятельности расшири тельного толкования собственности и права собственности как естественного права. Это обстоятельство вызвало ряд других существенных вопросов, например, выдвижение «есте ственного права» как гаранта собственности. «Как может быть гарантом то, что само нуждается в гарантиях?»35 — рассуждал ученый. Наряду с этим ставились в пример Гражданский ко декс Франции 1804 года, Германское гражданское уложение 1900 года и Швейцарский гражданский кодекс 1907 года, где понятие частной собственности отсутствует, а зафиксированы лишь общие положения о вещах, которыми вправе распоря жаться собственник.

Учитывая различный спектр мнений и весьма активную работу в направлении научно-практического «обогащения»

проекта Конституции России, 27 марта 1992 года было созвано и проведено совместное заседание Совета Республики и Совета Национальностей Верховного Совета Российской Федерации под председательством Первого заместителя Верховного Совета РФ С.А. Филатова. Одним из первых выступил ответственный эксперт по разработке раздела III, профессор Ф.В. Цанн-кай си. Он остановился на философских аспектах гражданского общества как явления социального, освобождающего человека от патернализма государства. Отмечалось, что делать закон всепроникающим и всеобъемлющим, регулирующим каждую сторону общественной жизни не следует. «Гражданское обще ство — пояснил Ф.В. Цанн-кай-си — это форма защиты граж дан еще и от государства, от тотального проникновения его во все сферы человеческой жизнедеятельности»36. В процессе Черниловский З.М. Заметки по поводу … / Из истории создания Консти туции Российской Федерации. Конституционная комиссия: стенограммы, материалы, документы (1990–1993 гг.) в 6 т. Том 2: 1991 год … С. 1043.

Из истории создания Конституции Российской Федерации. Конституци онная комиссия: стенограммы, материалы, документы (1990–1993 гг.) в 6 т.

Том 3: 1992 год. Книга первая (январь-июнь 1992 года) / под общ. ред. О.Г.

Румянцева. М., 2008. С. 511.

заседания возникла небольшая дискуссия между выступавшим и народным депутатом Верховного Совета РСФСР С.Б. Шебол даевым. Проводя аналогию с позицией З.М. Черниловского, он считал целесообразным объединить разделы «Основные права, свободы и обязанности граждан» и «Гражданское обще ство», либо упразднить их и включить в отдельные главы.

Ф.В. Цанн-кай-си, отвечая на данное предложение, выразил несогласие с позицией оппонента, мотивируя тем, что у граж данского общества есть свои институты, свои организации;

многие права человека и гражданина могут быть реализованы именно через них. «Имело бы смысл такой раздел сохранить, чтобы формирование гражданского общества, экономические процессы, предпринимательство, все остальное проходило в конституционном русле»37.

В процессе совместного заседания Совета Республики и Со вета Национальностей Верховного Совета Российской Феде рации проводилось голосование по предложенным поправкам в проект Конституции. Среди них отметим следующие: замена термина «общественные организации» термином «обществен ные объединения» (часть 1 статьи 62);

поправка отклонена;

граждане, наравне с политическими партиями и общественны ми объединениями, вправе выражать свою волю и участвовать в выборах (часть 1 статьи 63);

поправка отклонена;

запрет пред ставителям политических партий и беспартийным гражданам на создание в государственных органах и органах местного самоуправления, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации (второе предложение части 2 статьи 63);

поправка отклонена;

запрет общественных объединений, сопутствую щих созданию параллельных структур власти (часть 1 статьи 67);

поправка была принята и включена в проект Конституции России по состоянию на 04.04.1992 года. В результате принятия ряда изменений в проект, и перемены нумерации статей, часть 1 статьи 67 стала частью 1 статьи 69 ит. д.

Из истории создания Конституции Российской Федерации. Конститу ционная комиссия: стенограммы, материалы, документы (1990–1993 гг.) в т. Том 3: 1992 год … С. 512.

Несмотря на конструктивные и, в то же время, зачастую противоречивые рассуждения участников конституционного строительства рассматриваемого периода, отказ от идеи за крепления в Конституции России гражданского общества не рассматривался.

