авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 14 |

«УЧРЕЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ «ГРОДНЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ ЯНКИ КУПАЛЫ» ПРАВОВАЯ СИСТЕМА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ: СОСТОЯНИЕ, ПРОБЛЕМЫ ...»

-- [ Страница 11 ] --

Итак, на практике совершение лицом нескольких преступных деяний вызывает сложности при уголовно-правовой оценке деяния, что определяет необходимость выработки на научной основе правил квалификации несколь ких совершенных преступных деяний. Определению правовых последствий совершения одним лицом нескольких преступных деяний служит институт множественности преступлений.

В Уголовном кодексе Республики Беларусь не закрепляется понятие «множественность преступлений». Определение сформулировано в научных источниках, однако, единого подхода к его трактовке в настоящее время не выработано. И.О. Грунтов множественность преступлений определяет как «ситуацию совершения лицом двух или более преступлений, влекущих за собой особые правила квалификации, назначения наказания и иные право вые последствия уголовной ответственности». Н.А. Бабий под множествен ностью преступлений понимает «совершение одним лицом двух или более преступлений, каждое из которых не утратило уголовно-правового значения»

[2, с. 220;

3, с. 328].

В советский период развития уголовно-правовой науки также не сложи лось единого подхода к определению данного понятия. А.М. Яковлев утверж дал, что «понятие множественности преступных деяний находит конкретное воплощение в понятиях повторности, рецидива и совокупности преступле ний» [4, с. 5]. Следует отметить, что в данном утверждении перечисляются формы множественности преступлений, существенные же признаки не рас крываются. Г.Г. Криволапов указывал, что множественность преступлений как уголовно-правовое понятие характеризуется определенными юридичес кими признаками, и базировал данное понятие на обязательном признаке со вершения одним лицом двух или более уголовно наказуемых деяний [5, с. 6].

С данным мнением нельзя не согласиться, но рассматриваемое понятие не будет являться точным, если ограничиться только этим признаком.

Множественность преступлений как социально-правовое явление на ходит реальное проявление в различных формах совершения лицом более одного преступного деяния. Вопрос о формах и видах множественности преступлений в теории уголовного права также является дискуссионным.

Необходимо заметить, что при исследовании института множественности преступлений многие ученые используют два понятия: формы и виды мно жественности преступлений. Следует поддержать точку зрения Э.Г. Шкре довой, которая указывала, что отождествлять их друг с другом нельзя, пос кольку, «говоря о форме множественности, мы отмечаем выражение данного социально-правового понятия вовне, в реальном его проявлении. Используя категорию «юридический вид» множественности, ученые стремятся показать отношение между объемами понятий» [6, с. 90].

-289 Правовая система Республики Беларусь: состояние, проблемы и перспективы развития.

Сборник научных статей Белорусские ученые, основываясь на уголовном законе Республики Беларусь, рассматривают три формы множественности преступлений: пов торность, совокупность и рецидив преступлений [2, с. 223;

3, с. 328]. В со ветский период развития уголовного законодательства различными учеными (А.М. Яковлев, В.Н. Кудрявцев) выделялись следующие формы и виды мно жественности преступлений: совокупность (идеальная и реальная), повтор ность, неоднократность и рецидив преступлений [4, с. 5;

7, с. 284]. В.П. Мал ков считал, что множественность преступлений проявляется в двух основных формах: повторности и идеальной совокупности. Рецидив, неоднократность, систематичность, совершение преступлений в виде промысла и реальную совокупность он относил к разновидностям повторности [8, с. 44]. Однако после распада СССР на постсоветском пространстве были приняты новые уголовные кодексы, которые подробно регламентируют уголовно-правовые отношения, связанные с совершением двух или более преступлений и содер жат нормы о множественности преступлений. В связи с этим практически все ученые выделяют те формы множественности, которые определены нор мами уголовного закона. В УК Республики Беларусь институту множествен ности преступлений посвящена глава 7 «Множественность преступлений».

Белорусский законодатель определил следующие формы множественности:

повторность, совокупность и рецидив преступлений. Законодатели других государств, чьи УК конструировались на основе Модельного УК для госу дарств-участников СНГ, по-другому построили систему форм и видов мно жественности преступных деяний. Э.Г. Шкредова отметила, что, «используя юридический критерий при определении форм множественности, УК стран СНГ можно разделить на три группы. К первой относятся УК Киргизии, Ка захстана, Азербайджана и Грузии, в которых выделяются: неоднократность, совокупность и рецидив преступлений;

ко второй – УК Узбекистана, Тад жикистана, Туркмении, Беларуси, Армении, Украины, предусматривающие повторность, совокупность и рецидив. И, наконец, УК Молдовы и России, образующие третью – обособленную группу и использующие рекомендации Модельного уголовного кодекса в части установления двух форм множест венности – совокупности и рецидива» [6, с. 90].

Таким образом, множественность преступлений можно определить как совершение одним лицом двух или более уголовно наказуемых деяний, каж дое из которых содержит признаки самостоятельного состава преступления и влечет уголовно-правовые последствия. На современном этапе развития уголовно-правовой науки белорусские ученые при выделении форм множес твенности основываются на положениях, сформулированных в уголовном за коне, при этом подвергая их определенной критике. Это позволяет полагать, что нормы института множественности в дальнейшем будут совершенство ваться, но на научной основе.

-290 Раздел 9. Состояние, проблемы и перспективы развития уголовного и уголовно-процессуального права Список источников и литературы 1. Обзор судебной практики Верховного Суда Республики Беларусь // Консуль тант Плюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2012.

2. Грунтов, И.О. Множественность преступлений / И.О. Грунтов // Уголовное право. Общая часть: учебник / Н.А. Бабий [и др.];

под ред. В.М. Хомича. – Минск:

Тесей, 2002. – С. 219–234.

3. Бабий, Н.А. Уголовное право Республики Беларусь. Общая часть: учебник / Н.А. Бабий. – Минск: ГИУСТ БГУ, 2010. – 663 с.

4. Яковлев, А.М. Совокупность преступлений по советскому уголовному праву / А.М. Яковлев. – М.: Юрид. лит., 1960. – 118 с.

5. Криволапов, Г.Г. Множественность преступлений по советскому уголовному праву: учебное пособие / Г.Г. Криволапов. – М.: Академия МВД СССР, 1974. – 31 с.

6. Шкредова, Э.Г. Неоднократность (повторность) и совокупность преступлений как формы множественности по уголовному законодательству стран СНГ / Э.Г. Шкре дова // Государство и право. – 2006. – № 8. – С. 90–97.

7. Кудрявцев, В.Н. Общая теория квалификации преступлений / В.Н. Кудрявцев. – М.: Юрид. лит., 1972. – 352 с.

8. Малков, В.П. Множественность преступлений и ее формы по советскому уго ловному праву / В.П. Малков. – Казань: Изд-во Казанского университета, 1982. – 173 с.

This article explores the issues of plurality of crimes in part define the multiplicity given legislative form and species multiplicity of designs, as well as enforcement.

УДК 347. Ю.В. Ванюкевич Научный руководитель – В.С. Соркин, кандидат юридических наук, доцент (ГрГУ имени Янки Купалы) ПОЛНОМОЧИЯ АДВОКАТА-ЗАЩИТНИКА В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ:

ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ В статье анализируются полномочия защитника-адвоката в уголовном су допроизводстве, рассматриваются проблемы осуществления его прав и испол нения обязанностей. Автор обращает особое внимание на проблемные вопросы деятельности адвоката, а также способы их разрешения.

Право на юридическую помощь – одна из основных конституционных гарантий, призванная, прежде всего, обеспечить надежную защиту прав че ловека и гражданина в уголовном процессе. Ст. 62 Основного Закона Рес -291 Правовая система Республики Беларусь: состояние, проблемы и перспективы развития.

Сборник научных статей публики Беларусь закрепляет эту гарантию в следующей редакции: «Каждый имеет право на юридическую помощь для осуществления и защиты прав и свобод, в том числе право пользоваться в любой момент помощью адвока тов и других своих представителей в суде, иных государственных органах, органах местного управления, на предприятиях, в учреждениях, организаци ях, общественных объединениях и в отношениях с должностными лицами и гражданами» [1].

Согласно ст. 44 Уголовно-процессуального кодекса Республики Бела русь, защитником в уголовном процессе является лицо, которое по основани ям и в порядке, предусмотренном уголовно-процессуальным законодательс твом, осуществляет защиту прав и законных интересов подозреваемого или обвиняемого и оказывает им юридическую помощь [2]. В качестве защитни ков в уголовном процессе участвуют адвокаты. И хотя Уголовно-процессуаль ный кодекс и закрепляет за адвокатами-негражданами Республики Беларусь право участвовать в уголовном процессе на стороне защиты «в соответствии с международными договорами», ст. 7 нового Закона Республики Беларусь «Об адвокатуре и адвокатской деятельности в Республике Беларусь», всту пившего в силу 6 апреля 2012 года, как и действовавший ранее нормативный акт, фактически лишает их таких полномочий [3]. Однако, руководствуясь примерами адвокатской практики иностранных государств, в частности, Рос сии, Польши, Германии, США, а также тем фактом, что адвокат не является государственным служащим и отсутствует какая-либо связь между гражданс твом адвоката и уровнем его профессиональной пригодности, считаем, что в требовании наличия у адвоката гражданства Республики Беларусь нет ника кого смысла [4].

