авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |

«УДК 630.6 ББК 43 Л 50 О.Л. Неволин, С В. Третьяков, С В. Ердяков, С В. Торхов. Л 50 Лесоустройство / О.А. Неволин, С В. Третьяков, С В. Ер­ ...»

-- [ Страница 14 ] --

16.1. Возникновение лесоустройства в России Начало истории отечественного лесоустройства уходит в дале­ кое прошлое. Лес на Руси издревле удовлетворял потребности на­ селения в древесине и разнообразных лесных продуктах.

Начиная с X I V века леса приобретают стратегическое значение как средство защиты Русского государства от нападения неприяте­ лей путем устройства засек и крепостей'.

В этой связи Н.Н. Чикилевский (1953) не без основания считал, что наше лесоустройство зародилось в X I V в., исходя из государ­ ственных нужд обороны страны.

С возникновением отечественного государственного кораблестро­ ения, прочное начало которому было положено в 1693 г. в Архан­ гельске Петром I, леса в России приобретают важное государствен­ ное значение. В связи с большой потребностью для строительства Российского флота в высококачественных лесных материалах появ­ ляется необходимость коренного изменения и совершенствования лесного законодательства;

возникает мысль об организации лесо­ управления и устройстве лесов.

Первые правительственные мероприятия по проведению изыс­ каний лесов для кораблестроения относятся к 1703 г., когда Петр I издал указ, повелевающий «во всех городах и уездах описать леса, от больших рек в сторону по 50 верст, а от малых рек, которыя в те большие реки впали, а сплавному ходу по них быть мочно, в стороны ж по 20 верст. Где леса есть и в тех лесах: дуба, клена, илема, вяза, карагача, лиственницы, сосны, которыя в отрубе в 12 вершков и больше, рубить никому не велеть. А буде кто сему указу станет чинить противно: и на них за всякое срубленное де­ рево, кроме дуба, доправлено будет пеня по 10 рублев, за дуб, буде кто хотя одно дерево срубит, также за многую заповедных лесов посечку, учинена будет смертная казнь;

а для нужд рубить леса:

липу, ясень, березу, осину, ольху, ель, орешник, ивняк, осокорь, сосну которая в отрубе меньше 12 вершков».

Небезынтересно отметить, что эти леса назывались засечными, охрана их была поручена воеводам;

засеки и крепости утратили свое стратегическое значение только к 1762 г., когда часть их была приписана к казенным заводам, а большая часть продана с публичного торга.

Полный свод законов Российской Империи с 1649 года. Т. IV. СПб., 1830.

С. 228 (в дальнейшем ПСЗ).

Последующие указы Петра I также отличались строгим запре­ щением рубки кораблестроительного леса. Однако, несмотря на строгие правительственные указы, леса охранялись плохо.

В 1719 г. главное заведование лесами было передано адмирал­ тейству, а на местах для надзора за корабельными лесами указом предписывалось выбирать особых надзирателей, обязанных не до­ пускать рубки деревьев без клеймения.

В 1720 г. Петром I издан указ об охранении и описании лесов, расположенных вблизи р. Невы и Финского залива. Этим указом запрещалась рубка заповедных деревьев и повелевалось «описать заповедные леса с показанием числа дерев по породам, которые окажутся в каждой даче. Для точного же определения границ запо­ ведных пространств отмерить от берегов указанные расстояния, сделать межу, поставить признаки, выкопать ямы и, прочистив дорогу в три сажени ширины, построить для страха через каждые пять верст по виселице» (Н.В. Шелгунов, 1857).

Заботясь об устройстве лесного дела в России, Петр I в 1722 г.

издал указ о назначении вальдмейстеров, которым повелевалось «быть одному главному вальдмейстеру и обыкновенным вальдмей стерам в Петербурге, Москве, Казани, Воронеже, Рязани, Брянске, Новгороде, Смоленске, Муроме и некоторых других городах» (ПСЗ.

Т. VII, С. 174—181). Помощниками вальдмейстеров назначались унтер-вальдмейстеры. Все они подчинялись адмиралтейству. В «Вальдмейстерской инструкции», изданной в 1722 г. и дополнен­ ной в 1723 г., предписывалось делить заводские леса на 30 годич­ ных лесосек и предусматривалось составление лесных карт.

После смерти Петра I строгости постановлений по лесному делу постепенно смягчались. В 1726 г. вальдмейстерская служба была упразднена, а леса вновь переданы под охрану воевод. Возврат назад заметно усугублял и без того плохое положение лесных дел, и в период 1730—1732 гг. правительство вынуждено было вальдмей стерскую службу по рекам восстановить и наряду с ней охрану лесов поручить губернаторам, воеводам и надзирателям. Обнов­ ленная инструкция для вальдмейстеров предусматривала делить леса при заводах и пильных мельницах на 25 или 30 годичных лесосек и рубить их по очереди, запуская под поросль. В это же время были изданы Инструкция или устав о заводе и о севе для флота вновь лесов и постановление, требующее описать все пригодные для кораблестроения леса и составить на них карты. В описаниях показать, где находятся корабельные леса, расстояния от рек и можно ли сплавлять по ним;

по составленным картам следовало «сообра­ зить, где можно назначать заготовки лесов и где следует их допус­ кать».

Постановления и указы по лесному делу издавались довольно часто, но они или выполнялись частично, или не выполнялись вовсе из-за отсутствия знающих лесное дело людей. Небольшие по объе­ му, но исключительно сложные по тем временам работы по прими­ тивному описанию и картографированию корабельных лесов пору­ чались морским офицерам. Вальдмейстеры выбирались на 2—3 года из дворян, отставных офицеров и помещиков, лесного образования не имели и при их малочисленности не обеспечивали возникшей потребности в наведении должных в лесах порядков. Приглашае­ мые из Германии для заведования лесами форстмейстеры, не зная ни русского языка, ни русского леса и условий жизни, приносили также весьма мало пользы. И, как отметил Н.В. Шелгунов в своей обстоятельно написанной книге «История русского лесного законо­ дательства» (1857), «один только форстмейстер Фокель оставил память о своем пребывании, высчитав число толстых и тонких деревьев в Выборгской провинции и сделав «Описание естествен­ ного состояния растущих в северных российских странах лесов»

(с. 160).

Не останавливаясь на многочисленных указах и постановлени­ ях, касающихся лесных дел, частых и мало результативных реорга­ низациях примитивного лесного управления, отметим события, наиболее значительные для судеб лесного хозяйства и лесоустрой­ ства России.

Первостепенное значение для судьбы лесного дела в России имело генеральное межевание земель, широко развернутое по ука­ зу 1766 г. сначала в целях устройства в твердых границах помес­ тий, а с 1782 г. — в целях размежевания дворянских и казенных земель и лесовладений. Генеральное межевание, таким образом, явилось подготовительной и необходимой стадией к проведению лесоустроительных работ.

В 1785 г. был разработан проект Устава о лесах, в чем основная заслуга принадлежит П.С. Палласу — автору первого описания русской флоры. Россия разделялась на три полосы: северную, сред­ нюю и южную. В пределах каждой полосы выделялись высоко­ ствольные леса, малорослый лес и кустарники. Высокоствольные леса разделялись на три статьи: первая — черный, твердый лес (из твердолиственных пород);

вторая — белый, мягкий лес (из мягко лиственных) и третья — красный, хвойный лес. Пятые части вы­ сокоствольных лесов первой и третьей статьей выделялись для сбе­ режения на государственное кораблестроение, с отграничением рвами и назывались заказными рощами. Все остальные леса долж­ ны были делиться на лесосеки, так чтобы «ежегодно срубалась одна лесосека и немедленно по срубке запускалась снова под лес и представляла бы зрелые, годные деревья, когда до нее снова дойдет очередь». В северной полосе предусматривались обороты рубок:

для хвойных лесов — от 80 до 100 лет, для мягколиственных — 50—60 лет. Ширина лесосек устанавливалась не более 20 сажен (около 40 м). Разделялись они «ямами и кучками» и располагались «по правилам лесоводства для защиты от ветролома».

Заметное организующее начало имело учреждение в 1798 г.

Лесного департамента, вошедшего в 1802 г. в состав Министерства финансов, а после многих реорганизаций с 1843 г. — в состав Министерства государственных имуществ. Одновременно с учреж­ дением Лесного департамента вальдмейстеры были заменены обер форстмейстерами и форстмейстерами и издана форстмейстерская инструкция. Лесному департаменту были подчинены все леса Рос­ сии (кроме частных), возглавлял его главный директор государствен­ ных лесов. В число обязанностей, направленных на улучшение лесного дела в России, на Лесной департамент было возложено:

приведение всех лесов в известность с нанесением их на планы, обозначением роста и свойств лесов и показанием расстояний их от рек, городов, заводов, фабрик и больших селений и учреждение в надлежащих местах школ для подготовки лесных специалистов, которые могли бы проводить лесоустроительные работы в казен­ ных лесных дачах.

Полезная и большая работа по выявлению и исследованию ко­ рабельных лесов была проделана особыми комиссиями и партия­ ми, сформированными в 1803—1804 гг. на основании Устава о лесах, утвержденного в 1802 г.

В 1803 г. было учреждено первое в России и первое в мире высшее лесное учебное заведение, ставшее со временем крупней­ шим лесным институтом, преобразованным в 1929 г. в Ленинград­ скую лесотехническую академию.

Стройная система управления казенными лесами, просущество­ вавшая с незначительными поправками более ста лет, была заложе­ на в 1826 г. утверждением Положения о новом устройстве лесной части. Этим важным историческим документом впервые были вве дены русские обозначения званий и должностей, а старая немецкая терминология (оберфорстмейстер, форстмейстер) безвозвратно ушла в прошлое. Хозяйственной первичной ведомственной единицей стало лесничество. В Положении были даны довольно подробные указания по описанию лесов и составлению на них планов (О.А.

Неволин, Н.А. Фирсонов, 1972). В нем предусматривалось по за­ вершении внешнего межевания казенных лесов (отграничение ка­ зенных лесов от всех прочих путем прокладки просек и постанов­ ки межевых знаков) проведение внутреннего межевания, то есть разделение лесов на кварталы, а кварталов — на лесосеки и стро­ евые рощи. В обмежеванных лесах должно было постепенно вво­ диться правильное лесоводство.

