авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

«Серия «ЕстЕствЕнныЕ науки» № 1 (7) Издается с 2008 года Выходит 2 раза в год Москва 2011 Scientific Journal ...»

-- [ Страница 2 ] --

Как и температуры, осадки организуются относительно оси времени в опреде ленные последовательности. В системе холодных и теплых фронтов, циклонов и антициклонов, на фоне и в среде макромасштабных атмосферных явлений фор мируется приземное ландшафтно-космическое увлажнение, которое, как и теп лообеспеченность, организуется космическими и ландшафтными факторами, координируется системой термодинамических процессов в пределах элементар ных плювиальных циклов. В общем, эти составляющие отражают классическое представление о свойствах приземной атмосферы. Но если приземная атмос фера — масштабное климатическое явление, то элементарные плювиальные циклы — его генетически структурные составляющие. Эти структуры не повторяют тепловые периоды и не синхронны с ними. Причиной подобной несогласованности является участие в формировании осадков фазовых пере ходов влаги — скрытой теплоты парообразования, конденсации и льдообра зования. Несмотря на подобные различия в организации ландшафтного ув лажнения, по времени прослеживается тот же порядок, что и в элементарных тепловых циклах и их системах.

3. Системы тепла и влаги Климат ландшафта формируется взаимодействием потенциалов внешних и местных притоков тепла и влаги — космического, планетарного и ландшафт ного. Они обеспечивают тепловлагообороты от топологического до планетарно го масштаба. На катене времени в пределах ландшафтной сферы формируется геосистемный ансамбль периодов тепла и влаги продолжительностью от одного до несколько десятилетий. Представлен он топологическим множеством извест ных элементов: испаряемостью, суммарной влагой (в основном атмосферными осадками) и коэффициентом увлажнения. Наиболее информативным из них яв ляется коэффициент увлажнения, который отражает взаимосвязь водного и тепло вого балансов и, следовательно, степень проявления аридных и гумидных состоя ний ландшафта.

Широкомасштабные мощные внешние потоки тепла и влаги трансфор мируются в ландшафте в элементы структур водного и теплового балансов бесчисленного множества элементарных геосистем. На ландшафтной по верхности формируется, таким образом, система периодов (циклов) разной продолжительности, обусловленных приоритетностью, или равноценно стью, или индивидуальностью планетарных, региональных и топологических факторов. Поэтому каждый элемент периода может формироваться одним из перечисленных факторов или их интегральным взаимодействием. Струк тура периодов оказывается многофакторной. В ряде случаев она однородная, когда ее элементы организованы в малые последовательности (два, три, четы ре года);

имеются и подобия статистических рядам;

иногда прослеживаются экстремальные отклонения одиночных элементов. В этом разнообразии проявляется некоторая хаотическая организованность во временных структу рах температур и осадков.

науки о зЕМлЕ и живой ПриродЕ Вместе с этим, организованные во времени плювиальные системы пред ставляют собой компактно организованную совокупность. Однако они в со ставе всего ряда наблюдений выражены неярко. Это обусловлено некоторым перекрытием одной системы данными предшествующей, еще не завершен ной, системы или данными будущей системы, которая только зарождается.

Обычно эти внесистемные отклонения хорошо визуально выражены (рис. 3).

a) б) в) г) д) е) 42 вЕстник МГПу сЕрия «ЕстЕствЕнныЕ науки»

ж) з) и) Рис. 3. Системы тепла и влаги.

На графиках выделены топологические системы — топосистемы (систе мы небольших последовательностей, периодов) средних месячных темпера тур и сумм осадков, элементарных циклов, которые организованы современ ным климатическим потеплением. На них, вопреки прежним представлениям, суммы осадков имеют выраженную тенденцию увеличения.

Общим для топологических систем температур и осадков является начало их формирования в пределах еще не завершенного предшествующего пери ода (цикла). Различия же проявляются в разных сроках начала увеличения и достижения максимальных значений. Подобная диссиметрия не позволяет в периоды потепления климата устанавливать надежные корреляции между температурами и суммами осадков.

Анализ графиков рисунка 3 позволил сделать следующие выводы. В темпе ратурных трендах периоды современного потепления отчетливо выражены. Это обусловлено мощным влиянием солнечной активности на формирование призем ной температуры и ее зональным распределением по поверхности планеты.

На стадии современного потепления климата температуры и осадки уве личиваются с одновременным уменьшением (затуханием) на каждом после дующем интервале времени их приращения. Выявляется и еще одна особен ность — отсутствие синхронности во временах увеличения и уменьшения температур и осадков.

Было осуществлено сравнение средних значений и стандартных откло нений рядов температур и осадков в периоды современного потепления и науки о зЕМлЕ и живой ПриродЕ их предшествующих значений. В Чите за 1924–1971 гг. и 1972–2009 гг. сред ние значения температур в июле оказались соответственно равными 18,4С и 18,7С, суммы осадков — 42,6 мм и 40,1 мм;

в Иркутске за 1873–1970 гг.

и 1971–2009 гг. температуры в июле соответственно равны 17,7С и 18,3С, а суммы осадков — 93,4 мм и 106,6 мм;

в Монголии-3 средние температуры июля за периоды 1961–1988 гг. и 1989–2008 гг. соответственно равны 20С и 21С. Эти данные подтверждают факт современного потепления климата, но не дают однозначного ответа на причину уменьшения сумм осадков.

В Чите их количество уменьшилось, в Иркутске — увеличилось.

Вместе с этим, прослеживается повсеместное увеличение экстремально больших сумм осадков. В июле за период потепления увеличились суммы максимальных осадков: в Чите приблизительно на 10% (1925 г. — 206 мм, 1948 г. — 230,1 мм, 1980 г. — 253,9 мм, 1988 г. — 236,8 мм);

в Иркутске до периода потепления максимум осадков в июле не превышал 226 мм (1906 г.), в современный период повышения температур он увеличился на 40–110 мм (1971 г. — 338,3 мм, в 2001 г. — 264 мм). В Монголии–3 максимум осадков в июле до периода потепления не превышал 103 мм (1997 г.). За последние годы он увеличился в 1,3–2,1 раза: 245,7 мм (1964 г.), 133 мм (1965 г.), 166 мм (1968 г.), 138,7 мм (1976 г.), 197,5 мм (1990 г.).

По приведенным данным можно весьма ориентировочно и осторожно го ворить об уменьшении или увеличении сумм осадков в период потепления.

Но при этом во время потепления прослеживается общее экстремальное увели чение сумм осадков. Не исключено, что в ближайшее время наступающего похо лодания эффект экстремального осадкоформирования существенно увеличится.

В Иркутске и Чите средние значения высокого увлажнения — макси мальных величин коэффициентов увлажнения — приходятся на 1970 годы, в Монголии–3 — на 1990–2000 гг. В последующие годы будет прослеживать ся существенное его уменьшение, что и приведет к увеличению аридизации климата. Если сравнивать эти параметры с аналогичными параметрами про шедшего времени, то оказывается, что процесс современной аридизации кли мата находится в рамках уже известных периодов повышений и понижений температур и сумм осадков.

В ближайшие 5–10 лет будет прослеживаться тенденция понижения тем ператур и увеличения осадков. Однако приращение осадков в сравнении с уменьшающимся тепловым эквивалентом не обеспечит повышения ув лажнения. Мощный потенциал тепла в регионах Центральной Азии даже при его уменьшении «съедает» дополнительный приток сумм осадков.

Поэтому в данных климатических условиях следует ожидать последую щей аридизации климата, может быть, несколько повышенной, но обычной для этого континентального региона Азии, что, в общем, подтверждается и приведенным анализом дискуссии по историческому «усыханию Азии».

44 вЕстник МГПу сЕрия «ЕстЕствЕнныЕ науки»

Литература 1. Нееф Э. Теоретические основы ландшафтоведения / Э. Нееф. – М.: Прогресс, 1974. – 219 с.

2. Сочава В.Б. Введение в учение о геосистемах / В.Б Сочава. – Новосибирск:

Наука, 1978. – 319 с.

3. Сукачев В.Н. О принципах генетической классификации в биогеоценологии / В.Н. Сукачев // Общая биология. – 1944. – Т. 5. – № 4. – С. 213–227.

4. Тимофеев-Ресовский Н.В. Об элементарных биохорологических подразделе ний биосферы / Н.В. Тимофеев-Ресовский, А.Н. Тюрюканов // Бюллетень МОИП.

Отд. биол. – 1966. – Т. 71. – Вып. 1. – С. 123–132.

5. Дмитриева В.Т. Оценка глобального потепления географо-топологическим методом. / В.Т. Дмитриева, А.Т. Напрасников // Вестник МГПУ. Серия «Естествен ные науки». — 2010. — № 2 (6). — С. 38–49.

Literatura 1. Neef Eh. Teoreticheskie osnovy landshaftovedeniya / Eh. Neef. – M.: Progress, 1974. – 219 s.

2. Sochava V.B. Vvedenie v uchenie o geosistemax / V.B Sochava. – Novosibirsk:

Nauka, 1978. – 319 s.

3. Sukachev V.N. O principax geneticheskoj klassifikacii v biogeocenologii / V.N. Su kachev // Obshhaya biologiya. – 1944. – T. 5. – № 4. – S. 213–227.

4. Timofeev-Resovskij N.V. Ob elementarnyx bioxorologicheskix podrazdelenij biosfery / N.V. Timofeev-Resovskij, A.N. Tyuryukanov // Byulleten MOIP. Otd. biol. – 1966. – T. 71. – Vyp. 1. – S. 123–132.

5. Dmitrieva V.T. Ocenka globalnogo potepleniya geografo-topologicheskim metodom / V.T. Dmitrieva, A.T. Naprasnikov // Vestnik MGPU. Seriya «Estestvennye nauki». – 2010. – № 2 (6). – S. 38–49.

Dmitrieva, Valentina T., Naprasnikov, Alexander N.

Geo-topological Wetness and Warmth Securing Systems of the Baikal Region and Mongolia The paper gives geographical analysis of spatial and temporal warmth and wetness changes. Correlation between temperature and precipitation data of a group of weather sta tions are established. It is stated that elements of geographical statistic samples are system atically organized and represent a complex of original information reflecting development of the process in question.

Key-words: geo-topological approach;

topological systems;

warming temperature trends;

geo-topology of warmth and wetness.

науки о зЕМлЕ и живой ПриродЕ А.Г. резанов, Т.C. ларичев использование метода цифрового кодирования кормового поведения для оценки жизненных форм и систематического родства избранных видов хищных птиц На основе метода цифрового кодирования создана база данных по кормовому по ведению шести видов хищных птиц (Falconiformes): канюка, курганника, большого и малого подорликов, ястребиного орла и орла-карлика. Методом кластерного анали за оценена принадлежность рассматриваемых видов птиц к конкретным жизненным формам, выделяемым на основе сходства их внешней морфологии и кормового по ведения. Некоторые варианты кластеризации показывают полное совпадение жиз ненных форм с положением видов в системе класса птиц.

Ключевые слова: кормовое поведение;

цифровое кодирование поведения;

жиз ненные формы птиц;

канюк;

курганник;

подорлики;

ястребиный орёл;

орёл-карлик.