Деятельность адвоката-защитника, направленная на оказание юриди ческой помощи подозреваемому или обвиняемому, должна быть обеспечена совокупностью соответствующих прав адвоката и корреспондирующих им обязанностей других участников уголовного процесса и иных физических и юридических лиц. Причем данная совокупность должна носить системный характер [5, c. 134]. Тема анализа процессуальных прав и обязанностей, пол номочий актуальна на протяжении всей истории существования адвокатуры.

Первым и естественным правом, которое должно быть предоставлено адвокату, является право на свидание со своим подзащитным, которое явля ется залогом правильного понимания адвокатом и подзащитным друг друга, выработки и осуществления совместной деятельности, направленной на фор мулирование ответа обвинению, а также на соблюдение прав обвиняемого на различных стадиях уголовного процесса [6]. До вступления в силу ныне действующего Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь ре ализация данного права была существенно ограничена, прежде всего тем обстоятельством, что адвокату запрещалось вступать в уголовный процесс на стадии предварительного расследования. С принятием уголовно-процес суального Закона вступило в силу положение о том, что право на свидание может осуществляться с момента задержания лица, подозреваемого в совер шении преступления.

-292 Раздел 9. Состояние, проблемы и перспективы развития уголовного и уголовно-процессуального права Кроме того, право на свидание, в соответствии с национальным зако нодательством, а также нормами международного права, должно реализовы ваться в условиях конфиденциальности, чем часто пренебрегает орган, ве дущий уголовный процесс. Это обстоятельство объясняется профилактикой совершения возможных правонарушений как со стороны обвиняемого, так и его защитника. И хотя, по общему правилу, полученная таким образом ин формация не может использоваться в качестве доказательства, она обладает ориентирующим значением для оперативно-розыскной деятельности. Исхо дя из этого, многие исследователи-процессуалисты настаивают на полном запрещении слухового и видеоконтроля при проведении свиданий обвиня емого с адвокатом.

Право адвоката представлять доказательства дополнено также полномо чиями по собиранию сведений, относящихся к обстоятельствам совершения преступления, и представлению их органу уголовного преследования и суду, а также сведений, необходимых для защиты прав подозреваемого, обвиняемо го и оказания им юридической помощи [6]. В силу закрепленного принципа о том, что никакие доказательства, полученные в ходе предварительного следс твия как органом уголовного преследования, так и адвокатом, не имеют за ранее установленной силы, суд должен рассматривать представленные дока зательства в совокупности. Следовательно, действующим законодательством должна регламентироваться не только процедура их собирания, проверки и оценки, но и приобщения к материалам уголовного дела. Однако на практике орган уголовного преследования начинает реализовывать полномочия, выхо дящие за рамки его компетенции, например, принимаясь оценивать представ ленные стороной защиты доказательства с точки зрения их необходимости, а также права находиться среди материалов данного уголовного дела.

Полномочие адвоката по предоставлению доказательств здесь тесно связано с его правом заявлять в письменной форме ходатайства. Причем у органа уголовного преследования есть корреспондирующая данному праву обязанность принять данное ходатайство, что, однако, не означает обязан ность его удовлетворения [6]. Следовательно, принимая решение об удовлет ворении или отказе в удовлетворении ходатайства адвоката о приобщении представленных им доказательств к материалам уголовного дела, орган уго ловного преследования фактически осуществляет функции правосудия, кото рые вправе осуществлять лишь суд.

Таким образом, решение приведенных выше правовых коллизий требу ет разрешения через внесение соответствующих изменений и дополнений в действующее законодательство.

Список источников и литературы 1. Конституция Республики Беларусь от 15 марта 1994 г., с изменения ми и дополнениями, принятыми на республиканских референдумах 24 ноября 1996 г. и 17 октября 2004 г. // Нац. реестр правовых актов Респ. Беларусь. – 1999. – № 1. – 1/0;

2004. – № 188. – 1/6032.

-293 Правовая система Республики Беларусь: состояние, проблемы и перспективы развития.

Сборник научных статей 2. Уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь с изменениями и до полнениями по состоянию на 3 января 2012 г. – Минск: Нац. центр правовой инфор мации Респ. Беларусь, 2012.

3. Об адвокатуре и адвокатской деятельности в Республике Беларусь: Закон Респ. Беларусь, 30 дек. 2012 г., № 334-З. – Минск: Нац. центр правовой информации Респ. Беларусь, 2012.

4. Печерский, В. Коллизии в процессуальных полномочиях адвоката-защитника / В. Печерский // Юстиция Беларуси. – 2008. – № 8.

5. Калмыкова, Н.В. Организация и деятельность адвокатуры в Республике Бела русь / Н.В. Калмыкова. – Минск: ОДО «Лоранж-2», 2004. – 200 с.

6. Любич, О. Закон об адвокатуре: мнение адвоката / О. Любич // Юридический мир. – 2012. – № 2.

In this article the analysis of powers of the defender lawyer in criminal legal proceedings is carried out, problems of implementation of its rights and fulfillment of duties are investigated. The author pays special attention to problem questions of activity of the lawyer, and also ways of their permission.

УДК 341. Н.С. Войтешик Научный руководитель – Г.А. Зорин, доктор юридических наук, профессор (ГрГУ имени Янки Купалы) БАНКОВСКОЕ РЕЙДЕРСТВО В статье рассматривается рейдерство как явление социальной действи тельности, которое требует реагирования со стороны прокуратуры и уполно моченных органов власти. Автор констатирует, что государство пока успешно контролирует ситуацию, ставя преграду на пути рейдеров в виде действующего законодательства, однако изменяющиеся реалии в соседних государствах дик туют необходимость заранее быть готовыми к приходу компаний-рейдеров на белорусский рынок.

Кризис – это время повышенной зависимости бизнеса от банковских структур. Заемные средства, полученные в период стабильного роста эко номики, приходится возвращать в изменившихся экономических условиях.

Банки, со своей стороны, как и все другие коммерческие организации, стре мятся, как минимум, сохранить свои позиции, а как максимум – использовать кризисную ситуацию в своих интересах.

Банковское рейдерство является разновидностью «традиционного»

рейдерства. В белорусском законодательстве определение рейдерства от -294 Раздел 9. Состояние, проблемы и перспективы развития уголовного и уголовно-процессуального права сутствует, в литературе подходы к его определению неоднозначны. Одна ко, проанализировав понятия захватов предприятия, получается, что захват предприятия (рейдерство) – это действия, направленные на завладение пред приятием как имущественным комплексом с нарушением норм уголовного права, против воли собственника с приданием преступным действиям вида легитимности и использованием недостатков в законодательстве.

По способу осуществления в зависимости от интенсивности атаки и сте пени пренебрежения законностью выделяют три вида рейдерства:

1) «белое рейдерство» – недружественное слияние или поглощение компании, совершенное в рамках законодательства, проведенное по заплани рованной схеме в интересах захватчика. Используются исключительно закон ные способы захвата: использование пробелов в законодательстве, организа ция проверок контролирующими органами;

2) «серое рейдерство» – сочетание полулегальных и нелегальных мер:

подкуп судей для ускорения принятия законного решения, шантаж контра гентов предприятия для создания ситуации невозможности продолжения де ятельности и др.;

3) «черное рейдерство» – использование исключительно незаконных дейс твий для установления контроля над предприятием: шантаж, подкуп, силовой вход на предприятие, подделка судебных решений, реестра акционеров и др.

Однако возможность любого вида рейдерства существует во многом благодаря пробелам в законодательстве. Банковское рейдерство, скорее, можно отнести к рейдерству «серому», так как используются абсолютно за конные механизмы, основанные на договорных отношениях сторон и граж данском законодательстве, с использованием легальных схем и кредитных инструментов. Действия банков непротивозаконны, но преследуют опреде ленный умысел – лишить компанию-заемщика принадлежащих ей активов.

А имеется умысел со стороны банка или нет – находясь вне соответствующей ситуации, – определить проблематично. Банки могут быть как инициаторами «рейда», так и лишь одним звеном в длинной цепочке, организованной сто ронними заказчиками.

В сложившейся экономической обстановке банки сталкиваются с про блемой просроченных задолженностей и неплатежей по кредитам. Риски кредитного портфеля растут, а рентабельность и цена обеспечения кредитов снижаются. Длительные разбирательства, как и банкротство должников, бан кам менее выгодны. Именно поэтому некоторые банки и подконтрольные им структуры применяют схемы незаконного захвата собственности путем дав ления на заемщиков и (или) создания прав на имущество с целью ускорения (ранее сроков кредитного договора) возврата выданных денег, пока обеспе чение не обесценилось ниже суммы долга;

дополнительного спекулятивно го заработка;

приобретения активов по ценам, значительно ниже рыночных, даже в условиях кризиса.

Условиями кредитного договора предусмотрен широкий перечень ос нований, при которых банк вправе потребовать от заемщика досрочного по гашения всей суммы задолженности: неисполнение платежных обязательств -295 Правовая система Республики Беларусь: состояние, проблемы и перспективы развития.

