авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 16 |

«УДК 630.6 ББК 43 Л 50 О.Л. Неволин, С В. Третьяков, С В. Ердяков, С В. Торхов. Л 50 Лесоустройство / О.А. Неволин, С В. Третьяков, С В. Ер­ ...»

-- [ Страница 2 ] --

В связи с этим леса первой группы разделяются на 20 категорий заыштности (ст. 56 Лесного кодекса РФ). В зависимости от группы лесов и категории защитности лесов первой группы устанавливает­ ся порядок ведения лесного хозяйства в них.

Многообразное назначение лесов первой группы вызывает не­ обходимость дифференцированного подхода при установлении на­ правления и режима лесного хозяйства.

Важнейшей задачей лесоустройства в лесах первой группы яв­ ляется проектирование такой системы лесохозяйственных меро­ приятий, которая обеспечивала бы:

• увеличение лесопокрытой площади за счет немедленного вос­ становления лесов на не покрытых лесом лесных площадях;

• улучшение породного состава насаждений путем реконструк­ ций и рубок ухода;

• формирование и выращивание смешанных и сложных насаж­ дений с повышенными водоохранными, почвозащитными, ветроза­ щитными и другими полезными свойствами;

Пояснение к схеме На примере Архангельской области наказано разделение лесной растительности на: леса, образующие лесной фонд, леса, не входящие в лесной фонд, и дреаесно-кустарниковую растительность. В лесах I группы категории защнтностн, где запрещены рубки главного пользования, выделены белее светлым цветом. Категории защнтности лесов I группы (природные парки, особо ценные лесные массивы, леса первого и второго поясов зон санитарной страны источников водоснабжения), а также резервные леса 1 1 группы, предлагаемые к выделению в современном лесном фонде, показаны блоком с пунктирной границей. В блок-диаграммах отражено дополнительное разделение лесов при лесоустройстве на хозяйственные части, к которым относятся также функциональные зоны, территории традиционного природопользования народов Севера, градостроительные зоны, режимные территории в лесах на землях обороны, а также земли, посторонних землепользователей, включенные в границы национальных парков.

• создание в зеленых зонах и курортных лесах красивых ланд­ шафтов и насаждений с высокими санитарно-гигиеническими и эстетическими свойствами;

• совершенствование способов и средств охраны и защиты насаж­ дений от вредных насекомых, грибных болезней, пожаров и т. д.

В качестве главных пород выбираются долговечные, с хорошо развивающейся корневой системой (сосна, лиственница, дуб, ясень, береза и др.), а также быстрорастущие породы.

Рубки главного пользования крупными лесосеками запрещены и регламентируются особыми правилами с преимущественным при­ менением постепенных и выборочных рубок. Сплошнолесосечные рубки разрешаются лишь в случаях, когда они целесообразны по лесоводственным соображениям при гарантированном, немедлен­ ном искусственном восстановлении на вырубках высокопродуктив­ ных насаждений с хорошими специальными свойствами. Ширина лесосек и сроки их примыкания устанавливаются в зависимости от состава насаждений и лесорастительной зоны. Лесное хозяйство в лесах первой группы по своей природе интенсивно.

Леса второй группы являются объектом выращивания высоко­ продуктивных насаждений с целью получения древесины. Одно­ временно они используются в водоохранных, почвозащитных и климатозащитных целях.

Главное пользование древесиной устанавливается в размере, не превышающем средний годичный прирост. Основной способ руб­ ки — сплошной, узкими лесосеками. Ширина лесосек и сроки не­ посредственного примыкания их определяются в зависимости от состава насаждений, лесорастительных условий, способа лесово­ зобновления и уровня механизации лесозаготовок. Эти указания вполне соответствуют эксплуатационным условиям, так как леса второй группы расположены в хозяйственно освоенных районах с густой сетью дорог, пригодных для транспортировки древесины.

Хорошее состояние просек при незначительной заболоченности местности позволяет использовать их для вывозки древесины. Зна­ чительная населенность территории, как правило, избавляет лесо­ заготовителей от строительства лесных рабочих поселков. Все это способствует экономичному применению сплошнолесосечных ру­ бок с наибольшим рассредоточением (деконцентрацией) узких ле­ сосек при освоении сравнительно небольших участков спелого леса, расположенных среди молодняков, средневозрастных и приспева ющих насаждений. Наряду со слошнолесосечными рубками прово­ дятся постепенные и выборочные рубки.

Основной задачей лесоустройства в лесах второй группы явля­ ется разработка мероприятий по:

• наиболее полному и рациональному использованию лесных ресурсов без потерь древесины на корню;

• увеличению прироста древесины путем облесения не покры­ тых лесом площадей, широкого проведения рубок ухода, примене­ ния биологической, огневой и осушительной мелиорации и т. д.;

• улучшению состава насаждений и качества выращиваемой древесины;

• расширению площадей с высокопродуктивными, здоровыми насаждениями;

• усилению охраны леса от пожаров и защиты от вредителей и болезней.

Леса третьей группы расположены главным образом в районах Севера, Сибири, Забайкалья и Дальнего Востока, удаленных от крупных промышленных центров, со слаборазвитой сетью желез­ ных и шоссейных дорог. Имеющиеся грунтовые дороги обычно труднопроходимы, особенно в весенний и осенний периоды. Плот­ ность населения в этих районах небольшая. Населенные пункты большей частью расположены около рек и железных дорог. Лесные массивы занимают обширнейшие территории и представлены спе­ лыми и перестойными древостоями с преобладанием хвойных по­ род (сосна, лиственница, ель, кедр). Молодого леса мало. Еще мень­ ше средневозрастных и приспевающих насаждений. Запасы спелой древесины огромны и исчисляются многими миллиардами кубо­ метров (около 70 млрд м ). Размер главного пользования древеси­ ной обусловливался потребностью в ней народного хозяйства стра­ ны. Советским правительством принят ряд постановлений о сокра­ щении размера рубок в малолесных и центральных районах и перебазировании лесозаготовительных предприятий в лесоизбыточ ные районы Европейского Севера, Сибири и Дальнего Востока.

Государственная собственность на леса и плановое развитие всех отраслей народного хозяйства в советское время позволили орга­ нам лесного хозяйства закрепить за лесозаготовительными пред­ приятиями на длительные сроки лесосырьевые базы со значитель­ ными запасами древесины.

В результате проведения большой и ответственной работы уже к началу 60-х годов X X столетия за лесозаготовительными пред приятиями было закреплено около 2500 лесосырьевых баз с эксп­ луатационным запасом древесины 10 млрд м \ Таким путем были созданы возможности для широкого развития в лесоизбыточных районах страны лесной и деревообрабатывающей промышленности.

Лесозаготовки в лесах третьей группы осуществлялись лес­ промхозами, оснащенными мощной современной техникой. Рубки леса велись сплошные, крупными лесосеками (обычно 500 х 500, 500 х 1000, 1000 х 2000 м) и регламентировались специальными пра­ вилами. Размещение мест рубок было связано с наличием лесовоз­ ных путей, на строительство которых и стационарных благоустро­ енных лесных поселков затрачивались значительные капиталовло­ жения.

После акционирования лесозаготовительных предприятий лесо­ заготовки осуществляют разные лесопользователи (АО, ООО, ОАО, частные лица, государственные организации и т. д., т. е. всех форм собственности).

Основным методом восстановления леса на вырубках является естественное лесовозобновление. Особое внимание при этом дол­ жно уделяться сохранению на вырубках молодняка хвойных пород, семенников и семенных куртин, обнажению почвы от живого по­ крова и лесной подстилки под семенной год, проведению огневой мелиорации и другим лесохозяйственным мероприятиям, обеспе­ чивающим быстрое и надежное естественное восстановление вы­ сокопродуктивных насаждений из желательных для народного хо­ зяйства страны древесных пород при наименьших затратах труда и денежных средств. Восстановление леса искусственным путем, как очень трудоемкое и дорогостоящее, ограничено. Лесные культуры создаются на небольших площадях.

Таким образом, в лесах третьей группы сложилась лесопромыш­ ленная система хозяйства, в которой ведущее место занимает лесо­ эксплуатация при обязательном выполнении требований лесного хозяйства.

Основными задачами лесоустройства в эксплуатационных (ос­ военных) лесах являются:

• наиболее точный учет лесных ресурсов;

организация хозяйств с непрерывным, неистощительным лесопользованием при наилуч­ шем использовании древесных запасов;

разработка мероприятий по повышению продуктивности лесов;

• проектирование лесовосстановлсния на вырубках ценными для народного хозяйства страны породами, при наименьших затратах труда и денежных средств и максимальном сокращении лесовозоб новительного периода;

• улучшение охраны лесов от пожаров и защиты их от вредите­ лей и болезней.

В резервных лесах третьей группы лесоустройство проводит работы по организации территории и лесоинвентаризации по упро­ щенной схеме (путем поле-камерального дешифрирования с огра­ ниченным количеством таксационных ходов), исходя из хозяйствен­ ных соображений. Большое внимание при разработке проекта уде­ ляется организации охраны и защиты резервных лесов от пожаров, лесных вредителей и болезней. Расчетная лесосека по резервным лесам рассчитывается, но не утверждается и показывается отдель­ ной цифрой.

В лесах всех групп могут быть выделены особо защитные уча­ стки лесов (ст. 55 ЛК РФ).

Особо защитные участки леса (ОЗУ) выделяются в целях сохра­ нения защитных и иных экологических и социальных функций таких участков путем установления в них соответствующего порядка ведения лесного хозяйства и пользования лесным фондом. Пере­ распределение лесов по группам — процедура сложная, длитель­ ная, решение принимается на уровне Правительства РФ. Система выделения ОЗУ позволяет оперативно вносить изменения в спосо­ бы ведения лесного хозяйства и лесопользования на конкретных участках лесного фонда. ОЗУ могут выделяться при лесоустрой­ стве, а также в межревизионный период органами управления лес­ ным хозяйством на основании обследования и в порядке внесения текущих изменений в материалы лесоустройства.