1830 г. для лесного хозяйства России знаменателен выходом в свет замечательного для того времени лесохозяйственного сочине­ ния — Инструкции об управлении лесною частью на горных заво­ дах хребта Уральского по правилам лесной науки и доброго хозяй­ ства, где были даны довольно подробные для того времени указа­ ния по всем вопросам устройства лесов, ведения лесного хозяйства и лесоуправления. Это была, по сути дела, первая русская лесоус­ троительная инструкция. В IV главе «О приведении лесов в изве­ стность» даны общие правила о приведении лесов в известность, разработаны технические указания по окружному межеванию лес­ ных дач, снятию внутренней ситуации, статистическому описанию лесов, оценке лесов, описанию почвы, означению родов деревьев, подробному описанию лесов. Правилами для единообразия лесных карт (§ 28), помещенными в конце этой главы, предписывались условные знаки для обозначения лесов. Небезынтересно привести некоторые:

' Р — сосновый лес;

— кедровый;

Т — еловый;

— ли­ ственничный;

^ — дубовый;

"f — кленовый, вязовый, ясеневый, ильмовый и другой отличный лес;

*р — разный обыкновенный лиственный лес. Карты раскрашивались красками, в зависимости от того, в каком состоянии находится лес:

« 1. Светлой сине-зеленою — лес дремучий, непочатый рубками или хотя початый, но в незначительной степени.

2. Светло-зеленою краскою травяного цвета — лес в коем хотя были значительные порубки, но который, судя вообще, находится в хорошем положении.

3. Светло-желто-зеленою — лес, расстроенный порубками, но к произрастанию благонадежный.

4, Светло-желтою — лес истребленный, где находится один кустарник, малонадежный к восстановлению крупного леса».

В Инструкции предусматривалось: деление лесных дач на квар­ талы площадью 4 квадратные версты и разбивка их на четверти;

таксация леса по породам, возрасту, полноте и почвенным услови­ ям;

составление подробных лесных карт, описаний и планов уст­ ройства лесов. Обороты рубок в большемерных лесах — 60, 80 и 120 лет, в среднемерных — 30, 40 и 50 лет. Лесные дачи должны были разделяться на лесосеки. Нарезку лесосек предлагалось де­ лать с равномерным распределением в пространстве, а рубить их полосами или в шахматном порядке, время рубки леса согласовы­ вать с естественной и технической (условной) спелостью. Ширина лесосек не ограничивалась, но на широких лесосеках предписыва­ лось оставление семенников, В отношении плана рубок сказано:

«Лесосеки распределяются обыкновенно так, чтобы каждая годо­ вая порубка по возможности проходила на участках близких и дальних, лучших и худших, и разных родов дерев... Вырубка — в одном году ближних и дальних подразделений лесосек есть самое необходимое условие доброго лесного хозяйства».

В основу инструкции был положен простейший лесоустроительный ме­ тод — метод простого деления леса на лесосеки.

ОПТ. TlFltJIIIII Значение этого исторического доку­.1 11 С II О Ю ЧАСТ1Ю мента оценивалось по-разному. В цар­ ской России было широко распростра­ нено частное лесовладение. В этой свя­ Г Р НЪ ОП Я зи автор статьи «О состоянии лесов и ХРЕБТА УРАЛЬСКАГО.

лесного хозяйства, на горных заводах Уральского хребта», напечатанной в «Лесном журнале» (1836, ч. 1, кн. 2, с. 230) отмечал: «Инструкция сия может слу­ • •»I4«lf Имясг»*въ Финли си *ь жить отличным руководством и для ча­ стных владельцев, ибо содержит в себе сущность, можно сказать, всей науки СЛЩТИКТБГКУГГЪ, ll'W"*"" »

ъ S v *j |f лс м и k N|Hit лм ш.

, Tiuiu*]i4i»in лесного хозяйства». По свидетельству 1 I Л V.

другого современника, Н.Г. Мальгина (1841), Инструкция «оказала в высшей степени пользу, особенно заводам казен­ Титульный лист ным». А вот М.М. Орлов (1927) писал: Инструкции, 1830 г.

«К сожалению,., лесоустроительные начала этой Инструкции не вошли в жизнь, и она осталась в истории скорее как литературный памятник...» И еще: «В литературе нет, однако, сведений о том, чтобы эта Инструкция оказала сколько-нибудь заметное влияние на практику лесного хозяйства;

надо думать, что все указанные благие пожелания остались только на бумаге» (М.М. Орлов, 1928). По мнению же И.С. Мелехова (1948), «считать ее только «литератур­ ным памятником», не имевшим практического значения, нет боль­ ших оснований». Однако, как бы то ни было, это замечательное для того времени лесохозяйственное сочинение явилось знамена­ тельной исторической вехой в развитии русского лесного хозяйства и лесоустройства и событием, открывшим государственное лесо­ устройство как организующее начало в лесном хозяйстве, как стро­ гую систему важнейших мероприятий по введению в необъятные леса России «доброго хозяйства» (О.А. Неволин, 1980). По свиде­ тельству очевидца, «по издании Инструкции...в 1830 году горные начальства в скором времени приступили к исполнению оной каса­ тельно приведения лесов в известность. Сообразно с правилами оной, в 1833 году начато описание лесов. По всем заводам отряже­ ны были партии землемеров с рабочими;

снабжены выписками из Инструкции.., и в руководство даны им планы кварталов, описан­ ных во всех отношениях согласно Инструкции (Лесной журнал, 1836, ч. 1, кн. 2, с. 244—245)».

С этого времени начался второй период в развитии русского лесоустройства.

16.2. Лесоустройство в России до 1917 года Начало систематического лесоустройства в России относится к сороковым годам X I X в. и связано с развитием капитализма. Вы­ полнение лесоустроительных работ возлагалось на Лесной депар­ тамент Министерства государственных имуществ.

В 1837—1839 гг. были сняты на план, разделены на верстовые кварталы и описаны важнейшие казенные лесные дачи Петербург­ ской губернии. Руководили работами ученые-лесничие Шель и Перелыгин. В их распоряжении была значительная партия военных топографов. В работах по описанию лесных дач принимали учас­ тие и практиканты Лесного института, среди которых был Ф.К. Арнольд — будущий видный теоретик и практический дея тель лесоустройства, составитель первой общей русской лесоуст­ роительной инструкции.

В 1840—1841 гг. под руководством Е.А. Петерсона и при учас­ тии Ф.К. Арнольда было проведено первое полное лесоустройство «по правилам науки» Лисинского лесного массива учебного лесни­ чества Петербургского лесного института. В этих работах прини­ мал участие слушатель Лесного института Н.М. Зобов — будущий профессор этого института и автор учебника «Лесная таксация и лесоустройство», изданного в 1875 г. (А.А. Байтин, 1962).

В 1842 г. начались работы по устройству казенных лесов Мос­ ковской, Тульской, Казанской, Нижегородской, Новгородской и Вятской губерний. Общее руководство осуществлял Е.А. Петерсон, его непосредственным помощником был Ф.К. Арнольд. Института таксаторов-лесоустроителей к тому времени еще не существовало, и поэтому начинать работы пришлось силами молодых выпускни­ ков Лесного института. По свидетельству Ф.К. Арнольда, ни один из выбранных в таксаторы, кроме него да А.Р. Варгас-де-Бедемара, никогда не бывал на лесоустроительных работах. «Но, — как отме­ чал Ф.К. Арнольд (1895), — выбраны были все люди толковые»

(с. 309). Среди них был и Николай Васильевич Шелгунов — впо­ следствии один из основоположников русской науки о лесе, публи­ цист, философ, литературный критик.

Для лесоустройства в 1842 г. Петерсоном и Арнольдом было составлено особое наставление под названием «Проект инструк Альфонс Романович Николай Васильевич Варгас-де-Бедемар Шелгунов ции для таксационных работ в лесных дачах, избранных для вве­ дения правильного хозяйства в течении лета 1842 года».

В это же время начал работы по устройству лесов имения гра­ фов Строгановых в Пермской губернии лесовод А.Е. Теплоухов (1840, 1841, 1848).

Заметное влияние на становление отечественного лесоустрой­ ства оказал преподаватель Лесного института B.C. Семенов. Он написал первое русское руководство по таксации лесов (1843), руководство по лесоохранению (1843), явился автором интересных исторических исследований по лес­ ной таксации и лесоустройству (1841, У I • I, • •• м I n % п и м ц 1842).

т м м " " 1 Г-п Тмярныин»

7-го АпрЪлл 1 Ш гад*.

В 1844 г. Ф.К. Арнольд разрабо­ тал подробную инструкцию лесоуст­ ИНСТРУКП1Я ройства, которая и явилась первой об­ ДЛЯ V C T P l l A T M I M I D I ! Л М Г в.

щей русской лесоустроительной ин­ 0ТД*-1-Ь струкцией (1845). Инструкция вво­ дила комбинированный периодный площадно-массовый метод с проведе­ нием расчетов лесопользования по площади и массе по всем периодам и н м т ъ быть • Ы р ^ М М С Ц с обязательным правильным распре­ ltuMH»n\ ^Ч»ТН-Ъ врмсштать ««армняьИ}* рубну, оЛдсгчмпъ в делением кварталов на периодные квартальные сечи. Оценивая эту ин­ \ t vlLrojCVp«tl4-F*u л р ь н п а м н м г ы Т Ы Н * струкцию, М.М. Орлов (1928) писал:

ПйЪАМСМ* HHWOHIfcwef* с 4 ы н п J i c a o l B I N * ) j r | ) M M 4 n ivwjmU N f «Инструкция 1845 года оказалась «см ки» U H J H гарь, i i т м и т ы м а к IM слишком хорошей для тогдашнего уровня нашего лесного хозяйства;

Первая страница проектированные ею планы хозяйства лесоустроительной в исполнении не давали того, что от инструкции 1854 года них ожидалось: между лесоустрой­ ством и текущим хозяйством не было понимания и единения;

ле­ соустройство продвигалось медленно и на общем фоне неустрой­ ства и бесхозяйственности занималось отделкой мелочей на еди­ ничных дачах, устройство которых еще больше заставляло сознавать все зло окружающего хозяйственного беспорядка».

