авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 16 |

«УДК 630.6 ББК 43 Л 50 О.Л. Неволин, С В. Третьяков, С В. Ердяков, С В. Торхов. Л 50 Лесоустройство / О.А. Неволин, С В. Третьяков, С В. Ер­ ...»

-- [ Страница 4 ] --

Лесная типология в северном Типы насаждений Автор классификации, место и год ее разработки Насаждения с преобладанием сосны В.Д. Петропавловский, Сосна чистая по сухому грунту, сосна с примесью ели по сухому грунту, сосна с Неленгско-Коковинская удельная примесью ели по сырому грунту, сосна лесная дача Шенкурского уезда чистая по сырой почве Архангельской губернии, И.И. Гуторович, Бор, суболоть, рада, болота Праводвинская казенная лесная дача Сольвычегодского уезда Вологодской губернии, П.П. Серебренников, Бор-беломошник (смолокурный бор), бор-ягодник (бор холмовой), бор ост­ Вершинская удельная лесная дача ровной (веретье), черничник, сурадок, Сольвычегодского уезда Вологод­ суболоток, моховое болото ской губернии, Бор смолокурный (беломошник), бор А.С. Рожков, холмовой, бор островной (веретье), Вельский удельный округ, 1901 черничник, сурадок, суболоток, рада, мшарина, пекдус Э.И. Шабак, Бор, сосновый сметник, сурадье, рада, болото Веркольское и Сурское лесниче­ ства Пинежского уезда Архан­ гельской губернии, А.А. Битрих, Мшистый бор, суборь или бор с ело­ вым ярусом, сосново-лиственничная Югское лесничество Велико-Ус или боровая сурамень тюгского уезда Вологодской гу­ бернии, Г.Г. Гулюшкин, Бор-беломошник, бор мшистый, суборь, суболоть бассейн р. Мезени в Архангель­ ской губернии и Коми АССР, Архангельское лесоустройство / Бор-кисличник, бор-черничник, бор А.Ф. Борисов, Н.Н. Пленин, В.И. брусничник, бор мохово-лишайнико Левин и др./, бассейны рек Пине- вый, бор лишайниковый, сосняк-долго ги, Ваги и Плесецкий район Ар­ мошник, сосняк сфагновый, сосняк вах хангельской области, 1927—1928 то-сфагновый, сосна по болоту Таблица 3. л е с о у с т р о й с т в е (обзорная схема) и типы леса Лиственные насаждения Насаждения с преобладанием ели Береза по почве сырой, перегнойной Ель чистая или с примесью сосны и березы по сухому грунту, ель чистая или с примесью сосны и березы по сырому грунту Холм, ровнядь, биль, лог, согра Холм (холмовая ровнядь, гряда, ело­ Новина (пальник, ветошь), уйта вый бор), ровнядь, биль, лог, согра Холм (дор, еловый бор, гряда), хол­ Новина (починок, пальник) мовая ровнядь, биль, ровнядь, лог, кареньга, согра, конурник, кукольник (чаща) Холм, еловый сметник, лог, ровнядь Калтус (лавка) согра Елово-лиственничная рамень, еловая ровнядь, лог Еловый холм, холмовая ровнядь, ровнядь, лог, согра Ельник-кисличник, ельник-чернич­ В березняках и осинниках типы леса ник, ельник-брусничник, ельник- определяются применительно к на­ долгомошник, ельник сфагново-тра- саждениям с преобладанием сосны вяной, ельник осоко-сфагновый, ель- и ели кик сфагновый Типы насаждений Автор классификации, место и год ее разработки Насаждения с преобладанием сосны И.

С. Мелехов, Т А. Мелехова, Сосняки: черничник, чернично-травя ной, черничник с лиственницей во вто­ Юросский и Рукольский лесные ром ярусе и подросте, брусничник, массивы Кеврольской лесной мшисто-лишайниковый, лишайнико­ дачи Пинежского района Архан­ вый, лишайниково-вересковый, верес­ гельской области, ковый, долгомошно-черничниковый, долгомошннк, кассандровый, багульни ково-сфагновый, осоко-сфагновый, го лубично-долгомошный Архангельский институт леса и Сосняки: кисличник, черничник све­ лесохимии (И.С. Мелехов, В.Г. жий, черничник влажный, брусничник, Чертовской, А.И. Артемьев, И.В. мохово-лишайниковый, лишайниковый, Волосевич и др.), Архангельская воронично-лишайниковый, кустарнич и Вологодская области и Коми ково-лишайниковый, вересковый, дол­ АССР (притундровые, северо-, гомошннк, чернично-сфагновый, сфаг­ средне- и южнотаежные леса), новый, травяно-сфагновый, осоко 1967—1976 сфагновый, вахто-сфагновый, кустар ничково-сфагновый, по болоту, крупно­ травный, ерниковый Архангельский лесотехнический Сосняки: каменистый, дюнный, лишай­ институт имени В.В. Куйбышева никовый, мохово-лишайниковый, ве­ (ГШ. Львов, Л.Ф. Ипатов), Ар­ ресковый, брусничный, кисличный, хангельская и Вологодская обла­ липняковый, травяной, черничный, чер сти и Коми АССР (притундровая, нично-долгомошный, чернично-багуль северная, средняя и южная под­ никовый, долгомошный, багульнико­ зоны тайги), 1976 вый, вахто-сфагновый, сфагновый, осо­ ко-сфагновый, болотный Продолжение таблицы 3. и типы леса Насаждения с преобладанием ели Лиственные насаждения Ельники: черничник, чернично гравяной, чернично-долгомошный, долгомошник, осоко-сфагновый, чернично-сфагновый, прирученный, травяной, сфагново-травяной Ельники с примесью лиственницы:

лиственнично-кислично-травяной, крутых приручейных склонов, лого вой узкодолинный Ельники: кисличник, черничник све­ жий, черничник влажный, бруснич­ ник, лишайниковый, долгомошник, чернично-сфагновый, травяно-сфаг новый, осоко-сфагновый, хвощево сфагновый, кустарничково-сфагно вый, вахто-сфагновый, сфагновый, по болоту, таволговый, крупнотрав­ ный, логово-приручейный, приру­ ченный, ерниковый, ивняковый Ельники: лишайниковый, бруснич­ Березняки н осинники: брусничный, ный, кисличный, травяным, чернич­ кисличный, черничный, травяной, ный, прирученный, чернично-долго­ прирученный, долгомошный мошный, долгомошный, чернично багульниковый, травяно-сфагновый, Березняки: редколесный, мохово-ли осоко-сфагновый, сфагновый, ерни­ шайниковый, чернично-багульнико ковый, редколесный, липняковый вый, травяно-сфагновый, сфагновый Лесная типология в современном лесоустройстве Можно без преувеличения признать, что современное лесное хозяйство перешло на зонально-типологическую основу. Все нор­ мативные акты последних десятилетий, регулирующие вопросы заготовки древесины в порядке главного или промежуточного пользования, лесовосстановления, формирования целевых насаж­ дений рубками ухода и реконструкции, гидролесомелиорации, по­ бочного пользования, регулирования рекреационных нагрузок, со­ ставлены на лесотипологической основе.

В связи с этим значение и ответственность лесоустройства как основного источника информации о лесах и государственного ме­ роприятия для обеспечения рационального использования лесного фонда, повышения эффективности ведения лесного хозяйства и осуществления единой научно-технической политики в лесном хозяйстве очень высоки.

Поэтому неудивительно, что среди множества таксационных показателей, характеризующих лесной фонд, одно из важнейших мест отводится типу леса. Во-первых, различие в типе леса явля­ ется безусловным основанием для разделения лесных земель на таксационные выделы, а во-вторых, ошибка в группе типов леса является недопустимой.

Нормативы точности таксации учитывают эти сложности в опи­ сании типа леса, признавая право таксатора на ошибку в конкрет­ ном типе леса, но при любом методе таксации (глазомерном, де шифровочном, глазомерно-измерительном и измерительно-перечис­ лительном), при всех разрядах лесоустройства к недопустимым ошибкам относят неправильное определение группы типов леса.

Значимость типа леса как информационного признака состоя­ ния лесов не просто громкие слова. Последствия ошибок могут быть достаточно серьезными. Допущенные ошибки в типе леса (группе типов) обычно влекут за собой: неправильное назначение необходимого хозяйственного мероприятия (способа рубки, интен­ сивности рубки при выборочной форме хозяйства, режима ухода за насаждением, выборе главной породы, способа лесовосстановле­ ния);

искажение структуры гидролесомелиоративного фонда;

не­ правильную оценку рекреационного потенциала насаждения;

не­ правильную оценку продуктивности древостоя;

ошибки в опреде­ лении кадастровой стоимости участка леса;

искажение динамики роста и развития древостоя и, как следствие, ошибку в выборе модели актуализации при повторной инвентаризации лесного фон­ да;

ошибку в бонитировке охотничьих угодий.

Кроме того, нельзя забывать и о взаимосвязях таксационных признаков;

неверное звено способно привести к логическим ошиб­ кам в других показателях. Чаще всего это ошибка в возрасте на­ саждения и классе бонитета, и нет нужды пояснять, что это может повлечь за собой шлейф других ошибок.