Сборник научных статей по договору;

обесценивание предоставленного обеспечения;

предъявление заемщику или поручителю иска, который ставит под угрозу возврат креди та;

инициация процедуры банкротства заемщика или поручителя;

ухудшение финансового состояния заемщика или поручителя, что по оценке кредитора ставит под угрозу выполнение обязательства. При наличии перечисленных или подобных им условий в кредитном договоре банк имеет право обратить ся к заемщику с «просьбой» о возврате кредита.

Чаще всего на рынке «работают» четыре типичные схемы. Первые две отличаются методом воздействия на должника и степенью законности. В од ной после создания просроченной задолженности и расторжения кредитного договора права на заложенное имущество взыскиваются кредитором через суд, затем в ходе исполнительного производства имущество продается по за ниженной цене подставной компании, а та, в свою очередь, реализуют его по рыночной цене. В другой после расторжения договора должника начинают активно «прессовать» (с использованием преступных группировок, админис тративных и правоохранительных органов), вынуждая его подписать кабаль ное соглашение об отступном с кредитором, после чего имущество изымает ся и продается, опять же, по рыночной цене.

Остальные две схемы – разновидности первых, но при их использова нии еще на стадии подписания договора залог оценивается по заниженной стоимости. В одной в качестве залога является имущество, взятое должником в лизинг (которое ему помогают приобрести по заниженной стоимости);

в другой – контрольный пакет акций компании, выступающий в качестве обес печения по операции РЕПО (заем под залог ценных бумаг). Получив пакет после расторжения кредитного договора, банкиры-мошенники на правах ма жоритария меняют директора компании и распродают активы компании по заниженной стоимости [1, с. 34].

Существует граница, которая позволит судить о наличии либо отсутс твии такого явления, как «банковское» рейдерство. Если стороны в условиях нормального гражданского оборота стремятся к поддержанию стабильных и долгосрочных отношений, компромиссы возможны и необходимы. Данные действия не следует расценивать как «банковское» рейдерство. Если в конк ретной ситуации прослеживается злоупотребление правом со стороны банка, если там, где возможно предоставление отсрочки очередного платежа или в целом изменение графика погашения задолженности, ее реструктуризация и т.п. банк продолжает целенаправленно давить на должника, используя фор мальности заключенного договора, – данные действия следует расценивать как «банковское» рейдерство. Получается, что банк в условиях экономичес кого кризиса стремится не сохранить отношения с клиентом, а извлечь из них максимальную выгоду, по заниженным ценам, определенным в ходе испол нительного производства, приобретя заложенное имущество.

Как считают эксперты, решать проблему с недобросовестными банки рами придется комплексно. Во-первых, необходимо повысить требования к внутреннему аудиту, чтобы заблокировать недобросовестным сотрудникам возможность для проведения рейдерских схем. Во-вторых, Национальному -296 Раздел 9. Состояние, проблемы и перспективы развития уголовного и уголовно-процессуального права банку следует занимать более активную позицию по отношению к уличен ным в рейдерстве кредитным организациям, вплоть до отзыва у них лицен зий. В-третьих, необходим тщательный контроль над подобными ситуация ми со стороны прокуратуры и уполномоченных органов власти, их активное участие в рассмотрении жалоб как юридических, так и физических лиц.

Рейдерство в Республике Беларусь существует, но носит фрагментар ный характер, ограничивается сегментом малого и среднего бизнеса. Госу дарство пока успешно контролирует ситуацию, ставя преграду на пути рей деров в виде действующего законодательства, однако изменяющиеся реалии в соседних государствах диктуют необходимость быть готовыми к приходу компаний-рейдеров на белорусский рынок.

Список источников и литературы 1. Гайдук, Ю. Осторожно: рейдерство / Ю. Гайдук // Директор. – 2010. – № 2. – С. 32–35.

The article is devoted to the study of corporate raids as a socio-legal concept.

УДК 342. О.В. Зубрик Научный руководитель – Т.Г. Хатеневич, кандидат юридических наук, доцент (ГрГУ имени Янки Купалы) БЛАНКЕТНЫЕ ПРИЗНАКИ СОСТАВА НАРУШЕНИЯ ПРАВИЛ ДОРОЖНОГО ДВИЖЕНИЯ ИЛИ ЭКСПЛУАТАЦИИ ТРАНСПОРТНЫХ СРЕДСТВ В статье анализируются проблемы применения нормы, закрепленной в ст. 317 Уголовного кодекса Республики Беларусь, с учетом бланкетного харак тера ее диспозиции.

В статье 317 Уголовного кодекса (далее – УК) Республики Беларусь ус танавливается ответственность за нарушение правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств лицом, управляющим транспорт ным средством, повлекшее по неосторожности причинение менее тяжкого телесного повреждения, смерть человека либо причинение тяжкого телесно го повреждения, смерть двух или более лиц.

Самыми распространенными преступными нарушениями Правил до рожного движения являются: превышение разрешенной скорости движения, -297 Правовая система Республики Беларусь: состояние, проблемы и перспективы развития.

Сборник научных статей проезд перекрестков при запрещающем сигнале светофора, нарушение пра вил обгона, остановки, стоянки, маневрирования на дороге, неподача сигна лов поворота и др. Нарушение правил эксплуатации может выражаться в до пуске технически неисправных транспортных средств к участию в дорожном движении (например, если нарушена герметичность гидравлического тор мозного привода, не действует манометр пневматического или пневмогид равлического тормозных приводов), нарушении количества и габаритов пе ревозимого груза, пассажиров и т.д. Для установления факта нарушения и его правильной оценки необходимо проведение автотехнической экспертизы.

Нарушение запрета, определенного в ст. 317 УК Республики Беларусь, может иметь место только в случае, когда автомобиль используется как транс портное средство. Отсутствуют признаки данного состава преступления в случаях причинения вреда в результате нарушения: а) правил техники бе зопасности выполнения определенных работ с использованием автомобиля;

б) правил эксплуатации специальных самоходных машин при выполнении соответствующих работ;

в) правил выполнения погрузо-разгрузочных работ;

г) в процессе выполнения ремонтных работ или технического обслуживания автомобиля [3, с. 739].

Бланкетный характер диспозиции статьи 317 УК Республики Беларусь требует для правильной квалификации тщательного изучения норм, закреп ленных в Законе Республики Беларусь от 5 января 2008 г. № 313-З «О дорож ном движении», Правилах дорожного движения, утвержденных Указом Пре зидента Республики Беларусь от 28 ноября 2005 г. № 551, а также требований, изложенных в инструкциях (например, Инструкции о порядке участия в до рожном движении тяжеловесных и (или) крупногабаритных транспортных средств, утвержденных постановлением Министерства транспорта и комму никаций Республики Беларусь от 25.08.2011 г. № 50) и других нормативных правовых актах (Закон Республики Беларусь от 14 августа 2007 г. № 278 З «Об автомобильном транспорте и автомобильных перевозках», Правила автомобильных перевозок пассажиров, утвержденные постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 30.06.2008 г. № 972), определя ющих особенности эксплуатации тех или иных транспортных средств. Пра вила безопасности движения и эксплуатации транспорта могут содержаться в различных документах, в том числе ведомственных, имеющих часто не одинаковое значение и нередко известных лишь сравнительно небольшому кругу лиц [2, с. 29]. При расследовании и судебном рассмотрении дела необ ходимо установить, что такие правила утверждены надлежащим ведомством и доведены до сведения лиц, обязанных их соблюдать. На международном уровне Республикой Беларусь ратифицированы такие нормативные акты, как Европейское соглашение, касающееся работы экипажей транспортных средств, производящих международные автомобильные перевозки (ЕСТР) (заключено в г. Женеве, 01.07.1970 г.), Соглашение между Правительством Республики Беларусь и Правительством Республики Хорватия о международ ном автомобильном сообщении (заключено в г. Минске, 10.03.2005 г.), Кон венция о дорожных знаках и сигналах (заключена в г. Вене, 08.11.1968 г.), Конвенция о дорожном движении (заключена в г. Вене, 08.11.1968 г.).

-298 Раздел 9. Состояние, проблемы и перспективы развития уголовного и уголовно-процессуального права Б.А. Куринов указывает на возможность квалификации дорожно-транс портных преступлений на основе «общепринятых мер предосторожности»

[1, с. 29]. Е.В. Кичигина утверждает, что автотранспортное преступление может иметь место только в том случае, «если оно выражено в нарушении установленных в соответствующих нормативных актах правил безопасности движения и эксплуатации автотранспорта» [1, с. 30]. П. Рабинович полагает, что движение транспортных средств должно осуществляться только в соот ветствии с «писаными» правилами, а значит, и ответственность за дорожно транспортные происшествия может наступить только в связи с нарушением определенных положений Правил дорожного движения либо иного норма тивного акта [2, с. 32].

В постановлении о привлечении в качестве обвиняемого и в приговоре должно содержаться указание, какие пункты Правил дорожного движения или положения нормативных правовых актов, регламентирующих безопас ность движения или порядок эксплуатации транспортных средств, наруше ны, а также раскрыто содержание этих нарушений [3, с. 739]. Однако от ветственность за нарушение правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств может иметь место лишь при условии наступления указанных в ст. 317 УК Республики Беларусь последствий и если эти пос ледствия находятся в причинной связи с допущенным нарушением правил.

При отсутствии такой причинной связи речь может идти лишь об админист ративной ответственности лица, нарушившего соответствующие правила.

