авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |

«Основные новеллы раздела VII "Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации" части четвертой Гражданского кодекса ...»

-- [ Страница 3 ] --

В ряде других статей того же раздела ГК РФ содержится отсылка к "закону, иному правовому акту или договору". Особенность такой отсылки состоит в том, что при ней место соответствующего правового акта в иерархии источников значения не имеет, кро ме случаев, когда возникает коллизия между действующими актами.

Отмеченные особенности применения правовых источников регулирования договор ных отношений имеют значение, помимо прочего, для того, чтобы, руководствуясь ими, определить в каждом случае пределы использования непоименованных договоров.

М. БРАГИНСКИЙ, доктор юридических наук, профессор (Окончание следует) Конституционные проблемы российского страхового права* Ограничение свободы предпринимательской деятельности в ст. 329 Закона о страховом деле Виды страхования — легальное определение До принятия последней редакции Закона 2003 года понятие "вид страхования" не имело легального определения, хотя и использовалось в его нормах. Так, еще в п. 2 ст. 32 Закона РФ "О страховании" в первой редакции было закреплено, что в страховой лицензии перечисляются "конкретные виды страхо вания, которые страховщик вправе осуществлять". Таким образом, разграничивать виды страхования требовалось, хотя их определения не было.

Все отдавалось тем самым на усмотрение лицензирующего органа, то есть органа страхового надзо ра. Был издан подзаконный нормативный акт Условия лицензирования страховой деятельности на территории Российской Федерации, утвержденные приказом Росстрахнадзора от 19 мая 1994 года № 02 02/0837, в котором орган страхового надзора ввел не предусмотренное законом понятие "вид страховой деятельности". В Приложении 2 к этим Условиям были названы виды страхования, отнесенные к раз личным видам страховой деятельности. При этом на самом специальном типографском бланке лицензии, подписанном уполномоченным лицом (руководителем органа страхового надзора, а впоследствии заме * Окончание. Начало см.: Хозяйство и право, 2007, № 8.

В настоящее время утратил силу в связи с изданием приказа Минфина РФ от 30 января 2006 года № 13н.

Договоры: теория и практика стителем министра финан- сов РФ), указывались не виды страхования, как недвусмысленно предписы вал п. 2 ст. 32 Закона о страховании, а произвольно введенные "виды страховой деятельности". К лицен зии же прилагался обычный листок бумаги, подписанный, как правило, начальником управления ор-гана страхового надзора (или его заместителем), с перечнем правил страхования, представленных при лицен зировании. Таким образом, орган страхового надзора ввел порядок лицензирования, при котором в пря мом противоречии с законом виды страхования на бланке лицензии вообще не обозначались. При воз никновении спора о правоспособности страховой организации листок с перечнем правил страхования, подписанный лицом с неизвестными полномочиями, орган страхового надзора толковал как перечень видов страхования. В отсутствие законодательного определения вида страхования у судов просто не было никакого другого инструмента для разрешения соответствующего спора.

В 2003 году в ст. 329 Закона о страховом деле впервые появилось легальное опреде ление вида страхования. Причем это определение дано не с помощью указания на общие квалифицирующие признаки, а путем позитивного перечисления допустимых видов страхования. Названный перечень исчерпывающий и в него включены 23 вида страхова ния. Тем самым законодательно признано, что всего в обороте могут существовать ровно 23 перечисленных вида страхования и не более того.

Как же быть теперь, если страховщик желает заниматься необходимым, но не вклю ченным в перечень ст. 329 Закона видом страхования? В практике есть наглядный пример именно такого вида страхования от несчастных случаев и болезней лиц, выезжающих за границу. Как известно, без этого страхового полиса невозможно получить въездную визу в большинство стран.

Кажется, что здесь сложного? В перечне ст. 329 Закона под номером 4 числится вид личного страхования38 "страхование от несчастных случаев и болезней". Однако страхо вание от несчастных случаев и болезней лиц, выезжающих за границу, не может быть признано личным страхованием, так как это страхование возможных расходов данных лиц, их возможных затрат на врачей, лекарства и т. д., то есть это страхование убытков.

А согласно ст. 929, 934 ГК РФ страхование убытков является имущественным страхова нием, а личное страхование это страхование сумм (при страховом случае в личном страховании не возмещаются убытки, а выплачивается заранее согласованная в договоре сумма).

Таким образом, вид страхования 4 из перечня ст. 329 Закона для данного вида страхо вания не подходит. Но среди видов имущественного страхования (виды с 6-го по 23-й перечня) конкретно такого вида страхования нет. Как получить лицензию на этот вид страхования? Ведь без него будут сорваны все поездки за границу.

До появления перечня ст. 329 Закона о страховом деле вопрос решался очень просто:

орган страхового надзора признавал это страхование самостоятельным видом страхова ния, включал соответствующие правила страхования в прилагаемый к лицензии листок, и проблема считалась решенной. Теперь же ситуация кардинально изменилась.

Лицензирующий орган нашел для этой почти тупиковой ситуации простой выход объявил указанный вид страхования финансовым риском (номер 23 из перечня ст. 329) и обозначает в лицензии вид страхования 23. По существу, здесь вид страхования "финан совые риски" использован в качестве своеобразной "палочки-выручалочки": туда теперь, видимо, будут отправляться все виды имущественного страхования, которые невозмож но "подогнать" ни под один из видов с 6-го по 22-й.

Еще один пример титульное страхование, то есть страхование на случай утраты титула собственника, как правило, на недвижимое имущество. Такого вида страхования нет в перечне ст. 329 Закона. А оно достаточно распространено.

То, что это страхование личное, следует из подп. 2 п. 1 ст. 4 Закона о страховом деле.

50 Хозяйство и право Лицензии на титульное страхование все же выдают под номерами 12 и 13 из перечня ст. 329, то есть как на страхование имущества на случай его утраты или повреждения.

Однако утрату титула на недвижимое имущество нельзя рассматривать как утрату или повреждение имущества это страхование на случай совсем иных убытков39. Следова тельно, в данном случае потребность в этом виде страхования заставляет лицензирую щий орган "подгонять" его под список ст. 329 Закона о страховом деле.

Таким образом, после появления нормативного определения вида страхования ситуа ция мало изменилась: как и раньше, в спорных случаях именно лицензирующий орган решает, можно ли выдать лицензию на требуемый вид страхования, поскольку по своему усмотрению станет или не станет "подгонять" этот вид под перечень ст. 329 Закона. По ложение страховщиков даже несколько ухудшилось, ибо до появления этого перечня, когда не было определения вида страхования, отказ в выдаче лицензии можно было оспорить в суде, доказывая, что заявленный на лицензирование вид страхования суще ствует. Теперь же у лицензирующего органа есть вполне законное основание для отказа исчерпывающий перечень ст. 329 Закона. "Подгонять" под него спорный вид страхо вания лицензирующий орган может, но совершенно не обязан.

Поэтому в завершение я приведу пример, который, по-видимому, очень непросто приспособить к перечню ст. 329 Закона о страховом деле. Газета "Комсомольская правда" рассказала, что звезды шоу-бизнеса страхуют различные части своего тела (ноги, грудь и пр.) на случай утраты внешнего вида40. Но подобные виды страхования недоступны в России, где такого вида страхования в перечне ст. 329 нет, и трудно придумать, под какой из 23-х видов страхования его можно "подогнать". Использовать "финансовый риск" не получается, так как он относится к имущественным видам страхования, а страхование на случай утраты внешнего вида различных частей тела это типичное страхование сумм, то есть личное страхование по классификации ст. 929, 934 ГК РФ. Для личного же стра хования в перечне ст. 329 нет "палочки-выручалочки", подобной "финансовым рискам".

Получается, что данным видом страхования в России заниматься не удастся, поскольку лицензирующий орган вряд ли выдаст на него лицензию, если, конечно, не придумает, как "подогнать" этот вид страхования под перечень ст. 329 Закона о страховом деле.

Перечень ст. 329 Закона о страховом деле и свобода предпринимательской и иной экономической деятельности Из определения страхования, данного в ст. 2 Закона о страховом деле, видно, что страхование это отношения по защите интересов. Практика показывает, что ни один исчерпывающий перечень не может охватить все интересы, которые люди стремятся защитить, например, потому, что с развитием оборота появляются новые интересы.

"Перечислить все виды страхования практически невозможно" 41, читаем мы в весьма авторитетном учебнике страхового дела, специально подготовленном по заказу Комитета по Центральной и Восточной Европе Германского союза страховщи ков.

Почему же в России люди, зарабатывающие, например, на внешнем виде различных частей своего тела, не могут застраховаться на случай его утраты? Почему страховщики лишены права заработать на таком страховании? Почему любой нестандартный вид страхования нужно "подгонять" под достаточно ограниченный перечень, причем про блема такой "подгонки" находится полностью на усмотрении лицензирующего органа?

Подробно этот вопрос рассмотрен мною в работе: Фогельсон Ю. Б. Договор страхования в российском граж данском праве: Дис. … д-ра юрид. наук. — М., 2007, с. 202-204.

Анна Курникова страхует грудь, а "Спартак" — ноги // Комсомольская правда, 2007, 12 апреля.

Страховое дело: Учебник. В 2-х т. Т. 1: Основы страхования / Пер. с нем. О. И. Крюгер и Т. А. Федоровой. Под ред. О. И. Крюгер. — М.: Экономистъ, 2004, с. 98.