В течение последнего столетия взгляды на систематику хищных птиц (Falconiformes) неоднократно менялись. В частности, орла-карли ка несколько раз за это время то объединяли с остальными орлами в род Aquila (орлы) [9, 10, 19], то выделяли в род Hieraaetus (ястребиные орлы) [30–33, 40] вместе с ястребиным орлом (Hieraaetus fasciatus). Естественно, во всех случаях кормовое поведение вида не принималось во внимание. В свя зи с этим возникла необходимость оценить в сравнительном аспекте кормо вое поведение пары видов рода Hieraaetus (орла-карлика и ястребиного орла) с контрольными парами видов, относящимися к этой же размерной катего рии. Объектами нашего исследования послужили шесть видов хищных птиц среднего размера, относящихся к трем родам: род Hieraaetus (ястребиные орлы) — H.fasciatus, H.pennatus;

род Buteo (канюки) — Buteo buteo, B.rufinus и род Aquila (орлы) — A.clanga, A.pomarina. Основная цель сравнительного анализа — выявление принадлежности видов к «жизненным формам» «каню ка», «подорлика» и «ястребиного орла» и сопоставление выделенных «жиз ненных форм» с систематическим положением исследуемых птиц.

Вероятно, самое первое упоминание (IV век до н.э.) о «жизненных формах»

птиц мы находим в известном труде Аристотеля «История животных» [1], в кото ром упоминаются стрижи и ласточки как птицы, добывающие насекомых в воз духе. Начиная с середины ХХ века понятие «жизненных форм» (экобиоморф) у птиц, выделенных на основе их кормового поведения, периодически исполь зуется в орнитологических работах [5, 7, 13, 15, 27–29, 41, 42]. Существуют раз личные классификации птиц (по сути, их «жизненных форм»), составленные 46 вЕстник МГПу сЕрия «ЕстЕствЕнныЕ науки»

на основе их кормового поведения [20, 21, 27, 37, 38, 41]. В последнем вариан те классификации [27] использовано понятие «кормового метода» (локомоции и моторные акты, используемые фуражиром при разыскивании и добывании корма в определённой среде) и анализ пространственной (по средам) локализации фу ражира и его потенциальной добычи на различных стадиях кормовой поведенче ской последовательности [24].

Материалы и методика Наблюдения за кормовым поведением канюка проведены А.Г. Резановым в мае – июне 2002–2010 гг. в районе Полевшино (Московская обл., Истрин ский район). Кормовое поведение орла-карлика исследовано Т.С. Ларичевым в разных частях Европейской России в гнездовые сезоны 2003–2006 гг. в до лине реки Дон (окрестности хутора Донской Верхнемамонского района Во ронежской обл., заповедник «Галичья гора» Липецкой обл.) и в бассейне реки Волга (лес «Тульские Засеки» Щёкинского района Тульской обл;

окрестности посёлка Новоульяновск Ульяновской обл.;

окрестности села Садовое Крас ноармейского района Саратовской обл.). Также использованы литературные данные по кормовому поведению сравниваемых видов соколообразных [3, 4, 8, 9, 17, 18, 23, 26, 34, 43–49 и др.].

Сравнительный анализ кормового поведения выбранных видов Falconiformes проведён с использованием метода цифрового кодирования [24]. В данной кон цепции кормовой метод рассматривается как часть кормовой поведенческой по следовательности и представляет собой ряд следующих друг за другом этапов, последовательно отражающих основные среды и локомоции (а также моторные акты, ассоциации) фуражира при разыскивании и добывании корма, а также фи нальное местонахождение добычи и её тип. На базе концепции кормового метода была разработана соответствующая система из семи классификаторов, позволя ющая описывать кормовое поведение любых видов птиц.

1. Среда нахождения фуражира при разыскивании корма;

2. Локомоция разыскивания: а) локомоция, при помощи которой птица перемещается в пространстве при разыскивании корма;

б) специализирован ные локомоции и моторные акты клювом, лапами и др. частями тела или всем телом с целью облегчения обнаружения корма;

3. Локомоция сближения фуражира с добычей (кормом);

рассмотрены также соответствующие моторные акты;

4. Среда сближения и контакта птицы с обнаруженной добычей;

5. Характер контакта (например, тип клевка) с кормовым объектом при его взятии;

6. Среда нахождения кормового объекта при его взятии фуражиром;

7. Тип пищевого объекта.

В результате проведённого кодирования каждый кормовой метод представ ляет собой «цепочку» цифр, каждый компонент которой может быть сравнен с аналогичными компонентами других «цепочек». В этом заключается большое науки о зЕМлЕ и живой ПриродЕ преимущество, когда различные явления не просто оцениваются как разные или сходные, а оцениваются дифференцированно по отдельным их параметрам. По лученная матрица данных по кормовому поведению птиц проанализирована методами кластерного анализа. Выделенные кластеры, по сути, отражают при надлежность видов к конкретным жизненным формам, которые в ряде случаев совпадают с систематическим положением рассматриваемых видов [29].

1. разнообразие и частота встречаемости кормовых методов, используемых ястребиными орлами, канюками и подорликами При цифровом кодировании кормового поведения рассматриваемых видов хищных птиц использованы следующие коды по системе классификаторов [24]:

Классификатор 1. Среда нахождения фуражира при разыскивании корма.

Коды: 1.0 — земля (основной горизонтальный субстрат);

5.3 — ветви кро ны дерева;

8.0 — присада;

8.1 — присады (формы рельефа);

8.2 — присады (деревья, столбы, шесты, мачты и пр.);

8.10 — присады (здания, различные сооружения);

13.1 — воздушная среда (приземный слой);

13.2 — воздушная среда (надземный слой);

13.3 — воздушная среда (приводный слой).

Классификатор 2. Локомоция (включая моторные акты, служащие для визуализации, экспонирования добычи, а также ассоциации с дру гими животными или техникой), используемая фуражиром при разы скивании.

Коды: 1.1 — подкарауливание;

2.1 — ходьба (как преобладающая ло комоция);

произвольный режим в сочетании движения и остановок (пауз);

5.1 — разведывательный полет (парящий);

обычно на большой высоте;

5.2 — патрулирующий парящий полет;

5.3 — патрулирующий машущий полёт («рейдерный» полет) с различным режимом;

5.4 — низкий патрулирующий («рейдерный») — «вспугивающий полет»;

5.5 — прерывистый (с посадками) поисковый («оценочный») полет.

Дополнительные коды (указаны в скобках): 3.4 — «трепетание» («hovering»);

4.15 — ассоциации с местами гарантированного появления животных-жертв (у их нор);

5.2 — следование за уборочной техникой (комбайны, косилки и пр.);

6.5 — сопровождение линии огня при степных и лесных пожарах;

следование вдоль зоны выгорания.

Классификатор 3. Локомоция, используемая фуражиром при сближе нии с конкретным пищевым объектом.

Коды: 2.1 — наземное нефорсированное сближение в режиме «пастьбы»

с использованием характерных локомоций;

2.3 — наземное сближение в режи ме атаки «по ходу», с короткими выпадами в стороны;

2.4 — наземное сбли жение в режиме атаки с заметной дистанции;

обычно пробежки, резкие скачки (с элементами перепархивания);

5.1 — спуск (подлёт) к поверхности субстрата в различном режиме;

5.2 — облавливание («пастьба», «порхание», «трепетание»

(элементы «hovering»), реющий полёт в «карусели») «воздушных столбов» на 48 вЕстник МГПу сЕрия «ЕстЕствЕнныЕ науки»

секомых с совершением коротких бросков в различных направлениях;

5.3 — пре следующий машущий полет («охота в угон»);

5.4 — скольжение (сочетание ма шущего полёта с планированием «gliding»), нередко переходящее в пикирование;

похоже на «охоту в угон» с постоянным незначительным снижением высоты;

5.5 — пикирование (резкое снижение высоты);

5.6 — падение «камнем» к суб страту («swooping», «dropping»);

5.7 — «схватывающий полёт» («sally», «aerial fly-catching») — взлёт в режиме атаки (короткого воздушного броска);

5.9 — пи кирование с присады;

5.11 — выдвижение на рубеж атаки.

Дополнительные коды: 1.4 — посадка на субстрат;

3.4 — «трепетание»

(«hovering») для фиксирования положения в воздухе при взятии добычи;

4.3 — отвлекающая (или вспугивающая) атака на группу животных с целью отделения одной из особей;

4.5 — клептопаразитическая атака.

Классификатор 4. Среда сближения и контакта фуражира с до бычей.

Коды: 1.0;

5.3;

13.1;

13.3 (см. классификатор 1);

4.1 — ветви кустарника.

Классификатор 5. Характер схватывания добычи (в данном случае тип клевка).

Коды: 1.1 — собирание («gleaning», «picking up») пищевых объектов с твёр дых поверхностей;

1.2 — схватывание (резкие клевки) пищевых объектов с твёр дых поверхностей;

4.4 — расклёвывание (плодов, падали, погибших животных);

5.12 — пробивание (продалбливание) и выпивание яиц;

6.1 — схватывание лапа ми;

6.2 — сбивание (оглушение) в воздухе.

Классификатор 6. Среда нахождения добычи.

Коды: 1.0;

5.3;

13.1 (см. классификатор 1);

3.0 — травянистая раститель ность;

9.4 — падаль;

11.4 — гнезда птиц в кронах древесно-кустарниковой растительности;

12.1 — поверхность воды.

Дополнительные коды: 0 — «закреплённые» пищевые объекты;

1 — объекты находятся в воздухе непосредственно над поверхностью субстрата (вме сто этого может быть использован код 13.1);

2 — объекты находятся на поверх ности субстрата.

Классификатор 7. Тип пищевого объекта.

Коды: 1.1 — «незакреплённые» пищевые объекты, которыми птица может легко манипулировать;

1.3 — объекты клептопаразитизма;

2.3 — формально «незакрепленные» объекты, отрыв которых от поверхности субстрата птице не под силу вследствие их высокой массы (например, падаль).

Используя цифровое кодирование мы выделили у исследованных видов Falconiformes более 50 кормовых методов.

Встречаемость и частота использования кормовых методов, выделенных у исследуемых видов, представлена в таблице 1. Использованы литературные данные [3, 4, 8, 9, 11, 12, 14, 16–18, 26, 34, 35, 39, 40, 43–49].