Так, например, по приговору суда Логойского района К-е и К. осуждены по ч. 2 ст. 317 УК Республики Беларусь.

По протесту заместителя Председа теля Верховного Суда президиум Минского областного суда приговор в отно шении К-е отменил и дело прекратил за отсутствием в его действиях состава преступления. По делу установлено, что К., управляя автомашиной и двига ясь по дороге во встречном направлении, в нарушение требований п.п. 11.2, 11.1 ч. 1, п. 11.1 ч. 2 Правил дорожного движения в черте населенного пунк та следовал с превышением скорости. В результате допущенных нарушений автомашина на перекрестке столкнулась с трактором под управлением К-е и пассажиру автомашины потерпевшей О. были причинены тяжкие телесные повреждения, повлекшие смерть. По заключению экспертов, К. располагал технической возможностью предотвратить столкновение с трактором путем экстренного торможения с остановкой автомобиля до места столкновения.

К-е хотя и допустил нарушения Правил дорожного движения при управле нии трактором и совершении поворота налево, но между этими нарушениями и наступившими уголовно наказуемыми последствиями отсутствует прямая причинная связь [4].

Необходимо отметить, что диспозиция ст. 317 УК Республики Беларусь, предусматривающая ответственность за нарушение правил дорожного движе ния или эксплуатации транспортных средств, является бланкетной. При ква лификации деяния по ст. 317 УК Республики Беларусь необходимо анализи ровать нормы Правил дорожного движения и другие нормативные правовые акты, регулирующие порядок дорожного движения или эксплуатации транс -299 Правовая система Республики Беларусь: состояние, проблемы и перспективы развития.

Сборник научных статей портных средств, устанавливать точное соответствие признаков совершенного общественно опасного деяния содержанию бланкетных признаков уголовно правового запрета.

Список источников и литературы 1. Куринов, Б.А. Автотранспортные преступления. Квалификация и ответствен ность / Б.А. Куринов. – М.: Юрид. лит., 1976. – 208 с.

2. Лукьянов, В.В. Проблемы квалификации дорожно-транспортных преступле ний / В.В. Лукьянов. – М.: Юрид. лит., 1979. – 168 с.

3. Научно-практический комментарий к Уголовному кодексу Республики Бела русь / Н.А. Ахраменко [и др.];

под ред. А.В. Баркова, В.М. Хомича. – Минск: ГИУСТ БГУ, 2010. – 1064 с.

4. Решения Верховного Суда по уголовным делам. Преступления против безо пасности движения и эксплуатации транспорта // Верховный Суд Республики Беларусь [Электронный ресурс]. – 2012. – Режим доступа: http://www.supcourt.by/cgibin/index.

cgi?vm=d&vr=solve&vd=127&at=0&m1=2&m2=3. – Дата доступа: 15.03.2012.

In article problems of application of Art. 317 of Criminal Code, and also questions of the positive legislation are analyzed. The author pays attention to a ratio of a blanketny disposition with others and its role at qualification of crimes.

УДК 343.712. В.В. Карвацкий Научный руководитель – В.В. Хилюта, кандидат юридических наук, доцент (ГрГУ имени Янки Купалы) ГРАБЕЖ И РАЗБОЙ: ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ В статье рассматриваются проблемные аспекты разграничения грабежа и разбоя в доктрине уголовного права и правоприменительной практике. Авто ром ставится вопрос о неправильном законодательном механизме разграничения насильственных преступлений против собственности.

Сегодня в судебной практике и деятельности государственных обвините лей нередки случаи ошибочного применения уголовного закона при рассмотре нии конкретного дела о разбое или грабеже из-за сложности отграничения этих двух составов. Это показывает специфичность и актуальность данной проблемы, решение которой будет влиять на эффективность деятельности компетентных органов при оценке того или иного состава. Целью статьи является освещение проблем, связанных именно с неправильной квалификацией грабежа и разбоя.

-300 Раздел 9. Состояние, проблемы и перспективы развития уголовного и уголовно-процессуального права Разбой (ст. 207 Уголовного кодекса Республики Беларусь) относится к одной из самых опасных форм хищения имущества, поскольку имеет два непосредственных объекта посягательства – собственность и одновременно жизнь или здоровье человека. Формулирование признаков насильственного грабежа (ч. 2 ст. 206 Уголовного кодекса) вызывает трудности при квалифи кации: при разграничении с составом разбоя и нивелирования понятия тако го способа совершения преступления, как применение насилия, не опасного для жизни или здоровья [3, с. 21]. Разграничить насильственный грабеж и разбой бывает трудно, поскольку непросто оценить характер насилия, его на личность, субъективное отношение к нему виновного и потерпевшего [1, с.

43]. Руководящие разъяснения по этим вопросам даны Пленумом Верховного Суда Республики Беларусь в постановлении от 21 декабря 2001 года № «О применении судами уголовного законодательства по делам о хищениях имущества».

Под насилием, не опасным для жизни или здоровья (ч. 2 ст. 206 Уго ловного кодекса), Пленум предлагает понимать причинение легких телесных повреждений, не повлекших кратковременного расстройства здоровья либо незначительной стойкой утраты трудоспособности. К числу такого рода на силия обычно в судебной практике относят: сбивание потерпевшего с ног;

выкручивание или заламывание рук;

применение наручников;

нанесение от дельных ударов;

ограничение свободы путем связывания;

причинение такой физической боли, как вырывание из ушей женщины сережек, стаскивание с пальца перстня, вызвавшее повреждение фаланги, и т.д. [4, с. 76].

Отличительными признаками разбоя (ст. 207 Уголовного кодекса) явля ются применение насилия, опасного для жизни или здоровья потерпевшего, либо угрозы таким насилием с целью непосредственного завладения имущес твом. К числу такого насилия относят: тяжкое телесное повреждение – про никающие ранения черепа, закрытые повреждения спинного мозга в шейном отделе и т.д.;

менее тяжкое – длительное расстройство здоровья, более дня и не более 4 месяцев;

легкое телесное – кратковременное расстройство здоровья, не более 21 дня [4, с. 77].

В ряде случаев дается неправильная оценка характера применяемо го виновными насилия с целью завладения имуществом потерпевшего, что влечет неверную квалификацию содеянного как грабеж, а не разбой, и, со ответственно, назначение более мягкого наказания. Для определения нали чия насилия, опасного для жизни или здоровья, необязательно наступление последствий в виде кратковременного расстройства здоровья или телесного повреждения большей степени тяжести, а достаточно самой возможности их наступления. Такие различия имеются ввиду конструкции объективной сто роны: грабеж, соединенный с насилием, не опасным для жизни или здоровья потерпевшего, имеет материальную конструкцию, т.е. преступление будет счи таться оконченным с момента, когда виновный завладел имуществом и полу чил реальную возможность пользоваться и распоряжаться им, а разбой – фор мальную (усеченную) конструкцию состава преступления, т.е. преступление считается оконченным с момента применения насилия либо угрозы насилия -301 Правовая система Республики Беларусь: состояние, проблемы и перспективы развития.

Сборник научных статей с целью непосредственного завладения имуществом вне зависимости от пре ступного результата [3, с. 21–22].

Характерной чертой данных составов является угроза, т.е. воздействие на психику человека, при котором он подчиняет свою волю требованиям уг рожающего. Виновное лицо стремится запугать, устрашить потерпевшего и тем самым подавить его волю, принудить к передаче имущества или не оказанию сопротивления при его преступном завладении. Для определения реальности угрозы следует учитывать конкретные обстоятельства дела (мес то, время, количество угрожавших, используемые орудия и предметы, воз можность оказания сопротивления и т.д.), направленность умысла виновного (если угроза выражена неопределенно – «молчи, а то хуже будет» и т.п., и характер последующих действий свидетельствует о том, что преступник не желал применять насилие, опасное для жизни, то действие следует рассмат ривать как насильственный грабеж) и субъективное восприятие потерпевше го, т.к. нередко опасность угрозы преувеличена самим потерпевшим [5, с. 63].

Вывод о характере насилия, которым угрожал преступник, должен основы ваться не на предположениях, а на подтверждающих этот вывод объективных данных.

Однако насилие, опасное для жизни или здоровья, по способу являет ся оценочным понятием в уголовном праве, и существующее судебное тол кование насилия, опасного и не опасного для жизни или здоровья, ведет к различным искажениям в правоприменительной практике, т.к. насилие мо жет повлечь разнообразные последствия. Так, в 20 % случаях при грабеже с применением насилия с течением времени состояние здоровья потерпевшего ухудшилось, и примененное насилие фактически уже становилось опасным для здоровья (после удара рукой в глаз со временем терялось зрение, зараже ние крови было вызвано следствием укола гвоздем, удар ногой в спину при водил к искривлению позвоночника и т.д.). Ни по одному из таких случаев ни одно дело не было возобновлено.

В ряде случаев работники правоохранительных органов не всегда уде ляют должное внимание определению степени тяжести причиненного наси лия для совершения хищения, что впоследствии негативно сказывается на квалификации преступления. В такой ситуации стирается грань между гра бежом и разбоем, поскольку отличие видов телесных повреждений зачастую достаточно неопределенно, т.к. расстройство здоровья потерпевшего может быть различным [4, с. 80–81].