Период четвертый (апрель — ноябрь 1992 г.).

В этот период шло активное обсуждение трех групп поправок к статьям Раздела III — частной собственности, труда и пред принимательства и общественных объединений. На пленарном заседании Конституционной Комиссии, состоявшемся 16 октя бря 1992 года под Председательством Б.Н. Ельцина, Ф.В. Цанн кай-си внес ряд пояснений применительно к детализации форм частной собственности. По его мнению, она носит умеренный и переходный характер, а потому для понимания и применения гражданами и объединениями этих форм собственности, недо статочно их разделения на частную и публичную. Вторая группа поправок касалась усиления гарантий обеспечения занятости людей в сфере труда и предпринимательства. Наконец, третья группа предложений была посвящена регулированию отноше ний между общественными объединениями и государством.

В сборнике материалов, посвященных проекту Конституции России, выпущенном в 1992 году, размещена пояснительная за писка к ее статьям, главам и разделам. В этом документе, говоря о разделе III «Гражданское общество», разработчики проекта Кон ституции, в особенности, указали, что в связи с появлением новых видов общественных объединений, Конституционная Комиссия не считает возможным определять в Конституции точные названия общественных объединений и давать их классификацию;


в целях обеспечения прав и интересов членов общественных объедине ний, предусматривалась возможность создания международных общественных объединений;

закреплялось право создавать куль турные предприятия, поскольку они наделялись полномочиями по воспитанию, образованию, культуре, науке и т. п.

Период пятый (ноябрь 1992 — июль 1993 гг.).

Этот период характеризуется противостоянием двух про ектов Конституции России — проекта Конституционной Комиссии («румянцевский проект») и проекта Конституцион ного Совещания («президентский проект»). В конце 1992 года в периодической печати противники «румянцевского проек та» из числа представителей органов исполнительной власти и юридического профессионального сообщества обрушились с критикой на провозглашение гражданского общества, пола гая, что его авторы сбиваются на пустые декларации38.

25 мая 1993 года незадолго до образования Конституци онного Совещания и лоббирования «президентского про екта» Конституции, были созваны парламентские слушания по проекту основных положений Конституции России в целях реализации Постановления Верховного Совета Российской Федерации «О завершении работы над проектом Конституции Российской Федерации» 29 апреля 1993 года. В ходе этого сове щания в очередной раз участники отметили значимость раздела о гражданском обществе. Известный профессор Ю.А. Тихоми ров, по его признанию, этот раздел изначально не поддерживал.

«Я к нему пришел за три года вместе с вами, и в этом признаюсь.

Этот раздел надо защитить, потому что если гражданин как центр конституции берет на себя многое, ему дают, то помогите ему выразить себя в гражданском обществе, иначе, простите, это не наука, а тризмы юридические»39.

Отдельные сомнения в актуальности раздела «Гражданское общество», в декларативном его характере, о чем рассуждали эксперты Института государства и права Российской Академии Наук, послужили выдвижению новой идеи интеграции глав проекта, посвященных отдельным институтам гражданского общества в «президентский» проект в виде самостоятельных См. подробнее: Алексеев С.С., Собчак А.А. Конституция и судьба России / Из истории создания Конституции Российской Федерации. Конституци онная комиссия: стенограммы, материалы, документы (1990–1993 гг.) в 6 т.

Том 3: 1992 год. Книга третья (Строительство новой Федерации) / под общ.

ред. О.Г. Румянцева. М., 2008. С. 693;

Федоров Н.В., Гулиев В.Е. Что же мы будем принимать на референдуме? / Там же. С. 905.

Из истории создания Конституции Российской Федерации. Конституци онная комиссия: стенограммы, материалы, документы (1990–1993 гг.) в 6 т.

Том 3: 1992 год … С. 354.