Основные причины ошибок: неоднородность выдела, субъектив­ ная генерализация его составных частей, переоценка роли напоч­ венного покрова как индикатора лесорастительных условий во вто­ ричных лесах и механический перенос визуальных признаков ко­ ренных типов леса на вторичные леса, игнорирование почвенных условий (наиболее консервативного фактора и поэтому надежного признака лесорастительных условий), отсутствие или дефицит математических моделей взаимосвязи типа леса с прочими харак­ теристиками насаждения, неупорядоченная структура лесоти­ пологических схем.

По данным АИЛиЛХ, на территории европейской тайги выделе­ но 70 типов сосновых лесов и 90 типов еловых. Различия между ними не всегда важны с хозяйственной точки зрения. Поэтому с 1984 г. при лесоустройстве северных лесов стали применяться схе­ мы типов леса для подзон северной, средней и южной тайги, со­ ставленные ВНИИЛМ совместно с лабораторией лесоведения АН СССР, АИЛиЛХ, ЛенНИИЛХ. Разработчики этих схем обратили внимание на то, что еще в период становления лесной типологии В.Н. Сукачев указывал на необходимость объединения типов леса в группы по однородности проведения основных лесохозяйствен­ ных мероприятий.

Надо отметить, что и прежде лесоустройство стремилось к разум­ ному ограничению типов леса, не допуская излишней дробности лесного фонда, затрудняющей ведение лесного хозяйства и лесо­ пользование. Достаточно взглянуть для примера на лесотипологи ческую структуру лесов Холмогорского лесхоза при лесоустройстве 1956 и 1994 годов (см. таблицу 3.2). Как видим, различие в количе­ стве типов леса невелико, а искусственный отказ от таких типов леса, как багульниковый бор и сосна по болоту, неоднозначен. Пер­ вый растворился в новой классификации среди багульниковых со­ сняков в сфагновой группе леса и кустарничково-лишайниковых — в долгомошной, второй — среди сфагновых сосняков и болот. При этом потерялись не только природные особенности этих насажде­ ний, но это повлекло и ошибки в определении мероприятий по осу­ шению лесов и, что совсем немаловажно, разделению лесных и нелесных земель. Все это говорит о том, что необходимо очень бе режно обращаться с бесценным опытом предшественников и, внося что-то новое, не потерять все ценное, что собрано ими.

В модернизированных схемах групп типов леса упор сделан не только на объединение типов леса в группы, но и на разделение коренных и производных типов леса. Причем к коренным отнесены только сосняки и ельники. К сожалению, как-то за малочисленнос­ тью оказались забытыми лиственничники, последующими дополне­ ниями в схему их предписывалось относить к коренным ельникам.

Весьма и весьма условно поросшие березой окраины болот и побережья морей пришлось относить к коренным ельникам и со­ снякам, лишая березу права первопроходцев. Конечно, все эти край­ ние проявления чаще всего теряются при любых обобщениях.

Однако и в высокобонитетных березняках и осинниках иногда очень трудно определить, что это: коренной ельник или коренной сосняк.

Таблица 3. Типы леса Холмогорского лесхоза Тип леса 1956 г. 1994 г.

+ + Лишайниковый + + Мохово-лишайниковый + + Вересковый + + Брусничник + + Кисличник + + Травяной + + Черничник свежий + + Черничник влажный + + Долгомошный + Кустарничково-лишайниковый + Багульниковый бор нет + Лог + + Травяно-сфагновый + + Вахто-сфагновый + + Осоко-сфагновый + + Багульниковый-болотный + + Сфагновый + По болоту нет И, наконец, в схемах сделана попытка (заметим, что опять же не первая) увязать типы леса с классами бонитета. Каждому типу леса отводится коридор 1—2 класса бонитета. Многообразие природ­ ных факторов, повышающих и понижающих класс бонитета, часто временно, вкупе с условностью, единой не только для Севера, но и для всей России, бонитетной шкалы М.М. Орлова стали прокру­ стовым ложем для типов леса. Строгие требования схемы повлекли за собой сознательные ошибки в типе леса, возрасте насаждений или классе бонитета.

Справедливости ради надо отметить, что авторами схем в пояс­ нительной записке неоднократно указывалось, что могут быть ис­ ключения и к определению типа леса нельзя подходить шаблонно.

Как минимум, при определении типа леса в натуре необходимо учитывать: положение и рельеф, почву и почвообразующую поро­ ду, характер увлажнения, класс бонитета, сопутствующие древес­ ные породы, подлесок, живой напочвенный покров, тенденцию лесообразовательных процессов.

Внедрение схемы совпало с периодом полного перехода обра­ ботки материалов информации о лесном фонде на вычислительных комплексах. В свою очередь и здесь не обошлось без жертвоприно­ шения. Громадные массивы данных (в среднем лесхозе на Севере 35—40 тыс. выделов, в каждом из которых зафиксировано до показателей) трудно на первых порах шли в обработку. Не хватало ни программного обеспечения, ни ресурсов первых ЭВМ. Пришлось отказываться от «нюансов», в том числе и упрощая лесотипологи ческую схему.

Однако эти вынужденные меры длились недолго. Уже в начале 90-х годов X X века развитие средств обработки информации по­ зволили отказаться от искусственных ограничений. Раздвинулись рамки бонитетных шкал по типам леса, схемы дополнились корен­ ными лиственничниками и такими редкими типами леса, как со­ сняки скальные или сосняки дюнные.

Современная лесная типология вынуждена учитывать значение антропогенного фактора. Размах гидролесомелиоративных работ в 70—-90-е годы привел к образованию специфичной группы осушае­ мых (это более точный термин, чем «осушенный») лесов. Осушае­ мые леса отличаются широким спектром лесорастительных усло­ вий. Помимо климатических и почвенных факторов, здесь приходит­ ся считаться с интенсивностью и давностью гадролесомелиоративньгх работ, включая в их перечень не только сам ввод в эксплуатацию осушительной системы, но и последующие работы по сохранению ее в рабочем состоянии.

Схема типов леса Производные типы Коренные сосняки Ельники Березняки Северная подзона Лишайниковые нет Брусничные брусничные брусничные Черничные чернично-мелкотравные чернично-мелкотравные Долгомошные долгомошные долгомошные Сфагновые сфагновые Травяно-болотные травяно-болотные Средняя подзона нет Лишайниковые Брусничные брусничные брусничные Черничные чернично-мелкотравные чернично-мелкотравные Кисличные кислично-мелкотравные кислично-мелкотравные Долгомошные долгомошные Сфагновые сфагновые Травяно-болотные травяно-болотные Южная подзона Лишайниковые нет Брусничные бруснично-вейниковые Черничные чернично-мелкотравные чернично-мелкотравные Кисличные кислично-мелкотравные кислично-мелкотравные Долгомошные долгомошные Сфагновые сфагновые Травяно-сфагновые сфагново-травяные сосновых лесов леса Вырубки, гари Осинники тайгн Лишайниковые Луговиковые, кипрейно-паловые, вересковые Луговиковые, кипрейно-паловые Долгомошные Сфагновые Таволговые, осоко-сфагновые, травяно-болотные тайги Лишайниковые Луговиковые, кипрейно-паловые, вересковые Вейниковые, луговиковые, кипрейно-паловые Вейниковые, рябинниковые, кипрейно-паловые Долгомошные Сфагновые Таволговые, осоково-сфагновые, травяно-болотные тайги Лишайниковые, вересково-лишайниковые Вейниково-брусничные, вейниковые, кипрейно-вейни ковые, вересковые чернично- Вейниковые, луговиковые, кипрейные, вейниково мелкотравные кипрейные кислично- Вейниковые, вейниково-малинниковые, разнотравные, мелкотравные кипрейные Долгомошные, долгомошно-вейниковые, осоково-дол гомошно-сфагновые Сфагновые, осоково-сфагновые, пущицево-сфагновые Сфагновые Схема типов леса Производные типы Коренные ельники Сосняки Березняки Северная подзона Кисличные кислично-широкотравные кислично-широкотравные Черничные чернично-широкотравные чернично-широкотравные Долгомошные долгомошно-болотно-тра- долгомошно-болотно-тра вяные вяные Сфагновые с фагново-болотно-травя ные Травяно-болотные травяно-болотные Средняя подзона Кисличные кислично-широкотравные кислично-широкотравные Черничные чернично-широкотравные чернично-широкотравные Долгомошные долгомошно-болотно-тра вяные Сфагновые с фагново-болотно-травя ные Травяно-болотные болотно-крупнотравные Южная подзона Кисличные кислично-широкотравные кислично-широкотравные Черничные чернично-широкотравные чернично-широкотравные Долгомошные долгомошно-сфагновые долгомошно-сфагновые Сфагновые долгомошно-сфагновые долгомошно-сфагновые Приручейно- приручейно-крупнотрав- приручейно-крупнотрав крутш отравные ные ные Травяно-болотные болотно-крупнотравные еловых лесов леса Вырубки, гари Осинники тайги кислично-широкотравные Крупнотравные чернично-широкотравные Луговиковые, кипрейно-паловые Долгомошные Сфагновые Осоко-сфагновые, травяно-болотные тайги кислично-широкотравные Рябинниковые, кипрейные, крупнотравные чернично-широкотравные Вейниковые, луговиковые, малинниковые, кип­ рейно-паловые долгомошно-болотно-тра- Долгомошные вяные Сфагновые Осоко-сфагновые, травяно-болотные тайги кислично-широкотравные Разнотравно-малинниковые, вейниково-малин никовые, разнотравно-кипрейно-малиннико вые, кипрейные чернично-широкотравные Вейниковые, щучковые, шучково-вейниковые, кипрейные, вейниково-кипрейные Долгомошные, осоково-долгомошные, сфагно­ вые, вейниково-долгомошные, кипрейно-дол гомошные Сфагновые, осоко-сфагновые приручейно-крупнотрав- Крупнотравные, лабазниковые, малинниковые, ные кипрейно-широкотравные болотно-крупнотравные Лабазниково-сфагновые Под влиянием осушения изменение консервативной по своей природе почвы без заметной дестабилизации наблюдается доста­ точно длительное время. В то же время напочвенный покров, реа­ лизуя активизирующиеся процессы обмена энергии и веществ, обогащается новыми видами растений при интенсивном сокраще­ нии коренных видов. Прямое сопоставление осушаемых лесов с суходольными по напочвенному покрову, как привычному индика­ тору условий местопроизрастания, приводит к ошибочному пред­ ставлению о современной продуктивности осушаемых лесов и неверной оценке эффективности гидролесомелиорации.

