авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 |

«Основные новеллы раздела VII "Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации" части четвертой Гражданского кодекса ...»

-- [ Страница 6 ] --

НПФ обладает исключительной правоспособностью, имеет лицензию на осуществление соответствующей деятельности. НПФ регулируемые организации: в отношении их созда ния и деятельности существует надзор, который осуществляют Федеральная служба по фи нансовым рынкам (ФСФР) и негосударственная организация специальный депозитарий.

Ежегодно НПФ проводит аудиторскую проверку. Законодательно введены нормативы для инвестирования средств пенсионных резервов.

В пенсионном договоре НПФ выступает "исполнителем" оказывает услуги вкладчику на накопительном этапе и участнику на этапе выплат.

1. НПФ принимает от вкладчика пенсионные взносы. Как правило, взносы поступают на расчетный счет НПФ в безналичном порядке. Только в случае, когда взносы уплачиваются вкладчиком физическим лицом, НПФ может получить наличные средства.

2. НПФ учитывает пенсионные взносы на пенсионном счете вкладчика или на счетах участников. Подавляющее большинство пенсионных договоров с вкладчиками юридиче скими лицами предполагает учет пенсионных взносов на солидарных счетах этих юридиче ских лиц. Суть таких счетов заключается в следующем: компания перечисляет пенсионные взносы НПФ в пользу не одного лица, а нескольких, при этом компания-вкладчик вправе изменять список этих лиц. Данное право используется для удержания работников: пока чело век работает в данной компании (или компании данной группы), за него перечисляются взно сы и потенциально он имеет право на пенсию. Если же он уволится из компании, то потеряет право на пенсию. Средства на солидарных счетах, как правило, не "наследуются": в случае смерти средства на счете перераспределяются в пользу оставшихся участников.

В противовес солидарным счетам существуют именные: на них учитываются средства конкретного физического лица. Лишить участника накопленных средств невозможно. Сред ства на именных счетах в ряде случаев "наследуются".

Очевидно, что для физических лиц именные счета выгоднее: они обеспечивают стабиль ность не только для пенсионеров, но и в не меньшей степени для работающих людей.

Однако государство в лице налоговых органов фактически лишает возможности исполь зовать именные счета в случаях, когда вкладчиком является не сам участник. Казалось бы, в условиях переноса акцента и ответственности за будущую пенсию с государства на гражда нина и его работодателя логично создать некоторые стимулы для негосударственного пенси онного обеспечения. Напротив, налоговики считают, что любые средства, которые компании перечисляют в НПФ на любые счета, это доход физического лица, который, в свою очередь, необходимо сразу обложить подоходным налогом, а организацию единым социальным налогом.

К настоящему времени в опубликованной судебной практике примеры споров с участием НПФ встречаются редко, при этом практически все дела связаны с претензиями налоговых органов к юридическим лицам, которые вносили пенсионные взносы в пользу своих сотруд ников2.

Аналогичные постановления принимались федеральными арбитражными судами неоднократно. См. поста новления ФАС Московского округа от 24 октября 2005 года по делу № КА-А40/10460-05, ФАС Западно-Сибирского округа от 23 марта 2006 года по делу № Ф04-2435/2006, ФАС Поволжского округа от 9 марта 2006 года по делу № А06-3043У/4-05 и др.

114 Хозяйство и право Приведу два примера.

Межрайонная инспекция МНС РФ по крупнейшим налогоплательщикам по Са марской области провела выездную налоговую проверку ОАО за период с 1999 по 2001 год.

В ходе проверки установлены факты неуплаты в бюджет подоходного налога со страховых взносов. Налоговая инспекция указала, что в нарушение ст. 209, п. ст. 210, п. 6 ст. 226 НК РФ в налогооблагаемый доход не включены суммы, уплачива емые налогоплательщиком за своих работников по взносам в негосударственный пенсионный фонд, что привело к неудержанию и неуплате налога.

Не соглашаясь с выводом налогового органа, арбитражный суд указал, что исхо дя из смысла ст. 209 и 210 НК РФ для возникновения объекта налогообложения необходимо соблюдение следующих условий: доход должен быть получен физиче ским лицом либо у физического лица должно возникнуть право распоряжаться этим доходом;

доход должен быть персонифицирован и определен по размеру.

На основании ст. 11 Закона о НПФ и подп. "а" п. 4 Требований к пенсионным схе мам негосударственных пенсионных фондов, применяемых для негосударственного пенсионного обеспечения населения, утвержденных постановлением Правительст ва РФ от 13 декабря 1999 года № 1385, между ОАО и НПФ заключен договор, усло виями которого определена пенсионная схема с использованием солидарного пен сионного счета. Эта пенсионная схема носит фондируемый страховой характер.

Солидарный счет, в отличие от именного, не предусматривает индивидуальных накоплений участников, список которых при солидарной схеме заранее не может быть определен, поскольку взносы производятся не за конкретного работника.

Договор заключен в пользу третьих лиц и обладает признаками условной сделки.

В момент перечисления пенсионных взносов в фонд на солидарный счет неизвестно, наступят ли события, которые служат необходимым условием для возникновения у работника права на получение либо распоряжение доходом в виде суммы негосу дарственной пенсии;

отсутствует конкретный перечень третьих лиц, имеющих право предъявить требования фонду.

Исходя из этого суд решил, что суммы, уплачиваемые налогоплательщиком за своих работников в НПФ, не входят в налогооблагаемый доход (постановление ФАС Поволжского округа от 12 февраля 2004 года по делу № А55-2189/03-8).

Решением межрайонной инспекции МНС РФ по г. Москве ООО привлечено к налоговой ответственности, предусмотренной п. 1 ст. 122 НК РФ, за совершение налогового правонарушения. В качестве правонарушения признан факт неучета в 2000 году плательщиком взносов в составе базы для начисления взносов в государ ственные внебюджетные фонды доходов, полученных работниками в виде права на негосударственное пенсионное обеспечение в результате оплаты работодателем страховых взносов по договору, заключенному с НПФ. По мнению налоговой инспек ции, объект налогообложения по выплатам взносов во внебюджетные фонды фор мируют выплаты в денежной или натуральной форме, начисленные в пользу работ ников по всем основаниям вне зависимости от источников финансирования, включая вознаграждения, выплачиваемые работникам и иным физическим лицам по догово рам гражданско-правового характера, предметом которых является выполнение работ и оказание услуг, а также по авторским договорам. Налоговый орган посчитал, что при исполнении налогоплательщиком договора о негосударственном пенсионном обеспечении у работника возникает доход в виде права на негосударственное пен сионное обеспечение, на который подлежат начислению взносы во внебюджетные фонды.

Суд указал на отсутствие правовых оснований для привлечения организации к налоговой ответственности. Перечисленные взносы по договору не могут быть ква лифицированы ни как вознаграждение, ни как выплаты в пользу работников, так как они не получают никакого дохода, материальной выгоды либо права распоряжаться доходом, приобретенными для них товарами. Условия договора носят рамочный характер. Пенсионные взносы, перечисленные налогоплательщиком в НПФ, зачис ляются на солидарный счет вкладчика, а не на счета участников. Числящиеся на счете вкладчика взносы после их внесения не предоставляют никаких прав работни кам. Для возникновения прав на получение пенсии недостаточно заключения общего Пенсионное законодательство договора, в отношении конкретного физического лица подлежат заключению отдель ные договоры. Такие договоры в спорном налоговом периоде не заключены.

Ссылка налогового органа на то, что организация имела возможность исчислить размер пенсионных взносов на каждого участника договора в соответствии с методи кой расчета пенсионного взноса, судами отклонена. Для исчисления суммы взносов, подлежащих уплате во внебюджетные фонды, необходимо соотнесение конкретного работника и приходящейся на него доли в сумме взноса, перечисленного в НПФ по пенсионному договору. На момент заключения договора и его исполнения у налого плательщика отсутствовал конкретный перечень работников, имеющих право предъ явить требование к НПФ, а также размер негосударственной пенсии, на которую работник вправе претендовать в будущем (постановление ФАС Московского округа от 27 февраля 2004 года по делу № КА-А40/801-04).

Во многих странах мира, где действует система накопительного пенсионного обеспече ния, средства на пенсионных счетах подлежат налогообложению, но только при выплатах с таких счетов. Этим стимулируется накопление средств на пенсионное обеспечение работни ков.

Инвестирование пенсионных резервов осуществляется НПФ как самостоятельно (в бан ковские депозиты и государственные ценные бумаги), так и посредством заключения догово ров доверительного управления с управляющими, которые имеют лицензию на управление средствами инвестиционных и пенсионных фондов. Так, у НПФ "Газфонд" 5 управляющих компаний, НПФ "Благосостояние" таких управляющих компаний более 103.

Вопрос об инвестировании пенсионных резервов один из самых актуальных.

С одной стороны, основная задача НПФ состоит в сохранении полученных пенсионных взносов. Поэтому они должны придерживаться консервативной политики размещения средств и использовать для инвестирования только высоконадежные активы. Такие активы, как пра вило, низкодоходны. С другой стороны, НПФ стараются сохранить полученные средства от инфляции. Для этого часть средств направляется в более рискованные активы.