Например, при отводе делянки под рубки главного пользования выявилось наличие на ее территории глухариного тока. Органы управления лесным хозяйством или лесоустроительные организа­ ции обязаны и имеют возможность оперативно выделить вокруг площади глухариного тока особо защитный участок леса радиусом 300 м, на котором рубки главного пользования сразу же запреща­ ются.

Выделение особо защитных участков леса вместе с разделением лесов на группы, а лесов I группы на категории защитное™ опреде­ ляет выбор, расчет и установление практически всех основополага­ ющих элементов организации ведения лесного хозяйства лесополь­ зования, таких как способы рубок, структура и размер ежегодного размера как главного, так и промежуточного пользования, и т. д.

Одной из важных задач лесоустройства являлось обоснование деления лесов на группы. Эта работа проводилась по областям, краям и республикам при разработке генеральных планов развития лесного хозяйства;

по лесхозам и другим объектам лесоустройства в период проведения подготовительных к лесоустройству работ с тем, чтобы к началу основных полевых работ выделение лесов первой и второй групп было утверждено в юридическом порядке.

Обоснованные предложения по новому делению лесов на группы рассматривались органами лесного управления и затем по представ­ лению областных (краевых) исполкомов Советов депутатов трудя­ щихся утверждались Советом Министров союзной республики.

При выделении лесов первой группы был обязателен их осмотр в натуре с целью установления площади, действительно необходи­ мой к выделению. /Для этого создавалась специальная комиссия в составе начальника управления лесного хозяйства области, главно­ го лесничего, главного лесничего лесхоза, начальника или главного инженера лесоустроительной экспедиции (или старшего начальни­ ка лесоустроительной партии), представителей от райисполкома и других заинтересованных организаций. Составленные комиссией документы (акт обследования, обоснованная мотивировка, такса­ ционные и планово-картографические материалы) рассматривались областными и краевыми исполкомами, после чего направлялись в Совет Министров республики для утверждения. С момента утвер­ ждения материалы по новому делению лесов на группы приобре­ тали юридическую силу и становились обязательными к исполне­ нию.

В настоящее время, как и прежде, порядок отнесения лесов к группам и категориям защитности лесов первой группы, перевод лесов из одной группы в другую устанавливаются Правительством Российской Федерации. Перевод осуществляется на основании материалов лесоустройства и специальных обследований федераль­ ным органом лесного хозяйства по согласованию с органами госу­ дарственной власти субъектов Российской Федерации и заинтере­ сованными федеральными органами исполнительной власти.

Отнесение лесов, имеющих важное значение для охраны окру­ жающей природной среды, к запретным полосам по берегам рек, озер, водохранилищ или других водных объектов, защитным поло­ сам вдоль железнодорожных магистралей и автодорог (областного, республиканского или федерального значения), не связанное с пе­ реводом лесов из одной группы лесов в другую, осуществляют органы государственной власти субъектов Российской Федерации.

Представление готовят территориальные органы управления лес­ ным хозяйством.

Решение о выделении резервных лесов принимают органы госу­ дарственной власти субъектов Российской Федерации. К резервным относят крупные лесные массивы, не вовлекаемые в эксплуатацию в ближайшие 15—20 лет. Критерии выделения резервных лесов опре­ деляют федеральные органы управления лесным хозяйством.

2.4. Экономические, правовые и теоретические основы лесоустройства Деление лесного фонда на группы является той правовой осно­ вой, на которой возникают и развиваются экономические и право­ вые отношения между владельцами леса, лесопользователями и лесоустройством как государственным институтом организации на научных основах высококультурного лесного хозяйства.

Современные методы ведения лесоустройства основываются на действующем законодательстве Российской Федерации, в плане организационно-правовых форм предприятий. Организации, зани­ мающиеся лесоустроительными работами, являются федераль­ ными государственными унитарными предприятиями. Работы, выполняемые ими, оплачиваются в централизованном порядке из федерального бюджета в соответствии с договором (планом), кото­ рый заключается в начале года. В то же время предприятия и эк­ спедиции могут выполнять работы самостоятельно по договору с организациями, предприятиями любых форм собственности и граж­ данами. На отдельные виды работ согласно Федеральному закону о лицензировании деятельности лесоустроительные предприятия должны иметь лицензию.

Лесной кодекс Российской Федерации (1997), основной доку­ мент, регламентирующий лесные отношения, указывает, что ведение лесного хозяйства и лесопользования без лесоустройства запреща­ ется (статья 74). Лесоустройство проводится по единой системе в установленном порядке, что позволяет получать сопоставимые ре­ зультаты на всей территории лесного фонда России. «Информа­ ция о лесном фонде, полученная за счет средств федерального бюджета, является федеральной собственностью и предоставляется гражданам и юридическим лицам в порядке, определяемом Прави­ тельством Российской Федерации» (статья 75). В связи с этим было принято Постановление Правительства, регламентирующее пользо­ вание информацией о лесном фонде (1997). В нем говорится о порядке предоставления сведений на платной основе. Размер опла­ ты определяется в зависимости от размера затрат на получение этих сведений. Сведения о лесном фонде для учебных, научных и других некоммерческих целей могут предоставляться бесплатно.

Информация, представляющая коммерческий интерес, выдается за плату, порядок расчета определяется федеральными органами управления лесным хозяйством.

Основные термины и определения регламентируются отрасле­ выми стандартами.

Порядок проведения лесоустроительных работ определяется Инструкцией по проведению лесоустройства в лесном фонде Рос­ сии (1995).

Теоретической основой лесоустройства является учение о нор­ мальном лесе — модели лесного фонда для организации непрерыв­ ного, неистощительного пользования лесом.

2.5. Нормальный лес. Древесный запас н прирост в хозяйственной секции При организации лесного хозяйства и лесопользования вовсе не безразлично, какое распределение (соотношение) имеют площади и запасы хозсещий по классам возраста и возрастным группам.

Бесконечное разнообразие этих соотношений можно свести к трем основным случаям: площади насаждений более или менее равно­ мерно распределены по классам возраста;

в хозяйстве преобладают спелые и перестойные насаждения;

преимущественное положение занимают молодые и средневозрастные насаждения.

С точки зрения организации непрерывного пользования древе­ синой наиболее желательна такая возрастная структура лесов хо­ зяйства (хозсекций), где площади насаждений распределены по классам возраста равномерно, причем высшим классом возраста должен являться тот, на который приходится установленный обо­ рот рубки. Иметь в хозяйстве перестойные насаждения нецелесо­ образно.

Эти особенности организации непрерывного лесопользования привели в свое время к построению теоретической схемы так на­ зываемого нормального леса. По определению М.М. Орлова (1927), «...нормальный лес есть или одно нормальное насаждение пери одического хозяйства, или нормальное хозяйственное целое, состо­ ящее из многих насаждений». И далее: «...нормальный лес как хо­ зяйственное целое, объединяемое одной формой хозяйства и одним оборотом рубки, должен удовлетворять следующим четырем тре 1. Насаждения его должны иметь наи­ высший средний прирост, или, как гово­ рят, отличаться нормальным приростом.

2. Все классы возраста, в пределах оборота рубки, должны быть представ­ лены нормальными насаждениями на одинаковых площадях.

3. Нормальные насаждения должны быть так разгруппированы в простран­ стве, чтобы все технические лесовод ственные требования постоянно выпол­ нялись без всяких пожертвований со стороны хозяйства;

иными словами, нор­ мальные насаждения должны быть нор­ мально распределены в пространстве.

Михаил Михайлович Орлов 4. Качество нормального прироста и состав нормального запаса должны быть такими, которые обеспечивают наивысший постоянный лесной доход».

Необходимо обратить внимание на то обстоятельство, что в при­ роде не существует и не может существовать нормального леса как хозяйственного целого. Природа леса чрезвычайно сложна и мно­ гообразна, она обусловлена разнообразнейшими климатическими, лесорастительными, географическими, антропогенными и другими факторами, исключающими самую возможность создания нормаль­ ного леса. Лесоустройство рассматривает теоретическую схему нор­ мального леса как расчетный технический способ, как некоторый эталон для сравнения и выяснения связей между приростом, запасом и оборотом рубки в хозяйственной единице. Этот теоретический эталон является тем руководящим принципом, «который определяет собою как направление организации, так и осуществление ее;

без этого элемента не может быть никакого лесного хозяйства, как дея­ тельности планомерной и целесообразной» (М.М. Орлов).

Связь между приростом, запасом и оборотом рубки в схеме нормального леса можно изобразить графически (см. страницу 54).

На графике по оси абсцисс отложено количество лет, равное обо­ роту рубки ((/ = 120 лет), подразделенное в принятом масштабе на 20-летние классы возраста. По оси ординат откладываются нор­ мальные приросты древесины (Z). Допускается, что годичный при­ рост древесины в насаждениях всех классов возраста одинаков и равен среднему приросту на 1 га 120-летних насаждений. Возоб­ новление нормальных насаждений происходит немедленно вслед за рубкой. Площадь малого прямоугольного треугольника I выра­ жает величину древесного запаса насаждений I класса возраста.

Площади трапеций II, III, IV, V, VI соответствуют запасам насаж­ дений II, III, IV, V и V I классов возраста. Общий запас насаждений хозяйства с нормальным лесом (М„) на графике выражается площа­ дью большого прямоугольного треугольника, или:

где UZ — нормальный прирост древесины всех насаждений, или запас на 1 га самого старого (в нашем примере 120-летнего) насаж­ дения;

U — оборот рубки.

Из формулы видно, что нормальный запас в хозяйстве с нор­ мальным лесом равняется приросту всех насаждений (UZ), умно­ женному на половину оборота рубки (U/2).

Непременным условием пользования древесиной в нормальном лесу является рубка леса с немедленным возобновлением его при сохранении нормального запаса. Следовательно, пользование дре­ весиной должно производиться в размере прироста. Общий же размер пользования древесиной за оборот рубки будет равен двой­ ному запасу, имевшемуся в хозяйстве к моменту первой рубки насаждений старшего класса возраста. На графике общий размер пользования древесиной изображается площадью прямоугольника.