Инструкция переиздана с незначительными изменениями в 1854 г. под названием «Инструкция для устройства и ревизии лесов».

Каковы же были темпы лесоустроительных работ? В 1842 г.

устроено около 100 тыс. га, в 1843 г. — около 150 тыс. га с неко­ торым нарастанием в последующие годы, так что к 1849 году было устроено около 2700 тыс. га казенных лесов;

затем работы замед­ лились, и к 1858 г. оказались устроенными всего около 3100 тыс.

га, что, по меткому сравнению М.М. Орлова (1928), «было каплей в море» (Т. III, с. 274).

Лесоустроители 1842 г. составили основу созданного в 1843 г.

при Лесном департаменте института таксаторов, который со време­ нем укреплялся и был вне всякой зависимости от местных лесных управлений. По свидетельству Ф.К. Арнольда (1895), «выбирали в таксаторы лучших из воспитанников, окончивших курс в Лесном институте;

удерживали людей в таксационных партиях долго;

ста­ рались возвысить институт таксаторов во мнении всего лесного ведомства. Считалось за честь попасть в таксационные партии.

Общий голос был, что в таксационные партии собраны сливки всего корпуса лесничих». Однако силы их были малочисленны, лесоуст­ ройство слишком сложно, и работы продвигались медленно.

Для ускорения хода лесоустроительных работ практика лесоус­ тройства с 1858 г. перешла от сложного комбинированного период­ ного площадно-массового метода к самому грубому и простому методу деления леса на лесосеки. С этой целью были введены в 1859 г. «Упрощенные правила для устройства казенных лесов», согласно которым лесные дачи разделялись на кварталы размером 4x4 версты. Выдел участков производился рекогносцировочно. В дачах более 500 десятин пятая часть лучших насаждений выделя­ лась инструментально в заказник, где запрещались рубки, пастьба скота и даже въезд. В расходной части дач оборот рубок устанав­ ливался для хвойных от 60 до 120 лет, для дуба — от 100 до лет, для дровяного хозяйства — от 30 до 60 лет. Пользование дре­ весиной определялось по нормальной лесосеке. Лесосеки на пер­ вое пятилетие отводились в натуре и тщательно таксировались по пробам с определением выхода деловой древесины и дров. Шири­ на лесосек в хвойных лесах — 50 сажен (около 100 м), в лиственных — 100 (около 200 м) с оставлением на 1 га не более 60 ре­ зервных деревьев. В выборочном хозяйстве годичная лесосека оп­ ределялась делением площади на оборот хозяйства. Устройство ка­ зенных лесов по «Упрощенным правилам» проводилось до 1884 г.

Наряду с этими правилами в 1860 г. была издана Инструкция для устройства корабельных лесов, основанная на методе деления леса на лесосеки. Размер кварталов устанавливался в одну, две и четыре квадратные версты. Деревья «корабельного качества» учи­ тывались по пробам. Размер пользования определялся делением общего числа этих деревьев на период, в течение которого они могут оставаться на корне. На первое пятилетие рубки «корабель­ ные» деревья клеймились. Через 5 лет предусматривались ревизии лесоустройства.

В 1870 г. была издана «Инструкция для ревизии дач, устроен­ ных по Упрощенным правилам 1859 г.», внесшая некоторые техни­ ческие улучшения. Так, заказники присоединялись к расходным частям дач, размер кварталов мог быть уменьшен, дробность так­ сации увеличена. Лесопользование нормировалось по площади и могло отличаться от нормальной лесосеки с учетом действительно­ го распределения насаждений по классам возраста. Лесосеки отво­ дились на 10-летие, таксировались и оценивались.

Но ревизии лесоустройства проводились с опозданием, медлен­ но, в небольших объемах и поэтому не были эффективными. «Пока доходила очередь до ревизий, — отмечал Ф.К. Арнольд (1895), — дачи, устроенные по Правилам 1859 года, доходили до печального состояния».

В 1860 г. лесоустройство претерпело организационные измене­ ния. Таксационные партии были поставлены в зависимое от мест­ ных лесных органов положение и ослаблены кадры таксаторов.

Высококвалифицированные лесоустроители перешли на руководя­ щие должности губернских лесничих и лесных ревизоров. В 1864 г.

были введены новые должности ревизоров лесоустройства, кото­ рые осуществляли технический контроль за лесоустроительными работами.

Несостоятельность «Упрощенных правил», доказанная ревизия­ ми лесоустройства, вынудила возвратиться к периодно-площадно му методу, в связи с чем в 1884 г. была введена новая Инструкция для устройства лесов, составленная Э.И. Шенроком. Она неоправ­ данно усложняла лесоустройство расчетами рубки по двум оборо­ там, грубыми периодными расчетами при крупных лесорубочных рядах и несовершенстве выдела насаждений. Ее недостатки, по мнению М.М. Орлова (1928), «усугублялись большой сложностью, внешней запутанностью и неясностью изложения». Просущество­ вав в действии всего три года, в 1887 году она была заменена новой Инструкцией для устройства казенных лесов, составленной при участии Ф.К. Арнольда, которая после некоторых поправок была утверждена в 1888 году «в виде опыта на 5 лет». Эта Инструкция отвергла периодно-площадный метод и ввела новый, более про­ грессивный метод классов возраста. Дачи разделялись на хозяй­ ственные части. При установлении годичного пользования древе­ синой исчислялись три лесосеки: нормальная, по возрасту и по отпуску леса за прошлый ревизионный период. Лесосеки отводи­ лись в натуре на 10 лет по годам, производились их таксация и денежная оценка, большое внимание уделялось рубкам ухода и ме­ роприятиям по лесовозобновлению.

Теоретическим фундаментом лесоустроительной инструкции 1888 г. послужили прогрессивные идеи А.Ф. Рудзкого. В этом же 1888 г. вышло в свет его «Руководство к устройству русских лесов»

(второе издание 1889 г.), в 1889 г. — «Краткий очерк истории ле­ соустройства».

Существенную роль в развитии русского лесоустройства сыграл Ф.К. Арнольд, составитель первой общей русской лесоустроитель­ ной инструкции. В 1858 г. он издал учебник «Лесная таксация»

(второе издание — в 1898—1899 гг.). В 1890—1892 гг. был опуб­ ликован его трехтомный капитальный труд «Русский лес» (второе издание — в 1895—1899 гг.), третий том которого посвящен воп­ росам лесной таксации и лесоустройства. Им написано и большое историческое исследование «История лесоводства в России, Фран­ ции и Германии», изданное в 1895 г.

Но период оживления теории и практики русского лесоустрой­ ства продолжался недолго. За 50 лет (1842—1892), по данным Ф.К.

Арнольда, было вновь устроено казенных лесов в Европейской части России всего около 20,3 млн га и в Азиатской — лишь 0,9 млн га.

В 1894 г. была утверждена новая лесоустроительная инструк­ ция. К этому же времени централизованная система лесоустрой­ ства была реорганизована и заменена децентрализованной систе­ мой. Технический персонал лесоустройства был подчинен мест­ ным лесным органам по принципу: «ближайшее заведывание и руководство лесоустроительными работами поручается местному лесничему, если не будет признано нужным возложить оное на таксатора». В технике лесоустройства наступил период упадка, продолжавшийся до 1908 года. Инструкция 1894 г. перешла к более грубому методу — периодно-площадному, с чередованием рубки по кварталам. Вместе с тем Инструкцией был введен в практику устройства казенных лесов новый, самобытный способ выдела н таксации участков в кварталах с помощью сети таксационных ви­ зиров, предложенный А.Ф. Рудзким и впервые внедренный в прак­ тику русского лесоустройства в 1893 г. Инструкцией для лесоуст­ ройства лесов удельного ведомства. Как справедливо отмечал М.М. Орлов (1929), «это было единственным крупным достоин­ ством Инструкции, во всем остальном в ней замечается регресс».

В 1900 г. вышли в свет инструкции для устройства казенных и удельных лесов, явившиеся вторыми изданиями инструкций и 1893 гг. В инструкции для устройства казенных лесов было впер­ вые введено понятие «хозяйство», предложенное А.Ф. Рудзким и ставшее важнейшей организационно-хозяйственной единицей (по современной терминологии — «хозяйственная секция»), без кото­ рой стали немыслимы организация и ведение лесного хозяйства.

В 1908 г. была издана очередная Инструкция по устройству казенных лесов, сохраняющая периодно-площадный метод. Новым в ней было то, что по предложению М.М. Орлова насаждения ле­ сосечного хозяйства классифицирова­ лись по классам бонитета и классам добротности. В выборочных хозяйствах северных лесов была введена класси­ ИНСТРУКЦИЯ фикация насаждений по типам.

В это же время система децентра­ лизации была заменена централизован­ ШР01СШ, гЕШНЛШПШИСШ ной системой лесоустройства и введе­ ны лесоустроительные совещания.

НАЗЕННЫХЪ Л Ъ С О В Ъ Периодно-площадный метод не мог ВД ИЙ ТШ Т Л вполне удовлетворять лесное хозяйство;

Паю Знщщипа i классификации по классам бонитета и Jltcmiij Департаменту. типам насаждений, введенные Инструк­ цией 1908 г., не были совершенными.

Поэтому в 1911 г. издается новая ле­ соустроительная инструкция, разрабо­ танная М.М. Орловым. Второе издание этой Инструкции вышло в 1914 г. Круп­ ным нововведением инструкций 1911, 1914 гг. явилась хозяйственная класси­ Титульный лист фикация насаждений по классам бони­ лесоу стрительной тета, поставленная на прочную основу.