науки о зЕМлЕ и живой ПриродЕ Таблица  оценка частоты использования кормовых методов избранными видами Falconiformes Виды хищных птиц Кормовые  Коды кормовых методов методы №№ Bb Br Ac Ap Hf Hp Группа LLLL (n = 7) 1 1 0 0 0 0 0 1.0: 1.1: 2.4: 1.0: 1.2: 1.0(2): 1. 2 1 0 1 1 0 0 1.0: 1.1: 2.4: 1.0: 6.1: 1.0(2): 1. 3 0 1 0 0 0 0 1.0: 1.1(4.15): 2.4: 1.0: 6.1: 1.0(2): 1. 4 1 0 1 1 0 0 1.0: 2.1: 2.1: 1.0: 1.1: 1.0(2): 1. 5 2 2 1 1 0 0 1.0: 2.1: 2.3: 1.0: 1.2: 1.0(2): 1. 6 1 0 0 0 0 0 1.0: 2.1: 2.3: 1.0: 1.2: 3.0(2): 1. 7 1 0 1 1 0 0 1.0: 2.1: 2.4: 1.0: 6.1: 1.0(2): 1. Группы LALL, LAAL (n = 8) 8 0 0 0 1 0 0 8.0: 1.1: 5.1: 5.3: 1.2: 11.4(0): 1. 9 2 2 0 0 0 0 8.1: 1.1: 5.9: 13.1: 6.1: 1.0(2): 1. 10 2 2 0 1 0 2 8.2: 1.1: 5.9: 13.1: 6.1: 1.0(2): 1. 11 2 0 0 0 0 0 8.10: 1.1: 5.9: 13.1: 6.1: 1.0(2): 1. 12 2 0 0 0 0 0 8.0: 1.1: 5.11: 13.1: 6.1: 1.0(2): 1. 13 1 1 0 0 0 0 8.0: 1.1: 5.4: 13.1: 6.1: 1.0(2): 1. 14 2 0 0 0 0 0 8.2: 1.1: 5.11: 13.1: 6.1: 1.0(2): 1. 15 2 0 0 0 0 0 8.10: 1.1: 5.11: 13.1: 6.1: 1.0(2): 1. Группа LAAA (n = 2) 16 0 0 0 0 0 2 8.2: 1.1: 5.7: 13.1: 6.2: 13.1: 1. 17 0 0 0 0 0 2 5.3: 1.1: 5.7: 13.1: 6.1: 5.3(1): 1. Группа АААА (n = 12) 18 0 0 1 0 0 0 13.1: 5.2: 5.3: 13.1: 6.2: 13.1: 1. 19 0 1 0 0 0 0 13.1: 5.2: 5.3: 13.1: 6.1: 13.1: 1. 20 0 1 0 0 0 0 13.1: 5.2(6.5:1): 5.3: 13.1: 6.2: 13.1: 1. 21 0 0 0 0 0 2 13.1: 5.2: 5.5: 13.1: 6.1: 5.3(1)-13.1: 1. 22 0 0 0 0 0 1 13.1: 5.2: 5.2: 13.1: 6.1: 13.1: 1. 23 0 0 0 0 0 2 13.1: 5.3: 5.3: 13.1: 6.2: 13.1: 1. 24 1 0 1 1 1 0 13.1: 5.3: 5.3: 13.1: 6.1: 13.1: 1. 25 1 0 1 1 0 0 13.1: 5.3: 5.3(4.5): 13.1: 6.1: 13.1: 1.1(1.3) 26 0 0 0 0 1 1 13.1: 5.3: 5.5: 13.1: 6.1: 4.1(1)=13.1: 1. 27 0 0 0 0 1 0 13.1: 5.3: 5.5(4.3): 13.1: 6.1: 13.1: 1. 28 0 0 0 0 1 2 13.1: 5.5: 5.3: 13.1: 6.2: 13.1: 1. 29 0 0 0 0 0 2 13.1: 5.4: 5.3: 13.1: 6.2: 13.1: 1. Группы AAAL, AALL (n = 21) 30 2 2 2 2 0 2 13.1: 5.2: 5.6: 13.1: 6.1: 1.0(2): 1. 31 1 0 0 0 1 1 13.2: 5.2: 5.6: 13.1: 6.1: 1.0(2): 1. 32 0 0 0 0 1 0 13.1: 5.2: 5.5–2.4: 13.1–1.0: 6.1: 1.0(2): 1. 33 0 0 0 1 0 1 13.1: 5.3: 5.1(1.4): 13.1-5.3: 5.12: 11.4(0): 1. 50 вЕстник МГПу сЕрия «ЕстЕствЕнныЕ науки»

Виды хищных птиц Кормовые  Коды кормовых методов методы №№ Bb Br Ac Ap Hf Hp 34 2 2 2 2 0 0 13.1: 5.3: 5.6: 13.1: 6.1: 1.0(2): 1. 35 0 0 0 0 1 0 13.2: 5.3: 5.6: 13.1: 6.1: 1.0(2): 1. 36 0 1 0 0 0 0 13.1: 5.3(5.2:1): 5.6: 13.1: 6.1: 1.0(2): 1. 37 0 1 1 0 0 0 13.1: 5.3(6.5:1): 5.6: 13.1: 6.1: 1.0(2): 1. 38 2 0 0 0 0 0 13.1: 5.3(3.4): 5.6: 13.1: 6.1: 1.0(2): 1. 39 0 0 1 0 0 0 13.1: 5.2: 5.4: 13.1: 6.1: 1.0(2): 1. 40 0 0 0 1 0 0 13.1: 5.2: 5.1: 13.1: 6.1: 1.0(2): 1. 41 0 0 0 2 0 2 13.1: 5.3: 5.4: 13.1: 6.1: 1.0(2): 1. 42 0 0 0 1 1 1 13.1: 5.2: 5.1: 13.1: 6.1: 1.0(2): 1. 43 0 0 0 0 0 2 13.1: 5.5: 5.3: 13.1: 6.1: 5.3(1): 1. 44 0 0 0 0 2 0 13.1: 5.1: 5.3: 13.1: 6.1: 4.1(2): 1. 45 2 0 0 0 2 0 13.2: 5.2: 5.6: 13.1: 6.1: 1.0(2): 1. 46 1 1 1 1 1 0 13.2: 5.1: 5.1-2.1: 13.1-1.0: 4.4: 9.4(0): 2. 47 0 0 1 0 0 0 13.1: 5.1: 5.1: 1.0: 1.2: 1.0(2): 1. 48 0 0 0 0 0 1 13.1: 5.2: 5.1: 5.3: 1.1: 11.4(0): 1. 49 0 0 0 0 0 1 13.1: 5.2: 5.1: 5.3: 1.2: 11.4(0): 1. 50 0 0 0 1 0 1 13.1: 5.3: 5.1(1.4): 13.1-5.3: 5.12: 11.4(0): 1. Группа AAAH (n = 2) 51 0 0 1 0 1 0 13.3: 5.2: 5.5: 13.3: 6.1: 12.1(2): 1. 52 1 0 0 0 0 0 13.3: 5.2: 5.4: 13.3: 6.1: 12.1(2): 1. Примечание: «2» — метод обычен;

«1» — метод редко встречается;

«0» — метод не отмечен.

Обозначения видов птиц: Bb — канюк;

Br — курганник;

Ac — большой подорлик;

Ap — малый подорлик;

Hf — ястребиный орёл;

Hp — орёл-карлик.

2. оценка пространственной локализации кормовых методов  Оценка пространственного распределения кормовых методов хищных птиц проведена с учётом сред (субстратов), в которых последовательно осуществляют ся локомоции (разыскивания и сближения с добычей) фуражира, а также с учётом среды финального нахождения пищевого объекта:

1) среда, в которой фуражир разыскивает корм;

2) среда, в которой фуражир сближается с добычей (среда атаки добычи);

3) среда нахождения фуражира во время взятия пищевого объекта;

4) среда нахождения пищевого объекта при его добывании фуражиром.

Приняты следующие обозначения сред: L — наземная;

H — водная;

A — воз душная (табл. 2):

науки о зЕМлЕ и живой ПриродЕ Таблица 2  Группы кормовых методов, используемые исследованными видами Falconiformes (обозначения видов см. табл. 1) Среды Виды, Группы  Число использующие кормовых  разыски- Контакта нахождения  кормовых данную группу Атаки методов методов вания с добычей добычи методов LLLL L L L L 7 Ac, Ap, Bb, Br LALL L A L L 1 Ap LAAL L A A L 7 Bb, Br, Ap LAAA L A A A 2 Hp AAAA A A A A 12 Все виды AAAL А A A L 17 Все виды AALL A A L L 4 Все виды AAAH A A A H 2 Hf, Ac, Bb Краткие характеристики групп кормовых методов I. Наземная охота — кормовые методы группы LLLL (n = 7) Так называемая «пешая охота» в той или иной степени встречается у раз личных видов дневных хищных птиц [26].

1. Подкарауливание с последуюшей атакой добычи используют канюки и подорлики [9, 45]. Подкарауливание грызунов у входа в их нору характерно для курганника [9, 49].

2. Собирание (подбирание) сравнительно малоподвижной добычи (земля ные черви Lumbricidae, моллюски Mollusca) с земли. Метод используют боль шой подорлик [8, 9, 11, 12, 43, 44], малый подорлик [9, 12, 43] и канюк [9, 18, 26, 44, 45, 47]. Для подорликов «пешая охота» считается обычной.

3. «Пешая охота» с атакой подвижной добычи (саранча, лягушки, мыше видные грызуны). Метод используют большой подорлик [16, 44], малый по дорлик [9], канюк [12, 16, 18, 44] и курганник [35].

II–III. Охота с присады с пикированием к земле — кормовые методы группы LALL и LAAL (n = 8) Хищник высматривает добычу с присады (деревья, столбы ЛЭП, мосты, воз вышения рельефа и пр.) и, обнаружив добычу, пикирует к земле (или подлетает к кроне дерева). Добычу птица схватывает после посадки на субстрат (земля) или подхватывает её лапами во время полёта при сближении с поверхностью суб страта. Какой вариант схватывания добычи более характерен, сказать сложно, поскольку в целом ряде работ по хищным птицам заключительный этап охоты детально не описан. К тому же встречается некий «промежуточный» вариант, ког да хищник приземляется на объект охоты или, если он мелкий, прижимает его лапами к земле. Охота с присады довольно характерна для обоих видов канюков и подорликов [4, 18, 22, 39, 44, 47]. Малый подорлик использует охоту с присады 52 вЕстник МГПу сЕрия «ЕстЕствЕнныЕ науки»

при поиске и разорении гнёзд ткачиков (Quelea spp.) в Африке;

орёл садится в кроне дерева и берёт добычу из гнезда клювом [44].

IV. Схватывающий полёт с присады — кормовые методы группы LAAA (n = 2) Использование «схватывающего полёта» с присады. Эта группа кормовых методов характерна для сравнительно некрупных дневных хищников, облада ющих хорошими лётными качествами, манёвренностью. Из рассматриваемых видов хищных птиц применяется только орлом-карликом [44]. В отдельных случаях орёл-карлик не просто подкарауливает добычу, находясь в кроне де рева, но и берёт её в воздушном пространстве древесной кроны [9, 18, 34, 44].

Возможно, «схватывающий полёт» с присады использует канюк, но подобных свидетельств мы не обнаружили.

V. Воздушная кормёжка — кормовые методы группы AAAA (n = 12) Группа собственно воздушных кормовых методов, когда разыскивание и до бывание пищевых объектов осуществляется только в воздушной среде, в той или иной степени присутствует в кормовом поведении канюков, подорликов и ястребиных орлов. Сюда входит воздушный клептопаразитизм, встречающийся у большого подорлика [44], различные варианты поискового полёта (парение, машущий полёт, «прерывистый» полёт), преследование и схватывание добычи в воздухе, характерное для группы ястребиных орлов [18, 34, 43, 44, 48], курган ника [49], канюка и подорликов [48]. В Африке подорлики и орлы-карлики кор мятся в воздухе роящимися термитами [43, 44].

Вспугивающий полёт (низкий поисковый полёт у поверхности субстрата — обрывы, кроны деревьев и пр.), характерный для многих видов соколообраз ных [23], из рассматриваемых видов применяет орёл-карлик [44, данные Т.С. Ла ричева]. Для канюка обычен патрулирующий полёт (облёт) вдоль опушек вблизи древесных крон (данные А.Г. Резанова), но непосредственных результатов такого поведения мы не наблюдали и не можем квалифицировать его как «вспугиваю щий полёт». Описана охота канюка с периодическими пикированиями к кустам.

