авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 ||

«Министерство образования и науки РФ Базовая организация по языкам и культуре государств-участников СНГ – МГЛУ ЭТНОКОНФЕССИОНАЛЬНЫЕ ФАКТОРЫ УКРЕПЛЕНИЯ ...»

-- [ Страница 3 ] --

К. А. Медеуова профессор кафедры философии Евразийского национального университета им. Л.Н. Гумилева доктор философских наук, профессор ДИСКУРС ТОЛЕРАНТНОСТИ И ПРАГМАТИКА НАЦИОНАЛЬНОЙ ИДЕИ В КАЗАХСТАНЕ В основу сообщения положен тезис о том, что оба интересующих нас понятия – толерантности и национальной идеи – в экспликации для Казахстана содержат в себе достаточно сложные структурные противоречия. Первое на что следует обратить внимание, что смысловая нагрузка на оба понятия может варьироваться от явных иррациональных спекуляций, до четко структурированных рациональных конструкций.

После объявления независимости в 1990 году 29, концепт толерантности стал одним из самых используемых в официальных документах. С одной стороны, это было данью официальной риторике демократического формата, с другой стороны, из всех новых речевых инверсиий в общественное сознание, именно понятие толерантности легче всего принималось широкими слоями населения. Поскольку Казахстану еще в советский период отводилась роль полигона, где окончательно мог быть решен «национальный вопрос». Наиболее известные идеологемы периода перестройки:

Казахстан – это «лаборатория дружбы народов», «планета ста языков». Лозунги типа «Двуязычие – дружбе два крыла» особенно активно использовались после известных декабрьских событий 1986 года для того, чтобы приглушить то, что официальная власть в тот момент называла «казахским национализмом». Условно говоря, уроки толерантности, призывающие подчинятся воле «старшего брата» Казахстаном были пройдены еще в перестроечный период. Поэтому появление этой новой идеологемы было более понятно, чем может быть дискурс транспарентности или транзитивности.

Появление собственного дискурса толерантности в Казахстане напрямую связано с идеологической задачей - артикуляцией новой государственности. Что по сути совпадает с локковской версией толерантности. В хрестоматийной работе Джона 25 октября 1990 года, была принята Декларация независимости. Это правовой, политический и идеологический документ, отражающий основные принципы общественности, прав и свобод человека, собственности, политического плюрализма и разделения власти.

Локка «Послание о веротерпимости» (1689) проблема толерантности среди прочего интерпретируется как то, что «государство должно относится к вопросу о религиозных разночтениях с точки зрения экономической целесообразности». Локк обращает внимание на тот факт, что Голландия достигла внушительных экономических результатов именно благодаря тому, что в этой стране была религиозная терпимость.

Продвигая идеи либерализма, Локк настаивал на том, что подобный опыт может дать Англии шанс стать новой экономической державой.

Очевидно, что исходная модель дискурса толерантности (религиозная толерантность) была ответом на экономическую ситуацию меркантилизма, а каждая идеологическая репликация этой модели, также связана с новыми экономическими вызовами. Для государств, которые стремятся к экономическому могуществу, тезис о толерантности как нельзя лучше раскрывает суть нового передела власти, и связанного с ним нового экономического уклада.

Эрих Соловьев отмечает, что работы Локка, это своеобразные инвестиции в ценностно-нормативную систему западноевропейского общества, благодаря которым обострилось внимание к проблемам: распределительной и карательной справедливости;

контактной этики;

обоюдных обязательств;

культуры соблюдения договоров, соглашений. В 90-е годы ХХ века эти проблемы вновь стали актуальны, также как вновь стал актуальным вопрос о толерантности.

Другой причиной расширения дискурса толерантности являлся рост религиозного самосознания. После долгих лет атеистических практик возврат к религиозной тематики, сопровождался бурным ростом не просто адептов веры, но и религиозных объединений, часть из которых имеет ярко выраженную миссионерскую направленность в своей деятельности на территории Казахстана. В пакете новых законов молодого независимого государства был принят и закон «О свободе вероисповедания и религиозных объединениях» (1992 г.). Это способствовало изменению структуры конфессионального пространства Казахстана. Если на 1 января 1990 года в Казахстане действовало 671 религиозное объединение, представляющее 10 15 конфессий, то к началу 2007 года их число выросло до 3783, представляющих свыше 40 конфессий и деноминаций 30. Количество религиозных объединений исламского вероисповедания выросло с 46 до 2144, русской православной церкви с 62 до 270, Постановление Правительства Республики Казахстан от 5 декабря 2007 года № 1185 Об утверждении Программы по обеспечению свободы вероисповедания и совершенствованию государственно-конфессиональных отношений в Республике Казахстан на 2007-2009 годы.

римско-католической церкви с 42 до 95, протестантских направлений с 521 до 1147.

Кроме того, в республике действуют 27 религиозных объединений, представляющих иудаизм, 4 – буддизм, 49 – нетрадиционные для Казахстана конфессии, а также благотворительных религиозных фонда и другие общества 31.

Расширение и усложнение конфессиональной структуры в целом, в свою очередь поставили перед государством проблемы обеспечения национальной безопасности. Прагматика ситуации была такова, что неконтролируемый рост религиозных объединений, усиление позиций религиозных лидеров могло бы нанести урон государственной целостности, как это произошло в Таджикистане. Таджикистану пришлось пережить гражданскую войну, где основными действующими агентами были как раз религиозные деятели. В Таджикистане вопрос о религиозной идентичности на некоторое время вытеснил экономический вопрос.

По условиям мирного договора 1997 года политическим лидерам Объединенной таджикской оппозиции было обещано 30 процентов постов на всех уровнях государственного управления, тысячи бойцов оппозиции были включены в полицию и военные объединения. То есть высокая риторика исламистского формата о непримиримости к религиозной инаковости была преданна забвению, как только появилась возможность экономического альянса с правящей элитой. Для самой провластной элиты вопрос о религиозной модели государства однозначно о режиме власти, а значит угрозу собственному существованию. Так один из респондентов в Душанбе, отвечая на вопрос о возможности трансформации в Таджикистане светского государства в исламское, обронил очень значимую фразу: «Мы пережили три мировые религии 32. Религии приходят и уходят, народ остается» 33.

Моделируя эту ситуацию для Казахстана, отмечаем, что актуализация вопроса о толерантности как веротерпимости на самом деле является вопросом стабильности экономической ситуации, что принципы равенства и свободы, которые входят в локковскую трактовку «естественного состояния» и «естественного закона», - это то Там же Имеется ввиду зороастризм, буддизм и соответственно ислам.

В статье использованы материалы пилотной части проекта «Деятельность международных институтов в формировании национальной модели социально-экономической модернизации стран Центральной Азии». Проект выполняется институтом парламентаризма при НДП Нур Отан.

равенство и та свобода, которые предполагаются общим социальным смыслом более или менее развитого товарно-менового отношения.

Поскольку толерантность одна из ключевых норм либеральной мифологемы, как пишет Н. Гараджа, «моральная ценность, конституирующая социальные отношения западного мира и лежащая в основе глобализационного проекта», постольку в аксиологической части это понятие может вызывать и отрицательные коннотации. Этот исследователь обращает внимание на то, что оборотной стороной религиозной риторики терпимости является использование термина толерантности как категориальной метки в диспозиции «свой – чужой»

(цивилизованный – нецивилизованный, белый – черный). Как средний вариант нередки интерпретации толерантности в так называемом экологическом или естественном ключе, как способность организмов и сообществ выносить отклонения факторов среды от оптимальных для них (экологических).

Так ряд авторов не только в Казахстане, но и в Узбекистане и Таджикистане акцентируют внимание на естественной природе толерантности для народов, которые исторически проживали в этом регионе. Тем самым активному прозападному дискурсу противопоставляется свой примордиальный аспект толерантности. В казахстанских СМИ нередки такие декларации: «Традиция «кочевого вольнодумства» и трепетная способность к восприятию чужого «как своего» является ментальной характеристикой казахского народа и вместе с тем создает условия для непринужденного внимательного восприятия мирового духовного опыта» 34.

