авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 ||

«СЦЕНИЧЕСКАЯ РЕЧЬ Учебник для студентов театральных учебных заведений 3-е издание ГИТИС Москва 2002 ...»

-- [ Страница 16 ] --

В работе над текстом перед студентами стоит задача не читать, а рассказывать, точ но понимая о чем, кому и зачем рассказывается отрывок. Тексты расположены в таком порядке, чтобы можно было легко продолжить мысль, высказанную в предыдущем от рывке, или, наоборот, не согласиться с ней и высказать свою точку зрения на эту про блему, т. е. слово должно быть действенным, активным.

1. Катаев В, Трава забвения. — В кн.: Святой колодец. Трава забвения. М., 1969, с.167: со слов "Она была не только толстая..." и до слов "зачем вы мне делаете пуб лично такие комплименты".

2. Цветаева М. Мой Пушкин. —Собр. соч. в 2-х т., т. 2. М., 1980, с.322: со слов "Но самое любимое из страшных" до слов "разлука и разлука, любовь и любовь — одно" (в отрывке могут быть сокращения).

3. Тургенев И. С. Певцы.— Собр.соч. в 10 т., т. 1. М., 1961, с.189: со слов "Яков помолчал" и до слов "и поднимались к глазам слезы".

4. Катаев В. Святой колодец. — В кн.: Святой колодец. Трава забвения. М., 1969, с.72: со слов "Вернее всего, она совсем забыла обо мне" и до слов "а она меня ни когда не полюбит".

5. Бунин И. А. Антоновские яблоки. — В кн.: Избранные произведения. М., 1956, с.64: со слов "Вспоминается мне ранняя погожая осень" и до слов "переводятся те перь такие".

6. Толстой А. К. Князь Серебряный. М., 1979, с.59: со слов "Когда съели лебедей" и до слов "нрав каждого обрисовался яснее" (в отрывке могут быть сокращения).

7. Паустовский К. Золотая роза. — Собр. соч. в 6-ти т., т. 2. М., 1957, с.694: со слов "Под первой же раскидистой сосной" и до слов "вот так лежать часами и думать, глядя в небо".

8. Паустовский К. Мимолетный Париж. — Собр.соч. в 8-ми т., т. 8. 1970, с.ЗЮ: со слов "Почти каждому просвещенному человеку" и до слов "жужжание шмеля среди многоголосого говора и отдаленного протяжного гула Парижа" (внутри отрывка большие сокращения).

9. Пастернак Б. Охранная грамота. — В кн.: Воздушные пути. Проза разных лет. М., 1982, с.205: со слов "Я часто заворачивал отсюда в соседний переулок" и до слов "и родники греческих поверий о Деметре были где-то невдалеке".

10. Гоголь Н. В. Сорочинская ярмарка. — В кн.: Вечера на хуторе близ Диканьки. М., 1982, с.9: со слов "Как упоителен, как роскошен летний день" и до слов "как полно сладострастия и неги малороссийское лето".

11. Казаков Ю. Мне все помнится. — В кн.: Две ночи. Проза. Заметки. Наброски. М., 1986, с. 121: со слов "Надо приехать сперва в Одессу" и до слов "помните, что на Черном море это небывалое явление — свежая рыба".

12. Казаков Ю. Мне все помнится, с.122: со слов "Потом садитесь на поезд, или в са / молет" и до слов "и теперь у вас отдых".

Некоторые из указанных текстов "Яков помолчал, взглянул кругом и закрылся рукой. Когда же Яков открыл свое ли цо — оно было бледно, как у мертвого;

глаза едва мерцали сквозь опущенные ресницы.