инструкции Таблицы для распределения насажде 1914 года ний на классы бонитета по средней высоте деревьев господствую­ щего в насаждении полога и возрасту, разработанные М.М. Орло­ вым, имеют непреходящее значение. Перечисленные позднее в мет­ рическую систему мер и названные бонитировочными шкалами, они применяются и поныне. Классификация по типам насаждений была отменена. Периодно-площадный метод лесоустройства стал комбинироваться с методом классов возраста, дачи высшего разря­ да устраиваться по методу классов возраста. В расчеты пользова­ ния древесиной при сплошнолесосечной форме хозяйства введена новая лесосека — лесосека по состоянию. Усовершенствовано ле­ соустройство хозяйств выборочной формы. Лесоустроительные ра­ боты проводились по лесничествам и по их группам. Нововведения М.М. Орлова явились шагом вперед в деле развития лесоустрой­ ства и заметно подняли технический уровень лесоустроительной практики в России.

Лесоустроительная инструкция 1914 г. была последней дорево­ люционной инструкцией.

Кроме указанных инструкций, отражающих тенденции в разви­ тии дореволюционного лесоустройства, были изданы следующие лесоустроительные инструкции и правила, в той или иной мере отражавшие уровень лесоустроительной техники: инструкция для устройства и оценки лесов, закладываемых в дворянском банке (1884);

правила оценки лесных угодий в имениях, закладываемых в дворянском банке (1886);

правила для составления упрощенных планов хозяйства в частновладельческих дачах (1888, переизданы в 1893);

инструкция для устройства защитных лесов (1889);

инст­ рукция для устройства казенных лесов на Кавказе (1896);

инструк­ ция для устройства лесов уральских казенных горных заводов (1897);

инструкция для производства работ по обследованию об­ ширных лесных пространств, из которых возможен сбыт только более или менее крупных сортов строевого и поделочного леса (1897, второе издание— 1907);

инструкция для устройства водоох­ ранных лесов (1903).

Таким образом, начиная с первой общей русской лесоустрои­ тельной инструкции 1845 г. в дореволюционной России было изда­ но более двух десятков лесоустроительных инструкций, не считая многочисленных частных руководств и правил, в составлении ко­ торых принимали участие крупнейшие ученые и практические деятели лесного хозяйства: Ф.К. Арнольд, А.Е. Теплоухов, А.Ф.

Рудзкий, В.А. Тихонов, С П. Троицкий, М.М. Орлов и другие. Среди славной плеяды лесоустроителей того времени мы встречаем имена П. Перелыгина, B. C. Семенова, А.Р. Варгаса-де-Бедемара, Н.В, Шелгунова, П.Н. Верехи, В.Т. Собичевского, М.К. Турского, Н.К Генко, Г.Н. Высоцкого, Э.И. Шабака, И.И. Гуторовича, П.П. Серебренникова, Н.В. Третьякова.

Экономическая и культурная отсталость царской России сдер­ живала становление и развитие отечественного лесоустройства, которое, по словам М.М. Орлова (1928), «бросалось из одной край­ ности в другую». А недостаток опыта и преклонение перед запад­ ноевропейской культурой некоторой части представителей офици­ альной лесной науки послужили одной из главных причин просто­ го заимствования многих теоретических положений из немецкого лесоустройства, не отвечавших местным условиям России с ее необъятными лесными просторами. Но с течением времени отече­ ственное лесоустройство накопило опыт и обрело самобытный характер, освободившись от чуждых идей и понятий.

Теория и практика отечественного дореволюционного лесоуст­ ройства, содержание лесоустроительных инструкций и правил от­ ражали глубокие противоречия буржуазно-помещичьего лесного хозяйства, его узкоклассовые цели, анархию и неустойчивость.

В дореволюционный период не могло быть и речи о планомер­ ном лесоустройстве. Темпы лесоустроительных работ оставались низкими. Большой помехой были междуведомственная разобщен­ ность лесов и частное лесовладение. За длительный период доре­ волюционного лесоустройства было устроено казенных и удель­ ных лесов всего около 15%, обследовано около 24%. Сколько-либо достоверных обобщенных данных об устройстве частновладель­ ческих, крестьянских, монастырских, заводских и прочих лесов нет.

Известно только, что устройство в крестьянских лесах было весьма редким случаем, а частновладельческие леса устраивались только тогда, когда это было выгодно лесовладельцу.

Значение дореволюционной лесоустроительной практики для советского лесоустройства оказалось очень ограниченным. Исполь­ зуются лишь отдельные технические достижения ее, выражающие самобытные черты русского лесоустройства. К ним относятся, на­ пример, разделение лесных дач на хозяйственные части, образова­ ние хозяйств (хозсекций), выдел участков при помощи таксацион­ ных визиров.

В период первой мировой войны лесоустроительные работы были прекращены и возобновлены только после Октябрьской социали­ стической революции.

16.3. Советское лесоустройство Октябрьская социалистическая революция коренным образом изменила организационную форму и содержание лесного хозяй­ ства России. Декретом о земле, принятым 25 октября (8 ноября) 1917 г. Вторым Всероссийским съездом Советов, была отменена частная собственность на землю и леса. Леса стали общенародным достоянием, социалистической собственностью. Возникло совет­ ское лесное хозяйство, а лесоустройство стало одной из форм на­ учной организации его.

В трудные для молодой Советской республики дни Совет На­ родных Комиссаров 5 апреля 1918 г. направляет всем Советам ра­ бочих, крестьянских и солдатских депутатов особое предписание, подписанное В.И. Лениным, в одном из пунктов которого указыва­ лось: «...все леса нужно привести в известность, описать и органи­ зовать в них хозяйство» {Декреты советской власти. Том II, М.:

Госполитиздат, 1959. С. 655).

27 мая 1918 г. ВЦИК издает Основной закон о лесах. Молодая Республика Советов остро нуждалась в топливе и строительных материалах. В этой связи особенно важно было привести в извест­ ность бывшие частновладельческие леса, расположенные в цент­ ральных, южных и западных районах. Поэтому в 1918 г. были разработаны и изданы Правила учета и описания бывших част­ новладельческих лесов, и с этого момента начинаются лесоустро­ ительные работы. Вскоре организуется обследование лесных дач, тяготевших к Северной железной дороге. Однако начавшаяся граж­ данская война и интервенция сильно задержали развертывание лесоустройства. К 1922 г. было приведено в известность только 25% частновладельческих лесов.

В 1923 г. были выделены леса местного значения (около 26 млн га), и требовалось их устроить. С этой целью в 1924 г. была издана Инструкция для устройства лесов местного значения применитель­ но к методу деления леса на лесосеки.

В первые годы советское лесоустройство было децентрализо­ ванным, но с 1925 г. вводится единая централизационно-техничес кая организация лесоустройства. В этом же году изданы частичные изменения к Инструкции 1914 г. для лесосечного хозяйства.

1926 год вошел в историю лесного хозяйства нашей страны как год выхода в свет первой советской лесоустроительной инструк­ ции, официально изданной Управлением лесами Народного комисса­ риата земледелия РСФСР под названием «Инструкция для устрой ства, ревизии устройства и лесоэкономического обследования об­ щегосударственных лесов РСФСР».

Основой для нее послужил проект лесоустроительной инструк­ ции М.М. Орлова (1924) и материалы союзного лесоустроительно­ го совещания, проходившего 2—11 марта 1925 г. в Москве при участии профессоров: А.А. Битриха, С.А. Богословского, К.В. Вой­ та, Н.П. Кобранова, М.М. Орлова, М.Е. Ткаченко, Г.М. Турского, В.Н. Сукачева и др. Окончательный проект инструкции был принят Управлением лесами и утвержден Народным комиссариатом земле­ делия 1 июля 1926 г.

«Выпуская первую Советскую Лесоустроительную Инструк­ цию, — писал в предисловии к ней начальник Управления лесами А. Шульц, — мы заполняем большой пробел и подводим новую твердую базу под важнейшие в лесном хозяйстве работы.»

Первая советская лесоустроительная инструкция отвергла пери­ одно-площадный метод и утвердила метод классов возраста с чере­ дованием лесосек по клеткам и участкам. Она содержит общие положения, восемь частей и приложения из 46 наименований. В первой части подробно рассмотрены вопросы организации лесоуст­ роительных работ;

вторая часть посвя­ щена устройству лесов при лесосечном хозяйстве, третья — при выборочном;

установки на проведение ревизии лесо­ устройства даны в четвертой части;

в ИНСТРУКЦИЯ пятой части рассмотрены особенности устройства защитных лесов;

шестая ПЯЛ WCFKVCtWV ЧВНТНН VCIiSniVfBrt часть — подготовительные работы и И ЛЕСОЧКОНОЧИЧЁСгЛКО 1вСГД04ЛН«Ч аэрофотосъемка;

седьмая — лесоэконо мические обследования, и, наконец, в последней, восьмой части выделены особенности лесоэкономических об­ следований обширных лесных про­ странств. Инструкция 1926 г. вводила разделение кварталов на клетки. Допол­ нительно к классу бонитета должен был определяться тип леса. Таблицы клас­ сов возраста дополнены показателем Титульный лист первой советской лесоустроительной полноты насаждения. Впервые в исто­ инструкции 1926 года рии лесоустройства Инструкция реко мекдовала производство аэрофотосъемки и применение при такса­ ции аэрофотоснимков.

Большие работы по лесоустройству развернулись в 1923—1928 гг.

Одновременно с лесоустройством велись лесоэкономические об­ следования в бассейнах северных рек — Мезени и Печоры, в лесах Урала, Сибири и Дальнего Востока. За этот период было устроено 60 млн га, и обследовано 52 млн га лесов. На 1 января 1931 г. было устроено 102,6 млн га, или 11,7% от всего лесного фонда страны, и обследовано 107,0 млн га, или 12%. За 12 лет лесоустройства в Советской стране было устроено лесов в 1,3 раза больше, чем за 75-летний дореволюционный период. Среднегодовые объемы ра­ бот советского лесоустройства были в 8 раз больше дореволюцион­ ных.

В период индустриализации страны резко возросла потребность в древесине, возникла необходимость в расширении работ по при­ ведению лесов в известность для организации новых леспромхо­ зов.