Грабеж и разбой являются насильственными преступлениями, т.к. при мененное насилие служит средством завладения имуществом. Именно оцен ка правоохранительными органами характера примененного насилия или угрозы применением насилия является главной сложностью разграничения двух составов. Это свидетельствует о том, что не найдены абсолютно опре деленные признаки разграничения опасного и не опасного для жизни и здо ровья насилия. Таким образом, следует предположить, что любое насилие с целью завладения имуществом возможно отнести к разбою, который должен обладать материальной конструкцией состава преступления. Грабеж в таком случае должен оставаться открытым ненасильственным хищением.

-302 Раздел 9. Состояние, проблемы и перспективы развития уголовного и уголовно-процессуального права Список источников и литературы 1. Кудашев, Ш. Грабеж или разбой? / Ш. Кудашев // Законность. – 2007. – № 6. – С. 43–45.

2. О применении судами уголовного законодательства по делам о хищениях имущес тва: постановление Пленума Верховного Суда Респ. Беларусь, 21 дек. 2001 г., № 15 // Кон сультант Плюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр», Нац.

центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2012.

3. Трипузова, А. Разбой: основные ошибки в квалификации / А. Трипузова // Законность и правопорядок. – 2007. – № 2. – С. 21–25.

4. Хилюта, В.В. Физическое насилие как составообразующий признак грабежа и разбоя / В.В. Хилюта // Веснік Гродзенскага дзяржаўнага ўніверсітэта імя Янкі Купа лы. Серыя 4, Правазнаўства. – 2011. – № 1. – С. 75–81.

5. Хилюта, В. Грабеж или разбой? / В. Хилюта // Судовы веснiк. – 2008. – № 2. – С. 62–65.

The attention is paid to problem aspects of differentiation of a robbery and robbery in the doctrine of criminal law and law-enforcement practice. The author brings an attention to the question of the wrong legislative mechanism of differentiation of violent crimes against a property.

УДК 343. Ю.В. Кветень Научный руководитель – С.А. Жевнерович, кандидат юридических наук, доцент (ГрГУ имени Янки Купалы) ПРОБЛЕМЫ ОСВОБОЖДЕНИЯ ОТ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ В статье рассматриваются проблемные вопросы освобождения от уго ловной ответственности, предлагается авторский вариант разрешения рас сматриваемой проблемы путем внесения изменений в уголовный закон.

Решение задач уголовно-правовой охраны личности, общества, госу дарства возможно не только путем применения жестких санкций за соверше ние тяжких и особо тяжких преступлений, но и отказа в некоторых случаях при совершении преступлений небольшой и средней тяжести от уголовной ответственности. Освобождение от уголовной ответственности возможно в случаях, когда цели уголовной ответственности могут быть достигнуты без наказания виновного.

-303 Правовая система Республики Беларусь: состояние, проблемы и перспективы развития.

Сборник научных статей Освобождение от уголовной ответственности возможно на любой ста дии уголовного процесса (возбуждения уголовного дела, предварительного расследования, рассмотрения в суде). Но во всех случаях – до удаления судей в совещательную комнату для постановления приговора, иными словами, до вынесения обвинительного приговора.

Основания освобождения от уголовной ответственности содержатся в главе 12 Уголовного кодекса Республики Беларусь (УК РБ). В подавляющем большинстве этот вопрос предоставляется на усмотрение соответствующих правоохранительных органов или суда. Только в двух случаях – при истече нии сроков давности привлечения к уголовной ответственности (ст. 83 УК РБ) и при истечении сроков давности обвинительного приговора суда (ст. УК РБ) допрос о возможности или невозможности освобождения не обсуж дается, так как лицо подлежит обязательному безоговорочному освобожде нию от уголовной ответственности.

И это представляет собой проблему, так как является ошибочной за конодательная формулировка «лицо может быть освобождено от уголовной ответственности», закрепленная в ст. 82 УК. Она предполагает в качестве основания освобождения от уголовной ответственности не столько поло жительные посткриминальные поступки виновного, в точности и в полном объеме выполнившего все условия предложенного ему законодателем комп ромисса, сколько усмотрение суда, прокурора, следователя или лица, произ водящего дознание, что вряд ли можно признать правильным, если учесть, что усмотрение правоприменителя порой бывает необъективным или не всег да справедливым.

С учетом изложенного было бы целесообразно законодательную фор мулировку «лицо может быть освобождено от уголовной ответственности»

заменить на «лицо освобождается от уголовной ответственности».

Мы полагаем, что наличие такой четкой законодательной гарантии ли цам, впервые совершившим преступление, стимулирует их решимость на совершение положительных посткриминальных поступков, перечисленных в нормах УК.

Освобождение от уголовной ответственности возможно и в порядке ам нистии. УК Республики Беларусь предусматривает также самостоятельный вид освобождения от уголовной ответственности несовершеннолетних.

В последнее время расширилась практика освобождения лиц, совершив ших преступления, не представляющие большой общественной опасности, менее тяжкие преступления, от уголовной ответственности с привлечением к административной ответственности, в силу утраты деянием общественной опасности, в связи с деятельным раскаянием, примирением с потерпевшим.

Так, согласно данным, полученным прокуратурой Пинского района за 7 ме сяцев 2011 года, прокурором по перечисленным основаниям от уголовной ответственности освобождены 7 лиц (в аналогичном периоде 2010 года ви новные лица от уголовной ответственности прокурором не освобождались).

Судом за этот период от уголовной ответственности освобождены 11 лиц (за такой же период 2010 года – только 5 лиц) [1].

-304 Раздел 9. Состояние, проблемы и перспективы развития уголовного и уголовно-процессуального права Освобождение лица от уголовной ответственности с привлечением к административной имеет ряд проблем, так как отсутствует правовое регули рование порядка применения прокурором мер административного взыскания при замене уголовного наказания более мягким. Отсутствуют механизмы наложения административного взыскания в рамках статьи 86 УК Республи ки Беларусь, исполнения такого решения, взыскания денежных средств (на какой счет, в какой срок, последствия неисполнения взыскания), исполнения административных взысканий в виде исправительных работ, ареста, так как, согласно части 3 статьи 6.2 Кодекса Республики Беларусь об администра тивных правонарушениях, такие административные взыскания, как испра вительные работы и административный арест, налагаются только судом [2].

Имеют место случаи, когда суды возвращают направленные прокурорами постановления о прекращении предварительного расследования по уголов ному делу для решения вопроса о наложении административного взыскания, поскольку законом такие действия не регламентированы.

Еще одним основанием освобождения от уголовной ответственности является, в соответствии со статьей 88-1 УК Беларуси, добровольное возме щение причиненного ущерба (вреда). Однако на практике с учетом сжатых процессуальных сроков встречались случаи, когда уголовные дела переда вались следователями в прокуратуру для направления в суд без предоставле ния обвиняемому возможности воспользоваться своим законным правом на обращение к Президенту об освобождении от уголовной ответственности, и, по сути, вопрос о применении или неприменении к лицу освобождения от уголовной ответственности решался не Главой государства, а следователем либо прокурором.

Законодательство не предусматривало возможности отложения приня тия решения прокурором по уголовному делу до рассмотрения ходатайства.

Прокурор направлял уголовное дело в суд, не дожидаясь решения по хода тайству. Это лишало обвиняемого возможности освобождения от уголов ной ответственности в случае добровольного возмещения им причиненного ущерба. Оно было предусмотрено только на досудебной стадии. Но именно для восстановления справедливости Президентом Республики Беларусь было принято решение об усовершенствовании механизма такого освобождения от уголовной ответственности – был принят Закон от 4 января 2010 года № 107-З «О внесении изменений и дополнений в некоторые законы Республики Беларусь по вопросу усиления борьбы с преступностью», который исправил эту ситуацию и обязал следователей выяснять по окончании ознакомления обвиняемого с уголовным делом, заявлено ли им соответствующее ходатайс тво к Президенту Республики Беларусь. В случае, если обвиняемый намерен обратиться с такой просьбой к Главе государства, то следователь обязан при остановить расследование уголовного дела до рассмотрения вопроса на вы сшем уровне. На прокурора, в свою очередь, возложена обязанность принять решение по уголовному делу, поступившему для направления в суд, только после рассмотрения в установленном порядке ходатайства на имя Президен та Республики Беларусь [3].

-305 Правовая система Республики Беларусь: состояние, проблемы и перспективы развития.

Сборник научных статей Таким образом, несмотря на то, что институт освобождения от уголов ной ответственности говорит о гуманизации, демократизме уголовного пра ва, он имеет ряд существенных проблем, которые необходимо устранить в процессе дальнейшей реформы уголовного законодательства страны.

Список источников и литературы 1. Носкевич, И. Освобождение от уголовной ответственности: пробле мы правоприменения / И. Носкевич // Законность и правопорядок. – 2011. – № 4. – С. 17.

2. Кодекс Республики Беларусь об административных правонарушениях: при нят Палатой представителей 17 декабря 2002 года: одобр. Советом Респ. 2 апреля года: текст Кодекса по состоянию на 06.01.2012 г. // Консультант Плюс: Беларусь. Тех нология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой ин форм. Респ. Беларусь. – Минск, 2012.

3. О внесении изменений и дополнений в некоторые законы Республики Бела русь по вопросу усиления борьбы с преступностью: Закон Респ. Беларусь, 4 янв. г., № 107-З // Консультант Плюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2010.