Договоры: теория и практика Совершенно ясно, что исчерпывающий характер перечня в ст. 329 Закона существенно ограничивает свободу предпринимательской деятельности для страховых организаций и иной экономической деятельности для ее клиентов. Между тем свобода предпринима тельской и иной экономической деятельности закреплена в ст. 8, 34 Конституции РФ и ее ограничение должно соответствовать критериям, закрепленным в ч. 3 ст. 55 Конституции РФ и быть им соразмерным42.

Чтобы понять, есть ли основания, предусмотренные в Конституции РФ для такого ограничения перечня видов страхования, рассмотрим, использует ли законодатель ле гальную классификацию видов страхования ст. 329 Закона о страховом деле для диффе ренциации правового регулирования.

Нетрудно видеть, что различие в правовом регулировании договоров страхования за конодатель связывает с классификацией страхования не по видам ст. 329, а по объектам страхования пп. 1, 2 ст. 4 Закона. Действительно, в ст. 930, 931, 932, 933 ГК РФ введено различное правовое регулирование договоров страхования объектов, перечисленных в п. 1 ст. 4, подп. 1, 2, 3 п. 2 ст. 4 Закона о страховом деле. В абз. 2 п. 2 ст. 6 Закона введено различное правовое регулирование договоров страхования объектов, поименованных в подп. 1 и 2 п. 1 ст. 4. Классификация же по видам ст. 329 Закона для целей правового регулирования договоров страхования не применяется.

Правовое регулирование финансовой устойчивости страховых организаций в части требований к их уставному капиталу (п. 3 ст. 25 Закона о страховом деле) также связано не с видами страхования, приведенными в ст. 329, а с объектами страхования, перечис ленными в ст. 4 Закона.

В части формирования страховых резервов регулирование финансовой устойчивости действительно зависит не от объекта, а от вида страхования, так как формирование ре зервов производится по различным учетным группам, соответствующим различным видам страхования43. Однако классификация страхования по видам для целей разделения их на учетные группы не соответствует классификации, приведенной в ст. 329. Кроме того, что очень важно, распределение по учетным группам не является исчерпывающим.

Так что и для этих целей классификация ст. 329 Закона не применяется.

Из подп. 10 и 11 п. 2 ст. 32 Закона о страховом деле следует, что классификация ст. 329 используется для разработки Правил страхования и тарифов, которые представ ляются на лицензирование. Однако для одного вида страхования может существовать несколько различных Правил страхования (п. 2 ст. 329), а согласно п. 2 ст. 11 Закона та риф зависит от объекта страхования и страхового риска, то есть также не связан непо средственно с классификацией ст. 329.

Таким образом, классификация по видам страхования ст. 329 Закона используется за конодателем исключительно для лицензирования и ни в каких других целях.

Неясно, в чьих интересах введено это ограничение на выдачу лицензий. Разве что ор гану страхового надзора легче, используя перечень из ст. 329, ограничить доступ на ры нок как страховым компаниям, желающим заниматься нетрадиционными видами страхо вания, так и тем, кто хочет защитить свои прямо не названные в законе интересы. Пола гаю, такую цель нельзя признать соответствующей ч. 3 ст. 55 Конституции РФ.

Добавлю еще, что в октябре 2003 года Международная ассоциация страховых надзо ров, членом которой является и российский орган страхового надзора, приняла документ На это неоднократно указывал Конституционный Суд РФ. См., например: постановление от 18 февраля 2000 года № 3-П, определение от 6 июня 2002 года № 133-О.

Пункт 14 Правил формирования страховых резервов по страхованию иному, чем страхование жизни, утвер жденных приказом Минфина РФ от 11 июня 2002 года № 51н.

52 Хозяйство и право под названием "Основные принципы страхования и методология"44. В этом документе в п. 6.2 пояснений к принципу 6 содержится такая запись: "Условия и процедуры лицензи рования должны быть в распоряжении надзора;

сами по себе они не должны служить барьером на пути к рынку".

Страховой надзор и конституционные принципы соразмерности и равенства Цели страхового надзора В соответствии с п. 1 ст. 30 Закона о страховом деле страховой надзор осуществляет ся в целях:

соблюдения страховыми организациями страхового законодательства, предупре ждения и пресечения нарушений страхового законодательства участниками страховых отношений;

обеспечения защиты прав и законных интересов страхователей, иных заинтересо ванных лиц и государства;

эффективного развития страхового дела.

Ясно, что в начале 90-х годов после 75 лет государственной монополии на страхова ние45 первой задачей, которую требовалось решить, стало развитие негосударственного страхового дела. Такая цель и была поставлена перед органом страхового надзора.

В результате за десять лет фактически с нуля был создан отечественный рынок стра ховых услуг.

Одновременно обнаружилось, что некоторые виды страхования позволяют предприя тиям выплачивать вознаграждение своим работникам, экономя на налогах, и большин ство, если не все страховые компании помимо обычного страхования начали зарабаты вать на этом на вполне законных основаниях. Были, безусловно, и случаи, когда с уча стием страховых компаний реализовывались незаконные операции по уходу от налогов, но, насколько мне известно, немного соответствующих уголовных дел дошло до суда.

Законная же помощь в экономии на налогах оказалась весьма прибыльным и востре бованным бизнесом и для многих страховых компаний он стал чуть ли не основным.

Государство по вполне объяснимым причинам решило начать борьбу с этой, повторю, совершенно законной деятельностью. Это и назвали борьбой со "страховыми схемами"46.

Правильный способ такой борьбы сделать классическое страхование более выгод ным и привлекательным. Однако это задача сложная. Например, для начала Минфин РФ мог бы исполнить возложенную на него п. 1 ст. 26 Закона о страховом деле обязанность и утвердить правила формирования страховых резервов по страхованию жизни, которых страховой рынок ждет с 1992 года. Но гораздо проще поставить перед органом страхово го надзора задачу "очистить" страховой рынок самым простым способом отзывать лицензии у страховых компаний.

Таким образом, если ранее основная цель страхового надзора определялась на прак тике как развитие страхового дела, то после 2005 года надзор был переориентирован, и страховые лицензии стали отзывать в массовом порядке и у вполне успешных страховых компаний.

Соответственно возникли споры и появились судебные решения по этим спорам. В результате к настоящему времени стало ясно, что механизм страхового надзора, основа Доступно на сайте Международной ассоциации страховых надзоров // http://www.iaisweb.org/temp/Insurance_core_principles_and_methodology_in_russian.pdf.

Она была введена декретом Совнаркома РСФСР от 28 ноября 1918 года № 1782 "Об организации страхово го дела в Российской Республике (в РСФСР)".

Схема вывода из схем. Интервью с руководителем Федеральной службы страхового надзора И. В. Ломаки ным-Румянцевым // http://www.insur-info.ru/interviews/271/ Договоры: теория и практика ния и порядок проведения проверок, основания и порядок отзыва страховых лицензий настолько не проработаны законодательно, что допускают практически неограниченный произвол государственного органа при решении вопроса о "юридической смерти" стра ховой компании, а у судов очень мало инструментов, позволяющих обеспечить защиту страховых компаний от этого произвола. Как мы увидим далее, часто суды вынуждены сами изобретать эти инструменты.

Основания приостановления и отзыва лицензии и принцип соразмерности Прежде всего, выяснилось, что за самое незначительное нарушение, за неисполнение любого запроса органа страхового надзора у страховой организации может быть при остановлена, а затем и отозвана лицензия (ст. 326, 328 Закона о страховом деле). Причем альтернативу этим жестким мерам закон не предусматривает.

Конституционный Суд РФ неоднократно в своих актах указывал на то, что ограниче ние прав и свобод, даже если оно является следствием правонарушения, должно быть соразмерно степени и характеру правонарушения, тем последствиям, которые оно за собой повлекло.

В частности, в отношении права заниматься той или иной деятельностью Конститу ционный Суд РФ в постановлении от 13 июня 1996 года № 14-П указал: государство должно использовать не чрезмерные, а только необходимые и строго обусловлен ные целями меры. Этот принцип соразмерного ограничения прав и свобод, закреп ленный в ч. 3 ст. 55 Конституции РФ, означает, что публичные интересы, пере численные в конституционной норме, могут оправдать правовые ограничения прав и свобод, если они адекватны социально оправданным целям. Эта же позиция повторена КС РФ и в постановлении от 18 июля 2003 года № 14-П, где сказано, что возможные ограничения федеральным законом свободы предпринимательской деятельности и свободы договоров, исходя из общих принципов права, должны отвечать требованиям справедливости, быть адекватными, пропорциональны ми, соразмерными и необходимыми для защиты конституционно значимых ценно стей.

В отношении установления санкций КС РФ в определении от 12 мая 2005 года № 186-О уточнил эту позицию: установление конкретной санкции, ограничивающей конституционное право, должно отвечать требованиям справедливости, быть соразмерным конституционно закрепленным целям и охраняемым законным инте ресам, а также характеру совершенного деяния.