Из одного куста вылетел рябчик. Предполагается, что «атаки наудачу» были рас считаны на выпугивание затаившейся жертвы [14].

VI–VII. Охота на наземную добычу с воздуха — кормовые методы группы AAAL, AALL (n = 21) Пожалуй, самая распространённая группа кормовых методов, и одна из самых типичных для охоты рассматриваемых видов хищников на открытых пространствах. Жертвой чаще всего становятся мышевидные грызуны. Ме тоды этой группы применяют все рассматриваемые виды хищных птиц [9, 17, 18, 34, 40, 44, 46]. Хищники используют различные варианты поискового полёта (парение и машущий полёт на разных высотах, «зависание» и пр.) и атаки добычи (падение, скольжение и пр.). Как и при пикировании с присады, науки о зЕМлЕ и живой ПриродЕ добыча может подхватываться лапами, без посадки на землю (на дерево и пр.) или добывается при посадке.

Ястребиный орёл может атаковать добычу с воздуха и продолжать её преследование по земле с элементами бега и перепархивания [44]. Орёл-кар лик с воздуха может просматривать внутрикронное пространство деревьев в поиске гнёзд [17, 44].

VIII. Воздушный поиск и добывание корма из воды — кормовые методы группы AAAH (n = 2) Добывание корма из воды описано для канюка, большого подорлика и ястребиного орла [43, 44]. Патрулирующий полёт над водной поверхностью, последующее пикирование или пологое снижение и выхватывание добычи (рыбы) из воды лапами. Помимо прямых наблюдений за охотой на рыб неко торые авторы отмечают этот вид добычи в диете канюка и подорликов [3, 36, 44]. Но рыба также может быть добыта путём клептопаразитизма (особенно подорликами) или из пересыхающих водоёмов. Хотя, в Дарвинском заповед нике малый подорлик нередко охотится в зоне временного затопления [3].

3. оценка жизненных форм у исследованных видов методом кластерного анализа Цифровые коды кормовых методов по шести видам хищных птиц были обработаны при помощи кластерного анализа (программа Statistica). Полу чено 49 вариантов дендрограмм, из которых в 12 вариантах (24,5%) отмече но полное соответствие жизненных форм (канюки, подорлики, ястребиные орлы), выделенных на основе кормового поведения, положению анализируе мых видов в современной системе класса (рис. 1).

Чаще всего в один кластер были объединены либо канюки, либо подорли ки. Вариантов с объединением канюков — 7 (14,3%), подорликов — 15 (30,6%), и тех и других — также 15 (30,6%). Вероятнее всего совпадение жизненных форм с родовыми таксонами обусловлено не только филогенетическим родством рас сматриваемых пар видов, но и определёнными конвергентными тенденциями.

Выделение ястребиных орлов в самостоятельный кластер, по-видимому, можно было бы расценивать как одно из свидетельств их принадлежности к самостоя тельному роду Hieraaetus, если бы не существовали альтернативные варианты построений.

Вопрос филогенетической значимости признаков кормового поведения у птиц является достаточно дискуссионным. Возможность стабильного диа гностического использования признаков кормового поведения в оценке си стематического положения вида, учитывая явление конвергенции кормового поведения [25], весьма проблемно. С одной стороны, кормовые методы, имею щиеся в арсенале того или иного вида птиц, стереотипны (видоспецифичны), с другой стороны — существуют кормовые методы, присущие различным, в том числе неродственным видам. Анализ базы данных по кормовым мето 54 вЕстник МГПу сЕрия «ЕстЕствЕнныЕ науки»

Tree Diagram for 6 Variables Complete Linkage Euclidean distances B.b.

B.r.

A.c.

A.p.

H.f.

H.p.

3 4 5 6 7 8 9 Linkage Distance Рис. 1. Дендрограмма сходства хищных птиц по кормовому поведению:

B.b. — Buteo buteo, B.r. — Buteo rufinus, A.c. — Aguila clanga, A.p. — Aguila pomarina, H.f. — Hieraaetus fasciatus, H.p. — Hieraaetus pennatus.

дам около 600 видов птиц Палеарктики показал, что более чем каждый третий метод характерен для двух и более видов, т.е. на современном уровне реги страции кормового поведения является конвергентным [24]. Очевидно, все сходные (похожие) методы нельзя назвать конвергентными, особенно если речь идёт о филогенетически близких видах, но как рабочий термин понятие конвергентности может быть использовано [6].

В целом принятый уровень описания кормового поведения, по-видимому, недостаточен для решения вопросов таксономического характера. Ещё Л.П. Познанин [20, 21] указывал на очевидность того, что экологические типы птиц, выделенные на основе кормового поведения, филогенетически разно качественны. Z. Veselovsky [50] отмечал минимальную ценность кормового поведения в таксономическом анализе Anseriformes. В то же время поведенче ские характеристики, в частности, особенности кормового поведения, могут использоваться не только для выявления жизненных форм, но и, в комплексе с традиционными, при построении филогенетических схем.

Литература 1. Аристотель. История животных / Аристотель. – М.: Академия, 1996. – 528 c.

2. Антончикова Ю.В. Материалы по биологии орла-карлика / Ю.В. Антончико ва. // Тезисы 10-й Всероссийской орнитологической конференции. – Т. 1. – Витебск:

1991. – С. 27–28.

науки о зЕМлЕ и живой ПриродЕ 3. Бабушкин М.В. Тенденции изменения численности и некоторые особенности экологии большого и малого подорлика в Дарвинском заповеднике / М.В. Бабушкин, А.В. Кузнецов // Изучение и охрана большого и малого подорликов Северной Евра зии. – Иваново: Ивановский гос. ун-т, 2008. – С. 37–46.

4. Волковская Е.А. Необычно высокая концентрация хищных птиц-мышеедов зимой 2001 / 2002 годов в Южном Приморье / Е.А. Волковская, А.Б. Курдюков // Русский орнитологический журнал. – 2003. – Т. 12 (208). – С. 3–16.

5. Вахрушев А.А. Жизненные формы мухоловок фауны СССР и закономерности их специализации / А.А. Вахрушев // Материалы Х Всесоюзной орнитологической конференции. – Ч. 1. – Минск, 1991. – С. 50–51.

6. Владышевский Д.В. Птицы в антропогенном ландшафте. / Д.В. Владышев ский. – Новосибирск: Наука, 1975. – 197 с.

7. Давыгора А.В. Луговой и степной луни как жизненные формы / А.В. Давы гора // III конференция по хищным птицам Восточной Европы и Северной Азии. – Ч. 1. – Ставрополь: СГУ, 1998. – С. 34–37.

8. Данилов О.Н. Хищные птицы и совы Барабы и Северной Кулунды / О.Н. Да нилов. – Новосибирск: Наука, 1976. – 159 с.

9. Дементьев Г.П. Птицы Советского Союза / Г.П. Дементьев, Н.А. Гладков. – Т. 1. – М.: Советская наука, 1951. – 652 с.

10. Зарудный Н.А. Орнитологическая фауна области Амударьи между гг. Чар джуем и Келифом / Н.А. Зарудный. – М.: Университетская типография М. Каткова, 1890. – 41 с.

11. Зауэр Ф. Птицы / Ф. Зауэр. – М.: Внешсигма, 1998. – 288 c.

12. Захидов Т.З. Природа и животный мир Средней Азии. Позвоночные живот ные / Т.З. Захидов, Р.Н. Мекленбурцев. – Т. 1. – Ташкент: Укитувчи, 1969. – 427 с.

13. Иваницкий В.В. К изучению жизненных форм воробьёв / В.В. Иваницкий // Мате риалы Х Всесоюзной орнитологической конференции. – Ч. 1. – Минск, 1991. – С. 75–76.

14. Киселев Ю.Н. Охотничий приём канюка / Ю.Н. Киселёв // Труды Окского за поведника. – Вып. 8. – М.: Лесная промышленность, 1971. – С. 238.

15. Кокшайский Н.В. Птицы Перу / Н.В. Кокшайский. – М.: Наука, 1990. – 303 с.

16. Корелов М.Н. Отряд хищные птицы — Falconiformes / М.Н. Корелов // Птицы Казахстана. – Т. 2. – Алма-Ата: Наука, 1962. – С. 488–707.

17. Ларичев Т.С. Обзор особенностей питания орла-карлика Hieraaetus pennatus в разных ландшафтных зонах / Т.С. Ларичев // Русский орнитологический журнал (экспресс-выпуск). – № 238. – СПб., 2003. – С. 1111–1115.

18. Лихачёв Г.Н. Очерк гнездования крупных дневных хищных птиц в широко лиственном лесу / Г.Н. Лихачёв // Труды II Прибалтийской орнитологической конфе ренции. – М., 1957. – С. 311–331.

19. Мензбир М.А. Орнитологическая география Европейской России / М.А. Мен збир. – Т. 2. – М.: Университетская типография М. Каткова, 1882. – С. 406–413.

20. Познанин Л.П. Основные экологические типы птиц / Л.П. Познанин // Докла ды АН СССР. Нов. сер. – № 1. – М., 1950. – С. 137–140.

21. Познанин Л.П. Экологические аспекты эволюции птиц / Л.П. Познанин. – М.:

Наука, 1978. – 147 с.

22. Птушенко Е.С. Биология и хозяйственное значение птиц Московской области и сопредельных территорий / Е.С. Птушенко, А.А. Иноземцев. – М.: МГУ, 1968. – 461 с.

23. Резанов А.Г. Использование поискового полёта некоторыми соколообразны ми для визуализации добычи / А.Г. Резанов // III конференция по хищным птицам Восточной Европы и Северной Азии. – Ч. 1. – Ставрополь: СГУ, 1998. – С. 101–103.

56 вЕстник МГПу сЕрия «ЕстЕствЕнныЕ науки»

24. Резанов А.Г. Кормовое поведение птиц: метод цифрового кодирования и ана лиз базы данных / А.Г. Резанов. – М.: Издат-школа, 2000. – 224 с.

25. Резанов А.Г. К вопросу о филогенетической значимости признаков кормово го поведения у птиц / А.Г. Резанов // Problemele actuale ale proteciei i valorificrii durabile a deversitii lumii animale. Materialele Conf. a VI-a a Zool. Din Rep. Moldova. – Chiinu, 2007. – С. 53–54.

26. Резанов А.Г. Пешая охота дневных хищных птиц / А.Г. Резанов // Русский орнитологический журнал. – 2008. – Т. 17 (412). – С. 570–577.

27. Резанов А.Г. Принципиальная схема классификации птиц на основе их кормовых методов / А.Г. Резанов // Русский орнитологический журнал. – 2009 а. – Т. 18 (457). – С. 31–53.

28. Резанов А.Г. Кормовое поведение и жизненные формы у птиц / А.Г. Резанов // Экология, эволюция и систематика животных: Мат-лы Всероссийской научно-прак тич. конф. с междунар. участием. – Рязань: РГУ, 2009 б. – С. 342–343.

