авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |

«Основные новеллы раздела VII "Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации" части четвертой Гражданского кодекса ...»

-- [ Страница 4 ] --

В соответствии с п. 3 ст. 861 ГК РФ необходимым условием осуществления безналичных расчетов служит открытие счета в кредитной организации. Именно исполь-зование банков ского счета является ключевым признаком понятия "безналичные расчеты".

Тем самым основной критерий разграничения наличных и безналичных расчетов состоит в использовании банковских счетов в кредитных организациях. Безналичные расчеты произ водятся при участии кредитных организаций, а наличные без их участия.

Однако в некоторых специальных случаях в качестве критерия выделения наличных рас четов применяется использование наличных денег (см., например, ст. 1 Федерального закона от 22 мая 2003 года № 54-ФЗ "О применении контрольно-кас-совой техники при осуществле нии наличных денежных расчетов и (или) расчетов с использованием платежных карт").

В соответствии с требованиями Центрального банка РФ все юридические лица обязаны хранить свободные денежные средства на банковских счетах в кредитных организациях (п. Порядка ведения кассовых операций в Российской Федерации, утвержденного решением Совета директоров ЦБ РФ от 22 сентября 1993 года № 40, п. 2.1 Положения ЦБ РФ от 5 янва ря 1998 года № 14-П "О правилах организации наличного денежного обращения на террито рии Российской Федерации"). Причем законность данных норм подтверждена решением Вер ховного Суда РФ от 26 февраля 2004 года № ГКПИ 04-163. Ранее это было установлено Ука зом Президента РФ от 14 июня 1992 года № 622 "О дополнительных мерах по ограничению налично-де-нежного обращения".

Из указанных положений вытекает обязанность юридических лиц осуществлять расчеты в безналичном порядке, то есть путем перечисления денежных средств с одного счета на другой в кредитных организациях. Использование юридическими лицами наличных денег ограничи вается действующим законодательством. Кроме того, отдельно выделяются кассовые опера ции. Они связаны с зачислением наличных денег на банковские счета и с получением налич ных денег с банковских счетов "владельцами" этих счетов. Данное понятие в законодатель стве употребляется в основном применительно к юридическим лицам и индивидуальным предпринима-телям.

В законодательстве на сегодняшний день выстраиваются две конструкции посредничества в расчетах организаций, не являющихся кредитными.

70 Хозяйство и право Первая посредничество в принятии средств кредитной организацией. В этом случае по среднический договор заключается коммерческой организацией с кредитной организацией, обслуживающей счет лица получателя средств. Предмет этого договора перевод средств. Именно на этот случай распространяется ст. 131 ФЗ "О банках и банковской дея тельности", введенная в действие Федеральным законом от 27 июля 2006 года № 140-ФЗ, согласно которой данная операция признается осуществлением переводов денежных средств по поручению физических лиц без открытия банковских счетов и относится к числу банков ских операций, предусмотренных п. 9 ч. 1 ст. 5 ФЗ "О банках и банковской деятельности".

Такая конструкция может применяться только по платежам физических лиц и в опреде ленных случаях может осуществляться без лицензии Центрального банка РФ.

Вторая конструкция основана на заключении посреднического договора с лицом, прода ющим товары (выполняющим работы, оказывающим услуги), а не с его кредитной организа цией. Предмет этого договора заключение договоров и совершение иных юридически зна чимых действий по поводу этих товаров (работ, услуг). При этом возможно участие посред ника в расчетах по таким договорам. В подобных случаях посредник представляет интересы не кредитной организации, а продавца (подрядчика, исполнителя). Данная конструкция ника кого отношения к банковской деятельности не имеет и может применяться без ограничений на основании договоров поручения, комиссии и агентских договоров в отношениях с участи ем как юридических, так и физических лиц. Указанные субъекты осуществляют расчеты про сто как плательщики и получатели, в том числе через банковские счета в кредитных органи зациях. В рамках этих обязательств возможны уступка прав требования и перевод долга на основании общих положений гражданского законодательства.

В соответствии с Положением Центрального банка РФ от 24 декабря 2004 года № 266-П "Об эмиссии банковских карт и об операциях, совершаемых с использованием платежных карт" кредитные организации вправе осуществлять эмиссию банковских карт следующих видов: расчетных (дебетовых) карт, кредитных карт и предоплаченных карт (п. 1.5).

Данные карты вид платежных карт как инструмента безналичных расчетов, предназна ченного для совершения их держателями физическими или юридическими лицами опе раций с денежными средствами, находящимися у кредитной ор-ганизации эмитента.

Кредитные организации также вправе осуществлять на территории Российской Федерации распространение банковских карт других кредитных организаций эмитентов и платежных карт эмитентов иностранных юридических лиц, не являющихся иностранными банками (п. 1.7). При этом предоставление кредитной организацией денежных средств клиентам для расчетов по операциям, совершаемым с использованием расчетных (дебетовых) и кредитных карт, осуществляется посредством зачисления указанных денежных средств на их банковские счета. Исключение составляет предоставление кредитов наличными деньгами физическим лицам резидентам по их выбору.

Исполнение обязательств по возврату предоставленных кредитов и уплате по ним процен тов в безналичном порядке также осуществляется путем списания или перечисления указан ных денежных средств с банковских счетов клиентов, открытых в кредитной организации эмитенте или другой кредитной организации. Исключение опять же составляют физические лица, которые вправе погашать кредиты наличными деньгами через кассу либо через банко мат (п. 1.8).

При совершении клиентом, которым в данном случае может быть только физическое ли цо, операций с использованием предоплаченной карты договор банковского счета (договор банковского вклада) с ним не заключается (п. 1.13).

Кроме того, кредитные организации вправе осуществлять так называемый эквайринг, то есть осуществлять расчеты с торговыми организациями или с организациями, оказывающими услуги, с использованием платежных карт или выдавать наличные денежные средства держа Банковская деятельность телям платежных карт, которые не являются их клиентами. В этом случае кредитные органи зации действуют как расчетные агенты.

На карты, выпущенные эмитентами, не являющимися кредитными организациями, пред назначенные для получения физическими лицами, юридическими лицами и индивидуальны ми предпринимателями предварительно оплаченных товаров (работ, услуг, результатов ин теллектуальной деятельности), действие указанного Положения не распространяется (п. 1.2).

С точки зрения действующего российского законодательства среди операций, осуществ ляемых через ЭПС, необходимо выделять:

операции по принятию наличных денежных средств от физических лиц для пе речисления лицу, оказывающему услуги, которые признаются банковской операци-ей, преду смотренной п. 9 ч. 1 ст. 5 ФЗ "О банках и банковской деятельности", но при определенных условиях их можно осуществлять без лицензии Центрального бан- ка РФ;

операции с использованием банковских карт и оплата кредитными организациями пла тежных карт иных эмитентов. Данные операции связаны с обслуживанием банковских счетов и банковских вкладов и попадают под действие банковского законодательства;

иные операции с платежными картами эмитентов, отличных от кредитных организаций.

Такие операции осуществляются на основании общих норм законодательства;

операции с использованием виртуальных денежных единиц, которые формально не под падают под понятие банковской деятельности, поскольку их существование не связано с бан ковскими счетами.

Перевод денежных средств по поручениям физических лиц без открытия банковских счетов Согласно ст. 131 ФЗ "О банках и банковской деятельности" (далее ст. 131) коммерческая организация, не являющаяся кредитной организацией, вправе осуществлять без лицензии, выдаваемой Центральным банком РФ, банковские операции по переводу денежных средств по поручениям физических лиц без открытия банковских счетов (п. 9 ч. 1 ст. 5 ФЗ "О банках и банковской деятельности") в части принятия от физических лиц наличных денежных средств в качестве платы за услуги электросвязи, жилое помещение и коммунальные услуги при од новременном соблюдении следующих условий:

при наличии договора с кредитной организацией на осуществление указанных опера ций от своего имени, но за счет кредитной организации;

при осуществлении операций по месту своего нахождения или месту нахождения ее филиалов, оборудованных стационарными рабочими местами;

при наличии договора между кредитной организацией и лицом, оказывающим оплачи ваемые услуги.

Применительно к ст. 131 необходимо отметить следующее.

1. Она распространяется и на платежи физических лиц, проводимые через ЭПС, то есть под упоминаемыми в ней коммерческими организациями можно понимать агентов и субаген тов ЭПС, поскольку в данной статье не указывается на конкретные способы принятия денеж ных средств коммерческой организацией. Следовательно, можно использовать любые не запрещенные законодательством способы, в том числе с применением технических устройств.

Необходимо учитывать, что принятие наличных денег платежным терминалом должно считаться внесением денег в кассу организации, которой принадлежит этот платежный тер минал. Дело в том, что через платежный терминал данные по каналам связи поступают на центральный процессор, денежные средства должны периодически изыматься и оприходо ваться в кассу, а сами наличные деньги считаются уже принадлежащими этой организации (она с этого момента несет риск их потери, например, при их краже из терминала).