Он глубоко вздохнул и запел... Первый звук его голоса был слаб и неровен и, казалось, не выходил из его груди, но принесся откуда-то издалека, словно залетел случайно в комнату. За этим первым звуком последовал другой, более твердый и протяжный, но все еще, видимо, дрожащий, как струна, когда, внезапно прозвенев под сильным пальцем, она колеблется последним, быстро замирающим колебаньем, за вторым — третий, и, по немногу разгорячаясь и расширяясь, полилась заунывная песня. "Не одна во поле доро женька пролегала", — пел он, и всем нам сладко становилось и жутко. Я, признаюсь, редко слыхивал подобный голос: он был слегка разбит и звенел, как надтреснутый;

он даже сначала отзывался чем-то болезненным;

но в нем была и неподдельная глубокая страсть, и молодость, и сила, и сладость, и какая-то увлекательно-беспечная, грустная скорбь. Яковом, видимо, овладевало упоение: он уже не робел, он отдавался весь своему счастью;

голос его не трепетал более — он дрожал, но той едва заметной внутренней дрожью страсти, которая стрелой вонзается в душу слушателя, и беспрестанно крепчал, твердел и расширялся. Он пел, и от каждого звука его голоса веяло чем-то родным и не обозримо широким, словно знакомая степь раскрывалась перед ними, уходя в бесконеч ную даль. У меня, я чувствовал, закипали на сердце и поднимались к глазам слезы".

(И. С.Тургенев. "Певцы") "Когда съели лебедей, слуги вышли попарно из палаты и возвратились с тремя сот нями жареных павлинов, которых распущенные хвосты качались над каждым блюдом, в виде опахала. За павлинами следовали кулебяки, курники, пироги с мясом и с сыром, блины всех возможных родов, кривые пирожки и оладьи. Пока гости кушали, слуги раз носили ковши и кубки с медами: вишневым, можжевеловым и черемховым. Другие пода вали разные иностранные вина: романею, рейнское и мушкатель. (...) Гусли звучали, ко локола гудели, царедворцы громко разговаривали и смеялись. (...) На столы поставили разные студени;

потом журавлей с пряным зельем, рассольных петухов с инбирём, бес костных куриц и уток с огурцами. Потом принесли разные похлебки и трех родов уху:

курячью белую, курячью черную и курячью шафранную. За ухою подали рябчиков со сливами, гусей со пшеном и тетерок с шафраном.

(...) Уже более четырех часов продолжалось веселье, а стол был только во полусто ле. Отличились в этот день царские повара. Никогда так не удавались им лимонные кальи, верченые почки и караси с бараниной. Особое удивление возбуждали исполин ские рыбы, пойманные в Студеном море и присланные в Слободу из Соловецкого мона стыря. Их привезли живых, в огромных бочках;

путешествие продолжалось несколько недель. Рыбы эти едва умещались на серебряных и золотых тазах, которые вносили в столовую несколько человек разом. Затейливое искусство поваров выказалось тут в пол ном блеске. Осетры и шевриги были так надрезаны, так посажены на блюда, что похо дили на петухов с простертыми крыльями, на крылатых змиев с разверстыми пастями..

Хороши и вкусны были также зайцы в лапше, и гости, как уже ни нагрузились, но не пропустили ни перепелов с чесночною подливкой, ни жаворонков с луком и шафраном.

Но вот, по знаку стольников, убрали со столов соль, перец, уксус и сняли все мясные и рыбные яства. (...) Слуги внесли в палату сахарный кремль, в пять пудов весом, и поста вили его на царский стол. Кремль этот был вылит очень искусно. Зубчатые стены и башни, и даже пешие и конные люди, были тщательно отделаны. Подобные кремли, но только поменьше, пуда в три, не более, украсили другие столы. Вслед за кремлями вне сли около сотни золоченых и крашеных деревьев, на которых вместо плодов висели пряники, коврижки и сладкие пирожки. В то же время явились на столах львы, орлы и всякие птицы, литые из сахара. Между городами и птицами возвышались груды яблоков, ягод и волошских орехов. Но плодов никто уже не трогал, все были сыты. Иные допива ли кубки романеи, более из приличия, чем от жажды, другие дремали, облокотясь на стол;

многие лежали под лавками, все, без исключения, распоясались и расстегнули каф таны. Нрав каждого обрисовался яснее".