Нередки ситуации, когда вкладчики юридические лица ставят условием заключения пенсионных договоров вложение части средств пенсионных взносов в активы вкладчика (ак ции, облигации самого вкладчика или его связанных компаний).

При этом действуют Правила размещения средств пенсионных резервов негосудар ственных пенсионных фондов и контроля за их размещением (утверждены поста новлением Правительства РФ от 1 февраля 2007 года № 63), определяющие требования к активам, в которые могут размещаться средства НПФ.

Действующие нормативные акты не препятствуют разработке пенсионной схемы для кон кретного вкладчика и определению в пенсионной схеме и пенсионном договоре конкретного перечня активов объектов инвестиций. Соответственно на пенсионные счета распределяет ся доход, полученный от этих инвестиций.

НПФ предоставляет вкладчику информацию о состоянии пенсионного счета, о размере средств, учтенных на пенсионном счете, не реже одного раза в год. На счете учитываются все средства, поступившие от вкладчика, а также часть инвестиционного дохода, полученного от инвестирования пенсионных взносов.

НПФ должен сохранять полученную в ходе исполнения пенсионного договора информа цию в тайне. Данное положение не закреплено законом, однако на практике включается прак тически во все пенсионные договоры. Действительно, НПФ часто становится известной ин формация о размере заработной платы многих работников вкладчиков данного НПФ. Рас крытие подобной информации может причинить вред этим лицам.

НПФ производит выплату негосударственной пенсии участникам-пенсионерам при наступлении пенсионных оснований.

При возникновении этого права у участника вкладчик направляет уведомление НПФ для выплаты пенсии данному участнику. Именно для этого и создана система негосударственных Информация получена с официальных сайтов фондов по состоянию на 1 мая 2007 года.

116 Хозяйство и право пенсионных фондов. Следует обратить внимание на то, что назначение негосударственных пенсий участникам не происходит автоматически для этого НПФ должен быть извещен о возникновении соответствующих пенсионных оснований у конкретного участника. В случае ведения солидарного счета вкладчика такое уведомление направляет вкладчик о назначении пенсии конкретному физическому лицу с указанием определенных условий (включая размер выплат, их срок и периодичность).

НПФ получает вознаграждение за услуги, оказываемые по пенсионному договору. Возна граждение состоит, как правило, из двух частей: фиксированной и переменной. Фиксирован ная часть предполагает покрытие затрат НПФ по пенсионному договору и устанавливается в процентах от перечисляемых пенсионных взносов. Переменная часть является вознагражде нием за эффективное управление пенсионными резер-вами.

Закон о НПФ устанавливает, что вкладчиком может быть физическое или юридическое лицо. Возникает вопрос о том, может ли в качестве вкладчика выступать исполнительный орган государственной власти субъекта РФ и (или) исполнительный орган местного само управления. В настоящее время этот вопрос не имеет прямого нормативного решения.

На практике субъекты РФ часто выступают учредителями НПФ.

Так, в 2004 году Правительство Удмуртской Республики вошло в состав учредителей Уд муртского НПФ "Время", который сегодня активно разрабатывает и внедряет корпоративные пенсионные программы на предприятиях республики. А работникам бюджетной сферы Зако ном Ханты-Мансийского автономного округа Югры от 16 де-кабря 2004 года № 81-оз "О дополнительном пенсионном обеспечении отдельных категорий граждан" с 2004 года предо ставлено право формировать дополнительно к трудовой накопительную часть пенсии из соб ственных средств и средств бюджета автономного округа. Накопительная часть пенсии фор мируется из добровольных пенсионных взносов на именной пенсионный счет в Ханты Мансийском НПФ в процентах от заработной платы по основному месту работы и дополни тельных пенсионных взносов из средств бюджета автономного округа в соотношении 1 : 1.

Следует отметить, что законом не запрещено производить пенсионные взносы "в пользу" лиц, которые не являются работниками данного юридического лица.

Законодатель крайне лаконично определяет статус вкладчика, выделяя его права и обязан ности по пенсионному договору лишь в общем виде. Закон о НПФ (п. 1 ст. 13) устанавливает, что вкладчик имеет право:

требовать от НПФ исполнения обязательств НПФ по пенсионному договору в полном объеме;

представлять перед НПФ свои интересы и интересы своих участников, в пользу кото рых заключен пенсионный договор, обжаловать действия НПФ в порядке, установленном законодательством Российской Федерации;

требовать от НПФ выплаты выкупных сумм или их перевода в другой НПФ в соответ ствии с правилами НПФ и пенсионным договором.

В пенсионных договорах права вкладчика, как правило, не расширяются. В некоторых пенсионных договорах вкладчик имеет право получать от работников НПФ консультации по вопросам негосударственного пенсионного обеспечения. Иногда в качестве условия преду сматривается также право вкладчика вносить дополнительные пенсионные взносы в пользу участников, которым уже назначена негосударственная пенсия (п. 9.1 Пенсионных правил НПФ "Благосостояние").

Вкладчик, заключая пенсионный договор, преследует основную цель организовать до полнительное негосударственное пенсионное обеспечение для своих работников. В связи с этим вкладчик заинтересован в том, чтобы перечисленные им пенсионные взносы были надлежащим образом учтены, пенсионные резервы размещены наиболее надежно и эффек тивно и, естественно, назначенные пенсии выплачивались в полном объеме и в предписанные сроки.

Интерес вкладчика обеспечивается его правами получать информацию о пенсионном сче те и расторгнуть пенсионный договор. При этом Закон прямо говорит о том, что вкладчик Пенсионное законодательство выступает не только в своих интересах, но и в интересах своих участников, в пользу которых заключен пенсионный договор.

Остановимся на вопросе о расторжении вкладчиком пенсионного договора. По общему правилу, определенному гражданским законодательством (ст. 450 ГК РФ), расторжение дого вора возможно по соглашению сторон, если иное не предусмотрено ГК РФ, другими законами или договором.

На практике большинство пенсионных договоров и пенсионных схем предусматривают право вкладчика на расторжение пенсионного договора и перевод надлежащей суммы пенси онных резервов в другой НПФ.

Некоторые НПФ включают в текст договора или пенсионных правил, которые являются составной частью пенсионного договора, положение о том, что вкладчик имеет право переве сти выкупную сумму в другой НПФ при расторжении пенсионного договора с письменного согласия всех участников, в пользу которых заключен соответствующий пенсионный договор и которые на момент поступления в фонд письменного уведомления (заявления) о расторже нии договора не получают пенсию в НПФ. Учитывая, что выражение письменного согласия несколькими сотнями или тысячами работников дело весьма затруднительное или практи чески невыполнимое, НПФ фактически лишают вкладчиков возможности расторгнуть дого вор и перевести в другой НПФ выкупную сумму. Порядок расчета выкупной суммы опреде ляется пенсионным договором и пенсионными правилами это общая сумма средств, отра женных на солидарном счете вкладчика, и средств, отраженных на солидарном счете участ ников (если такой ведется НПФ), умноженная на некий коэффициент от 0 до 1 (см. п. 3.1. Пенсионных правил НПФ "Газфонд". Аналогичные правила установлены НПФ "Благосостоя ние"), определяемый НПФ. В данном случае можно констатировать, что НПФ включает усло вие, заведомо невыгодное для вкладчика.

Порядок расторжения пенсионного договора имеет существенное значение. Допустим, некая компания заключила пенсионный договор с НФП. При этом компания и НПФ не явля ются аффилированными лицами, а учредителем НПФ выступает крупная энергетическая компания. В течение года компания перечисляла пенсионные взносы НПФ, НПФ учитывал их на ее солидарном счете, а также инвестировал. По истечении года НПФ подсчитал доход от инвестиций и добавил его к сумме, отраженной на солидарном счете. Компания, получив информацию о доходе, поняла, что доход НПФ в процентах значительно ниже уровня инфля ции. Представители НПФ уверяли, что низкий доход в неполном году явление обычное и что в следующем году результат будет совершенно иным, поэтому компания продолжала добросовестно исполнять принятые на себя обязательства. Однако по прошествии следующе го года компания вновь обнаружила, что доход от размещения средств на солидарном счете так же низок. При анализе инвестиционного портфеля НПФ вы-яснилось, что значительная часть средств инвестирована в акции компаний, входящих в группу энергетической компа нии. Но эти ценные бумаги практически не приносят дивидендов весь доход направляется на развитие производства, причем акции публично не торгуются. Другая часть средств инве стирована в крайне низкодоходные облигации других компаний, входящих в эту же группу.

Компания понимает, что переводимые в НПФ средства обесцениваются. Она обращается к НПФ о расторжении пенсионного договора и переводе средств в другой НПФ и получает ответ, что совет НПФ крайне недоволен желанием компании и при переводе средств в конку рирующий НПФ установит коэффициент 0,4. Таким образом, компания оказывается в ловуш ке: остается или продолжать исполнять обязанности по заключенному пенсионному договору, накапливаемые средства по которому обесцениваются, или перевести средства в другой НПФ, потеряв 60 процентов уже внесенных пенсионных взносов.