29. Резанов А.Г. К анализу кормового поведения у низших надвидовых таксонов птиц / А.Г. Резанов // Орнитология в Северной Евразии: Мат-лы XIII Междунар. ор нитол. конф. Северной Евразии. – Оренбург: ОГПУ, 2010. – С. 262.

30. Степанян Л.С. Систематический список видов птиц фауны СССР / Л.С. Степа нян // Учёные записки МГПИ. – Т. 394 (Фауна и экология животных). – М., 1969. – С. 335.

31. Степанян Л.С. Состав и распределение птиц фауны СССР. Неворобьиные.

Non-Passeriformes / Л.С. Степанян. – М.: Наука, 1975. – 372 с.

32. Степанян Л.С. Конспект орнитологической фауны СССР / Л.С. Степанян. – М.: Академкнига, 2003. – 807 с.

33. Сушкин П.П. Птицы Советского Алтая / П.П. Сушкин. – Л.: Советская наука, 1938. – Т. 1. – 317 с.;

Т. 2. – 434 с.

34. Фененко Н.И. Орёл-карлик тёмный / Н.И. Фененко // Материалы к познанию фауны и флоры Российской Империи, отд. зоол. – Вып. 9. – М., 1909. – С. 251–257.

35. Холодковский Н.А. Птицы Европы / Н.А. Холодковский, А.А. Силантьев. – СПб.: А.Ф. Девриена, 1901. – 636 с.

36. Шамович Д.И. Структурная и функциональная роль малого подорлика и обыкновенного канюка в сообществах хвойно-мелколиственных лесов северной Бе лоруси / Д.И. Шамович, В.В. Ивановский, И.Ю. Шамович // Изучение и охрана боль шого и малого подорликов Северной Евразии. – Иваново: ИГУ, 2008. – С. 234–252.

37. Шапошников Л.К. Опыт классификации птиц (отряд кулики) на основе их пи тания / Л.К. Шапошников // Доклады АН СССР. – 1952. – Т. 84. – № 6. – С. 1257–1260.

38. Шапошников Л.К. Эколого-морфологические исследования и систематика куликов / Л.К. Шапошников // Орнитология. – 1962. – Вып. 5. – М.: МГУ, 1962. – С. 426–430.

39. Шепель А.И. Хищные птицы и совы Пермского Прикамья / А.И. Шепель. – Иркутск, 1992. – 296 с.

40. Штегман Б.К. Дневные хищники / Б.К. Штегман // Фауна СССР. – Т. 1. – Вып. 5. – М., 1937. – 294 с.

41. Шульпин Л.М. Орнитология (Строение, жизнь и классификация птиц) / Л.М. Шульпин. – Л.: Наука, 1940. – 556 с.

42. Юдин К.А. Морфологические адаптации сем. Falconidae в связи с вопросами систематики / К.А. Юдин // Памяти академика П.П. Сушкина. – М.–Л.: АН СССР, 1951. – С. 163–208.

43. Brown L. Eagles, Hawks and Falcons of the world / L. Brown, D. Amadon. – Vol. 1. – Feltham, 1968. – 429 p.

науки о зЕМлЕ и живой ПриродЕ 44. Cramp S. Handbook of the Birds of Europe the Middle East and North Afrika.

The birds of the Western Palearctic / S. Cramp, K. Simmons. – Vol. II. – Oxford;

London;

New York: 1980. – 695 p.

45. Hayman R.W. Persistent ground-feeding by Buzzards / R.W. Hayman // British Birds. – 1970. – Vol. 63. – № 3. – P. 133.

46. Del Hoyo J. Handbook of the birds of the world / J. del Hoyo, A. Elliot, J. Sargatal. – Vol. 2. – Barcelona, 1994. – 638 p.

47. Pettersson A. Ormvrakr Buteo buteo fdoskande p oljevxtflt / A. Petterson // Var fagelvrld. – 1976. – Vol. 35. – № 1. – P. 44–45.

48. Robinson J.S.C. Buzzard capturing prey in flight / J.S.C. Robinson // British Birds. – 1951. – Vol. 44. – № 12. – P. 412.

49. Sylven M. Interspecific relations between sympatrically wintering common buzzards Buteo buteo and rough-legged buzzards B.lagopus / M. Sylven // Ornis Scand. – 1979. – Vol. 9. – № 2. – P. 197–206.

50. Veselovsky Z. Comparative ethology in the order Anseriformes / Z. Veselovsky // Activ. nerv. super. – 1975. – Vol. 17. – № 1. – P. 70–71.

Literatura 1. Aristotel’. Istoriya zhivotny’x / Aristotel’. – M.: Akademiya, 1996. – 528 c.

2. Antonchikova Yu.V. Materialy’ po biologii orla-karlika / Yu.V. Antonchikova // Tezisy’ 10-j Vserossijskoj ornitologicheskoj konferencii. – T. 1. – Vitebsk: 1991. – S. 27–28.

3. Babushkin M.V. Tendencii izmeneniya chislennosti i nekotory’e osobennosti e’kologii bol’shogo i malogo podorlika v Darvinskom zapovednike / M.V. Babushkin, A.V. Kuzneczov // Izuchenie i oxrana bol’shogo i malogo podorlikov Severnoj Evrazii. – Ivanovo: Ivanovskij gos. un-t, 2008. – S. 37–46.

4. Volkovskaya E.A. Neoby’chno vy’sokaya koncentraciya xishhny’x pticz-my’sheedov zimoj 2001 / 2002 godov v Yuzhnom Primor’e / E.A. Volkovskaya, A.B. Kurdyukov // Russkij ornitologicheskij zhurnal. – 2003. – T. 12 (208). – S. 3–16.

5. Vaxrushev A.A. Zhiznenny’e formy’ muxolovok fauny’ SSSR i zakonomernosti ix specializacii / A.A. Vaxrushev // Materialy’ X Vsesoyuznoj ornitologicheskoj konferencii. – Ch. 1. – Minsk, 1991. – S. 50–51.

6. Vlady’shevskij D.V. Pticy’ v antropogennom landshafte / D.V. Vlady’shevskij. – Novosibirsk: Nauka, 1975. – 197 s.

7. Davy’gora A.V. Lugovoj i stepnoj luni kak zhiznenny’e formy’ / A.V. Davy’gora // III konferenciya po xishhny’m pticzam Vostochnoj Evropy’ i Severnoj Azii. – Ch. 1. – Stavropol’: SGU, 1998. – S. 34–37.

8. Danilov O.N. Xishhny’e pticzy’ i sovy’ Baraby’ i Severnoj Kulundy’ / O.N. Danilov. – Novosibirsk: Nauka, 1976. – 159 s.

9. Dement’ev G.P. Pticzy’ Sovetskogo Soyuza / G.P. Dement’ev, N.A. Gladkov. – T. 1. – M.: Sovetskaya nauka, 1951. – 652 s.

10. Zarudny’j N.A. Ornitologicheskaya fauna oblasti Amudar’i mezhdu gg. Chardzhuem i Kelifom / N.A. Zarudny’j. – M.: Universitetskaya tipografiya M. Katkova, 1890. – 41 s.

11. Zaue’r F. Pticzy’ / F. Zaue’r. – M.: Vneshsigma, 1998. – 288 s.

12. Zaxidov T.Z. Priroda i zhivotny’j mir Srednej Azii. Pozvonochny’e zhivotny’e / T.Z. Zaxidov, R.N. Meklenburczev. – T. 1. – Tashkent: Ukituvchi, 1969. – 427 s.

13. Ivaniczkij V.V. K izucheniyu zhiznenny’x form vorob’yov / V.V. Ivanickij // Materialy’ X Vsesoyuznoj ornitologicheskoj konferencii. – Ch. 1. – Minsk, 1991. – S. 75–76.

58 вЕстник МГПу сЕрия «ЕстЕствЕнныЕ науки»

14. Kiselev Yu.N. Oxotnichij priyom kanyuka / Yu.N. Kiselyov // Trudy’ Okskogo zapovednika. – Vy’p. 8. – M.: Lesnaya promy’shlennost’, 1971. – S. 238.

15. Kokshajskij N.V. Pticzy’ Peru / N.V. Kokshajskij. – M.: Nauka, 1990. – 303 s.

16. Korelov M.N. Otryad xishhny’e pticzy’ — Falconiformes / M.N. Korelov // Pticzy’ Kazaxstana. – T. 2. – Alma-Ata: Nauka, 1962. – S. 488–707.

17. Larichev T.S. Obzor osobennostej pitaniya orla-karlika Hieraaetus pennatus v razny’x landshaftny’x zonax / T.S. Larichev // Russkij ornitologicheskij zhurnal (e’kspress-vy’pusk). – № 238. – SPb., 2003. – S. 1111–1115.

18. Lixachyov G.N. Ocherk gnezdovaniya krupny’x dnevny’x xishhny’x pticz v shi rokolistvennom lesu / G.N. Lixachyov // Trudy’ II Pribaltijskoj ornitologicheskoj konferencii. – M., 1957. – S. 311–331.

19. Menzbir M.A. Ornitologicheskaya geografiya Evropejskoj Rossii / M.A. Menzbir. – T. 2. – M.: Universitetskaya tipografiya M. Katkova, 1882. – S. 406–413.

20. Poznanin L.P. Osnovny’e e’kologicheskie tipy’ pticz / L.P. Poznanin // Doklady’ AN SSSR. Nov. ser. – № 1. – M., 1950. – S. 137–140.

21. Poznanin L.P. E’kologicheskie aspekty’ e’volyucii pticz / L.P. Poznanin. – M.:

Nauka, 1978. – 147 s.

22. Ptushenko E.S. Biologiya i xozyajstvennoe znachenie pticz Moskovskoj oblasti i sopredel’ny’x territorij / E.S. Ptushenko, A.A. Inozemcev. – M.: MGU, 1968. – 461 s.

23. Rezanov A.G. Ispol’zovanie poiskovogo polyota nekotory’mi sokoloobrazny’mi dlya vizualizacii doby’chi / A.G. Rezanov // III konferenciya po xishhny’m pticzam Vostochnoj Evropy’ i Severnoj Azii. – Ch. 1. – Stavropol’: SGU, 1998. – S. 101–103.

24. Rezanov A.G. Kormovoe povedenie pticz: metod cifrovogo kodirovaniya i analiz bazy’ danny’x / A.G. Rezanov. – M.: Izdat-shkola, 2000. – 224 s.

25. Rezanov A.G. K voprosu o filogeneticheskoj znachimosti priznakov kormovogo povedeniya u pticz / A.G. Rezanov // Problemele actuale ale proteciei i valorificrii durabile a deversitii lumii animale. Materialele Conf. a VI-a a Zool. Din Rep. Moldova. – Chiinu, 2007. – S. 53–54.

26. Rezanov A.G. Peshaya oxota dnevny’x xishhny’x pticz / A.G. Rezanov // Russkij ornitologicheskij zhurnal. – 2008. – T. 17 (412). – S. 570–577.

27. Rezanov A.G. Principial’naya sxema klassifikacii pticz na osnove ix kormovy’x metodov / A.G. Rezanov // Russkij ornitologicheskij zhurnal. – 2009a. – T. 18 (457). – S. 31–53.

28. Rezanov A.G. Kormovoe povedenie i zhiznenny’e formy’ u pticz / A.G. Rezanov // E’kologiya, e’volyuciya i sistematika zhivotny’x: Mat-ly Vserossijskoj nauchno-praktich.

konf. s mezhdunar. uchastiem. – Ryazan’: RGU, 2009b. – S. 342–343.

