авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 16 |

«УДК 630.6 ББК 43 Л 50 О.Л. Неволин, С В. Третьяков, С В. Ердяков, С В. Торхов. Л 50 Лесоустройство / О.А. Неволин, С В. Третьяков, С В. Ер­ ...»

-- [ Страница 3 ] --

Поскольку в то время северный лес рассматривался, в первую очередь, как источник получения в настоящем и будущем крупно­ мерных сортиментов пиловочной древесины, И.И. Гуторович (1897), подходя к обоснованию необходимости выделения типов насажде­ ний, полагал, что «первой задачей исследователя северных лесов должно быть поэтому выяснение условий, при которых могут быть выращиваемы крупные сортименты, и приобретение навыка безо­ шибочно определить пригодность для этого известного лесонасаж­ дения. Тот, кто упустит это из виду и станет описывать леса по произведенному ими впечатлению, впадет в крупную ошибку». И далее: «Если же мы будем знать площади, занятые каждым из ти­ пичных лесонасаждений, и условия роста каждого типа будут изу­ чены особо, тогда только и представится возможность сделать пра­ вильное исчисление количества возможного по состоянию дачи отпуска, и к этому стремится главным образом исследование се­ верных лесов».

В 1894 г. И.И. Гуторовичу было поручено заведование одной из вологодских лесоустроительных партий для лесоустройства Право двинской лесной дачи общей площадью свыше 2 миллионов деся Перечень типичных для северных Топографическое положе­ Местные Состав названия насаждений ние участка 1. Болота Совершенно чистые или Бывают: верховые, низо­ поросшие корявой сосною вые и равнинные 2. Рада Корявая сосна и ель Низкое, с некоторым укло­ ном 3. Согра Корявая сосна, ель и То же береза 4. Ровнядь Ель с незначительной при­ Ровное месью сосны и березы 5. Холм Ель, иногда с небольшой Возвышенное холмистое примесью березы 6. Лог Ель с примесью березы Низкое, логовое 7. Бор Сосна, иногда с незначи­ Высокое тельной примесью ели (0,1) 8. Биль Сосна и ель в разных про­ Высокое, местность сухая порциях смешения 9. Суболоть Сосна, иногда с незначи­ Ровное тельной примесью ели и березы лесов насаждений (по И.И. Гуторовичу) Состав почвы Примечание Напочвенный покров Мхи, клюква, карлико­ Торфяная, глубокая вая береза, морошка, ко­ стяника, багульник Представляет собою бо­ Мхи, клюква, и вообще Торфяная, глубокая лее плотное болото то же, что на болотах Перегнойная, сырая, Местность, пригодная Травянистый местность кочковатая для сенокошения Лес плохой, увешан ли­ Кукушкин лен (долго- Подзол, подпочва гли­ нистая шайником, пиловочных мошник), черника размеров не достигает Лес прекрасных качеств, Желтый мох, растут гри­ Серый суглинок, под­ гладкоствольный, обо­ бы, брусника и реже почва тоже суглинок, лонь тонкая черника более плотный Древесина тяжелая, крас­ Травянистый Перегнойная, глубокая, местность кочковатая ная, крупнослойная;

лес хуже холмового Лес прекрасных качеств Песчаная, глубокая, су­ Моховой или травянис­ хая, с мелкими камня­ тый, а иногда и мерт­ ми вый, брусника и голуби­ ка Лес высокоствольный и Мхи, брусника и черни­ Глинистая, цветом бе­ гладкоствольный. Если ловатая. В дождливое ка, съедобные грибы есть примесь осины, то время к ней прилипает сосна часто поражается нога губою Мхи и багульник Лес высокоствольный, Песчаная, глубокая, древесина дряблая, круп­ сырая нослойная, часто пора­ жена гнилью тин, расположенной в Сольвычегодском уезде Вологодской губер­ нии. Кто заинтересуется этим исторически известным лесным мас­ сивом в момент зарождения лесной типологии, мы советуем озна­ комиться с любопытными материалами о Праводвинской казенной лесной даче, напечатанными в «Лесном журнале» за 1897 г., вып. 3, с. 400—410, автор С. Нои-ский.

Небезынтересно отметить, что лесоустроительная партия, вве­ ренная И.И. Гуторовичу, состояла из 21 съемщика, 3 младших так­ саторов и 3 местных лесничих. Состав съемщиков в общем был разноликий и не имел должной квалификации. По словам И.И. Гу торовича (1897), среди них «было, впрочем, несколько человек межевых чинов, послуживших уже в лесоустроительных партиях и знакомых с лесоустроительными работами на практике». Но в боль­ шинстве своем это были люди, вовсе не знакомые с лесом: отстав­ ные офицеры;

лица, выдержавшие экзамены на съемщиков и толь­ ко что окончившие низшие лесные школы».

И, конечно же, довольно слабый по квалификации состав испол­ нителей, громаднейший объем работ и еще не проторенный путь к решению сложнейшего вопроса само собой наводили заведующего лесоустроительной партией на мысль, что надо найти такое реше­ ние, создать такую классификацию типов насаждений, которые были бы не только понятны всему персоналу партии, но и легко приме­ нимы на практике при безусловном и скором достижении желаемо­ го результата. Анализ лесоустроительных материалов убеждает нас в том, что И.И. Гуторович, будучи человеком одаренным, успешно справился с поставленной перед самим собой задачей, хотя для этого ему потребовалось несколько лет и стоило многих раздумий и сомнений. Надо сказать, что он очень убедительно доказал и обосновал практическую необходимость использования лесной ти­ пологии при лесоустройстве и ведении лесного хозяйства в лесах Севера. Вот его первая классификация типов насаждений, приме­ ненная «в виде опыта» в 1896 г. при лесоустройстве Праводвин­ ской казенной лесной дачи (страницы 82, 83).

Как видим, классификация И.И. Гуторовича очень проста и наглядна, включает 9 типов насаждений, по-современному, 9 ко­ ренных типов леса. Временные типы березовых и осиновых насаж­ дений И.И. Гуторовичем не включены в таблицу на том основании, что «главной задачей исследования северных лесов должно быть определение площади, пригодной для выращивания на ней крупно­ мерных сортиментов с подразделением ее по категориям, примени тельно к тому, как это сделано в приведенной таблице, а затем уже должно следовать описание состояния произрастающих на тех участках в настоящее время лесонасаждений». Первый опыт при­ менения предложения И.И. Гуторовича при лесоустройстве Право двинской лесной дачи, по его свидетельству, «дал самые лучшие результаты». На основе этого опыта И.И. Гуторович пришел к выводу о том, что «классификация лесонасаждений по типам будет самою правильною основою описания, так как не отличить боро­ вого места от холмового может только тот, кто не желает этого сделать».

Примечательно, что уже тогда творец первой лесотипологичес кой классификации считал необходимым составление возможно правильной почвенной карты северных лесов. Он высказал мысль о том, что «данные о ходе роста должны собираться отдельно для каждого типа насаждений». Классификацию типов насаждений И.И. Гуторовича, несмотря на очевидные несовершенства (отсут­ ствие данных о росте насаждений, размерах средних деревьев по высоте и толщине в спелом состоянии, продуктивности насажде­ ний и др.), впрочем, тогда неизбежные и даже на первых порах необходимые, следует рассматривать как качественный скачок в развитии техники северного лесоустройства, а сегодня — как заме­ чательнейшее достояние его самобытной и славной истории.

Независимо от И.И. Гуторовича В.Д. Петропавловский сделал свое описание типов насаждений при лесоустройстве в 1893 г.

Неленгско-Коковинской удельной лесной дачи в Шенкурском уезде Архангельской губернии. В.Д. Петропавловский выделил 7 типов насаждений с учетом состава древостоев и влажности почв. Вот их наименования: сосна чистая по сухому грунту — бор;

сосна с при­ месью ели по сухому грунту;

сосна с примесью ели по сырому грунту;

ель чистая или с примесью сосны и березы по сухому грунту;

ель чистая или с примесью сосны и березы по сырому грунту;

сосна чистая по сырой заболоченной почве (почва торфя но-болотная);

береза по почве сырой, перегнойной, береза дровя­ ных размеров, без сбыта.

Заметим, что описание типов насаждений, выполненное В.Д. Пет­ ропавловским, не стало достоянием истории лесной науки и лесо­ устроительной практики, а имя его оказалось незаслуженно забыто и, насколько нам известно, не упоминалось в печатных трудах по лесной типологии и лесоустройству до 1974 г. (О.А. Неволин, 1974).

Произошло же это, на наш взгляд, потому, что В.Д. Петропавлов ский не опубликовал своей классификации в печати, как это сделал на страницах «Лесного журнала» И.И. Гуторович. Составленный же им в 1893 г. лесоустроительный отчет по Неленгско-Коковин ской удельной даче был напечатан в 1895 г. для экспонирования на Всероссийской промышленной и художественной выставке 1896 г.

в Нижнем Новгороде, но не получил широкого распространения и известности среди лесоводов (В.Д. Петропавловский, 1895), Хуже того, в библиографии о типах насаждений, помещенной в «Лесном журнале» за 1909 г., № 4, 5, автором этого уникального труда ошибочно указан В.В. Никольский. Об этом в свое время писал П.П. Серебренников (1913). Перед лицом истории мы обязаны быть абсолютно точны! Имя В.Д. Петропавловского как одного из пер­ вых северных лесотипологов в среде лесоустроителей, вписанное в историю лесной науки еще П.П. Серебренниковым, должно быть, безусловно, восстановлено. Здесь уместно сказать, что, по свиде­ тельству В.Т. Собичевского (1897), осмотревшего выставку в Ниж­ нем Новгороде, «Лесоустройство, применяемое в лесных дачах удельного ведомства, было представлено только одной, прекрасно составленной и изящно изданной, монографией «Общее описание Неленгско-Коковинской лесной дачи 4-го Сюмского имения Вель­ ского удельного округа Архангельской губ. Шенкурского уезда».