В идеологическом аспекте это манифестируется проведением в Казахстане съездов лидеров мировых и традиционных религий. С 2003 года было организованно и проведено три таких съезда. К политическим задачам организаторы относят «укрепление традиций межрелигиозного и межконфессионального диалога в форме межрелигиозных съездов» 35. Проведение такого рода международных мероприятий это предмет особой гордости для казахстанских аналитиков.

Так съезд лидеров мировых и традиционных религий оценивается как собственный вклад Казахстана в развитие идей толерантности. «Это тем более удивительно в условиях совершающегося на наших глазах хантингтоновского Амребаев А. Казахстанский опыт толерантности http://www.zakon.kz/126078-kazakhstanskijj opyt-tolerantnosti.html Официальный сайт Съезда лидеров мировых и традиционных религий. http://www.religions congress.org/component/option,com_frontpage/Itemid,1/lang,ru/ «столкновения цивилизаций», где линии идеологических «разломов» как раз приходятся на стыки различных мировых конфессий. Казахстан, находящийся на перекрестке цивилизаций, на самом острие отношений мировых религий, испытывает на себе все поле напряжения в этой сфере. И тем не менее Глава нашего государства и этот «недостаток» обращает в реальное достижение народа своей страны, определив ее как обитель действительно возможного диалога и мирного взаимодействия представителей разных религиозных конфессий» 36.

К подобным крупным проектам в развитии толерантности следует отнести функционирование такого общественно-политического института как Ассамблея народа Казахстана. Официально она была зарегистрирована в марте 1995 году, хотя неформально существовала с 1992 года. Юридическое оформление в 1995 году было связано с рядом политических причин. В 1995 году был распушен парламент и на время его отсутствия президент выступал со своими программными речами именно перед Ассамблеей. То есть Ассамблея выполняла роль представительного собрания на период отсутствия парламента. Кстати, первоначально она называлась, Ассамблеей народов Казахстана, но в дальнейшем была переименована в Ассамблею народа Казахстана. С конституционной реформой 2007 года укрепился статус Ассамблеи, она получила квоту на 9 депутатских мест в Мажилисе (нижней плате Парламента), избираемых самой Ассамблеей.

Хотя институт Ассамблеи нередко критикуют за фольклоризацию, за то что проблемы, стоящие перед национальными образованиями, интерпретируются в таком специфическом ключе. Тем не менее в целом по республике создана сеть Малых Ассамблей, которые связаны с национально-культурными центрами различных диаспор. Малые Ассамблеи выполняют функции представительства Ассамблеи народа Казахстана. В Стратегии Ассамблеи народа Казахстана на среднесрочный период (до 2011 года) в качестве одной из задач указанно: «Обеспечить недопущение использования этнорелигиозных факторов в сфере межэтнического взаимодействия, Амребаев А. Казахстанский опыт толерантности http://www.zakon.kz/126078-kazakhstanskijj opyt-tolerantnosti.html Указ Президента Республики Казахстан от 26 июля 2007 г. №370.

Внесены изменения - Указом Президента РК от 23 апреля 2005 г. № 1561;

от 26 июля года № профилактику нетерпимости и раскола этносов по конфессиональному признаку».

Поэтому видимая фольклорная часть работы Асамблеи это только вершина айсберга.

Следующий аспект дискурса толерантности особенно заметен, когда речь заходит том, что Дж. С. Милль назвал бы «тиранией общественного мнения». Милль признает ценность различия как такового, считая, что общество будет тем более развито, чем больше различных образов жизни находят в нем себе пристанище.

Толерантность как терпимость к чужому образу жизни, поведению, обычаям, чувствам, мнениям, идеям, упирается в догматику традиционного образа жизни и неприятия эмансипации как таковой, кого бы она не касалась, будь то женщин, сексуальных меньшинств, асоциальных практик это характерная черта национального дискурса о толерантности. Хотя с точки зрения экспертов из Узбекистана и Таджикистана ситуация в Казахстане может выйти из под контроля как раз потому, что у нас более либеральный климат для таких прозападных ценностей как индивидуализм.

Так эксперт из Узбекистана настаивал, что вопрос о работе с молодым поколением в Казахстане запущен, что государство почти не контролирует процесс формирования ценностей, отвечающих традиционному обществу. Тогда как в Узбекистане этот вопрос контролируется государством: в учебные процессы средней школы, бакалавриата, магистратуры и системы послевузовского образования введены специальные курсы: «Манавият ва марифат» или «Национальная идея Узбекистана», «Национальная идея и духовное возрождение Узбекистана», «Возрождение духовных ценностей и национального самосознания», «Идея национальной независимости:

основные понятия и принципы». Кроме обязательных курсов в рабочих программах по всему комплексу гуманитарных дисциплин предусмотрены отдельные часы на такие курсы как: «Национальная идея и ее социологические основы», «Мысли И.А. Каримова о морали», «Политическое учение И.А. Каримова и теоретико-практическая концепция построения демократического общества в Узбекистане».

Подобного рода истолкование силы и важности традиционных ценностей рядом авторов интерпретируются как оппозиция типа «универсальные ценности – самобытные культуры». С другой стороны, исследователи обращают внимание, на то что толерантность это понятие скорее из морального словаря, чем из политического, и потому она имеет место быть в различных своих модификациях у всех народов мира.

Обнаружение локального прочтения этой моральной ситуации отнюдь не противоречит мировых глобалистким тенденциям интерпретации. Толерантность как моральный идеал не может быть ценностно-нейтральной. Моральный идеал толерантности вовсе не требует от нас примирения со всем существующим. Напротив, этот идеал устанавливает ограничения. Здесь, нам следует отвергать то, что противоречит моральному основанию, на котором зиждется идеал толерантности, а именно уважению ко всем людям как полноправным моральным субъектам.

И. Кожокару доцент кафедры социогуманитарных наук Бельцкого государственного университета им. Алеку Руссо доктор политологии К ВОПРОСУ ОСМЫСЛЕНИЯ МЕЖЭТНИЧЕСКОЙ ТОЛЕРАНТНОСТИ В СОВРЕМЕННОМ МОЛДАВСКОМ ОБЩЕСТВЕ Условия проживания большого числа этносов на ограниченной территории объективно приводят к росту межэтнической напряженности, и в связи с этим толерантность выступает в качестве формирующей основы культуры межнационального общения.

Как у любого социального явления у толерантности есть своя теория. Она гласит: толерантность - это уважение, принятие и правильное понимание богатого многообразия культур нашего мира, наших форм самовыражения и способов проявления человеческой индивидуальности, а также это готовность принять «других»

такими, как они есть, и взаимодействовать с ними на основе понимания и согласия.

Для Молдовы проблема этнической толерантности это особенно актуальный вопрос, он во многом связан с социальной трансформацией на территории Республики и произошедших событий на юге страны в Гагаузии (1991) и на левобережье Днестра (1992).

В настоящий момент в результате последней переписи населения в 2004 году выявлена нижеследующая этническая структура, представленная в таблице в сравнении с результатами переписи 1989 года.

национальность 1989 молдаване 63,86 % 75,8% + 11, украинцы 13,47 % 8,4% - 5, русские 12,47% 5,9% - 6, гагаузы 3,57% 4,4% + 0, румыны 2,2% болгары 2,02% 1,9% - 0, евреи 1,5% другие 3,11% 1,0% - 2, Таблица 1. Этническая структура населения Республики Молдова согласно переписи населения 1998 и 2004 годов.

Таким образом, Молдова, представляет собой уникальную зону, где происходит широкомасштабный культурный контакт между романскими, славянскими и тюркскими мирами в довольно ограниченном географическом пространстве.

Что касается вопроса межэтнических отношений в Республике Молдова, мнения направлены на утверждения двух основных идей. По мнению одних в Молдове не существует и не существовал какой-либо потенциал, предрасполагающий к межэтническому конфликту (исключением является 1992 год, кризис который был решен успешно с присвоением статуса автономии Гагаузии). Межэтнические отношения проживающих групп на территории Республики являются мирными, сердечными, взаимопонимающими.

