авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |

«Основные новеллы раздела VII "Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации" части четвертой Гражданского кодекса ...»

-- [ Страница 5 ] --

истец полагал, что этот объект принадлежит ему, а ответчик лишь произвел реконструкцию, не имея законных оснований обладать правом собственности на спорный объект. Ответчик возражал против иска, ссылаясь на то, что линия электропередачи, при надлежавшая ранее истцу, уничтожена в процессе реконструкции, а смонтированные под рядчиком новые опоры и другие конструктивные элементы никакого отношения к истцу не имеют и принадлежать ему не могут. Кроме того, у истца нет права и на те земельные участки, которые отведены ответчику для размещения опор.

Возникший спор привлек внимание к ряду сложных вопросов, вызвавших затруднения у суда. Споры, связанные с реконструкцией, вообще непросты, а в данном случае юридические аспекты реконструкции осложнены еще тем, что мы имеем дело с линейным объектом, при рода которого остается не вполне ясной.

Прежде всего, следует обсудить аргумент ответчика, состоящий в том, что истец утра тил свое право собственности, поскольку "не возражал" против "ликвидации" существующего объекта, что влечет прекращение права собственности в силу п. 1 ст. 235 ГК РФ. Необходимо заметить, что закону неизвестны такое понятие, как "ликвидация" имущества, а также такое основание прекращения права собственности, как отсутствие возражений собственника при "ликвидации" имущества. На самом деле собственник действительно вправе прекратить свое право собственности своими действиями, уничтожив принадлежащую ему вещь. Для этой цели собственник может прибегнуть и к помощи третьих лиц: например, заключить договор со специализированной организацией для разрушения зараженного здания. Несомненно, од нако, что единственным основанием договора служит интерес собственника, инициатива 92 Хозяйство и право уничтожения исходит от него, и третьи лица привлекаются для разрушения лишь постольку, поскольку собственник сам принял такое решение.

Видимо, нет смысла подробно описывать различия между гибелью вещи и отказом соб ственника от права собственности во втором случае вещь сохраняется. Но в любых обстоя тельствах уничтожение вещи как целенаправленный юридический акт должно производиться не иначе, как в силу прямо выраженной воли собственника;

только случайная гибель проис ходит иначе. Она тем и характерна, что нет никакого намерения собственника уничтожить вещь, случайная гибель вещи не может быть предметом соглашения. Итак, гибель вещи мо жет происходить исключительно по воле собственника либо случайно. Нельзя при этом ква лифицировать как гибель по воле собственника такие действия третьих лиц по уничтожению вещи, которые совершены без возражений собственника.

Но здесь мы обнаруживаем гораздо более существенный аспект проблемы: в чем суть отношений по реконструкции? Какую роль эти отношения играют в судьбе объекта? В описываемом деле между истцом и ответчиком велись переговоры о работах на спорной ли нии электропередачи. Стороны обменивались письмами, в которых у истца испрашивалось согласие на ведение работ. Кроме того, в письмах, направляемых ответчиком иным органам, сообщалось о согласовании работ с собственником. Таким образом, поскольку невозможно без соглашения с собственником проводить какие-либо работы с его имуществом, наличие соглашения с собственником (истцом) предполагается. В противном случае такие действия являются самоуправством, а если речь идет о работах в течение длительного периода, то их следует признать и фактически невозможными.

Убедившись в том, что соглашение с собственником состоялось, мы должны определить суть этого соглашения. Очевидно, что воля собственника, как и воля его контрагентов, не была направлена на отчуждение линии электропередачи. Дело не столько в том, что стороны не облекли свое соглашение в форму единого документа, сколько в самой сути этого согла шения. Ни одна из сторон никак не выражала воли на отчуждение либо приобретение ВЭЛ;

в ходе спора каких-либо ссылок на такой договор также не было. Следовательно, воля сторон была направлена на иной результат. Переписка указывает только на одну цель: реконструк цию ВЭЛ. Именно такие работы фактически и вели ответчик и иные связанные с ним лица:

были заменены опоры, смонтированы новые фундаменты.

Сама по себе реконструкция может расцениваться как возникновение новой вещи либо сохранение старой, однако реконструкция (капитальный ремонт) по соглашению с собствен ником тем и отличается от строительства, что всегда осуществляется собственником и/или для собственника реконструируемой (ремонтируемой) вещи. Понятно, что реконструкция по договору с собственником не может выступать как форма отчуждения имущества, поскольку такой договор не указан в п. 2 ст. 218 ГК РФ и по своей сути не является отчуждением.

Известных оговорок требует договор простого товарищества, созданного для капитального ремонта или реконструкции: во-первых, цель этого договора не обязательно совпадает с со зданием объекта права, поэтому возникновение новой вещи (иного объекта) не представляет собой обязательную черту этого договора;

во-вторых, договор простого товарищества не является договором о приобретении/отчуждении вещи.

Результатом создания и деятельности простого товарищества может быть возникновение общей собственности на вещь, хотя это и не обязательно;

возможен иной результат: напри мер, совместная эксплуатация вещи после реконструкции.

В нашем случае простое товарищество не предполагалось, поэтому сосредоточимся на фактически заключенном договоре.

То обстоятельство, что собственник мог допускать, что реконструкция влечет замену тех или иных частей принадлежащего ему имущества, само по себе отнюдь не означает, что он якобы санкционировал уничтожение своей вещи. Как уже говорилось, в договоре на уничто жение вещи прямо выражена воля собственника, причем эта воля исчерпывается именно уни чтожением вещи, но никак не изменением ее, в том числе улучшением, изменением ее качеств и т. п. Совершенно понятно, что если воля собственника охватывает будущее состояние вещи, Опыт правоприменения то, стало быть, речь идет о его вещи. Всякий раз, когда происходит реконструкция (ремонт) вещи по согласованию с собственником, все работы по реконструкции производятся не иначе как для собственника. Законное создание новой вещи для себя (п. 1 ст. 218 ГК РФ) возможно только помимо собственника, без всякого его участия, то есть относительно вещи, у которой собственника нет и в соглашение с которым вступить невозможно. В этом вопросе невозмож ны субъективные разногласия: тот, кто ведет работы, полагал, что он производит их для себя, тогда как собственник считал бы иначе. Ведь если у вещи есть собственник, то любые изме нения вещи, даже влекущие утрату идентичности, все равно осуществляются для него. По этому и в случае заблуждения лица, вложившего средства в изменения вещи, у него все равно не возникает права на вещь, а есть лишь право на иск о возмещении затрат при наличии к тому оснований.

Впрочем, поскольку речь идет о строительных работах, образуются дополнительные дока зательства, подтверждающие намерения сторон, в публичной сфере. Нужно, однако, заметить, что соблюдение публичных процедур не создает само по себе частных прав, а только служит условием или чаще преградой (в случае несоблюдения) их возникновения. В данной ситуации намерение ответчика вести работы не для себя, а для собственника достаточно убедительно доказывается тем, что ответчик не согласовал техусловия (что абсолютно обязательно при строительстве ВЭЛ), не провел государственную экспертизу проекта, что он должен был сделать, если бы возводил объект для себя.

Итак, весьма важный вывод состоит в том, что в случае капитального ремонта (рекон струкции) вещи собственник не утрачивает права собственности, хотя бы вещь подверглась изменениям.

Другой сам по себе очень интересный вопрос состоит в том, возникла ли при этом но вая вещь. Теории права известна поставленная еще римскими юристами задача: если заменить в корабле одну доску, будет ли это все тот же корабль? Сколько же нужно заменить досок, чтобы корабль стал другим? Юристы пришли к выводу, что в любом случае корабль продол жает оставаться все тем же кораблем. Излагая этот вывод более формально, можно сказать, что если вещь состоит из различных частей, элементов (составная вещь), то замена этих ча стей сама по себе не означает гибели прежней и возникновения новой вещи.

Именно поэтому закон предусматривает, что при выяснении того обстоятельства, возник ла ли новая вещь (обычно это делается для целей реконструкции, то есть без смены соб ственника), нужно выяснять не то, сколько новых элементов, частей появилось в составе вещи, а оценивать иные ее характеристики. Так, в п. 67 Правил ведения Единого государ ственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним (утвержденных постанов лением Правительства РФ от 18 февраля 1998 года № 219, в ред. на 22 ноября 2006 года) ука зано на такие признаки изменения идентичности вещи, как, скажем, изменение назначения объекта. В литературе отмечают также изменение габаритов и т. п.1 Однако нигде не обозна чена замена частей, элементов, какой бы значительной она ни была, как основание изменения объекта, а тем более утраты объектом идентичности.

Согласно п. 5.7.5 Правил технической эксплуатации электрических станций и сетей Рос сийской Федерации (утвержденных приказом Минэнерго РФ от 19 июня 2003 года № 229) замена элементов ВЭЛ охватывается понятием капитального ремонта линии. Как видно из формулировки нормы, как бы много элементов не было заменено, никакой речи о том, что создана новая ВЭЛ, нет. Указанные Правила расценивают эти действия (замену элементов) как капитальный ремонт, который, как и реконструкция, означает сохранение прежнего соб ственника.