Еще более конкретизирована эта позиция КС РФ в отношении ликвидации юри дических лиц (ведь, по существу, отзыв лицензии является ликвидацией субъекта страхового дела): отсутствие конкретного перечня положений, нарушение кото рых может привести к ликвидации юридического лица, не означает, что данная санкция может применяться по одному лишь формальному основанию в связи с неоднократностью нарушений обязательных для юридических лиц правовых ак тов. Исходя из общеправовых принципов юридической ответственности (в том числе наличия вины) и установленных ч. 3 ст. 55 Конституции РФ критериев ограничения прав и свобод, соблюдение которых обязательно не только для зако нодателя, но и для правоприменителя, оспариваемая норма предполагает, что неоднократные нарушения закона в совокупности должны быть столь суще ственными, чтобы позволить арбитражному суду с учетом всех обстоятель ств дела, включая оценку характера допущенных юридическим лицом нарушений и вызванных им последствий, принять решение о ликвидации юридического лица (постановление КС РФ от 18 июля 2003 года № 14-П).

Рассмотрим некоторые примеры, из которых хорошо видна ситуация, сложившаяся в настоящее время с применением принципа соразмерности при отзыве лицензий у страхо вых организаций.

54 Хозяйство и право Одна из страховых организаций допустила чисто техническую ошибку в отчетности и за это у нее была сначала приостановлена, а затем и отозвана лицензия. Суд встал на сторону страховой организации, но формально ошибка в отчетности имелась, а Закон (п. 4 ст. 326) предусматривает применение мер воздействия в виде приоста новления, а затем и отзыва лицензии (ст. 328) при любом, самом незначительном на рушении. Суд первой инстанции, формулируя основания для признания приостанов ления действия лицензии недействительным, сослался в том числе на принцип со размерности47, однако суд кассационной инстанции, оставляя в силе данное реше ние, опустил эту ссылку, но указал, что допущенная страховой компанией ошибка в отчетности была несущественной и не привела к представлению недостоверной информации, то есть, по существу, также применил против формального указания закона принцип соразмерности, хотя прямо и не сослался на него в судебном акте48.

Другая страховая организация представила отчетность на три недели позже установленного срока. Из-за этого у нее была сначала приостановлена, а затем и отозвана лицензия, поскольку устранить это нарушение в принципе невозможно — просрочка как была, так и останется просрочкой. Суд поддержал страховую органи зацию, хотя формально надзорный орган был прав нарушение законодательства было допущено и не было устранено. Опровергая этот аргумент надзорного органа, суд указал, что к моменту издания приказа об отзыве лицензии вся отчетность была представлена49. И здесь суд вопреки формальному требованию закона фактически руководствовался принципом соразмерности, прямо не ссылаясь на него в судебном акте.

В третьем случае орган страхового надзора затребовал у страховой организации оригиналы более чем 1000 договоров страхования, хотя копии всех этих договоров у надзорного органа имелись, то есть он обладал всей информацией, необходимой для осуществления надзора. Не все из затребованных оригиналов были представле ны, и это послужило основанием для приостановления, а затем и отзыва лицензии.

Суд первой инстанции, рассматривая дело о приостановлении лицензии, признал приказ о приостановлении недействительным, прямо указав на несоразмерность примененной меры совершенному правонарушению50, но суды апелляционной и кас сационной инстанций это решение отменили и поддержали надзорный орган, так как формально часть документов не была представлена. При этом они указали, что со размерность приостановления лицензии обусловлена повторностью нарушения51.

Тем самым они полностью проигнорировали указание Конституционного Су-да РФ о том, что повторность сама по себе не может служить обоснованием со-размерности.

При рассмотрении дела об отзыве лицензии у той же компании суды первых двух инстанций не посчитались с явной несоразмерностью меры воздействия степени и характеру нарушения и лишь суд кассационной инстанции обратил внимание на несоразмерность, указал в судебном акте на необходимость исследовать этот во прос и возвратил дело на повторное рассмотрение52. При повторном рассмотрении суд первой инстанции признал приказ об отзыве лицензии недействительным, но суд апелляционной инстанции это решение отменил и вновь согласился с надзорным органом, то есть повторно проигнорировал принцип соразмерности53. Суд кассацион ной инстанции отменил решение суда апелляционной инстанции и оставил в силе решение суда первой инстанции, но прямо на несоразмерность не сослался, хотя фактически и использовал принцип соразмерности при вынесении решения54.

Фактическое местонахождение у двух страховых организаций отличалось от ад реса, указанного в учредительных документах (так называемого юридического адре са), за это у данных организаций была сначала приостановлены, а затем и отозваны лицензии. Суды признали недействительными приказы о приостановлении и отзыве лицензий, но по чисто процедурному основанию приказы направлялись органом Решение Арбитражного суда г. Москвы от 12 сентября 2005 года по делу № А40-32434/04-146-275.

Постановление ФАС Московского округа от 10 мая 2006 года по делу № КА-А40/2369-06.

Постановление ФАС Московского округа от 23 ноября 2006 года по делу № КА-А40/11352-06.

Решение Арбитражного суда г. Москвы от 8 декабря 2005 года по делу № А40-59780/05-84-513.

Постановления Девятого апелляционного арбитражного суда от 14 марта 2006 года № 09АП-493/06-АК;

ФАС Московского округа от 12 мая 2006 года по делу № КА-А40/3762-06.

Постановление ФАС Московского округа от 9 октября 2006 года по делу № КА-А40/9484-06.

Постановление Девятого апелляционного арбитражного суда от 12 апреля 2007 года № 09АП-3199/2007-АК.

Не опубликовано.

Постановление ФАС Московского округа от 16 июля 2007 года по делу № КА-А40/6842-07-П. Не опубликова но.

Договоры: теория и практика страхового надзора по юридическому адресу и, естественно, возвращались обратно.

Суды указали, что страховые организации были тем самым лишены возможности устранить выявленные нарушения55.

Суды даже не коснулись вопроса о соразмерности, хотя в данном случае очевидна несоразмерность примененной меры воздействия характеру и последствиям нарушения.

Еще в одном случае у страховой организации были обнаружены нарушения только в одном из предусмотренных лицензией видов страхования, а лицензия была отозва на. Страховая организация апеллировала к соразмерности: за что ее лишили права заниматься остальными видами страхования, в которых нарушений не было? Орган страхового надзора мотивировал это тем, что законом не предусмотрен частичный отзыв лицензии. Суд поддержал эту позицию и признал правомерным отзыв лицен зии, то есть "юридическую смерть" страховой организации, хотя такая крайняя мера очевидно несоразмерна совершенному нарушению56.

Наконец, судебное решение вызывающее больше всего вопросов. В соответ ствии с Федеральным законом от 10 декабря 2003 года № 172-ФЗ для осуществле ния страхования жизни страховые компании должны были к 1 июля 2004 года сфор мировать уставный капитал в размере 20 млн. рублей, иначе у них лицензия подле жала отзыву. Страховая компания, имея лицензию в том числе на страхование жиз ни, фактически страхованием жизни не занималась ни одного договора страхова ния жизни за весь период деятельности не заключила. Поэтому было принято реше ние об отказе от лицензии на страхование жизни, но из-за халатности персонала это реше ние своевременно не было доведено до сведения органа страхового надзора. Устав ный капитал, естественно, не был увеличен до требуемого размера. Из-за этого у страховой компании была полностью отозвана лицензия, и суд по формальным ос нованиям поддержал это решение57, очевидно несоразмерное степени, характеру нарушения и его последствиям.

Таким образом, ясно, что ст. 326, 328 Закона о страховом деле не соответствуют кон ституционному принципу соразмерности, так как предусматривают для страховой ком пании независимо от характера и вида совершенного нарушения только одну меру воз действия лишение права заниматься той единственной деятельностью, для которой страховая компания и создается, то есть ее "юридическую смерть".

При этом интересны позиции различных судей в отношении соразмерности их можно поделить на три группы. Первая группа судей предпочитает формально руковод ствоваться предписаниями закона, рассматривая соразмерность как чисто теоретический в настоящее время принцип. Вторая группа понимает необходимость соизмерять меры воздействия со степенью и характером правонарушения, но все же в судебных актах избегает ссылок на конституционный принцип, не закрепленный в законе. Для обеспече ния соразмерности эти судьи находят аргументы, позволяющие, истолковывая нормы, защитить страховую компанию от несоразмерности примененной меры и без прямой ссылки на Конституцию. И есть судьи (третья группа), которые прямо ссылаются в су дебных актах на конституционный принцип соразмерности, но вовсе не всегда это нахо дит поддержку при последующих рассмотрениях дела.

Замечу также, что даже и тогда, когда суды поддерживают страховые компании, ли цензия остается приостановленной или отозванной в течение всего времени судебных разбирательств (от полугода до двух лет) и страховая компания не может работать. Од нако ни для органа страхового надзора, ни для государства это фактически не влечет никаких неблагоприятных последствий (см. об этом далее).

Основания приостановления и отзыва лицензии и принцип равенства.

Постановления ФАС Московского округа от 11 июля 2006 года по делу № КА-А40/5906-06;

Девятого арбит ражного апелляционного суда от 20 декабря 2006 года №09АП-16681/2006-АК.

Постановление ФАС Московского округа от 1 июня 2005 года по делу № КА-А40/4698-05.

Постановление ФАС Московского округа от 19 сентября 2005 года по делу № КА-А40/7843-05.