2. В ст. 131 речь идет только о платежах физических лиц, поскольку переводы денежных средств без открытия банковских счетов для юридических лиц запрещены. Во-первых, в п. ч. 1 ст. 5 ФЗ "О банках и банковской деятельности" речь идет о переводах денежных средств 72 Хозяйство и право без открытия банковских счетов только по поручению физических лиц;

во-вторых, согласно п. 6 Указания ЦБ РФ от 12 ноября 1996 года № 360 расчетно-кассовые центры и кредитные организации не вправе принимать в свою кассу от юридических лиц наличные деньги для зачисления их на счета треть-их лиц.

При этом данная расчетная операция относится к безналичным операциям (см. письмо ЦБ РФ от 4 января 2003 года № 17-44/1 "О переводах денежных средств по поручению физиче ских лиц без открытия банковских счетов" и Положение ЦБ РФ от 1 апреля 2003 года № 222 П "О порядке осуществления безналичных расчетов физическими лицами в Российской Феде рации").

3. Поскольку в ст. 131 не установлено иное, момент исполнения обязательств физическим лицом перед лицом, оказывающим услуги, устанавливается по общим правилам.

Общий принцип определения момента исполнения обязательства гражданско-пра-вового характера при безналичных расчетах вытекает из толкования ст. 316 ГК РФ, согласно которой местом исполнения денежного обязательства является место нахождения кредитора юри дического лица. Судебная практика признает местом нахождения кредитора юридического лица место нахождения его банковского счета [см., например, п. 3 Обзора практики рассмот рения споров, связанных с исполнением, изменением и расторжением кредитных договоров (письмо Высшего Арбитражного Суда РФ от 26 января 1994 года № ОЩ-7/ОП-48)].

Учитывая это, по общему правилу при погашении денежного обязательства гражданско правового характера путем перечисления денежных средств в безналичном порядке должник плательщик считается исполнившим свое обязательство перед кредитором-получателем с момента зачисления средств на банковский счет последнего. Данное правило действует, если иное не определено законом, иными правовыми актами или договором. Путем определения момента исполнения плательщиком своих обязательств при безналичных расчетах выражает ся позиция законодателя относительно того, кто должен нести риск возможных потерь от задержки поступления средств получателю (он сам или плательщик), а также кто, перед кем и до какого момента несет ответственность за связанные с этим нарушения. Если при безналич ных расчетах моментом исполнения обязательств плательщиком признается момент зачисле ния средств на счет получателя (как в данном случае), это означает, что риск возможных по терь от задержки поступления средств на этот счет возлагается на данного плательщика и соответственно у него возникает право предъявления претензий к организации, осуществля ющей расчеты. Если таким моментом признается момент списания средств со счета платель щика или внесения в кассу наличных денег, риск возможных потерь от задержки поступления средств возлагается на самого получателя и все дальнейшие проблемы отношений с организа цией, осуществляющей расчеты, должен решать непосредственно он.

В ст. 131 закреплено, что коммерческая организация должна действовать по договору с кредитной организацией от своего имени, но за счет кредитной организации. Данные призна ки соответствуют отличительным чертам договоров комиссии и агентских договоров, к кото рым применяются правила о комиссии (п. 1 ст. 990, п. 1 ст. 1005 ГК РФ). Кредитная организа ция, в свою очередь, должна быть связана с лицом, оказывающим оплачиваемые услуги, до говором банковского счета, то есть счет данного лица, на который перечисляются средства физическими лицами, должен быть открыт в этой кредитной организации, либо осуществлять перевод этих средств на банковский счет этого лица в другой кредитной организации.

Количество субкомиссионеров (субагентов) данной статьей не ограничивается: коммерче ская организация, заключив договор с кредитной организацией, может заключать, в свою очередь, неограниченное количество договоров субкомиссии (субагентских договоров). Огра ничение этого права может быть введено договором комиссии или агентским договором.

Однако у субкомиссионеров (субагентов) также должны быть счета в той же кредитной орга низации, что и у лица, оказывающего оплачиваемые услуги, поскольку фактически денежные средства на счет этого лица перечисляются за счет заранее внесенных субкомиссионерами (субагентами) на их счета гарантийных взносов.

Банковская деятельность Избрание законодателем такой конструкции означает следующее:

перед физическими лицами ответственность несет принявшая от них платеж организа ция (абз. 2 п. 1 ст. 990, абз. 2 п. 1 ст. 1005 ГК РФ);

в свою очередь, коммерческая организация остается ответственной за получение де нежных средств перед кредитной организацией как ее комиссионер (агент) (п. 1 ст. 994, п. ст. 1009 ГК РФ).

Основное значение ст. 131 ФЗ "О банках и банковской деятельности" для рассматриваемо го вопроса в том, что законодатель признал внесение денежных средств физическим лицом в коммерческую организацию, связанную с кредитной организацией договором, для их пере числения на счет получателя банковской операцией, предусмотренной п. 9 ч. 1 ст. 5 Закона, но разрешил при указанных условиях осуществлять ее без получения лицензии Центрального банка РФ и соответственного без регистрации в качестве кредитной организации. Этот подход предпочтительнее других по следующим причинам.

Если вводить лицензирование данных операций Центральным банком РФ, то эмитенты ЭПС должны будут регистрироваться как кредитные организации с необходимостью соблю дения всей системы требований к деятельности кредитных организаций (экономические нор мативы, резервирование, отчетность и т. д.). Разрешение же коммерческим организациям осуществлять одну из банковских операций без лицензии Центрального банка РФ не означает признания их кредитными со всеми вытекающими последствиями. Если данный вид деятель ности полностью вывести из-под действия банковского законодательства, это приведет к "размыванию" понятий "банковская деятельность" и "банковские операции". Кроме того, функционирование любой подобной ЭПС неразрывно связано с осуществлением операций по банковским счетам, соответственно полностью отделить эту деятельность от деятельности кредитных организаций невозможно. Избрание в данном случае конструкции, основанной на договорах комиссии и агентских договорах, к которым применяются правила о комиссии, по сути означает законодательное разделение операций ЭПС по переводу денежных средств и операций, основанных на использовании виртуальных денежных единиц, поскольку там дого ворная конструкция иная.

Операции с платежными картами Платежные карты принято разделять на банковские, к которым относятся расчетные (де бетовые) и кредитные, и предоплаченные карты, которые могут быть как банковскими, так и небанковскими.

На основании Положения ЦБ РФ от 24 декабря 2004 года № 266-П расчетные (дебетовые) и кредитные карты представляют собой средства идентификации клиента, средства доступа к банковскому счету, а также средства оформления расчетных документов в тех случаях, когда они используются физическими лицами для расчетов за товары (работы, услуги) или для оплаты разрешенных юридическому лицу расходов (пп. 2.3 и 2.5). Как средство платежа они не рассматриваются. Иными словами, такие карты один из инструментов дистанционного доступа к банковскому счету.

Применительно к физическим лицам возможно также использование средств банковских вкладов. Это связано с тем, что по депозитным счетам (счетам по учету вкладов) физических лиц допускается овердрафт (кредитование счета), а также расчеты платежными поручениями (см. п. 2.1.2 Положения Центрального банка РФ от 31 августа 1998 года № 54-П "О порядке предоставления (размещения) кредитными организациями денежных средств и их возврата (погашения)", п. 1.3 Положения Центрального банка РФ от 1 апреля 2003 года № 222-П).

Учитывая особый порядок документооборота по операциям с названными картами, расче ты с их использованием по сути представляют собой отдельную форму безналичных расчетов.

Основные разновидности банковских карт (расчетные (дебетовые) и кредитные) могут ис пользоваться для осуществления кредитования (п. 1.5 Положения ЦБ РФ от 24 декабря 74 Хозяйство и право года № 266-П) и, следовательно, они не являются предоплаченными финансовыми продукта ми. Иные платежные карты кредитных организаций и других эмитентов являются предопла ченными финансовыми продуктами. Ограничений на их эмиссию нет. Данные карты нужно разделять с указанными разновидностями банковских карт, поскольку предоплаченные пла тежные карты могут быть носителями виртуальных денежных единиц. Такие карты бывают с энергонезависимой памятью или с микропроцессором.

Очень часто понятия "предоплаченная карта" и "предоплаченный финансовый продукт" (более широкое понятие) смешиваются, в частности виртуальные денежные единицы называ ют предоплаченными картами. Однако следует учитывать, что предоплаченная карта это способ фиксации прав требований, например, такой же, как ценная бумага, но не само право требования. Поэтому предоплаченная карта может быть носителем виртуальных денежных единиц, но сама ими не является.

Учитывая изложенное, приходим к следующим выводам.

Во-первых, платежная карта объективно может существовать только в материальной фор ме. Правда, например, в рамках платежной системы "Рапида" используются предоплаченные банковские карты в электронном виде. Однако, по сути, это обозначение "электронного ко шелька" и виртуальных денежных единиц.