Старые части, элементы, замененные новыми, после утраты их связи с вещью не могут рассматриваться как прежняя вещь. Поэтому ссылки ответчика на то, что сохранившиеся фундаменты старых опор якобы и представляют собой принадлежавшую истцу линию элек См., например: Пискунова М. Г., Киндеева Е. А. Реконструкция и перепланировка: особенности регистрации и технического учета // ЭЖ-Юрист, 2006, № 23.

94 Хозяйство и право тропередачи, ошибочны. Линия все время остается одной, независимо от наличия разрознен ных и не связанных с ней частей и элементов. Если части вещи после реконструкции утратили связь с вещью и тем самым приобрели качества объектов права, это отнюдь не означает, что в них теперь и сосредоточена старая вещь, замененная другой, новой. Только связь между ча стями дает им качества вещи. В этом и состоит разница между сложной и составной вещью:

сложная вещь это несколько вещей, тогда как в составной вещи ее части (элементы) лишь потенциально могут стать вещами после отделения, но в составе вещи они качеств объекта не имеют. Это обстоятельство, кстати, не было учтено банком, который принял в залог от ответ чика в период, когда он значился собственником ВЭЛ, отдельные опоры ВЭЛ как вещи в составе сложной вещи. Но опоры, как и другие элементы ВЭЛ, пока они выступают частями линии, не являются объектами права и не могут быть предметом сделок, в том числе залога, как раз потому, что ВЭЛ в данном случае не сложная, а составная вещь. Следовательно, после того как суд первой инстанции иск удовлетворил, банк-залогодержатель столкнется не с проблемой следования залога после отпадения права собственности залогодателя (что нетож дественно прекращению права собственности, нужно заметить), но с другим вопросом: ни чтожностью залога по существу из-за отсутствия предмета залога.

Отдельной оценки заслуживает довод ответчика, что у него возникли новые права пользо вания землей с иными кадастровыми номерами, что выступает, как он полагает, решающим обстоятельством, указывающим на возникновение нового объекта. На самом деле эти факты важны только для права собственности на такую вещь, как земельный участок. Для ВЭЛ связь с землей имеет чисто техническое и второстепенное значение. Самостоятельных прав на зе мельный участок собственнику ВЭЛ и не требуется, достаточно прав производных (сервитут, аренда). Соответственно через указание на кадастровый номер земельного участка идентифи цировать линейный объект (ВЭЛ, в частности), конечно, невозможно. Действительно, что определенного мы можем сказать об объекте, если знаем, что он связан с землей в точках А, В, С, расположенных на одной линии? Это может быть эстакада, подвесная дорога или трубо провод и т. д. Здесь нужно понимать вот что: если для объекта недвижимости обязательна связь с землей, то сама по себе эта связь не является самым важным свойством любого такого объекта. Между тем объект права, вещь не естественное явление природы, которая, как некоторым кажется, дает свои свойства вещам. В природе вообще не существует вещей. Вещь это продукт деятельности человеческого общества, направленной на разрыв природных связей и создание явлений, чуждых природе, утративших с ней связь2. Вещь идентифицирует ся через определенную совокупность экономически и социально важных свойств, которые опять-таки никак не сводятся к описанию физических или химических свойств объекта.

В соответствии с п. 2.5.2 Правил устройства электроустановок, утвержденных приказом Минэнерго РФ, воздушной линией электропередачи выше 1 кВ называется устройство для передачи электроэнергии по проводам, расположенным на открытом воздухе и прикреплен ным при помощи изоляторов и арматуры к опорам или кронштейнам и стойкам на инженер ных сооружениях (мостах, путепроводах и т. п.). За начало и конец ВЛ принимаются линей ные порталы или линейные вводы распределительных устройств. Как можно видеть, среди свойств линии выделяются те, которые характеризуют ее способность передавать энергию, а связь с землей обеспечивают опоры, которые едва ли уникальны для каждой данной линии, то есть пригодны для установления тождества.

Среди важнейших свойств любой линии электропередачи наличие подключения ее к дей ствующим электрическим сетям, что осуществляется однократно, как следует из ст. 10, Федерального закона от 26 марта 2003 года № 35-ФЗ "Об электроэнергетике" (в ред. на декабря 2006 года). Без такого присоединения линия не сможет передавать электроэнергию, то есть не будет линий электропередачи. Тем самым каждая ВЭЛ приобретает свои свойства, идентичность именно через однократное присоединение к электросетям, что отражается в Всем, кому эти выводы представляются спорными, предлагаю посетить ближайшую свалку — это наглядная демонстрация разницы между вещами и природой.

Опыт правоприменения инвентарном диспетчерском номере. Такое подключение в нашем случае было сделано в году и более этого не требуется. Последующие изменения различных элементов ВЭЛ не мог ли повлиять на те ее уникальные свойства, которые создают ее идентичность.

Такими уникальными свойствами для линии представляются присоединение к данной се ти и к данному потребителю3, но никак не связь с определенным земельным участком. Мы можем обнаружить, что между двумя точками возможна только одна линия, хотя и не обяза тельно прямая, как в геометрии. Ее единичность обусловлена экономически: простой расчет делает невозможным более одного соединения одного источника энергии с одним потребите лем. При этом изменения количества опор, марки провода, безусловно, не могут рассматри ваться как приведшие к созданию новой вещи. Это именно те изменения, которые закон и иные правовые акты рассматривают как несущественные для идентификации такой вещи, как ВЭЛ. Эти выводы, как кажется, в значительной мере применимы и к иным линейным объек там. Их также характеризует способность передавать энергию или иной продукт от произво дителя (диспетчера) к потребителю, что предопределяет ведущую роль точек присоединения для идентификации данного линейного объекта как объекта права собственности.

Уже упоминалось, что ответчик не согласовал техусловия и не провел государственную экспертизу для реконструкции ВЭЛ. Мы имеем все основания расценивать такое поведение как доказательство того, что вещь изготавливалась ответчиком не для себя, а для собственни ка. Однако ожидаемо предположение, что налицо самовольное строительство, что, впрочем, само по себе исключает право собственности на ВЭЛ не только у истца, но и у ответчика.

Насколько оправданно такое предположение?

Наши выводы, что вещь сохранилась, что не утрачена ее идентичность, дают основания для заключения о том, что самовольного строительства не было. Для квалификации строения по ст. 222 ГК РФ необходимо, чтобы оно возникло впервые. Идентичность строения с суще ствующим объектом права собственности исключает его квалификацию по ст. 222 ГК РФ, что, конечно, не освобождает собственника от исполнения тех или иных требований, исходя щих от публичных органов и опирающихся на градостроительные и иные специальные нормы и правила. Мы получаем, таким образом, парадоксальную ситуацию, когда ответчик, чтобы не лишиться самой возможности претендовать на право собственности на ВЭЛ, должен стре миться к подтверждению того факта, что новый объект права не возник.

Признание за истцом права собственности на ВЭЛ оставляет ответчику право требовать возмещения ему стоимости работ. Если такая сумма не была обозначена в соглашении (в отсутствие проекта это весьма вероятно), следует предположить, что стороны должны исхо дить из существующих на рынке цен на подрядные работы и материалы.

К. СКЛОВСКИЙ, адвокат адвокатской фирмы "Юстина", доктор юридических наук Принятие товара на ответственное хранение при некачественной поставке Когда покупатель (получатель) в соответствии с законом, иными правовыми актами или дого вором поставки отказывается от переданного поставщиком товара, он обязан обеспечить со хранность этого товара (ответственное хранение) и незамедлительно уведомить поставщика (п. 1 ст. 514 ГК РФ). Сущность ответственного хранения состоит в том, что покупатель дол жен обеспечить режим сохранности товара по всем параметрам, например температура, скла дирование и пр. Не следует под потребителем понимать физическое или юридическое лицо;

речь идет только о технологии, ведь энергия обнаруживает свои качества именно в рамках технологического процесса. Потребителем будет, сле довательно, любой промышленный субъект.

Беляева З. С. Комментарий к Гражданскому кодексу РФ. Ч. 2 / Под ред. Т. Е. Абовой и А. Ю. Кабалкина // СПС "КонсультантПлюс".

96 Хозяйство и право В соответствии с п. 1 ст. 484 ГК РФ покупатель обязан принять переданный ему товар, за исключением случаев, когда он вправе потребовать замены товара или отказаться от исполне ния договора купли-продажи.

Право на отказ от исполнения договора купли-продажи и право требования замены товара ненадлежащего качества предусмотрено, в частности, п. 2 ст. 475 ГК РФ. Указанные действия возможны лишь при существенном нарушении требований к качеству товаров (обнаружении неустранимых недостатков, недостатков, которые не могут быть устранены без несоразмер ных расходов или затрат времени, или выявляются неоднократно либо проявляются вновь после их устранения, и других подобных изъянов).

Нередко при заключении договора поставки стороны указывают дополнительные условия, при которых допускается отказ от принятия товара: например, когда товар, представляющий собой единое целое, поставляется партиями и нарушается срок поставки одной из партий товара (второй, третьей и т. д.). Покупатель вправе отказаться от уже поставленной части товара, если, например, посчитает, что в результате нарушения поставщиком сроков поставки он утратил интерес к товару.