56 Хозяйство и право Соотношение Закона о страховом деле и КоАП РФ Приостановление и отзыв лицензии меры административной ответственности, ад министративное наказание таково мнение большинства авторов, исследовавших этот вопрос58. Я также придерживаюсь этой точки зрения, поскольку данная мера применяет ся "органом, обладающим властными полномочиями, за нарушение организациями за претов в сфере публичных правоотношений"59.

Однако в ст. 3.2 КоАП РФ, где перечислены виды административных наказаний, до словно не указано на приостановление или отзыв лицензии. Тем не менее в п. 9 ч. ст. 3.2 КоАП РФ предусмотрено административное приостановление деятельности, ко торое по своему содержанию, описанному в ст. 3.12 КоАП РФ, полностью соответствует ограничению или приостановлению действия лицензии. Для отзыва лицензии у органи заций прямого аналога в КоАП РФ найти не удается. Хотя в п. 5 ч. 1 ст. 3.2 КоАП РФ установлено наказание в виде лишения специального права, но оно применяется лишь к физическим лицам, а не к организациям.

В результате Пленум ВАС РФ в п. 20 постановления от 2 июня 2004 года № 10 "О не которых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об админи стративных правонарушениях" разъяснил арбитражным судам, что приостановление (аннулирование) лицензии не является административным наказанием в смысле КоАП РФ, а представляет собой специальную предупредительную меру, непосредственно связанную со спецификой деятельности, при осуществлении которой могут затраги ваться конституционные права и свободы, а также права и законные интересы других лиц. Далее в этом постановлении указано, что КоАП РФ не подлежит применению при рассмотрении судами дел об оспаривании актов административных органов о приоста новлении или отзыве лицензии.

Банки пытались отстоять свое право на применение КоАП РФ в подобных ситуациях, но это не увенчалось успехом: суды ссылаются на специальное банковское законодатель ство и применяют его, а не КоАП РФ60.

Более того, если должностные лица Банка России хотя бы входят в состав лиц, упол номоченных возбуждать дело об административном правонарушении, предусмотренном ст. 15.26 КоАП (это вытекает из п. 81 ч. 1 ст. 28.3), то орган страхового надзора в данном Кодексе даже не упомянут.

Между тем в КоАП РФ закреплена ответственность за правонарушения, за которые Закон о страховом деле допускает приостановление, а затем и отзыв лицензии. Напри мер, это относится к непредставлению информации. В п. 5 ст. 30 Закона установлена обязанность страховых организаций представлять по запросам органа страхового надзора информацию, необходимую для осуществления им страхового надзора (за ис ключением информации, составляющей банковскую тайну). Как мы уже видели в приве В отношении страховых организаций эта точка зрения недвусмысленно выражена в Комментарии к Закону РФ "Об организации страхового дела" (постатейный) / Под ред. Н. Г. Кабанцевой, В. А. Ларионовой // СПС "Консуль тантПлюс";

приостановление и отзыв страховых лицензий прямо названы санкциями в книге: Клоченко Л. Н., Пылов К. И. Основы страхового права: Учебное пособие. — Ярославль: Норд, 2002, с. 149. В отношении банков об этом пишут: Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. Договоры о банковском вкладе, банковском счете;

банковские расчеты. Конкурс. Договоры об играх и пари. — М.: Статут, 2006;

Липинский Д. А. Несогласованность Кодекса об административных правонарушениях // Юрист, 2003, № 7;

Олейник О. М. Основы банковского права:

Курс лекций. — М., 1997, с. 124 и многие другие. Есть, правда, мнения А. Г. Братко (Банковское право (теория и практика). — М., 2001, с. 66), который вообще не считает отзыв лицензии мерой ответственности, А. С. Емельянова (Меры финансово-правового принуждения // Правоведение, 2001, № 6, с. 45), полагающего, что отзыв лицензии у кредитной организации хотя и мера ответственности, но не административной, а специальной финансовой, однако эти позиции единичны и преобладает все же точка зрения на приостановление и отзыв лицензии как на меру адми нистративной ответственности, административное наказание.

Это цитата из постановления ФАС Московского округа от 28 апреля 2005 года по делу № КА-А40-3153-05.

Решение Арбитражного суда г. Москвы от 17 октября 2005 года по делу № А40-45115/05-84-357;

постановле ние ФАС Московского округа от 19 апреля 2006 года по делу № КА-А40/2890-06.

Договоры: теория и практика денном примере, за ее неисполнение приостанавливают и отзывают страховую лицен зию61.

В ст. 19.7 КоАП РФ, которая называется "Непредставление сведений (информации)", записано, что непредставление или несвоевременное представление в государственный орган (должностному лицу) сведений (информации), представление которых преду смотрено законом и необходимо для осуществления этим органом (должностным ли цом) его законной деятельности, а равно представление в государственный орган (должностному лицу) таких сведений (информации) в неполном объеме или в искажен ном виде влечет наложение административного штрафа на юридических лиц от трех тысяч до пяти тысяч рублей. Видно, что в ст. 19.7 КоАП РФ установлена ответ ственность за неисполнение именно такой обязанности, которая предусмотрена в п. ст. 30 Закона о страховом деле и за которую все те, к кому применяется КоАП РФ, пла тят штраф от 3000 до 5000 рублей, а страховые организации лишаются лицензии.

Предположим, непредставление страховыми организациями информации в орган страхового надзора влечет гораздо более катастрофические последствия, чем, например, непредставление информации в милицию, в МЧС, в органы госбезопасности, в атомэнер гонадзор, в санэпиднадзор или в органы экологического контроля62. Сравним в этом смысле страховые организации с банками и профессиональными участниками рынка ценных бумаг, которые работают на финансовых рынках, аналогичных страховому. Дея тельность профессиональных участников рынка ценных бумаг охватывается ст. 19. КоАП РФ (это вытекает из п. 61 ч. 2 ст. 28.3), а деятельность банков нет. Но для бан ков действует ст. 74 Федерального закона "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)", в соответствии с которой непредставление Банку России информации может повлечь разнообразные меры воздействия, но не отзыв лицензии и не полное при остановление деятельности банка.

Таким образом, страховые организации это единственные участники хозяй ственного оборота, у которых за непредставление информации можно сначала приоста новить, а затем и отозвать лицензию и тем самым полностью ликвидировать организа цию как страховую.

Действительно ли непредставление страховыми организациями информации в орган страхового надзора столь общественно опасно? Понятно, что нет. Просто, принимая ст. 326, 328 Закона о страховом деле, законодатель не согласовал их с КоАП РФ.

Важнейшим конституционным принципом при ограничении прав и свобод, в том числе и при лишении ранее предоставленного права, является принцип равенства, за крепленный в ст. 19 Конституции РФ. Разъясняя его, Конституционный Суд РФ указал, что из конституционных принципов юридического равенства и справедливости вытека ет обращенное к законодателю требование определен-ности, ясности, недвусмыслен ности правовой нормы и ее согласованности с системой действующего правового регу лирования (постановление от 28 февраля 2006 года № 2-П).

Отсутствие в данном случае согласования норм ст. 326, 328 Закона о страховом деле с КоАП РФ и привело к нарушению принципа равенства, закрепленного в ст. 19 Консти туции РФ.

Похожая ситуация и с ч. 3 ст. 14.1 КоАП РФ. Для большинства организаций, деятель ность которых лицензируется, нарушение лицензионных требований влечет применение ч. 3 ст. 14.1 КоАП РФ (это вытекает из ч. 3 ст. 28.3), то есть штраф в сумме от 30 000 до 40 000 рублей, а для страховых организаций (а также, замечу, для банков и для Постановления ФАС Московского округа от 12 мая 2006 года по делу № КА-А40/3762-06, от 9 октября года по делу № КА-А40/9484-06.

58 Хозяйство и право профессиональных участников рынка ценных бумаг) может повлечь приостановление и отзыв лицензии.

Однако если исходить из упомянутой позиции, изложенной в п. 20 постановления Пленума ВАС РФ от 2 июня 2004 года № 10, здесь и не было необходимости согласовы вать нормы Закона о страховом деле, регулирующие отзыв лицензии, с нормами КоАП РФ. Ведь приостановление и отзыв лицензии, по мнению Пленума, это не мера адми нистративной ответственности, а всего лишь "предупредительная мера". КоАП РФ же содержит именно меры административной ответственности, поэтому предметы правово го регулирования Закона и КоАП РФ различны.

По-моему, если и можно согласиться с этим подходом Пленума ВАС РФ, то лишь в той его части, где признается, что приостановление и отзыв лицензии дословно не указа ны в КоАП РФ в качестве административных наказаний. Но в той части, что приостанов ление и отзыв лицензии вообще не являются мерами административной ответственности, а представляют собой только "предупредительные меры", эту позицию нельзя разделить.

По содержанию п. 20 постановления Пленума ВАС РФ приостановление и отзыв ли цензии предупредительные меры в том смысле, что они предупреждают возможные в будущем нарушения прав граждан организациями, имеющими лицензии, но использую щими их ненадлежащим образом. Но административное приостановление деятельности в этой части также следует рассматривать как предупредительную меру. Одновременно в силу ст. 3.2 КоАП РФ она является мерой административной ответственности. Совер шенно аналогичная ситуация и с лишением специального права эту меру также можно расценить как меру, предупреждающую возможное нарушение прав граждан лицами, обладающими специальным правом, но в соответствии со ст. 3.2 КоАП эта мера одно временно представляет собой административное наказание.