В 1929 г. по Постановлению Совета Труда и Обороны «О реор­ ганизации лесного хозяйства и лесной промышленности» Управле­ ние лесами Наркомзема разработало дополнение к лесоустроитель­ ной инструкции. Это было сделано в интересах удешевления лесо­ устройства, ускорения его темпов и приспособления лесоуст­ роительных действий к планам эксплуатации лесных массивов. С этого времени лесоустроители стали делать упор на лесоинвента ризационные работы. На них же было возложено составление пла­ нов эксплуатации устраиваемых лесных массивов в границах лес­ промхозов и лесопунктов. Лесоинвентаризационными работами ох­ ватываются огромные площади. В лесоустройстве начинает широко применяться лесная авиация.

С 1931 г. стал разрабатываться и широко применяться аэровизу­ альный метод обследования лесов, а затем и комбинированный воздушно-наземный метод. Технической основой этих методов яв­ лялись материалы аэрофотосъемки. Особенно широко лесоинвен таризационные работы были развернуты в 1937—1940 гг. Разра­ ботка и внедрение новых методов инвентаризации лесов на базе лесной аэрофотосъемки явились крупнейшей технической револю­ цией в отечественном лесоустройстве.

В связи с необходимостью организации хозяйства в лесах водо­ охранной зоны, выделенной в 1936 г., была издана в 1937 г. Вре­ менная инструкция для устройства лесов водоохранной зоны, вы шедшая в новом варианте в 1938 г. под названием «Инструкция для полевых лесоустроительных работ по лесам водоохранной зоны».

В ней были разработаны техника и порядок проведения полевых работ и дана программа плана лесного хозяйства. Большое внима­ ние уделялось изучению водного режима рек и эрозионных про­ цессов. Особый раздел Инструкции посвящен инвентаризации ле­ сов с применением аэрофотоснимков. За период действия этой Инструкции (до 1946 г.) было устроено 34 млн га водоохранных лесов. Широкому развертыванию лесоустроительных работ в водо­ охранных лесах способствовали большой организационный и тех­ нический опыт руководящих работников лесоустройства того пе­ риода: Н.Н. Чикилевского, Г.П. Мотовилова, А.В. Малиновского, Н.А. Ноговицина, В.А. Успенского, М.П. Тяжелкина.

Лесоинвентаризационные работы продолжались вплоть до 1947 г., несколько сокращаясь лишь в тяжелые для нашей Родины годы Великой Отечественной войны. Одновременно проводятся лесооб следовательские работы в удаленных, еще не освоенных лесных массивах.

Обследования и инвентаризации в лесопромышленной зоне проводились по рабочим правилам и инструкциям, изданным в 1938, 1939 и 1941 гг. Продолжается устройство лесов местного значения.

В течение трех первых пятилеток, включая и период Великой Отечественной войны (с 1929 по 1945), было устроено 131,8 млн га лесов и обследовано 495,2 млн га.

В 1946 г. была издана Инструкция для устройства и ревизии устройства водоохранных лесов под редакцией Г.П. Мотовилова.

Она составлялась с учетом разделения лесов на три группы при устройстве их по методу классов возраста и с использованием тех­ нических достижений лесоустройства. В инструкции помещена таблица оптимальных возрастов рубки по зонам лесов с учетом древесных пород и групп выращиваемых сортиментов (§ 36, с. 51— 54). Размер главного пользования древесиной в лесах II и III групп устанавливался в зависимости от распределения насаждений хо­ зяйства по классам возраста. В лесах первой группы главное пользо­ вание древесиной могло быть назначено в исключительных случа­ ях по причине плохого состояния насаждений в размере лесосеки по состоянию, но не свыше годичного среднего прироста. Большое внимание в Инструкции уделено проведению санитарных рубок и рубок ухода, организации противопожарной охраны лесов и защи­ ты их от вредителей и болезней, мероприятиям по лесовозобновле нию, побочным пользованиям, подсочке леса и другим лесохозяй ственным мероприятиям.

В 1947 г. было организовано Министерство лесного хозяйства СССР с передачей в его ведение всех лесов государственного зна­ чения. В этом же году образуется Всесоюзное аэрофотолесоустро­ ительное объединение «Леспроект», и лесоустроительные работы получают широкий размах.

До 1951 г. устройство лесов государственного значения прово­ дилось по Инструкции для устройства и ревизии устройства во­ доохранных лесов издания 1946 г. Однако сразу же после Великой Отечественной войны возникла настоятельная необходимость в составлении единой лесоустроительной инструкции, в которой были бы обобщены и закреплены теоретические разработки в области лесоустройства на базе лесной экономики и громаднейший опыт советских лесоустроителей. Эта ответственная работа проводилась по поручению Министерства лесного хозяйства СССР специаль­ ной комиссией в составе Б.И. Грошева, Б.А. Козловского, П.П. Ма риновича, А.Я. Родионова и В.И. Соловьева. Издана Инструкция в 1952 г. под названием «Инструкция по устройству и обследованию лесов государственного значения Союза ССР». В постановке прин­ ципиальных вопросов новая советская лесоустроительная инструк­ ция явилась крупным шагом вперед в развитии теории и практики организации лесного хозяйства страны. В отличие от предшество­ вавшей специальной литературы, рассматривавшей лесоустройство как систему узкотехнических или организационно-технических ме­ роприятий, новая инструкция исходит из понимания и оценки ле­ соустройства как важного экономического и организационно-тех­ нического мероприятия по улучшению и развитию лесного хозяй­ ства страны. Инструкция открыла возможность проводить лесо­ устроительные работы с дифференциацией их по видам, способам и степени подробности в зависимости от экономических, естествен ноисторических условий и значения лесов в народном хозяйстве.

Она разрешала в необходимых случаях, в связи с особенностями устраиваемого объекта, отступать от ее указаний по решению ле­ соустроительных совещаний или с санкции вышестоящих органи­ заций. В Инструкции ясно определены задачи лесоустройства, обус­ ловлены виды, методы и подробность лесоустроительных работ и разработаны вопросы организации их. Особое внимание уделено выполнению подготовительных, полевых и камеральных работ с применением достижений лесной науки, аэрофотосъемки и новей шей техники;

тщательно разработана техника инвентаризации ле­ сов. Даны обстоятельные установки по устройству горных лесов, лесов Средней Азии и лесов особого значения (защитных, курор­ тных, заповедных, зеленых зон, ценных лесных массивов), рассмот­ рены особенности проведения повторных лесоустроительных ра­ бот (ревизий лесоустройства). В Инструкции разработаны общие положения и даны подробные технические указания по обследова­ нию лесов с использованием аэрофотоснимков разных масштабов и без них, с применением топографических карт.

В 1954 г. в Инструкцию были внесены изменения и дополнения, изданные брошюрой. Вот основные из них: отменен V разряд ле­ соустройства;

рекомендовано не выделять отдельно хозчасти по каждой категории лесов первой группы, а образовывать одну хоз­ часть;

запрещено выделять в отдельные хозчасти сырьевые базы;

введена в расчеты главного пользования древесиной вторая возра­ стная лесосека;

таблицу возрастов главной рубки по поясам и ле сорастительным районам (прил. 34, с. 339 Инструкции 1952 г.) рекомендовано рассматривать как таблицу возрастов технической спелости;

в указанную таблицу добавлены придержки о возрастах технической спелости по хвойным породам для выращивания «мел­ кого строевого леса»;

особое внимание обращено на изучение ес­ тественного лесовозобновления, на тщательное и подробное опи­ сание не покрытых лесом лесных площадей, на установление объе­ мов всего комплекса механизированных лесохозяйственных работ и разработку агротехники их проведения;

в целях повышения про­ дуктивности лесов и улучшения их полезных свойств лесоустрои­ тели обязаны давать оценку правильности и полноценности ис­ пользования лесных площадей для выращивания тех или иных древесных пород;

предусматривалось выявление площадей, кото­ рые могли бы быть эффективно использованы в сельском хозяй­ стве;

предусматривались подробная таксация и описание состоя­ ния насаждений, подлежащих в течение ревизионного периода «ле совосстановительным» рубкам с составлением на них особого списка;

в обязанности лесоустроителей вменялось проведение осо­ бо тщательного изучения и анализа ведения хозяйства в лесхозе;

лесоустроители обязаны были помогать лесхозу улучшать его ра­ боту, а при необходимости сообщать вышестоящим лесохозяйствен ным органам о выявленных крупных недостатках в работе лесхоза.

В Инструкцию 1952 г. были внесены также некоторые дополнения и изменения по устройству горных лесов и лесов Средней Азии.

В 1956 г. Инструкция была несколько переработана, в частности была изменена внутренняя структура проекта организации лесного хозяйства и введены новые разделы: о лесных таксах, о повышении продуктивности лесов и об эффективности мероприятий, запроек­ тированных на ревизионный период. В обязанность лесоустроите­ лей вменялось проведение расчетов по определению потребности лесхозов в машинах и механизмах.

В послевоенное время постепенно расширяются работы по ус­ тройству колхозных лесов. В 1957 г. была издана Инструкция по устройству колхозных лесов, официально действовавшая (несмот­ ря на несовершенство) до 1964 г. Устраиваются и приписные леса.

В 1975 г. введена в действие новая Инструкция по устройству кол­ хозных и совхозных лесов.

Благодаря огромным усилиям и титаническому труду советских лесоустроителей к 1957 г. впервые в истории все леса нашей стра­ ны были полностью приведены в известность, и в 1959 г. была составлена карта лесов СССР, а в 1973 г. издан «Атлас лесов СССР».

За период с 1947 по 1957 г. (на 1 января 1957 г.) был выполнен следующий объем работ (млн га): лесоустройство, инвентаризация и ревизии лесоустройства гослесфонда — 258,2;

аэровизуальное и аэротаксационное обследование гослесфонда — 962,6;

устройство колхозных лесов — 12,6;

устройство закрепленных лесов — 4,8.

Лесоустроители в кратчайший 10-летний срок (1947—1957) в труднейших условиях провели сложные по техническому исполне­ нию работы на громаднейшей территории в 1238,2 млн га. Это на 107,3 млн га превысило общую площадь земель лесного фонда СССР за счет повторного проведения лесоустроительных работ с более высокой точностью.

Такие грандиозные масштабы лесоустроительных работ стали возможны благодаря широкому применению в лесоустройстве но­ вейших достижений науки и техники.