По мнению других не существует межэтнических конфликтов, однако группы практически не контактируют, не общаются друг с другом, таким образом, как бы проживая в двух параллельных мирах. Исходя из выше изложенных идеях, выделяется следующий вопрос, осознана ли толерантность в современном молдавском обществе или нет? На мой взгляд, здесь необходимо четко обозначить, где находится граница между такими категориям как безразличие и толерантность. Когда в какой-либо ситуации отношения являются безразличными, то такое поведение не отрицается, но и не приветствуется. Это пассивная форма поведения, в конце концов, принимает форму небрежности.

Толерантность же – активная поведение, но в тоже время не следует ее отождествлять снисходительностью.

Одним из важнейших путей развития этнической толерантности это прививание осознанного характера отношений у подростков, а также в юном возрасте. В этом контексте можно отметить возросший интерес к данной исследуемой тематике в нашей стране. Как показывают исследования - позитивная этническая идентичность является основой этнической толерантности.

В одном из исследований было предложено юным респондентам продолжить следующее предложение «Гагаузы это…». Большинство указало, что слышали кое, что о них: «они живут где-то на юге». Низкий интерес молодых людей к самобытности других этносов проживающих на территории Республики Молдова скорее является нормой, нежели исключением. Таким образом, можем констатировать существование определенной отдаленности между титульным этносом и другими национальными меньшинствами. Etnobarometru – Republica Moldova. Raport de cercetare. -studiu Delphi- Imas inc. Fundaia Soros Moldova.2004-P. Gaper Lucia. Particularitile Psihologice Ale Identitii Etnice La Adolesceni. Autoreferat Предположение о том, что этническая идентичность подростков определяется группой принадлежности подтвердилось. У подростков титульного этноса выявлена чёткая идентичность с своей этнической группой, что проявилось при сопоставлении авто- и гетеростеретипов;

иерархии этнических предпочтений;

социальной дистанции на взаимодействие, превалировании аффилиативных тенденций.

Русские подростки так же, как и представители титульного этноса идентифицируют себя только со своей этнической группой. У украинцев, болгар, гагаузов подростков выявлены три уровня биэтничности с группой русских. Высокий уровень – у болгар, которая включает близость как на личностном, так и на групповом уровне. Средний - у украинцев, с приоритетом на личностном уровне своей группы, а на групповом - близость с аутгруппой. Низкий уровень – у гагаузов, включение близости с аутгруппой на личностном уровне.

У гагаузов подростков и юношей выявлено превалирование аффилиативных тенденций. Можно прогнозировать в дальнейшем рост этнического самосознания гагаузов, так как они в настоящее время переживают культурное возрождение, в связи c образованием Административно-территориальной единицы Гагаузии (Гагауз-Ери). Таблица 2. Определение этнической идентичности у подростков. Считаю себя в первую очередь… Все это происходит на основе определенных фоновых отношениях, и в процессе исследований был выявлен следующий межэтнический климат (схематично представлено в Таблице 3 (a, b, c)):

• Молдаване единственные для кого можем утверждать что по их мнению отношения с русским были на много лучше 15 лет назад. Также для них характерно то что не существует доминирующее мнение об отношениях с другими этническими группами (украинцами, гагаузами, болгарами).

• Отношения русских, украинцев, гагаузов и болгар с молдаванами воспринимаются скорее как улучшающиеся, однако с определенной al tezei de doctor n psihologie. Chiinu. 2008 p. Gaper L. Particularitile psihologice ale Identitii etnice la adolesceni. Autoreferat al tezei de doctor n psihologie. Chiinu. 2008 p. спецификой: мнение что эти отношения были на много крепче до 90-х годов остается на ведущем месте.

• Отношения между русскими, украинцами, гагаузами и болгарами определяются как направленные к улучшению.

• Болгары больше всего уверены что межэтнический климат существующий между ними и другими этническими группами является в постоянном улучшении, в независимости от периодов времени.

Принципы толерантности строятся на взаимном восприятии людей разных типов и этносов в частности, однако на сегодняшний день можно указать существование явных препятствий сложенных виде разносторонних стереотипов.

Согласно исследованиям «Этнобарометра Республики Молдова» в котором использовалась методология Delphi, в стране существуют устоявшиеся стереотипы в отношениях между разными представителями этнических групп:

Молдаване Положительное представление о молдаван выделяется в такие черты как:

веселые люди, гостеприимны, умеют хорошо петь и танцевать.

Отрицательное представление выделяет такие характеристики как:

малообразованные люди внегородского образа жизни, нерешительные, легче обмануть чем других.

Румыны По мнению молдаван, они могут служить примером, потому что более цивилизованы, сохраняют лучше свои традиции, культуру, язык, определяют четко свою идентичность.

С другой стороны являются более опасными и мене толерантны чем молдаване, преследуют русскоязычных, хотят воссоединение с Румынией.

Русские Положительные черты русских это: искрение люди, с большой душой, готовы всегда на любое ради дружбы.

Отрицательное представление связывают с такими качествами: колонисты, люди привилегированные в прошлом, не могут расстается с идеей «старшего брата».

Украинцы Люди дорожащие своими традициями, очень коммуникабельны, веселые, поют, танцуют и любят хорошо по есть.

С другой стороны это этническая группа которая была ассимилирована русскими, тем самым оказались в лучшем положении.

Гагаузы Хозяйственны, христиане тюркского происхождения, трудолюбивы, имеют богатые традиции, любят развлекаться, нравится вино и танцы.

С другой стороны: резки, дураки как молдаване но агрессивны как русские.

Болгары Хозяйственны, преуспевающие, пунктуальны, богаты.

Не различаются как этнос, как и другая русифицированная нация, некрасивы.

Евреи Люди, которые дорожат своим сообществом, помогают друг другу, умны, выкручиваются из любой ситуации.

Не отождествляют себя со страной, в которой проживают, могут легко предать.

Цыгане Народ, который любят свои традиции, обычаи, музыку и свой язык.

Не могут адаптироваться к современной жизни, кочевники, не уважают социальные нормы признанные другими. Если сложить все положительные черты указанные респондентами то характерно для всех является следующее: молдаване, украинцы, гагаузы, болгары – старательные и трудолюбивы люди. Если к этой группе добавить цыган, то общее для них является:

веселье и то, что они любят петь и танцевать. Молдаване и русские имеют общее гостеприимство. Все этносы кроме русских и молдаван считаются сообществами, которые сохраняют свои традиции. Румыны, русские, болгары и евреи хорошо воспитаны и образованы. Русские, украинцы, болгары и гагаузы могут быть названы братьями. Русские, болгары и евреи – экономически у спешные люди.

Etnobarometru – Republica Moldova. Raport de cercetare. - studiu Delphi - Imas inc. Fundaia Soros Moldova. 2004 p. 18 - В сравнении с другими государствами постсоветского пространства, Республика Молдова является единственной страной, в которой существует этнос связанный узами родства с тем из Румынии и это во многом влияет на этнические процессы в стране (C.King). В течение десятилетий пропагандировалось теория существования двух языков и двух народов – румынский язык и молдавский язык, румынский народ и молдавский народы как два разных этнических и лингвистических идентичности. Широко использовался и используется на сегодняшний день некоторыми политическими силами стереотип румынского народа как «завоеватели», «оккупанты». Стереотип «молдаванина» отличающийся от «румына», «молдавского народа» отличающийся от «румынского народа», «молдавского языка» отличающегося от «румынского» по сей день являются довольно стабильными и почти неискоренимы уже два десятка лет из сознания граждан Республики. 44 Тем более что эти идеи подкреплены официальными данными в виде переписи населения проведенная в 2004 году и которая вызывает высокое сомнение, потому что некоторым политическим силам просто выгодно выделить, таким образом, противника для народа. Так те 2,2 % населения которые определили себя как румыны сразу же стали националистами, экстремистами, ксенофобами и другой нечестью.