В Проекте пенсионного законодательства (ст. 20)4 предлагается установить минимальное значение размера выкупной суммы 85 процентов принимаемой в расчет суммы пенсион ных накоплений, а также максимальный срок выплаты выкупной суммы 6 месяцев с мо См.: Накопительное пенсионное страхование. Проект законодательства / Под общ. ред. А. А. Берга. — М.:

ИНФОРМ-ЭКОН, 2005.

118 Хозяйство и право мента расторжения пенсионного договора. Указанным проектом предлагается также вклю чить набор правил перевода средств из одного НПФ в другой в случае, если негосударствен ная пенсия уже назначена и пенсионные выплаты уже производятся.

В п. 4 ст. 13 Закона о НПФ перечислены обязанности вкладчика:

уплачивать взносы исключительно денежными средствами в порядке и размерах, кото рые предусмотрены правилами НПФ и пенсионным договором;

сообщать в НПФ об изменениях, влияющих на исполнение ими своих обязательств пе ред НПФ.

Основной обязанностью вкладчика является своевременная уплата пенсионных взносов в полном объеме. В случае несоблюдения данной обязанности НПФ будет не в состоянии вы плачивать пенсию участнику-пенсионеру в установленном размере, поскольку к моменту назначения пенсии не будет накоплена соответствующая сумма денежных средств, которая обеспечит возможность выплачивать пенсию в оговоренном объеме в течение установленного периода времени.

Участник самая "сложная" сторона правоотношения по пенсионному договору. Он, как правило, не является стороной договора и не подписывает его5. В подавляющем большин стве пенсионных договоров определяется солидарная пенсионная схема, предполагающая возможную замену участников.

В пенсионных договорах, где вкладчиком выступает корпорация, исполнение (выплата пенсии) производится не вкладчику, вносившему пенсионные взносы, а физическим лицам участником. В данной конструкции участник третье лицо в правоотношении.

В зависимости от того, имеет ли участник право требовать от НПФ исполнения обяза тельств по пенсионному договору с вкладчиком в свою пользу, различаются конструкции договора в пользу третьего лица и договора с исполнением третьему лицу.

Если участник (третье лицо) имеет право требовать от должника (НПФ) исполнения обя зательства по пенсионному договору при возникновении пенсионных оснований, мы имеем дело с договором в пользу третьего лица (ст. 430 ГК РФ).

Право требования возникает у участника (потенциального пенсионера) при возникнове нии пенсионного основания и направлении вкладчиком (в некоторых договорах самим участником) уведомления НПФ. В этом правоотношении участник (третье лицо) всегда про тивостоит в качестве кредитора НПФ;

пенсионный договор создает у участника права, а не обязанности;

при отказе участника от выговоренного права его обычно может осуществить сам вкладчик, выступавший в роли кредитора. Очевидно, что в таком случае средства, пред назначавшиеся участнику, отказавшемуся от негосударственной пенсии, перераспределяются другим участникам, а вкладчик юридическое лицо не получает негосударственную пен сию.

Для того чтобы третье лицо стало кредитором в обязательстве из пенсионного договора, необходимы по общему правилу два юридических факта: заключение соответствующего пен сионного договора и изъявление участником (третьим лицом) согласия принять выговоренное в его пользу право. При этом участник вправе воспользоваться своим правом только после возникновения пенсионных оснований. В данном случае пенсионный договор схож с договорами страхования. До завершения указанного юридического состава получения согласия участника (третьего ли-ца) на осуществление предоставленного ему права вклад чик может менять содержание пенсионного договора в отношении участника (третьего лица).

Конструкция договора в пользу третьего лица, определенная ст. 430 ГК РФ, допускает случаи, когда третье лицо прямо не названо в договоре. Имеется в виду отсутствие точного указания выгодоприобретателя к моменту заключения договора. Таким образом, можно утверждать, что выгодоприобретателем всегда должно быть лицо "определенное" или "опре Исключение составляют пенсионные договоры с участием участников-вкладчиков. Такие схемы обычно назы вают паритетными: при уплате участником-вкладчиком пенсионных взносов такую же сумму взноса производит за данное лицо, являющееся работником компании, компания-работодатель.

Пенсионное законодательство делимое". Именно так и происходит в пенсионном договоре по солидарной схеме: вкладчик определяет круг лиц (участников), в отношении которых он производит пенсионные взносы, при этом вкладчик может изменить данный круг лиц. Таким образом, в пенсионном договоре круг участников является определимым.

Третье лицо может быть прямо не названо в договоре (ст. 430 ГК РФ). Имеется в виду от сутствие точного указания выгодоприобретателя к моменту заключения договора. В пенсион ном договоре по солидарной схеме вкладчик определяет круг лиц (участников), в отношении которых он производит пенсионные взносы, при этом вкладчик может его изменить.

Очевидно, что, учитывая специфику обязательств из пенсионного договора, участник как носитель самостоятельного права должен обладать правоспособностью. По этой причине не может выступать в такой роли гражданин, которого к моменту заключения договора уже нет в живых.

Пенсионный договор в пользу третьего лица имеет определенное сходство с условной сделкой, связан с не зависящими от воли НПФ и вкладчика обстоятельствами дожитием участника до наступления права на пенсию (например, до пенсионного возраста), его согласи ем на принятие закрепленного в его пользу права. После направления вкладчиком НПФ рас порядительного письма о назначении третьему лицу негосударственной пенсии НПФ начина ет осуществлять выплату пенсии конкретному участнику.

В данной конструкции право участника на получение негосударственной пенсии основы вается не только на договоре, но и на односторонней сделке, совершенной вкладчиком или третьим лицом, направлении распорядительного письма НПФ (должнику).

Важный момент определение периода действия прав участников (третьих лиц), так как от этого зависит порядок изменения и прекращения действия пенсионного договора между вкладчиком и НПФ.

"Связанность" пенсионного договора, заключенного между компанией-вкладчи-ком и НПФ, с исполнением третьему лицу или в пользу третьего лица (секундарное право) суще ствует на протяжении всего периода действия договора. Однако участник, в пользу которого заключен договор, может воспользоваться правом на получение негосударственной пенсии только при наступлении определенных событий (возникновении пенсионных оснований). До этого, до момента возникновения пенсионных оснований и выражения участником желания воспользоваться своим правом, вкладчик может лишить участника этого права. Если до назначения негосударственной пенсии участник умрет, право на получение негосударствен ной пенсии по пенсионному договору у него не возникнет.

Поэтому пенсионный договор по солидарной пенсионной схеме, предполагающий право участников требовать от НПФ выплаты негосударственной пенсии по наступлении права на пенсию, следует рассматривать как договор в пользу третьего лица под отлагательным усло вием.

После того как участник воспользовался своим правом ему назначена негосударствен ная пенсия, прекращение и изменение пенсионного договора, заключенного между вкладчи ком и НПФ, невозможно без согласия участника-пенсионера, если иное не предусмотрено законом или договором (п. 2 ст. 430 ГК РФ).

После назначения негосударственной пенсии участнику вкладчик не выбывает из пенси онного договора. Пенсионным договором может быть предусмотрено, что и после начала выплаты негосударственной пенсии вкладчик продолжает отчислять пенсионные взносы в пользу участника-пенсионера.

НПФ вправе выдвигать против требований участника те возражения, которые он мог бы выдвинуть против вкладчика. Например, при отсутствии "средств"6 на солидарном пенсион ном счете вкладчика НПФ, как правило, не производит выплату негосударственных пенсий.

Принципиальное различие между договором в пользу третьего лица и договором с испол нением третьему лицу состоит в том, что по второму договору третье лицо не вправе заявлять 120 Хозяйство и право требование к должнику, в то время как по первому договору такое требование может быть заявлено.

Применительно к пенсионному договору смысл данной конструкции состоит в том, что НПФ по указанию вкладчика обязан исполнить обязательство по выплате негосударственной пенсии третьему лицу участнику. При этом вкладчик и НПФ сохраняют свои позиции в пенсионном договоре и соответственно исполнение обязательства участнику рассматривается как надлежащее исполнение. Таким образом, и содержание правоотношения по пенсионному договору, и его субъектный состав остаются неизменными. Соответственно права и обязанно сти, порожденные действиями такого третьего лица участника, возникают у вкладчика и НПФ по отношению друг к другу.

Существуют "паритетные" схемы, когда пенсионные взносы выплачивают совместно компания-работодатель и работник-участник в равных долях: например, по четыре процента от всех выплачиваемых работодателем работнику средств7.

Таким образом, финансирование будущей негосударственной пенсии осуществляется ра ботодателем и работниками на паритетных началах в рамках пенсионного договора с работо дателем и индивидуальных пенсионных договоров с работниками.

НПФ ведет раздельный учет пенсионных взносов работодателя и взносов работника. В момент приобретения работником права на пенсию накопленные за счет взносов вкладчика работодателя средства часто переводятся на его именной пенсионный счет.

Оформление и выплата пенсии участнику осуществляются при наступлении у него пенси онных оснований или в соответствии с условиями корпоративной пенсионной программы.

Важен для пенсионного договора также вопрос перемены лиц в обязательстве. От ответа на него во многом зависит развитие рынка негосударственного пенсионного обеспечения.