Следуя положениям ст. 484, 514 ГК РФ покупатель вправе отказаться только от еще не принятого им товара. Статья 458 ГК РФ устанавливает, что, если иное не предусмотрено до говором купли-продажи, обязанность продавца передать товар покупателю считается испол ненной в момент: вручения товара покупателю или иному указанному им лицу, если догово ром предусмотрена обязанность продавца по доставке товара;

предоставления товара в распо ряжение покупателя, если товар должен быть передан покупателю или указанному им лицу в месте нахождения товара. Товар считается предоставленным в распоряжение покупателя, когда к сроку, предусмотренному договором, товар готов к передаче в надлежащем месте и покупатель в соответствии с условиями договора осведомлен об этом. Если из договора куп ли-продажи не вытекает обязанность продавца по доставке товара или передаче товара в ме сте его нахождения покупателю, обязанность продавца передать товар покупателю считается исполненной в момент сдачи товара перевозчику или организации связи для доставки покупа телю. В то же время факт передачи продавцом товара еще не означает его принятия покупате лем.

Покупатель обязан принять передаваемый ему товар и совершить действия, которые со гласно обычно предъявляемым требованиям необходимы с его стороны для обеспечения пе редачи и получения соответствующего товара. Одним из таких действий является проверка качества товара. Согласно п. 1 ст. 474 ГК РФ порядок проверки качества товара устанавлива ется законом, иными правовыми актами, обязательными требованиями государственных стандартов или договором. Покупатель (получатель) обязан совершить все необходимые дей ствия, обеспечивающие принятие товаров, поставленных в соответствии с договором постав ки. Принятые покупателем товары должны быть осмотрены им в срок, определенный зако ном, иными правовыми актами, договором поставки или обычаями делового оборота (ст. ГК РФ).

Нередко при описании в договоре поставки процедуры приемки товара по качеству сторо ны ссылаются на порядок, установленный в Инструкции о порядке приемки продукции про изводственно-технического назначения и товаров народного потребления по качеству, утвер жденной постановлением Госарбитража при Совете Министров СССР от 25 апреля 1966 года № П-7. Хотя как нормативный акт она утратила силу, документ может применяться, если об этом указано в договоре или в качестве обычаев делового оборота. Согласно п. 6 Инструкции № П-7 приемка продукции по качеству должна осуществляться на складе получателя, если иное не предусмотрено в договоре поставки, при иногородней поставке не позднее дней, а скоропортящейся продукции не позднее 24 часов после выдачи продукции органом транспорта или поступления ее на склад получателя;

при одногородней поставке не позд нее 10 дней, а скоропортящейся продукции не позднее 24 часов после поступления ее на склад получателя. Машины, оборудование, приборы и другая продукция, поступившие в таре Опыт правоприменения и имеющие гарантийные сроки службы или хранения, проверяются по качеству при вскрытии тары, но не позднее установленных гарантийных сроков. При обнаружении несоответствия качества поступившей продукции получатель приостанавливает дальнейшую приемку про дукции и составляет акт, в котором указывает количество осмотренной продукции и характер выявленных при приемке дефектов. Получатель обязан обеспечить хранение продукции не надлежащего качества в условиях, предотвращающих ухудшение ее качества и смешение с другой однородной продукцией.

Если в договоре поставки не указаны условия приемки товара по качеству, отсутствует ссылка на Инструкцию № П-7, приемка по качеству может осуществляться в любом виде, но в разумные сроки и желательно с оформлением документа, подтверждающего факт приемки товара. При обнаружении недостатка товара после его приемки покупателем, но в пределах гарантийного срока товар на ответственное хранение не принимается.

Товар, принятый на ответственное хранение в порядке ст. 514 ГК РФ, оплате не подле жит2.

Пунктом 3 ст. 514 ГК РФ предусмотрено, что необходимые расходы, понесенные покупа телем в связи с принятием товара на ответственное хранение, реализацией товара или его возвратом продавцу, подлежат возмещению поставщиком. При этом все вырученное от реа лизации товара передается поставщику за вычетом причитающегося покупателю. Как и лю бые расходы, предъявляемые к возмещению, расходы на принятие товара на ответственное хранение должны быть подтверждены документально. Нередко суды отказывают во взыска нии расходов, связанных с принятием товара на ответственное хранение, на том основании, что покупатели не могут документально подтвердить факт принятия некачественной продук ции на ответственное хранение3. Во избежание подобных отказов первичным документом, подтверждающим факт принятия товара на ответственное хранение, должен стать соответ ствующий акт, который утверждается руководителем организации. После составления акта покупатель должен немедленно уведомить об этом поставщика. С даты составления указанно го акта начинается отсчет времени нахождения товара на ответственном хранении, в акте должны содержаться сведения о месте и условиях хранения товара (например, товар оставлен в вагонах или был разгружен на открытой площадке, находился на складе), принятые меры по его сохранности, сопровождалось ли его хранение дополнительной охраной, велись ли погру зочно-разгрузочные работы и т. д. От содержания указанного акта во многом зависит и то, возмещение каких расходов, связанных с принятием товара на ответственное хранение, поку патель сможет затем предъявить поставщику. После того как товар снят с ответственного хранения в связи с тем, что поставщик им распорядился, или его реализовали третьим лицам, или возвратили поставщику, в акте о принятии на ответственное хранение целесообразно сделать об этом отметку или оформить еще одним актом. В качестве документов, подтвер ждающих расходы, можно использовать договоры со сторонними организациями, акты ока занных услуг, счета на оплату, платежные поручения с отметками банка о произведенной оплате, собственные калькуляции затрат и др. Еще одним основанием для того, чтобы суд отказал в удовлетворении требований о взыскании расходов, служит недоказанность покупа телем понесенных расходов, связанных с принятием товара на ответственное хранение.

Так, при приемке покупатель установил некачественность товара, уведомил об этом поставщика письмом и принял товар на ответственное хранение на склад. Арбит ражный суд предложил покупателю представить расчет затрат по ответственному хранению и подтвердить их достоверными доказательствами. Покупатель не пред ставил суду документы, обосновывающие расчет суммы иска. При таких условиях суд первой инстанции правомерно отказал в удовлетворении исковых требований ввиду их недоказанности (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 7 декабря 2006 года по делу № А43-11016/2006-22-247).

Постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 20 апреля 2006 года по делу № Ф04-1632/2006 (21454 А45-12);

ФАС Уральского округа от 24 января 2003 года по делу № Ф09-3282/02ГК // СПС "Гарант".

Постановления ФАС Волго-Вятского округа от 31 июля 2002 года по делу № А28-2023/02-51/10;

ФАС Северо Кавказского округа от 13 сентября 2005 года по делу № Ф08-4130/05.

98 Хозяйство и право В то же время все расходы должны быть не только подтверждены документально, но и обоснованы, при невыполнении одного из указанных требований во взыскании данных расхо дов может быть отказано.

В качестве примера необоснованных расходов рассмотрим постановление ФАС Северо-Западного округа от 14 ноября 2005 года по делу № А56-31671/04. Для обес печения сохранности забракованной алкогольной продукции покупатель заключил договор складского хранения. Расходы, связанные с принятием партии забракован ной продукции на ответственное хранение, составили значительную сумму, в связи с чем покупатель обратился с иском о взыскании с поставщика указанных расходов.

Суды первой и апелляционной инстанций, принимая решение об удовлетворении иска, руководствовались п. 3 ст. 514 ГК РФ, согласно которому необходимые расхо ды, понесенные покупателем в связи с принятием товара на ответственное хране ние, реализацией товара или его возвратом, подлежат возмещению поставщиком.

Суд кассационной инстанции указал, что не было учтено то обстоятельство, что возмещению за принятие товара на ответственное хранение подлежат только необ ходимые расходы. В соответствии с п. 2 ст. 514 ГК РФ поставщик обязан вывезти товар, принятый покупателем (получателем) на ответственное хранение, или распо рядиться им в разумный срок. Если поставщик в этот срок не распорядится товаром, покупатель вправе реализовать товар или возвратить его поставщику. Таким обра зом, законодатель требует от поставщика решить судьбу принятого покупателем на ответственное хранение товара в разумный срок. Следовательно, именно в преде лах этого разумного срока товар находится у покупателя и на нем в силу п. 1 ст. ГК РФ лежит обязанность по обеспечению его сохранности, а все расходы, связан ные с хранением в этот период, безусловно, относятся к числу необходимых. Между тем, разрешая спор по существу, суд не установил необходимости хранения спорно го товара в период более двух лет.