Большую роль в стремительном развитии лесоустройства сыг­ рали авиация и аэрофотосъемка. В связи с этим нельзя не вспом­ нить А.Е. Новосельцева, К.И. Григорьева, А.К. Пронина, Г.Г. Са мойловича, С П. Румянцева, М.А. Ашмарина, Т.Х. Чилингаряна и других, много сделавших в данной области лесоустроительной техники.

Большая заслуга в совершенствовании лесотаксационных работ при лесоустройстве принадлежит ученым того времени Н.В. Треть­ якову, А.В. Тюрину, П.В. Горскому, Н.П. Анучину, В.К. Захарову, В.И. Левину, П.В. Воропанову, Ф.П. Моисеенко.

Крупные теоретические разработки по лесоустройству, эконо­ мике и организации лесного хозяйства выполнены А.А. Б а й т н ы м, П.В. Васильевым, В.И. Переходом, И.В. Ворониным. На быстрый подъем и техническое совершенствование лесоустройства оказыва­ ли прямое влияние все области лесной науки, развивающиеся не­ виданными темпами в советское время. Успех дела решали высо­ коквалифицированные кадры лесоустроителей различных специаль­ ностей.

Отдавая величайшую дань признательности всем мужественным первопроходцам лесной целины, нельзя не назвать имена таких круп­ нейших организаторов лесоустройства, как Б.И. Грошев, Б.А. Коз­ ловский, М.П. Капура, А.Ф. Ивонинский, Н.А. Фирсонов, И.Е. Фло ринский, Н.А. Шишкин, А.И. Максимов, К.А. Панащатенко, Ф.В. Взя тышев, Н.И. Курзии, П.И. Жохов.

Завершив сложнейшую работу по приведению лесов СССР в известность, Всесоюзное объединение «Леспроект» из года в год наращивало темпы нового и повторного лесоустройства, одновре­ менно проводило различные обследования, опытно-производствен­ ные и другие работы в области лесного хозяйства большой госу­ дарственной важности, В связи с дальнейшим развитием науки и техники, необходимо­ стью еще более успешного решения задач, поставленных перед лесным хозяйством, разрабатывается новая лесоустроительная ин­ струкция, которая утверждается, издается и вводится в действие в 1964 г. Разработка новой инструкции осуществлялась под руковод­ ством И.С. Мелехова комиссией, в состав которой входили Б.А. Козловский (председатель), Н.П. Филинов, В.М. Павлов, Н.П. Анучин, С В. Белов, П.В. Васильев, И.В. Воронин, П.В. Во ропанов, О.О. Герниц, Н.Е. Декатов, А.Д. Дударев, В.К. Захаров, А.И. Котов, Ф.П. Моисеенко, Г.П. Мотовилов, Г.Г. Самойлович, П.А. Сергеев, Е. С Демидов, И.В. Колесников, Б.И. Грошев, А.И. Попов, В.М. Агафонов, В.Н. Чулков и Н.Я. Емельянов. Инст­ рукция обобщала имеющиеся достижения в области лесоустрой­ ства и предусматривала дальнейшее его совершенствование. В ней были определены лишь основные положения и правила по выпол­ нению лесоустроительных работ и тем самым открыта широкая возможность для развития творческой инициативы инженерно-тех­ нических работников лесоустройства и устранения шаблона в про­ ектах. Инструкция предусматривала составление местных техни­ ческих наставлений, правил и указаний с учетом лесорастительных и экономических условий ведения лесного хозяйства. Она явилась следующим крупным шагом вперед в развитии лесоустройства и 22 года успешно применялась в практике лесоустройства нашей страны.

За это время выявились недостатки инструкции, неизбежные при ее составлении, многое изменилось в технике и технологии лесоустроительных работ, выявились новые технические и эконо­ мические возможности, возрос уровень лесной науки. Все это вы­ зывало насущную необходимость разработки четвертой советской лесоустроительной инструкции, которая вобрала бы в себя все лучшее, передовое, что достигнуто теорией и практикой нашего лесоустройства, и обеспечила бы дальнейшее повышение темпов, технического уровня и качества лесоустроительных работ. Заме­ тим, что проект новой Инструкции по устройству и учету государ­ ственного лесного фонда СССР разработан и опубликован в 1980 г., с последующей доработкой. Первая часть этой Инструкции под названием «Инструкция по проведению лесоустройства в едином государственном лесном фонде СССР» (Организация лесоустрой­ ства и полевые работы) была утверждена Постановлением Госу­ дарственного комитета СССР по лесному хозяйству 12 сентября 1985 г. № 4 и опубликована тиражом 20000 экземпляров. Однако вторая часть этой Инструкции — «Камеральные работы» была ут­ верждена лишь 31 мая 1990 г. и издана тиражом всего 500 экзем­ пляров двумя книгами. В первой книге объемом 82 страницы изло­ жен «...порядок, основные правила и требования обработки лесо­ устроительных материалов, составления лесных карт, таксационных описаний, разработки проекта организации и развития лесного хо­ зяйства, создания на основе материалов лесоустройства банков дан­ ных по лесному фонду и последующего их ведения организациями лесного хозяйства, а также порядок рассмотрения и утверждения проектов, сдачи материалов лесоустройства заказчикам и передачи их другим заинтересованным лицам». Во второй книге на 231 стра­ нице приведены три программы объяснительных записок по объек­ там и одна — сводного проекта:

• Программа объяснительной записки проекта организации и развития лесного хозяйства;

• Программа объяснительной записки перспективного плана ведения лесного хозяйства механизированного лесхоза;

• Программа объяснительной записки перспективного плана ведения лесного хозяйства колхоза, совхоза;

• Программа по составлению сводного плана организации и развития лесного хозяйства области, края, АССР.

Не рассматривая здесь достоинства и недостатки этой Инструк­ ции, заметим, что ей не суждена была долгая жизнь в связи с про­ исходившими общественно-политическими событиями, распадом СССР и изменением общественного строя в России.

Завершая краткий обзор развития отечественного лесоустрой­ ства, его богатой и трудной истории, насыщенной интересными и многозначительными для нашей Родины событиями, надо особо отметить, что никогда еще лесоустройство не достигало такого уровня развития, как в 70— 80-е годы X X столетия. Действовав­ шие тогда лесные законы — Основы лесного законодательства Союза ССР и союзных республик, Лесной кодекс РСФСР — опре­ деляли лесоустройство как систему государственных мероприятий, направленных на обеспечение рационального использования, по­ вышения продуктивности, воспроизводства, охраны и защиты лесов, а также повышения культуры ведения лесного хозяйства.

Этими важнейшими законодательными документами было установ­ лено, что проекты организации и развития лесного хозяйства, ут­ вержденные в установленном порядке, являются основой для веде­ ния лесного хозяйства и осуществления лесопользования и служат исходными материалами для перспективного и текущего планиро­ вания.

Темп лесоустройства постоянно ускорялся. Среднегодовые объе­ мы лесоустроительных работ по СССР возросли с 12,5 млн га (1946—1950 гг.) до 47,7 млн га (1986—1995 гг.). По РСФСР (Рос­ сии) эти цифры составили соответственно 9,8 и 44,0 млн га.

По сведениям Н.Н. Гусева, приведенным в замечательной книге «История лесоустройства Российского» (1998), изданной к 200-ле­ тию учреждения Лесного департамента., В/О «Леспроект» ежегод­ но выполняло лесоустроительные работы в 200—250 лесных пред­ приятиях с составлением проектов и 1500—1800 объяснительных записок и проектов для колхозных и совхозных лесов. Соотноше­ ние удельного веса основных работ В/О «Леспроект» в денежном выражении в 80-х годах было таким: лесоустройство — 84%;

изу­ чение лесного фонда камеральным дешифрированием аэрофото­ снимков — 1,3%;

аэротаксация — 0,2%;

инвентаризация — 4,1% (резервных лесов фотостатистическим методом — 2,6%, лесов, пройденных пожарами — 1,0%;

саксаульников — 0,5%);

обследо­ вание — 3,9% (лесопатологические — 2,6%, почвенно-типологи ческие — 1,3%);

охотоустройство — 1,6%;

устройство рекреацион­ ных лесов — 1,3%;

учет недревесных ресурсов — 0,8%;

составле­ ние основных положений и сводных проектов организации и раз­ вития лесного хозяйства для областей, краев и республик — 0,2%;

авторский надзор за внедрением лесоустроительных проектов — 0,2% и прочие работы — 2,4%.

Выполняя громадные объемы работ в труднейших лесных усло­ виях, советские лесоустроители были хорошо обеспечены совре­ менной транспортной техникой, приборами, инструментами, радио­ связью, экспедиционным снаряжением, спецодеждой, медикамен­ тами, продовольствием — всем необходимым для жизни и успешной работы в лесу. Применение вертолетов, спектрозональных аэрофо­ тоснимков, космических снимков, новейшей стереодешифровочной и фотограмметрической техники, современного полиграфического оборудования, электронных вычислительных машин и высочайший профессионализм исполнителей всегда обеспечивали высокую про­ изводительность труда, точность и качество лесоустроительных работ.

Советское лесоустройство являлось самым передовым лесоуст­ ройством в мире. Его прогрессивные, самобытные приемы и мето­ ды инвентаризации лесов, камеральной обработки материалов и проектирования вызывали живой интерес зарубежных специали­ стов. Советские лесоустроители бескорыстно делились с ними сво­ им богатым опытом и знаниями. Они оказывали многогранную техническую, научно-методическую и практическую помощь лесо устроителям социалистических стран и развивающихся государств.

Лесоустроители своими силами в содружестве с учеными всегда выполняли широкий комплекс опытно-производственных работ, обеспечивая тем самым постоянное совершенствование техноло­ гии лесоустройства. Научно-технический прогресс открывал широ­ кие перспективы развития техники и технологии лесоустройства.

Новые типы аэрофотоаппаратов, установленные на специальных самолетах, космические летательные аппараты, цветное телевиде­ ние, лазерная техника и компьютеры, автоматизированные системы управления — все это предвещало в последнем десятилетии X X века мощную техническую революцию в лесоустройстве.