(А. К. Толстой. "Князь Серебряный") "(...) Я часто заворачивал в соседний переулок, где в одном из дворовых флигелей Златоустинского монастыря целыми артелями проживали цветочники...

В ответ на войлочное кряхтенье двери наружу выкатывалось, как за нуждой, облако белого пара, и что-то неслыханно волнующее угадывалось уже и в нем. Напролет против сеней, в глубине постепенно понижавшейся горницы, (...) за широким столом, сыновья хозяина молчаливо вспарывали новые, только что с таможни привезенные посылки. Ра зогнутая надвое, как книга, оранжевая подкладка обнажала свежую сердцевину тростни ковой коробки. Сплотившиеся путла похолодевших фиалок вынимались цельным кус ком, точно синие слои вяленой малаги. Они наполняли комнату, похожую на дворниц кую, таким одуряющим благоуханием, что и столбы предвечернего сумрака, и пла ставшиеся по полу тени казались выкроенными из сырого темно-лилового дерна.

Однако настоящие чудеса ждали еще впереди. Пройда в самый конец двора, хозяин отмыкал одну из дверей каменного сарая, поднимал за кольцо погребное творило, и в этот миг сказка про Али Бабу и сорок разбойников сбывалась во всей своей ослепитель ности. На дне сухого подполья разрывчато, как солнце, горели четыре репчатые молнии, и, соперничая с лампами, безумствовали в огромных лоханях, отобранные по колерам и породам, жаркие снопы пионов, желтых ромашек, тюльпанов и анемон. Они дышали и волновались, точно тягаясь друг с другом. Нахлынув с неожиданной силой, пыльную ду шистость мимоз смывала волна светлого запаха, водянистого и изнизанного жидкими иг лами аниса. Это ярко, как бы до белизны разведенная настойка, пахли нарциссы. Но и тут всю эту бурю ревности побеждали черные кокарды фиалок. Скрытные и полусумас шедшие, как зрачки без белка, они гипнотизировали своим безучастием. Их сладкий, не прокашлянный дух заполнял с погребного дна широкую раму лаза. От них закладывало грудь каким-то деревенистым плевритом. Этот запах что-то напоминал и ускользал, ос тавляя в дураках сознанье. Казалось, что представленье о земле, склоняющее их к еже годному возвращенью, весенние месяцы составили по этому запаху и родники греческих поверий о Деметре были где-то невдалеке".

(Б. Пастернак. "Охранная грамота") "Она была не только толстая. Она была мощная, могучая. Щекастая. С круглыми мускулами по сторонам небольшого ротика. С твердым яблочком подбородка. Черново лосая, чернобровая, с калеными щеками, властная и в то же время так мило, чисто по женски млеющая между двумя знаменитыми академиками.

Нет, никогда еще в Одессе не съезжалось такое блестящее общество, правда — бе женцы, политические эмигранты, отщепенцы, но все-таки!

А впрочем, кто знает, кто знает...

Бунин в прекрасном, несколько саркастическом настроении. Он искоса смотрит на могучую даму, как бы прислушиваясь к шелковому треску ее корсета. Можно подумать, что он собирается тут же, не сходя с места, ее описать. Но описать не вообще, а одним штрихом. Сразу видно, что он ищет этот единственный, совершенно точный штрих, и я вместе с тем понимаю, что он втайне дает мне литературный урок.

Затем по его лицу я вижу, что он нашел необходимый штрих и что его находка драгоценна и единственна. Он делает рукой легкий жест, как будто бы издали проводит вокруг лица толстой дамы магический музыкальный овал.

Все замирают, ожидая, что он скажет.

— Так-с, — говорит он, делая указательным пальцем в воображаемом овале две за пятушки, кончиками вверх, в разные стороны. — Вам, Елена Васильевна, не хватает ма леньких черных усиков, и вы — вылитый... Петр Великий.

И вдруг мы все увидели лицо Петра.