Во-вторых, поскольку речь идет об операциях по банковским счетам (банковским вкла дам), платежи по не являющимся предоплаченными банковским картам помимо банков могут осуществлять только ЭПС, зарегистрированные как расчетные небанковские кредитные орга низации и имеющие соответствующую лицензию Центрального банка РФ. При этом даже такие небанковские кредитные организации не могут осуществлять эмиссию кредитных карт (п. 1.6 Положения ЦБ РФ № 266-П).

Поэтому ЭПС юридически необходимо разделять на те, в которых эмитенты платежных карт являются кредитными организациями и соответственно могут производить расчеты по таким банковским картам, и на те, которые эмитируют не кредитные организации и они по банковским картам могут получать средства только как лица, оказывающие услуги.

Определение правовой природы виртуальных денежных единиц и электронных кошельков через их соотношение со смежными понятиями Если говорить о понятии средства платежа (платежного средства), то необходимо учиты вать следующее. Юридически денежное обязательство гражданско-правового характера мо жет быть погашено путем передачи кредитору практически любого имущества (то есть вещей и имущественных прав). Понятие средства платежа выделяется из числа иных объектов иму щественных прав, поскольку обладает двумя отличительными признаками.

Во-первых, на использование имущества, попадающего в эту категорию, для погашения денежного обязательства согласие кредитора презюмируется (подразуме-вается).

Например, чтобы погасить денежное обязательство гражданско-правового характера за счет передачи кредитору какого-либо иного имущества, необходимо заключить соглашение об отступном (ст. 409 ГК РФ), а чтобы переоформить это обязательство в другое, предусмат ривающее иной предмет или способ исполнения, необходимо соглашение о новации (ст. ГК РФ) и т. д. При использовании для погашения данного обязательства средств платежа получение согласия на это кредитора или заключение с ним каких-либо дополнительных соглашений не требуется.

Во-вторых, получение денежных средств кредитором (получателем) означает автоматиче ское прекращение денежного обязательства, а при расчетах по публичным обязательствам в безналичном порядке таким моментом по общему правилу признается момент списания средств со счета должника. Поэтому, например, с юридической точки зрения ценные бумаги являются самостоятельным объектом прав и не могут рассматриваться в качестве средств Банковская деятельность платежа. Это обусловлено тем, что их использование для погашения обязательства денежного характера допустимо только с согласия кредитора, а получение ценных бумаг кредитором (наиболее яркий пример чек) не означает прекращения денежного обязательства. Тем са мым в соответствии с действующим российским законодательством в качестве средства пла тежа может выступать следующее имущество:

рубли в наличной форме в виде банкнот и монет Банка России или в безналичной форме в виде записи на банковском счете [ст. 29 и 80 Федерального закона от 10 июля года № 86-ФЗ "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)"];

в установленных законом случаях иностранная валюта в безналичной форме [ст. 82 ФЗ "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)"].

При этом следует учитывать, что средства платежа и деньги с юридической точки зрения являются равнозначными понятиями.

Наличная иностранная валюта при совершении с ней сделок на территории Российской Федерации выступает в качестве товара (предмета сделки).

Виртуальные денежные единицы не могут быть юридически признаны средствами плате жа (деньгами) по следующим причинам.

Во-первых, каждый эмитент использует собственные виртуальные денежные единицы.

Средства платежа существуют в строго определенных законом единицах (в руб-лях или в ино странной валюте).

Во-вторых, фактическое получение платежа кредитором обязательно сопровождается пе реводом виртуальных денежных единиц в деньги: а именно путем получения наличными либо путем перевода на банковский счет (так называемый вывод средств из ЭПС). В противном случае их нельзя будет использовать нигде, кроме как в рамках конкретной ЭПС, и только в тех отношениях, в которых одной из сторон является участник системы (потребитель или организация, реализующая товары или услуги). Средства платежа могут использоваться для погашения любых денежных обязательств между любыми субъектами.

В-третьих, виртуальные денежные единицы это предоплаченные финансовые продук ты, то есть их создание, в свою очередь, само требует обеспечения. Это проявляется, в част ности, в том, что при их вводе в ЭПС требуется уплата денег. При эмиссии наличных денеж ных средств Центральным банком РФ или безналичных денежных средств кредитными орга низациями (в результате действия механизма денежного мультипликатора) прямого обеспе чения не требуется. Причем возможность кредитования в рамках ЭПС не изменяет правовой квалификации виртуальных денежных единиц как предоплаченных финансовых продуктов.

Просто агент, заключая договор займа от имени эмитента, сам предоставляет заем потребите лю. Следует отметить, что заем здесь может предоставлять только агент. Эмитент этого де лать не может, поскольку тогда получится, что он предоставляет заем, чтобы тут же получить эти средства обратно взаймы (совпадение должника и кредитора в одном лице не порождает обязательств).

В-четвертых, уплата виртуальных денежных единиц может носить обезличенный харак тер, то есть их получатель в отношении конкретного платежа может не знать, от кого он по ступил. В отличие от безналичных расчетов, в том числе с использованием банковских карт, при оплате виртуальными денежными средствами товаров (услуг) не составляется расчетный документ, содержащий какие-либо сведения о плательщике. При использовании средств пла тежа идентификация денежного обязательства и должника в нем составляет одно из условий погашения этого денежного обязательства.

Исходя из изложенного, виртуальные денежные единицы представляют собой своеобраз ный способ фиксации прав требования. Учет таких прав требований производится в элек тронной форме на специальном устройстве.

Обращением виртуальных денежных единиц следует признать уступку прав требования к эмитенту. Исходя из этого, к ним не применяются правила о расчетах наличными деньгами, а 76 Хозяйство и право используемые в отношении них такие понятия как "электронные деньги", "цифровая налич ность" искажают их правовую природу и поэтому юридически некорректны.

По правовой природе виртуальные денежные единицы в своей определенной совокупно сти представляют собой долговой документ. Его передача означает лишь предпосылку для осуществления расчетов при выводе средств из ЭПС. В связи с этим фактическим получением выручки зарегистрированной в ЭПС организацией, реализующей товары (услуги), должно признаваться получение денег через кредитную организацию, а не виртуальных денежных единиц в ЭПС. При этом следует учитывать, что российское законодательство не запрещает и не может запрещать неоднократный переход прав требования от одного лица к другому в рамках одного обязательства. На такой конструкции строится обращение всех долговых обя зательств и ценных бумаг. Правовая природа виртуальных денежных единиц всегда одинако ва вне зависимости от того, как они обозначаются в конкретных ЭПС. Различать осуществля емые с их помощью платежи необходимо по используемым средствам связи: телекоммуника ционные каналы, мобильная связь, Интернет.

Виртуальные денежные единицы также не могут быть признаны денежными суррогатами в смысле, употребляемом в действующем законодательстве. Во-первых, как уже сказано, они не являются средствами платежа (деньгами). Во-вторых, рубль единственное законное средство не любого платежа, а наличного. Именно эмиссия наличных денег (банкнот и монет) осуществляется исключительно Центральным банком РФ [ст. 29 ФЗ "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)"]. Соответственно запрет на введение на территории Российской Федерации других денежных единиц и выпуск денежных суррогатов, содержа щийся в ст. 27 ФЗ "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)", касается только наличных денег.

Те же безналичные деньги эмитируются кредитными организациями. Выпуск ценных бу маг и долговых документов также нельзя назвать выпуском денежных суррогатов.

Классическая ценная бумага должна существовать в документарной форме. Возможность существования ценных бумаг в бездокументарной форме российским законодательством признается только в отношении эмиссионных ценных бумаг, то есть акций, облигаций, опци онов эмитента, которые внутри одного выпуска удостоверяют одинаковый объем прав их владельцев вне зависимости от времени приобретения (ст. 2 Федерального закона от 22 апре ля 1996 года № 39-ФЗ "О рынке ценных бумаг") и только тех из них, которые являются имен ными (ст. 16 ФЗ "О рынке ценных бумаг"). Причем в данном случае под бездокументарной формой подразумевается только запись в системе ведения реестра владельцев ценных бумаг или запись по счету депо.

Следует обратить внимание на то, что в соответствии с п. 2 ст. 142, п. 1 ст. 149 ГК РФ воз можность фиксации прав, закрепленных ценной бумагой, в бездокументарной форме, в том числе с помощью средств электронно-вычислительной техники, может производиться в слу чаях, определенных законом или в установленном им порядке. И это не случайно. Ценная бумага документ, удостоверяющий определенные права и обладающий определенными обязательными реквизитами, которые и должны закрепляться законом или в установленном им порядке (п. 1 ст. 142, п. 1 ст. 144 ГК РФ). Кроме того, осуществление или передача прав, удостоверенных ценной бумагой, возможны только при ее предъявлении. Поэтому тоже тре буется законодательное определение этой процедуры применительно к явлениям, не имею щим физически осязаемой формы.

Для электронных сообщений на сегодняшний день закона, определяющего указанные правоотношения, нет.