Должен здесь отметить что по данным социологических исследований румынами идентифицируются 14% (смотри Таблицу 1). Конечно ультра национальное экстремистское движение присущее и нашему обществу как и всем другим, но почему нужно толерировать одних а к другим не проявлять терпимость. За последние годы в многонациональном городе Бэлць, что на севере Молдовы где проживают: молдоване 51%, украинцы - 24%, русские - 20%, гагаузы - 0%, болгары - 0%, румыны - 2%, евреи - 1%, поляки - 1%, цыгане - 0%, другие - 1%, можно было видеть такие неофициальные «Basarabia pmnt Romnesc» (Бессарабия Румынская земля), «Romnia mare» (Большая Румыния) но с другой стороны «Бельцкий русский город», «Румыны вон». В тоже время не думаю, что это должно являться предлогом для политических заявлений некоторых партий, потому что рождает неприязнь и ненависть и ни в коем случае Gaper L. Particularitile psihologice ale identitii etnice la adolesceni. Autoreferat al tezei de doctor n psihologie. Chiinu. 2008 p. Bobn Gh. Stereotipurile etnice i concepia politicii naionale de stat a Republicii Moldova. Limba romn.

Revist de tiin i cultur Nr.6-10 2003 Anul XII Chiinu.

уважение и согласие, кое задачу поставил для себя в этом докладе, утверждать осознанный характер толерантности в обществе. Я бы хотел высказаться в обратном и, конечно же, привести некоторые аргументы указанные ниже в таблицах, которых не собираюсь комментировать. Так, в проведенном исследовании Барометра общественного мнения (май 2010 года) были предложены некоторые вопросы Таблица 4 и 5.

Таблица 4. Считаете ли Вы что в Республике Молдова должен быть один государственный язык?

Таблица 5. Согласны ли вы чтобы русский стал вторым государственным языком?

И это при том что знание языков не является камнем преткновения для общества так как данные указанные в следующей таблице ясно выражает интерес к другим этническим сообществам и в частности к мажоритарному этносу (Таблица 6).

Таблица 6. Знание языков ”Как хорошо владеете языком … ?”, где 1 = ”говорю отлично”, 2 = ”говорю очень хорошо, но с акцентом” и 3 = ”меня понимают в большинстве случаев”.

Толерантность представляет собой довольно сложное отношение к тому, что отличается от собственных норм или стандартов поведения. Сложность эта состоит в том, что субъект такого отношения вынужден взвешивать различные соображения — «за» и «против» толерантности.

В конечном счете толерантность подразумевает выбор не запрещать, не препятствовать или не вмешиваться в поведение человека или группы людей, даже если не согласны с таким поведением но имеем возможность и хватает сил для того чтобы его остановить или запретить. Одним из наиболее значимых принципов воспитания осознанности межэтнической толерантности, является правило согласно которой «человек должен действовать в отношении других, таким образом, каким он бы хотел, чтобы остальные обращались с ним».

Г. Б. Фаизов заведующий лабораторией НИЦ «Развитие мусульманского образования»

при БГПУ им. М. Акмуллы кандидат философских наук ДИНАМИКА ОБЩЕСТВЕННОГО МНЕНИЯ О РОЛИ ИСЛАМА В ЖИЗНИ НАРОДОВ ПРИУРАЛЬЯ Прошло уже почти 20 лет после крушения мировой коммунистической системы.

Сегодня в России в целом и её регионах в частности совершенно другая система ценностей, сложилась иная общественно-политическая и социально-экономическая ситуация. Нет господства и какой-то светской идеологии. На демократической основе решаются вопросы свободы совести, межконфессиональных и государственно-конфессиональных отношений.

В условиях глобальных экономических, социальных и политических перемен на земном шаре, приведших к распаду социалистического лагеря, место коммунистических идеалов в обществе все больше занимают общечеловеческие религиозные ценности. А сближение религиозных и светских ценностей в постсоветском пространстве само собой приводит к взаимосближению институтов государственной власти и религиозных конфессий. За последнее двадцатилетие в нашей стране по сути произошла трансформация государственно конфессиональных отношений от противоборства в конвергенцию. Государственно-исламская конвергенция занимает при этом особое место в системе взаимоотношений государства с религиозными конфессиями. Она представляет особый интерес и для социологической науки.

В связи с этим мы решили выяснить: насколько изменилось общественное мнение о роли ислама в жизни народов Приуралья и о государственно-исламских отношениях в Республике Башкортостан после проведенного в 1992 году социологического исследования. С этой целью в 2008 году на базе Центра социальных и политических исследований Академии наук Республики Башкортостан по тем же анкетным вопросам был проведен полномасштабный опрос населения в Уфе, больших и малых городах, сельских райцентрах и поселках городского типа, селах и деревнях Башкортостана. При этом процентное соотношение респондентов полностью соответствовало половозрастным характеристикам и национальному составу жителей республики, в силу чего данные социологического исследования можно считать представительными по отношению ко всему населению Республики Башкортостан.

Для наглядности динамики общественного мнения за этот почти двадцатилетний период результаты двух научных исследований приведены в сводных таблицах. В них суммарные показатели ответов на соответствующие вопросы анкет 1992 и 2008 годов приведены в процентах от числа опрошенных.

Вопрос 1. Как Вы думаете, какое влияние оказала мусульманская религия (ислам) на жизнь народов Башкортостана в прошлом?

Разница по 1992 г. 2008 г.

Предлагаемые варианты ответов сравнению с в% в% 1992 г.

36,3 53,2 + 16, Положительное 4,7 2,4 - 2, Отрицательное В чем-то положительное, 37,7 27,8 - 9, в чем то отрицательное 21,0 16,6 - 4, Затрудняюсь ответить Как видно из этой таблицы, число респондентов, считающих влияние ислама положительным, увеличилось в 1,5 раза;

считающих отрицательным – сократилось почти в раза. Если в 1992 году положительных ответов было в 8 раз больше, чем отрицательных, то в 2008 году эта разница увеличилась уже более чем в 22 раза. О более четких позициях сегодняшних опрашиваемых говорит и некоторое снижение количества выбравших последние два варианта из предложенных ответов.

Вопрос 2. Оказывает ли мусульманская религия (ислам) влияние на сегодняшнюю жизнь народов Башкортостана?

Разница по 1992 г. 2008 г. в Предлагаемые варианты ответов сравнению с в% % 1992 г.

Да, оказывает значительное влияние 27,7 34,2 + 6, Да, оказывает влияние, но незначительное 51,7 38,7 - 13, Нет, не оказывает влияния 9,3 11,6 + 2, Затрудняюсь ответить 11,0 15,5 + 4, Сравнительный анализ ответов респондентов на второй вопрос показывает, что увеличилось число людей, считающих влияние ислама на сегодняшнюю жизнь народов Башкортостана значительным, и вместе с тем сократилось число тех, кто считает это влияние незначительным. Несколько возросло количество затруднившихся ответить, а также тех, кто думает, что сегодня ислам не оказывает влияния на нашу жизнь. При всем этом почти три четверти респондентов продолжают считать, что ислам и сегодня оказывает определенное влияние на жизнь народов Республики Башкортостана.

Вопрос 3. На Ваш взгляд, положительное или отрицательное влияние оказывает мусульманская религия на сегодняшнюю жизнь народов Башкортостана?

Разница по 1992 г. 2008 г.

Предлагаемые варианты ответов сравнению с в% в% 1992 г.

Положительное 45,0 45,3 + 0, В каких-то случаях положительное, в 36,3 25,5 - 10, каких-то – отрицательное Отрицательное 6,0 1,4 - 4, Не оказывает влияния 10, Затрудняюсь ответить 11,3 16,9 + 5, В 1992 году варианта ответа «Не оказывает влияния» к этому вопросу анкеты не предлагалось. В связи с этим считаем возможным воздержаться от сравнительного анализа показателей разных лет. Но можно уверенно проанализировать результаты ответов на разные вопросы анкеты в рамках одного года. Как видно из первой таблицы, положительная оценка роли ислама в историческом прошлом превышала отрицательную оценку в 22 раза (53,2:2,4=22).

А в сегодняшней жизни народов Башкортостана, как это видно из третьей таблицы, фиксируется превышение в 32 раза (45,3 : 1,4 = 32). Таким образом, позитивный имидж мусульманской религии в восприятии жителей сегодняшнего Башкортостана котируется даже выше, чем в исторической памяти народа.