Как правило, пенсионные договоры содержат условие о том, что права и обязанности по договору не могут быть переданы третьим лицам, если иное не предусмотрено дополнитель ным соглашением сторон8.

Рассмотрим возможность замены каждой из возможных сторон в обязательствах из пен сионного договора.

Замена вкладчика в пенсионном договоре не противоречит закону. При этом следует иметь в виду, что в пенсионном договоре у вкладчика есть как права, так и обязанности, по этому замена вкладчика возможна лишь по соглашению сторон. Вероятна ситуация, когда вкладчик свои обязательства по пенсионному договору выполнил практически полностью: в частности, перечислил НПФ всю сумму, которая обеспечит выплату будущей пенсии участ никам, и данная сумма отражена на солидарном пенсионном счете вкладчика. Вправе ли вкладчик уступить свои права по обязательствам НПФ из соответствующего пенсионного договора по выплате будущих пенсий третьему лицу (или лицам)?

По моему мнению, такая уступка прав по пенсионному договору правомерна. Однако если "новый вкладчик" захочет внести изменения в список участников будущих пенсионеров или изменить пенсионную схему, что повлечет изменение денежных обязательств вкладчика, НПФ вправе будет потребовать предоставления дополнительных денежных средств.

Учитывая, что НПФ в пенсионном договоре является "основным должником", замена НПФ может быть осуществлена с согласия всех кредиторов, включая вкладчиков и участни ков, которые имеют право требовать от НПФ выплаты негосударственных пенсий. Кроме того, пенсионные договоры НПФ должны соответствовать пенсионным правилам, принятым в данном НПФ, и, естественно, их условия не будут совпадать с правилами другого НПФ.

Уступка НПФ прав по получению пенсионных взносов представляется недопустимой, ибо получение средств по пенсионному договору сопровождается учетом средств на пенсионном На пенсионных счетах учитываются не денежные средства, а обязательства НПФ перед владельцем счета:

по солидарному — перед вкладчиком, по именному — перед участником.

Паритетные пенсионные схемы применяют НПФ "Благосостояние", Ханты-Мансийский НПФ и др.

В частности, такое положение содержится в типовых пенсионных соглашениях НПФ "Газфонд" и НПФ "Благо состояние".

Пенсионное законодательство счете, а также связано с обязанностью НПФ выплачивать негосударственную пенсию участ никам.

Таким образом, замена НПФ в пенсионном договоре, а также уступка прав из этого дого вора представляется невозможной.

Вопросы возможной замены участника зависят от вида пенсионной схемы.

Очевидно, замена участника в солидарной схеме не требует даже его информирования:

участник не имеет никаких прав по пенсионному договору ни в отношении НПФ, ни в отно шении вкладчика.

В пенсионных договорах, заключенных по конструкции договора в пользу третьего лица, вопрос о возможности уступки участником права на получение негосударственной пенсии может быть поставлен после возникновения соответствующего права у участника пенсионера. До данного момента у участника это право отсутствует.

После назначения негосударственной пенсии участнику вопрос об уступке прав зависит от пенсионной схемы. Очевидно, что не допускается уступка прав по страховой пенсии (по жизненной), так как данное право связано с личностью кредитора в обязательстве. Иначе обстоит дело с уступкой прав по выплате пенсии по схеме "до исчерпания средств на счете".

*** Итак, участник обладает минимальными возможностями контролировать надлежащее ис полнение пенсионного договора, заключенного в его пользу, а также каким-либо образом воздействовать на изменение и прекращение пенсионного договора (особенно в договорах по солидарной схеме, когда все будущие обязательства НПФ перед участником (будущим пенси онером) учитываются на солидарном счете вкладчика компании-работодателя участника).

Этому способствует, во-первых, желание юридических лиц вкладчиков обладать всей полнотой власти над пенсионными накоплениями участника и таким образом превращать эти правоотношения в один из инструментов мотивации своих работников. Во-вторых, государ ство посредством недостаточно продуманной налоговой политики фактически заставляет отказываться от использования именных пенсионных счетов.

В противовес солидарным счетам для физических лиц безусловно выгоднее именные пен сионные счета: они обеспечивают стабильность не только для пенсионеров, но и в не мень шей степени для работающих людей. На таких счетах учитываются обязательства НПФ перед конкретным физическим лицом участником. Лишить участника "будущей пенсии" практи чески невозможно. Средства на именных счетах в ряде случаев наследуются.

Одним из факторов развития негосударственного пенсионного обеспечения было бы сти мулирование учета обязательств НПФ перед участниками на именных счетах. Для этого целе сообразно использовать подход, неплохо зарекомендовавший себя во многих странах мира, согласно которому "зачисление" средств и инвестиционного дохода на именной пенсионный счет не облагается налогами, но подлежат налогообложению выплаты с таких счетов.

Представляется, что законодательное определение правил изменения и расторжения пен сионного договора в пользу третьего лица содействовало бы большей защите участника как слабой стороны в пенсионном правоотношении.

А. СЕЛИВАНОВСКИЙ, кандидат юридических наук, доцент кафедры предпринимательского права Государственного университета — Высшая школа экономики 122 Хозяйство и право   ПРЕДПРИЯТИЯ И НАЛОГИ    "Условие осуществления жилищного строительства" с точки зрения налогового и гражданского законодательства С первых шагов российская земельная реформа была связана с утверждением принципа плат ности землепользования.

Законом РФ от 11 октября 1991 года "О плате за землю" были установлены три формы платы за использование земли: земельный налог, арендная плата и нормативная цена земли. При этом нормативная цена земли в строгом смысле формой платы не являлась: она использова лась в целях определения стоимости земли при совершении сделок купли-продажи земель ных участков в случаях, предусмотренных земельным законодательством, а также для полу чения банковского кредита под залог земли. За земли, переданные в аренду, взималась арендная плата в порядке исполнения земельно-правового обязательства. Таким образом, лишь ежегодный земельный налог, который согласно ст. 1 Закона "О плате за землю" долж ны были уплачивать собственники земли, землевладельцы и землепользователи, кроме арен даторов, имел фискальную природу. В ст. 3 Закона было закреплено важное правило о том, что размер земельного налога не зависит от результатов хозяйственной деятельности соб ственников земли, землевладельцев, землепользователей и устанавливается в виде стабиль ных платежей за единицу земельной площади в расчете на год. Вместе с тем допускался "пе ресмотр" ставок земельного налога в связи с изменением не зависящих от пользователя зем ли условий хозяйствования.

После того, как Федеральным законом от 29 ноября 2004 года № 141-ФЗ в Налоговый ко декс РФ была введена глава 31 "Земельный налог", был урегулирован ряд важнейших вопро сов, касающихся исчисления и уплаты земельного налога. Однако возникло и множество острых проблем, наличие которых повышает конфликтность во взаимоотношениях налоговых органов с плательщиками налогов и заметно снижает эффективность применения норм нало гового законодательства.

Некоторые из таких проблем прямое порождение печальной традиции отечественного законотворчества последних лет неумения (а иногда и нежелания!) ясно и четко формули ровать мысль, исключая сомнения и колебания в применении нормы. Конечно, неустранимые сомнения толкуются в пользу налогоплательщика, однако вряд ли замысел законодателя со стоял в создании нормы, всегда толкуемой в пользу налогоплательщика. Речь пойдет о со держании и применении п. 15 ст. 396 НК РФ. Приведем его текст целиком, ибо нам придется неоднократно к нему возвращаться.

"С т а т ь я 396. Порядок исчисления налога и авансовых платежей по налогу...

15. В отношении земельных участков, приобретенных в собственность физическими и юридическими лицами на условиях осуществления на них жилищного строительства, за ис ключением индивидуального жилищного строительства, исчисление суммы налога (суммы 124 Хозяйство и право авансовых платежей по налогу) производится с учетом коэффициента 2 в течение трехлет него срока проектирования и строительства вплоть до государственной регистрации прав на построенный объект недвижимости.

В случае завершения такого жилищного строительства и государственной ре-гистрации прав на построенный объект недвижимости до истечения трехлетнего срока проектирова ния и строительства сумма налога, уплаченного в течение периода проектирования и стро ительства сверх суммы налога, исчисленной с учетом коэффициента 1, признается суммой излишне уплаченного налога и подлежит зачету (возврату) налогоплательщику в общеуста новленном порядке.

В отношении земельных участков, приобретенных в собственность физическими и юри дическими лицами на условиях осуществления на них жилищного строительства, за исключе нием индивидуального жилищного строительства, исчисление суммы налога (суммы авансо вых платежей по налогу) производится с учетом коэффициен-та 4 в течение периода проек тирования и строительства, превышающего трехлетний срок, вплоть до государственной регистрации прав на построенный объект недвижимости".

Возражать против идеи законодателя, состоящей в налоговом стимулировании ускорения жилищного строительства, совершенно невозможно. Стремление на самом деле правильное и своевременное, но реализация его на практике почему-то заставляет вспомнить об известной формуле: "хотели как лучше…". Попробуем разобраться в том, что же получилось.