Федеральный закон от 27 июля 2006 года № 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" приравнивает электронные сообщения, подписанные электронной цифровой подписью или иным аналогом собственноручной подписи, к докумен там, но за исключением случаев, когда федеральными законами или иными правовыми акта Банковская деятельность ми не устанавливается или не подразумевается требование о составлении такого документа на бумажном носителе (см. чч. 3 и 4 ст. 11). Тем самым электронные сообщения могут быть признаны документами, но не ценными бумагами.

Соответственно чеки, которые наиболее близки по определенным признакам к виртуаль ным денежным средствам, как неэмиссионные ценные бумаги могут существовать только в документарной форме. Кроме того, используемые при безналичных расчетах чеки могут вы пускаться только кредитными организациями (п. 7.9 ч. I Положения Центрального банка РФ от 3 октября 2002 года № 2-П "О безналичных расчетах в Российской Федерации"). Сертифи каты также удостоверяют права владельцев на эмиссионные ценные бумаги только докумен тарной формы (ст. 28 ФЗ "О рынке ценных бумаг"). Следовательно, те инструменты, которые используют неко-торые ЭПС, по названию совпадающие с названием ценных бумаг или сер тификатов эмиссионных ценных бумаг, таковыми с юридической точки зрения признаваться не могут.

Исходя из этого, например, то, что называют электронным чеком, чеком в смысле ценной бумаги не является. Это лишь юридически некорректное обозначение виртуальных денежных единиц, по правовой природе представляющих собой права требования. Правила о чеках к ним неприменимы. Перевод виртуальных денежных еди-ниц от одного лица другому это всегда уступка прав требования. Поскольку для таких случаев нет специальных правил (как, например, для безналичных расчетов), к ним должны применяться общие положения об уступке прав требования (цессии). При этом то, как данные виртуальные денежные единицы обозначаются в рамках конкретных ЭПС, не имеет принципиального значения.

Тот факт, что виртуальные денежные единицы нельзя рассматривать как средства платежа или ценные бумаги, снимает вопрос о применении к деятельности ЭПС, использующих вир туальные электронные единицы, выраженные в иностранной валюте, положений валютного законодательства.

Согласно ст. 2 Федерального закона от 10 декабря 2003 года № 173-ФЗ "О валютном регу лировании и валютном контроле" данный Закон регулирует отношения с участием резиден тов, связанные с валютными ценностями, к которым относятся иностранная валюта и внеш ние ценные бумаги, а также отношения с участием нерезидентов по поводу валюты Россий ской Федерации и внутренних ценных бумаг. Соответственно к виртуальным денежным еди ницам он отношения не имеет.

Выражать денежные обязательства в иностранной валюте или в условных денежных еди ницах на территории Российской Федерации не только не запрещено, а, наоборот, прямо раз решено (п. 2 ст. 317 ГК РФ).

Банковские счета представляют собой разновидность счетов бухгалтерского учета кредит ных организаций (лицевых счетов, предназначенных для ведения аналитического учета), которые открываются на основании договора банковского счета (при наличии волеизъявления клиента) и предназначены для отражения требований этого клиента к кредитной организации (то есть являются пассивными). Банковские счета и средства на них могут существовать не ограниченное время. Открытие банковских счетов одна из форм привлечения средств кре дитными организациями. Записи на этих счетах признаются безналичными денежными сред ствами, а кредитование за счет этих средств эмиссией безналичных денежных средств.

Кроме того, средства на банковских счетах признаются средствами клиентов, которыми они вправе распоряжаться в любое время, поэтому в отношении них могут применяться меры государственного воздействия (бесспорное списание, арест, приостановление операций). Об открытии этих счетов необходимо сообщать в налоговый орган.

Так называемые "электронные кошельки" данным признакам не отвечают. Не случайно в ст. 131 ФЗ "О банках и банковской деятельности" речь идет только о переводах денежных средств без открытия банковских счетов. Открытие банковских счетов физическим лицам и 78 Хозяйство и право проведение по ним операций остается отдельной банковской операцией, которая осуществля ется только кредитными организациями на основании лицензии Центрального банка РФ.

Расчетные документы представляют собой строго формализованные распоряжения, адре сованные кредитной организации, о перечислении, выдаче или списании средств с банковских счетов. Во исполнение содержащихся в расчетных документах распоряжений кредитные ор ганизации производят расчетные операции, по которым в качестве средства платежа высту пают денежные средства. Иными словами, факт принятия расчетного документа кредитной организацией порождает ее обязанности по его исполнению. Данный документ должен со держать все необходимые для этого реквизиты.

"Электронные кошельки" кредитным организациям не передаются, а их содержание каса ется прав требований к эмитенту ЭПС, а не банковских платежных реквизитов. В связи с этим необходимо разграничивать операции ЭПС и операции по осуществлению кредитными орга низациями традиционных форм безналичных расчетов и способов межбанковских расчетов, когда в электронном виде используются расчетные документы, а не средства платежа.

Тем самым "электронный кошелек" особое явление и требует определения как само стоятельное правовое понятие. Он может существовать на персональном компьютере, на мобильном телефоне, на платежной карте, на сервере ЭПС. По правовой природе он пред ставляет собой способ учета прав требований.

Учитывая указанные отличия, следует сделать вывод о том, что применять к учету вирту альных денежных единиц правила о безналичных расчетах не представляется возможным. По этой же причине операции ЭПС не являются клирингом, поскольку по российскому законода тельству это понятие применимо только к расчетам или к учету прав на ценные бумаги, а также биржевым операциям, которые связаны с торговлей товаром, то есть вещами (товарные биржи), ценными бумагами (фондовые биржи) или иностранной валютой (валютные биржи).

Структура отношений при использовании виртуальных денежных единиц В связи с функционированием ЭПС, осуществляющих операции с использованием вирту альных денежных единиц и являющихся открытыми, возникает целый комплекс отношений.

Основные субъекты этих отношений: эмитенты (гаранты, организаторы);

их агенты (опе раторы);

участники системы, к которым относятся потребители и организации, реализующие товары (работы, услуги). Правовая квалификация складывающихся между этими субъектами отношений вызывает основные трудности, поскольку специального правового регулирования нет, а в информации, предоставляемой ЭПС для ознакомления, преобладают технические вопросы и указания на последовательность действий участников системы. Это же касается и предметов договоров, заключаемых с участниками. Например, в договоре на оказание услуг, связанных с использованием карт платежной системы "Рапида", он определяется как предо ставление универсального дистанционного платежного сервиса.

В качестве основных можно выделить следующие виды отношений, складывающихся при использовании виртуальных денежных единиц.

Отношения потребитель эмитент.

Данные отношения возникают в связи с так называемым вводом денежных средств в ЭПС потребителем, в результате которого у него возникают права требования к эмитенту.

Независимо от названия заключенного договора по правовой природе это отно-шения ли бо в чистом виде займа, либо, если речь идет о приобретении платежных карт, носят смешан ный характер: займа и купли продажи. Договор займа, как известно, является реальным и соответственно вступает в силу с момента уплаты денежных средств потребителем.

Специфическим моментом в данном случае является то, что подтверждением заключения договора займа служит наличие у потребителя документа в электронной форме (определенная совокупность виртуальных денежных единиц), удостоверя-ющего передачу им займодавцу Банковская деятельность определенной денежной суммы (см. п. 2 ст. 808 ГК РФ). Займодавец в данном случае эмитент.

Отношения участник системы агент.

Эти отношения между участником системы и агентом возникают в связи с доступом к техническому устройству или в связи с использованием компьютерной программы, предо ставляемой участнику системы.

В данной ситуации необходимо различать ЭПС, основанные на открытии "электронных кошельков" на сервере самой ЭПС, и ЭПС, где потребитель должен физически владеть устройством, которое хранит виртуальные денежные единицы, и соответственно ему требует ся установка определенной компьютерной программы (если нет выдачи платежной карты, являющейся носителем виртуальных денежных единиц).

В первом случае с потребителем заключается договор на подключение (доступ) к системе, а во втором лицензионное соглашение на пользование программой. Указанные отношения оформляются путем заключения смешанного договора двумя способами:

если эмитент предлагает заключить договор через агента путем выражения публичной оферты, то клиент выражает свое волеизъявление (являющееся акцептом) путем совершения действий, направленных на получение услуг ЭПС;

если публичной оферты заключить договор нет, то клиент выражает оферту как желание воспользоваться услугами ЭПС, а действия агента ЭПС на предоставление услуг (установле ние программы) будут акцептом.

Отношения потребителя и организации, реализующей товары (услуги).

В рамках этих отношений обращаются виртуальные денежные единицы. Данные отноше ния, прежде всего, представляют собой куплю-продажу (оказание услуг). Однако, расплачи ваясь за товары (услуги), потребитель уступает принадлежащие ему права требования к эми тенту третьему лицу организации, реализующей товары (услуги) и зарегистрированной в этой ЭПС. Обязательства по оплате товаров (услуг) погашаются получением этой организа цией денежных средств у эмитента.

Однако в таком случае вряд ли правомерно говорить о заключении между указанными ли цами соглашения об уступке права требования, поскольку это третье лицо акцепта не выража ет. Здесь, по моему мнению, правильнее говорить об уступке права требования путем переда чи третьему лицу долгового документа в электронной форме.