В.Т. Собичевский высоко оценил этот труд северных лесоустроите­ лей на площади 54 250 десятин и высказал пожелание издать такой полный свод лесоустроительных работ для дач с интенсивным ве­ дением лесного хозяйства. Примечательно, что на этой выставке северные леса были охарактеризованы, по выражению В.Т. Соби­ чевского, «фотографическими видами», на которых изображены 8 ти­ пов насаждений Вельского удельного округа: бор с пиловочным лесом;

насаждение на новине с крупной сосной;

болотная сосна, произрастающая редко на сырой почве — «мшаринах», или «моша ринах», но часто на низменной, мокрой — «сударки», или «рады» — и даже на болоте;

биль — чистая ель пиловочных размеров на свежей почве с подмесью осины;

согра — смешанное еловое на­ саждение, расположенное по окраинам болот и кочковатым водо­ стокам;

еловое насаждение на мокрой почве;

еловое насаждение на постепенно заболачивающейся почве;

лиственные насаждения по гари и новинам.

В 1896 г. под руководством П.П. Серебренникова проводилось устройство лесов Вершинской удельной лесной дачи в пределах Сольвычегодского уезда Вологодской губернии (П.П. Серебренни ков, 1904). Эта лесная дача располагалась рядом с Праводвинской казенной лесной дачей, где в то же самое время проводил лесо­ устроительные работы И.И. Гуторович. В своей классификации П.П. Серебренников выделил 15 типов насаждений с учетом пре­ обладания древесных пород, почвенно-грунтовых условий, степени увлажнения почв и рельефа местности. Все многообразие насаждений он расчленил на четыре группы по преобладанию древесных пород: I. С преобладанием сосны. II. С преобладанием ели. III. Лиственные насаждения. IV. Смешанные типы с господ­ ством хвойных. При этом П.П. Серебренников подразделял типы насаждений по увлажнению почв на: А. По суходолу. Б. По мокрому.

Вот схема классификации П.П. Серебренникова по типам на­ саждений.

I. С преобладанием сосны II. С преобладанием ели А. П о с у х о д о л у : А. П о с у х о д о л у :

1. Бор-беломошник (смолокур- 8. Холм и холмовая ровнядь ный бор) (гряда, бор, еловый бор) 2. Бор-ягодник (бор холмовой) 9. Ровнядь 3. Бор-островной (веретье) 10. Лог Б. П о м о к р о м у : Б. П о м о к р о м у :

4. Сосна по сырому грунту (су- *' • Согра радок) III. Лиственные насаждения 5. Сосна собственно по мокро- А. П о с у х о д о л у :

му грунту (суболоток) 12. Новина (пальник, ветошь) 6. Рада Б. П о м о к р о м у :

7. Моховое болото (мшарина) 13. Уйта IV. Смешанные типы с господством хвойных 14. Биль (господство ели) 15. Черничник (господство сос­ ны) Эту классификацию П.П. Серебренников, один из пионеров лес­ ной типологии на Европейском Севере, приводил в докладе на XII лесном съезде как обобщение своего опыта лесотипологических изысканий северных лесоустроителей. При этом он заключил:

«Типы эти не подходят под строго научное понятие о типе насаж­ дений как продукте взаимодействия внешних факторов и симбио тических свойств отдельных лесных пород. Для научно обоснован­ ного расчленения лесов Севера на типы насаждений потребовались бы значительно более детальное обследование почвенно-грунто­ вых условий и условий рельефа, более детальное изучение лесо таксационных и лесоводственных элементов насаждений и пр. Тем не менее едва ли кто станет отрицать, что несмотря на чисто хозяй­ ственное значение типов насаждений Севера основы классифика­ ции их заложены посильным вдумчивым проникновением в сущ­ ность наблюдаемых явлений, и все более или менее важные есте­ ственно-исторические факторы при этом возникшем из практи­ ческих целей расчленений были, по мере возможностей, приняты в расчет. Некоторые типы несколько расплывчаты и бледны, другие же, наоборот, настолько ярки и образны, что становятся понятны и близки каждому. Громадное же значение типов насаждений для ле­ соустройства не требует пояснений» (П.П. Серебренников, 1912).

Приведенные выдержки из печатных трудов первых северных лесотипологов-лесоустроителей позволят читателю полнее предста­ вить их творческий подход к решению одного из сложнейших, выдвинутых жизнью и потребностями северного лесного хозяйства вопросов лесоустройства — классификации лесов на естественно исторической основе. О значении таких работ для практики тог­ дашнего лесного хозяйства красноречиво говорит такой факт.

К статье П.П. Серебренникова «Типы насаждений Вершинской лес­ ной дачи» редакция «Лесного журнала» (редактором журнала в то время был Г.Ф. Морозов) сделала такое примечание: «Эта прекрас­ ная работа представляет собою продолжение ряда работ русских лесоводов и некоторых ботаников, посвященных изучению типов насаждений России. Глубокое понимание типов насаждений поло­ жено здесь в основу организации хозяйства. Автор ее, несомненно, благодаря своей большой наблюдательности хранит в себе ценный запас им лично наблюденных и собранных фактов. Он умеет слу­ шать, что говорит лес, и потому мы обращаемся к нему с искрен­ ней просьбой поделиться с товарищами по профессии своими зна­ ниями жизни северного леса» («Лесной журнал», 1904, вып. 1, с. 69).

Примечательно, что в этом номере «Лесного журнала» напечатана и замечательная статья Г.Ф. Морозова «О типах насаждений и их значении в лесоводстве». Ведь именно он высоко оценил типоло­ гические работы северных лесоводов и признал за ними приоритет в этом важном деле.

В число первых северных лесотипологов, оставивших заметный след в истории лесотипологических исследований, вписано имя А.С. Рожкова. А.С. Рожков четыре года (1898—1901) работал стар шим лесничим Вельского удельного округа и, близко познакомив­ шись с его лесами в натуре и по лесоустроительным отчетам (пло­ щадь лесов 2 644 ООО д е с ), опубликовал в «Лесном журнале» две замечательные статьи: «Фаутировка и браковка пиловочного леса в лесах Севера (Архангельской и Вологодской губерн.), по данным Вельского удельного округа». — «Лесной журнал», 1901, вып. 5, с. 823—850;

«Из удельных северных лесов». — «Лесной журнал», 1904, вып. 3—4, с. 649—706. В первой из них, используя данные из лесоустроительных отчетов П.П. Серебренникова и М.Д. Успен­ ского, он привел следующую классификацию типов насаждений.

Классификация типов насаждений (по А.С. Рожкову) Местное название Краткое описание Еловые насаждения Холм (дор или ело­ Гривы, бугры и вообще возвышенные места с глубо­ вый бор, гряда) кой супесчаной или суглинистой сухой или свежей почвой. Самые богатые пиловочным лесом как по количеству, так и по качеству такового (до 60— пиловочных дерев на 1 дес.) Холмовая ровнядь Такие же места, но только сравнительно большие по пространству и с меньшими запасами пиловочника (до 30—50 дерев на 1 дес.) Биль Еловое насаждение с примесью осины и единично березы и сосны, хорошего роста, в остальном зани­ мает среднее место между предыдущим и последую­ щим типами (до 20—40 дерев на 1 дес.) Ровнядь Ровные обширные пространства с сырой, реже све­ жей суглинистой или подзолистой мелкой почвой, с малыми запасами пиловочных дерев и при том чаще всего посредственного качества (5—15 дерев на 1 дес.) Лог Узкие перевалы и покатости вдоль речек, ручьев и ложбин со свежей, чаще сырой или мокрой перегной­ ной или иловато-песчаной почвой. Вода в почве не застаивается. С большими запасами пиловочных де­ рев, но посредственного качества вследствие широ­ кослойное™, большеболонности и частого присут­ ствия крени (до 50—80 дерев на 1 дес.) Мокрые места (сырники), на которых деревья почти Кареньга (согра) никогда не достигают пиловочных размеров Продолжение Краткое описание Местное название Еловые насаждения Возвышенные ровные места из-под бывших подсек Новина (чищеб), или огневищ, поросшие обыкновенно моло­ (починок, пальник) дым березняком (следовательно, правильнее — это лиственное насаждение) с примесью хвойных пород и иногда с единично уцелевшими деревьями пило­ вочных размеров, преимущественно с сухобочинами (от огня). Почва супесчаная, чаще суглинистая сухая или свежая. Будущий холм или холмовая ровнядь Сосновые насаждения Бор смолокурный По сухой, песчаной, обыкновенно не глубокой, почве (беломошник) с подпочвой тоже песчаной, но желтоватого цвета (желтика). Покров — белый мох и почти всегда ве­ реск. Лес преимущественно низкосукий, широкослой­ ный и заболонный (мяндовый), весьма хорош для смолья-подсочки Бор холмовой По свежей глубокой песчаной, иногда супесчаной по­ чве. Покров тоже может быть белый мох, но без верес­ ка. Самые лучшие места по качеству и богатые по ко­ личеству пиловочного леса (до 50—80 дерев на 1 дес.) Бор островной То же, среди болот и мокрых мест (веретье) Черничник По свежей, иногда сырой суглинистой или подзолис­ (смешанное насаж­ той почве с примесью, чаще с преобладанием ели, дение) иногда лиственных пород. Лес стройный гонкий и малосукий или мелкосукий, одним словом, жаровый, но страдает часто от гнилей Сурадок (суболо- Ровные или низменные места, часто по возвышенно­ ток) сти, с сырой и даже мокрой супесчаной или суглини­ стой почвой;

пиловочных дерев бывает мало (1— дерев на 1 дес.) и посредственного качества. Древе­ сина малосмолиста, большеболонна, тяжела, сыра и при высыхании сильно трескается. На высыхающих сударках качество древесины улучшается и запасы встречаются весьма удовлетворительные Рада Близка к моховому болоту, а при высыхании перехо­ дит в сурадок Мшарник Корявая сосна по моховому болоту, при высыхании переходит в раду Новины (пальники) То же, что и для ели Мы привели эту классификацию типов еловых и сосновых на­ саждений полностью для того, чтобы показать, с чего начиналась лесная типология в северном лесоустройстве, чтобы можно было яснее представить сложный, а порой и тернистый путь ее развития до наших дней. Во второй своей статье «Из удельных северных лесов» А.С. Рожков опубликовал эту классификацию в усовершен­ ствованном виде, использовав накопленный опыт лесоустроителей по Вельскому удельному округу, где ведущим лесотипологом в то время был П.П. Серебренников, выступивший на XII лесном съез­ де с обстоятельным докладом о типах насаждений (1912). Если в своей первой классификации А.С. Рожков привел 7 еловых и сосновых типов насаждений при довольно лаконичном их описа­ нии, то в классификации, опубликованной три года спустя, он вклю­ чил и довольно подробно описал 9 типов насаждений с преоблада­ нием ели и 9 типов насаждений с преобладанием сосны. При этом как одни, так и другие подразделены на две группы — «по сухо­ долу» и «по мокрому». Названия типов насаждений сохранены местные, и для каждого из них указано распространение в процен­ тах от общей лесной площади Вельского удельного округа. Для каждого из 18 типов описаны: местоположение;

состав и рост де­ ревьев;

почва и покров;

прочие особенности в отношении запаса пиловочных деревьев, качества древесины, наличие пороков и гриб­ ных заболеваний, опасности повреждения ветровалом и «выломка­ ми», а также короедами и другие. В насаждениях с преобладанием ели дополнительно выделены два типа — конурник и кукольник, или чаща. Небезынтересно привести их описание.