Обратившись к тексту абз. 1 п. 15, сразу же сталкиваемся с необходимостью дать толкова ние выражению "индивидуальное жилищное строительство", поскольку по режиму регулиро вания такое строительство противопоставлено жилищному строительству, осуществляемому физическими и юридическими лицами на принадлежащих им на праве собственности земель ных участках. Чем отличается индивидуальное жилищное строительство от жилищного стро ительства, осуществляемого физическим лицом, ни из контекста ст. 396 НК РФ, ни в об щем плане из всей совокупности норм Кодекса понять невозможно. Некоторый свет на это проливает Градостроительный кодекс РФ от 29 декабря 2004 года № 190-ФЗ, где под индиви дуальным жилищным строительством понимается строительство отдельно стоящих жилых домов с количеством этажей не более чем три, предназначенных для проживания одной семьи (ч. 3 ст. 48). Таким образом, жилищное строительство, осуществляемое физическими и юри дическими лицами на принадлежащих им на праве собственности земельных участках, в ре зультате систематического толкования закона следует понимать как строительство жилых домов с количеством этажей более чем три либо предназначенных для проживания более чем одной семьи. Следует, однако, обратить внимание на грамматическое множественное число, которым в градостроительном законодательстве оформлено понятие "индивидуального жи лищного строительства". Ведь в законе речь идет об индивидуальном строительстве не одного жилого дома, а о возможности строительства на одном земельном участке нескольких (более одного) жилых домов с указанной предельной этажностью, каждый из которых предназначен для проживания одной семьи. Такая возможность на практике реализуется не только род ственниками, имеющими свои семьи, но и лицами, осуществляющими совместную коттедж ную застройку земельного участка, принадлежащего на праве собственности одному из них либо всем им как сособственникам земельного участка.

Поэтому есть основание квалифицировать жилищное строительство как индивидуальное, в том числе при множественности расположенных на общем земельном участке жилых домов установленной этажности, если каждый из них предназначен для проживания одной семьи.

Помимо этого, Градостроительный кодекс РФ указывает на так называемые "жилые дома блокированной застройки", то есть жилые дома с количеством этажей не более чем три, со стоящие из нескольких блоков, количество которых не превышает десять и каждый из кото рых предназначен для проживания одной семьи, имеет общую стену (общие стены) без прое мов с соседним блоком или соседними блоками, расположен на отдельном земельном участке и имеет выход на территорию общего пользования (п. 2 ч. 2 ст. 49). Возникает вопрос: может Предприятия и налоги   ли строительство такого жилого дома блокированной застройки быть квалифицировано в качестве индивидуального жилищного строительства? Вопрос далеко не праздный, поскольку ответ на него позволяет или нет применить особый режим налогообложения, предусмотрен ный п. 16 ст. 396 НК РФ. В отношении земельных участков, приобретенных в собственность физическими лицами для индивидуального жилищного строительства, исчисление суммы налога (суммы авансовых платежей по налогу) производится с учетом коэффициента 2 в те чение периода проектирования и строительства, пре-вышающего десятилетний срок, вплоть до государственной регистрации прав на построенный объект недвижимости. Ведь в данной ситуации повышающий коэффициент 2 применяется к налоговой ставке только по истечении 10 лет с начала проектирования и строительства, а не сразу же с начала этого периода, как в прочих случаях ведения жилищного строительства. Кроме того, к индивидуальным застрой щикам вообще не применяется четырехкратный повышающий коэффициент к ставке земель ного налога.

К сожалению, налоговое законодательство прямо не определяет порядок обложения зе мельным налогом земельных участков с блокированной жилищной застройкой. Это связано, по всей видимости, с тенденцией трактовать понятие любого жилого дома, включающего в себя более одной квартиры, в качестве многоквартирного жилого дома. При таком подходе вопрос о распространении налогового режима индивидуального жилищного строительства на земельный участок, где ведется строительство, вообще не возникает, поскольку застройщик, являющийся собственником земельного участка, обязан уплачивать налог с применением повышающего коэффициента 2 в течение трех лет с начала проектирования и строительства.

Тем не менее даже Федеральный закон от 30 декабря 2004 года № 214-ФЗ "Об участии в доле вом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации" исключает примене ние его норм к отношениям юридических лиц и (или) индивидуальных предпринимателей, связанным с инвестиционной деятельностью по строительству (созданию) объектов недви жимости (в том числе многоквартирных домов) и не основанным на договоре участия в доле вом строительстве, отсылая в регулировании данных отношений к Гражданскому кодексу РФ и законодательству об инвестиционной деятельности (ч. 3 ст. 1, введенная Федеральным за коном от 18 июля 2006 года № 111-ФЗ). Как представляется, строительство блокированных жилых домов, основанное на кооперации граждан либо отношениях по договору простого товарищества, также выходит за пределы регулирования указанного Закона, вследствие чего для целей обложения земельным налогом можно применять правила, установленные для ин дивидуального жилищного строительства.

Еще одна, более сложная проблема связана с необходимостью дать толкование использу емому законодателем в п. 15 ст. 396 НК РФ выражению "земельные участки, приобретенные в собственность физическими и юридическими лицами на условиях осуществления на них жилищного строительства". Нигде далее в тексте Кодекса это выражение не пояснено, что создает существенную неопределенность в порядке применения названной нормы. Вслед ствие этого в практику налоговых органов довольно быстро входит стремление распростра нить весьма жесткий режим обложения земельным налогом на всех застройщиков, являю щихся собственниками соответствующих земельных участков, по самому факту осуществле ния ими жилищного строительства на этих участках.

Так, налоговая инспекция одного из районов г. Ростова-на-Дону доначислила земельный налог и взыскала штраф и пеню по данному налогу с застройщика, который приобрел нахо дившийся в государственной собственности земельный участок в порядке приватизации в связи с наличием на нем принадлежащих покупателю зданий и сооружений в соответствии со ст. 36 ЗК РФ. В дальнейшем покупатель произвел частичный снос строений на принадле жащем ему земельном участке и по согласованию с муниципальными органами осуществил проектирование и застройку земельного участка многоквартирными жилыми домами. Согла сие муниципальных и градостроительных органов на осуществление застройки было истол 126 Хозяйство и право ковано налоговой инспекцией в качестве условия осуществления жилищного строительства на приватизированном земельном участке, и она посчитала, что, исчисляя земельный налог в общем порядке, застройщик получил экономически неоправданную налоговую выгоду вследствие применения более низкой налоговой ставки по сравнению с другими налогопла тельщиками, находящимися в аналогичных условиях. Одновременно налоговый орган указал на то, что при оформлении правоустанавливающих документов на землю застройщик не представил сведений об изменении категории земельного участка "под строительство", хотя намерения его состояли в строительстве жилья.

По мнению налогового органа, налогоплательщиком были нарушены требования ст. 5, 6, 15 Федерального закона от 21 декабря 2004 года № 172-ФЗ "О переводе земель или земель ных участков из одной категории в другую". Возражая на эту претензию, застройщик утвер ждал, что ни одно из положений данного Закона не обязывает налогоплательщика изменять категорию земельного участка, тем более что при использовании земельных участков для це лей строительства категория участка не меняется, а изменяется только разрешенное исполь зование. Это вытекает, в частности, из ч. 5 ст. 14 того же Закона, где указано: земельные участки, расположенные в границах населенных пунктов, подлежат отнесению к землям населенных пунктов, а вне границ населенных пунктов к определенной категории земель в зависимости от документально подтвержденного фактического использования земельного участка.

Однако центральным вопросом для разрешения данного спора остается выяснение того, что же надлежит понимать под выражением "земельные участки, приобретенные в собствен ность физическими и юридическими лицами на условиях осуществления на них жилищного строительства".

Прежде всего, нужно обратить внимание на то, что в качестве объекта налогообложения закон обозначил земельные участки, приобретенные в собственность физическими и юриди ческими лицами именно на условиях осуществления на них жилищного строительства, а не при условии осуществления на них жилищного строительства. Подобное лексическое оформ ление нормы указывает на то, что условие о жилищном строительстве является одновременно условием сделки, в результате которой лицо приобретает земельный участок в собственность.

Условие осуществления на земельном участке жилищного строительства должно входить составной частью в договор купли-продажи земельного участка. Если же договор купли продажи такого условия не содержит, к собственнику земельного участка не может быть при менено исчисление земельного налога с повышающим коэффициентом 2, даже если на зе мельном участке фактически осуществляется строительство жилья. Иное толкование привело бы к нарушению принципа, закрепленного в п. 1 ст. 43 Земельного кодекса РФ, согласно ко торому граждане и юридические лица осуществляют принадлежащие им права на земельные участки по своему усмотрению, если иное не установлено Кодексом, федеральными закона ми. Земельным кодексом РФ в ст. 301 урегулированы особенности предоставления земельных участков для жилищного строительства из земель, находящихся в государственной или муни ципальной собственности, причем указано, что продажа земельных участков для жилищного строительства или продажа права на заключение договоров аренды земельных участков для жилищного строительства осуществляется на аукционах (за исключением некоторых указан ных в законе случаев).