Уже говорилось, что приостановление и отзыв лицензии меры, которые принима ются органами, обладающими властными полномочиями, за нарушение организациями запретов в области публичных отношений, то есть за правонарушения в публичной сфе ре. Почему же для граждан лишение специального права является одновременно и пре дупредительной мерой, и административным наказанием, а для организаций это лишь предупредительная мера? Значит, по логике Пленума ВАС РФ единственным основани ем, по которому приостановление и отзыв лицензий не следует признавать в качестве мер административной ответственности, служит отсутствие дословного указания на эти меры в КоАП РФ. Но тогда и налоговую ответственность, предусмотренную в Налого вом кодексе РФ, и таможенную ответственность, закрепленную в Таможенном кодексе РФ, не следует признавать административной. Но уже давно никто не спорит с тем, что оба кодекса устанавливают разновидности именно административной ответственности.

Что же касается отсутствия дословного указания в КоАП РФ, то для отзыва лицензии у организаций это действительно так. Приостановление же лицензии полностью охваты вается конструкцией административного приостановления деятельности, прямо обозна ченной в ст. 3.2, 3.12 КоАП РФ как мера административной ответственности.

Один из судов, отказывая коммерческому банку в применении КоАП РФ, когда Банк России своим предписанием запретил банку осуществлять отдельные банковские операции, так обосновал этот отказ: ссылки истца на ст. 3.2, 3.12 КоАП РФ в редак ции от 22 июля 2005 года, предусматривающие административное приостанов ление деятельности как вид административного наказания, также не могут быть признаны обоснованными. Из положений ст. 3.12 КоАП РФ следует, что административное приостановление деятельности применяется лишь в исклю чительных случаях, которые не относятся к рассматриваемым правоотношени ям, поскольку регламентируются нормами специального банковского законода Должностные лица всех этих, а также многих других органов вправе возбуждать дела об административном правонарушении, предусмотренном ст. 19.7 КоАП РФ (ст. 28.3).

Договоры: теория и практика тельства63.

Надо понимать так: КоАП РФ не подлежит применению, поскольку не регулирует данные отношения это калька с позиции Пленума ВАС РФ. А почему не регулирует, когда состав ст. 3.12 КоАП РФ в точности совпадает с запретом банку осуществлять некоторые банковские операции? Ответа на этот вопрос так и нет.

Вышестоящий же суд, оставляя без изменения это решение, написал еще проще:

статьей 3.2 КоАП РФ установлены виды административных наказаний, которые не предусматривают в качестве наказания вынесение предписания64.

Полагаю, эта аргументация в обсуждении не нуждается.

Конечно, дело законодателя кодифицировать все без исключения меры админи стративной ответственности или лишь их часть, а применение остальных таких мер уре гулировать в отдельных законах. Но ясно, что очень непросто, распределяя различные меры административной ответственности по разным законам, согласовать их друг с дру гом, как того требует конституционный принцип равенства. Поэтому результат налицо:

за одно и то же правонарушение непредставление информации всех штрафуют, а у страховых организаций отзывают лицензию.

Процедуры страхового надзора и конституционные принципы правовой определенности и разделения властей Процедуры проведения проверок, приостановления и отзыва лицензии Мы рассмотрели меры воздействия, применяемые к страховым организациям, а те перь обратимся к порядку их применения.

Прежде всего, отмечу, что невозможность применения КоАП РФ к отношениям по приостановлению и отзыву страховых лицензий делает угрозу применения к страховой организации этих мер воздействия бессрочной. Если не применяется КоАП РФ, то не применяется и установленная в нем давность привлечения к ответственности. Нигде больше срок давности для приостановления или отзыва страховых лицензий не установ лен. Отсюда вывод: лицензия у страховой организации может быть приостановлена или отозвана независимо от того, когда было обнаружено нарушение в ее деятельности. Срок для приостановления или отзыва лицензии произвольно определяет орган страхового надзора, и он ничем не ограничен.

В подп. 2 п. 4 ст. 30 Закона о страховом деле органу страхового надзора предоставле но право проводить проверки, но процедура проверки законом никак не описана, то есть орган страхового надзора может определять ее совершенно произвольно.

Показательно в этом смысле уже упомянутое дело, когда у страховой организации была сначала приостановлена, а затем и отозвана лицензия за то, что она не представила в орган страхового надзора оригиналы некоторых договоров страхования, копии которых в органе страхового надзора имелись.

В судебных актах по этому делу65 мы можем прочесть почти детективную историю, как во время проверки у компании потребовали представить оригиналы договоров на обозрение проверяющим, но когда эти документы принесли, проверяющих уже не оказалось;

как потом потребовалось, чтобы оригиналы представили уже в орган страхового надзора и они были представлены в опечатанной коробке, но сотрудник органа страхового надзора отказался в тот же день вскрывать коробку и проверять наличие представленных документов, как после двухнедельного нахождения коробки в органе страхового надзора части документов в коробке не оказалось. Однако по скольку при представлении коробки документы по описи приняты не были, суды Решение Арбитражного суда г. Москвы от 17 октября 2005 года по делу № А40-45115/05-84-357.

Постановление ФАС Московского округа от 19 апреля 2006 года по делу № КА-А40/2890-06.

Решение Арбитражного суда г. Москвы от 8 декабря 2005 года по делу № А40-59780/05-84-513;

постановле ние Девятого апелляционного арбитражного суда от 14 марта 2006 года № 09АП-493/06-АК;

постановление ФАС Московского округа от 12 мая 2006 года по делу № КА-А40/3762-06.

60 Хозяйство и право решили, что они и не были представлены. В результате приостановление действия лицензии было признано правомерным.

Сама эта ситуация возникла из-за того, что орган страхового надзора потребовал представить оригиналы договоров страхования, то есть документы, потеря которых для страховой организации невосполнима. В таких случаях УПК РФ, КоАП РФ, НК РФ предусматривают изъятие (выемку) документов в присутствии понятых с составлением протокола. Закон о страховом деле ничего подобного не содержит и вообще никак не регламентирует процедуру проведения проверки. Федеральный закон от 8 августа года № 134-ФЗ "О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)" не распространяется на страховой надзор в силу п. 3 ст. 1 этого Закона.

Таким образом, орган страхового надзора не просто имеет возможность совершенно произвольно определять процедуру проведения проверок, но активно этим пользуется.

Не менее серьезная процедурная проблема появилась при отзыве лицензии у той же организации за непредставление тех же оригиналов документов. В ст. 328 Закона о страховом деле указано, что лицензия отзывается в случае неустранения в установ ленный срок нарушений, явившихся основанием для ограничения или приостановле ния лицензии. Срок для устранения нарушений Законом не установлен. Поскольку в Законе отсутствуют требования к содержанию акта об ограничении или приостанов лении действия лицензии, его содержание произвольно определяется органом стра хового надзора и срок для устранения нарушений в нем не называется, а устанавли вается в информационном письме, которое направляется страховой организации в соответствии п. 7 ст. 326 Закона.

Возник спор, с какого момента следует исчислять этот срок с момента вступ ления в силу акта о приостановлении действия лицензии или с момента получения страховой организацией информационного письма. Судебные акты по этому делу содержат различные толкования данного вопроса66, но ни в одном из них нет ссылок на нормы права, ибо таковых просто не существует.

В практике налицо еще одна серьезная проблема. Иногда складывается ситуация, ко гда к моменту неисполнения страховой организацией очередного предписания действие лицензии уже было приостановлено за неисполнение предыдущего предписания, которое к этому моменту исполнено. Должен ли в этом случае орган страхового надзора возобно вить действие лицензии страховой организации, как предусмотрено ст. 327 Закона о страховом деле, а затем опять приостановить ее действие за неисполнение второго пред писания и дать срок на устранение нарушения либо вправе сразу отозвать лицензию?

Закон никак не регулирует подобные обстоятельства. Соответственно применимые для таких ситуаций правила орган страхового надзора может сам произвольно определять.

Поэтому он не стал возобновлять действие лицензии, а сразу ее отозвал. Суд первой инстанции встал на сторону страховой организации, но суды высших ин-станций решили по-иному67.

Из этих примеров мы видим, что процедуры приостановления и отзыва страховых лицензий, в том числе порядок проведения проверок, содержание соответствующих ак тов органа страхового надзора, порядок установления и исчисления сроков, фактически произвольно определяет орган страхового надзора. Устранившись от регулирования этих отношений, законодатель тем самым делегировал данные полномочия органу страхового надзора, то есть федеральному органу исполнительной власти. Между тем очевидно, что процедуры принятия подобных решений являются существенными элементами ограни чения права страховых организаций на занятие тем единственным видом деятельности, Постановления ФАС Московского округа от 9 октября 2006 года по делу № КА-А40/9484-06 и от 16 июля 2007 года по делу № КА-А40/6842-07-П.

Постановление ФАС Московского округа от 9 января 2007 года по делу № КА-А40/12655-06.

Договоры: теория и практика которым они вправе заниматься. На наличие в этом вопросе серьезных проблем указы вают и другие авторы68.