При этом следует обратить внимание, что согласно п. 1 ст. 389 ГК РФ соглашение об уступке прав требования должно быть заключено в простой письменной форме. Однако здесь в силу технологических особенностей она не соблюдается.

Поэтому в такой ситуации наступает общее последствие несоблюдения простой письмен ной формы договора, а именно: стороны лишаются права ссылаться на свидетельские показа ния (п. 1 ст. 162 ГК РФ). Доказательством совершения сделки в данном случае служит нечто иное, а именно наличие долгового документа в электронной форме у организации, реализую щей товары (услуги) и зарегистрированной в этой ЭПС.

Отношения эмитентов и участников системы.

Эти отношения возникают в связи с исполнением эмитентом своих обязательств перед по требителями и другими субъектами, зарегистрированными в ЭПС, и пред-ставляют собой возврат займа.

Отношения эмитента и агента.

Основным юридическим признаком для квалификации этих отношений служит то, что в результате ввода средств в ЭПС у потребителя возникают права требования к эмитенту (иначе преобразовать виртуальные денежные единицы в деньги будет невозможно). Иными словами, агент в отношениях займа действует от имени эмитента.

80 Хозяйство и право В связи с этим отношения между эмитентом и агентом следует квалифицировать как по ручение (ст. 971 ГК РФ). При этом в данном случае, по моему мнению, выдачи доверенности агенту не требуется, поскольку его полномочия перед потребителем явствуют из обстановки (п. 1 ст. 975, п. 1 ст. 182 ГК РФ).

Необходимо отметить, что в указанных случаях при заключении договоров с участниками системы действует конструкция договоров присоединения (п. 1 ст. 428 ГК РФ), то есть участники могут принять условия договора только в целом. Надо также учитывать, что это не исчерпывающий перечень описанных правоотношений.

В связи с деятельностью открытых ЭПС возникают отношения по регистрации участников ЭПС, авторизации и т. д. Эти действия могут совершать как эмитент или агент, так и сторон ние организации. Иные функции по технологическому осуществлению обращения виртуаль ных денежных единиц (например, процессинг) также подлежат разделению. Это связано с тем, что законодательством каких-либо ограничений на совмещение или разграничение дан ных видов деятельности не установлено. При передаче этих функций сторонним организаци ям к возникающим при этом отношениям применяются правила о возмездном оказании услуг (глава 39 ГК РФ).

В закрытых ЭПС между эмитентом и потребителем складываются отношения коммерче ского кредитования в форме предоплаты (ст. 823 ГК РФ). Наиболее яркий пример магнит ные карты в метро, телефонные карты. В этой ситуации списание предоплаченной стоимости может производиться с помощью специальных устройств. Юридически это погашение прав требования в связи с оказанием услуг (права требования передаются самому должнику, в результате они погашаются, поскольку происходит совпадение должника и кредитора в одном лице).

Идентификация участников ЭПС Этот вопрос имеет два аспекта.

Первый идентификация в целях противодействия легализации доходов, полученных преступным путем.

В настоящее время Федеральный закон от 7 августа 2001 года № 115-ФЗ "О противодей ствии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма" распространяется только на кредитные организации;

организации, проводящие лотереи и игры, в том числе в электронной форме, и на организации, не являющиеся кредит ными, но осуществляющие прием от физических лиц наличных денежных средств в случаях, предусмотренных банковским законодательством (ст. 5). На иных субъектов ЭПС (на эмитен тов платежных карт, не являющихся кредитными, и на агентов (операторов) ЭПС, использу ющих виртуальные де-нежные средства) данный Закон не распространяется.

При этом в соответствии с п. 11 ст. 7 Закона кредитные организации и их агенты, осу ществляющие прием наличных денежных средств, освобождаются от обязанности идентифи цировать клиента физического лица и выгодоприобретателя, если:

сумма платежа не превышает 30 000 рублей;

плата вносится за жилое помещение, за коммунальные услуги, за услуги связи. При этом в указанном пункте упоминается ряд других платежей, при осуществлении которых идентификация клиентов не производится, в том числе и уплата взносов членами различных потребительских кооперативов. Однако ЭПС могут принимать без банковской лицензии толь ко плату за жилое помещение, за коммунальные услуги, за услуги связи. Поэтому упоминание остальных платежей касается уже других субъектов и расчетных операций.

В остальных случаях идентифицировать клиента необходимо. В связи с этим, например, в платежной системе "Рапида", где эмитент (организатор) небанковская кредитная организа ция, действует правило, что организатор вправе оставлять без рассмотрения обращения поль зователя в случае непредставления последним персональных данных (Ф. И. О. и данных доку Банковская деятельность мента, удостоверяющего личность). Получение персональных данных ЭПС должно осуществ ляться при регистрации пользователя или при вводе средств в ЭПС.

Второй аспект касается подтверждения подлинности совершаемых операций, в том числе через подлинность подписи на документе в электронной форме. Согласно п. 2 ст. 160 ГК РФ в случаях, предусмотренных законом, иными правовыми актами или соглашением сторон, до пускается использование при совершении сделок электронно-цифровой подписи либо иного аналога собственноручной подписи (персонального идентификатора). При переводах налич ных денег физическими лицами подлинность совершаемых операций при оплате услуг связи осуществляется по номеру телефона, а в остальных случаях путем введения определенных персональных данных. При использовании платежных карт по номеру карты или по паро лю. В ЭПС, где используются виртуальные денежные единицы, через обязательную кодо вую идентификацию. Возможно также использование вместо кодовой биофизической иден тификации. Пара логин пароль является аналогом собственноручной подписи. По дей ствующему законодательству этого может быть достаточно для идентификации плательщика, поскольку электронно-цифровая подпись это лишь один из возможных, но не обязательно используемых вариантов.

А. КУРБАТОВ, зам. декана факультета права Государственного университета — Высшая школа экономики, кандидат юридических наук   КОРПОРАТИВНОЕ ПРАВО    Возмещение акционеру убытков* Возмещение убытков, возникших из-за действий лиц, входящих в состав органов управления Действия органов управления эмитента приносят акционеру убытки чаще всего опосредован но и доказать их сложно. Существенно проще доказать убытки, причиненные самому акцио нерному обществу. Надлежащим истцом по такому иску будет АО, от имени которого в граж данско-правовом обороте выступают лица, входящие в его органы управления, если их дея тельность послужила причиной убытков. Наивно ожидать, что такой иск будет заявлен этими лицами.

Данное обстоятельство послужило причиной того, что законодательство различных стран предоставляет самим акционерам право заявить иск к указанным лицам, тре буя возместить акционерному обществу причиненные ему убытки. В США допускают ся косвенные иски акционеров с целью обязать руководство компании совершить от ее имени действия против третьего лица, а также возместить убытки, причиненные компании ее руководителями (п. 23.1 Правил гражданского судопроизводства в фе деральных районных судах). Возможность взыскания убытков с руководителей предусмотрена Законом об акционерных обществах Германии 1965 года (§ 147), а также Законом Франции "О торговых товариществах". Аналогичные положения были восприняты законодательством ряда других стран.

В отечественном законодательстве это правомочие было закреплено в пп. 2, 5 ст. 71 Феде рального закона от 26 декабря 1995 года № 208-ФЗ "Об акционерных обществах" (далее Закон об АО): общество или акционер (акционеры), владеющие в совокупности не менее чем 1 процентом размещенных обыкновенных акций общества, вправе обратиться в суд с иском к члену совета директоров (наблюдательного совета) общества, единоличному исполнительно му органу общества (директору, генеральному директору), временному единоличному испол нительному ор-гану общества (директору, генеральному директору), члену коллегиального исполнительного органа общества (правления, дирекции), равно как и к управляющей органи зации (управляющему) о возмещении причиненных обществу убытков их виновными дей ствиями (бездействием), если иные основания ответственности не установлены федеральны ми законами.

Аналогичным образом любой акционер независимо от количества, категории (типа) при надлежащих ему акций вправе обратиться с иском к тем же лицам, если убытки причинены ему лично.

Одновременно с этим п. 2 ст. 105 ГК РФ устанавливает исключение из правила о том, что акционер не несет ответственности за долги эмитента: основное общество (товарищество), которое имеет право давать дочернему обществу обязательные для него указания, отвечает солидарно с дочерним обществом по сделкам, заключенным последним во исполнение таких указаний. В случае несостоятельности дочернего общества по вине основного общества (то варищества) последнее несет субсидиарную ответственность по его долгам.

* Окончание. Начало см.: Хозяйство и право, 2007, № 8.

Корпоративное право Предусмотрена и возможность предъявления косвенного иска акционеры дочернего общества вправе требовать возмещения основным обществом (товариществом) убытков, при чиненных по его вине дочернему обществу, если иное не установлено законами о хозяйствен ных обществах (п. 3 ст. 105 ГК РФ).

Закон об АО (п. 3 ст. 6), раскрыв положения ГК РФ, уточнил случаи, когда основное об щество несет ответственность за действия дочернего.