Правила организации и проведения торгов по продаже находящихся в государственной или муниципальной собственности земельных участков или права на заключение договоров аренды таких земельных участков, утвержденные постановлением Правительства РФ от ноября 2002 года № 808, устанавливают, что в извещении о проведении торгов должны со держаться сведения о предмете торгов, включая сведения о местоположении (адресе), площа ди, границах, обременениях, кадастровом номере, целевом назначении и разрешенном ис пользовании земельного участка, а также иные позволяющие индивидуализировать земель ный участок данные. Согласно ст. 56 ЗК РФ права на землю могут быть ограничены по осно ваниям, установленным Кодексом и федеральными законами. Одним из таких ограничений Предприятия и налоги   прав на землю как раз и выступают условия начала и завершения застройки или освоения земельного участка в течение определенных сроков по согласованному в установленном по рядке проекту (подп. 3 п. 2 ст. 56). Эти ограничения сохраняются при переходе права соб ственности на земельный участок к другому лицу. Ограничение подлежит государственной регистрации в порядке, установленном Федеральным законом "О государственной регистра ции прав на недвижимое имущество и сделок с ним" (пп. 5, 6 ст. 56 ЗК РФ).


Условие осуществления жилищного строительства на земельном участке, приобретаемом физическими и юридическими лицами, может существовать лишь при продаже (или аренде) на торгах земельных участков, находящихся в государственной или муниципальной соб ственности, в виде зарегистрированного в установленном порядке ограничения права покупа теля земельного участка. Только на собственника земельного участка, приобретшего участок с подобным ограничением права на землю, может быть распространен порядок исчисления и уплаты земельного налога, установленный п. 15 ст. 396 НК РФ.

Аналогично этот вывод касается и лиц, осуществляющих индивидуальное жилищное строительство, с тем отличием, что применение повышающего коэффициента 2 к налоговой ставке правомерно лишь по истечении десятилетнего периода проектирования и строитель ства жилья.

Осуществление жилищного строительства в отсутствие указанных ограничений прав на земельные участки не позволяет применять к налогоплательщикам порядок исчисления нало га, установленный пп. 15, 16 ст. 396 ЗК РФ.

Приведенные пространные (по необходимости) рассуждения могли бы оказаться излиш ними, если бы налоговое, земельное и градостроительное законодательство стремилось не только к согласованности своих норм, до чего еще далеко, но и к учету базовых положений законодательства гражданского. Ведь именно в ст. 263 ГК РФ (о застройке земельного участка) содержится принципиально важная норма, согласно которой собственник земельного участка может возводить на нем здания и сооружения, осуществлять их перестройку или снос, разрешать строительство на своем участке другим лицам. Эти права осуществляются при условии соблюдения градостроительных и строительных норм и правил, а также требований о назначении земельного участка. Следовательно, если в договоре купли-продажи земельного участка сформулировано ограничивающее право на этот участок требование о назначении земельного участка для строительства жилья, собственник участка связан этим требованием и несет, в том числе, бремя налоговых последствий реализации данного требования.

В. ЛАПАЧ, профессор Южного федерального университета, доктор юридических наук Возврат товара как реализация Возможность покупателя воспользоваться правом на отказ от товара рассматривается в граж данском законодательстве как один из способов восстановления нарушенного права вслед ствие неисполнения условий договора купли-продажи. Покупатель, в частности, вправе отка заться от товара в случае, если продавец не передает покупателю относящиеся к товару при надлежности или документы (ст. 464 ГК РФ);

если продавец передал покупателю меньшее количество товара, чем это определено договором (ст. 466 ГК РФ);

если продавец передал покупателю товары в ассортименте, не соответствующем договору (ст. 468 ГК РФ), а также в иных случаях, предусмотренных главой 30 Кодекса.

Различие подходов налогоплательщиков и налоговых органов к квалификации отноше ний, возникающих между продавцами и покупателями в связи с возвратом товара, приводит к появлению споров о том, может ли признаваться у покупателя реализацией возврат товара продавцу по установленным законом или договором основаниям.

128 Хозяйство и право В большинстве случаев при разрешении споров по этому вопросу суды1, ссылаясь на ст. 39 НК РФ, указывают на то, что возврат товара поставщику не может являться его реали зацией.

Налоговые органы придерживаются иной точки зрения2, считая, что при возврате товара бывший поставщик возвращаемого товара является покупателем (этого же товара. И. К.). В связи с этим необходимо рассмотреть следующие вопросы:

имеются ли основания для признания возврата товара покупателем продавцу реализа цией;

обязан ли покупатель, производящий возврат товара продавцу, выставлять счет-фактуру как продавец товара.

При решении вопроса о том, является ли возврат товара покупателем продавцу при рас торжении договора купли-продажи реализацией, необходимо провести системный анализ норм гражданского и налогового законодательства с использованием такого понятия науки гражданского права как "предоставление", характеризующего в рассматриваемом случае суть взаимоотношений продавца и покупателя.

На этот счет наиболее содержательно, по моему мнению, следующее рассуждение В. М. Хвостова: "под термином "предоставление" следует понимать те юридические сделки, путем которых совершается непосредственно переход какого-либо права из состава одного имущества в другое. Для совершения предоставления в этом смысле обычно необходимы два волеизъявления: с одной стороны, передача права из свое го имущества предоставителем, с другой получение права в свое имущество по лучателем".

Основание (causa) сделки то есть юридический результат, который должен быть достигнут исполнением сделки, при купле-продаже определяется тем, что "каж дая сторона делает предоставление, принимая на себя обязательство перед другой стороной, и цель, для которой каждая сторона делает это предоставление другой, состоит в том, чтобы благодаря принятию на себя обязательства, она сама приобре ла обязательственное право требовать вещь или уплату цены от другой стороны"3.

В законодательстве о налогах и сборах понятие "реализация" по смыслу и экономическо му содержанию непосредственно связано с предоставлением в науке гражданского права, поскольку отражает зависимость наступления правовых последствий в сфере налогообложе ния от наступления определенных условий финансово-хозяй-ственной деятельности в сфере гражданского оборота. Согласно ст. 39 НК РФ реализацией применительно к товарам призна ется передача на возмездной основе права собственности на товары, а в случаях, предусмот ренных Кодексом, передача права собственности на товары на безвозмездной основе. Именно посредством предоставления осуществляется переход права собственности на товар из иму щества продавца в состав имущества покупателя. Факт наступления определенных юридиче ских последствий в виде перехода права собственности в сфере гражданско-правового оборо та одновременно указывает на наличие признака реализации в сфере налогообложения.

Если условия исполнения сделки нарушены и покупатель желает расторгнуть договор купли-продажи, он возвращает товар продавцу. Расторжение сделки означает, что юридиче ский результат не достигнут, право собственности на товар по договору купли-продажи не перешло к покупателю товар возвращен продавцу.

Недостижение в данном случае юридического результата сделки с гражданско-правовой точки зрения должно, по моему мнению, соответствовать отсутствию реализации с точки зрения налогового законодательства, поскольку передача права собственности на товар про давцом (признак реализации) и приобретение этого права покупателем, представляющее для покупателя цель сделки, не достигаются. С дру-гой стороны, недостижение цели сделки ука См., например, постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 14 марта 2005 года по делу № Ф04 1032/2005.

Письмо УМНС РФ по г. Москве от 27 ноября 2003 года № 24-11/66327 "О налоге на добавленную стоимость".

Хвостов В. М. Система римского права: Учебник. — М., 1996, с. 170-171, 173.

Предприятия и налоги   зывает на то, что сделанное продавцом предоставление не соответствует содержанию сделки и налицо ненадлежащим образом исполненное продавцом предоставление.

В рассматриваемом вопросе взаимная связь норм гражданского и налогового законода тельства в установлении зависимости факта реализации от достижения цели сделки усматри вается в использовании ст. 39 НК РФ для характеристики сути явления такой категории граж данского права как передача права собственности.

Выстраивая правовую норму и опираясь в ст. 39 НК РФ на передачу права собственности как признак реализации, законодатель таким образом определил зависимость указанной кате гории от достижения цели сделки и, соответственно, от наступления соответствующих этой цели правовых последствий.

Например, в ст. 454 ГК РФ цель сделки купли-продажи определена как передача продав цом вещи (товара) в собственность покупателю. В ст. 39 НК РФ передача права собственности на товар признается реализацией. Очевидно, что и в том и в другом случае речь идет об одном и том же явлении о передаче права собственности на товар. Итак, ст. 39 НК РФ, определяя реализацию как передачу права собственности на товар, указывает на то, что реализация находится в прямой и непосредственной зависимости от достижения цели сделки.

Таким образом, при возврате товара недостижение цели сделки указывает на отсутствие признака реализации, что позволяет сделать вывод об отсутствии самого факта реализации.

Иное толкование допускало бы признание факта наступления одинаковых юридических по следствий и в том случае, когда цель сделки достигнута, и в том случае, когда цель сделки не достигнута.


Поскольку счет-фактура документ, на основании которого сумма налога на добавлен ную стоимость предъявляется продавцом покупателю товара, необходимость выставления счета-фактуры лицом, производящим возврат товара, поставлена законом в зависимость от того, имеются ли основания для признания в качестве продавца товара покупателя, возвра щающего приобретенный товар продавцу по установленным законом, например п. 2 ст. ГК РФ, или договором основаниям.