Процедурные вопросы и конституционные принципы В соответствии с ч. 3 ст. 55 Конституции РФ права "могут быть ограничены зако ном". В данном случае фактически федеральному органу исполнительной власти законом делегированы неопределенные по объему полномочия произвольно устанавливать как порядок проведения проверок, так и процедуру применения к страховым организациям мер воздействия, существенно ограничивающих их права. Можно ли считать, что в дан ном случае права страховых организаций ограничены именно законом, как того требует Конституция РФ?


Вопрос о том, как понимать выражение "ограничены законом", неоднократно подни мался и исследовался Конституционным Судом РФ. Аналогичный вопрос, но примени тельно к Римской конвенции о защите прав человека и основных свобод69 вставал и пе ред Европейским судом по правам человека. Рассмотрим позиции обоих судов.

В Римской конвенции есть несколько норм, предусматривающих возможность огра ничения прав в случаях, "предусмотренных законом" (ст. 8, 9, 10 Конвенции, ст. 1 Про токола № 1 к Конвенции). Поэтому Европейский суд по правам человека неоднократно разрешал вопрос о толковании выражения "предусмотрено законом" применительно к возможности государства ограничивать права граждан.

В результате в деле Уингроу (Wingrove) против Соединенного королевства суд занял следующую позицию: правовая норма должна быть сформулирована с до статочной степенью четкости, чтобы заинтересованные лица могли, получив при необходимости юридическую консультацию по делу, предвидеть в разумных пределах те последствия, которые может повлечь за собой конкретное дей ствие. Закон, предоставляя широкую свободу оценки, не вступает в противоре чие с этим требованием при условии, что пределы усмотрения, предопределен ные правомерной целью, ради которой он издан, указаны достаточно ясно, с тем, чтобы обеспечить адекватную защиту индивида от произвольного вмешатель ства70.

Эта позиция в дальнейшем неоднократно повторялась от дела к делу и ее можно счи тать устойчивой позицией Европейского суда по правам человека.

Конституционный Суд РФ проявляет в вопросе об определенности правовой нормы практически полное единодушие с Европейским судом по правам чело-века.

Приведу наиболее характерную в этом отношении позицию из нескольких постанов лений КС РФ: неопределенность содержания правовой нормы не может обеспе чить ее единообразное понимание, создает возможность злоупотребления испол нительной властью своими полномочиями, порождает противоречивую правопри менительную практику, ослабляет гарантии защиты конституционных прав и свобод, может привести к произволу и, следовательно, к нарушению принципов равенства, а также верховенства закона;

самого по себе нарушения требования определенности правовой нормы, влекущего ее произвольное толкование право применителем, достаточно для признания такой нормы не соответствующей Конституции РФ71.

По вопросу о делегировании Правительству РФ неопределенных по объему пол номочий КС РФ также неоднократно высказывался: принцип определенности и не противоречивости законодательного регулирования распространяется и на те правовые нормы, которыми законодатель делегирует Правительству РФ те или иные полномочия.

Иное означало бы, что законодатель вправе передать Правительству РФ не определенные по объему полномочия, а Правительство РФ реализовать их Смирных А. Г. Правовой статус субъектов страхового дела: новеллы российского законодательства // Журнал российского права, 2004, № 9.

Конвенция о защите прав человека и основных свобод. Рим, 4 ноября 1950 года (ред. от 11 мая 1994 года).

Цит. по: Де Сальвиа М. Прецеденты Европейского Суда по правам человека. Руководящие принципы судеб ной практики, относящейся к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Судебная практи ка с 1960 по 2002 г. — СПб.: Юридический центр Пресс, 2004, с. 54. Данная цитата взята из § 40 постанов ления суда, русский текст которого содержится также в СПС "КонсультантПлюс".

Постановление Конституционного Суда РФ от 6 апреля 2004 года № 7-П.

62 Хозяйство и право произвольным образом, чем нарушался бы принцип разделения государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную72.

Очевидна позиция обоих судов: если закон делегирует исполнительной власти не определенные по объему полномочия по совершению действий, ограничивающих кон ституционные права, такое ограничение прав не может быть признано предусмотренным или установленным законом.

Применительно к рассматриваемому вопросу нормы ст. 30, 326, 328 Закона о страхо вом деле, фактически делегирующие органу страхового надзора неопределенные по объ ему полномочия в части регулирования порядка проведения проверок и процедур при остановления и отзыва страховых лицензий, не соответствуют принципу разделения властей, закрепленному в ст.10 Конституции РФ.

Ответственность государства за незаконное приостановление и/или отзыв лицензии Этот вопрос один из наиболее важных в связи с приостановлением и/или отзывом страховых лицензий. Акт органа страхового надзора о приостановлении или об отзыве лицензии вступает в силу немедленно после его опубликования, тем самым вводится запрет на осуществление страховой организацией того единственного вида деятельности, которым она вправе заниматься и ради которого она создана. Как мы видели, совсем нередки случаи, когда данные акты признаются судом незаконными. Однако пока стра ховая организация отстаивает в суде свое право работать, проходит в среднем около года и в течение этого года она ничего не зарабатывает, а только несет убытки.

Если следовать нормам ст. 53 Конституции РФ, ст. 15, 16 1069 ГК РФ, государство должно было бы все эти убытки возместить, но на деле этого не происходит.

Поскольку убытки страховой компании, вызванные приостановлением или отзывом лицензии, состоят из расходов на судебные процессы и неполученных доходов (упущен ной выгоды), рассмотрим каждую из этих составляющих.

Возмещение государством расходов на оплату услуг представителей (адвокатов) Споры о страховых лицензиях рассматривают арбитражные суды, и главную пробле му в связи с возмещением судебных расходов в арбитражном процессе представляет возмещение расходов на оплату услуг представителей.

Интересна история этого вопроса. До появления в АПК РФ нормы о возмещении рас ходов на оплату услуг представителей (ст. 106, ч. 2 ст. 110) суды отказывали во взыска нии данных расходов Президиум ВАС РФ выработал по этому вопросу устойчивую судебную практику73. Стороне, требовавшей возместить такие расходы как понесенные убытки, указывалось, что это не убытки, а судебные расходы, которые возмещаются в особом порядке. Порядок их возмещения должен быть установлен в процессуальном законодательстве, но в АПК РФ это не предусмотрено.

В 2000 году ОАО "Большевик", добившись в арбитражном суде признания недействи тельным решения налогового органа, безуспешно попыталось взыскать с него рас ходы на оплату услуг представителей. Отказ в возмещении этих расходов был оспо рен в Конституционном Суде РФ, и в феврале 2002 года суд, ссылаясь на ст. Конституции РФ, указал на несоответствие практики, выработанной арбитражными судами, Конституции РФ и обязал арбитражные суды пересмотреть в этой части реше ние в отношении ОАО "Большевик"74. В последовавших за этим судебных актах ар битражных судов мы читаем историю о том, как арбитражные суды сначала пыта Там же. Кроме того, см. постановление Конституционного Суда РФ от 31 мая 2005 года № 6-П.

Постановления Президиума ВАС РФ от 18 ноября 1997 года № 3382/97, от 19 сентября 2000 года № 4144/00.

Определение Конституционного Суда РФ от 20 февраля 2002 года № 22-О.

Договоры: теория и практика лись отказать ОАО "Большевик" в пересмотре соответствующего решения75, а затем, дважды возвращая дело на повторное рассмотрение76, добились того, что после трех лет хождений по судам в январе 2005 года ОАО "Большевик" само отказалось от своего требования77.

Поэтому я не разделяю оптимизма М. А. Рожковой, высказанного в связи с этим ак том Конституционного Суда РФ78. Тем более что два года спустя КС РФ, по существу, в значительной степени откорректировал эту свою позицию.

В АПК РФ 2002 года появилась норма о возмещении расходов на оплату услуг пред ставителей (ст. 106), которая, казалось бы, должна была устранить очевидную неспра ведливость. Однако полное возмещение этих расходов в АПК РФ все же не предусмот рено. Как указано в ч. 2 ст. 110 АПК РФ, расходы возмещаются "в разумных пределах".

Попытка оспорить это ограничение в КС РФ со ссылкой на все ту же ст. 53 Конституции РФ не увенчалась успехом суд поддержал формулировку нормы ч. 2 ст. 110 АПК РФ79, означающую неполное возмещение расходов на оплату услуг представителей.

Однако при буквальном прочтении ст. 53 Конституции РФ представляется достаточ но очевидным несоответствие ч. 2 ст. 110 АПК РФ этой конституционной норме, в кото рой прямо указано на полное возмещение вреда, а ч. 2 ст. 110 на первый взгляд преду сматривает возможность неполного его возмещения. Посмотрим же, как Конституцион ный Суд РФ обосновывает свой вывод о том, что неполное возмещение расходов может, тем не менее, являться полным возмещением вреда.

Указание на "разумные пределы" в ч. 2 ст. 110 АПК РФ направлено, по мнению КС РФ, "против необоснованного завышения размера оплаты услуг представи-теля"80.