Конурник: Местоположение низменное, хотя может быть и на возвы­ шенности: поверхность покрыта кочками и ямами с застой­ ной водой. Еловое насаждение с небольшой примесью ольхи, березы и ивы. Рост очень тугой. Почва мокрая, пе­ регнойная или иловато-суглинистая с застойной водой. В покрове толстый слой мхов.

Лес корявый весьма плохого роста, едва годный на дрова, почему при 0,2—0,3 полноты такие насаждения нередко относятся к неудобным или непроизводительным площа­ дям.

Кукольник, Местоположение ровное. Такие насаждения встречаются не или чаща: часто и не везде, но весьма своеобразны и останавливают на себе внимание. Мелкий ельник тугого роста и до того густой, что нельзя совершенно через него пролезть. Почва плотная свежая или сырая, иногда мокрая, подзолистая.

Мертвый покров или иногда мох.

Непроизводительные места, так как лес не дорастает тол­ щины кола. Для превращения таких мест в производитель­ ные площади некоторыми лесничими рекомендуется их сжи­ гание.

В насаждениях с преобладанием сосны дополнительно выделен один тип — пендус, являющий собой болото с единично разбро­ санными чахлыми деревьями сосны и березы.

Эта классификация типов насаждений, оформленная в виде таб­ лицы, была предназначена «для руководства чинами лесоустрои­ тельных партий при работах в натуре». Следует отметить, что она явилась и своеобразным обобщением первых опытов работы удель­ ных лесоустроителей по выделению, описанию типов насаждений и применению их в практике северного лесного хозяйства. Заметим также, что в период зарождения лесной типологии (последнее де­ сятилетие X I X века) на страницах специальной периодической печати появилось немалое количество статей, в той или иной мере затрагивавших эту проблему, и авторы их давали краткое описание некоторых типов насаждений.

Простота и наглядность классификаций, основанных на народ­ ной мудрости, бесспорна и по тем временам была огромным ша­ гом вперед в деле совершенствования лесоучетных работ, органи­ зации и ведения экстенсивного лесного хозяйства на Европейском Севере России. По сути своей это были классификации хозяйствен­ ных типов насаждений. Ведущим хозяйственным соображением при выделении их было продуцирование насаждениями пиловочной древесины. Вот как оценивал практическое значение лесной типо­ логии рассмотренного нами периода М.М. Орлов (1928): «Диагноз старых типов был прост, так как состав и рост леса, в связи с условиями местопроизрастания и хозяйственным значением, в гру­ бых чертах распознавались даже не техниками, а местным населе­ нием;

поэтому, при обследовании лесов, такая типология не затруд­ няла, а облегчала ориентировку в лесу».

Создав свои классификации типов насаждений и применив их на практике, северные лесоустроители гениально просто решили проблему хозяйственного разделения лесонасаждений при обсле­ довании и устройстве обширнейших лесных пространств Европей­ ского Севера России.

Свидетельством тому может служить пример устройства удель­ ных лесов Севера на площади 2 644 ООО десятин во всех 18 имени­ ях, 174 лесных дачах Вельского удельного округа (А.С. Рожков, 1904). Эти трудоемкие лесоустроительные работы были проведены главным образом в последнее 10-летие X I X века (1891—1901), когда, по образному определению Г.Ф. Морозова, «Уделы были колыбе­ лью этого учения на Севере» (учения о типах насаждений. — О.Н.) (Протоколы заседаний С.-Петербургского Лесного общества. Про­ токол 3-го заседания в здании Главного управления уделов 16 фев­ раля 1908 г).

С началом нового, X X века открылся и новый период в разви­ тии лесной типологии, продолжительность которого можно услов­ но определить в четверть века — до 1926 г., когда была введена в действие первая советская лесоустроительная инструкция.

Лесная типология на Севере в первой четверти X X века Плодотворные идеи И.И. Гуторовича, П.П. Серебренникова, А.С. Рожкова сразу же нашли выход в практику северного лесоуст­ ройства. Предложенные ими классификации типов насаждений ока­ зались настолько понятными и удобными для пользования, что уже к концу X I X века все лесные дачи и хозяйственные части в лесни­ чествах северного лесного хозяйства устраивались с разделением обширных лесных пространств на типы. И это, надо заметить, делалось во всех устраиваемых и обследуемых лесных хозяйствах Архангельской и Вологодской губерний вопреки указаниям лесо­ устроительных инструкций, действовавших в то время.

Необходимо подчеркнуть, что широкому распространению идей и практического опыта северных лесотипологов во многом способ­ ствовали С.-Петербургское Лесное общество и его печатный орган «Лесной журнал», редактором которого с 1904 по 1918 гг. был Г.Ф. Морозов.

Ограниченный объем настоящей книги не позволяет со всей полнотой отразить деятельность С.-Петербургского Лесного обще­ ства и «Лесного журнала» в распространении идей по лесной ти­ пологии, применении ее в практике лесоустройства при организа­ ции северного лесного хозяйства.

Отметим лишь некоторые, на наш взгляд, интересные для север­ ных лесоустроителей и северного лесного хозяйства, моменты.

22 марта 1903 г. проходило заседание Лесного общества, посвя­ щенное памяти Федора Карловича Арнольда и Александра Фели циановича Рудзкого. Доклады о жизни и деятельности основопо­ ложников отечественного лесоустройства сделали В.Т. Собичев ский и М.М, Орлов. После краткого перерыва было проведено оче­ редное заседание, на котором в числе других вопросов заслушано сообщение М.Д. Успенского на тему «Некоторые данные о росте ели в Верхневаеньгской даче Шенкурского уезда Архангельской губернии». Живой интерес к докладу выразили в своих выступле­ ниях М.М. Орлов, Н.К. Генко, Л.И. Яшнов, В.Т. Собичевский и А.Н. Соболев. Заметим, что докладчик не касался проблем типоло­ гии леса, в то время еще не поднимавшихся лесной наукой с той остротой, с какой они (проблемы лесной типологии) вот уже более десятка лет волновали умы северных лесоустроителей, да и не толь­ ко их! К тому времени проблема классификации лесов по типам насаждений стала, можно сказать, всеобщей. Подходы к ее реше­ нию искали лесоустроители и других регионов России. Постепен­ но к изучению лесов в типологическом аспекте стали подходить и ученые-лесоводы и ботаники. Доклад М.Д. Успенского заинтересо­ вал слушателей, как отмечал Н.К. Генко, своей новизной и богат­ ством собранного в нем материала. В нем докладчик рассматривал очень важный тогда вопрос об определении оборота хозяйства и обратил внимание присутствовавших на заседании на крайние труд­ ности решения вопроса о наиболее целесообразном ведении рубки в усыхающих по неизвестной причине еловых лесах. Первым вы­ ступая по докладу, М.М. Орлов предложил: «Для надежного уста­ новления оборота хозяйства необходимо исследовать состав север­ ных лесов, выделив в них классы, однородные по развитию, и установить ход роста этих однородных групп» (Протоколы заседа­ ний С.-Петербургского Лесного общества. — «Лесной журнал», 1903, вып. 3, с. 754, 755). Здесь М.М. Орлов пока не говорит о выделении типов насаждений, да это и понятно, ведь тогда вопро­ сы лесной типологии для ученых были еще не ясны, и необходимо было время. И вот спустя всего несколько месяцев М.М. Орлов вполне определенно высказался за типы насаждений.

На заседании С.-Петербурского Лесного общества 10 января 1904 г.

Г.Ф. Морозов сделал доклад на тему «Лесоводственное значение типов насаждений» по следующей программе:

1. Насаждение как объект лесного хозяйства. Научная основа лесоводства есть учение о насаждениях, которое в свою очередь является прикладной частью онкологии растений.

2. Недостаточность частных признаков для характеристики на­ саждений. Анализ должен быть дополнен синтезом. Непригодность состава насаждений в качестве объединяющего признака. Объеди­ няющим началом должны явиться условия местопроизрастания.

Определение типа насаждений.

3. Необходимость дополнительного критерия для различения типов насаждений. Возобновляемость и лесоводственный способ возобновления. Хозяйственное определение типов;

тип и подтип.

Основные, переходные и временные типы.

4. Устойчивость насаждений как элемент, характеризующий типы.

Значение устойчивости как основного начала в лесоводстве. Второ­ степенное по сравнению с устойчивостью значение смешанных насаждений.

5. Значение типов насаждений для возобновления леса. Способ возобновления диктуется природою леса —- типами насаждений.

Цель и задача возобновления. Значение типа для восстановления прежних, ныне исчезнувших, материнских типов. Значение их для выбора пород при лесоразведении. Типы местопроизрастаний.

6. Значение типов насаждений для ухода за лесом, при поста­ новке различных исследований и опытов, для составления опыт­ ных таблиц.

7. Классификационное значение типов насаждений. Классифи­ кация Гайера и Турского. Необходимость дополнения их созданием естественной классификации по типам. Значение типов при оценке вопроса о том, имеет ли и может ли иметь лесоводство общие положения или нет. Спор легко разрешается при помощи типов насаждений.

8. Значение типов при постройке курса лесоводства. Разделение лесоводства на общее и частное, подразделение первого на: а) уче­ ние о лесе, б) учение о возобновлении и воспитании леса;

учение о лесе в свою очередь делится на: 1) учение о породах как лесооб разователях, 2) учение о насаждениях, 3) учение о типах насажде­ ний. Частное лесоводство излагает способы возобновления и ухода в различных типах насаждений и специальные культуры.