Так, основное общество считается име ющим право давать дочернему обществу обязательные для последнего указания только тогда, когда это право предусмотрено в договоре с дочерним обществом или уставе дочернего обще ства. Возникает вопрос: будет ли считаться таким указанием упоминание в уставе дочернего общества о том, что решения на общем собрании акционеров принимаются большинством голосов? Поскольку в этом случае мажоритарный акционер может быть привлечен к ответ ственности за виновные действия, по моему мнению, ответ на этот вопрос должен быть поло жительным. В противном случае мажоритарный акционер, действующий с целью формирова ния прибыли у третьих лиц и обеспечивающий принятие решений (например, о крупных сделках), заведомо убыточных для эмитента и невыгодных для прочих акционеров, будет устранен от ответственности. Убытки дочернего общества считаются причиненными, а несо стоятельность дочернего общества произошедшей по вине основного общества только в случае, когда основное общество использовало указанные право и (или) возможность в целях совершения дочерним обществом действия, заведомо зная, что вследствие этого наступит несостоятельность дочернего общества.

Таким образом, по сравнению с нормами ГК РФ уменьшено число случаев, когда санкции могут быть применены к основному обществу. Закон об АО требует доказать прямой или косвенный умысел. При наличии вины основного общества в форме неосторожности его нельзя привлечь к ответственности.

Тем не менее совместно с правомочием получать копии почти всех документов, связан ных с деятельностью эмитента (ст. 89, 91 Закона об АО), что облегчает формирование доказа тельственной базы, эти иски могли бы стать действенным орудием акционера в отстаивании своих прав, дисциплинируя органы управления и акционеров эмитента. К сожалению, в оте чественной практике этот правовой инструмент стал орудием недобросовестных акционеров, пытающихся дестабилизировать деятельность АО. Этот иск наиболее целесообразен в обще ствах, где уставный капитал "распылен" между множеством мелких держателей акций;

он позволяет противостоять злоупотреблениям менеджеров. В России, где власть в подавляющем большинстве акционерных обществ сконцентрирована в руках небольшой группы лиц, он не всегда эффективен.

Нужно подчеркнуть, что не несут ответственности члены совета директоров и/или колле гиального органа управления эмитента, голосовавшие против решения, которое повлекло причинение обществу или акционеру убытков, или не принимавшие участия в голосовании (п. 2 ст. 71). Императивно указано, что при определении оснований и размера ответственно сти должны быть приняты во внимание обычные условия делового оборота и иные обстоя тельства, имеющие значение для дела (п. 3 ст. 71). Если убытки причинены действиями (без действием) нескольких лиц, они несут солидарную ответственность перед обществом и/или перед акционером (п. 4 ст. 71).

Необходимо отметить, что ранее схожие иски заявляла прокуратура. Как верно ука зывал В. Ярков, государство практически устранилось от вмешательства в сферу гражданского оборота, судебная практика складывается таким образом, что прокура тура не может вмешиваться в частноправовые дела, а потому защита прав акционе ров в основном является сферой частноправовых интересов1.

В настоящее время не вызывает сомнения, что иски акционера к лицам, входящим в орга ны управления акционерного общества, в том числе и о возмещении убытков самого эмитен та, подлежат рассмотрению арбитражными судами в соответствии с АПК РФ.

84 Хозяйство и право Что касается возможности изменения подведомственности дела в случае прекра щения полномочий лица, действия которого повлекли причинение убытков, то ФАС Северо-Западного округа (постановление от 17 февраля 2006 года по делу № А52-4064/2005/1) отметил следующее. Поскольку рассматриваемый спор возник из правоотношений, связанных с осуществлением ответчиком деятельности в качестве единоличного исполнительного органа АО, прекращение полномочий ге нерального директора общества не является обстоятельством, влекущим изме нение подведомственности спора, и основанием для прекращения производства по делу.

Таким образом, значение придается особому статусу ответчика в момент совершения им действия, причинившего убытки акционеру или обществу: отрешение от должности не осво бождает от ответственности.

Точно так же продажа акций дочернего общества основным обществом не освобождает его от солидарной ответственности по сделкам, заключенным дочерним обществом во испол нение обязательных для него указаний основного общества, а также от субсидиарной ответ ственности по долгам дочернего в случае его банкротства по вине основного.

Что касается подсудности, то иск предъявляется по месту нахождения ответчика, а если ответчики находятся или проживают на территориях разных субъектов Российской Федера ции в арбитражный суд по месту нахождения или месту жительства одного из ответчиков.

Истцом по иску о возмещении убытков акционеру или обществу может быть акционер, то есть лицо, обладающее каким-либо вещным правом хотя бы на одну акцию (обыкновенную или привилегированную), по лицевому счету (счету депо) ко-торого внесены соответствую щие, обладающие правоустанавливающим значением приходные записи.

Следует признать, что и само акционерное общество может обратиться с иском к причи нителю вреда, однако, учитывая исключительный характер его влияния на деятельность эми тента, ожидать этого можно только после начала процедуры банкротства, когда иск будет заявлен внешним управляющим.

Существует мнение, что истцом по косвенному иску должно быть само юридическое лицо, от имени которого имеют право выступать его акционеры как его законные представители2.

С этой позицией нельзя согласиться. Представительство может быть основано на законе (ст. 182 ГК РФ). Полномочия законных представителей подтверждаются представленными суду документами, удостоверяющими их статус и полномочия (ч. 2 ст. 61 АПК РФ). При этом акционер, рассматриваемый как законный представитель эмитента, скорее всего не получит от него доверенности и будет лишен полномочий, упомянутых в ч. 2 ст. 62 АПК РФ (в том числе права на подписание искового заявления), следствием чего, вероятно, станет оставление иска без рассмотрения. Конечно, права представителя могут быть указаны не только в дове ренности, но и в ином документе (ч. 1 ст. 61 АПК РФ) и акционер может ссылаться на ст. ГК РФ и ст. 6 Закона об АО как на документы, дающие ему право подписывать исковое заяв ление. Однако вряд ли суд примет такую позицию.

Заслуживает упоминания и тот факт, что истец всегда вправе отказаться от иска, изменить его предмет или основание, уменьшить размер исковых требований (ст. 49 АПК РФ). По скольку действия эмитента зависят от ответчика, видимо, он так и поступит, то есть перспек тивы иска более чем сомнительны.

Кроме того, как было верно указано В. Ярковым, по общему правилу представитель не может быть выгодоприобретателем по совершенным им юридическим действиям, в том числе и в суде, от имени представляемого им лица. Здесь же акционеры явля ются в случае удовлетворения иска выгодоприобретателями, поскольку в конечном счете защищают собственные имущественные интересы3.

См.: Ярков В. Защита прав акционеров по Закону "Об акционерных обществах" с помощью косвенных исков // Хозяйство и право, 1997, № 11, с. 73.

См.: Осокина Г. Чьи права защищаются косвенными исками? // Российская юстиция, 1999, № 10.

См.: Ярков В. Указ. соч. // Хозяйство и право, № 12, 1997, с. 44.

Корпоративное право В связи с этим, по моему мнению, надлежащим истцом акционером по иску с требова нием возместить обществу причиненные убытки будет акционер, обладающий более чем процентом от общего количества размещенных обыкновенных акций общества.

Отмечу, что за 100 процентов не всегда принимается весь уставный капитал. При подсчете процентов не учитываются размещенные привилегированные, пусть даже и предоставляющие право голоса, акции. Обладание любым количеством привилегированных акций права на косвенный иск по ст. 71 Закона об АО не дает. Однако обыкновенные акции, пусть и не пол ностью оплаченные, принадлежащие к выпуску, эмиссия которого не завершена, так же как и те, информация о которых не внесена в устав эмитента, соответствующее право на иск предо ставляют.

Акция ценная бумага, не имеющая какого-либо материального выражения;

права на нее удостоверяются записями на лицевых счетах у держателя реестра или записями по счетам депо в депозитариях (ст. 28 Федерального закона "О рынке ценных бумаг").

Соответственно доказывать свой статус акционера истец должен, предоставляя "свежую" выписку с лицевого счета или счета депо. Если он заявляет косвенный иск по ст. 71 Закона об АО, необходимо также предоставить суду информацию об общем количестве размещенных обыкновенных акций эмитента, с тем чтобы доказать обладание более чем 1 процентом по добных акций.

ФАС Уральского округа постановлением от 16 февраля 2006 года по делу № Ф09 703/06-С3 отменил решения нижестоящих судов и отправил дело на новое рассмот рение, подчеркнув следующее. Не установив наличие либо отсутствие у истца права на обращение в суд с данным иском, суды неправомерно, без законных осно ваний рассмотрели дело по существу. Какие-либо выводы о том, является ли истец акционером ЗАО и, соответственно, имеет ли он право на обращение в суд согласно ст. 71 Закона, в постановлении суда апелляционной инстанции отсут ствуют. Между тем от результата рассмотрения указанного вопроса зависит, подлежит ли разрешению возникший спор по существу или дело будет прекраще но на основании п. 1 ч. 1 ст. 150 АПК РФ.