Поскольку динамическая типология осушаемых лесов еще не нашла своего практического воплощения в лесоустройстве при описании этих лесов применяется классификация типов леса В.Н. Сукачева с добавлением к названию типа леса отличительного признака «осушенный» (индекс «О» в сокращенном названии типа леса). Такой подход однозначно позволяет отделить осушаемые леса от заболоченных, но не раскрывает их характеристики в полной мере. Без учета давности осушения и его эффективности в одну группу попадают участки на только что введенных мелиоративных системах и участки, претерпевшие коренные изменения. Поэтому при описании лесорастительных условий на осушаемых землях решено было указывать: тип леса по В.Н. Сукачеву с индексом «О», класс бонитета по шкале М.М. Орлова, текущий класс бони­ тета по региональным шкалам, год ввода в строй осушительной системы, состояние осушительной системы.

Можно привести и другие примеры дополнительной информа­ ции к описанию типа леса при лесоустройстве. При устройстве особо ценных лесов требования к определению лесорастительных условий, как правило, возрастают. Так, при лесоустройстве Кено зерского национального парка дополнительным показателем к типу леса стала отметка о происхождении насаждения на старопахотных землях.

Особую группу занимают в общем-то нередкие насаждения, выросшие на сплошных вырубках из сохраненного подроста. Увы, список примеров можно дополнить и такими отметками, как «на­ саждение пройдено рубками», «нарушение гидрологического ре­ жима», «повышенная рекреационная нагрузка» и т. д. Можно ска­ зать, что это уже не типология леса. Формально так, а по сути своей это также отражение лесорастительных условий, дополняю­ щее классификационную схему типов леса.

Эдафофитоценотическая схема типов леса В.Н. Сукачева (1930) не остается неизменной, но принципы ее построения выдержали проверку временем, и для описания таежных лесов она остается основой. Более того, ее развитие благодаря трудам современных лесоводов шагнуло в притундровые леса и редколесья, на скалы Кольского полуострова (В,Ф. Цветков, В.Г. Чертовской, 1978;

Б.А. Се­ менов, В.Ф. Цветков, Г.А. Чибисов, Ф.П. Елизаров, 1998, 2000).

При устройстве лесов Архангельской и Вологодской областей, республики Коми северными таксаторами используется только схе­ ма типов леса В.Н. Сукачева. Однако, когда в таежных лесах Севе­ ро-Востока работают лесоустроительные предприятия, использую­ щие в своей практике классификацию типов лесорастительных условий (ТЛУ) П.С. Погребняка, в таксационном описании появля­ ются двойные записи — и тип леса по В.Н. Сукачеву и ТЛУ П.С. Погребняка, например С. чер. (В ). Явных противоречий в этих классификациях нет, что в общем то еще раз подчеркивает, универсальность биогеоценотического принципа, на котором основана схема В.Н. Сукачева. В подтверж­ дение этому классификации неоднократно накладывались друг на друга (рисунок). Вероятно, развитие типологий должно идти не путем их противопоставления, а наоборот, — взаимного дополнения.

Соотношение схемы типов лесорастительных условий (ТЛУ) П.С. Погребняка и схемы типов лесов В.Н. Сукачева По крайней мере в настоящее время приходится признавать, что классификация типов леса по схеме В.Н. Сукачева разрабатывалась для коренных лесов, и применение ее во вторичных лесах требует дополнительного разъяснения о причинах временного несоответ­ ствия напочвенного покрова названию типа леса.

На практике сложности сопоставления различных классифика­ ций возникают вследствие ошибок и при необходимости сведения в единую базу данных по субъекту Федерации, лесхозы которого устроены разными предприятиями. Вот тогда и появляются табли­ цы, учитывающие породный состав древостоя и класс бонитета.

Фрагмент такой таблицы показан на странице 133.

Ниже приведены по материалам Северного лесоустроительно­ го предприятия сводные данные о лесотипологической структуре лесов Архангельской и Вологодской областей, а также Республики Коми (см. табл. 3.4).

Ныне действующая лесоустроительная инструкция (1995) со­ ставлена большим коллективом авторов с учетом накопленного опыта лесоустройства и потребностей лесного хозяйства. В ней сочетаются строгость инструкции и гибкость, открывающая путь к развитию. Процитируем один из ее пунктов: «...лесотаксационные нормативы могут уточняться в конкретных условиях устраиваемо­ го объекта (субъекта Федерации), исходя из имеющихся на их тер­ ритории разновидностей лесорастительных условий, дополняться специфическими типами леса, группами типов леса, диагностичес­ кими признаками для их определения (строение и состав насажде­ ний, бонитет, виды растительного напочвенного покрова и подлес­ ка, характер возобновления под пологом леса, рельеф, положение, почвенные условия)» (ч. 1, с. 40).

Лесоустройство на почвенно-типологической основе в северных лесах еще не проводилось, однако отдельные его элементы уже находят место и при традиционном лесоустройстве. В самом деле, позволим себе еще раз обратиться к лесоустроительной инструк­ ции, право, это совсем не скучный документ. Сравним прежние и нынешние подходы к отнесению насаждения к хвойному или мяг колиственному хозяйству.

Если ранее к хвойным относили насаждения с долей участия хвойных пород в составе 3—4 единиц, то сейчас и 5 единиц не дают основания это сделать, если лесорастительные условия более благоприятны для произрастания лиственных пород. Далее лесо Таблица 3. бонитета Тип леса по В.Н. Сукачеву П.С. По фебняку ТЛУ по Главная порода Класс Чер. Чер.

Кис Баг Дм Сф св ал.

+ Ель, 1, пихта, + 3,4 береза 5 + + 5а + 1а, 1,2,3 Ель, пихта, + 3 береза с э 4 + 5 + + 5 Ель, береза 5а, 56 + + Ель, 5, 5а в, береза устроительная инструкция предписывает для каждого таксацион­ ного выдела покрытых лесом земель, в котором преобладающая порода не соответствует целям лесовыращивания или типу лесо­ растительных условий, указывать целевую лесообразующую поро­ ду независимо от того, совпадает она с преобладающей породой таксируемого насаждения или нет.

В лесоустроительном проектировании лесохозяйственные меро­ приятия направлены на достижение максимальной продуктивности лесов и наиболее эффективное использование лесорастительных условий. Выше уже говорилось, что большинство современных нормативов лесоустроительного проектирования основывается на зонально-типологической основе с выделением коренных и произ­ водных типов леса.

Дальнейшее развитие лесоустройства идет в этом же направле­ нии и, как полагается лесоустройству, внимая науке и с опережени­ ем практики. Еще в 1990—1992 гг. в опытном порядке в Северном лесоустроительном предприятии под руководством В.В. Корякина Типологическая структура лесов Северо-Востока Таблица 3. В том числе Северо-Восток Тип Вологодская область Архангельская область Республика Коми леса % % % % тыс. га тыс. га тыс. га тыс. га С. лш. 1627,6 3 546,3 3 40,0 1 1041,3 1272,0 283,2 1300,7 С. бр. 2855,9 5 697,0 205,7 1 5 115,3 С. кис. 1 376, С. чер. 4351,9 9 2104,4 11 729,6 11 1517,9 С. дм. 2861,1 5 902,2 5 264,3 1694,6 С. тб. - 888,8 2 275,6 1 333,7 5 279,5 С сф. 3755,1 7 1413,9 7 457,8 7 1883,4 17037,4 6720,1 37 7832,7 Итого 32 35 2484, 1645,2 10 708,2 Е. кис. 3 278,8 1 658, Е. чер. 13009,2 24 5855,6 2435,8 36 4717,8 72, Е, пкт. 213,1 1 141,0 Е. дм. 15140,0 29 3756,2 20 793,9 11 10589,9 4091,2 4 2094,2 Е. тб. 8 1717,8 9 279, 2074,5 1 Е. сф. 4 ' 626,8 3 57,7 1390, Итого 36173,2 12235,2 65 4296,9 63 19641,1 53210,6 100 Всего 100 100 6781,5 27473, расчетная лесосека, а это основополагающий элемент лесоустрои­ тельного проекта, определялась не просто по хозяйственным сек­ циям, образованным по признаку преобладающей породы, а по хозсекциям, объединенным по группам типов леса. Смысл в это закладывался глубокий. Во-первых, объединялись сходные по про­ дуктивности насаждения, а во-вторых, достаточно точно учитывал­ ся природный потенциал восстановления лесов. Расчет главного пользования лесом по лесотипологическим хозяйственным секци­ ям пока не вошел в практику лесоустройства. Серьезность этой темы потребовала дополнительного изучения.