Процент пользования определяется из равенства: UZ: UZUI2 = Р: 100, преобразовав которое, получим Р = 200/17.

Таким образом, процент нормального пользования древесиной в нормальном лесу определяется как частное от деления постоянного коэффициента 200 на величину оборота рубки. Чем выше оборот рубки, тем меньше процент пользования древесиной.

Соотношения между приростом, запасом, пользованием и оборо­ том рубки в теории нормального леса рассматриваются в статике.

Природа леса чрезвычайно сложна, многообразна, динамична, и поэтому теоретические положения, вытекающие из схемы нормаль­ ного леса, могут использоваться в практике лесоустройства только при анализе действительного прироста, запаса и пользования древесиной в сравнении с неким не существующим, но желаемым эталоном.

\ ем Действительное распределе­ ние насаждений по классам воз­ раста может быть самым раз­ нообразным. Возрастная струк­ тура лесов в хозяйстве далеко не всегда отвечает целям лесного хозяйства и лесоэксплуатации.

Aospacm, лет Наличие в хозяйстве только мо­ лодых и средневозрастных на­ Связь между приростом, запасом и оборотом рубки в схеме нормального саждений исключает возмож­ леса. I, II, III, IV, V, VI — классы воз­ ность рубки и главного поль­ раста. Оборот рубки U = 120 лет зования древесиной. Преобла­ дание спелых и перестойных на­ саждений при усиленной их эк­ сплуатации ведет к временному прекращению рубок в будущем и создает порой непреодолимые трудности в организации непрерыв­ ного пользования лесом. Возможности лесопользования зависят не только от продуктивности насаждений, слагающих хозяйственное целое, но и от распределения их по классам возраста.

Экономическое значение древесного запаса зависит от того, ка­ кими насаждениями он представлен. Различают две категории дре­ весного запаса — эксплуатационный и лесоводственный.

Эксплуатационный запас — это запас спелых и перестойных на­ саждений (в которых возможны РГП), образующий эксплуатацион­ ный лесной фонд. Эксплуатационный запас представляет собой пред­ мет лесозаготовительного труда и продукт лесохозяйственного труда.

Лесоводственный запас — это запас древесины в молодых, сред­ невозрастных и приспевающих насаждениях. Он является предме­ том лесохозяйственного труда. От соотношения между лесоводствен ным и эксплуатационным запасами, то есть от структуры запаса, зависят величина самого запаса хозяйственной единицы, прирост древесины, размер рубки леса и условия организации лесного хозяй­ ства. Большое влияние на структуру запаса оказывает оборот рубки.

Рассмотрим три типичных случая структуры запаса в хозяйствен­ ной единице: хозсекции сосновые, средний класс бонитета — III, продолжительность класса возраста — 20 лет, площади хозяйств — 1000 га.

Первый случай. Равномерное распределение площадей насаж­ дений по классам возраста в пределах оборота рубки (табл. 2.2).

Таблица 2. •* I Приросты Приросты I насаждений, м ш на 1 га, м о ь. « возраста IS S А II § Й« Эя Классы ж «я ас ев ч С« u §• я а' В *", о й 5« и е.

s о i о I В о. я С Li Оборот рубки 100 лет I 10 30 2,3 6000 300 1, II 30 100 3,9 20000 660 3,3 |б III 50 190 4,5 38 000 760 3. IV 70 275 4,3 55 000 780 3. 90 340 3,25 68 000 760 V 3,8 — — — — Итого 1000 187000 3260 3650 Оборот рубки 160 лет I 10 125 30 3750 1.5 2,3 30 II 100 12 500 3,3 3,9 50 III 190 23 750 3.8 4.5 • 70 IV 275 34 400 3.9 4,3 90 V 340 42 500 3,8 3,25 ПО VI 385 48 100 3.6 1. 130 VII 415 51 900 3,2 1, 150 VIII 430 53 800 2,8 0,7 — — — Итого 1000 - 270700 3240 2731 Примечание. Запас древесины на 1 га в 100-летнем возрасте 365 м, в 160-лет­ нем — 437 м.

Проанализировав цифровой материал табл. о структуре запаса и приросте в двух равновеликих по площади хозсекциях при рав­ номерном распределении площадей насаждений по классам воз­ раста в пределах разных оборотов, можно сделать следующие выводы:

1. При равномерном распределении насаждений по классам воз­ раста в пределах оборота рубки средний возраст (А ) равен поло­ ер вине оборота рубки: А = U: 2. Действительно:

ср при U = 100 лет 10-200+30200 + 50 200 + 70-200 + 90-200 50000 с п А= = 50 лет;

р 1000 при U = 160 лет 10-125 + 30 125 + 50 125 + 70 125 + 90 125 + 110-125+ А ср + 130-125 + 150-125 80000 ОЛ = = 80 лет.

1000 Можно также сказать, что оборот рубки равняется удвоенному среднему возрасту: U = 2А. ср 2. С увеличением оборота рубки увеличивается и запас древеси­ ны хозяйственной единицы. Запас есть функция оборота рубки.

М Ми 270700 187000 м.

г Иначе говоря, при меньших оборотах рубки хозяйству требует­ ся и меньший запас, при этом заготовляется древесина меньших размеров;

для получения же крупномерной древесины хозяйство должно располагать и большим запасом (в нашем примере в 1, раза).

3. Относительная доля лесоводственного запаса возрастает с увеличением продолжительности оборота рубки. Относительная же величина эксплуатационного запаса изменяется в обратном от­ ношении. Так, в хозсекции при 100-летнем обороте рубки лесо­ водственный запас составляет 64% от общего запаса, а при 160 летнем обороте рубки он возрастает до 80%, Это и понятно, так как для производства крупномерной древесины требуется и ббль ший производительный запас. Эксплуатационный запас при 100 летнем обороте составляет 36%, а при 160-летнем — 20% от общего запаса.

4. Из предыдущего вывода следует, что с оборотом рубки связа­ на и сортиментная структура запаса. С увеличением оборота рубки относительная доля более крупных сортиментов возрастает.

5. В хозяйствах с пониженными оборотами рубок преобладание насаждений, не достигших возраста количественной спелости, при­ водит к тому, что и для хозяйства в целом текущий прирост древе­ сины оказывается выше среднего. С увеличением оборота рубки разница сглаживается и при повышенных оборотах рубки прини­ мает обратное соотношение. Так, при 100-летнем обороте рубки превышение текущего прироста древесины над средним составля­ ет 12%;

при 160-летнем обороте рубки, наоборот, средний прирост превышает текущий на 19%.

6. С увеличением продолжительности оборота рубки размер главного пользования древесиной уменьшается. Так, при 100-лет­ нем обороте рубки годичная лесосека по площади равна:

F 3 L, = — = - 10 га, по запасу М = 365 м х 10 = 3650 м ;

20 при 160-летнем обороте рубки F 3 I _™ = = 6,25 га, М = 437 м х 6,25 = 2731 м.

20 7. Размер ежегодного пользования древесиной равняется теку­ щему приросту ее во всех насаждениях хозсекции.

8. При увеличении оборотов рубки уменьшается процент пользо­ вания древесиной. Так, при 100-летнем обороте рубки 3 6 5 " х 100 = 1,95%, или Р = — = 2,0%;

187000 при 160-летнем обороте рубки 2731 Р= х 100 = 1,01%, или Р = — = 1,25%.

270700 Второй случай. Хозсекция с избытком спелых и перестойных насаждений (табл. 2.3).

Таблица 2. Приросты Приросты Средний запас * * п из насаждений, м на 1 га, ы. на 1 га, м « Структура запаса, % 8н s us возраста Sab Классы 11= S X =! S.

« Й я & as в.

U В, Я 2 8 « Л 81 Н о Еч я Оборот руб ки 100 лет I 10 60 30 1.5 2,3 1800 90 1»

3, II 30 30 100 3,9 3000 99 50 10 190 III 3.8 4.5 4, 70 50 275 13 750 IV 3. 90 100 340 34000 V 3,25 3, 110 150 385 57 750 VI 3.6 1. 130 200 415 83 000 U3 VII 3,2.94, 150 200 430 86000 560 VIII 2,8 0, 170 100 426 42 600 IX 2,5 -0,05 - 190 100 410 41000 2, X -0,8 - — — — Итого 1000 364 800 3012 Анализ материалов позволяет сделать следующие выводы:

1. Средний возраст насаждений хозсекции выше оборота рубки и для нашего примера равен 123 годам. При равномерном же рас­ пределении насаждений по классам возраста он был равен 100 годам, то есть в данном примере — обороту рубки.

2. Относительная доля лесоводственного запаса резко падает (5,6%), а эксплуатационный запас имеет большой удельный вес (94,4%).

3. Текущий прирост древесины меньше среднего, в данном примере — в 2,2 раза.

4. Размер годичного пользования древесиной, если его исчис­ лять из расчета вырубки всех спелых и перестойных древостоев в течение 20 лет, т. е. продолжительности одного класса возраста (как это делается при равномерном распределении насаждений по классам возраста), будет намного превышать средний и текущий приросты. В нашем примере F+ F i + Fvn+ Fym + Fix + F v V x= = • 42.5 га.

L 20 20 ' 3 3 М = 405 м х 42,5 = 17210 м, где 405 м — средний запас на 1 га спелых и перестойных насаждений, вычисленный как частное от деления суммы общих запасов спелых и перестойных насаждений на их площадь:

Л/у + Му, + Л/vn + A^vm + Мх + М _ 344350 х = 405 м М= + Fym + F F + Fyi + F +F v vn a x Сопоставление пользования с приростами показывает, что вели­ чина его больше среднего прироста в 5,7, а текущего — в 12,4 раза.

Процент пользования составляет:

4.т.