Вопрос 4. Вы сказали, что ислам оказывает положительное влияние на жизнь в республике. В чем оно состоит? (Сумма ответов по столбцу составляет более 100%, так как вопрос предполагал несколько вариантов ответов).

Предлагаемые варианты 1992 г. 2008 г. Разница по ответов в% в% сравнению с 1992 г.

Способствует сохранению национальной культуры и 56,0 68,1 +12, традиций Сплачивает мусульман независимо 32,0 27,5 -4, от национальной принадлежности Объединяет людей независимо от 24,7 30,5 +5, социальной принадлежности Помогает человеку быть честным 32,7 38,0 +5, и справедливым Утешает в трудные минуты 27,7 28,4 +0, Способствует сохранению семьи 23,7 20,9 -2, Удерживает от недозволенных поступков в быту и общественной 26,7 24,3 -2, жизни Способствует соблюдению 20,3 20,3 чистоты и гигиены Другое влияние 0,3 0,3 Как видно из этой таблицы, в оценках 1992 и 2008 годов нет большой разницы. Лишь можно отметить, что в последнем заметно возросло число респондентов, указывающих положительное влияние ислама на сохранение национальной культуры и традиций народов. А также наблюдается некоторый рост процентного соотношения следующих вариантов ответа:

«Объединяет людей независимо от социальной принадлежности» и «Помогает человеку быть честным и справедливым».

Вопрос 5. Вы сказали, что ислам сегодня оказывает отрицательное влияние на жизнь в республике. В чем оно заключается? (Сумма ответов по столбцу составляет более 100%, так как вопрос предполагал несколько вариантов ответов).

Предлагаемые варианты Разница по 1992 г. в % 2008 г. в % ответов сравнению с 1992 г.

Разобщает людей разных 9,7 21,2 + 11, вероисповеданий Способствует межнациональным 9,3 31,4 + 22, конфликтам Отвлекает от борьбы за 5, социальные права граждан Является одной из причин терактов и мусульманского 29, экстремизма Некоторые предписания ислама унижают достоинство 13,3 10,9 - 2, человека Ставит женщину в неравное с мужчиной социальное 24,0 32,1 + 8, положение Ограничивает личную свободу 12,0 20,4 + 8, человека Мешает освоению научных знаний, законов развития 7,7 6,6 - 1, природы и общества Препятствует активному участию в трудовой и 3,3 2,9 - 0, общественной деятельности Здесь наблюдаются значительные расхождения по сравнению с 1992 годом. Это и объяснимо. В 1992 году во всей России еще не было конфликтов на религиозной почве, не было Чеченской войны, обострившей межнациональные отношения на Северном Кавказе, не было и мусульманского экстремизма и терактов, совершаемых ваххабитами как акты возмездия за погибших родственников.

Хотя в Башкортостане таких явлений не было, нет, мы надеемся, не будет и впредь, ситуация на мусульманском Северном Кавказе косвенно отражается на общественном сознании народов и Республики Башкортостан. Поэтому в результатах опроса населения в 2008 году существенно возросло число лиц, считающих, что ислам разобщает людей разных вероисповеданий и способствует межнациональным конфликтам. Этим же, вероятно, объясняется и высокий процент респондентов (29,9%), считающих влияние ислама отрицательным ввиду возможности мусульманского экстремизма и терактов. А в 1992 году мы даже не предполагали необходимость такого варианта ответа на данный вопрос при социологическом опросе населения. Однако не эти вышеназванные отрицательные, на взгляд респондентов, качества ислама превалируют в ответах. Как и в 1992 году, самое большое количество голосов набрал в 2008 году вариант ответа: «Ставит женщину в неравное с мужчиной социальное положение» А самый мизерный процент – у ответа: «Препятствует активному участию в трудовой и общественной деятельности». Наверное, это самые объективные ответы, не подвластные ни времени, ни ситуациям в стране.

Вопрос 6. Как вы в целом оцениваете имеющиеся в Башкортостане условия для деятельности мусульманских религиозных организаций?

Предлагаемые варианты Разница по 1992 г. в % 2008 г. в % ответов сравнению с 1992 г.

Хорошие 21,3 38,2 + 16, Удовлетворительные 40,0 44,2 + 4, Неудовлетворительные 13,7 2,2 - 11, Затрудняюсь ответить 25,0 15,4 - 9, Сравнительный анализ показателей этой таблицы дает нам полное право сделать следующий вывод. Условия для деятельности мусульманских религиозных организаций в Башкортостане за последние полтора десятилетия значительно улучшились. При 15,4% затруднившихся ответить 82,4% респондентов считают их хорошими или удовлетворительными и лишь 2,2% - неудовлетворительными.

Вопрос 7. Как Вы считаете, какой орган в современном обществе должен регулировать отношения между государством и религиозными конфессиями, в том числе и отношения между государством и исламом?

1992 г. в 2008 г. в Разница по Предлагаемые варианты ответов % % сравнению с 1992 г.

Совет по делам религий при органах 18,0 33,4 +15, государственной власти Комиссии из представителей духовенства и государственной 38,0 35,1 -2, власти Не зависимые от государственной 25,7 30,6 +4, власти и духовенства органы Чисто религиозный орган 12, Другой (укажите, какой) 0,3 0,8 +0, Здесь мы видим вполне объяснимое увеличение числа лиц, считающих Совет по делам религий при органах государственной власти лучшим структурным подразделением для регулирования отношений между государством и религиозными конфессиями, в том числе исламом. Такие советы были созданы в Республике Башкортостан и в ряде некоторых других субъектов Российской Федерации после ликвидации подобного государственного учреждения в общесоюзном масштабе. И Совет по делам религий при Правительстве Республики Башкортостан, действительно, многое сделал для налаживания государственно конфессиональных отношений в республике в постсоветское время.

Но в целом в России все еще нет единого постоянно действующего органа по регулированию межконфессиональных и государственно-конфессиональных взаимоотношений. По утверждению известного ученого-востоковеда Алексея Малашенко, к 2007 году лишь в 7 субъектах РФ работали советы по делам религий при органах государственной власти;

в 20 регионах были введены специальные государственные должности по работе с религиозными организациями;

в 9 республиках и областях действовали экспертно консультационные советы, а в 4 субъектах – комиссии по взаимодействию с религиозными объединениями. Но в самом большом количестве регионов (в 23-х) органами регулирования Этот вариант ответа был только в анкете 1992 года.

государственно-конфессиональных отношений являются смешанные структуры с участием чиновников и представителей религий.

Результаты нашего социологического исследования также показывают, что наибольшее число приверженцев – именно у такой смешанной структуры. Как в 1992 году, так и в наибольшее число респондентов выбрали вариант ответа: «Комиссии из представителей духовенства и государственной власти». В условиях строительства гражданского общества с правовым государством, в котором происходит тесное переплетение, взаимопроникновение, конвергенция светских и религиозных ценностей, наиболее оптимальным органом регулирования государственно-конфессиональных отношений, наверное, должны быть именно комиссии из представителей духовенства и государственной власти.

Но у этих единых для всей России комиссий обязательно должен быть штатный аппарат, работающий на постоянной основе и имеющий единую структуру. Такие комиссии, на наш взгляд, должны функционировать не при правительствах России и её субъектов, а при Президенте страны и главах регионов. Ибо проблемы межконфессиональных и государственно конфессиональных, в том числе государственно-исламских отношений – это вопросы в большей степени геополитические. А стратегические задачи внутренней и внешней политики должны всегда находиться в компетенции главы государства и руководителей регионов.

Наконец, для выяснения уровня свободы совести в постсоветском пространстве опрашиваемым был задан и такой вопрос: Считаете ли Вы себя верующим человеком, если да, то к какому вероисповеданию себя относите?

Ответы респондентов нас не удивили. 87 % из них ответили, что считают себя верующими. В том числе отнесли себя к мусульманству – 48,1 %, к православию – 31,9 %, к другой религии – 0,9 %;

посчитали себя верующим, но затруднились с определением вероисповедания – 6,1 %. При этом не посчитали себя верующими 10,1 % и затруднилось ответить – 2,9 % респондентов.