Заготовка древесины — не единственный вид пользования ле­ сом. Лесной кодекс перечисляет семь видов лесопользования. Для оценки ресурсов и проекта лесопользования немало потрудились ученые и лесоустроители. Характер лесотаксационных нормативов приобрели исследования Северного лесоустроительного предприя­ тия и Архангельского института леса и лесохимии по оценке ре­ сурсов грибов и ягод в различных типах леса. Труд ленинградских лесоустроителей, по оценке рекреационного потенциала различных типов леса, также вошел в лесотаксационные справочники. По ти­ пам леса разработаны шкалы оценки смолопродуктивности таеж­ ных лесов (В.И. Суханов, АИЛиЛХ) и шкалы бонитировки охотни­ чьих угодий (ЛТС, 1986).

Наиболее прогрессивное лесное хозяйство, примеры которого осуществляются в модельных лесах, основывается на принципах ландшафтно-экологического планирования. Это не что иное, как планирование многоцелевого лесного хозяйства на принципах ус­ тойчивого управления лесами с учетом решения экологических проблем и многостороннего использования леса.

Обращение к ландшафту не ново для лесоустройства. Даже в условиях экстенсивного ведения лесного хозяйства, когда лесоуст­ ройство обычно выполняется ресурсосберегающими дистанцион­ ными методами на основе дешифрирования аэро- и космосъемки и актуализации материалов предшествующего лесоустройства, невоз­ можно обойтись без изучения ландшафтной структуры территории и связи типов лесорастительных условий со структурными едини М о д е л ь н ы й л е с — участок лесного фонда со статусом опытного лес­ ного хозяйства, действующая модель устойчивого развития территории, пред­ назначенная для многоцелевого управления лесами без ущерба для экологи­ ческих функций и свойств лесов и биоразкообразня территории.

цами ландшафта. Однако выделение ландшафтов — это отдельная и обширная тема, выходящая за рамки раздела. Заметим только, что лесная типология и ландшафтоведение для лесных территорий неотделимы друг от друга.

В ландшафтно-экологическом планировании упор делается на сохранение биоразнообразия. Достигается это различными путями:

сохранением участков с богатым биоразнообразием и части старо­ возрастных лесов, выделением ключевых биотопов, переходом на выборочные способы рубок и т. д. Понятно, что любое из этих направлений так или иначе связано с выделением участков опреде­ ленных типов леса. Так, в Архангельской области с 1995 г. запре­ щаются рубки главного пользования в сосняках лишайниковых, а лога, приручейниковые и травяно-болотные типы леса учитывают­ ся при выделении водоохранных зон по берегам рек и озер.

До сих пор речь шла о типах леса, но не о типах вырубок и гарей. Классификация типов вырубок, разработанная И.С. Мелехо­ вым в конце 50-х годов, применяется в лесоустройстве, практичес­ ки без изменения более 40 лет. Лесовозобновление на вырубках — процесс сложный и многогранный. В зависимости от лесорасти­ тельных условий, наличия и состояния предварительного возоб­ новления, способа рубок, сезона и технологии лесозаготовок, со­ впадения времени рубки с семенными годами хвойных пород про­ цесс лесовосстановления может пойти совершенно различными путями.

Относительно однородный участок коренного леса после рубки распадается на множество фрагментов, отличающихся по степени нарушенности почвы и напочвенного покрова, степени задернения, густоты мохового покрова, сохранению остатков лесной среды:

отдельных деревьев, тонкомера, подлеска, подроста. Заметим так­ же, что во вторичных лесах, достигших возраста рубки, в лесах, пройденных условно сплошными рубками, мозаичность лесорас­ тительных условий выше, чем в коренных лесах.

Лесовосстановление в таежной зоне происходит достаточно быстро — два-три года, реже — четыре-пять лет. Бывают, конечно, исключения, где-то лесовосстановлению препятствует мощное за дернение, где-то идет заболачивание вырубки. Но все-таки средняя давность вырубки не превышает 2 года, то есть чаще всего такса­ тор описывает свежую вырубку. Эдификатором типа вырубки И.С.

Мелехов выбрал напочвенный покров (луговиковые, вейниковые, долгомошные, сфагновые и т. д.) и во многих случаях, особенно когда речь идет о травянистой растительности, на первых порах после рубки невозможно только по этому признаку диагностиро­ вать тип вырубки.

Представить, по какому пути пойдет лесовосстановление, помо­ гает обращение к установленным и заложенным И.С. Мелеховым связям типов вырубок с коренными типами леса. Конечно, как уже говорилось выше, тип вырубки сам по себе не определяет лесовос становительный процесс, но вместе с другими таксационными показателями: давностью рубки, коренным типом леса и классом бонитета лесорастительных условий, оценкой сохранившегося под­ роста, наличием семенников, описанием количества и диаметров пней, захламленности вырубок — можно достаточно уверенно на­ значить лесовосстановительные мероприятия.

Классификация вырубок И.С. Мелехова построена на динами­ ческом принципе, такие же подходы неизбежно будут внедряться и в классификацию типов леса. Уже в настоящее время усилиями ученых (В.Ф. Цветков, 1999, 2000) разработаны генетико-динами ческие ряды развития типов леса таежной зоны европейской части России. Специалистам лесного хозяйства необходим долгосрочный прогноз — лес растет долго. И, надо полагать, построение моделей будущего леса на принципах динамической типологии — совме­ стная задача ученых, лесоустроителей и практиков лесного хозяй­ ства.

4. ЛЕСОВОДСТВЕННО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ФОРМЫ ЛЕСНОГО ХОЗЯЙСТВА Все существующие и могущие существовать формы лесного хозяйства имеют тот общий прин­ цип, который выражается постоянством наиболь­ шего пользования древесиной при наименьших затратах.

М.М. Орлов, Разделение лесов на группы и категории предопределяет усло­ вия организации и ведения лесного хозяйства.

Под формой лесного хозяйства следует понимать определенное сочетание лесоводственных приемов ведения лесного хозяйства, которое наилучшим образом обеспечивает достижение поставлен­ ных целей при существующих экономических и естественно-исто­ рических условиях.

4.1. Классификация форм лесного хозяйства В отечественном лесоустройстве принята следующая классифи­ кация форм хозяйства:

I, Формы хозяйства по происхождению леса:

1) высокоствольная;

2) низкоствольная;

3) средняя (смешанная).

II. Формы хозяйства по способу рубки:

1) лесосечные:

а) сплошнолесосечные (мелколесосечная и крупнолесо­ сечная), б) семеннолесосечная, в) выборочно-лесосечная;

2) выборочные:

ЛЕСОВОДСТВЕННО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ФОРМЫ ЛЕСНОГО ХОЗЯЙСТВА По происхождению По способу По товарности леса рубки Высокоствольная -у Крупнотоварная I — Низкоствольная / А —, Мелкотоварная Выборочная Лесосечная L Сплошнолесосечная Экстенсивно выборочная г • Мелколесосечная I Интенсивно I I выборочная Крупнолесосечная Семен нолесосечная |_ Выборочно-лесосечная Схема взаимосвязи лесоводственно-технических форм лесного хозяйства а) экстенсивно-выборочные, б) интенсивно-выборочные;

3) переходные и сложные.

III. Ф о р м ы хозяйства по товарности:

1) крупнотоварное;

2) мелкотоварное.

4.2. Формы хозяйства по происхождению леса Формы лесного хозяйства по происхождению леса различаются по способу воспроизводства леса, по производимой продукции, условиям эксплуатации и подразделяются на высокоствольную, низкоствольную и среднюю.

Высокоствольная форма хозяйства базируется на семенном возобновлении лесов (насаждения семенного происхождения дол­ говечны, устойчивы к грибным заболеваниям и при хороших поч­ венно-грунтовых условиях продуцируют ценную крупномерную древесину), ведется как в хвойных, так и в лиственных лесах.

Высокоствольная форма хозяйства является основной в лесах госу­ дарственного значения, ее цель — получение высококачественной деловой древесины и спецсортиментов. Организация и техника ведения значительно сложнее, чем в низкоствольниках. Большое значение имеет правильное установление размера лесосек, способа их примыкания, способов рубки и лесовосстановления и т. д.

Низкоствольная форма хозяйства основана на вегетативном возобновлении насаждений, ведется в лиственных лесах, экстен­ сивна и не связана с большими затратами труда на выращивание леса. При ведении низкоствольной формы хозяйства применяются сплошные рубки, примыкание лесосек непосредственное и ежегод­ ное. Ширина лесосек не имеет существенного значения и ограни­ чивается лишь в защитных и водоохранных лесах. Цель ее — по­ лучение мелкой деловой древесины и дров.

Лиственные породы в лесу могут размножаться вегетативным путем по-разному: одни — порослью от пня (например, береза), другие — порослью от пня и корневыми отпрысками (например, осина). Способность к вегетативному размножению у различных древесных пород сохраняется лишь определенное время, и это при ведении низкоствольной формы хозяйства необходимо учитывать.