Таким образом, размер годичного пользования древесиной в хозяйствах с преобладанием спелых и перестойных насаждений будет всегда превышать средний и текущий приросты по древесно­ му запасу.

Третий случай. Хозсекция с преобладанием молодых и средне­ возрастных насаждений при недостатке спелых (табл. 2.4).

Таблица 2. у раст иаса жде Приросты Приросты Средний воз 1 на 1 га, м насаждений, м $"к Площадь насажде­ ний, лет возраста IS г « ний, га Классы Ь S я a 5 is 1 г §з В В Si Оборот рубки 100 лет I 10 400 30 12000 600 2, 1, II 30 300 100 30 000 990 3,3 3, }• 50 200 190 38 000 760 III 3.8 4, 70 50 275 13 750 195 4, IV 3. 90 340 17000 190 50. 3,8 3, V — — — — Итого 1000 110750 2735 3368 Примечание. Запас древесины на I га в 100-летнем возрасте — 365 м. !

Из приведенных данных можно сделать следующие выводы:

1. Средний возраст насаждений хозсекции равен 31 году, то есть меньше, чем средний возраст их при условии равномерного рас­ пределения насаждений по классам возраста (50 лет).

2. Относительная доля лесоводственного запаса резко возраста­ ет (85%), а эксплуатационный запас имеет незначительный удель­ ный вес (15%).

3. Текущий прирост древесины больше среднего в нашем при­ мере в 1,2 раза.

4. Размер годичного пользования древесиной в сравнении с приростом невелик и в приведенном примере составит по площади F 3 L = — = — = 2,5 га и по запасу М = 365 м х 2,5 = 913 м.

20 Как видим, пользование древесиной ниже прироста и составля­ ет от среднего прироста 33,4%, от текущего — 27,0%. В таком хозяйстве рубки утрачивают промышленное значение. Процент пользования довольно мал и ниже, чем в хозяйствах с равномер­ ным распределением насаждений по классам возраста. В примере он равен:

р * ю о = 0,82%.

= Таким образом, соотношение между приростом, запасом и пользованием в хозяйственной единице может быть различным и зависит главным образом от распределения насаждений по классам возраста. Это соотношение изменчиво, все время находится в ди­ намике и является результатом действия многочисленных природ­ ных факторов и хозяйственной деятельности человека.

Лесное хозяйство, решая важнейшую проблему повышения про­ дуктивности лесов, должно стремиться к организации хозсекции с более или менее равномерным распределением насаждений по классам возраста в пределах оборота рубки. Задача исключительно сложная, но со временем и при правильном ведении хозяйства выполнимая.

3. ЛЕСНАЯ ТИПОЛОГИЯ В ЛЕСОУСТРОЙСТВЕ На лесоустроителей отныце возлагается ответ­ ственная задача положить типы лесов в основу лесного хозяйства.

В.Н. Сукачев, 3.1. Краткая историческая справка о возникновении и развитии лесной ТИПОЛОГИИ В РОССИИ Самобытное зарождение и развитие лесной типологии — одна из замечательных страниц истории отечественного лесоустройства.

Лесная типология имеет непреходящее значение. Ее проблемы до сих пор волнуют умы лесоводов и лесоустроителей.

Для северного лесоустройства лесная типология имеет особую значимость и прежде всего как средство дальнейшего совершен­ ствования организации лесного хозяйства Европейского Севера по мере его интенсификации и перехода на непрерывное и рациональ­ ное лесопользование с улучшением качественного состава и повы­ шения продуктивности лесов при сохранении биологического разнообразия в природе. Будущее, мы убеждены, — за лесными хозяйствами, устроенными на лесотипологической основе.

Чтобы успешно решать сложные технические вопросы такого лесоустройства, лесовод-инженер лесного хозяйства должен не только в совершенстве владеть основами лесной типологии, но и хорошо знать ее историю. Не зная прошлого, нельзя правильно оценить настоящее и предвидеть будущее!

Возникновение лесной типологии Начало свое лесная типология берет из многовековых глубин народной мудрости. Без преувеличения можно сказать, что первы­ ми лесными типологами были русские крестьяне, извечно и не разрывно связанные с лесом. И здесь невольно приходят на память такие слова из блестящей лекции профессора Вихрова — главного героя романа «Русский лес», написанного замечательным мастером художественного слова Леонидом Максимовичем Леоновым: «Лес встречал русского человека при появлении на свет и безотлучно провожал его через все возрастные этапы: зыбка младенца и первая обувка, орех и земляника, кубарь, банный веник и балалайка, лучи­ на на девичьих посиделках и расписная свадебная дуга, даровые пасеки и бобровые гоны, рыбацкая шняка или воинский струг, гриб и ладан, посох странника, долбленая колода мертвеца и, наконец, крест на устланной ельником могиле. Вот перечень изначальных русских товаров, изнанка тогдашней цивилизации: луб и тес, брус и жолоб, ободье и мочало, уголь и поташ. Но из того же леса текли и побарышнее дары: пахучие валдайские рогожи, цветастые рязан­ ские санки и холмогорские сундуки на тюленевой подкладке, мед и воск, соболь и черная лисица для византийских щеголей....Итак, лес кормил, одевал, грел нас, русских...» (1954).

Умудренные житейским опытом, передаваемым из поколения в поколение, крестьяне очень тонко понимали природу леса. Они довольно точно расчленяли леса своей местности на участки одно­ родные в хозяйственном отношении с устойчивыми природными признаками. Меткие народные названия: смолокурный бор, брус няжный бор, бор-ягодник, холмовая ровнядь, рада, болото, исада и многие другие, емкие по содержанию, были понятны простому народу по смыслу и хозяйственному значению. Так, северному крестьянину было хорошо известно, что лучший осмол он получит на «беломохе» — в смолокурном бору, что лучший лесоматериал для строительства он выберет в брусняжном бору (бору-ягоднике) или на еловых «холмах» и что строевое бревно, вырубленное в согре, сурадке, суболотке, суковато, с кренью и менее долговечно, что согру можно расчистить под сенокос, а на болоте добыть торфа для удобрения полей и подстилки скоту, что лучший ивовый прут для плетения корзин и рыболовных снастей он заготовит в исаде, и т. д. Выходя в лес на промысел пушнины, зверя и птицы, крес­ тьянин-охотник прекрасно ориентировался в сложнейшем хитро­ сплетении лесной природы и знал, в каких угодьях охота будет добычливее;

он знал, где лучше промышлять куницу и других пуш­ ных зверьков, где лучше проложить «путик» (например, расставить силки для ловли рябчиков), где быстрее найти хороший постоян ный глухариный ток, где устойчиво токуют тетерева, где надежнее выследить лося, и т. д. / Многовековая народная мудрость очень верно приметила, что рост леса, состав древесных пород в нем и качество древесины прямо и тесно связаны с почвенно-грунтовыми условиями. Вот так в глубине веков народная мудрость и предопределила естествен­ ную классификацию лесов в связи с удовлетворением тех или иных хозяйственных надобностей крестьян.

Плодами народной мудрости, естественно, и воспользовались лесоустроители, первые, кто прокладывал пути в неизведанное, организуя лесное хозяйство на обширнейших лесных пространствах России.

Честь открытия типов насаждений принадлежит северным ле соустроителям, о чем подробно мы будем говорить далее.

Вслед за северными лесоустроителями таким же путем пошли лесоустроители в других местностях России. Так, пять лет спустя после замечательной статьи И. И. Гуторовича (1897), открывшего хозяйственные типы насаждений для широкого круга лесных дея­ телей — практиков и ученых-лесоводов, — на страницах «Лесного журнала» появилась очень обстоятельная работа Н.К. Генко (1902).

Под его руководством в 1889 г. устраивались леса Беловежской пущи с преобладавшими смешанными насаждениями, очень за­ труднявшими лесотаксационные работы. Лесное хозяйство в пуще велось по выборочной форме, и, естественно, необходимо было выработать такой подход к таксации, при котором был бы вовсе исключен слишком мелочный выдел насаждений по второстепен­ ным различиям, не существенным для организации ведения выбо­ рочного хозяйства. Нужное решение было подсказано народной мудростью. Н.К. Генко все насаждения пущи подразделил на во­ семь типов насаждений: бор-лядо — сосновое насаждение по сухо­ долу;

багон — сосновое насаждение на заболотившейся почве;

бор с дубиной — дубняк со старой сосной;

бор с березиной — берез­ няк (и осинник) со старой сосной;

бор с елиной — ельник с сос­ ной;

елосмыч — ель с лиственными породами;

груд — лиственный лес по суходолу;

олесь — лиственный лес (преимущественно ольха и ясень) по-мокрому. По поводу выделения этих восьми типов на­ саждений Н.К. Генко писал: «Местное простонародье исстари научилось различать эти типы, придавая каждому из них характе­ ристичную кличку, а это давало межевым чинам возможность раз решить всякое встречаемое сомнение путем расспросов. Типы эти... различаются... между собой не только по составу пород, но и по их росту и качеству, и сверх того по качеству почвы и по верх­ нему ее покрову». Интересно, что по каждому из восьми типов насаждений и для всей Беловежской пущи лесоустроители, благо­ даря применению классификации по типам, рассчитали и опреде­ лили запасы спелого леса, предполагаемую выборку его и выход товарного леса по породам. Вот как оценивал значение лесотипо логического подхода при лесоустройстве того времени Н.К. Генко:

«Только благодаря установлению этих типов удалось завершить подготовительные работы в один год;

без этой руководящей нити потребовалось бы для достижения удовлетворительной съемки и описания леса, меняющегося в своем составе (т. е. по степени сме­ шения пород, по возрасту и по полноте) чуть ли не на каждом шагу, производить мелочный выдел участков. С этой последней целью пришлось бы прокладывать визиры чуть ли не через каждые 30 сажен, а исполнение такой работы потребовало бы, при том же числе съемщиков, до трех лет, а между тем в такой сложной ра­ боте не предстояло, как увидим впоследствии, особой надобности»

(Н.К. Генко, 1902). Самобытность классификации типов насажде­ ний, простота решения сложнейшего по тем временам вопроса по хозяйственному разделению лесов на естественно-исторической основе заслуженно поставили Н.К. Генко в число первых лесотипо логов России.