Следует согласиться с авторами, полагающими, что акционер вправе обратиться с косвенным иском по фактам, которые имели место до того, как он стал акционером общества, поскольку причиненные убытки не возмещены, что сказывается и на теку щем состоянии финансово-хозяйственной деятельности общества4.


Учитывая ст. 52 АПК РФ, прокурор вправе обратиться с подобным иском в случае, если в уставном фонде акционерного общества, понесшего убытки, есть доля Российской Федера ции. При этом закон не содержит указания на то, что эта доля должна присутствовать в устав ном капитале в момент совершения деяния, ставшего первопричиной убытков. На мой взгляд, вполне допустима ситуация, при которой государство, восстановив или получив (например, при дарении или как выморочное имущество) право собственности на акции какого-либо акционерного общества, инициирует процессы, связанные с возвратом незаконно отчужден ного этим обществом имущества. В этом случае прокурор не только может, но и обязан обра титься в суд с исками о признании таких сделок недействительными, возвращении имущества и возмещении понесенных убытков.

Полагаю, что и иные государственные органы, уполномоченные осуществлять контроль на рынке ценных бумаг, могут обратиться с подобными исками. Например, из ст. 14 Феде рального закона "О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг", уполномочивающей федеральный орган исполнительной власти по рынку ценных бумаг в целях защиты прав и законных интересов инвесторов обращаться в суд с исками и заявления ми в защиту государственных и общественных интересов и охраняемых законом интересов инвесторов, вытекает правомочие этого органа заявить подобный иск.

См.: Решетникова И. В., Ярков В. В. Гражданское право и гражданский процесс в современной России. — М.:

НОРМА, 1999, с. 155.

86 Хозяйство и право В случае банкротства дочернего акционерного общества по вине основного с подобным иском вправе обратиться назначенный судом внешний управляющий.

Что касается исков из ст. 71 Закона об АО, то ответчиками могут быть члены совета ди ректоров, единоличный исполнительный орган общества, временный единоличный исполни тельный орган, члены коллегиального исполнительного органа общества, равно как и управ ляющая организация или управляющий.

Ответчиком будет не акционер, волей которого в органы управления общества из-брано ли цо, действия которого принесли убытки эмитенту и/или акционеру, а само это лицо.

Но есть и иные примеры. Акционерное общество обратилось к департаменту госу дарственного и муниципального имущества города с иском о возмещении убытков, вызванных принятым советом директоров решением о прекращении полномочий генерального директора общества. Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением ФАС Московского округа от 6 мая 1999 года по делу № КГ-А401/1320-99 в иске было отказано. При этом кассационная инстанция указала, что решение о прекращении полномочий было принято выборным органом акцио нерного общества — советом директоров, а отнюдь не ответчиком по настоя щему делу;

сам ответчик в состав директоров общества не входил и не входит, что имеет немаловажное значение.

Представители государства или муниципального образования в совете директоров несут предусмотренную ст. 71 Закона об АО ответственность наряду с другими членами совета директоров открытого общества (п. 6 ст. 71). При это не вполне ясно, чем по логике законода теля ответственность членов совета директоров открытого акционерного общества отличается от ответственности членов совета директоров закрытого акционерного общества.

Однако необходимо отметить, что в части акционерных обществ, акции которых принад лежат государству, голосование членов различных органов управления представителей государства осуществляется ими на основании полученных от уполномоченных государ ственных органов директив [см. Положение об управлении находящимися в федеральной собственности акциями открытых акционерных обществ и использовании специального права на участие Российской Федерации в управлении открытыми акционерными обществами ("зо лотой акции"), утвержденное постановлением Правительства РФ от 3 декабря 2004 года № 738 (далее постановление № 738)]. Голосовать иным образом, нежели указано в дирек тиве, они не имеют права. Соответственно волеизъявление осуществляет не член органа управления представитель государства, а иное лицо государственный орган. Если при нятое решение причинит убытки обществу или акционеру, привлечение к ответственности представителя государства вряд ли целесообразно;

к ответственности скорее следует привле кать сам государственный орган.

По искам акционеров дочернего общества в отношении основного общест- ва (ст. 105 ГК РФ, ст. 6 Закона об АО) ответчиком будет выступать основное обще-ство.

К сожалению, Закон об АО не содержит указания на то, что к ответственности может быть привлечен акционер физическое лицо в случае возникновения у дочернего общества убыт ков или же его банкротства по вине этого физического лица, имеющего полномочие опреде лять деятельность дочернего общества и столь неудачно им воспользовавшегося.

Полагаю, однако, что в случае причинения убытков акционеру такое физическое лицо по несет ответственность в силу ст. 15, 1064 ГК РФ (скорее всего дело будет подведомственно суду общей юрисдикции), однако возможность обратиться к нему с косвенным иском пока не нашла отражения в судебной практике.

По моему мнению, акционер физическое лицо, по чьей вине дочернее общество, реше ния которого он определял, понесло убытки или же стало банкротом, не должен находиться в преимущественном положении по сравнению с юридическим лицом, привлекаемым к ответ ственности за подобные действия. Можно предположить, что до разъяснения высших судеб ных инстанций арбитражные суды будут склоняться к тому, чтобы прекращать подобные дела за неподведомственностью ар-битражному суду. При этом следует ожидать указания на то, что закон (ст. 105 ГК РФ, ст. 6 Закона об АО) не предоставил акционеру дочернего общества права Корпоративное право обращаться с косвенными исками к физическому лицу. В качестве ответчика по косвенному иску может выступить и само акционерное общество. Если акционер добьется удовлетворе ния иска, а эмитент непосредственно после вступления судебного акта в силу прекратит обя зательство прощением долга, цель иска не будет достигнута.

При этом необходимо учитывать, что действия крупных акционеров и лиц, входящих в органы управления акционерного общества, в определенных ситуациях и есть действия самих органов управления. Органы управления юридического лица всегда формируют и выражают свою волю при содействии физических лиц. Соответственно при наличии вины упомянутых лиц/органов в убытках виновно и само акционерное общество.

Все это дает возможность привлечь эмитента к участию в деле в качестве ответчика, обя зав его в возмещение убытков принять денежные средства. Целесообразно объединить кос венный иск с оспариванием какой-либо сделки, совершенной эмитентом, решение о соверше нии которой было принято или одобрено ответчиком. В этом случае привлечение акционер ного общества к участию в деле в качестве ответчика не вызовет споров.

Если истец обратится в суд с требованием о возмещении убытков лично ему, то сам эми тент может быть привлечен к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего само стоятельных требований на предмет иска. При этом если акционерное общество само обра тится с иском о возмещении убытков, то в дело, инициированное акционером, оно может быть привлечено в качестве третьего лица, заявляющего самостоятельные требования на предмет иска.

Однако если акционером заявлен косвенный иск, то процессуальное положение общества не всегда однозначно. Недостаточная исследованность его роли в ходе су-дебного разбира тельства неоднократно становилась причиной отмены судебных актов.

Так, ФАС Московского округа постановлением от 14 марта 2006 года по делу № КГ-А40/1768-06-П, отменив акты нижестоящих судов, отправил дело на новое рассмотрение и указал следующее. Из содержания данной правовой нормы (ст. Закона об АО) следует, что акционер обращается в суд с требованием о взыска нии убытков не в свою пользу, а в пользу акционерного общества. Соответ ственно присуждение при доказанности исковых требований также осуществля ется в пользу акционерного общества, из чего следует, что акционер не имеет самостоятельного материально-правового интереса в исходе дела5, несмотря на то что он обладает процессуальными полномочиями на возбуждение в суде дела по заявленному требованию в интересах общества, которое наряду с исполни тельным органом является субъектом (стороной) спорного правоотношения.

В данном случае общество привлечено к участию в деле в качестве третьего лица без самостоятельных требований относительно предмета спора.

Третье лицо без самостоятельных требований согласно ч. 2 ст. 51 АПК РФ ограничено в процессуальных правах исходя из того, что оно не является субъек том спорного правоотношения. Разрешение вопроса об удовлетворении либо об отказе в иске лицу, которое не является истцом по рассматриваемому делу, — процессуальное нарушение.

В связи с этим суду следовало обсудить и разрешить вопрос о надлежащем процессуальном положении акционерного общества, в интересах которого заяв лен настоящий иск.

Аналогичной позиции придерживался и ФАС Северо-Западного округа в поста новлении от 7 февраля 2006 года по делу № А52-2758/2005/1.

По моему мнению, вполне возможно привлечение эмитента в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет иска, хотя более правильно его при влечение в качестве ответчика (ч. 3 ст. 44 АПК РФ).

Безусловно, если бы эмитент сам заявил иск, его можно было бы привлечь к участию в де ле, инициированном акционером, в качестве третьего лица, заявляющего самостоятельные требования на предмет иска. Однако правовая конструкция косвенных исков и была разрабо С данным утверждением трудно согласиться. Каждый акционер, обладая определенными имущественными правами в отношении акционерного общества, в высшей степени заинтересован в финансовом благополучии своего контрагента и отсутствии у него убытков. С этим связана не только возможная выплата дивидендов, но и изменение стоимости принадлежащих акционеру акций.