9. Ориентировочное значение типов насаждений на Севере. На­ родные названия типов.

10. Задачи лесного опытного дела. Приведение в известность и использование лесоводственных свойств типов насаждений по лесо­ водственный областям России. Составление карты типов насажде­ ний в России (Протоколы заседаний С.-Петербургского Лесного общества. — «Лесной журнал», 1904, вып. 2, с. 427—428).

Такой доклад по капитально разработанной программе корифей науки о лесе сделал после всестороннего анализа накопившегося к тому времени литературного материала по типам насаждений. Эту свою работу он считал «естественным продолжением замечатель­ ных работ некоторых русских лесоводов, посвященных типам на­ саждений». (Морозов Г.Ф. О типах насаждений и их значении в лесоводстве. — «Лесной журнал», 1904, вып. 1, с. 257). Среди них Г.Ф. Морозов называл, причем неоднократно, Гуторовича, согла­ шаясь с высказанными им положениями.

Выступая в прениях по докладу Г.Ф. Морозова и касаясь мето­ дов составления опытных таблиц хода роста насаждений, М.М. Ор­ лов указывал, что «в будущем при подобных работах, особенно в смешанных насаждениях, необходимо будет строго придерживать­ ся классификации насаждений по типам». (Протоколы заседания С.-Петербургского Лесного общества. — «Лесной журнал», 1904, вып. 2, с. 428—429).

Отметим, что наше внимание невольно обращается к пункту программы морозовского доклада. В нем Г.Ф. Морозов особо вы­ деляет вопрос о значении типов насаждений на Севере. И мы не можем здесь не заметить известной осторожности в формулировке его автором доклада. Это объясняется, на наш взгляд, тем обстоя­ тельством, что Г.Ф. Морозов не был лично знаком с лесами Севера России, раскинувшимися на громаднейшей территории двух самых северных губерний России — Вологодский и Архангельской. Одна­ ко суждения его по затрагивавшейся проблеме были вполне опре­ деленны: он высоко оценивал работы северных лесотипологов, признал за ними приоритет и поддерживал то направление, кото­ рое было принято северными лесоустроителями при классифика­ ции насаждений по типам и применении их в лесном хозяйстве.

Г.Ф. Морозов, говоря о народных названиях типов насаждений, неоднократно подчеркивал, что «Отсюда наши лесоводы Севера впервые применили к классификации и к характеристике лесов так называемый типологический признак, т. е. положили в основание различение лесов не только по составу, как это обыкновенно дела ется, но и по условиям местопроизрастания, в частности — по фунтовым признакам и по местоположению». (Г.Ф. Морозов, 1928).

А вот еще пример того пристального внимания, которое посто­ янно оказывало северным лесоустроителям С.-Петербургское Лес­ ное общество.

На очередном заседании Лесного общества 9 февраля 1908 г.

А.А. Битрих (совместно с Г. Г. Гулюшкиным) сделал доклад на тему «Типы лесонасаждении Зырянского края». В этом очень интерес­ ном и содержательном докладе, опубликованном несколько позднее на страницах «Лесного журнала», А.А. Битрих так оценивал значе­ ние типов насаждений при устройстве северных лесов: «Изучение больших массивов северных лесов, как показывает опыт, немысли­ мо без предварительного выяснения тех естественно-исторических единиц — типов, которые наиболее свойственны исследуемому району. Крупный масштаб работ не позволяет таксатору входить в мелкие подробности обычного таксационного выдела. Незнание типов насаждений с их строго повторяющимися элементами сбива­ ет с толку даже опытного таксатора, сплошь и рядом теряющегося в необыкновенной пестроте лесных ландшафтов. Наоборот, иссле­ дователь, уловивший и усвоивший раз и навсегда естественно-ис­ торические части целого, способен и при крупном масштабе работ дать законченные, полные смысла и внутренней связи выводы.

Примером тому являются работы архангельских партий, успевших благодаря предварительному изучению типов насаждений обследо­ вать район более 600 ООО дес. в одно лето. Знание типов дает воз­ можность безошибочно решить наиболее важный практический вопрос: есть ли пиловочный лес в том или другом сообществе или его нет». (А.А. Битрих, 1908).

В оживленных и разносторонних прениях по докладу А.А. Бит риха высказались: М.М. Орлов, Г.Ф. Морозов, А.С. Рожков, Н.А. Куз­ нецов, А.А. Крюденер, Э.Э. Керн.

Первым взяв слово, М.М. Орлов дважды особо подчеркнул, что «доклад интересен и поучителен и вызывает восторг своей обра­ боткой материалов, сгруппированных в столь короткий срок. До­ клад тем более заслуживает внимания, говорил М.М. Орлов, что условия работ были очень трудные, новые и сами по себе вызыва­ ли большие сомнения. Дело в том, что когда обсуждалась и допол­ нялась Инструкция для устройства лесов, издания 1907 г., в специ­ альном Комитете возникли большие разногласия принципиального характера. Речь шла о внесении в Инструкцию указаний о расчле­ нении лесонасаждений устраиваемых дач по типам. Мнения силь­ но разделились, и противники указывали на то, что такое нововве­ дение лишь запутает таксаторов, тогда как другие обратно указы­ вали на облегчение и единственно возможный путь при работах в столь больших масштабах. Настоящий доклад является великолеп­ ным примером тех крупных преимуществ, которые изложенный метод дал таксатору при разработке его специальной задачи. Этот громадный опыт технического успеха в деле лесоустройства, кото­ рый необходимо привить в будущем — желательно, чтобы ныне отмеченный, — был авторитетно поддержан Лесным обществом».

Г.Ф. Морозов полностью присоединился к М.М. Орлову в оценке доклада и обстоятельно разработанных добытых материалов. А.С. Рож­ ков также отметил заслугу докладчика и сказал, что А.А. Битрих, «идя по стопам предшественников в установлении типов северного леса — эти первоначальные шаги ярче и рельефнее осветил в сво­ их выводах». При обсуждении доклада были затронуты проблемы временных типов насаждений в связи со сменой пород при вмеша­ тельстве человека. В заключение председательствовавший на засе­ дании Э.Э. Керн, «резюмируя прения, вызванные столь интерес­ ным докладом, всецело присоединился от имени Собрания к уже сделанным ранее указаниям в отношении значения доклада и его положительных выводов в деле устройства лесов по типам». (Про­ токолы С.-Петербургского Лесного общества. — «Лесной журнал», 1908, вып. 4—5, с. 646—650).

А.А. Битрих, заведовавший в то время лесоустроительной парти­ ей Вологодского лесоустройства, исследовал типы насаждений в Помоздинском лесничестве и Орловской роще Вологодской губер­ нии и по результатам лесоустроительных работ написал замеча­ тельные статьи, являющие образец описания и применения типов насаждений в северном лесоустройстве (А.А. Битрих, 1910, 1913).

Позднее, уже будучи профессором Петроградского Лесного инсти­ тута, А.А. Битрих (1920, 1922) опубликовал интересные работы по лесам и лесному хозяйству Севера. Здесь уместно указать на «Крат­ кий очерк лесов Печорского края», помещенный в «Ежегоднике Лесного департамента» за 1912 г. К очерку приложены отличные фотографии типичных насаждений и карта лесов части бассейна реки Печоры, раскрашенная по преобладающим породам. Хотя автор очерка и не указан, но надо полагать, что очерк составлен не без использования материалов экспедиций Битриха, так же, как, воз­ можно, и не без его участия.

Видный лесоустроитель удельных лесов Севера М.Д. Успенский в 1908 г. опубликовал обстоятельное извлечение из лесоустрои­ тельного отчета Погосской дачи Вельского удельного округа, Вель­ ского уезда Вологодской губернии. В своей статье он дает научно обоснованный анализ возникновения, формирования, роста насаж­ дений, лесовозобновления под пологом леса, на гарях и пашнях, смены пород по типам сосновых и еловых насаждений.

Сотрудник кафедры общего лесоводства С.-Петербургского Императорского Лесного института, которой заведовал Г.Ф. Моро­ зов, В. Соколовский в 1908 г. написал типологический очерк лесов Архангельской губернии. Статья привлекательна как исторический материал. Нового же в сравнении с опубликованными ранее рабо­ тами северных лесоустроителей И.И. Гуторовича, Н.А. Гракова, А.С. Рожкова, М.Д. Успенского, П.П. Серебренникова по типам на­ саждений мы в ней не находим. Тем не менее работа В. Соколов­ ского ценна как обобщение, как попытка (по словам самого автора, слабая) «охарактеризовать типы лесонасаждений губернии» по сво­ им наблюдениям и литературным данным.

Лесной типологии, большое хозяйственное значение которой в условиях Европейского Севера России было бесспорным, уделя­ лось особое внимание на XII лесном съезде, о чем расскажем в следующей теме.

Среди многих славных имен северных лесоустроителей, много сделавших по исследованию типов насаждений и их хозяйственно­ му использованию, назовем С.Г. Ната и Ф.Н. Флоровского.

С.Г. Нат работал лесным ревизором Вологодской губернии и был делегатом XII лесного съезда в Архангельске. В 1915 г. он опубликовал талантливо написанную статью, иллюстрированную фотографиями, в которой не только мастерски, с глубоким знанием дела описывает типы насаждений, но и оценивает их в хозяйствен­ ном отношении, рассматривает естественное лесовозобновление, межвидовые взаимоотношения древесных пород, смены пород в связи с деятельностью человека, разрушительными действиями сильных ветров и.пожаров. Он, пожалуй, первым высказал мысль о связи качества древесины с типами насаждений. «Весьма правдо­ подобно, — писал С.Г. Нат, — что для каждого типа насаждений существует характерная особенность как в технических качествах древесины, так, вероятно, и в видовых отличиях и относительном количестве фаута при одинаковых условиях роста насаждения».