На одном из заседаний Московского Лесного общества 16 де­ кабря 1896 г. С.Ф. Бергер выступил с докладом «О господстве по­ род и типах леса». Он говорил о неудобстве классификации насаж­ дений только по господству пород и считал более целесообразной классификацию по типам насаждений с учетом не только состава насаждений, но также почвы и рельефа. Здесь надо заметить, что аналогичное предложение было сделано в 1888 г. А.Ф. Рудзким в его первом издании «Руководства к устройству русских лесов», где он первым среди ученых-лесоводов привел свою схему расчлене­ ния леса по типам насаждений, именуя их «первообразами». По хронологии событий А.Ф. Рудзкий первым из ученых подал мысль о разделении леса на типы насаждений, а поэтому его следует считать основоположником типологии леса.

Изучая специальную литературу, мы пришли к выводу о том, что лесоустроительная практика вплотную подошла к идее типов насаждений к середине X I X века. Уже в первой русской лесоустро ительной инструкции (1830) предусматривалась таксация леса по породам, возрасту, полноте и почвенным условиям (О.А. Неволин, 1980). В общей русской лесоустроительной инструкции 1845 г. даны подробные разъяснения о выделе насаждений по составу и услови­ ям местопроизрастания;

при этом таксатор обязан был охарактери­ зовать рельеф и положение (пологое, покатое, крутое, весьма кру­ тое, обрывистое), а также указать степень влажности почвы (весь­ ма сухая, сухая, свежая, сырая, мокрая). Инструкция предписывала лесоустроителям в устраиваемой даче определять класс добротно­ сти почвы путем определения величины среднего прироста древе­ сины закладкой пробных площадей в полных спелых насаждениях, произрастающих на различных почвах. В результате «наибольший средний прирост, найденный в даче, принимается за прирост, соот­ ветствующий лучшему или 1 классу почвы, а за худший класс почвы (за исключением болот) почитается там, где найден в полных на­ саждениях наименьший прирост. Между этими крайностями мож­ но принять средних 1, 2, 3 и более классов, смотря по тому, сколько разностей встречается в почве» (§ 74 Инструкции.., 1845).

Известный лесоустроитель того времени А.Р. Варгас-де-Бедемар (1850), руководствуясь этими указаниями, составил свои знамени­ тые опытные таблицы хода роста насаждений с распределением их по составу и производительности на пять классов добротности (по современному — на пять классов бонитета). И вот тогда, исследуя запас и прирост лесонасаждений, он впервые высказал идею о ти­ пах насаждений. Так, в одной из своих книг Варгас писал: «Прямая цель таксации, т. е. определения запаса и прироста лесов, для ве­ дения правильного хозяйства может быть достигнута посредством измерения немногих насаждений, представляющихся типами каж­ дой лесной местности» (А.Р. Варгас-де-Бедемар, 1850). В одно и то же время с Варгасом к идее типов насаждений близко подошел в Пермской губернии А.Е. Теплоухов (1848). Но это были лишь до­ гадки пытливых умов, догадки, не вышедшие в практику.

Вслед за А.Ф. Рудзким мысль о необходимости установления типов насаждений в связи с изучением лесовозобновления и назна­ чением при лесоустройстве хозяйственных мероприятий высказы­ вал В.Я. Добровлянский (1888 г.). В 1896 г. под руководством лес­ ничего Лисинского учебного лесничества Санкт-Петербургского Лесного института Д.М. Кравчинского было проведено очередное лесоустройство Лисинской лесной дачи «на основе разработанных им для лисинских условий хозяйственных типов леса». Здесь Д.М. Кравчинский развивал идею «первообразов» Рудзкого и при­ менил ее к конкретным условиям. Он выделил пять типов насаж­ дений: ель по суходолу на суглинках, сосна боровая (строевая), сосна по болоту (дровяная), береза по суходолу, береза по болоту.

За хозяйственными типами Д.М. Кравчинский (1900) видел буду­ щее в организации лесного хозяйства при лесоустройстве и внедре­ ние типов насаждений считал необходимым улучшением в устрой­ стве наших лесов.

Проблемой классификации насаждений на естественно-истори­ ческой основе в те времена заинтересовались и ботаники. Так, акад.

С И. Коржинский (1888), изучая растительные формации в северо­ западной части Казанской губернии, выделил восемь типов насаж­ дений: еловый лес мшистый, сосновый бор мшистый, сосновый бор сухой, лиственный лес, березовый лес, ель с лиственными, сосна с лиственными, сосна с березой. В отличие от лесоводов Коржинский выделил эти типы по составу насаждений с учетом состава напочвенного покрова кустарников, травянистой раститель­ ности и мхов. Условия внешней среды вообще и почвенно-грунто вые условия при этом недооценивались.

Вот так постепенно накапливались литературные материалы, формировались идеи, вырабатывались подходы к классификации лесов на естественно-исторической основе. На переднем крае прак­ тического решения лесотипологической проблемы были северные лесоустроители.

Морозовский период в лесной типологии К началу X X в. лесоустроительная практика подготовила необ­ ходимую базу для научного осмысливания возникшей проблемы, а добытые ею материалы послужили прочным фундаментом разра­ ботанного Г.Ф. Морозовым учения о типах насаждений. Создавая свое учение о типах насаждений, Г.Ф. Морозов проанализировал опубликованный материал по типам и изложил все осмысленное в своих работах в 1903 и 1904 годах. При дальнейшей разработке учения о типах насаждений Г.Ф, Морозов неоднократно выступал в печати и приковал пристальное внимание к этой проблеме всех специалистов лесного хозяйства. Проблемы лесной типологии по докладам Г.Ф. Морозова и Д.М. Кравчинского обсуждались на X I Всероссийском лесном съезде в г. Туле 3 августа 1909 г.

Г.Ф. Морозов представил на этом съезде обширнейший доклад на 56 страницах типографского издания;

на­ против, его оппонент Д.М. Кравчинский выразил свои мысли в защиту хозяйствен­ ных типов насаждений всего на 9 страни­ цах. Заметим, что в истории лесных съез­ дов (а их было 12) вопросы лесной типо­ логии ранее не ставились и эти доклады были первыми. Доклад Г.Ф. Морозова был теоретического направления с обоснова­ нием учения о типах насаждений с тех начальных позиций, на которых тогда стоял его создатель. Доклад Д.М. Крав­ Георгий Федорович чинского был построен в практическом Морозов плане и содержал критические высказы­ вания против слабых сторон положений Морозова, не признавав­ шего тогда при определении типа насаждений состава древостоев и роли экологических свойств древесных пород.

О назначении типов насаждений для практики лесного хозяй­ ства свидетельствуют многочисленные печатные работы лесоводов того времени. При дальнейшей разработке учения о типах насаж­ дений Г.Ф. Морозов учел критические возражения и заложил проч­ ный фундамент лесной типологии. Насколько была велика роль Морозова в создании лесной типологии, читатель может судить по книге о Г.Ф. Морозове (1967) и по следующим словам И.С. Меле­ хова: «Из всех лесоводов своего времени Г.Ф. Морозов был наибо­ лее близок к пониманию единства организмов и среды. Он писал:

«Любая классификационная единица — будь то зона, область или тип насаждений — представляется нам сложным общежитием живых существ в непременной связи с внешней средой (Избран­ ные труды. Т. 1. М., 1970, с. 426). Г.Ф. Морозова интересовало и практическое изучение типов насаждений. Этому вопросу он и его ученики уделяли большое внимание. Он дал примеры лесоводствен но-типологического описания и анализа отдельных лесных масси­ вов России. К сожалению, Г.Ф. Морозову не довелось создать цель­ ной законченной классификации типов насаждений, но он способ­ ствовал научной разработке типов леса. Под влиянием Г.Ф. Морозова идея типов леса привлекла всеобщее внимание лесоводов и полу­ чила широкое развитие в работах его современников и учеников, а также последующих поколений лесоводов в нашей стране и за рубежом» (И.С. Мелехов, 1980).

Кстати, в своем капитальном труде «Лесоведение» И.С. Меле­ хов большой раздел (часть V ) посвятил типологии леса. В нем автор, начиная с общего понятия о типе леса, показал истоки лес­ ной типологии, подробно осветил сущность и значение разных ле сотипологических школ, раскрыл их различие и сходство и особо остановился на разработке вопросов динамической типологии леса и учении о типах вырубок. Глава 20-я этой замечательной книги посвящена лесной типологии в зарубежных странах (Польше, Фин­ ляндии, Болгарии, Чехословакии, Швеции, США, Канаде). В по­ следней, 21-й главе «Лесоведения» И.С. Мелехов показывает значе­ ние типов леса для теории и практики лесоводства и говорит о задачах лесной типологии. Мы настоятельно рекомендуем про­ честь эту книгу И.С. Мелехова всем студентам, изучающим лесо­ устройство.

Возвращаясь ко временам основоположника учения о лесе и учения о типах насаждений, хо­ чется еще раз подчеркнуть, что Г.Ф. Морозов не имел противни­ Г Ш Н О Е Ш Ш Ш ( Е ЗЕИЯСТСТРОЯСТВА (зшцш.

ДЕПАРТАМЕНТ'Ь.

Л-БСНОЙ ков, как об этом можно усмот­ реть из высказываний ряда авто­ ров (в том числе и современных), поскольку не было ни одного лес­ ИНОТГУКЩЯ ного деятеля, выступавшего про­ МП тив лесной типологии или не по­ ПРОИЗВОДСТВА РАБОТЪ нимавшего ее практического зна­ ПО ИЭСЛДОВЛШП чения для лесоустройства и ле­ О Б Ш И Р Н Ы Й Л Ш Ы Х Ъ ПРОСТРАНСТВО, соводства. Чтобы убедиться в этом самим, надо прочесть хотя НЗЪ КОТОРЫХ ъ mtmn am мм шиш пш впкла arm бы вторую главу из второго тома ттп i miumin ли, капитального труда М.М. Ор­ лова «Лесоустройство» (1928, с. 107—181).