88 Хозяйство и право тана для ситуаций, когда акционерное общество, пусть и обладающее правом требовать воз мещения убытков, не делает этого, ибо в его воле есть порок, она подавлена, находясь в зави симости от лица, деятельность которого стала причиной убытков. В этом случае его "парали зованная" воля восполняется волей акционера, имеющего гражданско-правовой интерес уве личения стоимости своих акций, условием чего выступает финансовая успешность акционер ного общества.

В случаях, когда может быть заявлен косвенный иск, эмитенту сложно адекватно защи щать свои нарушенные права, более того, на практике он может всячески препятствовать акционеру, обратившемуся в суд с косвенным иском.

Поскольку всякое требование (в том числе требование третьего лица, участвующего в де ле) предполагает наличие независимой воли и свободного волеизъявления, следовательно, и третьим лицом, заявляющим самостоятельные требования на предмет иска, может быть толь ко лицо, обладающее такой свободой. Очевидно, что принимаемое решение способно повли ять на права и обязанности эмитента, но сам он с самостоятельным иском обратиться хоть и вправе, но не может.

Так как косвенный иск предполагает "связанность" воли эмитента, бездействие которого стало причиной обращения с иском в суд, компенсируя его недолжное поведение, привлече ние его к участию в деле в качестве ответчика наиболее правильно отражает его процессуаль ную роль.

Привлечение эмитента, являющегося выгодоприобретателем по иску, к участию в деле в качестве истца или третьего лица, заявляющего или не заявляющего самостоятельные требо вания на предмет иска, создаст больше сложностей, нежели выгод.

Материально-правовое требование истца к ответчику в случае, когда акционер требует возместить убытки лично ему, совершенно традиционно для исков о взыскании убытков.

Однако если речь идет о косвенном иске, истец требует возместить убытки не ему, а третьему лицу.

По общему правилу физические и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Соответственно в обычной ситуации юри дическое лицо, понесшее убытки по чьей-либо вине, вправе как требовать их возмещения, так и не заявлять такого требования, но когда доли в уставном капитале хозяйственного общества принадлежат нескольким лицам, имеющим разный гражданско-правовой интерес, как прави ло, формирование органов управления осуществляется согласно воле лица, имеющего наибольшую долю в уставном капитале. При этом воля миноритарных акционеров принима ется во внимание в сравнительно небольшом числе специально оговоренных законом случаев.

Учитывая, что каждый акционер выступает участником предпринимательской деятельно сти, а цель деятельности любого акционерного общества извлечение прибыли (ст. 50 ГК РФ), следует признать действия, препятствующие этому, не соответствующими целям акцио нерного общества и акционеров6.

В связи с этим предмет косвенного иска формулируется как требование истца (акционера) к ответчику (иному акционеру или лицу, входившему и/или входящему в состав органов управления эмитента) возместить убытки, понесенные третьим лицом (акционерным обще ством) вследствие действий ответчиков. Его целесообразно дополнить требованием к самому эмитенту принять соответствующие суммы в возмещение убытков.

За исключением случаев, когда акционерные общества используются с целью извлечения прибыли в ином месте. Например, во многих холдингах некоторые составляющие его юридические лица служат центрами накопле ния прибыли, при этом путем использования различных финансовых схем из других юридических лиц прибыль изымается. Это требует согласия всех акционеров, состоящих в этом холдинге. Наиболее справедливо, когда все акционеры имеют соответствующие доли в уставном капитале юридических лиц, являющихся центрами формиро вания прибыли.

В принципе эти схемы удобны и экономически целесообразны для холдинга. Оставляя за рамками рассмотре ния корректность налогообложения, следует подчеркнуть, что миноритарный акционер входящего в холдинг эми тента, прибыль которого изымается в интересах других лиц, будет вправе обратиться в суд с целью возмещения ему и акционерному обществу убытков.

Корпоративное право Обстоятельства, на которые истец ссылается в обоснование своих требований, по рас сматриваемым искам весьма различны. Если акционер требует возмещения убытков ему лич но, то конструкция выглядит достаточно традиционно: доказывается виновное поведение субъекта, факт убытков и причинно-следственная связь между деянием нарушителя и убыт ками. Доказывать можно как прямые убытки, так и упущенную выгоду.

Акционер обладает как правами на акцию, так и имущественными правами, предостав ленными акцией. Соответственно умаление любого из них может быть расценено как убыток.

Рассматривая права на акцию, нужно отметить, что они имеют рыночную стоимость, которая зависит от состояния дел акционерного общества. Уменьшается стоимость акций эмитента, несущего убытки или имеющего стабильно низкую прибыль. Доказав причинно следственную связь между уменьшением рыночной стоимости своих акций и виновными действиями третьих лиц, акционер может рассчитывать на возмещение убытков.

Доказывать факт невыплаты дивидендов целесообразно только владельцам привилегиро ванных акций, выплаты по которым определяются как процент от чистой прибыли эмитента за отчетный период (или схожих: такие акции выпускались до вступления в силу Закона об АО). Выплата всех прочих дивидендов право, но не обязанность общества. Доказать, что при отсутствии у эмитента убытков было бы принято решение о выплате дивидендов, весьма затруднительно.

При предъявлении косвенного иска доказывать убытки общества проще, поскольку бль шая часть убытков непосредственно связана с каким-либо действием или совокупностью действий ответчиков, вина которых также должна быть доказана.

При косвенном иске необходимо доказывать нарушение прав общества. Нельзя согласить ся с авторами, утверждающими, что акционер, обратившийся в суд с подобным иском, дол жен доказывать также нарушение и своих прав7. Прежде всего, конечно, необходимо доказать существование убытков истца или эмитента, а также ви-ну ответчика (см. постановления ФАС Центрального округа от 13 февраля 2004 го- да по делу № А08-5583/03-4, ФАС Московского округа от 15 декабря 2005 года по делу № КГ-А40/12187-05, ФАС Северо-Восточного окру га от 1 декабря 2005 года по делу № А33-6285/05-Ф02-5960/05-С2). Нельзя упускать из виду и обязательность доказывания отсутствия добросовестности и разумности при совершении действия, которое, по мнению истца, стало причиной убытков (см. постановление ФАС Уральского округа от 6 декабря 2005 года по делу № Ф09-3772/05-С6). При определении ос нований и размера ответственности членов совета директоров, единоличного исполнительно го органа общества и (или) членов коллегиального исполнительного органа общества, а равно управляющей организации или управляющего должны быть приняты во внимание обычные условия делового оборота и иные обстоятельства, имеющие значение для дела (п. 3 ст. Закона об АО).

В случае привлечения основного общества к солидарной ответственности по сделкам, за ключенным во исполнение его указаний дочерним обществом, нужно до-казать не только исполнение указаний, но и право основного общества давать до-чернему обществу обязатель ные для исполнения указания.

Закон об АО не указывает, что основное общество может быть привлечено к ответствен ности только в случае, если его право или возможность были использованы для того, чтобы дать дочернему обществу обязательные для последнего указания. Напротив, имеет значение то, что основное общество использовало имеющиеся у него право или возможность в целях совершения дочерним обществом действия.

Существующая практика пока не позволяет уверенно судить о том, в каком направлении будут развиваться рассмотренные правоотношения в России. В настоящее время она только формируется: в частности, нет единообразия в определении таких важных позиций, как про цессуальное положение акционерного общества и про-цедура доказывания. Можно надеяться, См.: Чернышев Г. Кто ответит по косвенному иску? // ЭЖ-Юрист, 2006, № 5.

90 Хозяйство и право что через несколько лет с развитием общественных отношений этот иск окажется более вос требован практикой. Однако уже сегодня существует методика составления подобных исков8.

К. ФРАДКИН, юрист См. также: Ярков В. В. Методика доказывания по косвенным искам // Арбитражный и гражданский процесс, 2001, № 4.

  ОПЫТ ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ              Право собственности и реконструкция линейного объекта Три аффилированные монтажные компании, действуя совместно, предложили собственнику высоковольтной линии электропередачи (ВЭЛ) (назовем его "Стамэнерго") провести рекон струкцию линии, в частности замену старых опор. Эти компании связаны между собой близким родством руководителей и взаимным участием в капитале, что позволяет характе ризовать действия всех трех компаний (далее ответчика) как согласованные и реализую щие единые намерения.

Насколько можно судить, необходимость реконструкции была вызвана нуждами потре бителя электроэнергии (завода). Проведя согласованную реконструкцию, одна из монтаж ных компаний, ссылаясь, в частности, на то, что в ходе реконструкции на ее имя были оформлены права аренды на земельные участки под опорами, зарегистрировала на себя право собственности на ВЭЛ и передала ее в аренду заводу.

"Стамэнерго" обратился к монтажной компании с иском о признании за ним права соб ственности;



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.