норм. Профессор Б.А. Страшун, являясь представителем научно-консультативного совета при Конституционном Суде Российской Федерации, выразил свою точку зрения по дан ному вопросу и выступил в защиту конституционного прин ципа гражданского общества: «Тот факт, что в президентском проекте отсутствуют положения, представленные в разделе «Гражданское общество» проекта Конституционной Комиссии, влечет некоторые существенные пробелы. … В Конституции должны быть самым общим образом определены роль и пра ва политических партий, а также поставлен правовой заслон против объединений, посягающих на демократический строй общества и государства. Такова общепринятая практика совре менного конституционализма»40. И в дополнение сказанному важно подчеркнуть, что если правам, свободам и обязанностям человека и гражданина в разделе «Гражданское общество» было посвящено 45 статей, содержащих 104 части, то в проекте, пред ложенном Конституционным Совещанием, данным вопросам также отведено 45 статей, но содержащих всего 87 частей.

Однако, несмотря на актуальность и защиту институтов гражданского общества в проекте Конституции России, дан ная проблема стала одним из немногих предметов, вызвавших острое сопротивление Конституционного Совещания. Эти све дения следуют из писем ответственного секретаря Конституци онной Комиссии О.Г. Румянцева главам субъектов Российской Федерации от 17.07.1993 г. и 30.07.1993 г. Во второй половине 1993 года Конституционная Комиссия совместно с Конституционным Совещанием приняла реше ние по доработке совместного единого проекта Конституции России. В очередном номере Российской газеты от 10 августа 1993 года в статье О.Г. Румянцева «Конституционное поле — не Из истории создания Конституции Российской Федерации. Конституци онная комиссия: стенограммы, материалы, документы (1990–1993 гг.) в 6 т.

Том 3: 1992 год … С. 756.

Из истории создания Конституции Российской Федерации. Конститу ционная комиссия: стенограммы, материалы, документы (1990–1993 гг.) в 6 т. Том 4: 1993 год. Книга третья (июль-декабрь 1993 года) / под общ. ред.

О.Г. Румянцева. М., 2009. С. 240–241, 301–303.

место для борьбы» автор заявил, что 31 июля субъектам России был направлен последний вариант проекта Основного зако на, подготовленного Конституционной Комиссией. Эту дату в историческом процессе борьбы за конституционный принцип гражданского общества можно считать заключительной. Од нако эта борьба была проиграна Конституционной Комиссией.

Так называемый «интегрированный» проект Конституции России закрепил отдельные положения норм о гражданском обществе в том виде, в каком они существуют сегодня. Раз дел «Гражданское общество» так и не стал самостоятельным.

5 ноября 1993 года Президент Российской Федерации издал Распоряжение № 717-рп «О завершении работы над проектом Конституции Российской Федерации»42, а днем позже — 6 нояб ря — Указ № 1845 «О проекте Конституции Российской Феде рации, представляемом на всенародное голосование»43.

Таким образом, подводя итог, можно утверждать, что кон цепция гражданского общества, которая стремилась занять место одного из главных смысловых, политических и нрав ственных звеньев проекта Конституции России, разработан ного Конституционной Комиссией, заключалась в создании со циальных и политических условий для человека и гражданина в целях обеспечения его экономических, культурных, духовных свойств. Последовательность разделов проекта Конституции, из которых видно предваряющая роль прав, свобод и обязан ностей человека и гражданина, говорит и о праве на граждан ское общество, т. е. обладании, использовании и распоряжении теми материальными и нематериальными ценностями, кото рые в совокупности составляют одну из граней человеческой жизнедеятельности, а в широком понимании — свободу как личную, так и коллективную.

САПП РФ. 1993. № 45. Ст. 4378.

САПП РФ. 1993. № 45. Ст. 4332.

Основы Конституционного строя надо защищать, а не свергать!

Гундаров И.А.

Нарастающее ухудшение уровня жизни населения потре бует от власти объяснения причин происходящего. Попытка списать вину на мировой кризис неубедительна. Остается версия собственных ошибок. Но она недопустима, поскольку породит сомнение в эффективности проводимого двадцать лет либерального курса. Нужна какая-то заразительная тема, спо собная отвлечь общественное сознание на годы в сторону. Ни этим ли объясняются нарастающие разговоры о дефектах Кон ституции как источнике государственных бед. Соответственно потребуется новый Основной Закон с бурным обсуждением различных вариантов, затем последуют выборы Конституцион ного Собрания, снова всенародные дискуссии, принятие новой Конституции, споры сторонников с противниками и т. д.