Во время разработки Г.Ф. Мо­ розовым учения о типах насаж­ C.'IlETKf ВУРГЬ.

дений в печати появилось мно­ TungrplliM В в Кмгшйын*. a- k-«* фм*1св1\. atHtOpt Лп, жество публикаций, авторы кото­ рых, несмотря на те или иные Титульный лист разногласия, придавали класси­ Инструкции для производства фикации лесов на естественно работ по исследованию исторической основе серьезное обширных лесных пространств, практическое значение.

Необходимость описания лесов по типам насаждений была офи­ циально признана «Инструкцией для производства работ по иссле­ дованию обширных лесных пространств» (СПб., 1907) и вслед за ней подтверждена «Инструкцией для устройства казенных лесов»

(СПб., 1908). Заметим, что в основу разделения насаждений на типы Инструкции положили классификацию И.И. Гуторовича. При этом типы насаждений были разделены на две группы: первая — насаждения, пригодные для возращения пиловочного леса (бор, биль, холм, лог), и вторая — насаждения, не пригодные для возра­ щения пиловочного леса (суболоть, рада, ровнядь, согра, болото).

В это же время в развитие своих взглядов на лесную типологию выступает И.И. Гуторович (1908);

публикует Удельные массовые таблицы с описанием типов насаждений А.А. Крюденер (1909, 1916, 1917), он же пишет о своих впечатлениях, о типах насаждений Беловежской пущи;

интересную статью публикует Р.Х. Гибшман (1908);

с критическими замечаниями выступают Д.М. Кравчинский (1904, 1908), В.Я. Добровлянский (1910), Н.С. Нестеров (19Щ, В.Д.

Огиевский (1910), обстоятельную работу выполнил будущий лидер самой крупной и авторитетнейшей ленинградской школы лесной типологии В.Н. Сукачев (1908). В этом труде он писал, что «при в общем равных почвенно-грунтовых условиях могут существовать рядом различные формации. С другой стороны, в виде исключений могут быть и такие случаи, где при разных почвенных условиях могут существовать одни и те же формации. Поэтому нельзя согла­ ситься с проф. Г.Ф. Морозовым, что тип насаждения есть исклю­ чительно производная, или функция от почвенно-грунтовых усло­ вий». Интересный доклад Лесному обществу в С.-Петербурге сде­ лал большой поборник учения о типах насаждений Е.Г. Родд (1911).

Всецело разделяя взгляды и положения Г.Ф. Морозова, он в то же время выступил против чрезмерного увлечения субъективным опи­ санием типов насаждений: «К сожалению, — писал он, —• в дей­ ствительности, в настоящее время у нас такая путаница в описании типов насаждений именно и создалась. Один наблюдатель описы­ вает в данной даче пять типов, пошлите туда другого — он опишет их двенадцать, а третий скажет: все это чепуха, тут имеется всего два или три типа».

Заметим, что такое положение в то время возникло из-за отсут­ ствия практических разработок по лесной типологии, которые можно было бы использовать при лесоустройстве в хозяйственных целях на обширных лесных пространствах России. Рекомендованная же классификация типов насаждений лесоустроительными инструк­ циями 1907 и 1908 гг., естественно, не удовлетворяла широкую лесоустроительную практику. В то время и лесоустроительная прак­ тика, и лесная наука усиленно искали пути решения лесотипологи ческой проблемы. Возникшие разногласия и бесчисленные неясно­ сти привели к тому, что при пересмотре лесоустроительной инст­ рукции для казенных лесов в 1911 г. применение лесной типологии в лесоустройстве не было рекомендовано. Такое же положение сохранилось и в последней дореволюционной лесоустроительной инструкции 1914 г. Однако несмотря на официальную отмену для лесоустройства лесной типологии лесоустроители продолжали ши­ роко использовать имевшиеся классификации типов насаждений, постоянно совершенствуя их. Примером тому может служить уст­ ройство Орловской рощи Велико-Устюгского уезда Вологодской губернии, выполненное под руководством А.А. Битриха в 1911 г., а также работы Л.И. Яшнова, Н.А. Кузнецова, К.В. Елухина (1916).

Вопросы лесной типологии с живым интересом обсуждались в «Лесном журнале», редактором которого с 1904 г. по 1918 гг. был Г.Ф. Морозов. Не ставя целью да и не имея возможности из-за ограниченного объема настоящего издания перечислять и разби­ рать многочисленные лесотипологические печатные труды моро зовского периода, обратим внимание читателя лишь на две,из них, имеющие чисто практическую направленность в связи с лесоуст­ ройством. Один из авторов, В.Ф. Ключников (1914), предлагал вы­ делять типы насаждений в пределах типов леса. Типы леса, по его мнению, характеризуются однородным рельефом и одинаковыми почвенно-грунтовыми условиями;

типы насаждений выделялись по второстепенным признакам — составу пород, классу бонитета, во­ зобновляемо сти и др. Автор другой статьи, Э.И. Шабак (1914), ил­ люстрировавший ее замечательными фотографиями, убедительно доказал практическую пользу применения типов насаждений при лесоустройстве. Касаясь достоинств и недостатков лесоустроитель­ ной инструкции 1911 г., в 1913 г. Э.И. Шабак писал: «Из нее уда­ лено весьма полезное для устройства обширных северных лесов понятие о типах насаждений (Инстр. 1907 г.) и устранено необхо­ димое для более интенсивного хозяйства в средних губерниях Ев­ ропейской России подразделение насаждений на временные и по­ стоянные (Инстр. 1908 г.), — это, конечно, очень жаль. Но нельзя вместе с тем и умалчивать о том, что лесоводственный учением о типах — этих конгломератах из бонитета и добротности и законов симбиоза древесных пород, а также подразделением на постоянные и временные хозяйства — некоторые малоопытные лесоустроители до того стали злоупотреблять, что обнаруживали в одной какой нибудь небольшой даче по 27 типов и назначали в другой по разных хозяйств с отдельным очередованием, отдельным размером рубок и отдельными лесосеками для каждого из них. Такое жела­ ние показать свое искусство орудовать с лесоводственными терми­ нами в практическом лесоустройстве совершенно недопустимо.

Но все-таки весьма желательно, чтобы с выработкою более опыт­ ных постоянных кадров лесоустроителей понятие о типах, времен­ ных и постоянных насаждениях и хозяйствах — с необходимыми ограничениями в их применении на практике, — были восстанов­ лены в лесоустроительной инструкции» (Э.И. Шабак, 1913).

Приведенное высказывание одного из образованнейших такса­ торов своего времени проливает свет на состояние вопроса лесной типологии в лесоустройстве первых двух десятилетий X X века и на отношение передовой части русских лесоустроителей и лесово­ дов к нему.

Относительный застой лесной типологии в практике лесоуст­ ройства казенных лесов, вызванный отменой ее лесоустроительной инструкцией 1911 г., сопровождался довольно активной разработ­ кой лесотипологических проблем лесной наукой (школой Г.Ф.

Морозова) и удельными лесоу строителя ми, наиболее яркими пред­ ставителями которых были П.П. Серебренников (1912) и А.А. Крю денер (1917).

Лесная типология после Морозова Основоположник учения о типах насаждений Георгий Федоро­ вич Морозов сначала типологию насаждений связывал с одним признаком — почвенно-грунтовыми условиями местопроизраста­ ния, рассматривал лес как функцию почвенно-грунтовых условий.

Со временем его взгляды эволюционировали и он считал, что «ти­ пологическое изучение должно быть основано не на одном призна­ ке, а на совокупности целого ряда их, действительно обуславлива­ ющих существенные лесоводственные свойства насаждений» (Г.Ф, Морозов, 1928). К таковым признакам Г.Ф. Морозов относил: кли­ мат, рельеф, геологические условия, почву и грунт, биологические свойства древесных пород, сам лес (или его внутреннюю среду) и вмешательство человека. Но преждевременная смерть (Г.Ф. Морозов умер 9 мая 1920 г. в возрасте 53 лет) помешала ему подробно раз­ вить идеи и взгляды на лесную типологию.

Это сделали его многочисленные ученики и последователи.

Развитие лесной типологии после Морозо­ ва пошло по двум направлениям.

Одно направление — украинское, берущее свое начало от типологии Е.В. Алексеева, раз­ витое его преемником П.С. Погребняком, со­ здавшим классификацию типов условий мес­ топроизрастания леса и наглядно выраженную Владимир им в «эдафической сетке лесов».

Николаевич Другое направление — лесотипологическая Сукачев школа В.Н. Сукачева, наиболее многочислен­ ная, общепризнанная и лидирующая. В условиях Европейского Се­ вера это направление оказалось весьма плодотворным и единствен­ но правильным.

Свои первые исследования типов леса В.Н. Сукачев проводил вместе с Г.Ф. Морозовым в Бузулукском бору в начале X X века (1904). Результатом обширнейших многолетних экспедиционных исследований, выполненных В.Н. Сукачевым, явился классический труд под очень скромным названием «Краткое руководство к ис­ следованию типов лесов» (1927), во втором и третьем изданиях «Руководство к исследованию типов лесов» (1930, 1931) и ставший библиографической редкостью, но не утративший своей ценности для лесоустроительной практики и сегодня.

Касаясь значения типологии леса для лесного хозяйства, В.Н. Сукачев писал: «То бесспорное положение, что применение каждой лесохозяйственной меры должно быть согласовано с «при­ родными особенностями различных групп насаждений» (М.М.

Орлов, 1928, с. 181), уже определяет в общей форме значение ти­ пов леса для ведения правильного лесного хозяйства, так как груп­ пы насаждений, составленные по природным особенностям по­ следних, и являются рассматриваемыми здесь нами типами леса.