В том случае, если поставщик в разумный срок не распорядился товаром, покупатель вправе на свой выбор реализовать товар или возвратить его поставщику. Под распоряжением товаром понимается возможность определять юридическую судьбу товара: продавать, дарить, сдавать в аренду, отдавать в залог и т. п. В связи с отсутствием в Гражданском кодексе РФ четкого определения разумного срока, целесообразно п. 2 ст. 514 дополнить нормой о том, что этот срок не может составлять менее 30 дней с даты получения поставщиком уведомления о принятии товара на ответственное хранение, если иное не предусмотрено договором. Пони мание разумного срока весьма различается (поставщик может считать его равным одному календарному месяцу, а покупатель нескольким дням). Например, если у покупателя от сутствует возможность обеспечить своими силами надлежащие условия хранения товара, принятого на ответственное хранение, и несколько дней покажутся для него большим сроком, поскольку хранение у сторонних организаций потребует значительных денежных затрат.

Покупатель, направляя в адрес поставщика уведомление об отказе от некачественного то вара и принятии его на ответственное хранение, может указать, что просит распорядиться товаром, например, в течение пяти дней. Быстро реализовать товар в условиях постоянно возрастающей конкуренции на товарном рынке, да еще и с наименьшими финансовыми поте рями для поставщика, представляется достаточно сложным.

По истечении пяти дней покупатель получает право реализовать некачественный товар, при этом в ст. 514 ГК РФ ничего не говорится о цене. Следовательно, товар подлежит реали зации по той цене, по которой покупатель сочтет это возможным. Для исключения злоупо треблений со стороны покупателя предлагаю дополнить ст. 514 ГК РФ нормой, согласно ко торой реализация товара, находящегося на ответственном хранении, которым покупатель не распорядился в разумный срок, осуществляется по цене не ниже определенной независимым оценщиком. При этом следует реализовать данный товар только на условиях публичной оферты. Согласно п. 2 ст. 437 ГК РФ под публичной офертой понимается содержащее все существенные условия договора предложение, из которого усматривается воля лица, делаю щего предложение, заключить договор на указанных в предложении условиях с любым, кто отзовется. Необходимо будет определить источник массовой информации, через который Опыт правоприменения должна быть сделана публичная оферта, а также срок, в течение которого покупатель должен ждать ее акцептования: например, 15 дней с даты опубликования оферты. Конечно, проведе ние оценки и опубликование оферты потребует от покупателя дополнительных расходов, но это позволит защитить поставщика от недобросовестных действий покупателя при определе нии стоимости и реализации товара, принятого на ответственное хранение. Данные расходы, как и другие расходы, связанные с принятием товара на ответственное хранение, покупатель должен иметь право возместить за счет средств, полученных от реализации товара.

В случае невозможности реализовать товар по цене, установленной оценщиком, постав щик вправе будет реализовать его по любой цене. При этом покупатель должен письменно уведомить поставщика об оценочной стоимости реализуемого товара не позднее трех дней с даты проведения оценки. Также предлагаю предоставить поставщику право в любое время до реализации покупателем товара (заключения договора поставки, купли-продажи) забрать указанный товар, возместив покупателю все расходы, связанные с ответственным хранением.

Необходимо отметить и тот факт, что покупатель, не будучи собственником товара, при нятого на ответственное хранение, приобретает право распорядиться им, реализовав его тре тьим лицам, что является исключением из общего правила. Приобретение права собственно сти не у собственника имущества предусмотрено в п. 3 ст. 218 ГК РФ, в котором указано, что лицо может приобрести право собственности на имущество также по иным основаниям, предусмотренным законом. Иные формы распоряжения покупателем товаром, принятым на ответственное хранение, кроме его реализации третьим лицам не допускаются, что подтвер ждается существующей судебной практикой.

Так, в связи с отказом поставщика от возврата некачественного товара покупатель сдал его на городскую свалку как отходы, где он и был уничтожен. Принимая реше ние по делу, суд отметил, что покупатель, уничтожив некачественный товар, нарушил требования ст. 209, 514 ГК РФ, так как имел право только возвратить товар или реа лизовать его, а не уничтожить. Однако поставщик не представил доказательств, подтверждающих размер убытков. В исковом заявлении убытки рассчитаны исходя из стоимости товара по прейскуранту поставщика, то есть за основу расчета взята стоимость товара надлежащего качества по ценам на день предъявления иска. Фак тически убытки возникли в связи с уничтожением некачественного товара, следова тельно, нет оснований для их взыскания (постановление ФАС Уральского округа от апреля 2002 года по делу № Ф09-558/02ГК).

В случае отсутствия в договоре поставки условия об обязательном вызове поставщика для участия в приемке по качеству товара определение некачественности товара может осуществ ляться покупателем в одностороннем порядке. При реализации покупателем некачественного товара, находящегося у него на ответственном хранении, перепроверить сделанные покупате лем выводы о нарушении качества будет практически невозможно. В связи с этим необходи мо предусмотреть право покупателя в любое время до момента реализации товара направлять своего полномочного представителя для проверки утверждений покупателя о нарушении качества товара. К участию в осмотре товара целесообразно привлекать специалистов экс пертных организаций, при необходимости должны быть отобраны пробы товара, сделаны фотографии, видеосъемка. Все это нужно для того, чтобы при возникновении спора относи тельно качества товара поставщик имел доказательственную базу для отстаивания в суде своей позиции.

Требование поставщика к покупателю о совершении действий по возврату товара (оплате железнодорожного тарифа, выполнении погрузочных работ и т. д.) не является распоряжени ем товаром, а значит, покупатель вправе, но не обязан возвратить товар поставщику. В связи с этим целесообразно предоставить поставщику право при внесении на счет покупателя предо платы в размере предстоящих расходов, необходимых покупателю для возврата поставщику товара, находящегося на ответственном хранении, требовать возврата данного товара и по окончании разумного срока, предусмотренного для вывоза или распоряжения товаром.

100 Хозяйство и право Таким образом, институт ответственного хранения на сегодняшний день востребован участниками гражданского оборота, но определенная правовая детализация и доработка необ ходима.

А. СМЕТАННИКОВ, начальник правового управления ОАО "Кузнецкие ферросплавы", кандидат юридических наук Некоторые правовые проблемы содержания правоотношений по реализации туристского продукта Основной законодательный акт, который регулирует сферу оказания туристских услуг, Федеральный закон от 24 ноября 1996 года № 132-ФЗ "Об основах турист-ской деятельности в Российской Федерации" (далее Закон, Закон о туризме). При этом вопросы регулирова ния туристской деятельности находятся в совместном ведении РФ и субъектов РФ. Субъекты Российской Федерации принимают законодательные акты по вопросам определения субъект ного состава заключаемых в данной отрасли договоров.

Согласно Закону правовым статусом наделены три основных субъекта данных правоот ношений: турист, туроператор и турагент.

Турист лицо, посещающее страну (место) временного пребывания в лечебно оздоровительных, рекреационных, познавательных, физкультурно-спортивных, профессио нально-деловых, религиозных и иных целях без занятия деятельностью, связанной с получе нием дохода от источников в стране (месте) временного пребывания, на период от 24 часов до 6 месяцев подряд или осуществляющее не менее одной ночевки в стране (месте) временного пребывания (ст. 1 Закона в ред. от 5 февраля 2007 года).

Данная дефиниция имеет существенное значение не только для определения содержания правоотношений, связанных с реализацией туристского продукта, но и для правовой квали фикации туриста как потребителя такого продукта. Именно статус потребителя принципиаль но отличает туриста от двух других названных субъектов правоотношений по реализации туристского продукта турагента и туроператора.

В практике судов общей юрисдикции в последние несколько лет все чаще стали появлять ся дела по искам туристов, чьи права были нарушены в результате неисполнения или ненад лежащего исполнения обязательств организациями, оказывающими туристские услуги (например, определение Верховного Суда РФ от 1 апреля 2002 года № 18-В02-5к)1. Судебная практика еще только складывается, однако уже можно составить общее представление об основных проблемах прикладного и правового характера в этой области. Одна из них определение лица в качестве туриста. По некоторым судебным делам лицо не признавалось туристом и, как следствие, потребителем туристского продукта в силу того, что цель его пре бывания, по мнению суда, не соответствовала критериям, установленным в ст. 1 Закона в предыдущей редакции. Требовалось более детальное описание таких целей, поскольку преж няя формулировка "и иных целях без занятия оплачиваемой деятельностью" вызывала про блемы с определением лица в качестве надлежащей стороны процесса.

СПС "КонсультантПлюс".

Опыт правоприменения В связи с этим представляет интерес пример из практики Московского городского суда, который демонстрирует особенности правового статуса туриста как потребите ля. Турист обратился в суд с иском к иностранному турагенту о расторжении заклю ченного между ними договора, по которому ему должны были оказать услуги, связан ные с предоставлением для проживания апартаментов в нескольких гостиничных клубах, расположенных в Испании, в течение одной недели в одном календарном году, о взыскании уплаченных им по этому договору денежных средств, а также о компенсации морального вреда.

В обоснование своих требований турист указал, что по договору с указанным турагентом, как выяснилось в последующем, он не может воспользоваться предла гаемыми туристскими услугами.

Судом установлено, что при заключении с туристом договора на оказание упомя нутых услуг были нарушены его права на своевременное получение необходимой и достоверной информации об услугах, обеспечивающей возможность их правильного выбора. Это и послужило причиной обращения истца с заявлением о расторжении договора и возврате уплаченных денежных средств. Турист, как неоднократно указы вается в решении суда, является потребителем туристского продукта, туроператор изготовителем такого продукта, а турагент его продавцом (использована тер минология Закона РФ от 7 февраля 1992 года "О защите прав потребителей"). Обя занность изготовителя (исполнителя, продавца) своевременно предоставить потре бителю такую информацию предусмотрена в ст. 10 указанного Закона.