29. Rezanov A.G. K analizu kormovogo povedeniya u nizshix nadvidovy’x taksonov pticz / A.G. Rezanov // Ornitologiya v Severnoj Evrazii: Mat-ly XIII Mezhdunar. ornitol.

konf. Severnoj Evrazii. – Orenburg: OGPU, 2010. – S. 262.

30. Stepanyan L.S. Sistematicheskij spisok vidov pticz fauny’ SSSR / L.S. Stepanyan // Uchyony’e zapiski MGPI. – T. 394 (Fauna i e’kologiya zhivotny’x). – M., 1969. – S. 335.

31. Stepanyan L.S. Sostav i raspredelenie pticz fauny’ SSSR. Nevorob’iny’e. Non-Pas seriformes / L.S. Stepanyan. – M.: Nauka, 1975. – 372 s.

32. Stepanyan L.S. Konspekt ornitologicheskoj fauny’ SSSR / L.S. Stepanyan. – M.:

Akademkniga, 2003. – 807 s.

33. Sushkin P.P. Pticy’ Sovetskogo Altaya / P.P. Sushkin. – L.: Sovetskaya nauka, 1938. – T. 1. – 317 s.;

T. 2. – 434 s.

34. Fenenko N.I. Oryol-karlik tyomny’j / N.I. Fenenko // Materialy’ k poznaniyu fauny’ i flory’ Rossijskoj Imperii, otd. zool. – Vy’p. 9. – M., 1909. – S. 251–257.

35. Xolodkovskij N.A. Pticzy’ Evropy’ / N.A. Xolodkovskij, A.A. Silant’ev. – SPb.:

A.F. Devriena, 1901. – 636 s.

науки о зЕМлЕ и живой ПриродЕ 36. Shamovich D.I. Strukturnaya i funkcional’naya rol’ malogo podorlika i oby’knovennogo kanyuka v soobshhestvax xvojno-melkolistvenny’x lesov severnoj Belorusi / D.I. Shamovich, V.V. Ivanovskij, I.Yu. Shamovich // Izuchenie i oxrana bol’shogo i malogo podorlikov Severnoj Evrazii. – Ivanovo: IGU, 2008. – S. 234–252.

37. Shaposhnikov L.K. Opy’t klassifikacii pticz (otryad kuliki) na osnove ix pitaniya / L.K. Shaposhnikov // Doklady’ AN SSSR. – 1952. – T. 84. – № 6. – S. 1257–1260.

38. Shaposhnikov L.K. E’kologo-morfologicheskie issledovaniya i sistematika kulikov / L.K. Shaposhnikov // Ornitologiya. – 1962. – Vy’p. 5. – M.: MGU, 1962. – S. 426–430.


39. Shepel’ A.I. Xishhny’e pticzy’ i sovy’ Permskogo Prikam’ya / A.I. Shepel’. – Irkutsk, 1992. – 296 s.

40. Shtegman B.K. Dnevny’e xishhniki / B.K. Shtegman // Fauna SSSR. – T. 1. – Vy’p. 5. – M., 1937. – 294 s.

41. Shul’pin L.M. Ornitologiya (Stroenie, zhizn’ i klassifikaciya pticz) / L.M. Shul’pin. – L.: Nauka, 1940. – 556 s.

42. Yudin K.A. Morfologicheskie adaptacii sem. Falconidae v svyazi s voprosami sistematiki / K.A. Yudin // Pamyati akademika P.P. Sushkina. – M.–L.: AN SSSR, 1951. – S. 163–208.

43. Brown L. Eagles, Hawks and Falcons of the world / L. Brown, D. Amadon. – Vol. 1. – Feltham, 1968. – 429 p.

44. Cramp S. Handbook of the Birds of Europe the Middle East and North Afrika.

The birds of the Western Palearctic / S. Cramp, K. Simmons. – Vol. II. – Oxford;

London;

New York: 1980. – 695 p.

45. Hayman R.W. Persistent ground-feeding by Buzzards / R.W. Hayman // British Birds. – 1970. – Vol. 63. – № 3. – P. 133.

46. Del Hoyo J. Handbook of the birds of the world / J. del Hoyo, A. Elliot, J. Sargatal. – Vol. 2. – Barcelona, 1994. – 638 p.

47. Pettersson A. Ormvrakr Buteo buteo fdoskande p oljevxtflt / A. Petterson // Var fagelvrld. – 1976. – Vol. 35. – № 1. – P. 44–45.

48. Robinson J.S.C. Buzzard capturing prey in flight / J.S.C. Robinson // British Birds. – 1951. – Vol. 44. – № 12. – P. 412.

49. Sylven M. Interspecific relations between sympatrically wintering common buzzards Buteo buteo and rough-legged buzzards B.lagopus / M. Sylven // Ornis Scand. – 1979. – Vol. 9. – № 2. – P. 197–206.

50. Veselovsky Z. Comparative ethology in the order Anseriformes / Z. Veselovsky // Activ. nerv. super. – 1975. – Vol. 17. – № 1. – P. 70–71.

Rezanov, Alexander G., Larichev, Timofej S.

Method of Numerical Coding of Foraging Behaviour Used to Assess Life Forms and Systematic Relationships of Some Birds of Prey Species The numerical coding method of feeding behaviour underlies the data base of some birds of prey species’ (Falconiformes): buzzards, long-legged buzzards, greater and lesser spotted eagles, Bonelli’s eagles and booted eagles. The method of cluster analysis esteems the birds in question’s affiliation to concrete ‘life forms’ identified on the basis of their exterior morpho logy and foraging behaviour resemblance. Some clustering variants demonstrate complete iden tity of the ‘life forms’ with the species’ status in the system of the class of birds.

Key-words: foraging behaviour;

numerical coding method;

birds’ life forms;

buzzard;

long-legged buzzard;

spotted eagles;

Bonelli’s eagle;

booted eagle.

60 вЕстник МГПу сЕрия «ЕстЕствЕнныЕ науки»

н.А. Супранкова орнитофауна Усинского края (Западный Саян) Усинский край входит в перспективную программу устойчивого развития Алтае Саянского экорегиона. Он является частью биосферного полигона Саяно-Шушенско го заповедника и хорошим модельным объектом для изучения сложных природных динамических процессов. В работе отражена динамика качественных и количествен ных изменений орнитофауны Усинского края за столетие.

Ключевые слова: орнитофауна;

биоразнообразие;

биота;

степень изученности;

количество видов;

мозаичный ландшафт.

Природные условия Усинского края М ежгорная Усинская котловина отделена от Минусинской хребтами Западного Саяна. Это — осколок монгольских степей в Саянских горах. Река Ус течет с белков на стыке Куртушибинского хребта и Ергак-Торгак-Тайга. Воды Саяно-Шушенского водохранилища заливают часть долины реки Ус до устья реки Золотой. Основные степные участки располагаются в равнинной части долины реки Ус и по пологим склонам низких холмообраз ных гор. Часть из них распахана или занята пастбищами и сенокосами. Почвы черноземные и черноземовидные. Местами сохранились злаково-разнотравные с примесью полыней участки степи и лиственничный парковый лес с остепнен ным травостоем. По крутым склонам — каменистая степь, по пологим — кустар никово-разнотравная. Выше — лиственничники с примесью березы, ели и сосны, далее в соответствии с высотной поясностью и в зависимости от орографии — черневая тайга, субальпийский и альпийский горный ландшафт.

Орнитофауну Усинской котловины и его динамику необходимо рассма тривать в пределах Усинского края и даже более широко вследствие верти кальных и горизонтальных сезонных и межгодовых перемещений. Ландшафт представляет собой сложную мозаику характерных биотопов, особенно вы раженную из-за антропогенной трансформации в самой котловине.

история исследований орнитофауны Первые сведения о птицах Усинского края были получены экспедиционным отрядом П.П. Сушкина летом 1902 года. В 1907 году студент Петербургского уни верситета П.В. Нестеров по поручению Петербургского общества естествоиспы тателей проводил орнитологические исследования Западного Саяна, в том числе в Усинской котловине. Им был составлен общий список, состоящий из 165 видов птиц. В 1914 году П.П. Сушкин в монографии обобщил все данные по 296 ви дам и подвидам птиц бассейна верхнего Енисея и Западного Саяна. В 1948 году науки о зЕМлЕ и живой ПриродЕ А.И. Янушевич и К.Т. Юрлов частично их дополнили и для собственно Усин ской котловины и Западного Саяна указали 189 видов птиц. С 1971 по 2008 годы фрагментарные сведения об отдельных видах собирались В.И. Безбородовым, В.А. Стахеевым, Е.Е. Сыроечковским и Э.В. Рогачевой, а также С.М. Прокофье вым, С.Ю. Петровым и В.П. Рудковским.

Наши исследования в Усинском крае проводились в июне–июле 1982 г. в со ставе экспедиции ИЭМЭЖ АН СССР под руководством Е.Е. Сыроечковского, а также в мае 2005, 2007 и в июне 2008 годов. В июле 2002 года орнитологи ческие наблюдения велись в районе деревни Сыя (отроги Кузнецкого Алатау), на некоторых участках Хакасского заповедника (озеро Шира, озеро Беле и др.) и на кордонах Базага и Малые Уры Саяно-Шушенского биосферного заповедника.

Применяли разные методы изучения населения птиц: метод маршрутных учетов (Е.С. Равкин, Ю.С. Равкин, В.А. Челинцев), специальные наблюдения за фоновыми, редкими и малоизученными видами птиц с поисками гнезд, площадочные учеты в отдельных биотопах, метод картирования террито рий, сравнительный анализ населения птиц соседних территорий в пределах региона. Опыт нашей работы показывает, что стационарные наблюдения вме сте с отдельными водными, пешеходными и автомобильными маршрутными обследованиями при эффективном сочетании разных методик, позволяет об наружить максимально большое число видов и выявить динамику численно сти для обычных и многочисленных видов.

Для всего Алтай-Саянского экорегиона, площадь которого составляет около 1 065 300 км2 (Россия) известно 378 видов птиц (А.А. Баранов, 2008), для Минусинского края площадью около 20 000 км2 — 295 видов (С.М. Про кофьев, 2001). По данным исследований с 1902 по 2008 годы орнитофауна Усинского края (около 2 850 км2) включает не менее 290 видов птиц с различ ным характером пребывания. Анализ всех известных сведений показывает, что степень изученности орнитофауны Усинского края по сравнению с дан ными начала и середины прошлого столетия значительно возросла. Охаракте ризовать качественные и количественные изменения каждого вида невозмож но из-за недостаточной периодичности наблюдений и сравнимости методик, а также факторов, оказывающих разнонаправленные влияния.

Факторы среды, влияющие на биоту 1. Изменения климата в сторону потепления, усиление снеготаяния, уве личение дождевого сезона и вместе с тем локальная аридизация.

2. Естественные сукцессии, пирогенные сукцессии, зарастание старых вырубок, периодические всплески численности сибирского шелкопряда.

3. Антропогенные факторы — вырубка лесов, выжигание растительности, перевыпас скота, увеличение рекреационной нагрузки и усиление браконьерства.