Так, береза сохраняет хорошую порослевую способность до 40 лет;

осина и липа — до 80 лет;

дуб семенной — до 70 лет;

дуб порос­ левой — до 40 лет.

Долговечность насаждений порослевого происхождения значи­ тельно ниже, чем семенного, у них в более раннем возрасте появ­ ляются гнили вследствие проникновения грибной инфекции от зараженных пней и корней, давших молодую поросль. В первые годы жизни насаждения порослевого происхождения растут быст­ рее семенных, но в дальнейшем отстают в росте и не могут про­ дуцировать высококачественную древесину.

Качество насаждений порослевого происхождения в последую­ щих поколениях постепенно ухудшается, переход же к высоко­ ствольной форме хозяйства сильно затруднен и связан с огромны­ ми затратами времени, труда и денежных средств.

Низкоствольники могут образоваться непроизвольно, независи­ мо от воли лесовода. Так, например, в районах Европейского Севе­ ра (Плесецком, Коношском, Няндомском и др.) при сплошной руб­ ке хвойных насаждений с незначительной примесью осины выруб­ ки в первый же после рубки год сплошь покрываются молодняком осины, возникшим из корневых отпрысков. И если под пологом молодых осинников не происходит массового поселения ели, то на таких вырубках формируются осиновые насаждения с низким ка­ чеством древесины. В центральных и южных областях европей­ ской части России насчитывается около 36 млн га непроизвольно образовавшихся низкоствольников. Возникли они еще в дореволю­ ционное время в бывших крестьянских и частновладельческих ле­ сах.

Ведение низкоствольной формы хозяйства в нашей стране огра­ ничено и связано с порослевыми насаждениями, возникшими в прошлом;

она может быть отчасти рекомендована для сельских лесов.

Средняя форма хозяйства характеризуется тем, что в насажде­ ниях имеются деревья как порослевого, так и семенного происхож­ дения. Для каждой из этих частей насаждения устанавливаются цели и режим хозяйства.

Допустим, что в насаждении (лиственном или лиственно-хвой­ ном) имеется 70% порослевых деревьев и 30% деревьев семенного происхождения, расположенных равномерно или отдельными груп­ пами среди порослевых. В низкоствольной (порослевой) части насаждения ведется хозяйство с целью выращивания мелкой поде­ лочной древесины и дров. Высокоствольной (семенного происхож­ дения) частью продуцируется крупномерная высококачественная деловая древесина. Оборот рубки: в низкоствольной части — 40 лет, в высокоствольной — 120 лет. В таком хозяйстве за 120-летний период урожай древесины в низкоствольнике будет снят трижды, а в высокоствольной части насаждения — всего один раз. В нашей стране средняя форма хозяйства не ведется. Широко распростране­ на она во Франции.

4.3. Формы хозяйства по способу рубки леса Выбор и применение способа рубки определяется экономичес­ кими условиями лесного хозяйства и научно-техническим уровнем развития лесоводства и лесоэксплуатации. Различные способы ру­ бок обусловили и разные формы хозяйства. В зависимости от того, как рубится и возобновляется лес, различают лесосечные, выбо­ рочные, переходные и сложные формы хозяйства.

К лесосечным формам хозяйства относятся: сплошнолесосеч ная, семеннолесосечная, выборочно-лесосечная.

Сплошнолесосечные формы хозяйства широко распространены в лесном хозяйстве как наиболее простые и удобные для лесоэкс­ плуатации. Представлены они двумя основными формами — мел­ колесосечной и крупнолесосечной.

Мелколесосечная форма хозяйства основана на непременном обсеменении вырубок от «стен леса» и на необходимости сохране­ ния и усиления водоохранных и защитных свойств леса. Для вы­ полнения этих условий очень важно правильно установить ширину лесосек, сроки примыкания их и направление лесосек. Естествен­ ное лесовозобновление на вырубках должно быть обеспечено в период, не превышающий продолжительности установленных сро­ ков примыкания. Ширина лесосек — от 50 до 200 м. Эта форма хозяйства ведется в водоохранных и защитных лесах, в эксплуата­ ционных лесах второй группы, в сельских лесах.

Крупнолесосечная форма хозяйства является основной в ле­ сах третьей группы. До 1994 г. наиболее распространенный размер лесосек — 1000 х 2000 м (восемь делянок 500 х 500 м), устанавли­ ваемый в интересах лесозаготовителей, обеспечивал концентрацию рубок леса, необходимую для эффективного использования меха­ низмов. В 1994 г. введены в действие новые Правила рубок глав­ ного пользования в равнинных лесах европейской части Россий­ ской Федерации, размер лесосек сокращен в среднем в 2 раза — 500 х 1000 м (две делянки 500 х 500 м) при увеличении сроков при мыкания и соблюдении их, и по длинной и по короткой сторонам лесосеки.

Широкое развитие крупнолесосечная форма хозяйства полу­ чила с 30-х годов X X в. Сплошные концентрированные рубки ис­ следовали М.Е. Ткаченко, В.В. Туман, С В. Алексеев, А.А. Молча­ нов, И.С. Мелехов, А.П. Шиманюк, П.Н. Львов, В.Г. Чертовской и многие другие. Большая работа по изучению сплошных концент­ рированных рубок на Европейском Севере проводилась после Ве­ ликой Отечественной войны под руководством И.С. Мелехова (1960, 1962, 1966) Архангельским лесотехническим институтом и Архан­ гельским институтом леса и лесохимии.

Материалы этих и ведущихся ныне исследований являются теоретической основой для практического решения главнейшей проблемы северного лесоводства — проблемы восстановления на площадях концентрированных вырубок лесов желаемого породно­ го состава при наименьших затратах денежных средств и труда.

Накапливаемые наукой данные помогают при решении вопроса о выборе крупнолесосечной формы хозяйства правильно оценить ее как в лесоводственном, так и в лесоэксплуатационном отношениях.

Такая всесторонняя оценка устанавливаемой формы хозяйства, бе­ зусловно, необходима. На это в свое время обращал серьезное вни­ мание лесоводов М.Е. Ткаченко (1939), указывавший, что «общий характер и формы концентрированной рубки, как и всякой другой рубки, определяются задачами и условиями данного лесного хозяй­ ства как эксплуатационными, так и лесоводственными. Совершен­ но ясно, что способ рубки леса должен обеспечивать максималь­ ную общую, суммарную эффективность хозяйства, а не только эффективность мероприятий какого-либо одного сектора, которая может оказаться в противоречии с эффективностью других секто­ ров».

К сожалению, в практике организации и проведения сплошных концентрированных рубок в лесах третьей группы Европейского Севера до сих пор еще не устранены серьезные противоречия, резко снижающие предполагаемую эффективность крупнолесосечной формы хозяйства. Укажем лишь на два из них, по нашему мнению, основных.

Одно было привнесено действовавшими до 1964 г. Правилами рубок главного пользования, а именно: установленный в хвойных лесах трехлетний срок примыкания лесосек не соответствует по­ вторяющимся через 4—7 лет (и реже) урожайным годам с обиль ным семеношением. Новыми Правилами сроки примыкания для рубок с последующим возобновлением для хвойных пород уста­ новлены в пределах 4—8 лет, это означает, что противоречие тео­ ретически снято.

Другое противоречие заключается в несовпадении узковедом­ ственных интересов лесопользователей с требованиями лесовод­ ства. Если первое противоречие не способствовало активному вы­ полнению нетронутой части насаждений лесоводственных функ­ ций (семеношению, поддержанию на вырубках лесного микро­ климата, сохранению лесной фауны), а трехлетние сроки примыка­ ния превращались в формальное явление, то второе противоречие приводит к дезорганизации лесохозяйственного производства. Не­ редко вырубки в лесах Европейского Севера представляют ужасное зрелище: горы порубочных остатков, брошенная деловая и дровя­ ная древесина, беспорядочно оставленные недорубы в виде рас­ строенных куртин и одиночных деревьев, исковерканный тракто­ рами, уничтоженный и поврежденный огнем молодняк, отсутствие обсеменителей. Плохая очистка мест рубок, несоблюдение даже самых элементарных лесоводственных требований, неполное ис­ пользование лесосечного фонда — все это давно стало бичом лес­ ного хозяйства на Севере.

Для устранения противоречия между меркантильными интере­ сами лесопользователей и лесоводственными требованиями необ­ ходимо разработать и ввести строгую систему материального и морального поощрения рабочих, мастеров леса, инженеров и слу­ жащих лесозаготовительных предприятий за выполнение всех ле­ соводственных правил при одновременном резком усилении требо­ ваний соблюдения всех правил рубок и возобновления леса. Это позволит не только снять существующие противоречия, но и станет залогом совершенствования крупнолесосечной формы хозяйства.

Семеннолесосечная форма хозяйства основана на применении постепенных рубок. Лесосеки вырубаются в несколько приемов, в промежутках между которыми происходит формирование под по­ логом древостоя молодого поколения леса при обязательном актив­ ном содействии естественному возобновлению со стороны лесово­ дов.