Problem questions of release from criminal liability are considered and the author’s option of permission of a considered problem by modification of the criminal law is offered.

УДК 331. М.П. Киповская Научный руководитель – Т.Г. Хатеневич, кандидат юридических наук, доцент (ГрГУ имени Янки Купалы) ПРОБЛЕМНЫЕ ВОПРОСЫ КВАЛИФИКАЦИИ НАРУШЕНИЯ ПРАВИЛ ОХРАНЫ ТРУДА ПО СУБЪЕКТИВНЫМ ПРИЗНАКАМ Автором проанализированы субъективные признаки преступления, от ветственность за которое предусмотрена в ст. 306 Уголовного кодекса Респуб лики Беларусь, сформулированы правила квалификации нарушения правил охраны труда по субъективным признакам.

Республика Беларусь является социальным правовым государством, а это означает, что социальные гарантии стали основой экономической поли тики государства. Государство обеспечивает, таким образом, социальную за -306 Раздел 9. Состояние, проблемы и перспективы развития уголовного и уголовно-процессуального права щиту граждан. Государственная политика в области охраны труда направлена на обеспечение приоритета сохранения жизни и здоровья работника, участие государства в финансировании соответствующих мероприятий. Законода тельное требование о безопасных условиях труда распространяется на всех работодателей и работников, состоящих с работодателем в трудовых отно шениях. Однако уровень производственного травматизма в Республике Бела русь остается достаточно высоким. Так, в 2011 году от несчастных случаев на производстве в организациях страны погибли 169 человек [1].

В статье 41 Конституции Республики Беларусь гражданам гарантиру ется обеспечение «здоровья и безопасных условий труда». В ст. 306 Уголов ного кодекса (далее – УК) Республики Беларусь предусматривается ответс твенность за нарушение правил охраны труда. Эта норма является гарантией уголовно-правовой охраны общественных отношений в сфере обеспечения безопасных условий труда, жизни и здоровья человека.

Субъект преступления – это лицо, которое осуществляет воздействие на объект уголовно-правовой охраны и способно нести за это ответственность.

Субъект нарушения правил охраны труда, кроме общих признаков (харак теристика лица как физического, возраст, вменяемость), должен обладать и специальным признаком, то есть быть ответственным за соблюдение правил охраны труда. На должностное лицо могут в силу его служебных полномо чий или по специальному распоряжению непосредственно быть возложены обязанности по соблюдению правил охраны труда на определенном участке работы. Данные обязанности должны, например, закрепляться в трудовом договоре, приказе. Руководители предприятий и организаций, их заместите ли, главные инженеры, главные специалисты предприятий и другие должнос тные лица могут быть привлечены к ответственности по данной статье лишь в тех случаях, когда они не приняли мер к устранению заведомо известного нарушения правил охраны труда, либо дали указания, противоречащие пра вилам охраны труда, либо, взяв на себя непосредственное руководство отде льными видами работ, не обеспечили соблюдение этих правил.

Субъективная сторона нарушения правил охраны труда характеризует ся неоднородным психическим отношением лица к факту нарушения пра вил охраны труда, а также указанным в законе последствиям. Субъективная сторона может характеризоваться как умыслом, так и неосторожностью по отношению к деянию, а к последствиям – только неосторожностью. В целом данное преступление признается совершенным по неосторожности.

Например, в учреждение здравоохранения «Больница скорой медицинс кой помощи» поступил работник ОАО «С» К. с диагнозом «закрытый осколь чатый многофрагментарный перелом обеих костей правой голени, закрытый травматический вывих правого плеча, обширные рваные раны правого бедра и правой голени», который на момент поступления находился в состоянии ал когольного опьянения. Было установлено, что К. находился вместе с Я. на ра бочем месте. В соответствии с указаниями заведующей складом Ч., которая, согласно должностной инструкции, осуществляет руководство и контроль за работой грузчиков предприятия, они осуществляли работы по отборке и пог -307 Правовая система Республики Беларусь: состояние, проблемы и перспективы развития.

Сборник научных статей рузке товара на складе. Около 14 часов заведующая складом Ч. отправилась в административный корпус. К. и Я. находились в состоянии алкогольного опьянения. К. сел на электропогрузчик рядом с водителем электропогрузчика Я. Я. решил выехать за пределы предприятия для вывоза мусорного контей нера и резко повернул рулевое колесо вправо, К. не удержался и выпал на площадку. Я., не успев остановить электропогрузчик, совершил на К. наезд [2, л.д. 10]. Недостаточный контроль со стороны Ч. за фактическим соблюде нием работниками требований правил техники безопасности привел к причи нению работнику тяжелой производственной травмы. Ч. является субъектом преступления, так как в должностной инструкции были закреплены обя занности по руководству и контролю за работой грузчиков предприятия. Ч., видя, что К. и Я. находятся в состоянии алкогольного опьянения, допустила их к работе, тем самым сознательно нарушила должностные инструкции. Ч., допуская к работе работников К. и Я. в состоянии алкогольного опьянения, предвидела возможность наступления общественно опасных последствий, однако без достаточных оснований рассчитывала на их предотвращение, на пример, на большой опыт работы К. и Я. В деянии Ч. имеются признаки со става преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 306 УК Республики Беларусь.

Рассмотрим другой пример. Обвальщик Щ. при разделке мяса нанес себе по неосторожности удар в грудь ножом, причинил себе телесное пов реждение в виде проникающего ранения грудной клетки слева и проникаю щего ранения сердечной сумки. Из пояснений Щ. и очевидцев следует, что данное ранение он причинил себе сам по неосторожности при обвалке мяса.

Он обвалил кусок мяса, который лежал на столе, нож соскочил, вывернулся, в результате чего Щ. острием ножа ударил себя в грудь. Кольчужный фартук его не защитил, так как нож попал чуть выше верхнего уровня фартука, под него [3, л.д. 92].

Так, последствия, наступившие в результате грубого нарушения уста новленных правил самим потерпевшим, должны исключать ответственность должностного лица. Это означает, что в данном случае отсутствуют признаки нарушения правил охраны труда. Должностные лица могут быть привлечены к ответственности по ст. 306 УК Республики Беларусь в случаях, когда они не приняли мер к устранению заведомо известного нарушения правил охра ны труда, либо дали указания, которые противоречат правилам охраны труда, либо, взяв на себя непосредственное руководство отдельными видами работ, должным образом не обеспечили соблюдение этих правил [4, с. 599].

Таким образом, в целях правильной квалификации деяний, состоящих в нарушении правил охраны труда, необходимо правильно анализировать при знаки субъекта и субъективной стороны преступления:

а) устанавливать соответствие признаков лица, совершившего преступ ление, признакам субъекта преступления, предусмотренным в ст. 306 УК Республики Беларусь, а именно субъект, кроме общих признаков, должен об ладать специальным признаком, являться должностным лицом, на которое в силу его служебных полномочий или по специальному распоряжению воз ложены обязанности по соблюдению правил охраны труда на определенном участке работы;

-308 Раздел 9. Состояние, проблемы и перспективы развития уголовного и уголовно-процессуального права б) анализировать соответствующие нормативные правовые акты, пре дусматривающие компетентность лица в обеспечении правил охраны труда;

в) исследовать психическое отношение субъекта к деянию, которое мо жет характеризоваться как умыслом, так и неосторожностью, а также пси хическое отношение к наступившим общественно опасным последствиям, которое должно характеризоваться только неосторожной виной в виде легко мыслия или небрежности.

Список источников и литературы 1. В Беларуси уровень производственного травматизма снизился в 2011 году до 0,61 на 1000 работающих [Электронный ресурс] / Корр. БЕЛТА. – Режим доступа:

http://www.belta.by/ru/all_news/society/V-Belarusi-uroven-proizvodstvennogo-travmatizma snizilsja-v-2011-godu-do-061-na-1000-rabotajuschix_i_592051.html.

2. Архив. – Прокуратура Ленинского района г. Гродно. – Материалы проверки № 242 пр-2011.

3. Архив. – Прокуратура Ленинского района г. Гродно. – Материалы проверки № 62 пр-2011.

4. Комментарий к Уголовному кодексу Республики Беларусь / Н.Ф. Ахраменка [и др.];

под общ. ред. А.В. Баркова. – Минск: Тесей, 2003. – 1200 с.

The author analysed the subjective party of structure of the crime established by Art. 306 of Criminal Code. On the basis of concrete examples signs of the analysis of the subjective party are offered at qualification of violation of the rules of labor protection.

УДК 347. В.П. Клочкова Научный руководитель – Г.А. Зорин, доктор юридических наук, профессор (ГрГУ имени Янки Купалы) ПРОБЛЕМЫ РЕФОРМИРОВАНИЯ СЛЕДСТВЕННОЙ ВЛАСТИ Статья посвящена вопросам становления в Республике Беларусь такого следственного органа, как Следственный Комитет. Автором рассматриваются реформы следственных органов, указываются возможные варианты дополни тельных реформ на опыте зарубежных следственных органов. Особое внимание уделено разделению процессуальных функций на досудебных стадиях уголовного процесса.

-309 Правовая система Республики Беларусь: состояние, проблемы и перспективы развития.

Сборник научных статей Создание на основе Указа Президента Республики Беларусь от 12 сен тября 2011 года № 409 «Об образовании Следственного комитета Республики Беларусь» Следственного комитета стало существенным шагом на пути ре формирования органов предварительного расследования. Предполагается, что главная идея этого преобразования – окончательно разделить предварительное следствие и прокурорский надзор.