В силу п. 1 ст. 12 данного Закона если потребителю не предоставлена возмож ность незамедлительно получить при заключении договора информацию о товаре (работе, услуге), он вправе потребовать от продавца (исполнителя) возмещения убытков, причиненных необоснованным уклонением от заключения договора, а если договор заключен, в разумный срок отказаться от его исполнения и потребовать возврата уплаченной за товар суммы и возмещения других убытков.

В связи с этим суд пришел к выводу, что иск туриста подлежит удовлетворению (постановление Московского городского суда от 5 сентября 2002 года)2.

При приобретении туристского продукта турист вступает в правоотношения с тур-агентом юридическим лицом или индивидуальным предпринимателем, осуществляющим деятель ность по продвижению и реализации туристского продукта. Турагент выступает в таких пра воотношениях, как правило, исключительно в роли посредника, который реализует турист ский продукт, созданный туроператором (им может быть только юридическое лицо, осу ществляющее деятельность по формированию, продвижению и реализации такого туристско го продукта).

Однако в некоторых случаях туроператор непосредственно реализует созданный им про дукт, избегая тем самым заключения посреднических договоров с турагентами, не рискуя своей репутацией, поскольку именно туроператор несет ответственность за действия тураген тов, которые его представляют.

Надо учитывать, что указанных субъектов связывает целый комплекс правоотношений, опосредованных достаточно сложным механизмом договорных связей. Кроме того, суще ствуют также иные субъекты, которые участвуют в создании и реализации туристского про дукта. К ним относятся, например, туроператор принимающей страны, а также имеющие с ним обязательственные отношения отели, рестораны и т. д. Кроме того, Закон о туризме предусматривает в правоотношениях по реализации туристского продукта наличие заказчика данного продукта, которым может стать как сам турист, так и иное лицо, заказывающее ту ристский продукт от имени туриста, в том числе законный представитель несовершеннолет него туриста. На практике нередки ситуации, когда турист и заказчик туристского продукта это одно и то же лицо. Однако возможны заказы туров организацией для своих сотрудни ков. В этой ситуации заказчиком туристского продукта будет организация, а туристами ее ра-ботники.

Таким образом, система правоотношений субъектов в рамках туристской деятельности существенно выходит за рамки договора по реализации туристского продукта.

Бюллетень Верховного Суда РФ, 2003, № 4.

102 Хозяйство и право Одна из основных проблем, возникающих при применении Закона о туризме, отнесе ние договоров, опосредующих отношения турагента, туроператора, туриста или иного заказ чика туристского продукта, к существующим категориям гражданско-правовых обязательств.

С такой же проблемой сталкиваются и суды при рассмотрении споров в сфере оказания ту ристских услуг.

Остановимся более подробно на правовой квалификации договора, связывающего заказ чика туристского продукта и турагента, осуществляющего непосредственную реализацию такого продукта, сформированного и предоставленного ему туроператором. В силу Закона о туризме турагент может реализовывать туристский продукт по поручению туроператора как от его, так и от своего имени, если это предусмотрено договором между турагентом и туропе ратором.

Рассмотрим ситуацию, когда турагент заключает договор от имени туроператора. В ст. Закона указано, что такой договор заключается по поручению. Означает ли это, что договор между туроператором и турагентом имеет характер гражданско-правового поручения "в чи стом виде", и можно ли к таким правоотношениям применять главу 49 Гражданского кодекса РФ?

Согласно ст. 971 Кодекса по договору поручения одна сторона (поверенный) (в дан ном случае турагент) обязуется совершить от имени и за счет другой стороны доверите ля (в данном случае туроператора) определенные юридические действия. Права и обязан ности по сделке, совершенной поверенным, возникают непосредственно у доверителя. В ст. Закона установлено, что туроператор несет предусмотренную законодательством Российской Федерации ответственность перед туристом и иным заказчиком за неисполнение или ненад лежащее исполнение обязательств по договору о реализации туристского продукта (в том числе за неоказание или ненадлежащее оказание туристам услуг, входящих в туристский продукт, независимо от того, кем должны были оказываться или оказывались эти услуги). Также тур-оператор отвечает перед туристами и иными заказчиками за действия (бездействие), со вершенные от имени туроператора его турагентами в пределах своих обязанностей.

Кроме того, договор поручения предусматривает совершение только юридических дей ствий, а в большинстве случаев деятельность турагента не ограничивается лишь юридически ми действиями по заключению договора. Таким образом, как пред-ставляется, договор реали зации туристского продукта, заключаемый от имени туроператора турагентом, если турагент совершает действия, не относящиеся к юридическим, нельзя отнести к договору поручения.

Описанная в Законе о туризме конструкция по своему правовому содержанию ближе к другому посредническому договору агентскому, урегулированному главой 52 ГК РФ. Со гласно ст. 1005 Кодекса по агентскому договору одна сторона агент (в данном случае турагент) обязуется за вознаграждение совершать по поручению другой стороны принци пала (в нашей ситуации туроператора) юридические и иные действия от своего имени, но за счет принципала либо от имени и за счет принципала. Примером таких действий могут служить реклама туристского продукта в периодических изданиях, участие в специализиро ванных выставках. Очевидно, что данный вид договора ближе к сути правоотношений, возни кающих между туроператором и турагентом.

Договор реализации туристского продукта может относиться к особому виду агентирова ния еще и в силу того, что ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по договору о реализации туристского продукта почти всегда ложится на туро ператора. Так, по всем сделкам, совершенным турагентом с третьим лицом от своего имени и за счет туроператора, приобретает права и становится обязанным туроператор, даже если турагент и был назван в сделке или вступил с третьим лицом в непосредственные отношения по исполнению сделки. Соответственно по такой сделке, совершенной турагентом с третьим лицом (заказчиком или туристом) от имени и за счет туроператора, все права и обязанности возникают непосредственно у туроператора. В силу ст. 9 Закона туроператор отвечает перед туристами и иными заказчиками также за действия (бездействие), совершенные от имени туроператора его турагентами в пределах своих полномочий.

Опыт правоприменения Вместе с тем Закон содержит положения, согласно которым часть ответственности может ложиться и на турагента за непредставление или представление недостоверной информа ции о туристском продукте, за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по договору о реализации туристского продукта, но эта ответственность наступает только в слу чае заключения договора о реализации туристских услуг от имени турагента, а также если в договоре, заключенном между тур-агентом и туроператором, предусмотрена совместная от ветственность этих двух су-бъектов.

Кроме того, в ст. 41 Закона установлена обязательность страхования гражданской ответ ственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по договору о реа лизации туристского продукта либо банковской гарантии исполнения обязательств по догово ру о реализации туристского продукта (финансовое обеспечение) только для туроператора.

Судебная практика однозначно придерживается той позиции, что в силу действующего нормативно-правового регулирования ответственность перед потребителем туристского про дукта несет туроператор, который в силу общих положений гражданского законодательства может предъявить турагенту иск в порядке регресса. Такая ситуация справедлива только в отношении туриста или иного заказчика туристского продукта и не имеет отношения к вза имной ответственности турагента и туроператора, вытекающей из посреднического договора между ними.

Так, в судебной практике существует значительное количество взаимных исков туропера торов и турагентов, связанных с ненадлежащим исполнением договора агентирования. Мож но привести пример из практики ФАС Северо-Западного округа.

Турагент обратился в суд с иском к туроператору о взыскании фактически понесен ных убытков вследствие ненадлежащего исполнения агентского договора. Существо данного контракта заключалось в бронировании туроператором по просьбе турагента коттеджей для отдыха туристов.

При этом турагент указал, что ненадлежащее исполнение обязательств туропе ратором состояло в том, что предоставленные туроператором коттеджи не соответ ствуют требованиям, заявленным турагентом. Такие требования были предъявлены туристом в виде копии страницы из туристического каталога, используемого туристи ческими фирмами, с описанием забронированных коттеджей. При этом турагент подтверждает, что описание коттеджа из каталога полностью соответствовало опи санию, данному туроператором в ответе на заявку.

Однако турист, посчитав, что его требования не выполнены, предъявил турагенту претензию о возмещении убытков, понесенных им в связи с оказанием услуг ненад лежащего качества. Турагент согласился с изложенными в претензии туриста обсто ятельствами и добровольно выплатил как стоимость путевки, так и штрафные санк ции.

Правовая позиция суда основывалась на следующих нормативных положениях.

Согласно ст. 309 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона.

Между туроператором и турагентом заключен договор, согласно которому тур агент обязался реализовывать от своего имени и за счет туроператора туристско-экс курсионные путевки, сформированные туроператором, на бланках туристско-экскур сионных путевок с реквизитами турагента третьим лицам на условиях данного дого вора. В соответствии с требованиями договора туроператор выполнил свои обяза тельства перед турагентом, поскольку предоставил турагенту полное описание тура, график поездок, данные о стоимости тура, в письменном виде подтвердил брониро вание тура в указанные сроки.