Подготовкой конституционной реформации занимаются несколько центров. Одним из ведущих является Центр проб лемного анализа и государственно-управленческого проекти рования, патронируемый ближайшим сподвижником В. Пу тина главой РЖД В. Якуниным и возглавлявшийся до 2013 г.

генеральным директором Центра С. Сулакшиным. Результатом стал проект новой Конституции, предложенный к обсуждению в прошлом году. В декабре 2013 г. на эту тему авторы проекта провели научно-экспертную сессию: «Либеральная консти туция России: проблема смены». Во вступительных докладах В. Багдасаряна и С. Сулакшина главным виновником неблаго получия в стране определена порочная Конституции, навязан ная западными идеологами России как побежденной стране, отбрасывающая нас назад и программирующая на неуспех.

Отсутствие в ней ценностных ориентаций и целей развития;

игнорирование понятий «идея», «духовность», «священность», «Бог» служат причиной нравственной деградации общества.

Запрет на государственную идеологию (ст. 13) потворствует разрушительному идеологическому многообразию и ведет к разобщению людей. Разворовываются природные ресурсы, допускаемые к нахождению в частной собственности, включая иностранное владение. Слово «свобода», упоминаемое чаще любой конституции стран мира, характеризует российскую конституцию как либеральную, защищающую отвергаемый народом либеральный курс. Нужна новая Конституция, для принятия которой требуется созыв Конституционного со брания. Идею поддержали многие выступавшие, а С. Бабурин даже поздравил разработчиков проекта новой Конституции, предложив вынести его на всенародное обсуждение.

Оппонирующих выступлений было немного, в том числе автор этих строк. История показала, что желание Отечеству добра не спасает от причинения ему зла. Как можно во имя добра России требовать выборов Конституционного собрания, не имея альтернативного текста, одобренного большинством населения. Иначе в суматохе событий чиновники подсунут собственный вариант, и нет гарантий, что он не окажется много хуже настоящего. Наскоком такой вопрос не решается, доказательством чему служит упомянутый конституционный проект. Текст его — огромный, насыщенный фразами без юри дического смысла, с обилием мелочных деталей. Например, статья 84 посвящена формированию здорового образа жизни, накладывая ограничения на курильщиков, лиц с гиподинамией, нездоровым питанием, развратными действиями, потребляю щих алкоголь. И это притом, что специалисты по здоровому образу жизни до сих пор не определились, что он есть такое.


В проекте запрещается скотоложество и мужеложество, а в от ношении лесбиянок, педофилов и некрофилов такого запрета нет. Возникает вопрос: они не перечислены случайно или по добные формы поведения не подлежит осуждению?

Многократно ставится в виду Конституции РФ, что она запрещает иметь государственную идеологию. Тогда как на самом деле в ней запрещается установление идеологии, что всегда происходит насильно: «никакая идеология не может УСТАНАВЛИВАТЬСЯ в качестве государственной или обяза тельной» Аналогично фраза «никакая религия не может уста навливаться в качестве государственной или обязательной» не запрещает религию, их даже может быть много. И если какая-то поддерживается значительным большинством населения, она де факто становится государственной, а де юре такой статус не оформляется.

О статье 15.4 говорится, что Россия лишается государствен ного суверенитета, поскольку требуется подчиняться междуна родному законодательству: «Если международным договором РФ установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора». Но ведь речь-то идет о международных документах, принятых добро вольно самой Россией. А раз приняли — надо соблюдать. Если желание пропало, договор подлежит денонсации, и все обяза тельства отпадают.

Конституцию критикуют за отсутствие цели государствен ных действий. Но разве не целью служит статья 7, по которой требуется создание условий достойной жизни населения? И это притом, что в проекте С. Сулакшина цель государства отсут ствует вообще, даются лишь отсылки к будущим федеральным законам.