Во 2-м выпуске «Лесного журнала» за 1894 г. напечатана очень содержательная статья «К вопросу о хозяйстве в лесах Севера» под псевдонимом «Один из лесничих Севера». Рассматривая широкий круг проблем северного лесного хозяйства, автор дает емкие харак­ теристики лесных сообществ (типов насаждений. — О.Н.), наибо­ лее часто встречающихся на Европейском Севере России, обращая особое внимание на их хозяйственное значение. Автором этой ве­ ликолепной статьи, как мы узнали об этом из публикации Битриха (1916), оказался Ф.Н. Флоровский — большой знаток лесов Севера и северного лесного хозяйства. Однако имя его, несмотря на ори­ гинальные и очень интересные выступления в печати, не было из­ вестно широкому кругу лесных деятелей, так как разные псевдони­ мы, под которыми он публиковал статьи, знали лишь редакции «Лес­ ного журнала», «Лесопромышленного вестника», «Русских ведо­ мостей» и «Трудов Вольно-экономического общества».

Оригинальную классификацию типов насаждений для Верколь ского и Сурского лесничеств Пинежского уезда Архангельской гу­ бернии оставил ревизор лесоустройства, автор знаменитых «Запи­ сок таксатора» и других замечательных работ Э.И. Шабак (1914), проводивший в 1907—1908 гг. лесоустройство в Веркольской и Сур скон сборных казенных лесных дачах.

Э.И. Шабак устанавливал типы насаждений в зависимости от почвенно-грунтовых условий, состава и качества роста леса. При этом по причине экстенсивности лесного хозяйства главное внима­ ние он обращал на пригодность почвы к выращиванию пиловочной древесины. Все многообразие условий произрастания леса и на­ саждений Э.И. Шабак расчленил на три категории. Первая катего­ рия — насаждения и участки, пригодные для возращения пиловоч­ ного леса;

во вторую категорию вошли насаждения, в которых деревья пиловочных размеров вовсе отсутствуют или встречаются единично, а древостой годятся для заготовки дровяной, поделочной и мелкой строевой древесины;

участки третьей категории, из-за избытка кислой воды и до их осушки не пригодные ни для какого непрерывного лесного хозяйства, отделены от лесной почвы и вслед­ ствие своего болотного характера отнесены к болотам.

Э.И. Шабак выделил и описал 10 хозяйственных типов насаж­ дений: четыре — бор, сметник, холм и лог — составили первую категорию;

два — сурадье и ровнядь — образовали вторую катего­ рию;

четыре — согра, рада, калтус и чистое болото — отнесены к третьей категории. Заметим, что тип «калтус» («лавка») — это тра­ вяные болота с небольшими куртинами редкой низкорослой коря­ вой березы, иногда с примесью низкорослой корявой ели.

Мы не приводим описания этих типов, хотя с познавательной точки зрения оно было бы весьма полезным. Укажем только, что их подробная характеристика приведена в лесоустроительном отчете, иллюстрированном прекрасными фотографиями типов (Э.И. Ша­ бак, 1908.) Э.И. Шабак был горячим поборником применения лес­ ной типологии в лесоустройстве. «Типы, — писал он, — внесут в нашу работу (в лесоустройство. — О.Н.) не осложнение, а, напро­ тив, упрощение, наглядность, определенность и в результате дадут классификацию леса и по его техническим качествам, что очень важно». Он считал, что «в итоге практика лесоустройства возьмет из учения о типах, что ей нужно для ее реальных целей, отбросив все лишнее, не имеющее прямого отношения к делу» (Э.И. Шабак, 1914).

После очерка С.Г. Ната «Леса и воды Печорского края» в лесной литературе первой четверти текущего столетия не появлялось пуб­ ликаций по лесам Европейского Севера России, в которых освеща­ лись бы результаты лесотипологических исследований. В связи с этим хотелось бы открыть еще одну страницу истории лесотиполо­ гических исследований в лесах Севера.

Приказом по Управлению лесами Наркомзема РСФСР от 5 мая 1925 г. за № 79 была образована Мезенская лесоэкономическая экспедиция для обследования лесов в бассейне реки Мезени в пределах Архангельской губернии и автономной области Коми.

Общее руководство работами, разносторонними и очень ответствен­ ными, было поручено начальнику экспедиции ученому-лесоводу Г.Г. Гулюшкину. Под его непосредственным руководством работала и лесотаксационная группа в составе 10 опытных таксаторов: С И. Бе­ ляева, П.В. Гордеева, В.В. Гурьева, В.В. Кедрова. И.А. Кривоносо ва, А.П. Ливена, Б.П. Мошкова, Г.А. Приказчикова, К.И. Прохорова и В.П. Ученова. Полевые работы, несмотря на большие трудности выполнения их в безлюдной приполярной тайге, были завершены, при полном освоении обширнейшей программы, в три месяца.

Результатом лесотипологических исследований явилась X I глава «Лесные насаждения края» (с. 402—438), написанная Г.Г. Гулюш киным, в первом выпуске «Трудов лесоэкономических экспедиций», опубликованных в 1929 г. (Мезенская экспедиция, 1929). Большая часть этой главы посвящена классификации растительных сооб­ ществ по типам леса (с. 403—438) с их подробной лесоводствен ной, таксационной и хозяйственной характеристикой. Исследовате­ ли мезенских лесов установили, «что формирование тех или дру­ гих типов леса в зависимости от почвенно-грунтовых условий, рельефа и степени увлажнения в условиях крайнего Севера оп­ ределяется главным образом степенью влажности почвы» (1929, с. 405). По этому главному признаку и были сгруппированы в три группы выделенные и подробно описанные 9 типов леса:

1. Типы сухих и свежих полнодренированных почв:

1. Бор-беломошник — Pinetum cladinosum, V класс бонитета.

2. Бор мшистый — Pinetum hylocomiosum, IV—III кл. бонитета.

3. Еловый холм — Piceetum hylocomiosum, III класс бонитета.

И. Типы влажных и сырых неполнодренированных почв:

4. Суборь — Pinetum piceetosum, IV класс бонитета.

5. Холмовая ровнядь — Piceetum hypnosum, IV—III кл. бонитета.

6. Ровнядь — Piceetum polytrichosum, V кл. бонитета.

III. Типы мокрых и заболоченных слабодренированных холодных почв:

7. Суболоть — Pinetum sphagnosum, V кл. бонитета.

8. Лог — Piceetum herbosum, IV—III кл. бонитета.

9. Согра — Piceetum-betuleta sphagnosum, V a кл. бонитета.

Как видим, таксаторы Мезенской экспедиции, «придавая огром­ ное практическое значение классификации насаждений по боните­ там», типы леса рассмотрели совместно с классами бонитета. При этом они применяли общебонитировочную шкалу М.М. Орлова из лесоустроительной инструкции 1914 г. Наряду с использованием народных названий типов впервые в лесотаксационной практике Небезынтересно отметить, что при проведении лесоустройства Шелеков ского учебно-опытного лесничества Архангельской губернии Ленинградского лесного института в 1925—1926 гг. в названиях типов леса была использова­ на только латинская номенклатура без употребления русских названий. Руко­ водил работами М.М. Орлов. Начальником лесоустроительной партии был А.И. Тарашкевич, лесотипологом — С.Я. Соколов.

на Европейском Севере России применена бинарная латинская их номенклатура. Весьма интересными для нас, а в то время свежими, новыми и строго научными, оказались мысли Г.Г. Гулюшкина о динамизме и географической природе типов леса. Вот они: «При одновременной классификации насаждений по классам бонитета и типам леса нами не могло быть выполнено требование, чтобы типу леса соответствовал один бонитет;

насаждения типа мшистый бор, напр., были отнесены и к III, и к IV бонитетам. Нами не было произведено достаточно тщательное исследование этого обстоятель­ ства, но полагаем, что внесение искусственных рамок производи­ тельности, какие ставятся бонитетом, в естественно-историческую классификацию вряд ли без тщательного исследования является возможным. С другой стороны, процессы вековых изменений в почвенно-грунтовых условиях места произрастания выявляются лишь постепенно, и в каждый момент мы застаем насаждение в той или другой стадии его деформации, нередко весьма различной в отдельных частях участка. Изменения почвенно-грунтовых усло­ вий начинаются преимущественно с поверхностных слоев, и по­ этому сообщества ели, как имеющие поверхностное укоренение, быстрее реагируют на него, тогда как сосновые, имеющие глубокое укоренение, медленнее воспринимают и отражают его, причем подрост и молодая часть насаждений ранее старых насаждений...

Особенно часто приходится наблюдать на Севере всевозможные степени переходов при начавшемся процессе поверхностного забо­ лачивания как мшистого бора к суболоти, так и последней к сосно­ вому сфагновому болоту» (Мезенская экспедиция, 1929, с. 436).

«В общем, в грубых чертах, начиная с юга, мы наблюдаем на фоне еловых сообществ каймы сосновых вдоль рек и близ водораз­ дельных занятых болотами пространств. Лучшего бонитета и типа леса с наибольшей полнотою насаждения мы наблюдаем в южной части бассейна;

по мере продвижения к северу происходит ухудше­ ние — тип холмовой ровняди (IV бон.) все более и более сменяется типом ровнядь (V бон.), а тип бор мшистый, имеющий в южной части густой и надежный еловый подрост, постепенно теряет его и сменяется суболотями. Наконец, в самой северной части бассейна по р. Пезе (в так называемой лесотундровой полосе), где заболо­ ченность около 75%, встречаются уже лишь из еловых сообществ согры (Va бон.), ровняди (V бон.) и узкие полосы логов, а из со­ сновых суболоти (V бон.), боры-беломошники (V бон.) и сосновые сфагновые болота, причем полнота их не превышает 0,4—0,5, а чаще и меньше, и лишь незначительные единичные участки могут быть отнесены к более высшим бонитетам» (Мезенская экспеди­ ция, 1929).

Эти выдержки из трудов Мезенской лесоэкономической экспе­ диции 1925 года мы привели для того, чтобы дать читателю воз­ можность зримее представить, насколько высок был научный уро­ вень понимания лесной типологии лесоустроителями-практиками, как глубоко и тонко они чувствовали и знали природу северных лесов, какое большое значение придавалось типам леса при орга­ низации лесного хозяйства на Европейском Севере России в 20-е годы X X столетия.