В силу п. 1 ст. 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полно го возмещения причиненных ему убытков.

Согласно положениям указанного договора турагент несет ответственность за достоверность предоставляемой туристам информации о продаваемых турах и ущерб, причиненный туристам искаженной информацией о предлагаемых туристских услугах. Турагент добровольно во внесудебном порядке выплатил покупателю спор ной путевки ее стоимость и штрафные санкции. Данное обстоятельство свидетель ствует о согласии истца с обоснованностью претензии, предъявленной туристом именно турагенту, а не туроператору, поскольку договор с туристом заключал тур агент (постановление ФАС Северо-Западного округа от 20 февраля 2003 года по 104 Хозяйство и право делу № А56-22785/02)3.

Таким образом, приведенный пример свидетельствует, что единственный выход для туро ператора четкое определение в договоре с турагентом ответственности турагента при за ключении им договора о реализации туристского продукта от имени турагента.

Отдельного анализа заслуживает проблема правового значения туристской путевки. До внесения изменений в Закон о туризме туристская путевка определялась как документ, под тверждающий факт передачи туристского продукта. После изменений, внесенных Федераль ным законом от 5 февраля 2007 года № 12-ФЗ, туристская путевка стала определяться как документ, содержащий условия путешествия, подтверждающий факт оплаты туристского продукта и являющийся бланком строгой отчетности. В связи с этим у практикующих специ алистов возникли вопросы: заменяет ли путевка договор о реализации туристского продукта, что происходит с договором о реализации туристских услуг, если путевка не выдана?

Согласно Закону туристская путевка неотъемлемая часть договора о реализации ту ристского продукта. Возникает вопрос, зачем нужна путевка, если в ней должно быть уста новлено все то (условия путешествия и общая цена туристского продукта), что должно быть предусмотрено в договоре. Кроме того, туристская путевка не содержит ряд условий, которые Закон называет существенными и без согласия по которым договор считается незаключен ным. Также хотелось обратить внимание на то, что для подтверждения факта оплаты туристу будет достаточно приходно-кассо-вых ордеров, которые выдаются, как правило, даже при частичной оплате туристского продукта.

Напрашивается единственный вывод: основная роль туристской путевки заключается в правильном оформлении бухгалтерских документов, но при этом ее выдача обязательна. Вме сте с тем законодатель не дает прямого ответа на вопрос, является ли договор незаключенным при невыдаче туристской путевки.

Еще одно принципиальное отличие путевки от договора о реализации туристского про дукта заключается в следующем. Договор обязателен только для заключивших его сторон, а путевка для туриста и всех других субъектов, которые обязаны оказать ему услуги, но при этом не состоят с ним в договорных отношениях.

Таким образом, количество проблем в области практического применения действующего правового регулирования туристской деятельности и теоретической правовой квалификации правоотношений, возникающих в процессе оказания туристских услуг, достаточно велико.

Единственный источник, позволяющий выработать стратегию применения спорных положе ний законодательства, судебная практика. Однако есть вопросы, на которые суды пока не дали ответов. Так, в настоящее время неясен правовой смысл исключения туристического ваучера из Федерального закона "Об основах туристской деятельности в Российской Федера ции". До внесения в Закон соответствующих изменений Федеральным законом от 5 февраля 2007 года № 12-ФЗ для туриста более важным было получение именно туристского ваучера, уста-навливавшего право туриста на услуги, входящие в состав тура, и подтверждающего факт их оказания. Наиболее обоснованной представляется позиция, согласно которой турист ский ваучер заменила туристская путевка.

М. ВОЙКИНА, юрист-аналитик Компании "Консультант Плюс" СПС "КонсультантПлюс".

Опыт правоприменения «Хозяйство и право»

Публикации в электронном виде электронная версия Публикации за 2001 – 2006 годы (июнь) в электронном виде можно приобрести в редакции.

журнал 177 р.

приложение 118 р.

статья 59 р.

Публикации редакция высылает по электронной почте.

Заявки принимаются по адресу:

hozpravo@sovintel.ru или тел. (495) 225-83-05 (06).

Подробнее см. на сайте журнала.

  ИСПОЛНИТЕЛЬНОЕ ПРОИЗВОДСТВО    Имущество граждан, на которое не может быть обращено взыскание Перечень такого имущества установлен ст. 446 Гражданского процессуального кодекса РФ.

Длительное время перечень имущества граждан, на которое не может быть обращено взыскание по исполнительным документам, был установлен Приложением № 1 к ГПК РСФСР (1964 г.). Он не подлежал расширительному толкованию, что обеспечивало единообразие судебной практики при рассмотрении жалоб на действия судебных приставов-исполнителей. К моменту вступления в силу Федерального закона "Об исполнительном производстве" перечень устарел, но применял ся вплоть до принятия ГПК РФ 2003 года.

К сожалению, обобщенные, неконкретные формулировки некоторых положений ст. Кодекса создают сложности в применении рассматриваемого правового института на практи ке.

1. Согласно ч. 1 ст. 446 ГПК РФ взыскание по исполнительным документам не может быть обращено на имущество, принадлежащее гражданину-должнику на праве собственно сти: в частности, на жилое помещение (его части), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единствен ным пригодным для постоянного проживания помещением, за исключением указанного … имущества, если оно является предметом ипо-теки и на него в соответствии с законодатель ством об ипотеке может быть обращено взыскание. Данное положение ГПК РФ призвано обеспечить конституционное право граждан на жилище, установленное ч. 1 ст. 40 Конститу ции РФ.

Обязательным условием, при котором обращение взыскания на жилое помещение гражда нина-должника не допускается, является то, что это единственное пригодное для проживания жилье для него и членов его семьи. При рассмотрении жалоб на действия судебных приста вов-исполнителей по аресту жилых помещений суды в первую очередь устанавливают, явля ется ли арестованное жилое помещение единственным для должника.

Например, должник (индивидуальный предприниматель) обратился в суд с жалобой на действия судебного пристава-исполнителя, наложившего арест на садовый домик.

Суд в удовлетворении жалобы отказал в связи с тем, что садовый домик, принадле жащий должнику, не является единственным пригодным для его проживания жилым помещением, поскольку за должником зарегистрировано право собственности на трехкомнатную квартиру. Данная квартира — место постоянного проживания долж ника (постановление ФАС Поволжского округа от 9 февраля 2006 года по делу № А12-11515/05-С47-V/27)1.

Конституционный Суд РФ в определении от 4 декабря 2003 года № 456-О сделал вывод о соответствии приведенного положения ч. 1 ст. 446 ГПК РФ Конституции РФ и указал, что данная норма направлена на защиту конституционного права на жилище не только самого В статье использованы судебные акты, размещенные в СПС "КонсультантПлюс".

Исполнительное производство должника, но и членов его семьи, в том числе находящихся на его иждивении несовершенно летних, престарелых, инвалидов, а также на обеспечение охраны государством достоинства личности, как того требует ч. 1 ст. 21 Конституции РФ, условий нормального существования и гарантий социально-экономи-ческих прав в соответствии со ст. 25 Всеобщей декларации прав человека.

Размеры помещения, на которое не может быть обращено взыскание, в законодательстве не определены. Поэтому в определении КС РФ отмечена необходимость их конкретизировать.

Однако до настоящего времени это не сделано.

В контексте данной темы возникает вопрос о части жилого помещения.

Например, индивидуальный предприниматель обратился в суд с жалобой на дей ствия судебного пристава-исполнителя, который наложил арест в счет погашения долга по исполнительному производству на одну из пяти комнат квартиры, где про живал должник. Суд пришел к выводу о том, что судебный пристав-исполнитель не имел законных оснований для таких действий, так как возможность ареста части жилого помещения должника с учетом размера находящегося в его собственности помещения законодательством не предусмотрена (постановление ФАС Уральского округа от 9 марта 2005 года по делу № Ф09-400/05-ГК).

Федеральным законом от 29 декабря 2004 года № 149-ФЗ в абз. 2 ч. 1 ст. 446 ГПК РФ бы ли внесены изменения. В первоначальной редакции этот абзац исключал и возможность об ращения взыскания на жилые помещения, являющиеся предметом ипотеки. Внесенные изме нения позволяют банку наказать недобросовестного плательщика и вернуть свои деньги, даже если единственное имеющееся у него имущество данное жилое помещение. При этом вы селение должника из жилого помещения, являющегося предметом ипотеки, возможно и в случае проживания в нем несовершеннолетних детей, поскольку согласие органов опеки и попечительства требуется только при выселении детей, оставшихся без родительского попе чения.

Конституционное право граждан на жилище в этом случае обеспечивается ст. 95 Жилищ ного кодекса РФ, согласно которой гражданам, утратившим жилые помещения, приобретен ные за счет кредита банка или иной кредитной организации или средств целевого займа и являющиеся для них единственными пригодными для проживания, в результате обращения на них взыскания, предоставляются жилые помещения маневренного фонда. В данной ситуации до завершения расчетов заключается договор найма жилого помещения маневренного фонда.