Кто доказал, что наши беды идут от плохой Конституции, а не от саботажа ее исполнения? Более того, может оказаться наоборот — она есть единственный защитник народа, пы тающийся остановить наступление либеральных сил. За это ее и травят, чтобы руками масс расчистить дорогу к неограничен ному господству капитала. Известно, вор громче всех кричит «держи вора». Гипотеза подтверждается при детальном рас смотрении ситуации. По доступности к изменению нынешняя Конституция РФ содержит две разнокачественные части. Из основных восьми глав шесть могут быть заменены сугубо ре шением Государственной Думы и Совета Федерации, без созыва Конституционного собрания. Значит, целью атаки являются не они, а первая и вторая главы — «Основы конституционного строя» и «Права и свободы человека и гражданина».

Знакомство с их содержанием подтверждает тревожную версию. Согласно Основам конституционного строя, хозяином страны является народ — носитель суверенитета и единствен ный источник власти (ст. 3.1). Власть народа осуществляется непосредственно и через органы государственной власти и местного самоуправления (ст. 3.2). Власть не может принад лежать никому кроме народа, присвоение властных полномо чий иными субъектами преследуется по закону (ст. 3.3). Права и свободы человека являются высшей ценностью (ст. 2). На ряду с ними устанавливаются обязанности: в своих действиях человек обязан «…не нарушать права и свободы других лиц»

(ст. 17.3). «Каждый гражданин РФ … несет равные обязанности, предусмотренные Конституцией…» (ст. 6.2). Гарантируется равенство прав и свобод вне зависимости от обстоятельств;

запрещаются любые формы ограничения по признакам со циальной, религиозной и др. принадлежности (ст. 19). В РФ признаются и защищаются равным образом все формы соб ственности: частная, государственная (т. е. общенародная), муниципальная и др. (ст. 8.2). «Никто не может быть лишен своего имущества, иначе как по решению суда» (ст. 35.3).

Правительство лишь управляет, но не владеет федеральной собственностью (ст. 114.г). Государства обязано действовать в соответствие с четко обозначенной целью — создание усло вий, «обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека» (ст. 7.1);

охраняются труд и здоровье людей, обеспе чиваются гарантии социальной защиты (ст. 7.2).

Вопреки этому в реальной жизни нарастают антиконсти туционные процессы:

народ лишен возможности выражать через референдум свою суверенную волю в нужное ему время (ст. 3, п. 2,3);

проведенная в стране приватизация и планы по ее про должению противоправны, в связи с чем требуется ре ституция, т. е. возвращение насильственно отторгнутой собственности ее законному хозяину;

ключевые позиции в Федеральном собрании принадлежат представителям класса буржуазии;

большинство граждан лишены реального права быть избранными в законодательные органы страны (ст. 32, п. 2);

не гарантируется реальное равенство всех перед законом и судом (ст. 19, п. 1,2);

лишена действенной силы статья, требующая обеспечение условий достойной жизни населения (ст. 7, п. 1);

отчет правительства перед Государственной Думой (ст. 103, п. 1в) превращен в фарс;

медицинская помощь в государственном здравоохранении в значительной мере платная (ст. 41, п. 1);

не обеспечивается общедоступность и бесплатность до школьного и основного общего образования (ст. 43, п. 2);

финансирование нужд религиозных организаций из средств федерального и регионального бюджетов проти воречит светской природе государства (ст. 14);

наделение полномочных представителей президента ста тусом государственной власти есть присвоение властных полномочий и захват государственной власти, преследуе мых по федеральному закону (ст. 3, п. 4);

президент вмешивается в управление всеми аспектами хозяйственной жизни, исполняя функции премьера, тем грубо нарушая принцип разделения властей.

Если называть вещи своими именами, идет ползучий анти конституционный переворот, свержение Основ конституци онного строя силами сложившегося по факту либерального экономического строя. Единственное, что ему мешает — это первая и вторая главы Конституции. Их и решили «замочить».

А чтобы никто не заметил подвоха, обернули их снаружи дис кредитированными статьями других глав.

Как защитить Основной закон государства? И почему он сам себя не защищает? Беда всех известных Конституций — отсутствие гарантирующего механизма обязательного испол нения. Допустим, примут завтра предложенную Якуниным Сулакшиным Конституцию — и что? Ее будут обязательно соблюдать? Нет. В ней также нет механизма, принуждающего власть к обязательному выполнению — одни демагогические пожелания. Намного жестче и конкретнее звучат требования нынешней Конституции — обладание безусловной юриди ческой силой и прямым действием. Она есть документ ПРЯ МОГО ДЕЙСТВИЯ! Значит, все противоречащие ей законы, поправки и реализуемые практики не легитимны и их испол нение преступно (ст. 15, п. 1).