Дама багрово краснеет, не зная, как отнестись к этому сравнению;

с одной стороны, в ее лице найдено нечто царское, и это хорошо — в особенности принимая во внимание смутное революционное время, — с другой стороны, нечто мужское, и это плохо. Впро чем, главное заключается в том, что ее "описал" знаменитый Бунин в присутствии зна менитого Овсянико-Куликовского, и это решает все сомнения.

Она по-дамски и в то же время по-царски улыбается Бунину, хотя на всякий случай грозит ему пальчиком:

— Ах, Иван Алексеевич, Иван Алексеевич, зачем вы мне делаете публично такие комплименты!" (В. Катаев. "Святой колодец") "Под первой же раскидистой сосной хорошо прилечь и отдохнуть от духоты моло дой чащи. Лечь на спину, почувствовать сквозь тонкую рубашку прохладную землю и смотреть на небо. И, может быть, даже уснуть, потому что белые, сияющие своими края ми облака нагоняют дремоту.

Есть хорошее русское слово "истома". За последнее время мы совсем позабыли о нем и почему-то даже стесняемся произносить его. Но никаким другим словом нельзя лучше определить то спокойное и немного сонное состояние, какое охватывает вас, ког да вы лежите в теплом утреннем лесу и смотрите на бесконечные цепи облаков. Они рождаются где-то в синеватой дали и непрерывно уплывают неведомо куда.

Лежа на этой лесной опушке, я часто вспоминаю стихи Брюсова:

... Быть вольным, одиноким, В торжественной тиши раскинутых полей Идти своим путем, бесцельным и широким, Без будущих и прошлых дней.

Срывать цветы, мгновенные, как маки, Упасть и умереть и утонуть во мраке, Без горькой радости воскреснуть вновь и вновь...

В этих стихах, несмотря на упоминание о смерти, была заключена такая полнота жизни, что ничего не хотелось иного, как только вот так лежать часами и думать, глядя в небо".

(К. Г. Паустовский. "Золотая роза") "Надо приехать в Одессу и не проскакивать ее, а остановиться там хотя бы дня на два или три. И пойти на базар. А по дороге удивляться тенистым тихим улицам, брус чатке и обилию платанов.

Одесса описана достаточно. И я скажу несколько слов только о базаре. Не знаю по чему, но рыбой на базаре торгуют только в Одессе. Я даже не хочу догадываться о при чинах такой странности. Но только ни на Кавказе, ни в Крыму, ни в Гагре, ни в Суху ми, ни в Сочи, ни в Судаке, ни в Феодосии ни за какие деньги не найдете вы обыкно венного бычка. Свежего, еще почти живого, только что из моря.

Найти, увидеть, взвесить, пощупать его, выбрать темного или светлого, наконец, ку пить и притащить домой вы сможете только в Одессе. Но бычок без ничего — это не бычок. К нему надо лук зеленый, перец и помидоры. Заедать его надо виноградом, арбу зом или дыней. И это вы тоже найдете в Одессе на базаре.

Итак, ни в коем случае не минуйте Одессу, поживите там и попробуйте бычков только что из моря. Или, если хотите, скумбрию. Или кефаль. Лобана, ставриду, сарга на, петуха — словом, любую рыбу на ваш вкус. Помните, что на Черном море это небы валое явление — свежая рыба".

(Ю. Казаков. "Мне все помнится...") "Базар в Измаиле огромный. Прямо-таки грандиозный базар для такого небольшого города. Народ там в высоких бараньих шапках, в теплых безрукавках, все на мотоцик лах или на телегах, запряженных битюгами. Или на фузовиках. Это уже какая-то Мол давия, что-то южное, незнакомое. И вас тут же потянет куда-нибудь в села, к ним, туда, где они живут. Измаил — это базар.