Классической схемой этой формы хозяйства является чередова­ ние трех последовательных стадий постепенной рубки: приготови­ тельной, обсеменительной и очистной (окончательной). Весь про­ цесс рубки охватывает более или менее длительный период, зави сящий от наступления семенных годов, условий и характера лесо­ возобновления и не превышающий одного-двух десятилетий. При семеннолесосечной форме хозяйства допускается концентрация лесосек. Однако эта форма все же менее удобна для лесоэксплуа­ тации, чем мелколесосечная: чтобы сохранить молодняк, необходи­ мо соблюдать особую осторожность при всех лесозаготовительных операциях;

механизированная трелевка при этой форме хозяйства затруднена;

для подготовки участков к рубке и ее проведения тре­ буется высококвалифицированный технический персонал лесово­ дов и технологов-лесозаготовителей.

Семеннолесосечная форма хозяйства заслуживает внимания в водоохранных и почвозащитных лесах первой и второй групп. Эту форму хозяйства в таежных лесах Севера целесообразно вести в высокобонитетных приспевающих и спелых лиственных насажде­ ниях со вторым ярусом из ели и хорошим еловым подростом с целью формирования ценных еловых насаждений. В этих условиях могут быть назначены двухприемные постепенные рубки. В этой связи исключительно полезным и поучительным является опыт проведения постепенных рубок в сосновых лесах Прокудина бора близ г. Орехово-Зуево Московской области (А.Н. Якубюк, 1962).

Работа А.Н. Якубюка была высоко оценена выдающимися оте­ чественными лесоводами М.Е. Ткаченко и И.С. Мелеховым.

В предисловии к первому изданию книги М.Е. Ткаченко отме­ чал, что «Работа А.Н. Якубюка интересна не только тем, что в условиях обыкновенного лесничества удалось удовлетворительно провести постепенные рубки для сосны, но и описанием деталей, применявшихся на практике технических приемов, которые могут быть самыми разнообразными при неизменности основных прин­ ципов постепенной рубки и от которых зависит результат самой рубки... Работа...показывает, что даже при постепенной рубке, при которой обращение с огнем требует особой осторожности и уме­ ния, огневая очистка может быть прекрасным средством, вызыва­ ющим естественное возобновление сосны».

Ко второму изданию брошюры, предназначенной для инженер­ но-технических работников лесного хозяйства, предисловие напи­ сал И.С. Мелехов. «Опыт постепенных рубок, — писал он, — явился первой удачной попыткой сочетания постепенных рубок с огневой очисткой. Это обстоятельство не лишено интереса и сегодня....Для постепенных рубок будущего опыт рубок Прокудина бора сыграет полезную роль».

Выборочно-лесосечная форма хозяйства основана на примене­ нии группово-выборочной и котловинной рубок. Характерная осо­ бенность этой формы хозяйства — неравномерное применение рубок на площади лесосеки в течение трех и более десятилетий.

Объектом ведения выборочно-лесосечной формы хозяйства явля­ ются разновозрастные леса. Новое поколение леса также разного возраста. Организация этой формы приемлема лишь в высокоин­ тенсивных хозяйствах лесов первой группы. Ее можно рекомендо­ вать в зеленых зонах городов и рабочих поселков, где необходимо создавать насаждения, разнообразные по форме, с высокими эсте­ тическими свойствами. Для ведения выборочно-лесосечного хозяй­ ства требуются высококвалифицированные лесоводы и рабочие.

Выборочные формы хозяйства базируются на применении вы­ борочных рубок. Объектом выборочных рубок являются разновоз­ растные древостой.

С давних времен выборочные рубки подразделяются на два вида:

подневольно-выборочные и добровольно-выборочные. В зависимо­ сти от применяемого вида выборочной рубки различают формы выборочного хозяйства: экстенсивно-выборочную и интенсивно выборочную.

Экстенсивно-выборочная форма хозяйства основана на подне­ вольно-выборочной рубке. В России такие рубки применялись из­ давна в лесоизбыточных, слабообжитых районах, при отсутствии сухопутных путей транспорта и весьма ограниченном сбыте древе­ сины. Выбирались преимущественно крупномерные деревья — сосны и лиственницы, достигшие определенного размера по диа­ метру на высоте груди, называемому «отпускным диаметром». Из деревьев «отпускных размеров» рубились лишь лучшие, без дефек­ тов, а из них обычно брали только комлевое бревно, в лучшем случае два. Все остальное бросали в лесу. Эта форма хозяйства имеет исключительно эксплуатационное значение. Количество вы­ рубаемой древесины с единицы площади зависит от величины «отпускного размера» и качества деревьев. Чем ниже «отпускной размер» по диаметру и чем меньше поражены деревья грибными болезнями (гнилями), вредителями и другими пороками, тем боль­ ше вырубается деревьев с 1 га.

В дореволюционной России экстенсивно-выборочная форма хозяйства имела широкое распространение, особенно на Европей­ ском Севере.

Экстенсивно-выборочная форма хозяйства в нашей стране ве­ дется и после социалистической революции 1917 г. Однако уже в период индустриализации страны (1930—1940 гг.) экстенсивно выборочную форму хозяйства начинают заменять сплошнолесосеч ной. В последующие годы по мере неуклонного роста потребления древесины в связи с послевоенным восстановлением народного хозяйства, развития целлюлозно-бумажной и лесохимической про­ мышленности, лесопиления и лесоэкспорта она почти повсеместно уступила место сплошнолесосечной форме хозяйства, сохраняясь лишь в отдельных труднодоступных районах Европейского Севера, Урала, Сибири, Забайкалья и Дальнего Востока. Для более полного удовлетворения все возрастающей потребности в крупной деловой древесине в эксплуатацию вовлекаются и отдаленные неосвоенные леса с применением подневольно-выборочных рубок, или, как те­ перь их называют, промышленно-выборочных рубок. По существу, это является первым этапом освоения лесов, так как с развитием транспортных путей и изменением экономических условий будет осуществляться переход на сплошнолесосечную (крупнолесосеч­ ную) форму хозяйства. Такой переход от одной формы хозяйства к другой нетруден. Насаждения, ранее пройденные выборочными рубками, будут в дальнейшем объектом сплошной рубки для полу­ чения средней и мелкой деловой древесины (это имеет место и сейчас у нас на Севере, где в прошлом большие площади лесов были пройдены выборочными рубками).


Признавая несовершенство экстенсивно-выборочной формы хо­ зяйства и ее чисто эксплуатационное назначение, мы не отказыва­ емся от нее. Задача заключается лишь в том, чтобы улучшить ве­ дение промышленно-выборочных рубок. Одним из путей их улуч­ шения является обязательное клеймение подлежащих рубке деревьев. При этом важно определить интенсивность изреживания с тем, чтобы не допустить распада древостоя.

В связи с необходимостью улучшения ведения экстенсивно выборочной формы хозяйства заслуживает особого внимания пред­ ложение И.С. Мелехова (1960) о введении в практику лесного хо­ зяйства урегулированных выборочных рубок. Ведение экстенсив­ но-выборочной формы хозяйства на основе урегулированных вы­ борочных рубок возможно в притундровых климатозащитных ле­ сах, в прибрежных водоохранных лесах, а также в лесах зеленых зон городов и рабочих поселков.

Интенсивно-выборочная форма хозяйства основана на добро вольно-выборочных рубках. Проводятся они исключительно по лесохозяйственным соображениям, с выборкой деревьев всех раз­ меров и качества. Повторяемость рубки — не реже одного раза в 10 лет. Размер пользования древесиной за один прием не превыша­ ет текущего прироста. Непременным условием при проведении добровольно-выборочных рубок является полный сбыт древесины независимо от ее размеров и качества. Ведение хозяйства по этой форме очень сложно и трудоемко как в лесоводственном, так и лесоэксплуатационном отношениях. В нашей стране она ведется лишь в отдельных районах. Так, например, добровольно-выбороч­ ные рубки с 1992 г. ведутся всеми лесозаготовителями, работаю­ щими в лесах Архангельского лесхоза.

Применение интенсивно-выборочной формы хозяйства целесо­ образно в лесопарках, защитных и водоохранных лесах.

Значительное распространение эта форма хозяйства получила в Швейцарии — стране, которая, по определению И.С. Мелехова (1962, 1966), является классической страной добровольно-выбороч­ ных рубок.

Переходные и сложные формы хозяйства в России пока не имеют широкого применения. Основаны они на различных сложных сис­ темах рубок в сочетании с различными способами лесовосстанов ления, например, выборочно-постепенные рубки Орлова, принцип дауэрвальда (непрерывно-производительного леса), каемчато-выбо­ рочно-лесосечные рубки, особый вид хозяйства по Лейбундгуту (Швейцария) и др.

4.4. Формы хозяйства п о товарности Потребляемую древесину можно условно разделить на крупно­ мерную (шпальник, пиловочник, стройлес и др.) и маломерную (балансы, рудстойка, подтоварник и др.).

В зависимости от спроса на те или иные сортименты каждое лесное хозяйство с учетом сложившихся экономических и лесора­ стительных условий должно быть ориентировано на выращивание древесины определенных видов, размеров и качества. При этом само собой разумеется, что выращивается не исключительно ка­ кой-либо один сортимент, а целая совокупность их, из которой один или группа сортиментов занимают ведущее место.

Организация и направление хозяйства на выращивание опреде­ ленных целевых совокупностей сортиментов образуют формы хозяй ства по товарности (только для хозяйств лесосечной формы и толь­ ко на выращивание деловой древесины).