Лесная типология на X I I лесном съезде в Архангельске Особое место лесной типологии было отведено на XII Всерос­ сийском лесном съезде, созванном С.-Петербургским Лесным об­ ществом в г. Архангельске с 15 по 25 июля 1912 г. (Протоколы и постановления XII лесного съезда. 1912, 1913). Основной доклад «О типах насаждений и их значении в северном лесном хозяйстве»


сделал старший лесничий Вельского удельного округа П.П. Сереб­ ренников. В замечательном по содержанию и страстном по форме изложения докладе П.П. Серебренников критически рассмотрел со­ стояние вопроса в историческом плане, раскрыл практическое зна­ чение лесной типологии и дал описание 15 основных типов насаж­ дений, выделенных при устройстве лесов Вельского удельного округа. Главную причину к установлению при лесоустроительных работах типов насаждений в лесах Севера европейской России он видел в практической потребности «при устройстве лесных дач в расчленении насаждений обширных лесных массивов Севера на более или менее однородные группы, объединенные общностью условий местопроизрастания, а отсюда и сходностью условий ро­ ста, а также и технических качеств древесины...». Докладчик об­ разно заявил, что «понятие о типах на Севере вошли в плоть и кровь лесоустройства и потому имеют полное право на существо­ вание». Подчеркивая громадное значение типов насаждений для лесоустройства, П.П. Серебренников считал, что:

• «...вне типов насаждений — нет и не может быть рациональ­ ного хозяйства на Севере...»;

• «Учение о типах насаждений должно быть краеугольным кам­ нем для научно поставленного лесоведения...», • «Научно установленные типы насаждений для целей практи­ ческого хозяйства могут быть соединяемы в те или другие хозяй­ ственные группы, в зависимости от условий экономической обста­ новки в текущий момент»;

• «Научная классификация типов насаждений должна быть вы­ работана на основании изучения процессов роста и дифференциа­ ции в насаждениях, начиная с момента его возникновения и про­ следив все этапы насаждений»;

• «За установленными лесоустроителями северных лесов лесо хозяйственными типами насаждений следует признать огромное практическое значение».

Особо выделяя важность и сложность проблемы, П.П. Серебрен­ ников призывал: «Пусть же все новые и новые ряды работников друж­ но принимаются за тяжелый, но благородный труд изучения великой книги природы, первые страницы которой мы кое-как, с грехом попо­ лам, научились разбирать по складам» (П.П. Серебренников, 1912).

С неослабевающим вниманием и интересом обращаются и се­ годня лесоводы к работе Г.Ф. Морозова «Типы и бонитеты», под­ готовленной для XII лесного съезда, на котором сам он не был. В ней корифей русской науки о лесе дает глубокий научный анализ этих важнейших понятий и показывает их практическое значение на примерах исследований в Шиповом лесу, Хреновском бору, Теллермановской роще, Брянском лесном массиве, Бузулукском бору и Тульских засеках. В результате он пришел к выводам, которые и были оглашены на съезде как тезисы доклада. Приветствуя введе­ ние бонитировки условий местопроизрастания при лесоустройстве и признавая необходимость ее при хозяйственных действиях в лесу, Г.Ф. Морозов сделал аргументированные критические замечания по поводу слабых сторон бонитировки и указывал, что «Истинны­ ми объектами лесного хозяйства являются типы насаждений (выде­ ленные по условиям местопроизрастания) в связи, конечно, с тем или иным их состоянием. Группировать эти подлинные и первич­ ные наши объекты нашего хозяйства можно различно, в зависимо­ сти от тех научных или хозяйственных целей, какие мы в данном случае преследуем». Заканчивая свои тезисы, Г.Ф. Морозов обра­ щался к съезду со следующими словами: «Одна из очередных и вместе с тем одна из основных задач времени — создать на этих принципах естественную классификацию насаждений. Это должно быть делом самого ближайшего... Мощный и первый шаг на этом пути был сделан у нас на Русском Севере. Будем надеяться, что и первый лесоводственный съезд на этом Севере даст новый толчок и новые директивы для того, чтобы работающие на этом поприще лесоводы, освободившись от невольных заблуждений, обогатившись новыми мыслями и одобренные единением, могли бы с успехом глубже и крепче заняться коренной задачей русского лесоводства — естественной классификацией родных лесов». (Г.Ф. Морозов, 1912).

В оживленной дискуссии по докладу П.П. Серебренникова и тезисам Г.Ф. Морозова участвовали: М.М. Орлов, Н.С. Нестеров, А.А. Хмелев, А.А. Кириллов, А.С. Рожков, Е.Ф. Давыдов, П.П. Се­ ребренников.

Серебренников, Хмелев, Рожков, Давыдов выступали за приме­ нение при лесоустройстве выработанной практикой типологии на­ саждений и за немедленную научную разработку этого важнейше­ го вопроса.

М.М. Орлов, занимая позицию необходимости научной разра­ ботки учения о типах насаждений, через все свои аргументирован­ ные выступления проводил мысль о том, «...чтобы, ничего не ис­ ключая и не запрещая в области применения типов, не обязывать непременно работать по типам, ибо наука не сказала в этой области своего решительного слова» (Протоколы XII лесного съезда, 1913).

К мнению М.М. Орлова присоединились Н.С. Нестеров и А.А. Ки­ риллов.

Небезынтересно привести полный текст постановления съезда по этим двум докладам, принятого в формулировке М.М. Орлова:

«В соотношении с постоянно возрастающим значением русских лесов неотложно необходимо организовать всестороннее научное изучение этих лесов вообще и лесов Севера в особенности. Бли­ жайшими целями этого изучения должны быть признаны: 1) био­ логия лесонасаждений в связи с условиями местопроизрастания, для выработки рациональных приемов рубки, возобновления и ухода за лесом, а также для создания естественной классификации на­ саждений и 2) опытные таблицы хода роста лесонасаждений глав­ нейших древесных пород для установления нормальной произво­ дительности русских лесов и точных оснований для их бонитиров­ ки. В частности, для лесов Русского Севера необходимо скорейшее открытие в них нескольких опытных лесничеств в дополнение к одному существующему Северному опытному лесничеству» (По­ становления XII лесного съезда, 1912), Здесь уместно отметить, что с «легкой руки» П,П. Серебренни­ кова, остро полемизировавшего с М.М. Орловым, среди некоторой части лесных специалистов (плохо осведомленных и не знающих истории этого важнейшего в лесоведении вопроса, введенных в заблуждение тенденциозными высказываниями дилетантов) до сих пор бытует ошибочное мнение, что М.М. Орлов был противни­ ком лесной типологии. Однако достаточно вспомнить, что впервые в России научно обоснованное лесоустройство по участковому методу на почвенно-типологической основе было проведено в 1903—1904 гг. в Охтенской лесной даче С Е. Целлариусом и Д.И. Товстолесом под руководством М.М. Орлова. Подробно опи­ сывал внутренние условия лесного хозяйства в Охтенской даче, всесторонне анализируя почвенно-грунтовые условия при одновре­ менной бонитировке с применением опытных таблиц хода роста насаждений, составленных Варгас-де-Бедемаром для Петербург­ ской губернии, выявляя естественно-исторические связи мхов, тра­ вянистой и ягодниковой (черники и брусники) растительности, дре­ весных и кустарниковых пород с почвой, М.М. Орлов писал: «На­ ряду с различиями в составе почв неодинаковая влажность их вызывает различия в покрове, так же как и в составе насаждений, их росте и ценности.

Рассматривая все насаждения Охтенской дачи, следует разли­ чать в них пять типов насаждений, из которых один временный, с господством лиственных пород, происшедший благодаря сплош­ ным рубкам в еловых и отчасти сосново-еловых насаждениях, и четыре постоянных, определившиеся почвенно-грунтовыми усло­ виями и характеризующиеся устойчивым составом насаждений. Две категории почв отвечают и двум основным типам насаждений в Охтенской даче: сосновому на супесях и еловому на суглинках;

су­ ществующее же в природе бесконечное число переходов от суглин­ ков к супесям обуславливает существование третьего — переход­ ного типа насаждений — сосново-елового. Почвы третьего типа являются в большей или меньшей степени одинаково пригодными как для произрастания сосны, так и ели, почему в насаждениях этого типа всегда можно встретить как сосну, так и ель. Так как в природе нет резкой границы между сосново-еловыми насаждения­ ми, с одной стороны, и сосновыми — с другой, то на практике приходится установить искусственную границу между основными и переходным типом насаждений. Такой границей можно считать наименьшую примесь в 2/10 другой породы к основной в данном насаждении, если при этом почвенные условия не указывают впол­ не определенно на основной тип данного насаждения;

так, напри­ мер, если в насаждении состава 8/10 С 2/10 Е почва окажется пес­ чаной, то такое насаждение не может быть отнесено к переходному типу, а должно быть признано основным. Наконец, четвертым по­ стоянным типом насаждений является сосновый на болотных поч­ вах, образовавшихся в котловинках, где благодаря рельефу и поч венно-грунтовым условиям постоянно застаивается вода и усилен­ но разрастается сфагнум, следствием чего является мощный слой торфа, до / — 1арш.';

условия произрастания насаждений на та­ ких почвах наихудшие, и при бонитировке почв такие участки от­ несены к V бонитету». Далее М.М. Орлов писал: «При таксацион­ ных работах, кроме разделения всех насаждений дачи на типы, было произведено также разделение их в пределах каждого типа на бонитеты: при этом придержкой для определения бонитета почвы служили вышеупомянутые опытные таблицы Варгаса, а также ус­ ловия местопроизрастания, т. е. рельеф, большая или меньшая влаж­ ность почвы, тот или иной покров и др.» (М.М. Орлов, 1907).

Эту выдержку из книги М.М, Орлова, ставшей библиографичес­ кой редкостью, мы привели для того, чтобы не только показать действительное изначальное отношение ученого к лесной типоло­ гии на заре ее возникновения, но и представить читателю научно обоснованное решение далеко не простого в то время вопроса при лесоустройстве.


Создатель общебонитировочной шкалы, повсеместно применяе­ мой в лесоустройстве с 1911 г., М.М. Орлов не только никогда не был противником лесной типологии, но явился одним из основопо­ ложников внедрения ее в широкую практику советского лесоуст­ ройства. Примером тому служит первая советская лесоустроитель­ ная инструкция (1926). Окончательный вариант инструкции рас­ сматривался 15—17 февраля и 21 мая 1926 года Лесным Ученым комитетом под председательством профессора М.М. Орлова, был принят Управлением лесами и утвержден народным комиссаром земледелия 1 июля 1926 года. «Выпуская первую Советскую Лесо­ устроительную Инструкцию, — писал в предисловии к ней началь­ ник Управления лесами А. Шульц, — мы заполняем большой про 1 аршин = 0,7112 метра.