При решении этого вопроса необходимо учитывать, что в рамках исполнения одной сдел ки стороны продолжают оставаться продавцом и покупателем, сохраняя свой изначальный статус, независимо от того, в какой стадии находится исполнение сделки. Такой вывод следу ет из содержания ст. 475 ГК РФ. Согласно закону продавец на всех стадиях реализации своих прав, вытекающих из договора купли-про-дажи, продолжает оставаться продавцом, в связи с чем так же и именуется. Покупатель, которому передан товар ненадлежащего качества, назы вается либо просто покупателем, либо покупателем, которому передан товар ненадлежащего качества. Покупатель, которому передан товар ненадлежащего качества, при возврате этого то-вара не приобретает статуса продавца возвращаемого товара, а продавец, принимающий обратно переданный им же ранее по сделке покупателю товар ненадлежащего качества, не приобретает статуса покупателя товара. В данном случае трансформируются права и обязан ности сторон, но не их статус как субъектов правоотношения. Указанные лица так и продол жают оставаться продавцом товара и покупателем этого товара до тех пор, пока сделка не будет исполнена полностью и каждая из сторон не получит от другой стороны надлежащим образом исполненного предоставления, в котором она заинтересована.

Таким образом, положения главы 21 НК РФ в их системной связи с положениями ГК РФ о купле-продаже, не позволяют сделать вывод о том, что покупатель, возвращающий в рамках исполнения одной сделки (одного обязательства) товар его продавцу, сам приобретает статус продавца в силу факта возврата товара. Следовательно, на производящего возврат товара покупателя не возлагается обязанность по выставлению счета-фактуры в порядке, предусмот ренном п. 1 ст. 169 НК РФ, как на лицо, не являющееся продавцом товара.

Проведенный анализ норм гражданского и налогового законодательства, регулирующих права и обязанности продавца и покупателя в случае расторжения договора купли-продажи и возврата товара, позволяет сделать вывод о том, что не приобретающий статуса продавца покупатель, возвращающий продавцу по установленным законом или договором основаниям 130 Хозяйство и право товар в рамках последствий ненадлежащего исполнения условий сделки, не обязан выстав лять счет-фактуру по основаниям, предусмотренным п. 1 ст. 172 НК РФ. В то же время п. ст. 171 НК РФ для продавца в рассматриваемом случае предусматривается возможность при менения налогового вычета в сумме налога, ранее предъявленного покупателю, что позволяет применить этот вычет после отражения в учете соответствующих операций по корректировке в связи с возвратом товара, как установлено п. 4 ст. 172 НК РФ, уже по факту осуществления корректировки, уменьшив тем самым исчисленную ранее в связи с реализацией товара сумму налога.

С учетом того, что моментом определения налоговой базы в настоящее время является наиболее ранняя дата, будь то день отгрузки либо день оплаты товара (п. 1 ст. 167 НК РФ), а вычетам подлежат суммы налога по факту их предъявления покупателю вне зависимости от оплаты товара (п. 2 ст. 171 НК РФ), условия отражения в учете операций по возврату как оплаченного, так и неоплаченного товара не будут иметь каких-либо принципиальных разли чий для целей исчисления налога на добавленную стоимость.

И. КАРАБАНОВ, судья арбитражного суда в отставке, кандидат юридических наук   КОНСУЛЬТАЦИЯ    Отвечаем на вопросы читателей Можно ли привлечь налогоплательщика к налоговой ответственности на основании п. ст. 119 Налогового кодекса РФ в случае своевременного представления:

1) налоговой декларации по единому налогу на вмененный доход в налоговые органы не по месту учета налогоплательщика;

2) копии налоговой декларации по единому налогу на вмененный доход.

В судебной практике к решению данных вопросов существуют различные под-ходы.

В соответствии с одним подходом своевременное направление копии декларации в нало говые органы либо своевременное направление декларации в налоговые органы не по месту учета налогоплательщика является надлежащим исполнением налогоплательщиком соответ ствующей обязанности и, следовательно, в указанных случаях налогоплательщик не подлежит привлечению к ответственности, предусмотренной ст. 119 НК РФ.

Согласно другому совершение указанных действий не свидетельствует об исполнении налогоплательщиком своей обязанности по представлению налоговой декларации, в связи с чем налогоплательщик подлежит привлечению к ответственности, предусмотренной ст. НК РФ. Как представляется, данная позиция заслуживает поддержки ввиду следующего.

В силу подп. 4 п. 1 ст. 23 и пп. 3, 6 ст. 80 НК РФ налогоплательщик обязан представлять в установленные законодательством о налогах и сборах сроки налоговую декларацию в налого вый орган по месту своего учета. Статьей 119 НК РФ предусмотрена ответственность за не представление налогоплательщиком в установленный за-конодательством о налогах и сборах срок налоговой декларации в налоговый орган по месту учета.

Из указанных норм следует, что направление налоговой декларации в налоговые органы не по месту учета налогоплательщика не может быть признано надлежащим исполнением налогоплательщиком обязанности, предусмотренной подп. 4 п. 1 ст. 23 НК РФ.

Представление в налоговые органы копии декларации также не может считаться исполне нием обязанности по представлению налоговой декларации ввиду следующего. Согласно п. ст. 80 НК РФ налоговая декларация представляется в налоговый орган по месту учета налого плательщика по установленной форме на бумажном носителе или в электронном виде. В силу п. 1 ст. 342 НК РФ формы налоговых деклараций и порядок их заполнения утверждаются Министерством финансов РФ.

Пунктом 4 раздела II Инструкции о порядке заполнения налоговой декларации по едино му налогу на вмененный доход для отдельных видов деятельности, утвержденной приказом Министерства финансов РФ от 1 ноября 2004 года № 96н, установлено, что при заполнении декларации индивидуальным предпринимателем проставляются подпись индивидуального 132 Хозяйство и право предпринимателя, подтверждающая достоверность и полноту сведений, указанных в деклара ции, и дата ее подписания.

В п. 8 Порядка представления налоговой декларации в электронном виде по телекомму никационным каналам связи, утвержденного приказом МНС РФ от 2 апреля 2002 № БГ-3 32/169, указано, что представление налоговой декларации в электронном виде допускается при обязательном использовании сертифицированных Федеральным агентством правитель ственной связи и информации при Президенте РФ средств электронной цифровой подписи, позволяющих идентифицировать владельца сертификата ключа подписи.

Из указанных положений следует, что вне зависимости от формы представления налого вой декларации налоговая декларация должна содержать оригинал подписи налогоплатель щика. Отсутствие в налоговой декларации оригинала подписи означает невозможность для налоговых органов установить факт подписания данной налоговой декларации самим налого плательщиком и, как следствие, невозможность признать исполненной обязанность налого плательщика по представлению декларации.

В связи с этим, поскольку копия (в том числе ксерокопия) налоговой декларации не со держит оригинала подписи налогоплательщика, представление такой копии не может быть признано исполнением содержащейся в подп. 4 п. 1 ст. 23 НК РФ обязанности.

С какого момента начинает течь срок, в течение которого налогоплательщик в силу п. ст. 23 НК РФ (в редакции, действовавшей до 1 января 2007 года) обязан письменно сооб щать в налоговый орган соответственно по месту нахождения организации, месту жи тельства индивидуального предпринимателя об открытии или закрытии счетов в бан ках? Допустимо ли в связи с этим досрочное направление налогоплательщиком в налого вый орган заявления (информации) о закрытии банковского счета (до его получения бан ком)?

Анализ практики кассационной инстанции, касающейся применения п. 2 ст. 23, а также ст. 118 НК РФ, устанавливающей ответственность за нарушение срока представления сведе ний об открытии и закрытии банковских счетов, позволяет сделать вывод о наличии различ ных подходов к решению вопроса о моменте начала течения указанного срока.

В соответствии с одним подходом указанный в п. 2 ст. 23 НК РФ срок исчисляется со дня, когда банком получено письменное заявление клиента о расторжении договора, или иной даты, указанной в заявлении клиента.

Указанный подход отражен в постановлениях ФАС Северо-Западного округа от октября 2006 года по делу № А42-116/2006;

ФАС Западно-Сибирского округа от декабря 2005 года по делу № Ф04-8819/2005(17655-А27-3);

ФАС Дальневосточного округа от 23 августа 2005 года по делу № Ф03-А37/05-2/2419, от 2 марта 2005 го-да по делу № Ф03 А73/04-2/4509, от 10 ноября 2004 года по делу № Ф03-А73/04-2/2892.

Вместе с тем более взвешенным представляется другой подход, согласно которому ука занный в п. 2 ст. 23 НК РФ срок начинает течь с момента, когда клиент узнал или должен был узнать о закрытии его счета. Как правило, таким моментом является получение от банка уве домления о закрытии счета.

Указанный подход отражен в постановлениях ФАС Поволжского округа от 29 июня № А57-3211/03-26, от 5 октября 2004 года по делу № А49-2872/04-375А/8;

ФАС Северо Западного округа от 27 ноября 2006 года по делу № А05-6935/2006-21, от 16 октября года по делам № А05-6492/2006-27, № А05-6491/2006-27;

ФАС Западно-Сибирского округа от Консультация 27 апреля 2006 года по делу № Ф04-4921/2005 (21995-А27-32), от 14 сентября 2006 года по делу № Ф04-6173/2006 (26661-А27-43).