Выход из тупика — в создании механизма КОНСТИТУЦИ ОННОГО ПРОКУРОРСКОГО НАДЗОРА, самостоятельного органа, никому не подконтрольного, выбираемого съездом журналистов страны, финансируемого защищенной статьей бюджета. Его единственная функция — быть «цепным псом»

духа и буквы Конституции, выискивающим нарушающие ее по ползновения на всех уровнях и сведения об этом публикующим в собственном Бюллетене и СМИ с последующим направлением в Конституционный суд.

Проблема смены либеральной Конституции России и новый проект.

Концептуальные замечания Халидов Д.Ш.

Предисловие 20 лет прошедших после принятия новой Конституции России — это повод для серьезного переосмысления итогов либеральной эпохи и поиска альтернативы, опирающейся на аутентичное наследие России. Очевидно, что Конституция Рос сии (1993 года) не соответствует социо-политическим реалиям страны, ценностям общества и новым вызовам. Актуальность постановки проблемы новой Конституции объясняется еще следующими обстоятельствами.

Конституция 1993 года принималась в условиях сильней шего социального стресса (фрустрации), когда более 50% на селения не участвовали в референдуме. Те, кто тогда проголо совал «за» (проект Конституции РФ), составляли меньшинство (1/4–1/3) российского общества и большей частью руковод ствовались соображениями стабильности и прогнозируемости («избегания гражданских конфликтов», рассуждения типа «лучше такая Конституция, чем никакая» и т. д.). Лишь либе ральное меньшинство — не более 10% российского общества (почти 50% проголосовавших за новый проект) — голосовали за Конституцию осознанно.

Но за 20 лет либеральной эпохи, общество в России «про трезвело», социальная фрустрация уже преодолена и в россий ском обществе идет (неявный) процесс поиска новой (альтер нативной либеральному) модели развития страны. Такой путь, как показывают социологические замеры и экспертные опро сы, не может не опираться на аутентичное социо-культурное, полит-правовое, геополитическое наследие;

в цивилизацион ном отношении — на континентальные принципы государ ственного строительства, предполагающие в целом примат коллективного над индивидуалистическим, традиционных ценностей над либеральными, стратегического (социально ответственного) подхода над сиюминутными, тактическими соображениями44.

Представленный здесь проект новый Конституции Рос сии — это смелая и давно назревшая попытка актуального пе реосмысления успехов и неудач периода действия либеральной Конституции с одной стороны, а с другой — восстановления в своих правах традиционных для России и народов страны ценностей и принципов. Но что в связи с этим важно заметить?

Автор здесь рассуждает не как юрист, а как социолог, этнопо литолог и геополитик.

Яркий пример раскола страны по судьбоносным вопросам и антили берального подхода подавляющего большинства россиян — это оценки и симпатии телезрителей в программе «Исторический процесс» (Сванидзе & Кургинян) на ТВ-канале «Россия–1» в 2011–212 гг.

1. Закон и нравственность: общее и особенное, проблема отражения в Основном законе Насколько оправдана социологизация Основного закона стра ны, когда множество социально — нравственных норм получают свое правовое отражение? Если Конституция — это правовой документ, вряд ли оправдана избыточность в плане наполнения его текста нравственными принципами и нормами. Философия этики в нашем представлении такова, что сферы регулируемые нравственными (неписанными) и правовыми (писанными) нормами, хотя и включают в себя группу общих ценностей и норм, но не сводятся друг к другу. В контексте смены Основ ного закона важно привести его нормы в соответствие с теми социально — нравственными нормами и ценностями, которые, в конечном счете, обеспечивают стратегическую преемствен ность и жизнеспособность России, как суверенного государства, восстанавливающего свою геополитическую субъектность.