Среди положительных тенденций — экологическое просвещение населе ния, увеличение площади охраняемых территорий разного ранга, повышение эффективности борьбы с природоохранными преступлениями, стремление направить хозяйственную деятельность в более экологическое русло.

62 вЕстник МГПу сЕрия «ЕстЕствЕнныЕ науки»

Кардинальные изменения орнитокомплексов обусловлены сменой хозяй ственной деятельности за последние 20–25 лет. Вместе с тем наши исследования показывают, что угрожающих тенденций для орнитофауны Усинского края в на стоящее время нет. Важно сохранить эту пограничную моэаичную территорию с высокими показателями биоразнообразия птиц. Это будет возможно, если про граммы устойчивого развития данной территории будут продуманно реализованы.

данные по изменению орнитофауны Усинского края за столетие  1. Произошло локальное сокращение численности ряда видов:

из курообразных — глухаря (Tetrao urogallus L.), тетерева (Lyrurus tetrix L.), рябчика (Tetrastes bonasia L.), бородатой куропатки (Perdix dauurica Pallas), ал тайского улара (Tetraogallus altaicus Gebler), перепела (Coturnix coturnix L.);

из пастушковых — коростеля (Crex crex L.);

из дневных хищных птиц — балобана (Falco cherrug Gray), сапсана (F. peregrinus Tunstall), кобчика (F. vespertinus L.), обыкновенной пустельги (F. tinnunculus L.), беркута (Aquila chrysaetos L.) степного орла (A. rapax Temminck), степного, лугово го и полевого луней (Circus macrourus Gmelin, C. pygargus L., C. cyaneus L.).

2. Вместе с тем относительно возросла численность степной пустельги (F. naumanni Fleischer), орла-карлика (Hieraaetus pennatus Gmelin), мохноногого курганника (Buteo hemilasius Temminck et Schlegel).

3. Изменялось неоднократно распределение лесных, лесостепных, степ ных, лесолуговых, луговых и синантропных видов вследствие изменения мас штаба и видов хозяйственной деятельности.

Литература 1. Баранов А.А. Пространственно-временная динамика биоразнообразия птиц Алтай-Саянского экорегиона и стратегия его сохранения: Автореф. дис. … докт.


биол. наук / А.А. Баранов. – Улан-Уде, 2007. – 47 с.

2. Петров С.Ю. Летняя орнитофауна Приенисейской части Западного Саяна / С.Ю. Петров, В.П. Рудковский // Орнитология. – Вып. 20. – М.: Изд-во МГУ, 1985. – С. 76–83.

3. Прокофьев С.М. Орнитофауна Минусинской котловины и её изменения за 80 лет / С.М. Прокофьев // Фауна и экология птиц и млекопитающих Средней Сибири. – М.: Наука, 1987. – С. 151–172.

4. Rogacheva Е. The Birds of Central Siberia / H. Rogacheva // Husum. Husum Druck- u. Verlagsges, 1992. – 737 р.

5. Стахеев В.А. Седые Саяны — биосферный полигон Саяно-Шушенского био сферного заповедника / В.А. Стахеев, А.Г. Рассолов и др. // Научные труды Ассоциа ции енисейских заповедников и национальных парков. – Шушенское: Журналист, 2000. – 70 с.

6. Супранкова Н.А. К вопросу интерпретации количественных учетов птиц / Н.А. Супранкова // Проблемы охраны и изучения природной среды Русского Севера:

Мат-лы научно-практ. конф., посвящ. 25-летию заповедника «Пинежский». – Архан гельск: АГМА, 1999. – С. 145–146.

науки о зЕМлЕ и живой ПриродЕ 7. Супранкова Н.А. Орнитофауна Усинской котловины / Н.А. Супранкова, О.А. Никонова // Сохранение биологического разнообразия Приенисейской Сибири:

Мат-лы Первой межрегион. научно-практ. конф. по сохранению биологического раз нообразия Приенисейской Сибири. – Ч. 1. – Красноярск: КГУ, 2000. – С. 67–69.

8. Супранкова Н.А. Данные по динамике численности журавлей юга Средней Сибири за 100 лет / Н.А. Супранкова // Информационный бюллетень РГЖЕ. – № 10. – М.: Россельхозакадемия, 2007. – С. 13–15.

9. Сушкин П.П. 1914. Птицы Минусинского края, Западного Саяна и Урянхай ской земли / П.П. Сушкин // Материалы к познанию фауны и флоры Российской Им перии, отд. зоологич. – Вып. ХIII. – М.: Кушнерев и К, 1914. – 551 с.

10. Сыроечковский Е.Е. Новые сведения по орнитофауне Западного Саяна / Е.Е. Сы роечковский, В.И. Безбородов // Фауна и экология птиц и млекопитающих Средней Си бири. – М.: Наука, 1987. – С. 172–181.

11. Янушевич А.И. Вертикальное распространение млекопитающих и птиц в За падном Саяне / А.И. Янушевич, К.Т. Юрлов // Известия Зап.-Сиб. фил. СО АН СССР.

Сер. биол. – Т. 3. – Вып. 2. – Новосибирск, 1950. – С. 3–33.

Literatura 1. Baranov A.A. Prostranstvenno-vremennaya dinamika bioraznoobraziya pticz Altaj Sayanskogo e’koregiona i strategiya ego soxraneniya: Avtoref. dis. … dokt. biol. nauk / A.A. Ba ranov. – Ulan-Ude, 2007. – 47 s.

2. Petrov S.Yu. Letnyaya ornitofauna Prienisejskoj chasti Zapadnogo Sayana / S.Yu. Petrov, V.P. Rudkovskij // Ornitologiya. – Vy’p. 20. – M.: Izd-vo MGU, 1985. – S. 76–83.

3. Prokof’ev S.M. Ornitofauna Minusinskoj kotloviny’ i eyo izmeneniya za 80 let / S.M. Prokof’ev // Fauna i e’kologiya pticz i mlekopitayushhix Srednej Sibiri. – M.: Nauka, 1987. – S. 151–172.

4. Rogacheva E. The Birds of Central Siberia / H. Rogacheva // Husum. Husum Druck- u.

Verlagsges, 1992. – 737 p.

5. Staxeev V.A. Sedy’e Sayany’ — biosferny’j poligon Sayano-Shushenskogo biosfernogo zapovednika / V.A. Staxeev, A.G. Rassolov i dr. // Nauchny’e trudy’ Associacii enisejskix zapovednikov i nacional’ny’x parkov. – Shushenskoe: Zhurnalist, 2000. – 70 s.

6. Suprankova N.A. K voprosu interpretacii kolichestvenny’x uchetov pticz / N.A. Suprankova // Problemy’ oxrany’ i izucheniya prirodnoj sredy’ Russkogo Severa:

Mat-ly’ nauchno-prakt. konf., posvyashh. 25-letiyu zapovednika «Pinezhskij». – Arxan gel’sk: AGMA, 1999. – S. 145–146.

7. Suprankova N.A. Ornitofauna Usinskoj kotloviny’ / N.A. Suprankova, O.A. Nikonova // Soxranenie biologicheskogo raznoobraziya Prienisejskoj Sibiri: Mat-ly’ Pervoj mezhregion.

nauchno-prakt. konf. po soxraneniyu biologicheskogo raznoobraziya Prienisejskoj Sibiri. – Ch. 1. – Krasnoyarsk: KGU, 2000. – S. 67–69.

8. Suprankova N.A. Danny’e po dinamike chislennosti zhuravlej yuga Srednej Sibiri za 100 let / N.A. Suprankova // Informacionny’j byulleten’ RGZhE. – № 10. – M.: Rossel’ xozakademiya, 2007. – S. 13–15.

9. Sushkin P.P. 1914. Pticzy’ Minusinskogo kraya, Zapadnogo Sayana i Uryanxajskoj zemli / P.P. Sushkin // Materialy’ k poznaniyu fauny’ i flory’ Rossijskoj Imperii, otd. zoologich. – Vy’p. XIII. – M.: Kushnerev i K, 1914. – 551 s.

64 вЕстник МГПу сЕрия «ЕстЕствЕнныЕ науки»

10. Syroechkovskij E.E. Novy’e svedeniya po ornitofaune Zapadnogo Sayana / E.E. Syroechkovskij, V.I. Bezborodov // Fauna i e’kologiya pticz i mlekopitayushhix Srednej Sibiri. – M.: Nauka, 1987. – S. 172–181.

11. Yanushevich A.I. Vertikal’noe rasprostranenie mlekopitayushhix i pticz v Zapadnom Sayane / A.I. Yanushevich, K.T. Yurlov // Izvestiya Zap.-Sib. fil. SO AN SSSR. Ser. biol. – T. 3. – Vy’p. 2. – Novosibirsk, 1950. – S. 3–33.

Suprankova, Natalia A.

Avifauna in the Usinsk territory (West Sayan) Avifauna in the Usinsky territory was analyzed in the Altai-Sayan ecoregion for the period since 1902 to 2008. The influence of natural, climatic and anthropogenic factors on the summer population of birds has been estimated. Demutacion processes in the named region occurred in the recent pressure 20–25 years. They were caused by humidification of a climate and de crease of agricultural load and forest destruction.

In the Usinsk territory during a long period (1902–2008) some investigators had re corded about 290 species of birds.

Key-words: avifauna;

biodiversity;

biota;

degree of scrutiny;

namber of species;

mo saic landscape.

ЧелоВеК и СредА еГо обиТАния С.А. Монахов, р.е. Прохоров роль эмоций в формировании экологической культуры школьников средствами туристической деятельности Рассматриваются актуальные проблемы экологического воспитания школьников проживающих в урбанизированной среде крупного мегаполиса. Особое внимание уделяется эмоциональному состоянию участников походов, формированию у них экологической культуры. Выделяются наиболее эффективные методики привлечения эмоций к формированию экоцентрического мировоззрения учащихся.

Ключевые слова: эмоции;

экологическая культура;

туристическая деятельность;

отношение к природе;

окружающая среда.

Без странствий не создаёт ся ни одна индивидуальность.

И.-В. Гёте В се, с чем мы сталкиваемся в повседневной жизни, вызывает у нас определенное отношение, будь то незнакомый человек, обычное зда ние или удивительно красивый природный объект. Одни объекты и явления взывают у нас симпатию, другие, наоборот, отвращение. Одни люди вы зывают интерес и любопытство, другие — безразличие. Даже те отдельные свой ства предметов, информацию о которых мы получаем через ощущения, напри мер цвет, вкус, запах, не бывают безразличны для нас. Ощущая их, мы получаем удовольствие или разочаровываемся. Более сложное отношение к себе вызывают жизненные факты, взятые во всей их полноте, во всем многообразии их свойств и особенностей. Отношения к ним выражаются в таких сложных чувственных переживаниях, как радость, горе, симпатия, пренебрежение, гнев, гордость, стыд, страх [2: с. 27]. Все эти переживания представляют собой чувства или эмоции.

В повседневной жизни под эмоциями обычно понимаются самые разнообразные реакции человека — от бурных взрывов страсти до тонких оттенков настроений.

В психологии под эмоциями понимают психические процессы, протекающие в форме переживаний и отражающие личную значимость и оценку внешних и внутренних ситуаций для жизнедеятельности человека [4: с. 59].