Результаты нашего исследования по данному вопросу в 2008 году практически совпали с показателями опроса населения, проведенного Центром социальных и политических исследований Академии наук Республики Башкортостан в 2007 году в рамках подготовки доклада о развитии человеческого потенциала. По итогам обработки этого же вопроса были получены следующие данные: относящих себя к мусульманству – 46,6 %, а православию – 31,5 %;

верующих других религий – 4,0 %, не верующих – 13,9 %;

затруднились ответить – 3,9 % респондентов [1].

Таким образом, можно констатировать, что в Республике Башкортостан в 2007- годах атеисты составляли от 10 до 14 % населения, а верующих было от 82 до 87 %. При этом почти половина верующих были мусульманами и более 30 % – православными христианами.

Если сравнить эти результаты с показателями опроса общественного мнения, проведенного нами в 1992 году, то вырисовывается достаточно убедительная картина. За годы господства свободы совести в Республике Башкортостан число атеистов практически не изменилось, а число верующих, за счет значительного уменьшения сомневающихся и затруднившихся ответить, существенно пополнилось. Так, в 1992 году верующих было 31 %, колеблющихся – 39 %, а затруднившихся ответить – 12,7 %. Нужно признать, что тогда эти результаты нас сильно удивили, т.к. незадолго до этого, а именно в 1975 году 84 % башкир и татар называли себя неверующими [2]. А сегодня уже не вызывает удивления и то, что примерно такой же процент населения считает себя верующим в бога.


И что особенно бросается в глаза: из числа верующих мусульмане составляют значительное большинство, их сегодня в 1,5 раза больше, чем христиан православных.

Поэтому и основы государственно-конфессиональных отношений в Республике Башкортостан в большей степени определяются уровнем государственно-исламских отношений в регионе.

Подведя итоги социологических исследований роли мусульманской религии в историческом прошлом и сегодняшней жизни народов Приуралья, а также свободы совести и государственно-исламских отношений в регионе в конце ХХ-начале XXI веков, можно сделать следующие выводы.

1. Приступая к изучению этой проблемы в начале 1990-х годов ХХ столетия на основе результатов ранее проведенных социологических исследований, мы предполагали, что количество оценивших роль ислама в жизни народов Башкортостана «положительно»

или «отрицательно» будет примерно одинаковым. Оказалось, однако, как это ни парадоксально, что первых почти в десять раз больше, чем вторых. Причем, выяснилось, что позитивная или негативная оценка существенно не зависит от половозрастных характеристик и профессионально-образовательного уровня респондентов. Нет большой разницы в оценках даже у таких разных лиц, как атеисты и верующие.

2. Дифференцированный учет мнений о содержании положительных и отрицательных черт ислама позволил определить его место в общественном сознании. В целом в регионе, даже после 70-летнего господства антирелигиозной идеологии продолжало бытовать единодушное мнение о том, что ислам способствует сохранению национальных традиций и культуры, помогает человеку быть честным и справедливым, утешает в трудные минуты, то есть продолжает играть важную роль в этно-этической, социально психологической сферах жизни и деятельности людей.

3. С другой стороны, ислам, по мнению опрошенных, все ещё препятствует установлению равноправия между мужчиной и женщиной. Кроме того, конкретный исторический опыт народов страны обуславливает восприятие ислама как разъединяющего начала в межнациональных и межконфессиональных отношениях в регионе. Некоторые же предписания ислама воспринимаются также как унижающие достоинство личности и ограничивающие личную свободу человека.

4. Вместе с тем ислам, как и любое другое социальное явление, приспосабливается к изменившимся условиям жизни. В этом его сила, а не слабость. Иначе говоря, мусульманская религия, как и другие мировые религии, эволюционируя, обновляется по форме, освобождается от несоответствующих духу времени черт и, следовательно, не теряет своей жизнеспособности. Поэтому она продолжает играть заметную роль в жизни народов Приуралья и сегодня. Об этом красноречиво говорят и результаты наших социологических исследований 5. Увеличение числа людей, ориентированных на религию, омоложение и расслоение их состава, превалирование в историческом сознании народа позитивной роли ислама, активное использование общественно-политическими, национально-религиозными формированиями исламских ценностей в борьбе за власть в последние два десятилетия привели к значительной клерикализации общества. Этому также во многом способствуют сближение светских и духовных ценностей в постсоветском обществе и государственно исламская конвергенция в регионе. Чтобы выработать адекватную современным требованиям государственно-религиозную политику, нужно учитывать все эти факторы и выводы социологических исследований.

6. Как показывают результаты наших исследований, одним из инструментов оптимизации системы взаимоотношений между государством и религиозными конфессиями, в том числе и государственно-исламских отношений, должны стать согласительные комиссии при Президенте страны и при главах субъектов Российской Федерации, включающие представителей как государственной власти, так и религиозных организаций. Эти комиссии должны иметь небольшой штат высококвалифицированных работников, разбирающихся в традиционных для страны религиях и во всех тонкостях государственно-конфессиональных отношений.

7. Перспективы государственно-исламских отношений в немалой степени будут зависеть от современных тенденций и уровня взаимоотношений государственной власти и традиционных религий, а также от дальнейшего совершенствования законодательных актов по регулированию государственно-конфессиональных отношений в Российской Федерации.

Чтобы отвечать требованиям правового государства в гражданском обществе, эти акты должны, на наш взгляд, строиться на основе четырех главных принципов: 1) конституционной отделенности религиозных организаций от государства;

2) взаимной лояльности государства и конфессий;

3) равного отношения государства ко всем религиозным организациям с одновременным учетом их особенностей;

4) оптимального соотношения суверенитета государства и автономии конфессий.

Список использованной литературы 1. Республика Башкортостан. Доклад о развитии человеческого потенциала. – Уфа, 2009. C. 2. Атеисты за работой // Из опыта работы по атеистическому воспитанию трудящихся в Башкирской АССР. – Уфа, 1975. С. М.И. Садиков ректор Северо-Кавказского университетского центра исламского образования и науки кандидат экономических наук, доктор философских наук СОСТОЯНИЕ ИСЛАМСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ В ДАГЕСТАНЕ:

ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ Развитие традиционной системы исламского образования, ее интеграция в современное образовательное пространство Сегодня является одной из важнейших задач, стоящих перед духовенством, алимами, исламскими учебными заведений нашей Республики.

Как подчеркнул в ежегодном Послании к Народному Собранию Президент Республики Дагестан Магомедсалам Магомедалиевич: «Дагестан - колыбель ислама на территории России, родина многих известных и почитаемых во всем мире духовных лидеров, ученых, знатоков исламского права. И мы никому не позволим силой и страхом учить дагестанцев, как верить и как жить».

История ислама, соответственно и исламского образования в Дагестане начинается примерно с 20-го года хиджры (642 г.). Именно в это время на территории г. Бабуль абваб (Дербент) появились посланцы исламского халифа. А к 733 г. были построены первые мечети и первые школы по обучению к Корану и основам ислама.

Система исламского образования, сложившаяся в Дагестане, имела четыре ступени подготовки: кораническая школа, мектеб, медресе, индивидуальное обучение у мусульманских ученых - алимов. Обучение у алимов было последним, высшим звеном исламского образования. Только после этого заслуживали звания алима.

О больших успехах системы исламского образования свидетельствует то, что в Дагестане не только переписывают созданные неместными авторами труды, но и создают свою собственную разнообразную литературу на арабском языке.

В Фонде восточных рукописей Института истории, археологии и этнографии Дагестанского научного центра РАН сосредоточено в настоящее время более 3000 рукописей, древнейшие из которых написаны в XII в. документов - письма дагестанских ученых, памятники обычного права, переписка правителей, сельских обществ. Поражает тематическое разнообразие этой литературы - арабская грамматика, лексикография, художественное творчество, Коран и его тафсиры, юриспруденция, история, логика, этика, медицина, астрономия;

или же тексты или памятные записи на дагестанских языках на основе арабской графики, наиболее ранние образцы, которых относятся к XIV - XV вв.

Дагестан снабжал весь восточный Кавказ знатоками арабского языка, чтецами, имамами и кадиями. Веками складывавшаяся система исламского образования в Дагестане не претерпела существенных изменений даже в период коммунистического советского периода.