Последовательно продолжим эту позицию. Из нее следует, что согласованная клиен том и адвокатом фактически уплаченная клиентом сумма вознаграждения еще не свиде тельствует об обоснованности размера этого вознаграждения. Соответственно по ней нельзя судить об истинном размере вреда, причиненного изданием незаконного ненорма тивного акта и необходимостью его оспаривать, даже если факт уплаты этой суммы под твержден. Суд как государственный орган должен проверить обоснованность согласо ванной воли частных лиц (клиента и его адвоката) и взыскать лишь столько, сколько он сочтет "разумным". Возмещение вреда будет полным, если будет взыскана не согласо ванная и фактически уплаченная цена услуг адвоката, а сумма, которую суд сочтет "ра зумной". А поскольку по такой логике вред возмещается полностью путем взыскания не фактически понесенных затрат, а суммы, разумность которой подтвердил суд, то ч. ст. 110 АПК РФ полностью соответствует ст. 53 Конституции РФ.


Понятно, что эта позиция основана на недоверии к адвокату и его клиенту. На их со гласованную волю нельзя полагаться, так как страховая компания, у которой отозвана лицензия, может договориться с недобросовестным адвокатом и, воспользовавшись (!) тем, что у нее незаконно отозвана лицензия, попытаться взыскать с государства большую сумму денег. При этом совершенно неважно, что компания долго лишена возможности работать, что к услугам адвоката она прибегает вынужденно, что его услуги она реально оплатила, что произошло это по вине государственного органа, издавшего незаконный акт. Неважно, что квалифицированные и высокооплачиваемые адвокаты вряд ли станут рисковать своей репутацией и пускаться в сомнительные сделки с клиентом. Важнее защитить государственный орган, издавший незаконный акт, то есть бюджет, от взыска Постановление ФАС Московского округа от 15 октября 2002 года по делу № КА-А40/6869-02.

Постановления ФАС Московского округа от 30 сентября 2003 года по делу № КА-А40/7197-03-п, от 29 октября 2004 года по делу № КА-А40/9672-04-п.

Определение Арбитражного суда г. Москвы от 13 января 2005 года по делу № А40-10924/00-98-182.

Рожкова М. А. Проблемы возмещения расходов на оплату услуг представителей и иных судебных убытков. — В кн.: Убытки и практика их возмещения: Сборник статей / Отв. ред. М. А. Рожкова. — М.: Статут, 2006, с. 566.

Определение Конституционного Суда РФ от 21 декабря 2004 года № 454-О.

64 Хозяйство и право ния реальной суммы расходов на квалифицированную юридическую помощь. Ведь если за каждую незаконно отозванную лицензию взыскивать с органа страхового надзора реальную сумму, потраченную на адвокатов, средства, выделенные в бюджете на содер жание этого органа, очень быстро закончатся.

По сложившейся к настоящему моменту практике суммы, которые арбитражные су ды считают "разумным" возмещать стороне, выигравшей спор у государственного орга на, значительно отличаются от фактически понесенных расходов.

В одном из налоговых споров суд посчитал "разумным" взыскать с налогового органа 5000 рублей при фактических расходах 25 000 рублей81. В другом деле о приостанов лении страховой лицензии суд взыскал с органа страхового надзора, проигравшего спор, расходы на оплату услуг представителя в сумме 7000 рублей при фактических затратах в 134 000 рублей82.

Эта позиция судов в спорах с государственными органами систематическая. Когда же обе стороны в споре являются коммерческими организациями, расходы, как правило, взыскиваются в значительно большем размере83.

Вряд ли удастся в ближайшее время изменить указанную позицию арбитражных су дов, поддержанную Конституционным Судом РФ. Это, однако, не означает, что ее мож но было оставить без комментария.

Возмещение государством доходов, не полученных страховой компанией за время, пока лицензия была незаконно приостановлена или отозвана Возмещение упущенной выгоды в отечественном гражданском праве вообще сильно осложнено. Подробный анализ этой проблемы сделан в статье А. В. Его-рова84, и нет смысла его повторять. Отмечу лишь основной вывод этого автора: в большинстве случа ев суды отказывают во взыскании упущенной выгоды. При этом А. В. Егоров выделяет три наиболее типичных основания такого отказа: отсутствие факта нарушения, недока занность размера убытков, отсутствие причинной связи между возникшими убытками и действиями причинителя85.

Что касается первого основания отсутствия факта нарушения, то оно вряд ли мо жет рассматриваться в данном случае. Ведь мы говорим о ситуации, когда незаконность акта органа страхового надзора о приостановлении или отзыве лицензии подтверждена вступившим в силу судебным решением.

Второе основание для отказа во взыскании упущенной выгоды недоказанность размера убытков, напротив, как будто создано для рассматриваемой ситуации. Действи тельно, рассчитать доходы, которые страховая компания получила бы в случае, если лицензия не была бы приостановлена или отозвана, можно только в среднем, ориентиру ясь на прибыль компании в предыдущие годы. Однако п. 4 ст. 393 ГК РФ требует учиты вать те меры и приготовления, которые были предприняты компанией для получения дохода. При этом суды требуют доказательства принятия реальных и конкретных мер86.

Какие же конкретные меры для получения дохода может предпринять страховая компа ния с приостановленной или отозванной лицензией? Ответ очевиден никаких, ибо ей запрещено заключать договоры страхования, а никакой другой деятельностью она не может заниматься.

Определение Конституционного Суда РФ от 21 декабря 2004 года № 454-О.

Постановление Девятого апелляционного арбитражного суда от 29 марта 2007 года по делу № 09АП 3078/2007-АК.

Решение Арбитражного суда г. Москвы от 12 сентября 2005 года по делу № А40-32434/04-146-275.

См., например, постановление Девятого апелляционного арбитражного суда от 26 апреля 2007 года по делу № 09АП-4068/2007-ГК. Более подробно все эти проблемы рассмотрены в упоминавшейся статье М. А. Рожковой.

Егоров А. В. Упущенная выгода: проблемы теории и противоречия практики. — В кн.: Убытки и практика их возмещения, с. 68-137.

Там же, с. 92.

Подробный обзор арбитражной практики по делам такого рода см.: там же, с. 94-108.

Договоры: теория и практика Следовательно, нет нужды изучать проблемы причинной связи, так как страховой компании, полагаю, с практически стопроцентной уверенностью будет отказано во взыс кании с бюджета неполученных доходов со ссылкой на п. 4 ст. 393 ГК РФ и на недока занность размера упущенной выгоды. Наверное, поэтому до сих пор ни одного подобно го иска не было предъявлено. Имеющиеся примеры из арбитражной практики по взыска нию упущенной выгоды с других государственных органов полностью подтверждают сказанное87.

Таким образом, когда страховые лицензии незаконно приостанавливаются или отзы ваются, страховая компания практически не может рассчитывать на возмещение госу дарством вреда, причиненного государственным органом. Не только на полное его воз мещение, но хотя бы на более или менее адекватное. Нормы ч. 2 ст. 110 АПК РФ, п. ст. 393 ГК РФ и сложившаяся вокруг них судебная практика превращают ст. 53 Консти туции РФ, ст. 15, 16, 1069 ГК РФ о полном возмещении государством вреда из нормы прямого действия в красивую декларацию.

Я начал эту статью с того, что возрождение негосударственного, коммерческого страхования привело к принятию новых правовых норм, регулирующих эти отношения, а с новыми нормами возникли и проблемы в их применении.

Однако практически все вопросы, которые здесь рассмотрены, касаются не только и не столько страхового права. Необоснованные, противоречащие ГК РФ ограничения свободы договора и экономической деятельности, неадекватная защита слабой стороны в потребительских договорах и в договорах присоединения, несоразмерные наказания за незначительные правонарушения и пренебрежение к процедуре их применения, фактиче ская безответственность государства при формально провозглашенной ответственности все это общие проблемы современного российского правопорядка и в страховом пра ве они лишь в оче-редной раз проявились, причем кумулятивно, поскольку страховые отношения носят довольно сложный, комплексный характер.

Ю. ФОГЕЛЬСОН, доктор юридических наук, профессор кафедры предпринимательского права Государственного университета — Высшая школа экономики Постановления ФАС Центрального округа от 15 июня 2006 года по делу № А14-1976-2005/135/2, ФАС Ураль ского округа от 4 июня 2003 года по делу № Ф09-1604/03-АК, ФАС Дальневосточного округа от 9 марта 2005 года по делу № Ф03-А37/04-1/4498;

решение Арбитражного суда г. Москвы от 15 апреля 2005 года по делу № А40-31828/04 60-378.

  БАНКОВСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ    Правовое регулирование электронных платежных систем по законодательству Российской Федерации* Общие вопросы функционирования электронных платежных систем Функционирование электронных платежных систем (далее ЭПС) на территории Россий ской Федерации насчитывает уже почти 10 лет. Их возникновение относят к 1998 году (Assist, CyberPlat, WebMoney Transfer). Нормативного определения понятия ЭПС российское законо дательство не содержит. В практической деятельности под ЭПС понимаются платежные ме ханизмы, при использовании которых платежи за товары, работы, услуги или получение наличных денег в кредитных организациях осуществляются дистанционно с помощью опре деленных технических устройств и каналов связи.

Через ЭПС совершается ряд операций, в том числе:

принятие наличных денежных средств от физических лиц для перечисления лицу, ока зывающему услуги;

операции с использованием банковских карт, в частности получение наличных денег через банкоматы, а также с использованием платежных карт эмитентов, отличных от кредит ных организаций;

операции с использованием виртуальных денежных единиц ("электронных денег").

Тем самым правовое регулирование деятельности ЭПС осуществляется не по субъектному критерию, а путем регламентации осуществляемых через них операций. При этом, учитывая отличия в правовом регулировании этих операций, они требуют раздельного анализа.