2. Взыскание не может быть обращено также на земельные участки, на которых располо жены жилые помещения, являющиеся для гражданина-должника и членов его семьи, сов местно проживающих в принадлежащем помещении, единственным пригодным для постоян ного проживания помещением, за исключением жилых помещений, являющихся предметом ипотеки. Данное правило установлено абз. 1 и 3 ч. 1 ст. 446 ГПК РФ.

В ч. 1 ст. 446 речь идет об имуществе граждан, принадлежащем им на праве собственно сти.

Земельные участки могут находиться у граждан не только на праве собственности, но и на праве пожизненного наследуемого владения. Согласно п. 2 ст. 21 Земельного кодекса РФ распоряжение земельным участком, находящимся на праве пожизненного наследуемого вла дения, не допускается, за исключением перехода прав на земельный участок по наследству.

Перечень оснований для прекращения права пожизненного наследуемого владения зе мельным участком установлен ст. 45 ЗК РФ. Такое основание, как обращение взыскания на земельный участок, в указанной статье отсутствует.

Согласно абз. 3 ч. 1 ст. 446 ГПК РФ взыскание не может быть обращено также на земель ные участки, использование которых не связано с осуществлением гражданином-должником предпринимательской деятельности.

Постановлением Конституционного Суда РФ от 12 июля 2007 года № 10-П положение абз. 3 ч. 1 ст. 446 ГПК РФ признано неконституционным в той части, в какой им устанавлива ется запрет обращения взыскания по исполнительным документам на принадлежащие граж 108 Хозяйство и право данину-должнику на праве собственности земельные участки, использование которых не связано с осуществлением гражданином-должником предпринимательской деятельности и которые не являются основным источником существования гражданина-должника и лиц, находящихся на его иждивении, обеспечивающим указанным лицам необходимый уровень существования.

В мотивировочной части постановления, в частности, указано: "При определении преде лов действия имущественного (исполнительского) иммунитета применительно к земельным участкам, не используемым в предпринимательских целях, законодатель должен принимать во внимание не только само по себе отсутствие у лица (должника) статуса индивидуального предпринимателя, но и общие количественные и качественные характеристики, целевое назначение и фактическое использование земельных участков, на которые может быть рас пространен особый правовой режим, предполагающий освобождение от взыскания".

В постановлении отмечено также, что "не исключается злоупотребление правом со сторо ны недобросовестных граждан-должников, которые, не имея статуса индивидуального пред принимателя, могут свободно вкладывать денежные средства (включая неосновательно сбе реженные вследствие неисполнения своих гражданско-правовых обязательств перед кредито рами) в дорогостоящие земельные участки, приобретать их в неограниченном количестве, с любым целевым назначением (индивидуальное жилищное строительство, личное подсобное хозяйство, садоводство, огородничество), в том числе для последующей перепродажи".

Таким образом, при наложении ареста на земельные участки судебный пристав исполнитель должен убедиться в том, что: 1) на земельном участке не расположено жилое помещение, являющееся единственным пригодным для проживания для должника и членов его семьи;

2) использование земельного участка не связано с осуществлением должником предпринимательской деятельности и земельный участок не является основным источником существования гражданина-должника и лиц, находящихся на его иждивении, обеспечиваю щим указанным лицам необходимый уровень существования.

3. Согласно ч. 1 ст. 446 ГПК РФ взыскание не может быть обращено на предметы обычной домашней обстановки и обихода, вещи индивидуального пользования (одежда, обувь и дру гие), за исключением драгоценностей и других предметов роскоши. Однако в законодатель стве не дано определения "предметов обычной домашней обстановки и обихода".

Конечно, до формирования судебной практики или выхода разъяснений можно рекомен довать использовать список предметов обычной домашней обстановки и обихода, определен ный в п. 5 Перечня видов имущества граждан, на которые не может быть обращено взыскание по исполнительным документам (Приложение № 1 к ГПК РСФСР 1964 года). Однако этот перечень безнадежно устарел. Статья 446 ГПК РФ действует на протяжении трех лет, но ни законодатель, ни Пленум Верховного Суда РФ так и не дали разъяснений о порядке ее применения.

Обратимся к судебной практике по жалобам на действия судебных приставов исполнителей. Например, судом были признаны предметами обычной домашней обстановки и обихода кухонный гарнитур, телевизор, вытяжка2;

стиральная машина, кресла и палас3. В каждом конкретном случае суд рассматривает обстоятельства дела и принимает решение.

Понятие "предметы обычной домашней обстановки и обихода" встречается в части треть ей Гражданского кодекса РФ.

Комментируя ст. 1169 ГК РФ о перечне предметов обычной домашней обстановки и обихода, некоторые авторы отмечают: "В силу различного уровня жизни трудно со ставить какой-либо легальный перечень таких предметов (например, для кого-то серебряная ложка — дорогой сувенир, а для кого-то — обычная столовая посуда).

Отнесение имущества к предметам обихода должно определяться их использовани Постановление ФАС Северо-Западного округа от 29 июня 2005 года по делу № А42-11949/04-19.

Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 20 сентября 2004 года по делу № А78-2211/04-С2-28/247 Ф02-3850/04-С2.

Исполнительное производство ем для обычных повседневных бытовых нужд, причем факт использования имеет важ нейшее значение — имущество должно именно использоваться, а не предназначать ся для использования"4.

Поскольку определить четкий, исчерпывающий перечень предметов обычной домашней обстановки и обихода практически невозможно, данное понятие является оценочным.

Согласно п. 9 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 апреля 1991 года № при отнесении имущества к предметам обычной домашней обстановки и обихода необходимо иметь в виду, что антикварные предметы, а также представляющие художественную, истори ческую или иную ценность не могут рассматриваться в качестве предметов обычной домаш ней обстановки и обихода независимо от их целевого назначения.

4. В силу ч. 1 ст. 446 ГПК РФ взыскание не может быть обращено на имущество гражда нина, необходимое ему для профессиональных занятий, за исключением предметов, стои мость которых превышает сто установленных федеральным законом минимальных размеров оплаты труда. К имуществу, необходимому гражданину для профессиональных занятий, мо жет быть отнесена, например, швейная машина для индивидуального предпринимателя, дея тельность которого связана с пошивом каких-либо изделий. К такому имуществу можно отне сти и контрольно-кассовую машину, если она единственная у индивидуального предпринима теля и осуществление предпринимательской деятельности без нее невозможно5.

Согласно ст. 5 Федерального закона от 19 июня 2000 года № 82-ФЗ "О минимальном раз мере оплаты труда" исчисление платежей по гражданско-правовым обязательствам, установ ленных в зависимости от минимального размера оплаты труда, с 1 января 2001 года произво дится исходя из базовой суммы, равной 100 рублям.

Таким образом, на предметы, необходимые гражданину-должнику для его профессио нальной деятельности, стоимость которых превышает 10 тыс. руб., судебным приставом исполнителем может быть обращено взыскание.

Необходимо отметить, что нормы ч. 1 ст. 446 ГПК РФ применимы только к должнику гражданину.

Например, должник — юридическое лицо обратился в суд с жалобой на действия судебного пристава-исполнителя, наложившего арест на имущество должника, в связи с тем, что арестованное имущество необходимо для профессиональной дея тельности. Судом в удовлетворении жалобы было отказано, поскольку ч. 1 ст. ГПК РФ неприменима к юридическим лицам (постановление ФАС Северо-Кавказ ского округа от 17 ноября 2005 года по делу № Ф08-5195/2005).

На основании ч. 2 ст. 446 ГПК РФ перечень имущества организаций, на которое не может быть обращено взыскание по исполнительным документам, определяется федеральным зако ном. В связи с этим возникает вопрос: применима ли ч. 1 ст. 446 к индивидуальным предпри нимателям?

В соответствии с п. 3 ст. 23 ГК РФ к предпринимательской деятельности граждан, осу ществляемой без образования юридического лица, соответственно применяются правила Гражданского кодекса РФ, которые регулируют деятельность юридических лиц, являющихся коммерческими организациями, если иное не вытекает из закона, иных правовых актов или существа правоотношения. Граждане, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, не имеют обособленного имущества, предназначенного для осуществления предпринимательской деятельности. Приобретение гражданином статуса предпринимателя не лишает его статуса гражданина.

Таким образом, из существа правоотношений следует, что имущественная ответствен ность граждан-предпринимателей должна осуществляться по правилам ст. 24 ГК РФ. В силу этой статьи гражданин отвечает по своим обязательствам всем принадлежащим ему имуще Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части третьей / Под ред. Т. Е. Абовой, М. М. Бо гуславского, А. Г. Светланова. — М.: Юрайт, 2004.

Данный вывод можно сделать, например, из постановлений ФАС Дальневосточного округа от 27 сентября 2004 года по делу № Ф03-А04/04-1/2512, ФАС Уральского округа от 14 июля 2004 года по делу № Ф09-2122/04-ГК, в которых применено аналогичное абз. 5 ч. 1 ст. 446 ГПК РФ положение п. 8 Приложения № 1 к ГПК РСФСР.