Необходимо отметить, что изучение постановлений кассационной инстанции не выявило, помимо постановления ФАС Северо-Западного округа от 13 июня 2006 го-да по делу № А52 4774/2005/2, судебных актов, в которых предметом оценки было бы досрочное направление налогоплательщиком в налоговый орган заявления (информации) о закрытии банковского счета (до его получения банком). Таким образом, не представляется возможным говорить о наличии сложившейся судебной практики по названному вопросу.

Что касается квалификации указанных действий налогоплательщика в названном судеб ном акте, то, как представляется, суд, признавая неисполненной обязанность, предусмотрен ную п. 2 ст. 23 НК РФ, исходил из того, что согласно данной норме налогоплательщик обязан сообщить о наличии юридически значимого факта – закрытии счета. В данной же ситуации в момент сообщения налогоплательщиком налоговому органу о закрытии счета указанный юридический факт еще не наступил.

Необходимо иметь в виду, что с 1 января 2007 года действует новая редакция п. 2 ст. НК РФ, которая помимо срока направления в налоговый орган информации об открытии или о закрытии счета устанавливает момент, с которого указанный срок начинает течь. Таким моментом определен день открытия (закрытия) счета. Как представляется, исполнение обя занности, предусмотренной данной нормой в отношении закрытия счета, может вызвать определенные затруднения у налогоплательщиков, поскольку в ряде случаев срок для ее ис полнения начнет течь раньше, чем клиент банка получит информацию о закрытии счета.

В связи с внесением изменений в п. 1 ст. 47 НК РФ возникает вопрос о порядке исчисле ния сроков, установленных для принятия налоговым органом решения о взыскании налога за счет имущества налогоплательщика, в случаях, когда требование о добровольной уплате налога (ст. 69 НК РФ) выставлено налогоплательщику до вступления в силу названных изменений.

Федеральным законом от 27 июля 2006 года № 137-ФЗ в п. 1 ст. 47 НК РФ был включен абзац 4, в соответствии с которым решение о взыскании налога за счет имущества налогопла тельщика (налогового агента) организации или индивидуального предпринимателя прини мается в течение одного года после истечения срока исполнения требования об уплате налога.

Указанные положения вступили в силу с 1 января 2007 года.

Применяя названный порядок исчисления сроков, необходимо учитывать, что п. 6 ст. названного Закона установлено: если течение предусмотренных законодательством о налогах и сборах сроков не завершилось до 1 января 2007 года, указанные сроки исчисляются в по рядке, действовавшем до дня вступления в силу данного Закона.

Из приведенных положений можно сделать вывод о том, что в случае, если срок на добро вольное исполнение требования об уплате налога истек до 1 января 2007 го- да и срок, установ ленный для принятия налоговым органом решения о принудительном взыскании налога, начал течь также до этой даты, при исчислении последнего необходимо руководствоваться порядком, действовавшим до 1 января 2007 года.

В случае же, если срок на добровольное исполнение требования истек после 31 де кабря 2006 года и, следовательно, срок на вынесение решения о принудительном взыскании налога начал течь после упомянутой даты, на последний правила п. 6 ст. 7 Федерального закона от 27 июля 2006 года № 137-ФЗ не распространяются.

А. ПРИХОДЬКО, кандидат юридических наук, 134 Хозяйство и право магистр частного права   СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА    Тезисы постановлений Президиума ВАС РФ по конкретным делам Филиалы и представительства российских юридиче Постановление ских лиц не рассматриваются в качестве участников от 3 апреля 2007 года № 13617/ налоговых правоотношений. Ответственность за по делу № А32-2962/2005-52/ неисполнение всех обязанностей по уплате налогов, сборов, пеней и штрафов несет юридическое лицо, в состав которого входит соответствующий филиал (представительство).

Занижение таможенной стоимости товара путем Постановление исключения из нее расходов на оплату вознагражде от 3 апреля 2007 года № 13988/ ния поверенного влечет административную ответ по делу № А63-6407/2006-С ственность.

Правовая оценка судом общей юрисдикции действий лица, привлеченного к административной ответственности, на которой основан вывод об отсутствии состава административного правонару шения, не может рассматриваться в качестве обстоятельства, имеющего преюдициальное значение для арбитражного суда, рассматривающего дело об оспаривании ненормативного правового акта таможенного органа о назначении наказания по делу об административном правонарушении.

Вступившее в законную силу решение суда общей юрисдикции по ранее рассмотренному гражданскому делу обязательно для арбитражного суда, рассматривающего дело по вопросам об обстоятельствах, установленных решением суда общей юрисдикции и имеющих отношение к лицам, участвующим в деле.

Понятие "решение суда, вступившее в законную Постановление силу" используется в действующей системе правово от 3 апреля 2007 года № 14715/ го регулирования применительно к судебным актам, по делу № А33-29391/ принимаемым государственными су-дами (ч. 1 ст. ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации", ч. 1 ст. 16 АПК РФ, ч. 2 ст. 13 ГПК РФ).

В тех случаях, когда закон связывает с вступлением решения суда в законную силу наступле ние юридически значимых последствий, в том числе обеспечение принудительного исполнения, такая сила может быть придана решению третейского суда и международного коммерческого арбитража посредством процедуры их признания и приведения в исполнение.

Решения третейского суда и международного коммерческого арбитража являются обя зательными и окончательными для их добровольного исполнения сторонами третейского разбира тельства.

В случае добровольного исполнения решения суда доходы в виде признанных должником или подлежащих уплате должником на основании решения суда, вступившего в законную силу, штра фов, пеней или иных санкций за нарушение договорных обязательств, а также сумм возмещения убытков или ущерба считаются внереализацион- ными и, следовательно, входят в объект нало гообложения по налогу на прибыль организаций.

136 Хозяйство и право Унитарное предприятие, основанное на праве оператив Постановление ного управления (федеральное казенное пред-приятие), от 3 апреля 2007 года № 14892/ может быть образовано по решению Пра-вительства РФ по делу № А41-К1-2590/ на базе имущества, находящегося в федеральной соб ственности. При отсутствии такого решения соответствующее имущество не может считаться федераль ной собственностью.

Если международным договором Российской Феде Постановление рации установлены иные правила и нормы, чем от 3 апреля 2007 года № 14974/ предусмотренные Налоговым кодексом РФ и приня по делу № А48-4189/05- тыми в соответствии с ним нормативными правовы ми актами о налогах и (или) сборах, то применяются правила и нормы международных договоров Российской Федерации.

Налогообложение товаров, вывезенных в таможенном режиме экспорта, при предоставлении всех необходимых документов производится по налоговой ставке 0 процентов.

Запрещается оборот этилового спирта и алкоголь Постановление ной продукции без оформления документов, под от 3 апреля 2007 года № 15206/ тверждающих легальность их производства и оборо по делу № А41-К2-9057/ та, а также реализация алкогольной продукции без сертификатов соответствия.

На продаваемую алкогольную продукцию продавец обязан иметь сопроводительные докумен ты: товарно-транспортную накладную;

копию справки, прилагаемой к грузовой таможенной де кларации для импортируемой алкогольной продукции;

копию справки, прилагаемой к товарно транспортной накладной на алкогольную продукцию, производство которой осуществляется на территории Российской Федерации.

Налогоплательщик имеет право уменьшить общую Постановление сумму налога на добавленную стоимость на налого от 3 апреля 2007 года № 15255/ вые вычеты, которым подлежат суммы на-лога, по делу № А65-29335/2005-СА1 предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации, реализованных в дальнейшем на экспорт.

В удовлетворении заявления о привлечении ар Постановление битражного управляющего акционерного общества к от 3 апреля 2007 года № 15802/ административной ответственности отказано, так как по делу № А14-897-2006-21/ отчет временного управляющего, составленный по окончании наблюдения, в котором имеется заключение о наличии признаков преднамеренного банкротства, подписан арбитражным управляющим и направлен должностным лицам, а протокол о правонарушении составлен по истечении 10 рабочих дней после его подписания, то есть за преде лами установленного законом срока.

Арбитражный управляющий обязан выявлять признаки преднамеренного и фиктивного банк ротства.

Одним из обстоятельств, исключающих производство по делу об административном правона рушении, является истечение сроков давности привлечения к административной ответственности.

Постановление (протокол) по делу об административном правонарушении не может быть вы несено по истечении двух месяцев со дня совершения административного правонарушения.

Постановление Дело по заявлению о признании частично незакон от 10 апреля 2007 года № 1082/ по делу № А06-2423у/3-14/06 ным постановления главы муниципального об Судебная практика разования направлено на новое рассмотрение, поскольку суд первой инстанции в нарушение ст. 17, 194 АПК РФ (где установлено, что дела об оспаривании нормативных право- вых актов в первой инстанции рассматриваются коллегиальным составом суда) принял решение единолично, а суд кассационной инстанции данное нарушение оставил без внимания.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.