Советские лесоустроители — ученые и практики — выполняли важную работу, имеющую непреходящее значение для лесного хозяйства нашей страны.


16.4. Лесоустройство 90-х годов XX столетия и начала XXI века Распад СССР и преобразование России в самостоятельное госу­ дарство повлекли целый шлейф реорганизаций с отрицательными последствиями. Достаточно сказать, что объем лесоустроительных работ наземными методами с 40,4 млн га (1991 год) сократился до 22,9 млн га (1996 год). Н.Н. Гусев, работавший с 1967 по 1980 годы заместителем начальника В/О «Леспроект», с горечью отмечал, что происходит деградация лесоустройства (1998).

Чтобы читатель смог представить положение российского лесо­ устройства в последнем десятилетии ушедшего уже века, еще раз обратимся к замечательной книге Н.Н. Гусева (1998), а также к статье руководителя Федеральной службы лесного хозяйства Рос­ сии В.А. Шубина (1997). «В конце второго тысячелетия отечествен­ ное лесоустройство находится в стадии очередного кризиса. Такой вывод следует из решения Всероссийского совещания лесоустрои­ телей, состоявшегося в конце 1995 г. в г. Вологде. В этом решении, в частности, отмечается, что экономическая нестабильность в пе­ риод проведения реформ отрицательно сказалась на производстве лесоустроительных работ.

Объемы работ по наземному лесоустройству в Российской Фе­ дерации сократились почти на 40%. Имеющие большое значение для лесного хозяйства работы по освидетельствованию мест рубок с помощью крупномасштабных аэрофотоснимков снизились на 2/3.

Работы по отводу и таксации лесосек главного пользования и от­ дельные виды инвентаризаций не планируются, сокращены науч­ но-исследовательские работы по тематике лесоустройства. В по­ следние годы отраслевыми институтами сведены практически к нулю актуальнейшие работы в области аэрокосмических методов.

Совещание отметило, что стоимость лесоустроительных работ за­ нижена, ухудшается финансовое состояние лесоустроительных пред­ приятий, практически прекращено обновление основных фондов, развитие социальной сферы, отмечается ухудшение социальной за­ щищенности работников лесоустройства....Из-за недостатка фи­ нансирования, наряду с резким сокращением объемов лесоустрои­ тельных работ, перестал выполняться авторский надзор за внедре­ нием в производство лесоустроительных проектов, прекратилось составление основных положений организации и развития лесного хозяйства субъектов Российской Федерации и ряд других важных для лесного хозяйства работ. В недостаточных объемах проводятся выборочная и перечислительная таксация леса, съемочно-геодези ческие работы, непрерывное лесоустройство, освидетельствование мест рубок главного пользования по материалам крупномасштаб­ ной аэрофотосъемки. Вследствие этого государственные органы управления лесным хозяйством не получают от лесоустроительных предприятий оперативной информации о лесных ресурсах в объе­ ме, необходимом для принятия обоснованных управленческих ре­ шений в сфере использования, воспроизводства, охраны и защиты лесов. Владельцы лесного фонда не получают в требуемом объеме своевременно обновляемой лесоустроительной документации и будут, следовательно, лишены нормативной базы для ведения лес­ ного хозяйства в соответствии с Лесным кодексом Российской Федерации» (1997).

Однако, несмотря на тяжелый экономический кризис, россий­ ские лесоустроители за последнее 10-летие X X века сделали неве­ роятный скачок в развитии техники и технологии, В 1995 году введена в действие новая Лесоустроительная инструкция, главной целью которой «является обеспечение высокой достоверности дан­ ных лесоустройства в пределах заданных нормативов точности определения качественных и количественных характеристик земель лесного фонда и лесных ресурсов как основы для расчета арендной платы за пользование лесным фондом, объективной кадастровой оценки лесов, организации рационального и неистощительного лесопользования, экономически выгодного производителям и по­ требителям лесной продукции, соответствующего интересам Рос­ сийского государства и населяющих его народов» (с. А—5).

Стремительное развитие компьютерной техники, оснащение ею лесоустроительных предприятий и экспедиций, внедрение ГИС технологий позволили создать автоматизированные банки данных по лесному фонду объектов лесоустройства с повыдельными лесо таксационными базами и электронными картами. Благодаря сплош­ ной компьютеризации лесоустроители в техническом отношении к началу X X I века вышли на уровень автоматизированной выдачи всей цифровой и картографической документации по лесному фон­ ду лесоустроенных объектов.

16.5. Из истории лесоустройства на Европейском Севере России В леса Европейского Севера лесоустроители пришли в середине X I X века. Этому событию предшествовал длительный период эпи­ зодичных обследований и осмотров лесов в связи с постройкой пильных мельниц ( X V I — X V I I вв.), изысканий корабельных лесов и лесозаготовками.

Первоначальные исследования лесов Европейского Севера от­ носятся ко второй четверти XVIII века, когда в 1731 г. был издан указ о проведении описаний всех пригодных для кораблестроения лесов и составления лесных карт. Указом повелевалось «в описани­ ях показать, где находятся корабельные леса, как далеко лежат они от рек и можно ли сплавлять их по этим рекам. По составленным картам сообразить, где можно назначить заготовки лесов и где следует их отпускать» (В.Н. Шелгунов, 1857).

Созданная в то время Воинская Морская Комиссия особое вни­ мание обратила «на растительное богатство Архангельской губер­ нии в отношении лесов, и преимущественно на лиственницу, кре­ пость которой комиссия предварительно испытала на построенном в 1712г. при Архангельском порте военном корабле из сего дерева, и, основываясь на прочности корабельных членов, пришла к убеж­ дению, что весьма удобно было бы рубить и сплавлять сей лес к Архангельску и строить из него 54-пушечные корабли на месте»

( С Ф. Огородников, 1875).

Для приведения в известность корабельных лесов в Архангель­ ской губернии из Петербурга в Архангельск был командирован 8 марта 1732 г. корабельный подмастерье Брант с геодезистом. Из местных «лесных знателей» в экспедицию Бранта губернская кан­ целярия прикомандировала холмогорского крестьянина Варакина.

Экспедиция Бранта, составив опись Архангельских лесов, успешно справилась с возложенной на нее задачей и установила, что Архан­ гельская губерния действительно обладает в большом количестве корабельными толстомерными лесами, найденными ею в Кевроль ском, Каргопольском, Устюгском и Двинском уездах. По распоря­ жению Адмиралтейской коллегии в 1733 г. из Петербурга в Архан­ гельскую губернию были посланы четыре геодезиста с целью про­ ведения точной описи заповедных корабельных рощ и составления лесных карт (тогда в Архангельскую губернию, образованную в 1708 году, входили четыре провинции: Архангельская, Вологод­ ская, Устюгская и Галицкая).

В 1735 г. был сочинен Писцовый Наказ (межевая инструкция), в котором излагались и способы межевания лесных дач. Однако предположения этого Наказа не были приведены в исполнение (О.А. Неволин, Н.А. Фирсонов, 1972).

В 1738 г. для отыскания в Архангельской губернии лесов, пригод­ ных для кораблестроения, конторой Архангельского порта направ­ ляется морской офицер лейтенант Вяземский, снабженный специ­ альной инструкцией. В одном из пунктов этой инструкции предпи­ сывалось: «Усмотря годный лес, обратить внимание на его место­ нахождение, и на самую почву: гористое или низменное, песчаное или черноземное, и покрывается ли усмотренная местность весен­ ними водами. Всем усмотренным лесам: и годным, и негодным — составить описи отдельно, и положить их на карту, с ясными под­ разделениями рода деревьев» (ГААО, Д. 1738, № 782). Однако Адмиралтейская коллегия, поняв, что морскому офицеру, не обла­ дающему специальными лесными знаниями, не под силу такое сложное поручение, вскоре на его место командирует ученого фор стмейстера Фердинанда Габриеля Фокеля с четырьмя учениками и геодезистом. Выполнив ответственное задание, Ф.Г. Фокель в янва­ ре 1739 г. доносил Адмиралтейской коллегии о том, что он нашел богатым корабельным дубом, лиственницей и сосною Галицкий уезд. В Великоустюгском же и других уездах найдена только сосна.

Одновременно с экспедицией Ф.Г. Фокеля, главной целью которой было отыскание дубовых лесов, по распоряжению Адмиралтейс­ кой коллегии в 1738 г. в Яренский уезд направляется штурман Гулидов с писарем, корабельным учеником и двумя плотниками для приведения в известность кедровых лесов, годных на построй­ ку яхт. Гулидову предписывалось, чтобы он, произведя в Яренском уезде опись кедрового леса, не упустил из виду осмотреть и другие местности, не окажется ли и еще где-либо того же лесу (в ту пору граница Яренского уезда простиралась и на часть нынешней терри­ тории Республики Коми). Гулидов нашел кедр только в Яренском уезде, а в 1739 г. организовал его заготовку с доставкой к Архан­ гельскому порту в количестве 1065 деревьев (С.Ф. Огородников, 1875).

В 1745—1747 гг. были описаны леса и составлены ландкарты в Каргопольском уезде (Г.И. Редько, Н.А. Бабич, 1993).

Б В 1748 г. производились работы по описанию лесов, произрас­ тавших около реки Северной Двины и ее притоков в полосах на расстоянии от 2 до 25 верст от берегов. Это описание выполнено на пространстве 2600 кв. верст, из них на площади 1900 кв. верст произрастал лиственничный лес, сосны же, по примерному исчис­ лению, найдено по 700 деревьев на каждой квадратной версте (В. Врангель, 1841).

С увеличением размеров эксплуатации северных лесов, в связи с развитием кораблестроения и экспорта древесины возникли опа­ сения о возможном истощении лесов Архангельской губернии.

Потребовалось составить новые описи лесов. С этой целью в 1768 г.

на Север направляется экспедиция капитана обер-квартирмейстера Дьячкова. По выданной ему инструкции предписывалось соста­ вить карты и описи по «правилу геометрии и географии». Работы «начать от Великого Устюга вниз по Двине в тех пределах, в кото­ рых леса должны быть охраняемы для флота. По окончании опи­ сания лесов по Двинской системе приступить к описанию лесов по рекам Вычегде, Лузе, Югу, Сухоне, Вологде и Онеге» (Н.В. Шел­ гунов, 1857). Выполнив невероятно трудную работу, экспедиция Дьячкова составила новые описи лесов и схематическую карту на громадную, в 90 млн десятин, территорию лесных пространств от западных границ России до Уральских гор.