110 Хозяйство и право ством, за исключением имущества, на которое в соответствии с законом не может быть обра щено взыскание. Следовательно, список имущества, на которое не может быть обращено взыскание, для должников индивидуальных предпринимателей определен ч. 1 ст. 446 ГПК РФ.

5. Согласно ч. 1 ст. 446 ГПК РФ взыскание не может быть обращено на продукты питания и деньги на общую сумму не менее трехкратной установленной величины прожиточного минимума самого гражданина-должника, лиц, находящихся на его иждивении, а в случае их нетрудоспособности шестикратной установленной величины прожиточного минимума на каждого из указанных лиц.

С первого квартала 2005 года величина прожиточного минимума в целом по России Пра вительством РФ не устанавливалась. Например, по Республике Карелия величина прожиточ ного минимума за первый квартал 2007 года составила на душу населения 4209 руб., для тру доспособного населения 4581 руб., пенсионеров 3430 руб., детей 3760 руб.6 Таким образом, для трудоспособного гражданина в Республике Карелия взыскание не может быть обращено на денежную сумму в размере 13 743 руб., а если у него на иждивении находится один ребенок на сумму 36 303 руб. (4581 3 + 3760 6).

При соблюдении таких ограничений по обращению взыскания на денежные средства в от ношении граждан-должников сложно будет исполнять исполнительные документы. В России до настоящего времени существуют пенсии и заработная плата ниже прожиточного миниму ма.

Необходимо учитывать, что у судебного пристава-исполнителя отсутствует механизм проверки наличия денежных средств у должника. Судебный пристав-исполни-тель не имеет возможности установить количество денежных средств, находящихся в распоряжении долж ника. Во-первых, кредитные учреждения на запрос судебного пристава-исполнителя предо ставляют информацию о наличии остатка денежных средств на счете должника в пределах суммы долга (постановление Конституционного Суда РФ от 14 мая 2003 года № 8-П). Во вторых, судебный пристав-исполнитель не имеет права производить обыск должника и его квартиры в поисках наличных денежных средств.

Если единственный доход это заработная плата, сбережения отсутствуют, имущества, на которое возможно обратить взыскание, нет, судебный пристав-исполни-тель, как правило, направляет исполнительный документ по месту работы для удержания долга из дохода долж ника. Статья 66 ФЗ "Об исполнительном производст- ве" предусматривает возможность удержаний из заработной платы в размере до 70 процентов, но об учете обеспечения должника-гражданина трехкратным прожи-точным минимумом в этом случае речь не идет.

В подтверждение того, что применение абз. 8 ч. 1 ст. 446 ГПК РФ в существующей фор мулировке затруднено, можно привести следующий пример.

Индивидуальный предприниматель обратился в суд с жалобой на действия судебно го пристава-исполнителя по аресту денежных средств, находящихся на счете, в свя зи с нарушением ст. 446 ГПК РФ. Суд в удовлетворении жалобы отказал, мотивиро вав свое решение тем, что ст. 446 в данном случае неприменима, поскольку должник использует денежные средства не для приобретения предметов первой необходи мости, а в коммерческих целях (постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 23 августа 2004 года по делу № Ф08-3623/2004).

Однако в ст. 446 ГПК РФ цель использования денежных средств не оговорена.

6. Согласно абз. 1 и 10 ч. 1 ст. 446 ГПК РФ взыскание не может быть обращено на сред ства транспорта и другое необходимое гражданину-должнику в связи с его инвалидностью имущество. Исходя из данного положения, нельзя обратить взыскание на любое транспортное средство, принадлежащее должнику-инвалиду, независимо от того связано ли его использова Постановление Правительства Республики Карелия от 10 мая 2007 года № 73-П "Об утверждении величины прожиточного минимума на душу населения по основным социально-демографическим группам населения по Республика Карелия за первый квартал 2007 года".

Исполнительное производство ние с инвалидностью, что существенно ограничивает полномочия судебного пристава исполнителя по аресту автотранспортных средств, принадлежащих инвалидам.

7. В силу ч. 1 ст. 446 ГПК РФ взыскание по исполнительным документам также не может быть обращено на следующее имущество:

племенной, молочный и рабочий скот, олени, кролики, птица, пчелы, используемые для целей, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, а также хозяй ственные строения и сооружения, корма, необходимые для их со-держания;

семена, необходимые для очередного посева;

топливо, необходимое семье гражданина-должника для приготовления своей ежеднев ной пищи и отопления в течение отопительного сезона своего жилого помещения;

призы, государственные награды, почетные и памятные знаки, которыми награжден гражданин-должник.

8. Федеральным законом от 21 июля 2005 года № 93-ФЗ в ст. 446 ГПК РФ введена ч. 3, со гласно которой взыскание по исполнительным документам не может быть обращено на изби рательный залог, то есть на денежную сумму, вносимую в избирательную комиссию кандида том или избирательным объединением, выдвинувшим список кандидатов для регистрации.

Исходя из смысла п. 8 ст. 38 Федерального закона от 12 июня 2002 года № 67-ФЗ "Об ос новных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" избирательный залог может быть внесен самим кандидатом, то есть физическим лицом. Таким образом, ч. 3 ст. 446 ГПК РФ применяется как в отношении граждан, так и юридических лиц, вносящих залог. При этом законом предусмотрен ряд обстоятельств, по которым осуществляется возврат избирательного залога, что может использоваться недобро совестными должниками для ухода от уплаты долгов.

Т. ЕРМОЛИНСКАЯ, главный специалист-эксперт отдела по организации исполнительного производства управления Федеральной службы судебных приставов Республики Карелия   ПЕНСИОННОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО    Стороны правоотношения из пенсионного договора* Одна из главных задач пенсионной реформы перенос ответственности за пен-сионное обеспечение с государства на самих будущих пенсионеров и их нынешних работодателей.

Способов такого самостоятельного пенсионного обеспечения несколько. Один из основных заключение компанией-работодателем договора о негосударственном пенсионном обеспе чении (пенсионного договора) с негосударственным пенсионным фондом.

Понятие пенсионного договора определено Федеральным законом от 7 мая 1998 го да № 75-ФЗ "О негосударственных пенсионных фондах" (в ред. на 16 октября 2006 года) (да лее Закон о НПФ). Договор негосударственного пенсионного обеспечения (пенсионный договор) соглашение между негосударственным пенсионным фондом (НПФ) и вкладчиком НПФ, в соответствии с которым вкладчик обязуется уплачивать пенсионные взносы НПФ, а НПФ обязуется выплачивать участнику (участникам) НПФ негосударственную пенсию (ст. Закона о НПФ).

Закон о НПФ определяет лиц, участвующих в правоотношении по пенсионному договору, следующим образом:

вкладчик физическое или юридическое лицо, являющееся стороной пенсионного дого вора и уплачивающее пенсионные взносы в НПФ;

НПФ особая организационно-правовая форма некоммерческой организации социально го обеспечения, исключительный вид деятельности которой составляет в том числе деятель ность по негосударственному пенсионному обеспечению участников фонда в соответствии с договорами негосударственного пенсионного обеспе-чения;

участник физическое лицо, которому в соответствии с заключенным между вкладчи ком и НПФ пенсионным договором должны производиться или производятся выплаты него сударственной пенсии. Физическое лицо может совмещать роль участника и вкладчика.

Вкладчиком, как правило, выступает компания-работодатель1: в течение ряда лет компа ния перечисляет пенсионные взносы в НПФ, а при выходе на пенсию работника компании вкладчика (возникновении пенсионных оснований), который имеет право на получение него сударственной пенсии, НПФ выплачивает такому пенсионеру негосударственную пенсию.

Как видно из определения, пенсионный договор регулирует отношения между вкладчиком и НПФ. Будущий пенсионер не является стороной пенсионного договора. Учитывая, что не государственную пенсию НПФ будет выплачивать участнику, участник выступает бенефици аром (третьим лицом), не будучи при этом стороной договора.

На первый взгляд вопрос о сторонах пенсионного договора и сторонах правоотношений из него достаточно прост. Однако на практике, учитывая множество вариантов пенсионных схем, он представляется значительно более сложным. Это связано с рядом моментов. Во первых, физическое лицо может производить выплаты в свою пользу, тогда оно будет одно временно и участником, и вкладчиком. В практике ряда НПФ таких лиц называют "вкладчи * Работа выполнена при поддержке индивидуального исследовательского гранта 2006 года Научного фонда ГУ–ВШЭ (номер гранта 06-01-0084).

О "паритетной" схеме, когда вкладчиками выступают как компания, так и ее работник, речь пойдет далее.

Пенсионное законодательство ками-участниками". Во-вторых, при заключении пенсионного договора можно говорить об участнике физическом лице, которое на момент заключения договора не имеет права на получение негосударственной пенсии. Однако при появлении пенсионных оснований статус участника трансформируется: он становится лицом, имеющим такое право, участником пенсионером.

Четкое определение сторон пенсионного договора и лиц, обязанных по пенсионному до говору, чрезвычайно важно, так как от этого зависят круг их прав и обязанностей, а также правовые последствия выбытия кого-либо из сторон правоотношений.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.