Задача, таким образом, заключается в том, чтобы из всей совокупности (системы) социальных норм и ценностей народов страны, российского общества в целом вычленить наиболее приоритетные в контексте их стратегической значимости для судьбы России и народов страны. А это уже вопрос приори тетов из философии этики и геополитической судьбы России.

Пожалуй, авторы проекта новой Конституции не решили для себя эту задачу. От того его текст и перегружен «чисто» со циально — нравственными нормами и принципами, которые вовсе не обязательно закреплять в Основном законе45.

2. Метаидеология (или Концепция) и идеологический плюрализм: соотношение Некоторые эксперты уже обратили внимание на терминоло гическое противоречие в проекте новой Конституции. С одной См. Проект «Конституция России» (под общей редакцией С.С. Сулакши на). М.: Научный эксперт, 2013 г. (раздел 1 «Ценностные основы конституци онного устройства России: гл. 2, гл. 5;

раздел 3 «Социальное и гуманитарное устройство России»: гл. 11–12, гл. 17, гл. 20–21).

стороны провозглашается, что «государственная идеология (России — Х.Д.) основана на высших ценностях России и миро воззрении Народа России…» (раздел 1, ст. 2 «Основные консти туционные понятия»), и что «Высшие ценности России форми руют общую, объединяющую Народ России государственную идеологию.» (раздел 1, ст. 8 «Идеология»). А с другой стороны, «В России признается многообразие идеологий, отражающих мировоззрение отдельных социальных групп (п. 2., ст. 8). Никакая идеология не может насаждаться насильственно или быть на правленной на подрыв высших ценностей России» (п. 3., ст. 8).

Авторский подход заключается в следующем: здесь нет противоречия, если изменить терминологию. Авторы проекта, очевидно, имели в виду, когда писали о государственной идео логии, именно метаидеологию — концепцию жизнеустройства и развития, незыблемую для России, которая никакая партия или движение не может оспаривать. Идеологический плюра лизм, в таком случае — только в рамках этой, закрепленной в новой Конституции страны, метаидеологии.

Лукавство либеральной Конституции (России) в том и за ключалось, что провозгласив норму идеологического многооб разия в России («Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной» — ст. 13, п. и 2), в реальной жизни господствовала именно неолиберальная идеология: в финансах и экономике, социальной, культурной и информационных сферах жизни общества. Партии, которые оспаривали господство либеральных норм и ценностей или исключались из выборных компаний, или, будучи допущены в стены Госдумы, не могли сколь — либо заметно повлиять на законодательство страны. Идеологии, представленные в про граммах различных политических партий, от «Правого дела»

и «Яблока» — и до «Справороссов» и ЛДПР, в той или иной мере разделяли (и разделяют) этот метаидеологический (неоли беральный) консенсус в ключевых вопросах развития страны (за исключением КПРФ).

Партия «Единая Россия» сделала попытку примирить кон сервативные (традиционные) ценности в вопросах социальной этики и нравственности с неолиберальными ценностями в фи нансах и экономике с одной стороны (это отражено и в дей ствующей Конституции страны, где провозглашен принцип «независимости Центрального банка» и ряд других норм, про изводных как от принципов Вашингтонского консенсуса, так и от концепции «прав человека») и геополитическими амбиция ми в форме ЕврАЭС и ТС — с другой. И первые, и последние цели и ценности находятся в сущностном противоречии со неолиберальными ценностями и нормами. Без разрешения этих противоречий нельзя вести речь о развитии и строительстве успешного государства — цивилизации и интеграционных союзов, страдает также стратегическая преемственность и геополитическая субъектность.

3. Вопрос о стратегической преемственности и проблема новой Конституции России Геополитическая субъектность — это удел немногих (лишь не более десятка крупных и развитых) стран мира — носителей глобальных (цивилизационных) проектов. И именно вокруг них и благодаря своей исторической (цивилизационной) пре емственности эти страны оказываются способны генерировать новые смысли, отвечающие новым вызовам и угрозам;

сохра нить, в конечном счете, концептуальную преемственность.