Сегодня дагестанские алимы возрождают былые традиции религиозного образования. В настоящее время в Республике действуют 13 исламских вузов, медресе. В целях координации их работы создан Северо-Кавказский университетский центр исламского образования и науки, который является самым крупным исламский образовательным учреждением России по подготовке исламских священнослужителей и исламских теологов.

При Университетском центре созданы и работают отделы: религиозных исследований и методических разработок, аттестации религиозных учебных заведений и преподавателей, повышения квалификации и переподготовки служителей исламского культа.

Головным учреждением Университетского центра является Институт теологии и международных отношений, который первым в России приступил к реализации государственного стандарта подготовки исламских теологов и прошедшим государственную аккредитацию Минобразования и науки России.


В Институте ведется подготовка исламских теологов, лингвистов, международников, экономистов, журналистов. Все студенты Института, не зависимо от выбранной ими специальности, проходят религиозную (ислам) и языковую (арабский, английский) подготовку. К примеру, на факультете экономики, помимо экономических дисциплин в рамках государственного образовательного стандарта, изучается исламская экономическая модель;

а при подготовке лингвистов им даются не только знания по нормам литературного языка, но и нормы религиозного канонического языка.

За небольшой период существования Университетского центра, сотрудниками и алимами разработано более 25 учебно-методических комплексов по исламским дисциплинам на русском языке (впервые) и издано более 15 учебников и учебных пособий. Разработаны новые Стандарты подготовки исламских священнослужителей среднего профессионального уровня. Разработаны адаптированные учебно-образовательные программы с учетом условий нашего региона. Особое внимание в них уделяется воспитанию у студентов высоких духовно-нравственных и патриотических характеристик.

Сегодня студенты исламских учебных заведений республики активно участвуют в общественной жизни региона и страны, научных форумах, конкурсах и олимпиадах всех уровней. В 2008-2009 г.г. наши студенты участвовали в первой Всероссийской олимпиаде среди исламских вузов России (Казань), Международном конкурсе чтецов Корана в Москве и Бишкеке, Общероссийской олимпиаде по арабскому языку в Московском государственном лингвистическом университете (МГЛУ), Общероссийской олимпиаде по русскому языку и культуре речи в Московском исламском университете. И заняли призовые места.

Университетский Центр участвует в Федеральных Целевых программах Минобразования и науки России, участвует в программах Фонда поддержки исламской культуры, науки и образования. СКУЦ ИОН взаимодействует с известными государственными вузами Москвы, Санкт-Петербурга, Пятигорска и другими.

Идет налаживание контактов с известными зарубежными исламскими образовательными центрами (Индонезия, Турция, Сирия) и другими. Ведем переговоры и с Европейскими учебными центрами: Теологическим факультетом Амстердамского университета, с кафедрой исламской теологии Кембриджского университета.

Исходя из вышесказанного, в Дагестане сегодня, на первый взгляд, созданы все условия для реализации конституционного права граждан на религию, свободы вероисповедания. Есть почти в каждом населенном пункте мечети, есть религиозные учебные заведения. Но, к сожалению, немало и проблем.

Первая группа проблем - это проблемы, обусловленные общей религиозной безграмотностью нашего общества, нашей молодежи, что является опасным в современных условиях. Правильно отметил Президент Дагестана М.

Магомедалиевич: «В информационном пространстве идет реальная борьба за молодежь. Мы должны научиться противостоять экстремистам и на этом важнейшем участке». Отсутствие должных знаний, как в области религии, так и жизни в современном светском обществе, делает их уязвимыми к внешним агрессиям и манипуляциям, не способными противодействовать экстремистским, сектантским и другим антиобщественным идеологиям.

Одним из путей помощи молодежи является изучение основ религии, истории и культуры народов, технологий межкультурных коммуникаций в современном обществе начиная со школьной скамьи. Ведь сегодняшним боевикам лет десять назад было всего 4 десять - пятнадцать лет. Если бы тогда же, мы начали давать в школах основные, базовые знания по религии, то многие из них, наверное, не оказались бы в рядах экстремистов.

Сегодня, когда во всех регионах России идет подготовка к ведению в школах основ истории религии (история религии, светская этика), наша республика, к сожалению, даже и не приступили к этому важному вопросу. Было бы целесообразным создать рабочую группу по подготовке к ведению в школах Дагестана указанных предметов. Включить в состав сотрудников Минобразования, Миннаца и Северо-Кавказского университетского центра исламского образования и науки.

Вторая группа проблем. Более 1000 молодых дагестанцев учатся за рубежом в разных странах: Пакистане, Малайзии, Египте, Саудовской Аравии, Сирии, Тунисе, Кувейте, Иране, Иордании. Они выезжали за рубеж самостоятельно и характер получаемого им образования зачастую не известен. Тем не менее, с ними нужно работать, адаптировать их к местным традициям и системе российского образования, трудоустраивать и находить им место на Родине. Исходя из того, что традиционная дагестанская система религиозного образования является одной из самых эффективных, впредь было бы целесообразным получать религиозное образование, по крайней мере, до уровня бакалавра исламской теологии, на Родине.

Лишь потом выезжать за рубеж.

Третья группа проблем - это слабость материально-технической, учебно методической и организационно-кадровой базы религиозных учебных заведений, которые функционируют в основном на пожертвованиях верующих. Поэтому в религиозных учебных заведениях нет соответствующих спортивных залов и спортплощадок, компьютерных классов, литературы и периодических изданий и т.д.

Финансовые проблемы усложняют преподавание и светских дисциплин, которые очень важны для доступной для народа проповеди современного священнослужителя. Есть и другие проблемы над которыми необходимо поработать вместе, и руководству религиозных учреждений и руководству власти Республики. Важно понимать, что проблемы в сфере религии, это не только проблемы верующих и религиозных учреждений. Здесь без помощи и поддержки государства не возможно.

Очень важным и эффективным политическим решением Федеральной власти является создание Фонда поддержки исламской культуры, науки и образования, как механизма, инструмента, оказания финансовой поддержки религиозным учебным заведениям, исламским священнослужителям. Такой же Фонд создан и в нашей Республике. Поэтому было бы желательным разработать специальную республиканскую программу помощи и решения проблем исламской сферы, в том числе и религиозных образовательных учреждений.Если будет начата слаженная целенаправленная работа всех структур на местах, как государственных, так и общественных - по духовному, культурному, патриотическому воспитанию молодежи;

если государственные служащие и руководители местных администраций станут следовать установкам руководства страны и Республики, то мы сумеем отгородить своих граждан от влияния пагубных идеологий.

РЕЗОЛЮЦИЯ Международного семинара-совещания представителей стран СНГ «Этноконфессиональные факторы укрепления единства России и расширения диалога на пространстве СНГ»

(Москва, 27 октября 2010 г.) 27 октября 2010 г в Московском государственном лингвистическом университете – Базовой организации по языкам и культуре государств-участников СНГ – состоялся семинар-совещание по проблемам межэтнического и межконфессионального диалога на постсоветском пространстве по теме «Этноконфессиональные факторы укрепления единства России и расширения диалога на пространстве СНГ».

В работе семинара-совещания приняли участие ученые, деятели культуры, науки и образования, представители государственных и международных общественных, политических и религиозных организаций, образовательных учреждений России и десяти стран СНГ, в том числе руководства Международной исламской миссии и Межрелигиозного совета СНГ.

Участники семинара-совещания с удовлетворением отмечают, что нынешнее мероприятие продолжает добрую традицию ежегодного проведения подобных форумов, на которые собираются представители законодательной и исполнительной власти, академических учреждений, светских государственных и исламских негосударственных вузов России и стран СНГ.

На семинаре-совещании были представлены и обсуждены более 20 докладов и выступлений. Главная цель, поставленная перед семинаром-совещанием – обмен опытом организационно-управленческой, учебно-методической, и научно исследовательской работы в области решения этноконфессиональных проблем и расширения диалога на пространстве СНГ –в целом достигнута.