Таким образом, организовать и вести правильное хозяйство в лес­ ном массиве возможно лишь при условии предварительного рас­ членения его на типы леса и знания лесоводственных свойств их» (В.Н. Сукачев, 1930). Рассматривая значение лесной типоло гии в лесном хозяйстве, В.Н. Сукачев ЛЕНИНГРАДСКИЙ ЛЕСНРИ ИНСТИТУТ опирался на многочисленные работы ученых и практиков и в том числе на Проф. !. с т ч н труды Г.Ф. Морозова, А.А. Крюдене ра, Е.В. Алексеева, С.Я. Соколова, Н.А.


КРАТКОЕ РУКОВОДСТВО Коновалова, Б.Д. Жилкина, Л.И. Яш нова, В.В. Гумана, М.Е. Ткаченко, Н.В.

К ИССЛЕДОВАНИЮ Третьякова, С И. Ванина и др. «Руко­ ТИПОВ ЛЕСОВ водство...» это было прежде всего свя­ зано с потребностями лесоустройства.

В предисловии к нему автор писал:

«Типы леса ныне должны сыграть осо­ бенно большую роль, ввиду введения в последнюю (1926) Инструкцию для устройства лесов, изданную Управле­ «КОВАЛ ДЕРЕВНЯ.

нием лесов РСФСР, обязательного тре­ бования связывать лесоустройство с ти­ пами леса, и таким образом на ле­ Титульный лист книги соустроителей ныне возлагается ответ­ В.Н. Сукачева ственная задача положить типы в ос­ «Краткое руководство нову лесного хозяйства. Однако мож­ к исследованию но ожидать, что выполнение этого тре­ типов лесов», бования вызовет во многих случаях большие затруднения и прежде всего именно в силу общей чрезвы­ чайно слабой изученности типов наших лесов. Поэтому важней­ шей очередной задачей является широко проведенное установле­ ние и изучение типов наших лесов» (В.Н. Сукачев, 1930).

Предвидя большие затруднения в то уже далекое время, когда современная лесная типология еще находилась в начале пути, В.Н. Сукачев и сегодня, несмотря на относительно удовлетвори­ тельную разработку лесотипологических вопросов для лесоустрой­ ства и лесоустройством, оказывается глубоко прав, и перед нами возникают все новые и новые проблемы организации лесного хо­ зяйства на лесотипологической основе.

Первая советская лесоустроительная инструкция (1926) поло­ жила надежное основание для применения лесной типологии в широкой лесоустроительной практике. Вот некоторые из основных положений этой Инструкции по части лесной типологии:

• «Лесоводственные естественно-исторические подготовитель­ ные исследования имеют целью изучение условий роста и возоб новления лесов разных типов того или иного района для предо­ ставления лесоустройству надежных оснований к назначению спосо­ бов рубки, возобновления и ухода за лесом в данном районе» (с. 3).

• «Типами леса именуются такие представители ряда объединя­ емых участков леса, которые в полной мере передают характерные биологические и экономические особенности этого объединения, выражаемые составом, ростом, качеством леса и условиями место­ произрастания. Правильно установленные типы леса могут быть представлены каждый только одним классом бонитета, определяе­ мым по средней высоте деревьев господствующего в насаждении полога.

Ввиду связи типа леса с определенной климатической областью, установление типов леса должно носить районный характер»

(с. 37).

• «Типы леса отмечаются номерами {римской цифрой) и наиме­ нованиями, принятыми в науке (латинская номенклатура), с отмет­ кой в общем описании также и местных названий.

Каждый тип леса должен быть представлен фотографическим снимком участка, по своим свойствам наиболее полно выражаю­ щим все особенности типа» (с. 38).

• «Типы леса, в целях практического хозяйства, могут быть объе­ диняемы в те или другие хозяйственные группы, в зависимости от условий экономической обстановки в текущий момент» (с. 46).

• «Изучение естественного возобновления производится для гос­ подствующих типов леса путем наблюдений над результатами преж­ них рубок и возобновлением в устраиваемой даче, с учетом повто­ ряемости семенных годов» (с. 53).

К вышеприведенным указаниям Инструкции (1926) заметим, что идея применения типов леса в целях наилучшей организации лес­ ного хозяйства пронизывает красной нитью все разделы первой советской лесоустроительной инструкции. Проект лесохозяйствен­ ных мероприятий составляли с учетом типов леса.

В 1927—1928 гг. были проведены обстоятельные лесотипологи ческие исследования Архангельским лесоустройством. Типы даль­ невосточных лесов в то время изучает Б.А. Ивашкевич (1933). В 1934 г. выходит в свет «Дендрология с основами лесной геоботани­ ки» под общей редакцией В.Н. Сукачева. Второе, исправленное и дополненное, издание этого капитального труда было опубликова­ но в 1938 г. В нем В.Н. Сукачев дает удивительно емкую оценку значения лесной типологии для организации лесного хозяйства.

«Учение о типах леса, или лесных ассоциациях, — писал В.Н. Су­ качев, — может и должно быть привлечено к перестройке нашего лесного хозяйства на социалистических основах, к переделке на­ ших лесов в направлении их большей производительности и к наиболее быстрому и целесообразному освоению при помощи леса тех ныне не используемых пространств, которые по своим природ­ ным качествам не могут быть использованы под более производи­ тельные культуры.

Типология леса, с одной стороны, должна помочь нам расчле­ нить естественные лесные массивы на единицы, однородные по производительности и требующие одинаковых хозяйственных ме­ роприятий, отвечающих природе этих объединений;

с другой сто­ роны, она должна дать указания, как создать новые, более полез­ ные, более производительные типы леса, по своей продукции пре­ восходящие природные.

Поэтому типология леса имеет значение как в области эксплу­ атации лесных сырьевых баз, так и в области лесокультурного дела и лесных мелиорации, и, следовательно, в освоении не только на­ ших обширных таежных пространств, но и в освоении, с одной стороны, северных тундр, а с другой — южных степных, полупу­ стынных, пустынных, песчаных и засоленных пространств» (В.Н. Су­ качев и др., 1938).

В 1939 г. был издан другой капитальный труд, затрагивавший проблемы лесной типологии, — «Общее лесоводство» под общей редакцией М.Е. Ткаченко. В.Н. Сукачев, написавший главу о типах леса, обращал внимание на то, что «для практики лесного дела наиболее важно так установить в каждом отдельном конкретном лесном массиве типы леса, чтобы типы, объединяющие лесные фитоценозы, действительно были однородны по всем естественно историческим признакам и чтобы затем, базируясь на свойствах этих типов, объединить их в хозяйственные группы. Эту задачу нельзя перекладывать на лесоводов-производственников. Надо са­ мим исследователям-лесотипологам объединять установленные ими типы в хозяйственные группы, показывая значение каждой группы для определенного хозяйственного мероприятия и намечая пути применения их к типам этой группы.

Установление и описание типов леса — это только начало рабо­ ты. Чтобы типы нашли свое полное применение в практике лесно­ го хозяйства, должны быть изучены их лесоводственные свойства.

Чем более разносторонне будут изучены эти свойства типов, тем глубже они войдут в практику лесного хозяйства. Поэтому особен­ но большое значение имеют типы леса для лесного научно-ис­ следовательского и опытного дела» (М.Е. Ткаченко и др., 1939).

С тех пор в познании типов леса различных регионов нашей страны мы ушли далеко вперед, лесная наука и практика лесоуст­ ройства и лесного хозяйства обогатились многими капитальными разработками в области лесной типологии, имеется немало образ­ цовых лесных хозяйств, организованных лесоустройством на лесо типологической основе, но указания В.Н. Сукачева, процитирован­ ные выше, свежи и злободневны для нас и сегодня!

Знаменательной вехой в развитии лесной типологии явилось совещание по вопросам лесной типологии, созванное Институтом леса Академии наук СССР в феврале 1950 г. в Москве. На совеща­ нии было заслушано и обсуждено шесть докладов: В.Н. Сукачева — «Основные принципы лесной типологии»;

П.С. Погребняка — «Ис­ торический анализ развития лесоводственной типологии»;

Г.П. Мотовилова — «Лесная типология и ее использование при организации лесного хозяйства»;

С Е. Тюкова — «Применение лес­ ной типологии в лесоустройстве»;

Д.Д. Лавриненко — «Значение лесной типологии в лесном хозяйстве»;

С.Я. Соколова — «Лесохо зяйственное значение типов леса таежной полосы». В совещании принимали участие 229 человек, съехавшихся со всех концов Со­ ветского Союза. В прениях по докладам выступили 25 человек.

Совещание приняло следующие определения типа леса и типа ле сорастительных условий в формулировке В.Н. Сукачева:

«Тип леса — это участки леса, однородные по составу древес­ ных пород, по другим ярусам растительности и фауне, по комплек­ су лесорастительных условий (климатических, почвенных и гидро­ логических), по взаимоотношениям между растениями и средой, по восстановительным процессам и по направлению смен в них, а следовательно, требующие при одинаковых экономических усло­ виях однородных лесохозяйственных мероприятий.

Тип лесорастительных условий можно определить как объеди­ нение участков территорий, имеющих однородный лесораститель ный эффект, т. е. имеющих однородный комплекс действующих на растительность природных (климатических и почвенно-гидрологи ческих) факторов. В пределах одного и того же типа лесорасти­ тельных условий может быть несколько типов леса. Но вместе с этим каждый тип леса имеет свой особый комплекс почвенно-кли магических условий, поскольку эти последние зависят от расти­ тельности» (Труды совещания по лесной типологии, 1951).

Необходимо отметить, что совещание имело ярко выраженную практическую направленность. Первый пункт резолюции совеща­ ния гласит: «Использовать лесную типологию при производстве лесоустроительных работ не только как метод описания и анали­ за таксационных выделов, но и как одну из основ для рациональной организации лесного хозяйства». Во втором пункте резолюции за­ писано: «Разработать с использованием данных лесной типологии лесоустроительную инструкцию, снабдив ее методикой определе­ ния типов леса и типов лесорастительных условий, и приступить к разработке необходимых инструкций по рубкам главного пользо­ вания, по уходу за лесом и культурами и т. д. в соответствии с типами леса».