Принято различать крупнотоварное и мелкотоварное хозяйства.

Крупнотоварное хозяйство организуется в высокопродуктивных насаждениях, а в лесах Европейского Севера и в насаждениях IV класса бонитета. Ведение крупнотоварного хозяйства в низкобо нитетных (V, Va классы бонитета) насаждениях исключается, так как они продуцируют крупномерную древесину в мизерных коли­ чествах, и то лишь в высоких возрастах. Обороты рубок устанав­ ливаются по технической спелости. Возобновление леса — семен­ ное. Иными словами, крупнотоварное хозяйство всегда связано с высокоствольной формой, В лесхозах Европейского Севера эта форма хозяйства является преобладающей.

Мелкотоварное хозяйство может быть организовано в насажде­ ниях всех классов бонитета. Однако в интересах владельца лесного фонда мелкотоварное хозяйство организуется преимущественно в низкобонитетных насаждениях (V, Va классов бонитета). Более продуктивные и высокопродуктивные насаждения должны являть­ ся объектами для организации и ведения крупнотоварной формы хозяйства. Организация мелкотоварного хозяйства в насаждениях высших классов бонитета будет оправдываться лишь в потреби­ тельских сырьевых базах крупных целлюлозно-бумажных комби­ натов, когда дальние перевозки балансов нерентабельны. Ведение мелкотоварной формы хозяйства целесообразно в сельских лесах, где потребность в крупных сортиментах незначительна. Обороты рубок устанавливаются по количественной спелости. Возобновле­ ние леса — семенное и порослевое.

4.5. О выборе и установлении формы хозяйства При выборе и установлении формы хозяйства учитываются эко­ логические, экономические и лесорастительные условия, породный состав насаждений, необходимость его улучшения в связи с реше­ нием важнейшей лесоводственной задачи повышения продуктив­ ности лесов, а также опыт хозяйственной деятельности лесничеств, лесхозов и лесопользователей.

В лесах первой группы форма хозяйства предопределяется спе­ циальным назначением лесов и задачами ведения в них лесного хозяйства.

В лесах второй группы на первое место ставятся интересы ле совыращивания и одновременно учитываются требования лесоэкс­ плуатации.

В лесах третьей группы при выборе формы хозяйства прежде всего необходимо считаться с требованиями лесоэксплуатации при обязательном обеспечении лесовозобновления.

Устанавливаемая форма лесного хозяйства всегда является слож­ ной и представляет собой сочетание нескольких форм. Так, если в эксплуатационных лесах лесхозов Архангельской области образо­ вана сосновая хозсекция для выращивания высококачественной деловой древесины, то одновременно это высокоствольное, круп­ нолесосечное, крупнотоварное хозяйство. В этих же условиях ли­ ственная хозсекция может представлять высокоствольное, крупно­ лесосечное, мелкотоварное хозяйство.

5. СПЕЛОСТЬ ЛЕСА Ни одна из форм лесного хозяйства не может обойтись без понятия о спелости дерева и на­ саждения, так как понятие спелости есть техни­ ческое выражение той хозяйственной цели, ко­ торая должна быть удовлетворяема рассматрива­ емым лесным хозяйством.

М.М. Орлов, 5.1. Понятие о спелости в лесном хозяйстве и виды спелостей леса Спелость плодов, зерна, овощей и других продуктов растение­ водства наступает после определенного периода роста и созрева­ ния. Признание того, что продукт готов к употреблению, является критерием спелости.

В лесном хозяйстве установлено понятие «спелость леса». Оно является одним из элементов лесного хозяйства и входит во все его формы.

Термин «спелость леса» относится или к отдельному дереву, или к хозяйственно однородным древостоям, но не распространя­ ется на всю совокупность насаждений, которую принято называть лесом.

Под спелостью леса следует понимать такое состояние хозяй­ ственно однородных древостоев, при котором они в наибольшей степени удовлетворяют ту или иную потребность хозяйства в дре­ весине или в других своих полезных свойствах.

Спелость наступает при достижении древостоями и деревьями определенных возрастов, которые принято называть возрастами спелости. В современном лесоустройстве приняты четыре вида спелости леса: возобновительная, естественная, количественная и техническая. В рыночных условиях целесообразно определять эко номическую спелость. Здесь мы не рассматриваем хозяйственную, защитную и другие виды спелостей леса, не используемые в лесо­ устроительной практике.

Естественная и возобновительная спелости имеют в своей осно­ ве естественные процессы роста деревьев и древостоев. Количе­ ственная и техническая спелости леса определяются техническими расчетами и хозяйственными условиями.

5.2. Возобновительная спелость леса Способность древесных пород к естественному возобновлению с возрастом меняется.

Состояние деревьев и древостоев, при котором их естественное возобновление обеспечивается успешно, называется возобновитель­ ной спелостью. (Заметим, что М.К. Турский (1892) называл эту спелость леса физической, а А.Ф. Рудзкий (1843) — обновитель­ ной.) Возрасты, соответствующие такому состоянию деревьев и древостоев, — возрастами возобновительной спелости.

В состоянии возобновительной спелости древостой и отдельные деревья обычно находятся длительный период, исчисляющийся многими десятилетиями. Различают семенную и порослевую во­ зобновительные спелости леса.

В хозяйствах, где воспроизводство леса осуществляется есте­ ственным путем, возобновительная спелость имеет большое значе­ ние.

Так, в высокоствольном хозяйстве важно знать тот наименьший возраст, при котором деревья начинают давать обильный урожай семян, то есть возраст, в котором наступает возобновительная се ' Заинтересованному читателю небезынтересно будет узнать, что к началу X X века в лесной науке и лесоустроительной практике различали такие спе­ лости (дерева, насаждения): естественную, обновительную (физическую), количественную (экономическую, лесную, абсолютную), потребительскую (техническую), качественную, хозяйственную (меркантильную или коммер­ ческую) и торговую (финансовую) (А.Ф. Рудзкий, 1893;

П.Н. Вереха, 1895).

М.М. Орлов (1927) рассматривал спелости: естественную, возобновительную, количественную, качественную, хозяйственную, техническую, финансовую спелость по почвенной ренте и финансовую спелость по указательному про­ центу. С.А. Богословский (1930) различал спелости: физическую (естествен­ ную), количественную, хозяйственную, финансовую.


менная спелость. Высший возрастной предел семеношения при этом не имеет существенного значения, так как древесные породы со­ храняют семенную производительность до высоких возрастов, пре­ вышающих возрасты рубок, обычно устанавливаемые в лесном хозяйстве.

В низкоствольных хозяйствах, наоборот, важно знать тот наи­ высший возраст древостоя, при котором после рубки еще появля­ ется обильная поросль, то есть возраст, до которого сохраняется возобновительная порослевая спелость. Знание этого возраста мо­ жет также иметь решающее значение в установлении возрастов рубок в защитных лесах (почво-, поле-, берего-, дорожнозащитных и др.) при необходимости немедленного облесения вырубок.

Возобновительная семенная спелость у отдельных деревьев на­ ступает раньше, у древостоев — позже и зависит от породы и происхождения леса (семенное, порослевое), географического фак­ тора, условий местопроизрастания, степени сомкнутости древосто­ ев и их состояния. Порослевые, редкостойные древостой, произра­ стающие в неблагоприятных условиях, начинают обильное семено шение раньше древостоев семенных, сомкнутых, здоровых и растущих в благоприятных условиях.

По данным А.А. Байтина (1974), возобновительная семенная спелость для древостоев наступает примерно в следующих возра­ стах: в лиственничниках — в 20—30 лет;

сосняках и кедрачах — в 40—50 лет;

ельниках и пихтарниках — в 20—30 лет;

дубравах семенного происхождения — в 50—60 лет.

Возобновительная порослевая спелость, или как ее называл проф.

М.М. Орлов, хозяйственно-порослевая спелость, зависит от поро­ ды, географического размещения, условий местопроизрастания и состояния древостоев. При хороших условиях роста деревья сохра­ няют побегопроизводительную способность до высокого возраста.

Наилучшая возобновительная порослевая спелость у мягколиствен ных пород (березы, осины) на Европейском Севере наступает в 15—20 лет. Высшим возрастным пределом возобновительной по­ рослевой спелости можно приблизительно считать: в дубравах се­ менного происхождения — 70 лет;

в порослевых дубравах — 40— 60 лет;

в березняках — 40—50 лет;

в осинниках — 80 лет. Вопрос о продолжительности времени сохранения порослевой способнос­ ти древостоев в зависимости от условий роста все еще остается слабоизученным.

5.3. Естественная спелость леса Естественной спелостью леса называют то состояние дерева или древостоя, при котором они начинают переходить в стадию отми­ рания. Возраст, соответствующий подобному состоянию, называет­ ся возрастом естественной спелости. Этот возраст весьма измен­ чив, и его трудно определить, так как наступает он постепенно и часто незаметно. (Заметим, что С.А. Богословский (1930) эту спе­ лость называл физической, а В.П. Корш (1928) — биологической.) Для естественной спелости деревьев и древостоев, как правило, характерны следующие признаки: резкое замедление роста в высо­ ту, зонтообразная форма кроны, суховершинность, развитие гни­ лей, сильная изреженность древостоев вследствие массового отпа­ да старых деревьев и т. д. Считают, что весьма характерным пока­ зателем наступления естественной спелости древостоев служит снижение их запаса древесины на корне. Это явление наступает с определенного возраста, когда слабый текущий прирост не компен­ сирует естественного отпада по массе.