По российскому законодательству субъектами права и соответственно носителями прав и обязанностей в правоотношениях признаются физические лица, в том числе индивидуальные предприниматели, а также субъекты, обладающие статусом юридического лица (п. 1 ст. 2 ГК РФ).

Соответственно с точки зрения правового регулирования ЭПС представляет собой сово купность: субъектов, обеспечивающих проведение платежей;

получателей платежей орга низаций, реализующих товары (услуги), а в ЭПС, использующих виртуальные денежные единицы, еще и потребителей, которые должны быть зарегистрированы в этих ЭПС.

К субъектам, обеспечивающим проведение платежей, относятся: в ЭПС, в которых не ис пользуются карты или виртуальные денежные единицы, кредитные организации, обслужи вающие счета получателей платежей;

в остальных ЭПС эмитенты банковских и иных пла тежных карт либо виртуальных денежных единиц, а также агенты и субагенты указанных субъектов, которых может быть достаточно много и которые объединяются понятием "опера торы ЭПС".

В зависимости от совершаемых операций существуют следующие виды ЭПС:

осуществляющие переводы денежных средств;

* Статья написана при информационной поддержке Компании "КонсультантПлюс".

Банковская деятельность использующие банковские и иные платежные карты;

использующие виртуальные денежные единицы.

При этом многие ЭПС одновременно проводят операции и с платежными картами, и с виртуальными денежными средствами. Экономисты называют такие ЭПС "платежными шлю зами".

ЭПС, использующие виртуальные денежные единицы, разделяются на закрытые и откры тые. В закрытых виртуальные денежные единицы используются только один раз для урегули рования обязательств между эмитентом и потребителем, а в открытых между любыми участниками ЭПС неограниченное количество раз.

Важным с юридической точки зрения является деление ЭПС по территории деятельности на международные и национальные (российские). Эмитенты международных ЭПС, которые не имеют на территории Российской Федерации агентов и к которым доступ осуществляется только по каналам связи (например, E-gold), по общему правилу не попадают под юрисдик цию Российской Федерации, а это имеет решающее значение для некоторых вопросов, например для защиты прав потребителей: в данном случае она должна осуществляться по месту нахождения эмитента и по действующему там законодательству.

В то же время необходимо учитывать, что к отношениям резидентов-потребите-лей с эми тентом зарубежной ЭПС, использующей предоплаченные финансовые продукты виртуаль ные денежные средства или платежные карты, в силу ст. 1211 ГК РФ применимо российское право как право места нахождения займодавца (в данном случае это потребитель, вносящий деньги в ЭПС), если иное не установлено дого-вором.

Основные проблемы правового регулирования ЭПС связаны с отсутствием специальных правил. Их функционирование подчиняется в основном общим положениям законодатель ства, в частности о договорах и о документах в электронной форме. Как следствие, отсут ствуют единые подходы к определению ключевых понятий и правовой природы используе мых инструментов. Выявить их реальное юридическое содержание можно только через их разграничение со смежными понятиями и исходя из реально складывающихся прав и обязан ностей сторон.

Например, виртуальные денежные единицы, применяемые в ЭПС, называют и электрон ными деньгами, и электронными купюрами, и цифровой наличностью, и цифровыми ценными бумагами, и электронными чеками, и билетами, и ордерами, и сертификатами, и предопла ченными картами в электронном виде и т. д. В результате смешиваются разные по правовой природе явления: деньги, ценные бумаги, документы, платежные карты. Это затрудняет ква лификацию складывающихся отношений и выбор правовых норм для применения к ЭПС, поскольку с точки зрения правового регулирования это совершенно разные объекты. Я вы брал для их обозначения понятие виртуальных денежных единиц, поскольку, как будет пока зано далее, остальные обозначения искажают их правовую природу.

На сегодняшний день практически каждая ЭПС использует свой вариант правовой квали фикации отношений, возникающих из ее деятельности. При этом в конструкциях зачастую преобладают технические, а не правовые аспекты. Причем некоторые подходы с юридической точки зрения неприемлемы. Например, нельзя применительно к случаям установки потреби телю компьютерной программы говорить о ее купле-продаже и о переходе на нее права соб ственности к потребителю. Компьютерная программа является объектом авторского права (а не вещного) и соответственно предоставляется в пользование на основании лицензионного соглашения.

Также недопустимо в отношении виртуальных денежных единиц употреблять термин "право собственности", поскольку они не существуют в физически осязаемой форме и соот ветственно к ним применяются положения обязательственного права, а не вещного. Кроме того, используемые понятия, обозначающие содержание деятельности ЭПС, в частности, по осуществлению платежей, порождают вопросы о том, банковская ли это деятельность, рас 68 Хозяйство и право четные ли это операции и соответственно должна ли соблюдаться вся система требований к этим видам деятельности.

Отсутствие единых подходов при решении ключевых вопросов функционирования ЭПС сдерживающий фактор для их развития, поскольку, например, защита прав потребителей на сегодняшний день зависит целиком от самой ЭПС. Перенесение любого спора по этому поводу на рассмотрение судебных органов неизбежно выльется в длительную судебную тяж бу. Это естественным образом сдерживает потребителей в использовании ЭПС, особенно если речь идет о необходимости проведения платежей на крупные суммы. К тому же недостаток четких правовых механизмов контроля делает эту сферу практически неподконтрольной гос ударству. Например, основные контрольные полномочия налоговых органов привязаны к денежным средствам и банковским счетам. К деятельности ЭПС они в большинстве случаев неприменимы.

ЭПС и банковская деятельность Понятие кредитной организации как субъекта банковской деятельности определено в ст. Федерального закона "О банках и банковской деятельности". Кредитная организация это юридическое лицо, которое для извлечения прибыли как основной цели своей деятельности на основании специального разрешения (лицензии) Центрального банка РФ имеет право осу ществлять банковские операции, предусмотренные данным Федеральным законом. В этой же статье указано, что кредитные организации образуются на основе любой формы собственно сти как хозяйственные общества, то есть акционерные общества, общества с ограниченной ответствен-ностью или общества с дополнительной ответственностью.

Соответственно отличительные признаки кредитной организации следующие:

наличие статуса юридического лица, то есть это организация, имеющая обособленное имущество и отвечающая по своим обязательствам этим имуществом, могущая от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде (п. 1 ст. 48 ГК РФ);

основная цель деятельности получение прибыли, то есть она действует как коммер ческая организация;

необходимость получения специального разрешения (лицензии Банка России) на совер шение банковских операций.

Основным является третий признак. Именно из него вытекает, что отличительная особен ность банковской деятельности состоит в ее осуществлении за счет средств, привлеченных на счета и во вклады, поскольку это основные лицензируемые банковские операции, образую щие денежные средства, с которыми работают кредитные организации (см. пп. 1-4 ч. 1 ст. ФЗ "О банках и банковской деятельности"). Данная особенность, в свою очередь, предопреде ляет все остальные особенности статуса и деятельности кредитных организаций, которые носят производный характер. Исходя из этого, содержанием банковской деятельности следует признать осуществление банковских операций.

Выделяются два вида кредитных организаций: банки и небанковские кредитные организа ции. Банки создаются для привлечения во вклады денежных средств физических и юридиче ских лиц, размещения указанных средств от своего имени и за свой счет на условиях возврат ности, платности, срочности, открытия и ведения банковских счетов физических и юридиче ских лиц. Небанковские кредитные организации выполняют отдельные банковские операции, допустимые сочетания которых устанавливает Центральный банк РФ.

К банковским операциям, которые согласно ч. 1 ст. 5 ФЗ "О банках и банковской деятель ности" могут совершать кредитные организации, связанным с осуществлением расчетов, относятся:

привлечение денежных средств юридических и физических лиц во вклады (п. 1);

открытие и ведение банковских счетов физических и юридических лиц (п. 3);

Банковская деятельность осуществление расчетов по поручению физических и юридических лиц, в том числе банков-корреспондентов, по их банковским счетам (п. 4);

кассовое обслуживание физических и юридических лиц (п. 5);

осуществление переводов денежных средств по поручению физических лиц без откры тия банковских счетов (п. 9).

При этом ФЗ "О банках и банковской деятельности" вводит специальное (в целях данного Закона) значение понятия "банковская операция". Оно обозначает виды деятельности, кото рые может совершать только банк или иная кредитная организация. Этим они отличаются от банковских сделок (ч. 3 ст. 5 ФЗ "О банках и банковской деятельности"), которые могут осу ществлять и другие субъекты. Поэтому, хотя банковские сделки кредитные организации мо гут совершать только при наличии лицензий Центрального банка РФ, прямо в этих лицензиях они не указываются.

Законодательного определения понятия "расчеты" действующее российское законодатель ство не содержит. Если проанализировать случаи его употребления в различных нормативных правовых актах, можно сделать вывод, что под расчетами понимается передача (перечисле ние) денежных средств во исполнение частноправовых или публично-правовых обязанностей, перечисление денежных средств их "владельцами" на другие свои счета, а также осуществле ние кассовых операций.

Существуют два способа расчетов: 1) путем передачи наличных денег (банкнот и монет) в виде личного вручения гражданину или внесения в кассу юридического лица (расчеты налич ными деньгами);

2) путем безналичных расчетов.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.