В 1957 г. В.Н. Сукачев издал новое руководство по лесной ти­ пологии, вышедшее вторым изданием в 1961 г. Этот труд дал за­ метный толчок к широкому изучению типов леса и использованию их при организации и ведении лесного хозяйства (В.Н. Сукачев, С В. Зонн, 1961).

В 50-е годы И. С Мелехов создает оригинальное учение о типах вырубок, сразу же получившее всеобщее признание (1954, 1958, 1959). В 1962 г. было опубликовано его руководство по изучению типов вырубок, тепло встреченное работниками лесной науки и лесоустроителями и переизданное через три года. Ученики и по­ следователи И.С. Мелехова провели интересные и очень нужные практике лесного хозяйства исследования типов вырубок во всех лесных регионах нашей страны, опубликовав их результаты на стра­ ницах специальных изданий (Типология вырубок. Библиографи­ ческий указатель литературы, 1971).

1964 г. для лесоустроителей памятен выходом в свет лесоуст­ роительной инструкции, положившей хорошее начало повсемест­ ному и обстоятельному внедрению лесной типологии в практику организации лесного хозяйства. Ни в одной из ранее действовав­ ших лесоустроительных инструкций не обращалось столь серьез­ ное внимание на лесную типологию, как в этой. Инструкция 1964 г.

буквально вся пронизана идеей решения многообразных практи­ ческих вопросов лесоустройства и проектирования обширнейшего комплекса лесохозяйственных мероприятий на лесотипологической основе. Достижения лесной науки в области изучения типов лесо­ растительных условий, типов леса, типов вырубок и гарей стави лись на службу лесоустройству и практике лесного хозяйства. И в этом, надо отметить, большая заслуга принадлежит И.С. Мелехову, осуществлявшему общее руководство при разработке Инструкции и бывшему в то время заместителем председателя Государственно­ го комитета по лесной, целлюлозно-бумажной, деревообрабатыва­ ющей промышленности и лесному хозяйству при Госплане СССР.

Без преувеличения можно сказать, что лесная типология прочно вошла в практику отечественного лесоустройства. Однако это во­ все не означает, что лесоустроители достигли желаемого. Отнюдь!

Скорее мы можем наблюдать хорошее использование лесотиполо гических классификаций в процессе таксации леса при явно недо­ статочном применении лесной типологии в проектных работах, особенно экстенсивных лесных хозяйств. Причин этого много, и основные из них, не считая встречающихся недоработок самих ле­ соустроителей, таковы: отсутствие четких региональных схем ти­ пов леса с учетом их хозяйственного использования;

все еще про­ должающиеся споры между представителями разных лесотиполо гических школ и направлений о том, что понимать под типом леса (хотя, мы убеждены, научно обоснованное определение типа леса и типа лесорастительных условий очень четко и полно дал В.Н. Сукачев, и оно было принято на Первом Всесоюзном совеща­ нии по лесной типологии в 1950 г.), — споры и разногласия, уво­ дящие ученых-лесоводов в теоретические дебри и не способству­ ющие оперативному внедрению в практику лесоустройства и лес­ ного хозяйства достижений лесной науки в этой области;

все еще не выработана единая лесотипологическая концепция (то есть еди­ ная система взглядов на проблемы лесной типологии);

практичес­ кие руководства, инструкции, наставления и правила еще недоста­ точно опираются на лесотипологическую основу.

Заканчивая историческую справку о возникновении и развитии лесной типологии в нашей стране, хотелось бы посоветовать чита­ телям дополнительно обратиться к трудам В.Н. Сукачева, И.С.

Мелехова и др. ученых (см. список литературы). Вызывает живой интерес и удовлетворение обстоятельный очерк истории и совре­ менного состояния отечественной лесной типологии, написанный Л.П. Рысиным (1982). Жаль только, что автор этой книги, глубоко и всесторонне знающий историю типологии, не удержался от со­ блазна объявить М.М, Орлова противником Г.Ф. Морозова в уче­ нии о типах насаждений и, надо заметить, сделал это без должной аргументации. О том, что М.М. Орлов не был противником учения о типах насаждений, но открыто, порой очень резко критиковал недостатки учения о типах насаждений Г.Ф. Морозова, был за типы насаждений в лесоустройстве, читатель легко убедится, вниматель­ но ознакомившись с настоящим изданием.

Хотелось бы обратить внимание на интересную работу С В. Бе­ лова (1983), предложившего в 1974 г. многофакторную экологичес­ кую классификацию типов леса и вырубок. Вместе с тем нельзя не отметить, что критика типологии В.Н. Сукачева у С В. Белова но­ сит явно субъективный характер с допущением досадных неточ­ ностей. Достаточно сказать, что, апеллируя к М.Е. Ткаченко как к авторитету, С В. Белов в действительности обратился к самому В.Н. Сукачеву, написавшему главу о типах леса в учебнике «Общее лесоводство», на который С В. Белов ссылается.

Заметим, что в кратком очерке истории отечественной лесной типологии мы сознательно не коснулись многих ее замечательных страниц и не назвали всех достойных имен ученых и практиков, внесших заметный вклад в сокровищницу лесной науки в этой области знаний. Надеемся, что заинтересованный читатель сам восполнит этот пробел из рекомендуемой здесь литературы.

3.2. Из истории лесотипологических исследований на Европейском Севере России Лесная типология вышла из недр лесоустроительной практики.

И, говоря словами Г.Ф. Морозова, талантливого создателя учения о типах насаждений, «мощный и первый шаг на этом пути был сде­ лан у нас на Русском Севере» (Г.Ф. Морозов, 1912). Устройство лесов Европейского Севера, начавшееся в 40-е годы X I X столетия (О.А. Неволин, 1983), проводилось прежде всего с целью выявле­ ния количества годной к употреблению древесины в виде толсто­ мерных пиловочных бревен. В таежных лесах издавна велись вы­ борочные рубки на прииск, в связи с чем лесоустроители опреде­ ляли количество деревьев отпускных размеров и массу пиловочной древесины на десятине и в даче. Порой это делалось весьма грубо.

Вот что по этому поводу писал в 1897 г. И.И. Гуторович: «Я всегда относился с крайним недоверием к данным о количестве пиловоч­ ных деревьев на десятине, собираемым съемщиками. Трехлетний ' 1 десятина = 1,0925 гектара.

опыт убедил меня в этом. Нужно заметить, что на Севере у крес­ тьян понятие о десятине весьма неопределенное. Там измеряют землю «гонами» и другими местными мерами;

и если и существует название «десятина» как мера площади, то в разных деревнях она различна. Кроме того, леса там никогда не измерялись, и крестьяне вовсе не привыкли делать исчисления на десятину. При таких-то условиях съемщик обращается к рабочим-крестьянам, прося опре­ делить число пиловочных деревьев на десятине в описываемом участке;

получаемый ответ записывается в полевой журнал и при­ знается правильным». Конечно же, крайне несовершенные спосо­ бы выдела таксационных участков без должного учета условий местопроизрастания, при слишком грубом определении количества годных к отпуску пиловочных деревьев не могло удовлетворить ни лесоустроителей, ни лесное ведомство, ни лесопромышленников.

Нужны были другие подходы и критерии в оценки северных лесов.

Кстати говоря, такое положение в те уже далекие от нас времена сложилось не только при устройстве казенных лесов Севера, но и лесов Удельного ведомства, лесоустроители которого, по словам П.П. Серебренникова (1912), «должны были считаться и с другими хозяйственными потребностями — удовлетворением нужд местно­ го населения в отношении отпуска леса для смолокурного промыс­ ла, для строительных надобностей, в отношении отвода мест, год­ ных для расчистки под сенокос и пр.».

Логика лесоустроителей-практиков, работавших в лесах Евро­ пейского Севера России, нашла очень мудрый выход из создавше­ гося тупика путем расчленения насаждений устраиваемой лесной дачи на более или менее однородные участки, объединяемые в группы общностью условий местопроизрастания и, как следствие, сходностью условий роста и технических качеств древесины. Та­ кие группировки лесонасаждений были названы лесоустроителями типами насаждений. Первые типологи таежных лесов опирались на многовековую народную мудрость северных крестьян, исключи­ тельно тонко подметивших, что «каков грунт земли, таков и лес».

Всю многоликость лесов крестьяне в своем обиходе отражали мет­ кими местными, легко запоминающимися и в то же время емкими по смыслу и содержанию названиями. Например: бор, белобор, холм, согра, мшарина, новина, уйта и т. д. И очень правильно поступили пионеры лесной типологии, заимствуя народные названия к типам насаждений, уточняя, развивая их и классифицируя в определен­ ные системы, удобные для использования в практике лесоустрой ства и лесного хозяйства. Кстати говоря, Г.Ф. Морозов (1928) счи­ тал целесообразным сохранение народных названий типов насаж­ дений: «Задача человека науки — не отвертываться от образной народной речи, а использовать эти термины, во-первых, сделав их более определенными, а во-вторых, дав им научное описание или научный диагноз».

Зарождение лесной типологии на Европейском Севере Судя по литературным и архивным источникам, первым подал мысль о необходимости классификации северных лесов по типам насаждений лесной ревизор И.И. Гуторович. Весной 1891 года он побывал в лесах северной части Сольвычегодского уезда Вологод­ ской губернии — местах по тем временам очень глухих и безлюд­ ных. Свои впечатления И.И. Гуторович (1897) кратко выразил так:

«Громадные лесные пространства, при положительном отсутствии жилищ, производят подавляющее впечатление. На первых же по­ рах изучающий эту местность с точки зрения лесного хозяйства приходит к заключению, что для каких-либо сравнений или выво­ дов здесь необходимо иметь особый масштаб и особую единицу меры». Такой «особой единицей меры», по замыслу И.И. Гуторо вича, и должен был стать тип насаждения.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 16 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.