Исходя из тематики семинара-совещания основное внимание на заседаниях и в ходе дискуссий было уделено обсуждению таких актуальных проблем, как состояние межэтнических и межконфессиональных отношений в переходный период на постсоветском пространстве;

методологические основы преподавания религиоведческих дисциплин как фактора укрепления межконфессионального и межкультурного диалога;

тенденции языковой политики как инструмента межкультурного диалога в странах СНГ в свете перехода к евроазиатской цивилизационной модели развития. При этом, как подчеркивалось в выступлениях участников семинара-совещания, университетская теология обладает огромным потенциалом развития национально-государственной и гражданской идентичности, религиозной солидарности и духовной модернизации России и стран СНГ.

Участники семинара-совещания констатировали, что большое влияние на сферу этноконфессиональных отношений оказывают процессы общемирового характера: глобализация, информатизация, финансово-экономический кризис, ухудшение экологической ситуации, «этнический ренессанс», противоречия между исламским миром и странами европейско-американской цивилизации, угрозы мирового терроризма, мощные миграционные потоки, которые за исторически короткий срок существенно изменили сложившийся веками этноконфессиональный баланс на постсоветском пространстве.

Альтернативой подобным тенденциям, как отмечалось в докладах и выступлениях, должны стать системные и комплексные меры, направленные на формирование в обществе установок толерантного сознания и поведения, заблаговременное выявление конфликтогенных рисков и ресурсов толерантности в сфере этноконфессиональных отношений, что является одной из базовых ценностей, необходимых для построения гражданского общества как в Российской Федерации, так и в странах СНГ.

Вместе с тем, серьезную озабоченность участников семинара вызывает тенденция усиления влияния зарубежных исламских организаций, придерживающихся экстремистских взглядов, и радикализация политического ислама в отдельных регионах на постсоветском пространстве. Радикальные силы трансформируют исламскую религию и межэтнические противоречия в инструмент политический экспансии, который используют в целях дестабилизации ситуации, а затем и для захвата власти в том или ином регионе. Это представляет реальную угрозу системе национальной и региональной безопасности стран Содружества.

Участники семинара отметили также тенденцию активизации разного рода миссионеров нетрадиционных верований. Результат их деятельности приводит к серьезным последствиям. В отдельных регионах к «переметнувшимся иноверцам»

формируется негативное, а зачастую и явно враждебное отношение. Альтернативой таким тенденциям должна стать компетентно выстроенная и скоординированная система противодействия со стороны государства, религиозных объединений традиционных конфессий и общественных организаций.

Участники семинара-совещания считают необходимым:

1. Одобрить практику работы Московского государственного лингвистического университета в качестве Базовой организации по языкам и культуре государств-участников СНГ, изложенную в выступлении ректора МГЛУ Халеевой И.И. и других участников семинара-совещания, по организационно-управленческой, учебно-методической и научно-исследовательской деятельности в области гармонизации этноконфессиональных отношений, расширения межкультурного и межконфессионального диалога на пространстве СНГ в новых геополитических условиях.

2. Завершить проработку вопроса о создании на базе Московского государственного лингвистического университета Международного сетевого института духовного образования государств-участников СНГ с целью дальнейшего совершенствования координации и взаимодействия светских и духовных учебных заведений стран СНГ в новых геополитических условиях, выработки единой концепции углубленного изучения истории и культуры традиционных религий, расширения и укрепления межкультурного и межконфессионального диалога.

3. Продолжить дальнейшие исследования комплекса этноконфессиональных проблем, непосредственно связанных с воспитанием этнической и религиозной толерантности. В этой связи сосредоточить усилия на более глубоком исследовании причинно-следственных связей и предпосылок возникновения этноконфессиональных конфликтов в РФ и странах СНГ. Использовать при этом инновационный инструментарий прогнозирования и моделирования ситуаций, предлагать конструктивный механизм купирования подобных конфликтов и конкретные рекомендации по дальнейшему совершенствованию содержания и форм гармонизации этноконфессиональных отношений в РФ и странах СНГ с учетом динамично меняющейся геополитической обстановки в XXI веке. Обсудить в рабочем порядке вопрос о подготовке совместно с авторами заинтересованных вузов СНГ серии учебников и учебно-методических пособий по этноконфессиональной тематике, создании на базе МГЛУ Межвузовского центра исследования проблем геополитики и этноконфессиональных отношений на постсоветском пространстве.

4. Ввести в практику размещение в открытом доступе на интернет-портале Межвузовского совета по духовному образованию государств-участников СНГ наиболее значимых монографий, учебников и учебно-методических пособий по этнокультурной и межконфессиональной тематике, рецензий и комментариев к ним. В целях налаживания эффективной обратной связи обсудить в рабочем порядке вопрос о создании на портале педагогического форума – своеобразной межвузовской «горячей линии» – по этноконфессиональной проблематике.

5. Предложить кафедре высшего журналистского мастерства, созданной в МГЛУ совместно с РИА «Новости», проработать вместе с заинтересованными кафедрами журналистики учебных заведений стран СНГ вопрос о разработке спецкурса «Особенность освещения этноконфессиональных проблем в средствах массовой информации».

6. Обратить внимание на дальнейшее качественное совершенствование процесса институализации духовной педагогики. Активизировать разработку методологии культурной и этноконфессиональной идеологии как системы ценностей и необходимого условия единства духовно-нравственного и образовательного процесса.

Активнее внедрять инновационные методики в подготовку, переподготовку и повышение квалификации профессорско-преподавательского состава с учетом этноконфессионального фактора в Российской Федерации и странах СНГ. Провести Третью Международную научно-практическую конференцию в г. Москве 15-16 декабря 2010 года по теме «Государственно-конфессиональное партнерство и институализация духовного образования в РФ и странах СНГ».

7. Обратиться от имени Межвузовского совета по духовному образованию государств-участников СНГ к Президенту Российской Федерации и Председателю Правительства с просьбой о необходимости дальнейшего планирования на государственном уровне мероприятий по обеспечению подготовки специалистов с углубленным знанием истории и культуры ислама на период после 2010 года.

27 октября 2010 года г. Москва СОДЕРЖАНИЕ Участники семинара-совещания Основные проблемы, вынесенные на обсуждение………………… Халеева И. И.

Концептуальные направления сотрудничества вузов-партнеров по вопросам исследования этноконфессиональных проблем на пространстве СНГ……………………………………………………. Лазутова М. Н.

Основные закономерности и механизмы этноконфессионального взаимодействия Российской Федерации и стран СНГ …………………………………………......................... Хазиев В.С.

Десять принципов современной российской системы мусульманского образования ……………………………….……. Овчеренко Н. А.

Особенности формирования межэтнических отношений в университетской среде Республики Молдова ……………………. Кривов С. В.

Опыт управления этноконфессиональным многообразием на постсоветском пространстве ……………………………...………….. Бобр А.М.

Этноконфессиональное взаимодействие в Республике Беларусь:

исторические уроки и современное состояние …………………… Курбанова Н.У.

Проблемы этноконфессиональных взаимоотношений в современном Кыргызстане: поиски путей решения……………. Габриелян М.Р.

Этническая ситуация в Республике Армения и динамика межэтнических отношений в переходный период:

этнологические аспекты…………………………………………... Рахматов И. Р.

Внешние факторы развития и радикализации ислама в Центральной Азии …………………………………………….…... Ветров Ю. П.

О ценностных ориентациях молодежи…………………………... Бойко П.Е.

Университетская теология как фактор развития национально государственной и гражданской идентичности, межрелигиозной солидарности и духовной модернизации современной России….. Шаповалов В.К.

Институционализация исламского образования в современной России: проблемное поле и основные детерминанты …….…….. Медеоуова К. А.

Дискурс толерантности и прагматика национальной идеи в Казахстане …………………………………………………………….. Кожокару И.

К вопросу осмысления межэтнической толерантности в современном молдавском обществе………………………………… Фаизов Г. Б.

Динамика общественного мнения о роли ислама в жизни народов Приуралья……………………………………………………………... Садиков М.И.

Состояние исламского образования в Дагестане: проблемы и перспективы…………………………………………………………. Резолюция………………………………………………………….

Pages:     | 1 | 2 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.