Вы увидите горы плоских корзин с винофадом, айвой, яблоками и фушами. Янтар ные и изумрудные завалы дынь и арбузов. Красно-белые ряды — это мясо. Тускло-се ребристые — это молоко, сметана и масло. И есть еще один ряд — вернее, улица, да и самый базар — это город какой-то, и там не ряды, а улицы. Так вот — улица, самая шумная и веселая на всем базаре. Это винный ряд. В глубине ларьков покоятся большие темные бочки, иногда в два-три ряда — с затычками и кранами. Вино бежит, хлещет ро зовой струей, вино нового урожая. Все вокруг вас пьют, задирая головы, гомонят, курят, смеются, окликают друг друга, ходят покачиваясь. И вы можете, как и все, как будто вы тоже из какого-нибудь молдавского села приехали, поторговали, навалили пустые корзи ны в кузов машины, и теперь у вас отдых".

(Ю. Казаков. "Мне все помнится...") Рекомендуемая литература:

1. Дмитриев Л. Б. Голосовой аппарат певца. М., 1964.

2. Козлянинова И. П., Чарели Э. М. Речевой голос и его воспитание.М., 1985.

3. Максимов И. Фониатрия. Перевод с болгарского. -М., 1987.

4. Митринович-Моджеевска А. Патофизиология речи, голоса и слуха. Перевод с польского. Варшава, 1969.

5. Муравьев Б. Л. От дыхания к голосу. Л., 1982.

6. Морозов В. П. Тайны вокальной речи. Л., 1967.

7. Проблемы сценической речи. Сборник под ред. С. В. Гиппиуса и А. Н. Куницы на. Л., 1979.

8. Чарели Э. М. Культура речи. Свердловск, 1990.

9. Юссон Р. Певческий голос. М., 1974.

АВТОРЫ УЧЕБНИКА Учебник создан коллективом педагогов кафедры сценической речи Российской ака демии театрального искусства (ГИТИС).

Авторы глав:

С. А. Аристархова — "Работа над постановкой речевого голоса".

И. П. Козлянинова — "Предисловие";

"Знаки препинания. Грамматические паузы";


"Литературные и фольклорные тексты для тренировки длинного выдоха" (в главе "Ды хание, артикуляция, резонирование").

А. М. Кузнецова — "Произведения, рекомендуемые для работы над текстом на старших курсах".

Е. И. Леонарди — тексты на слабоударяемые слова в главе "Орфоэпия";

"Скорого ворки" в главе "Дикция".

А. Н. Петрова (профессор Школы-студии им. Вл. И. Немировича-Данченко при МХАТ им. А. П. Чехова) — "Предмет "Сценическая речь", его материал, задачи. Худо жественное слово в системе работы над сценической речью".

Н. В. Погосова — "Дефекты речи и способы их устранения" (часть III, глава 4).

И. Ю. Промптова — "Предисловие";

"Рассказ от первого лица";

"Теория стиха";

"Практическое освоение особенностей стихотворной речи";

"Работа над стихотворной драматургией";

"Тексты для интонационно-логического анализа";

"Устранение диалект ных ошибок в речи студентов" (часть III, глава 2).

С. П. Серова — "Коллективный рассказ".

А. А. Титова — "Смысловые паузы";

"Смысловое ударение";

"Орфоэпия";

"Дик ция".

Ю. С. Филимонов — "Создание и исполнение литературных композиций на стар ших курсах".

Э. М. Чарели (доцент Уральской консерватории, г. Екатеринбург) — "Дыхание, ар тикуляция, резонирование".

Т. И. Ярош — "Материалы зачета и экзамена I курса";

"Тексты для тренировки ре чевого голоса" (в главе "Работа над постановкой речевого голоса").

СОДЕРЖАНИЕ ПРЕДИСЛОВИЕ ЧАСТЬ I. РАБОТА НАД ТЕКСТОМ Глава 1. Предмет "Сценическая речь", его материал, задачи.