Необходимо, однако, отметить, что реформы в этой сфере носят пока «половинчатый» и не вполне последовательный характер, поскольку попыт ки разделения функций прокурорского надзора и предварительного расследо вания остаются подвижками внутри общей, и даже можно сказать, основной, для них функции уголовного преследования. Прокуратуре, которая истори чески сложилась именно как главный субъект уголовного преследования, всегда будут значительно ближе интересы предварительного следствия, уго ловного преследования, чем уготованная ей роль «арбитра» в споре между органами следствия и другими участниками процесса о нарушениях закона.

Есть ли смысл в учреждении самостоятельного следственного комитета, если прокурор в судебных стадиях фактически отвечает за результаты его деятель ности? В таком случае было бы логично предположить, что прокурор и дол жен продолжать руководить если не предварительным следствием, то хотя бы уголовным преследованием.

Образование отдельного следственного комитета вряд ли сможет дать толчок активизации состязательного процесса в самом суде, поскольку ключ к решению проблемы лежит не в укрупнении следственного ведомства, а в преодолении инквизиционного характера его деятельности, что связано, в первую очередь, с недостаточным выполнением на стадии предварительного расследования конституционного требования, состязательного построения всего уголовного процесса, прежде всего, касающегося разделения процес суальных функций Общее требование Конституции (ст. 115) и Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь (ст. 24) (УПК РБ) о том, чтобы уголовное су допроизводство осуществлялось на основе состязательности сторон, нельзя признать полностью реализованным, поскольку на досудебных стадиях про цесса законодатель сохранил существенные элементы следственного порядка судопроизводства, при котором уголовный преследователь сосредоточивает в своих руках не только обвинительную, но и значительную часть судебной власти. Главное наследие инквизиционного порядка в белорусском уголов ном процессе состоит в том, что следователь и дознаватель, наряду с судом, сразу получают судебные доказательства. Кроме того, следователь предъяв ляет официальное обвинение не в судебном заседании, перед лицом неза висимого суда, а самостоятельно, в сугубо инквизиционном порядке (гл. УПК РБ) [1].

Представляется, что вопрос о разделении процессуальных функций на досудебных стадиях уголовного процесса может быть удовлетворительно ре шен лишь тогда, когда между уголовным преследователем и стороной защиты на предварительном следствии будет поставлен подлинно независимый орган -310 Раздел 9. Состояние, проблемы и перспективы развития уголовного и уголовно-процессуального права юстиции – по сути, следственный судья. В этом смысле прокурору и следова телю в перспективе следовало бы поменяться местами: прокурору – вернуть ся к естественной для него роли руководителя уголовного преследования по всем уголовным делам, имея в своем полном процессуальном подчинении органы дознания, осуществляющие поиск и собирание доказательственной информации, ибо вести следствие, лишенное оперативной поддержки, доста точно сложно. Судебный же следователь может производить – в основном по требованию сторон – следственные действия по легализации в качестве судебных доказательств материалов, представленных сторонами, а также су дебный контроль над мерами процессуального принуждения и за соблюде нием органами уголовного преследования конституционных прав и свобод граждан. Именно по такой либо близкой к ней модели организовано предва рительное расследование в устоявшихся процессуальных системах Англии, США, Германии, Италии и Испании. В этом смысле создание единого следс твенного ведомства могло бы сослужить добрую службу правосудию при ус ловии, что на его следователей, которым будут передаваться дела о наиболее сложных и опасных преступлениях, распространятся все гарантии судейской независимости, а выполняемая ими функция в уголовном процессе станет судебной. Подобное решение проблемы могло бы привести к политическому и правовому консенсусу, удовлетворив амбиции всех заинтересованных сто рон. Так, Генеральная прокуратура вернула бы себе контроль над расследова нием уголовных дел, причем не только о преступлениях небольшой или сред ней тяжести, но и о тяжких и особо тяжких преступлениях;

Следственный комитет аккумулировал бы в своем составе все предварительное следствие и пользовался бы полной самостоятельностью в системе разделения властей.

Вместе с тем, получив все, чего они добивались, эти властные «игроки» ока зались бы встроены в систему сдержек и противовесов на основе достижения конституционного баланса сил, а белорусский уголовный процесс, возможно, стал бы, наконец, полностью отвечать требованиям состязательности и рав ноправия сторон [2, с. 167].

Все более популярной среди специалистов становится также идея де формализации предварительного расследования, когда оно целиком ведется не в привычном строго формализованном порядке, а в качестве так называе мого «полицейского расследования», либо, иначе говоря, милицейского или прокурорского дознания, проводимого без применения каких-либо принуди тельных мер и, соответственно, без формирования непосредственно в ходе него судебных доказательств, но зато гибко и оперативно, с минимальными процедурными формальностями. Заканчивается такое расследование, если необходимо, задержанием подозреваемого и возбуждением публичного об винения, после чего возможно собственно судопроизводство [3, с. 8].

Смысл давно назревшего обратного превращения расследования в ми лицейское дознание состоит в минимизации ограничений неотъемлемых прав личности на свободу, неприкосновенность жилища, частной жизни, с одной стороны, и в повышении гибкости и оперативности действий в поряд ке расследования – с другой. При этом речь идет вовсе не об отказе от про -311 Правовая система Республики Беларусь: состояние, проблемы и перспективы развития.

Сборник научных статей цессуальной формы, напротив, все процессуальные решения, в том числе о применении мер принуждения, перемещаются в суд, таким образом, права личности получают значительно более высокую степень защиты. Данная мо дель может легко сочетаться и с описанной выше моделью предварительного расследования с участием независимого следственного судьи, когда, кроме судейских следственных действий и слушаний, неформальное милицейско прокурорское расследование составляет содержание деятельности стороны уголовного преследования в противовес соответствующей деятельности со стороны защиты.

Список источников и литературы 1. Уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь: принят Палатой представителей 24 июня 1999 года: одобр. Советом Респ. 30 июня 1999 г.: текст Ко декса по состоянию на 25 марта 2012 г. // Консультант Плюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ.

Беларусь. – Минск, 2012.

2. Верещагина, А.В. Нужна ли реформа предварительного следствия? / А.В. Верещагина // Правоведение. – 2005. – № 1. – С. 167–169.

3. Колоколов, Н.А. УПК РФ: ждут ли нас опасные перемены? / Н.А. Колоколов // Мировой судья. – 2008. – № 12;

2009. – № 1. – С. 8–9.

The article is devoted to the establishment of the Republic of Belarus this investigative body like the Investigative Committee. The article deals with the reforms of investigative bodies, outlines possible options for additional reforms to the experience of foreign investigators. Particular attention is paid to the division of procedural functions for pre-trial stages of criminal proceedings.

УДК 341.233. И.О. Ковальчук Научный руководитель – В.В. Хилюта, кандидат юридических наук, доцент (ГрГУ имени Янки Купалы) ВЗЯТКА КАК ОДНА ИЗ ФОРМ ПРОЯВЛЕНИЯ КОРРУПЦИИ Автором обозначены проблемные вопросы квалификации взяточничества, уделено внимание вопросам коррупции, исследован предмет взятки, рассмотре ны вопросы по усовершенствованию уголовного законодательства.

-312 Раздел 9. Состояние, проблемы и перспективы развития уголовного и уголовно-процессуального права Коррупция известна с глубокой древности. В одном из разделов Биб лии – Ветхом Завете написано: «Я знаю, как многочисленны ваши преступ ления и как тяжки ваши грехи: вы притесняете правого, берете взятки, ни щего, имущего правосудие, гоните от ворот».

В современном законодательстве Республики Беларусь определение коррупции закреплено в Законе Республики Беларусь от 26 июня 1997 года № 244-3 «О мерах борьбы с организованной преступностью и коррупцией»:

«Коррупция – умышленное использование лицами, уполномоченными на выполнение государственных функций, или лицами, приравненными к ним, своего служебного положения и связанных с ним возможностей в целях про тивоправного приобретения для себя и близких родственников имуществен ных благ, льгот и преимуществ, а также подкуп указанных лиц путем проти воправного предоставления им физическими и юридическими лицами этих благ, льгот и преимуществ».

Коррупция во всех проявлениях представляет угрозу национальной бе зопасности, оказывает дестабилизирующее влияние на все сферы деятель ности общества и личности, существенно тормозит социально-экономичес кие преобразования. Коррупция как общественно опасное явление подрывает принцип верховенства права, способствует проникновению организованной преступности в деятельность государственных институтов, порождает недо верие к власти [2].

Одной из форм проявления коррупции является взяточничество (или подкуп). Получение взятки – деяние, предусмотренное ст. 430 Уголовного кодекса Республики Беларусь (УК). В ч. 1 этой статьи законодатель указы вает, что взятка – это материальные ценности либо выгоды имущественно го характера. Но столь сжатое определение вызывает множество вопросов и неясностей, что является взяткой, а что нет. В практической деятельности правоохранительных органов вызывает затруднение квалификация взяточ ничества, причем особую сложность в некоторых случаях вызывает именно установление предмета взятки.

Предмет взятки может быть выражен в деньгах, ценных бумагах, ве щах, материальных услугах, оказываемых безвозмездно либо на льготных основаниях, в производстве строительных, ремонтных, иных работ [3].