В борьбе глобальных проектов в XX веке (в марксистской терминологии — империалистических войнах), некоторые из этих стран вынуждены были отказаться от геополитической субъектности. Но они же, в разных пропорциях, сохранили стратегическую преемственность в том, что касается ключе вых ценностей и целей существования государств. Речь идет в частности о Японии и Германии (правда, в меньшей степе ни) а также, о России 1990-х годов и Китае второй половины XX века.

2000-е годы в России — это период медленного возвращения в число мировых крупных геополитических «игроков». Именно потому проблематизация стратегической преемственности в России актуальна вдвойне, чтобы не повторить опыт пора жения в холодной войне.

Какие институты государства обязаны бдительно следить за отклонениями от стратегического курса? Какими инди каторами измерять степень критичности этого отклонения для судьбы страны в стратегической перспективе? В проекте новой Конституции мы видим попытки ответа на эти вопро сы, в особенности, в том, что касается индикаторов страте гического выбора46. Институты обеспечения стратегической преемственности закреплены в форме «Палаты высших цен ностей России» (ст. 46, гл. 6, «Источники власти в России») и «Министерства безопасности и развития» (ст. 177, гл. 35, «Правительство России»). Данному министерству посвящено только одно предложение, что вряд ли оправдано. Что касается «Палаты высших ценностей», то механизм ее формирования делает уязвимой задачу должного выполнения функции стра тегической преемственности (выдвиженцы на местах могут и не соответствовать столь важным задачам).

Автору представляется, что таким институтом мог бы стать сдвоенный центр «Государственный совет России и Совет безопасности», полномочия которого распространяются имен но на вопросы стратегической преемственности и обеспечения геополитической субъектности страны.

4. Что нам показывает зарубежный опыт в деле обеспечения стратегической преемственности государств-цивилизаций?

В Британии, вот уже более 5 веков королевский двор явля ется тем институтом, который обеспечивает стратегическую преемственность в рамках очень короткой «формулы» «У Бри тании нет вечных союзников, а есть только вечные интересы».

Форма конституционной монархии, когда стратегические во См. разд. 1, гл. 2 «Ценности России», гл. 4 «Безопасность и развитие Рос сии»;

раздел 5, гл. 24 «Государство и экономика», ст. 102 «Достижение целей России и государственные фонды общественного потребления»;

раздел 6, гл. 39 «Финансовая система России» — Проект «Конституция России»

просы остаются прерогативой королевского Двора и инсти тутов разведки и контрразведки (МИ–5 и МИ–6) позволяет Лондону все еще играть роль ключевого «игрока» в западном (глобальном) проекте. Возможности Двора влиять на судьбы мира многократно усилились после «смычки» венецианской «партии» финансистов с английскими властями и внедрения (представителей) этой «партии» в коридоры власти.

Политические партии «правых» и левых», либералов и кон серваторов, лейбористов и пр. общественных структур дей ствуют исключительно в рамках заданной этими институтами концепции (метаидеологии) развития Британии. И это при том, что нет, в строго научном смысле этого слова, действующей Конституции Великобритании47.

В Иране вопросы стратегической преемственности (как верности Конституции Исламской республики) остаются прерогативой Высшего совета аятолл — духовных вождей и шиитских ученых. Не президент, и не парламент отвечают за эти вопросы, а именно структура, которая не включена в те кущий политический процесс. И именно это обстоятельство, когда концептуальная власть Запада (глобальная элита) лишена возможности вмешиваться в процесс принятия стратегических и тактических решений иранской власти, являлась до сих пор (является и теперь, при всех разворотах западной политики) основной причиной антииранской политики Запада.

В Китае вопросы стратегической преемственности не разде лены от текущей политики и остаются в ведении Центрального военного совета (Председателя) КПК и премьера Государствен ного совета (и председателя Постоянного комитета Всекитай То, что известно как «Конституционное устройство Великобритании», представляет собой комплекс законов основанных на общем и статутном праве, а также, на судебных прецедентах и конституционном обычае. Все это позволяет британским хозяевам жизни «без шума и пыли» менять за коны страны, не прибегая к сложным процедурам. И потому британский основной закон носит гибкий характер, а Лондон, без лишней рефлексии (и комплексов), все еще сохраняет статус влиятельного геополитического центра мира.

ского собрания народных представителей) — трех «вершин»



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.