бел и подводим новую твердую базу под важнейшие в лесном хо­ зяйстве работы» (1926). Здесь необходимо подчеркнуть, что М.М. Ор­ лов аргументированно возражал против увлечения описательной типологией и настаивал на необходимости всестороннего изучения типов леса для широкого их внедрения в лесоустроительную прак­ тику. Он считал, что типы леса «являются ценным и необходимым (подчеркнуто курсивом нами. — О.Н.) дополнением бонитетов»

(М.М. Орлов, 1928). «Пользование типами, — писал далее в своем знаменитом капитальном труде «Лесоустройство» М.М. Орлов, — необходимо для человеческого мышления, поэтому оно неизбежно и в лесной науке, а в частности, и в лесоустройстве» (с. 178). И еще: «...переход к типам леса надлежит рассматривать, как про­ гресс в нашем лесном деле» (с. 179);

«Типы леса могут быть полез­ ны при всяком лесоустройстве только тогда, когда разбираться в них будут одинаково все техники лесоустройства, когда никаких специалистов-типологов при лесоустройстве не будет требоваться.

Для этого необходимо, чтобы эти типы леса вошли в основание технической подготовки и пропитали собою прежде всего лесо­ водство, с которым они и должны перейти тогда в лесоустройство»

(с. 180). «Для того чтобы создать условия для наилучшего исполь­ зования типов леса при лесоустройстве впоследствии, необходимо в опытных лесничествах изучить жизнь леса наиболее распростра­ ненных и важных в хозяйстве типов леса, в зависимости от при­ родных условий и хозяйственных мер;

и только тогда установление типов даст непосредственную пользу, так как тогда типы леса бу­ дут давать для лесного хозяйства хорошие шаблоны, которыми у нас принято так пугать, не замечая того, что вреден плохой шаб­ лон, а хороший и целесообразный образец для толкового хозяина может быть только полезен» (с. 181).

Заметим, что приведенные высказывания М.М. Орлова о значе­ нии лесной типологии для практики лесоустройства относятся к тому времени, когда корифей науки о лесе Г.Ф. Морозов разраба­ тывал теорию лесной типологии. В то время, что является логич­ ным в развитии любой науки, между двумя лидерами отечествен­ ной лесной науки М.М. Орловым и Г.Ф. Морозовым возникла ост­ рая дискуссия по вопросам естественной классификации лесов, ее значении и применении в практике лесного хозяйства. Вниматель­ но изучая эти интереснейшие материалы, осмысливая их по про­ шествии восьми десятилетий, невольно поражаешься прозорливо стью обоих корифеев и убеждаешься, что каждый из них был по своему прав. И тем не менее, зная все это, один из докладчиков на совещании по вопросам лесной типологии, созванного Институтом леса Академии Наук СССР в феврале 1950 г. в Москве, активный поборник использования лесной типологии при организации лес­ ного хозяйства Г.П. Мотовилов с высокой трибуны совещания бро­ сил на М.М. Орлова тень. Когда Г.П. Мотовилову был задан воп­ рос: «Почему вы цитируете Г.Ф. Морозова и не упоминаете М.М. Ор­ лова?», он ответил: «Я считаю, что М.М. Орлов не заслуживает благодарного упоминания в докладе, посвященном роли лесной типологии в лесоустройстве. Я, как бывший аспирант М.М. Орло­ ва, точку зрения его на этот вопрос хорошо знаю» (Труды совеща­ ния по лесной типологии, 1951, с. 46). Что ж, тут, как говорится, комментарии излишни! Прочитайте, пожалуйста, замечательную книгу «Труды профессора М.М. Орлова и их значение в лесном хозяйстве» (1969) и рецензию на нее (В.И. Левин и др., 1970), а также прекрасный сборник статей, посвященный выдающемуся русскому лесоводу, корифею лесоводственной науки, профессору Г.Ф. Морозову (Георгий Федорович Морозов, 1967), и вы многое поймете, прочувствуете и познаете интереснейшие и полезнейшие для вас исторические явления;

по достоинству оцените отношение к учению о типах насаждений и лесной типологии крупнейшего отечественного ученого лесовода, заслуженного деятеля науки и техники, профессора Михаила Михайловича Орлова.

Лесотипологические исследования Архангельского лесоустройства в 1927—1928 гг.

Выполняя громадные объемы работ, испытывая невероятнейшие лишения суровой таежной жизни, северные лесоустроители очень серьезно заботились о совершенствовании техники и технологии инвентаризации лесов и организации лесного хозяйства.

Одним из направлений в поднятии технического уровня север­ ного лесоустройства оставалась дальнейшая разработка лесотипо логической проблемы.

Северное лесное хозяйство в 20-е годы X X столетия осуществ­ ляло интенсивный переход на сплошнолесосечную форму хозяй­ ства. Нужны были иные подходы и критерии в оценке хозяйствен­ ных типов насаждений и более строгая, без разночтений, и удобная для применения научно обоснованная классификация таежных лесов Севера на естественно-исторической основе.

Николай Васильевич Михаил Елевферьевич Третьяков Ткаченко В 1927—1928 гг. впервые в истории отечественного лесоустрой­ ства архангельские лесоустроители выполнили обширные лесоти пологические исследования. Научное руководство исследованиями осуществляли профессора Ленинградского лесного института В.Н. Су­ качев, Н.В. Третьяков и М.Е. Ткаченко. Для проведения работ были сформированы две лесотипологические партии. В состав их вошли высокообразованные, в совершенстве знающие северные леса и лесное хозяйство исполнители.

Одна лесотипологическая партия, руководимая А.Ф. Борисовым, в составе таксаторов Я.И. Андриевского, В.И. Левина, В.Н. Тросе, Б.Н. Чулкова работала в лесах бассейна р. Пинеги и железнодорож­ ном районе. Другая лесотипологическая партия, руководимая Н.Н. Плениным, в составе таксаторов М.В. Гудочкина, Н.Ф. Фло ровского, А.П. Грачева, П.А. Данфельдта, Г.Ф. Лисенкова исследо­ вала типы леса в бассейне р. Ваги.

Большой заслугой этих скромных тружеников северного лесо­ устройства являются разработка на основе учения В.Н. Сукачева типологической схемы для условий Европейского Севера и созда­ ние фотоальбома 16 главнейших типов северного леса (9 сосновых и 7 еловых). Были составлены подробные геоботанические и такса ционные описания, а естественноисторические категории — типы леса — увязаны с искусственными категориями — классами бони­ тета.

Небезынтересны некоторые детали проведения этих исследо­ ваний, которые мы узнали от одного из старейших северных ле­ соустроителей И.В. Морозова, работавшего в то время таксато­ ром Архангельского лесоустройства. Подобранные для закладки пробных площадей насаждения осматривались руководителями ле­ сотипологических партий, после чего проводились работы по за­ кладке проб, отграниченные пробные площади тщательно такси­ ровались, древостой и почвенные разрезы многократно фотогра­ фировались;

с каждой пробной площади собирался гербарий на­ почвенного покрова. При камеральной обработке материалов для каждого из 16 типов леса на специальных досках (щитах) монти­ ровался стенд в обусловленном порядке: фотографии древостоя и почвенного разреза, таксационное описание насаждения и харак­ теристика почвенно-грунтовых условий, растения с учетом их представленности в напочвенном покрове. Приезжавший в Ар­ хангельск для проведения консультаций и чтения лекций лесоуст роителям В.Н. Сукачев очень внимательно и заинтересованно ознакомился с выполненной работой и одобрил ее. После этого смонтированные на щитах материалы были сфотографированы, отпечатаны в необходимом количестве экземпляров, сброшюрова­ ны и как техническое пособие в виде альбома аккуратно оформ­ лены в жестком переплете. Такой альбом типов леса выдавался каждому таксатору и технику как основное руководство для уста­ новления в описания типов леса при таксации насаждений в про­ цессе проведения полевых лесоустроительных работ. С очень бережно хранившихся в Архангельском и Вологодском лесоуст ройствах негативов при необходимости фотоальбомы типов леса размножали дополнительно. По просьбам лесоустроительных орга­ низаций они рассылались в Ленинград, Москву, Сибирь, Белорус­ сию и другие места Советского Союза.

Архангельским лесоустройством в 1927—1928 гт. исследованы и описаны следующие типы леса: сосняки — бор-кисличник, бор-чер­ ничник, бор-брусничник, бор мохово-лишайниковый, бор лишай­ никовый, сосняк-долгомошник, сосняк сфагновый, сосняк вахто сфагновый, сосна по болоту;

ельники — ельник-кисличник, ельник черничник, ельник-брусничник, ельник-долгомошник, ельник сфан гово-травяной, ельник осоко-сфагновый, ельник сфагновый.

Простота и практичность лесотипологической классификации обеспечили ей долгую жизнь. Проверенная временем, она проч­ но вошла в практику северного лесоустройства и с незначитель­ ными дополнениями применяется и поныне. В этом огромная заслуга скромных тружеников Архангельского лесоустройства 20-х годов и не только тех, чьи славные имена по достоинству вписаны в историю исследований лесов Европейского Севера России, но и многих таксаторов, техников, рабочих, оставшихся безвестными.

Заметим, что описание этой классификации не было опублико­ вано в лесной литературе до 1963 г. (О.А. Неволин, Н.А. Шишкин, Н.А. Фирсонов, 1963). В подлинном изложении она осталась на страницах лесоустроительного отчета по Войско-Школьному лес­ ничеству, составленному в 1928 г. А.Ф. Борисовым.

В Северном лесоустроительном предприятии имеются и ис­ пользуются подлинные репродукции фотоальбома, составленного в 1928 г., лесоводственное описание типов леса перешло в рабочие правила выполнения полевых лесоустроительных работ.

Лесная типология на Европейском Севере России с 1926 г. и во второй половине XX века.