Эмоции характеризуют потребности человека и предметы, на которые они направлены. В процессе эволюции эмоциональные ощущения и состоя 66 вЕстник МГПу сЕрия «ЕстЕствЕнныЕ науки»

ния биологически закрепились как способ поддержания жизненного процес са в его оптимальных границах. (Как известно, эмоции существенно влияют на восприятие, мышление, поведение, самооценку и коммуникативные функ ции). Их значение для организма заключается в предупреждении о разрушаю щем характере каких-либо факторов. Таким образом, эмоции являются одним из основных механизмов регуляции функционального состояния организма и деятельности человека [4: с. 122].

Вместе с тем тот потенциал, который содержит в себе эмоционально-цен ностный компонент достаточно высоко оценивается в психолого-педагогиче ской науке. Эмоциональность рассказа учителя, выразительное выступление ученика или интригующий тон экскурсовода всегда ценились слушателями.

Не секрет, что монологическое изложение может обесценить даже самый ин тересный материал, при том, что эмоциональный рассказ способен увлечь даже самого незадачливого ученика и заставить его перенестись в самые от далённые части своей малой родины или далёкие страны.

Интересно организованный учебный процесс создаёт особое психоло гическое поле, обстановку, которая оказывает эмоциональное воздействие на каждого ученика, рождает дух энтузиазма, повышая тем самым эффектив ность учебной деятельности. Интерес является основой учебного процесса, вызывая у детей эмоциональный подъём, удивление, чувство ожидания, кото рые переходят в творческую деятельность.

Как известно, положительные эмоции повышают качество знаний. Учени ки воспринимают материал не только умом, но и чувствами. Эмоциональные переживания во многом определяют увлечённость, качество восприятия, запо минания, мышления. Целесообразны и эффективны специальные приёмы педа гогического воздействия: яркая речь учителя, чтение отрывков из художествен ной литературы, образное описание явлений и объектов природы, демонстрация фотографии и т.д.

Преподавание таких дисциплин как география, природоведение, биоло гия, экология имеет свои характерные особенности. Одна из наиболее важ ных — необходимость общения с природой.

Изучение природных комплексов (а, по словам выдающегося отечествен ного учёного Н.Н. Баранского, — «природный комплекс — это всё: от гео графической оболочки до болотной кочки») открывает широкие возможности для всестороннего развития личности школьника. Работа на природе способ ствует формированию у школьников прочных и глубоких знаний, показывает практическую значимость естественнонаучных предметов, их роль в жизни человека.

Общение с природой открывает широкие возможности для духовного воспитания детей. На основе знаний, полученных школьниками, их эмоци онального восприятия окружающей среды, воспитывается чувство любви и бережного отношения к природе. Понимание её пробуждает познавательный интерес и желание внести свой вклад в её охрану. Таким образом, происходит целостное формирование экологической культуры.

ЧЕловЕк и срЕда ЕГо обитания На крупном международном форуме конца XX века понятие «экологическая культура» было сформулировано следующим образом: «Экологическая культура предполагает такой способ жизнеобеспечения, при котором общество системой духовных ценностей, этических принципов, экономических механизмов, право вых норм и социальных институтов формирует потребности и способы их реали зации, которые не создают угрозы жизни на Земле» [5: с. 14].

Экологическая  культура — это способность людей пользоваться своими экологическими знаниями и умениями в практической деятельности. Она вклю чает экологическое сознание человека и его экологическое поведение. Под эко логическим сознанием понимается совокупность экологических и природоох ранных представлений, мировоззренческих позиций по отношению к природе, стратегий практической деятельности, направленной на природные объекты.

Экологическое поведение понимается как совокупность конкретных действий и поступков людей, непосредственно или опосредованно связанных с воздейст вием на природное окружение, использованием природных ресурсов.

При изучении естественнонаучных дисциплин распространена такая форма занятий как туристические походы. Туристические походы позволяют не только воспитывать любовь к родной природе, но и полностью погружать ся в предмет, повышать мотивацию к его изучению, углублять свои знания, развивать свою индивидуальность, а также помогают укрепить здоровье и приобрести навыки здорового образа жизни.

Авторам представляется, что главная цель экологического образования в наши дни — убедить детей в самоценности природы и в том, что человек яв ляется лишь ее составной частью. То есть должно происходить формирование экологической культуры, направленной на воспитание бережного отношения к природе и человека в ней, а не на природу для человека.

И одним из основных средств для этого является школьная туристическая деятельность, как наиболее тесно связанная с природой. Здесь формируются не только знания о природе и воздействии на нее человека, но и непосред ственное отношение к природе. В городских условиях это, как правило, почти невозможно, так как жизнь большинства людей проходит в искусственно соз данной оболочке, техносфере.

Авторами было изучено субъективное отношение школьников к приро де при помощи опросника «Натурафил», разработанного В.А. Ясвиным и С.Д. Дерябо в 1989 году. Выборка проводилась на базе ГОУ СОШ «Школа здоровья» № 48 ЮЗАО и ГОУ СОШ № 498 ЦАО г. Москвы. В ходе исследова ния было опрошено 148 учащихся 7–11 классов (12–17 лет).

Были получены результаты, показывающие, что именно в возрасте 12– и 16–17 лет наиболее эмоционально воспринимается всё происходящее в при роде. Это говорит о том, что использование эмоционально-ценностного от ношения к миру в данном возрасте наиболее эффективно для формирования экологической культуры.

Наиболее полно экологическую культуру школьников при помощи их эмо ционального состояния можно сформировать, используя экологические походы.

68 вЕстник МГПу сЕрия «ЕстЕствЕнныЕ науки»

Школьный экологический поход — это многодневное посещение природ ных территорий. Главной целью такого похода является изучение взаимос вязей живых организмов в естественных условиях и условиях, измененных человеком. В процессе проведения экологических походов складывается представление о взаимосвязях природных компонентов и положительном или отрицательном воздействии на них человека.

Именно проводя экологические походы можно наиболее полно использо вать эмоционально-ценностный компонент педагогического процесса. Эколо гические походы, как средство формирования экологической культуры, долж ны быть прежде всего направлены не на достижение каких-то материальных задач, а на создание системы эмоционально-ценностного отношения к при роде у школьников. Современные методики проведения таких походов прак тически не разработаны, а это приводит к неподготовленности руководителей походов, которые проводят походы по устаревшим методикам, существую щим еще со времен Советского Союза.

В условиях современной загруженности школьников необходимо подчер кнуть благотворное психопрофилактическое влияние экологических походов на психическое состояние школьников. Что, в свою очередь, естественным образом приводит к возникновению положительных эмоций в отношении природной окружающей среды.

Большинство методик, предлагаемых для определения субъективного отношения к природе, — вербального характера. Поэтому целесообразно особое внимание уделить наблюдению за поведением детей и их ответными реакциями как в спонтанно возникающих, так и в специально созданных си туациях. Известно, что ответная реакция во многом зависит от эмоциональ ного состояния. И регулируя его можно формировать адекватное поведение сообразно экоцентрическому мировоззрению, при котором природная среда самоценна сама по себе вне зависимости от ее «полезности» человеку. Тогда как господствующее в настоящее время антропоцентрическое мировоззрение формируется в основном личными потребностями человека.

Литература 1. Вилюнас В. Психология эмоции / В. Вилюнас. – СПб.: Питер, 2008. – 496 с.

2. Изард К. Психология эмоции / К. Изард. – СПб: Питер, 2007. – 464 с.

3. Карпова Н.Н. Формирование экологической ответственности старшеклассников в ходе решения эколого-прикладных задач: дис.... канд. пед. наук / Н.Н. Карпова. – Волго град: ВГПУ, 2005. – 170 с.

4. Маклаков А.Г. Общая психология / А.Г. Маклаков. – СПб.: Питер, 2003. – 592 с.

5. Московская международная декларация об экологической культуре (Москва, 7 мая 1998 г.) // Всемирный день окружающей среды: Москва–98: сб. ст. – М.: Ноос фера, 1998. – 56 с.

6. Ясвин В.А. Психология отношения к природе / В.А. Ясвин. – М.: Смысл, 2000. – 456 с.

ЧЕловЕк и срЕда ЕГо обитания Literatura 1. Vilyunas V. Psixologiya e’mocii / V. Vilyunas. – SPb.: Piter, 2008. – 496 s.

2. Izard K. Psixologiya e’mocii / K. Izard. – SPb: Piter, 2007. – 464 s.

3. Karpova N.N. Formirovanie e’kologicheskoj otvetstvennosti starsheklassnikov v xode resheniya e’kologo-prikladny’x zadach: dis.... kand. ped. nauk / N.N. Karpova. – Volgograd: VGPU, 2005. – 170 s.

4. Maklakov A.G. Obshhaya psixologiya / A.G. Maklakov. – SPb.: Piter, 2003. – 592 s.

5. Moskovskaya mezhdunarodnaya deklaraciya ob e’kologicheskoj kul’ture (Mosk va, 7 maya 1998 g.) // Vsemirny’j den’ okruzhayushhej sredy’: Moskva–98: sb. st. – M.:

Noosfera, 1998. – 56 s.

6. Yasvin V.A. Psixologiya otnosheniya k prirode / V.A. Yasvin. – M.: Smy’sl, 2000. – 456 s.

Monakhov, Sergej A., Prokhorov, Ruslan E.

The Role of Emotions in Creating Pupils’ Ecological Culture by Means of Tourism Actual problems of ecological education of school-age children living in an urbanized environment of a megalopolis are dwelled upon. Particular attention is directed to the emo tional state of back-packing tours participants and creating their ecological culture.

The most effective methods of involving emotions in pupils’ eco-cultural views formation are defined.

Key-words: emotions;

ecological culture;

tourism;

attitude to nature;

environment.

еСТеСТВоЗнАние В СиСТеМе МеЖнАУЧныХ СВяЗеЙ е.В. Васюкова, П.А. оржековский Выявление осознанности теоретических знаний (на примере органической химии) Анализируется проблема оценки качества знаний по химии в контексте осознан ности их конечной и главной характеристик. Рассмотрены требования к заданиям на выявление степени осознанности теоретических предметных знаний.

Ключевые слова: теория строения органических соединений;

теоретические зна ния;

осознанность знаний по химии.

П роблема оценки качества знаний остается актуальной проблемой пе дагогики. Международные исследования (PISA-2006, TIMSS-2007) показали, что российские школьники знают много, однако в спо собности использовать имеющиеся знания на практике, выносить собственные оценки происходящему, принимать самостоятельные решения, существенно проигрывают своим зарубежным сверстникам, занимая по математике и естест веннонаучным дисциплинам 30-е место из сорока возможных [1, 2].

В педагогической практике до сих пор бытует представление о том, что обу чение предусматривает усвоение учащимися учебного материала и своевремен ное (на опросе, экзамене) воспроизведение знаний и отработанных действий.

Что подтвердили результаты опроса учителей химии, проходивших курс обу чения в Московском институте открытого образования? Значительное количест во педагогов (что составило 34% от общего числа опрошенных) считают, что по казателями качественных знаний по химии являются: знание основных понятий, законов и теорий, а также умение решать типовые расчетные химические задачи.

Отвечают идеям и принципам «знаниевой парадигмы» и задания Единого госу дарственного экзамена, на требования которого главным образом и ориентирован российский учитель. Задания же, требующие интеграции знаний для объяснения фактов и явлений окружающей жизни, использования знаний в незнакомых си туациях в ЕГЭ не предусмотрены.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.