В 1754 г. издана Инструкция межевым канцеляриям и конторам, по которой с весны 1756 г. производилось межевание земель в Московской губернии, несколько позднее — в Новгородской, а также Вятском и Великоустюгском уездах. Этими работами было положе­ но начало общему размежеванию земель, широкий размах которое получило с момента издания в 1766 г. постановления о Генераль­ ном межевании. Согласно Межевой инструкции, землемерам вме­ нялось в обязанность составлять экономический журнал, в котором наряду с описанием всего, что заслуживает «особенного внимания по части истории, статистики и географии», помещались сведения о качестве почвы и о лесах, с разделением их на строевые, дровя­ ные и смешанные (П. Иванов, 1846).

Генеральное межевание земель на большей части территории 1 верста = 1,0668 километра.

1 десятина = 1,0925 гектара.

Европейского Севера России проводилось в 80—90 гг. XV11I в. Оно имело важное значение для последующего изучения лесов Севера, Необозримые пространства лесов были разделены на дачи, лесные угодья кратко описаны и приближенно нанесены на карты. В боль­ шинстве лесных дач, особенно казенных, выделены сосновые и лиственничные корабельные рощи, объявленные заповедными, ко­ торые, по свидетельству В.Н. Латкина, были «окопаны и огражде­ ны караулом». Кстати говоря, им были собраны интереснейшие сведения о северных лесах и лесных промыслах (В.Н. Латкин, 1853).

Все возраставший интерес к Европейскому Северу и его при­ родным богатствам вызвал необходимость организации научных экспедиций. В 1771—1772 гг. в Архангельскую губернию направ­ ляется академическая экспедиция по изучению производительных сил России под руководством академика И.И. Лепехина, помощ­ ником которого был его ученик, впоследствии тоже академик Н.Я. Озерецковский, Руководствуясь в своих исследованиях прин­ ципами и методами, разработанными М.В. Ломоносовым, они со­ брали богатейшие материалы, в том числе и о лесных промыслах, «сродных лесистой стороне» (И.И. Лепехин, 1780).

В 1782—1797 гг. в Вологодской губернии проводилось генераль­ ное межевание земель и лесов. При этом обширная лесная терри­ тория была разграничена на крестянские и казенные леса (дачи), выделенные по бассейнам рек (Н.М. Нефедов, 1983).

Нельзя не вспомнить и о путешествии по Северу России в 1791 г.

П.И. Челищева, от пытливого взора которого не ускользнули и многие любопытные детали о северных лесах, и факты лесных погромов, обличающие иностранных дельцов, хозяйничавших в то время в лесах Севера (П.И. Челищев, 1886).

В 1837 г. по Архангельской губернии путешествует А. Шренк, интересующийся и произрастающими в ней лесами. В своей книге в 1855 г. он приводит интересные сведения о сплаве лиственницы и сосны. Ель тогда не заготовлялась.

Большая забота о выделении и сохранении на Севере лесов для кораблестроения проявлялась и в первой половине X I X в. Так, 18 мая 1804 г. на основании Устава о лесах была введена в дей­ ствие особая инструкция, по второму пункту которой в Архангель­ ской губернии учреждена лесная комиссия, обязанная «годные к корабельному строению леса выделять от селений в пользу флотов и для строения коммерческих судов» (ГААО. Ф. 115. Оп. 2. С. 229).

Кроме лесной комиссии, для разграничения лесов в Архангель ской и Вологодской губерниях были созданы особые партии.

Предписанием лесного департамента от 3 ноября 1810 г. землеме­ рам Архангельской казенной палаты поручалось «привести в изве­ стность земли и леса, при казенных селениях состоящие, сеять их на планы и разделить оные на лесосеки». При этом разрешалось «отдавать крестьянам только те леса, которые не годны на судо­ строение» (ГААО. Ф. 115. Оп. 3. С. 243). В 1814 г. Архангельская лесная комиссия сообщала в Департамент государственных иму ществ, что находящийся при комиссии землемер представил 18 планов лесных дач в Холмогорском уезде с полными для них экспликациями. В 1815 г. в Архангельскую губернию «для прииска лесов, годных на строение кораблей и коммерческих судов», на­ правляется ученый форстмейстер Добрышин (ГААО. Ф. 1505. On. I.

С. 53).

В 1831 г. была составлена «Топографическая карта доставления лесов по Северному округу в Архангельск. На ней показаны все реки, номера дистанций комиссионеров и их помощников, границы губерний, дороги и переволоки, губернские и уездные города, без­ уездные села, деревни и отдельные дома. Условными знаками на­ несены (красной тушью — лиственничные, зеленой — сосно­ вые) леса вдоль рек. С 1837 г. в Архангельской и Вологодской губерниях под руководством генерал-майора Паренсова проводи­ лись обширные работы по изысканию корабельных лесов. В тече­ ние 10—15 лет были описаны, выделены и нанесены на карты сотни корабельных лиственничных и сосновых рощ (Г.И. Редько, Н.А. Бабич, 1993). В 1853 г. часть печорских лесов обследуется ученым-лесничим Боровским (П.И. Крузенштерн, 1879).

Таким образом, в течение XVIII в. — начала X I X в. на террито­ рии Европейского Севера России проводились многочисленные, примитивные, по нашим понятиям, обследования и хозяйственные описания лесов. Из-за технического несовершенства и эпизодично­ сти работ добытые мужественными безвестными первопроходцами материалы быстро утрачивали свое первоначальное назначение, но, сохраняя большое познавательное значение, были использованы при составлении первых обзорных карт лесов Европейской части Рос­ сии.

* ** Расширение лесозаготовок, деревообрабатывающих производств, лесоэкспорта и смолокурного промысла на Европейском Севере вызвали необходимость проведения лесоустройства.

Первые работы по организации территории некоторых лесных дач, связанные с изысканием корабельных лесов, относятся к трид­ цатым — началу сороковых годов прошлого столетия. Так, по со­ общению Е.Г. Тюрина (1993), в 1834 г. были сделаны съемки трех лесных дач, входящих ныне в границы Грязовецкого лесхоза Воло­ годской области. В 1841 г. прорубались приисковые просеки с це­ лью разделения лесных дач на кварталы в Велико-Устюгском, То темском и Вельском уездах Вологодской губернии. Работы эти продвигались на Север и проводились в первую очередь в освоен­ ных лесопромышленниками лесных массивах. Но оторванность обширных лесных пространств от центральных районов России, бездорожье, недостаток денежных средств и кадров лесоустроите­ лей постоянно сдерживало продвижение лесоустройства в таежные леса Европейского Севера. Немалой помехой в этом важном для лесного хозяйства страны деле являлись межведомственная разоб­ щенность лесов и частное лесовладение. Достаточно сказать, что к середине X I X столетия леса Европейского Севера по роду лесовла дения делились на казенные, удельные, крестьянские, монастыр­ ские, заводские и частные. При этом нельзя забывать и то обстоя­ тельство, что основной целью государственного лесного хозяйства, хозяйства в удельных лесах, принадлежащих царской фамилии и управляемых на правах частной собственности, и частных лесовла дельцев было получение максимального дохода.

Бегло посмотрим на хронологию и географию лесоустроитель­ ных работ в начальный период их проведения.

Первые лесоустроительные работы на Европейском Севере, по данным О.И. Сурожа (1910), относятся к 1846 г. Изучая старые лесоустроительные отчеты, мы установили, что в 1847—1851 гг.

проводилось лесоустройство в частях Пустошуйской и Ношуль ской казенных лесных дачах Вологодской губернии. В 1851— 1853 гг. описываются лесные дачи в Вологодском и Грязовецком лесничествах, а в 1856—1864 гг. они обследуются с составлением планов ведения лесного хозяйства. В 1856 г. производится описа­ ние казенных лесных дач Кадниковского уезда с установлением оборотов рубки в высокоствольных хозяйствах 90 лет, в низкостволь­ ных — 35 лет. В 1860—1863 гг. устраиваются леса в Усть-Сысоль ском уезде.

На территории Архангельской губернии одной из первых была устроена в 1855 г. Турчасовская казенная лесная дача, расположен­ ная в бассейне р. Онеги. В 1859—1871 гг. проводились лесоустро ительные работы в удельных и казенных лесных дачах Шенкурско­ го уезда в среднем течении р. Ваги. В 1867 г. лесоустройство про­ водилось в Шелековской даче (в настоящее время часть Обозерско го лесхоза). В 1862—1868 гг. устраиваются Конецгорская, Селец кая, Тулгасская, Борецкая, Кургоменская и некоторые другие удельные лесные дачи (территория нынешнего Виноградовского района Архангельской области).

В 1868 г. была устроена знаменитая в те времена Орловская корабельная роща как особо ценный объект хозяйства, находивша­ яся в Великоустюгском уезде при слиянии двух крупных сплавных рек — Юга и Лузы. Повторно роща устраивалась в 1911г. по выс­ шему, первому, разряду инструкции 1911 г. (А.А. Битрих, 1913).

Лесоустроительные работы велись очень медленными темпами. По данным Э.И. Шенрока (1872), в северных губерниях к 1870 г. пло­ щадь казенных лесов, снятых на план и устроенных, составляла всего лишь около 7%. Его подсчеты показали, что при существо­ вавших в то время условиях и ходе лесоустроительных работ вся площадь лесов могла быть снята на план только через 97 лет (т. е.

к 1967 г. — О.Н.), а лесоустройство за этот период возможно было провести только на 3/5 площади казенных лесов.

Одной из множества причин, тормозивших лесоустройство на Европейском Севере, было отсутствие постоянного состава лесоус­ троительных партий с максимальным приближением их местона­ хождения к объектам работ. Сменный же состав лесоустроитель­ ных партий, ежегодно присылаемых из «центра», не способствова­ ли успеху.



Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.