Первая советская лесоустроительная инструкция, лесотипологические рабо­ ты В.Н. Сукачева и исследования типов леса Архангельским лесоустройством в 1927—1928 гг. положили доброе нача­ ло дальнейшему изучению типов север­ ного леса и применению лесной типо­ логии в практике лесоустройства и лес­ ного хозяйства. Продолжаются иссле­ дования типов леса учеными-лесовода­ ми, ботаниками, почвоведами.

Типы северного леса в те годы исследуют С В. Алексеев, А.А. Кор­ чагин, С.Я. Соколов, А.А. Молчанов, И. С Мелехов, Ф.А. Самбук, С С. Ар­ хипов, А.П. Шенников, Л.А. Соколо­ ва, Б.Д. Зайцев, А.П. Шиманюк и др. Иван Степанович Мелехов В 40—50-е годы лесотипологические исследования на Ев­ ропейском Севере проводили А.А. Корчагин, С В. Алексеев, A. А. Молчанов, Ю.П. Юдин, А.Н. Лащенкова, И.С. Мелехов, B. И. Левин и др.

В 1944 г. под руководством И. С Мелехова были выполнены лесотипологические исследования в лесах бассейна р. Юлы — левого притока р. Пинеги (И.С. Мелехов, Т.А, Мелехова, 1944), В течение одного полевого сезона работы лесотипологической экспе­ диции были выполнены обширнейшие исследования сосняков, ель­ ников и листвягов Юросского и Рукольского лесных массивов Кев рольской лесной дачи в Пинежском районе Архангельской области.

В результате подробно описаны с оценкой продуктивности, опре­ делением происхождения и прогнозами тенденций дальнейшего раз­ вития 14 сосновых, 12 еловых и 2 лиственничных типа леса. Ма­ териалы имеют непреходящую ценность для лесоустроительной практики, и их, безусловно, необходимо полностью использовать при составлении лесотипологических схем и руководств по орга­ низации и ведению северного лесного хозяйства на лесотипологичес­ кой основе.

Очень интересны в научном и практическом отношениях рабо­ ты Ю.В. Адо, выполненные в 40—50-х гг. по исследованию ми­ кориз и микоризообразователей древесных пород по типам леса (Ю.В. Адо, 1954). Эти исследования успешно продолжены В.И. Шубиным (1973, 1983), имеющим многочисленные весьма интересные и полезные для практики лесоустройства и лесного хозяйства публикации. Исследования микотрофности древесных пород в различных лесорастительных условиях чрезвычайно важ­ ны в связи с разрешением проблемы повышения продуктивности таежных лесов.

В 1956 г. Архангельская аэрофотолесоустроительная экспеди­ ция, устраивая Холмогорский лесхоз Архангельской области, при лесоинвентаризационных и проектных работах впервые в практи­ ке отечественного лесоустройства применила типологию выру­ бок. Консультировал лесоустроителей создатель учения о типах вырубок И.С. Мелехов. Проект организации и развития лесного хозяйства Холмогорского лесхоза на 1957—1966 гг. был разрабо­ тан О.А. Неволиным. С тех пор типология вырубок вошла в прак­ тику северного лесоустройства как органическая часть лесной типологии.

Классификация типов вырубок и практические рекомендации лесоустроителям вошли в Инструкцию по устройству государствен­ ного лесного фонда СССР (1964), справочники, рабочие правила для выполнения полевых лесоустроительных работ и т. д.

Разработка вопросов типологии вырубок в применении ее на практике лесоустройства и лесного хозяйства Европейского Севера успешно ведется учеными Архангельского института леса и лесо­ химии (ныне СевНИИЛХ), опубликованы многочисленные работы и даны практические рекомендации. Привлекает к себе внимание хорошо изданная небольшая книжка А.А. Листова (1982) по ли­ шайниковым соснякам, написанная в форме методических реко­ мендаций для инженерно-технических работников и специалистов лесного хозяйства. А из работ ученых этого института, выполнен­ ных на лесотипологической основе, укажем на лесоучетные табли­ цы, составленные Н.П. Чупровым и Г.С. Воиновым (1983) для ма­ териально-денежной оценки лесосек, учета и товаризации лесного фонда при устройстве лесов Европейского Севера в пределах се­ верной тайги Архангельской области и Коми АССР.

Заметный вклад в изучение типов леса при лесотаксационных исследованиях для северного лесоустройства внесли ученые кафед­ ры лесной таксации и лесоустройства Архангельского лесотехни­ ческого института имени В.В. Куйбышева.

Бесценны работы В.И. Левина (1959, 1966), впервые всесто­ ронне исследовавшего типы сосновых лесов в лесотаксацион ном отношении. И.И. Гусев (1973) установил на регионально типологической основе зависимость строения, роста и продук­ тивности таежных ельников от типов возрастной структуры.

Лиственничные леса типов бор-черничник и бор-брусничник исследовал В.И. Калинин (1965). Типы высокопродуктивных смешанных сосняков изучил О.А. Неволин (1969). Интересные по типам леса данные получены Н.Н. Соколовым (1969) для модальных сосняков и Л.Ф. Ипатовым (1974) для сосновых на­ саждений искусственного происхождения. Последний является соавтором книги о лесной типологии на географической основе (П.Н. Львов, Л.Ф. Ипатов, 1976). Лесотаксационные таблицы и практические рекомендации ученых кафедры широко использу­ ются в северном лесоустройстве и лесном хозяйстве, а их спра­ вочник является постоянным спутником северных таксаторов (Полевой справочник таксатора, 1971).

Большие, разнообразные и необходимые северному лесоустрой­ ству исследования на лесотипологической основе выполнены уче­ ными кафедры лесной таксации и лесоустройства Ленинградской лесотехнической академии, ЛенНИИЛХа и Северо-Западным лесо­ устроительным предприятием.

Обращает на себя внимание книга К.А. Гаврилова и В.Г. Карпо­ ва (1962) по типам леса на карбонатных почвах западных и цент­ ральных районов Вологодской области и части южных районов Архангельской области. Эта работа представляет для лесоустрои­ телей несомненный интерес как содержащая результаты обстоя­ тельных почвенных исследований в связи с продуцированием дре­ весины в различных типах леса.

Трудами ученых Архангельского института леса и лесохимии и Архангельского лесотехнического института им. В.В. Куйбышева созданы классификационные типологические схемы лесов по под­ зонам тайги Европейского Севера России, рекомендованные к прак­ тическому применению в северном лесном хозяйстве (В.Г. Чертов­ ской, И.В. Волосевич,1967). Общие сведения о типах леса имеются и в небольшом по формату издании «Леса и лесное хозяйство Коми АССР» (1981).

Чтобы нагляднее представить историзм типологических класси­ фикаций таежных лесов, мы приводим сокращенную обзорную схему (страницы 118—121).

Н.А. Шишкин и Е.Г. Тюрин (Северное лесоустроительное пред­ приятие) разработали «Основные положения организации и раз­ вития лесного хозяйства» по Вологодской области (1974) и Коми АССР (1980). Неотъемлемой частью этих практических руководств для северных лесоустроителей являются схемы типов леса, со­ ставленные для северной, средней и южной подзон тайги. Весь комплекс лесохозяйственных мероприятий проектируется лесоуст роителями с учетом типов леса. Северное лесоустройство распо­ лагает на сегодня и некоторыми таблицами хода роста сосновых, сое ново-березовых и еловых насаждений по типам леса, таблица­ ми среднегодового урожая ягод и грибов по типам леса и другими материалами на лесотипологической основе. Дальнейшее совер­ шенствование лесной типологии и организация северного лесно­ го хозяйства на лесотипологической основе являются одной из важнейших задач лесной науки в лесоустройстве на Европейском Севере.

В 1994 г. Архангельский филиал «шил АРХАНГЕЛЬСКИЙ, Русского географического общества РУССКОГО ГЕОГРАФИЧЕСКОГО ЙДЩЕСГВЛ РАН АРХАНГЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ ЛЕСА И ЛЕСОХИМИИ РАН издал книгу В.И. Кашина и АРХАНГЕЛЬСКИ* ГОСУДАРСТВЕННЫ* ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ А.С. Козобродова «Лиственничные ШВЕДСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫХ НАУК УПРАВЛЕНИЕ ЛЕСАМИ АРХАНГЕЛЬСКОЙ ОБЛАСТИ леса Европейского Севера России». КОМИТЕТ ОХРАНЫ ОКРУЖАЮЩЕЙ. СРЕДЫ И ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ АРХАНГЕЛЬСКОЙ ОЬЛАСТИ Авторы выделили пять групп типов в И. КАШИН. А С КОЗОБРОД лиственничных лесов: лишайнико­ ЛИСТВЕННИЧНЫЕ ЛЕСА вая, зеленомошная, травяная, долго ЕВРОПЕЙСКОГО СЕВЕРА мошная и сфагновая. В пределах этих РОССИИ групп описано с теми или иными подробностями 43 типа леса по трем подзонам тайги (северной, средней и южной) и 16 типов по притундро вой подзоне. Такое обилие выделен­ ных типов леса может быть оправ­ дано в научном отношении и то при условии разработки строго научной классификационной схемы. Но они, к сожалению, этого не успели сде­ лать. Практически невозможно разоб­ Титульный лист книги В.И. Кашина и раться в предлагаемом обилии типов, А.С. Козобродова тем более что границы части из них «Лиственничные леса нечеткие или вовсе отсутствуют. Европейского Севера Возьмем, к примеру, выделенные России», типы лиственничных лесов: бруснич но-зеленомошно-травяной, зеленомошно-бруснично-травяной и тра вяно-бруснично-зеленомошный;

травяно-зеленомошный и травяни сто-зеленомошный;

чернично-разнотравный и травяно-черничный;

зеленомошно-брусничный и бруснично-зеленомошный;

травяно брусничный и бруснично-травяной.

Еще раз подчеркнем, что для северного лесоустройства лесная типология имеет особую значимость. Она является одним из средств дальнейшего совершенствования организации лесного хозяйства Европейского Севера. Продолжателям исследований лиственнич­ ных лесов Европейского Севера можно пожелать на базе собранно­ го В.И. Кашиным и А.С. Козобродовым добротного материала со­ здать для лесоустроителей простую, наглядную и удобную для применения схему типов лиственничных лесов, которая будет хо­ рошей памятью этим замечательным ученым-лесоводам.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 16 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.