Вместе с тем предметом взяточничества могут быть вещи, оборот ко торых ограничен (оружие, наркотики). То обстоятельство, что закон устанав ливает особый порядок оборота тех или иных вещей, не лишает их качества имущественного блага. Так, в качестве имущественного блага могут высту пать прощение долга, занижение стоимости производимых работ, беспроцен тные кредиты и др.

Также к взятке относится оказание различного вида услуг. Несмотря на то, что некоторые услуги не имеют материального воплощения, их можно оце нить в денежном эквиваленте, а значит, они могут быть предметом взятки.

-313 Правовая система Республики Беларусь: состояние, проблемы и перспективы развития.

Сборник научных статей Нельзя рассматривать в качестве имущественной выгоды (и взятки) про движение по службе (даже с повышением оклада), отказ от разглашения ком прометирующих сведений, положительные характеристики, рекомендации и другие неимущественные блага. Сложным является вопрос о понимании в качестве взятки трудоустройства должностного лица, его родственников, близких, выгодных условий при заключении договоров. Если выгодность ус ловий трудового договора, иных сделок явно завышена, то содеянное будет считаться взяткой. Так, если лицо устроено на работу, не соответствующую его квалификации, или его труд оплачивается работодателем выше оплаты труда более квалифицированных работников, то предоставление указанных выгод будет являться взяткой. Однако нельзя рассматривать в качестве взятки трудоустройство, если труд лица оплачивается эквивалентно трудовому вкла ду, на тех же условиях, что и труд других работников той же квалификации.

При расследовании таких случаев необходимо устанавливать то действие (бездействие, общее покровительство или попустительство) должностного лица, за которое предоставлена имущественная выгода.

Также не рассматривается в качестве взяток предоставление имущес твенных выгод в виде услуг за счет учреждений, оказывающих такие услу ги бесплатно (и в случае, когда учреждение наряду с бесплатными услугами оказывает те же услуги платно), это государственные учреждения здравоох ранения или образования [4, c. 4].

Иногда к имущественным выгодам относят и так называемые «случаи угощения», «безвозмездное угощение в ресторане» [5, c. 86]. В данном слу чае, если угощение происходит за счет лица, дающего взятку, то его можно считать предметом взятки.

В настоящее время нет однозначного ответа на вопрос, является ли взят кой оказание сексуальных услуг. В одном из учебников по уголовному праву сказано: «И социологами, и правоведами признано, что существует прости туция, суть которой составляют платные сексуальные услуги. Поэтому если должностному лицу предоставляют мужчину или женщину, чьи услуги оп лачены, о чем субъект осведомлен, то принятие такой услуги, без сомнения, должно квалифицироваться как взяточничество» [6, с. 604]. С авторами это го учебника нельзя согласиться, поскольку проституция запрещена законом и такие «услуги» не подлежат оплате. Понимание таких «услуг» в качестве имущественного блага противоречит основам правопорядка и нравственнос ти. Фактическая оплата таких услуг не придает им имущественного характе ра, поэтому очевидно, что такие услуги не могут рассматриваться в качестве взятки.

Сегодня существует проблема минимального размера взятки, посколь ку уголовная ответственность наступает вне зависимости от размера взятки.

В уголовном законе не закреплено, какая сумма в денежном эквиваленте до статочна для квалификации ее как взятки. Некоторые авторы считают, что сувениры, недорогие подарки, букет цветов не являются взяткой. Но извест -314 Раздел 9. Состояние, проблемы и перспективы развития уголовного и уголовно-процессуального права ны случаи, когда лица за получение пачки сигарет привлекались к уголовной ответственности. Многие авторы обращаются к нормам гражданского зако нодательства, где допускаются подарки стоимостью до 5 базовых величин. В то же время ст. 22 Закона от 14 июня 2003 года № 204-3 «О государственной службе Республики Беларусь» запрещает принимать от физических и юриди ческих лиц любые не предусмотренные законодательством вознаграждения, подарки в связи с исполнением служебных обязанностей, за исключением сувениров. Поэтому необходимость разграничения взятки и «обычного по дарка», «сувенира» очевидна.

Таким образом, необходимо отметить, что недопустимо прибегать к расширительному толкованию предмета взятки. Также существует необходи мость определения законодательством минимального размера взятки. И раз решением вопроса о том, считать ли оказание сексуальных услуг предметом взятки, станет установление уголовной ответственности за получение выгод неимущественного характера, к которым их можно отнести.

Список источников и литературы 1. О мерах борьбы с организованной преступностью и коррупцией: Закон Респ. Бе ларусь, 27 июня 2007 г., № 244-3 // Нац. реестр правовых актов Респ. Беларусь. – 2007. – № 159. – 2/1341.

2. О государственной программе по усилению борьбы с коррупцией на 2002– 2006 годы: Указ Президента Респ. Беларусь, 2 окт. 2002 г., № 500 // Нац. реестр право вых актов Респ. Беларусь. – 2002. – № 1. – 1/4068.

3. О судебной практике по делам о взяточничестве: постановление Пленума Верховного Суда Респ. Беларусь, 26 июня 2003 г., № 6 // Нац. реестр правовых актов Респ. Беларусь. – 2003. – № 77. – 6/370.

4. Краснопеева, Е.В. Предмет взятки и квалификация содеянного / Е.В. Краснопеева // Законность. – 2001. – № 8. – С. 4–6.

5. Лопашенко, Н.А. Взяточничество: проблемы квалификации / Н.А. Лопашенко // Правоведение. – 2001. – № 6. – С. 105.

6. Уголовное право. Особенная часть / под ред. И.Я. Козаченко. – М., 1997. – 609 с.

7. О государственной службе в Республике Беларусь: Закон Респ. Бела русь, 14 июня 2003 г., № 204-3 // Нац. реестр правовых актов Респ. Беларусь. – 2003. – № 70. – 2/953.

The author designated problem questions of qualification of bribery and the attention of corruption is paid. The subject of a bribe is investigated and questions on improvement of the criminal legislation are put.

-315 Правовая система Республики Беларусь: состояние, проблемы и перспективы развития.

Сборник научных статей УДК 343. О.В. Курило Научный руководитель – Т.Г. Хатеневич, кандидат юридических наук, доцент (ГрГУ имени Янки Купалы) ШТРАФ КАК ВИД НАКАЗАНИЯ:

ИСТОРИКО-ПРАВОВОЙ АСПЕКТ В статье штраф как вид наказания рассматривается в исторической ретроспективе. Проанализированы уголовно-правовые нормы, определяющие применение и исполнение штрафа, которые закреплялись в источниках уголовно го права государственных образований, существовавших на территории Респуб лики Беларусь в различные исторические периоды.

Штраф как вид наказания имеет особенную историю. Именно денеж ные взыскания в виде штрафа составляли основу карательной системы, пер воначально носившую экономический характер, и взимались как в пользу потерпевшего, так и в пользу княжеской власти.

Первые упоминания о штрафе обнаруживаются в источниках договор ного характера. Это договор Витебской, Полоцкой и Смоленской земель с Ригой и Готским берегом 1229 года. Целью договора являлось упорядочение взаимоотношений, которые существовали в сфере торговли или были тесно связаны с ней. Договор содержал много статей, которые отражали его классо вый характер, и потому закреплял положения, согласно которым жизнь сво бодного человека имела повышенную защиту по сравнению с жизнью раба:

«по статье 1 за убийство свободного человека штраф предусматривался в раз мере 10 гривен серебра, а за раба – 1 гривну» [1, с. 33].

Следует отметить, что статьи договора Витебской, Полоцкой и Смо ленской земель с Ригой и Готским берегом 1229 года в качестве основного и наиболее часто применяемого наказания предусматривали штраф. Можно сделать вывод, что еще задолго до Русской Правды по нормам обычного пра ва штраф применялся в качестве наказания.

Крупнейшим законодательным памятником древнерусского права явля ется Русская Правда, нормы которой широко применялись и на территории белорусских земель. Русская Правда предусматривала множество видов уго ловных наказаний, доминирующее место среди которых занимал штраф. Под штрафами в Русской Правде подразумевались выкупы, которые делились на уголовные, и взимались в пользу власти, а также вознаграждения потерпев шему.

Выкупы за совершение убийства существовали довольно долго. В Пространной Правде упоминаются многочисленные категории лиц и сум мы штрафов за их убийство. Убийство жены каралось «тем же судом», что -316 Раздел 9. Состояние, проблемы и перспективы развития уголовного и уголовно-процессуального права и убийство мужа. В случае «вины» (под «виной» подразумевалась измена) брался половинный штраф в размере 20 гривен [2, с. 62].

Первая попытка установить единство правовых норм на всей террито рии была сделана в Судебнике 1468 года, который является по своей сути первым кодифицированным уголовным законом на территории Беларуси.

В Судебнике закреплялся новый взгляд на цели наказания: главной целью наказания признавалось устрашение, хотя не исключалась и имущественная компенсация.

Но, несмотря на все нововведения, применение штрафа в судебной практике сохранилось на прежнем уровне. Так, Судебник сохранял нормы, по которым в случае задержания вора он обязывался выплатить в двойном размере стоимость украденных вещей из своей собственности потерпевшему [2, с. 163].



Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 14 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.