Художественное слово в системе работы над сценической речью Некоторые специфические особенности и общие основы словесного действия в искусстве актера и художественном слове К. С. Станиславский и Вл. И. Немирович-Данченко о работе актера над словом Выявление идейного смысла произведения Сквозное действие и сверхзадача в литературном тексте Предлагаемые обстоятельства и видения Воспитание умения действовать словом Элементы овладения стилевыми особенностями произведения Работа над текстом и техника стиха Художественное слово как средство совершенствования техники сценической речи Глава 2. Рассказ от первого лица Основные задачи и принципы работы над текстом от первого лица Выбор текстов от первого лица на каждом году обучения и методы работы над ним Глава 3. Коллективный рассказ Глава 4. Создание и исполнение литературных композиций на старших курсах Глава 5. Логический анализ текста Знаки препинания. Грамматические паузы Смысловые паузы Смысловое ударение Тексты для интонационно-логического анализа Рекомендуемая литература ЧАСТЬ П. СТИХОТВОРНАЯ РЕЧЬ Глава 1. Теория стиха Общее в работе над прозаическим и стихотворным произведением Отличие стиха от прозы Содержательность стихотворной формы Ритмические законы стиха Глава 2. Практическое освоение особенностей стихотворной речи Межстиховая пауза Определение системы стихосложения Белый, вольный, свободный стих Освоение закона авторского ударения в слове Определение рифм (клаузул), характера рифмовки Звуковые повторы Ритмомелодика стиха Глава 3. Работа над стихотворной драматургией Разговорность драматического стиха "Разговор в стихах" "Стиходействие" Принципы выбора и воплощения стихотворных монологов и диалогов Пример событийно-действенного стихоритмического анализа монолога и диалога Глава 4. Произведения, рекомендуемые для работы над текстом на старших курсах II курс ;

Шкуре Рекомендуемая литература ЧАСТЬ III. НОРМЫ ЛИТЕРАТУРНОГО ПРОИЗНОШЕНИЯ И ДИКЦИЯ Глава 1. Орфоэпия Произношение гласных звуков Тренировка произношения ударных и безударных гласных на стихотворных текстах Произношение согласных звуков. Классификация согласных Глава 2. Устранение диалектных ошибок в речи студентов Глава 3. Дикция Артикуляционная гимнастика Гласные и согласные звуки Гласные звуки Согласные звуки Контрольные тексты на согласные звуки Контрольные тексты на согласные звуки Скороговорки Глава 4. Дефекты речи и способы их устранения Рекомендуемая литература ЧАСТЬ IV. ПОСТАНОВКА РЕЧЕВОГО ГОЛОСА Глава 1. Дыхание, артикуляция, резонирование Краткие сведения об анатомии и физиологии речевого аппарата Строение и деятельность центрального аппарата речевой системы Как формируется двигательный навык? Строение и деятельность периферического аппарата речевой системы Роль дыхания в воспитании речевого голоса Влияние осанки на процесс дыхания в развитии речевого голоса Что такое "тренировка"? Домашние задания. Самостоятельная тренировка Воспитание навыков носового дыхания. Упражнения Воспитание навыков носового дыхания с движением Тренировка мышц дыхательного аппарата. Упражнения для освоения полного смешанно-дифрагматического дыхания Опора дыхания Профилактика расстройств речеголосового аппарата Глава 2. Работа над постановкой речевого голоса Глава 3. Материалы зачета и экзамена I курса Рекомендуемая литература Авторы учебника СЦЕНИЧЕСКАЯ РЕЧЬ Учебник Под ред. И. П. Козляниновой, И. Ю. Промптовой Редактор А. Назарова Корректор О. Завьялова Оригинал-макет О. Белкова Подписано в печать 17.09.2002. Гарнитура "Тайме".

Формат 70x100/16. Бумага офсетная. Печать офсетная. Физ. пл. 32.

Тираж 1000 экз. Заказ 41Д6.

Российская академия театрального искусства — ГИТИС Издательство "ГИТИС" 103999, Москва, Малый Кисловский пер., Тел.: (095) 290-35-89, факс: 290-05- ГУЛ Чеховский полиграфический комбинат 142300 г. Чехов, Московской обл. Тел.: (272) 71-336, факс.: (272) 62-536.



Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.