По таблицам хода роста сосновых и еловых древостоев Архан­ гельской области возраст естественной спелости по этому призна­ ку наступает около 160—180 лет как у ельников, так и у сосняков.

Возраст естественной спелости зависит от породы, происхожде­ ния и условий местопроизрастания. У хвойных и твердолиствен ных пород он выше, чем у мятколиственных. Естественная спе­ лость у быстрорастущих пород порослевого происхождения, про­ израстающих в неблагоприятных условиях, наступает раньше, чем у этих же пород семенного происхождения, растущих в хороших условиях. Возраст естественной спелости у отдельных деревьев может быть выше, чем у древостоев из данной древесной породы.

Приближенные возрасты естественной спелости для отдельных древесных пород приведены в табл. 5.1 (по А.А. Байтину, 1974).

Изучение долговечности древесных пород и лесонасаждений имеет непреходящее значение. Раскрытие секретов долголетия жи­ вых организмов — важнейшая проблема биологической науки.

Решение ее исключительно важно и для лесоводов. Особую значи­ мость вопросы долголетия лесов приобрели в связи с острейшей необходимостью организации и ведения высококультурного лесно­ го хозяйства в зеленых зонах, курортных лесах и лесопарках, за­ щитных и водоохранных лесных полосах. Вопрос о долговечности древостоев интересен и сам по себе хотя бы потому, что в нем много неясного и разноречивого.

Таблица 5. Примерный возраст естественной спелости древостоев и отдельных деревьев, растущих в благоприятных условиях Возраст спелости, лет Парода отдельных древостоев деревьев 200 Сосна, лиственница Ель, пихта 250—300 Кедр 120 Береза 100 Осина Дуб семенной — Дуб порослевый На кафедре лесной таксации и лесоустройства АГТУ изучается долговечность сосны в условиях Европейского Севера (О.А. Нево­ лин, 1985).

О предельном возрасте сосны обыкновенной в научной литера­ туре мы находим самые различные указания.

На удивительнейшее явление природы — долговечность и жиз­ нестойкость северной сосны, — пожалуй, первым обратил внима­ ние в конце X I X века видный лесоустроитель П.П. Серебренников (1913). Проанализировав массовые опытные лесоустроительные ма­ териалы, он установил, что у здоровых деревьев в возрасте 250— 300 лет прирост в высоту, по диаметру и массе древесины не ухуд­ шается и что вообще текущий прирост почти всегда выше средне­ го. П.П. Серебренников пояснял, что почти в каждом случае ухудшения текущего прироста удается констатировать заболевание дерева в более или менее сильной степени от разнообразных при­ чин, преимущественно от повреждений разного рода гнилями.

A. В. Тюрин (1913), изучая в 1911 г. таежные сосняки высшего и среднего классов бонитета на территории нынешних Плесецкого, Онежского и Пинежского районов Архангельской области, обнару­ жил такие максимумы возраста сосны: 264, 270, 355, 370 и 380 лет.

По его мнению, 380 лет является пределом жизни насаждения.

B. И. Левин (1959, 1966), исследуя в 1927—1928 и 1946—1953 гг.

сосновые леса в бассейнах рек Ваги, Пинеги и Плесецком районе Архангельской области, пришел к выводу, что в таежной зоне со­ сна, растущая насаждениями, не прекращает своего роста в глубо­ ком возрасте, далеко за пределами 200 лет и что продолжитель­ ность жизни сосновых насаждений с сохранением в них надлежа­ щей полноты и закономерностей в строении уходит, видимо, за пределы 400 лет. Наивысшие возрасты сосны, установленные В.И.

Левиным по модельным деревьям: 264 и 269 лет в Плесецком;

и 304 года в Шенкурском;

162 и 166 лет в Пинежском;

272 и года в Виноградовском районах Архангельской области.

При стационарном изучении спелых сосняков-зеленомошников в Емцовском учебно-опытном лесхозе АЛТИ (АГТУ) В.И. Левин и В.И. Калинин (1972) установили, что сосновые древостой в возра­ сте 140—150 лет еще не достигли кульминационного возраста, после которого начинает снижаться выход деловой древесины вследствие их старения, и что в этом возрасте сосновые древостой еще нара­ щивают качественные показатели.

Н.Н. Соколов и А.А. Бахтин (2001), продолжившие стационар­ ное изучение сосняков на пробных площадях В.И. Левина и В.И.

Калинина, в подтверждение выводов своих предшественников под­ черкивают, что «...в возрасте древостоя со 150—155 лет и до 175— 180 лет отмечается период стабилизации максимальных запасов древесины». Отсюда мы можем сделать вывод о том, что 180-лет­ ние сосняки-черничники пока еще не достигли возраста естествен­ ной спелости.

И.С. Мелехов, исследовавший в 1931 г. технические свойства архангельской сосны в Северном опытном лесничестве, открыл интереснейшее и очень важное для практики северного лесного хозяйства явление увеличенного прироста древесины у сосны в 230-летнем возрасте как следствие выборочных рубок. Он писал:

«В этом возрасте (230 лет) северная сосна еще может давать уве­ личенный световой прирост и совершенно очевидно, что, являясь высоковозрастной, она в то же время не может быть зачислена в категорию перестойных древостоев». И.С. Мелехов (1932) убеди­ тельно показал, что высокий возраст сосны не снижает техничес­ ких качеств ее древесины.

В.Н. Сукачев (1938) отмечал, что сосна «доживает до 300— лет, хотя известно дерево, имевшее 584 года».

Л.Ф. Правдин (1964) для сосны северной указывает возрастной предел 300 лет.

При изучении истории возникновения высокопродуктивных со сняков Европейского Севера мы обратили внимание на то обстоя­ тельство, что источниками сосновых семян на гарях и вырубках обычно являются уцелевшие от лесных пожаров и рубок старые сосны. Безмолвные великаны, нередко чудом устоявшие против огненной стихии, дают жизнь новым поколениям быстрорастущих сосновых лесов. Возраст этих деревьев различен (120 — 250 лет).

Часто встречались сосны в возрасте от 251 до 360 лет со следами двух, трех и даже четырех лесных пожаров различной давности.

Многие из них страдали от грибных болезней (сосновая губка, трутовик Швейнитца), но явных признаков близкой гибели не име­ ли. Отсюда напрашивался вывод о том, что возраст порядка 300 лет для сосны далек от предельного. Замечателен в этом отношении район сосновых лесов учебно-опытного лесхоза АЛТИ (АГТУ), где обычны могучие сосны 350—380-летнего возраста. Вот один из примеров: летом 1987 г. на восточном берегу озера Карасье была спилена и исследована сухостойная сосна высотой 32,3 м при ди­ аметре без коры 69 см. Это величественное дерево достигло 354-лет­ него возраста.

В 1963 г. при закладке постоянной пробной площади в спелом сосняке-черничнике 111 класса бонитета в Березниковском лесниче­ стве Березниковского лесхоза Архангельской области мы нашли сосну 394 лет: высота ее 25 м, диаметр 48 см. В комлевой части ствола три пожарные подсушины — следы трех лесных пожаров давностью 276, 159 и 120 лет (по отношению к 1963 г.). Первую пожарную отметину сосна получила в 118-летнем возрасте (в 1687 г.);

второй сильный лесной пожар она стойко перенесла в возрасте лет (в 1804 г.), а третий — в 274 года (в 1843 г.), при этом она дала жизнь новому поколению. При повторных исследованиях, прово­ дившихся нами через 11 лет (в 1974 п), эта сосна найдена усохшей.

Причиной смерти ее послужила перегрузка каррами при подсочке, проводившейся в этих спелых сосняках перед главной рубкой.

Погибла сосна в возрасте 404 лет и, как видим, насильственной смертью. Приведенный пример — наглядное свидетельство того, что в благоприятных почвенно-грунтовых условиях Архангельской области и 400-летний возраст для сосны не является пределом долговечности.

Исследуя на постоянных пробных площадях продуктивность и долговечность смешанных сосново-березовых насаждений в возра­ стном диапазоне 180—200 лет, мы убедились в том, что они явля­ ются устойчивыми и жизнеспособными растительными сообще ствами. Они не проявляют признаков приближения естественной спелости и распада. Достаточно сказать, что текущий прирост за­ паса выше среднего в 3 раза, а древостой находятся в хорошем состоянии.

Интересные факты жизнестойкости и долговечности сосны уста­ новлены нами при исследовании сосновых лесов на Кольском полу­ острове. Обследовав спелые сосняки Мончегорского лесхоза, мы выяснили, что высокий возраст спелых сосновых лесов этого реги­ она — обычное явление. Как правило, он колеблется от 200 до лет. Так, на пробных площадях, заложенных в спелых сосняках-брус­ ничниках, оказались древостой следующих возрастов: пробная пло­ щадь № 1 — сосна первого поколения 272 лет;

второго — ПО лет;

пробная площадь № 2 соответственно 300 и 225 лет;

пробная пло­ щадь № 4 — 200 и 103 лет;

пробная площадь № 5 — 250 и 158 лет.

При проведении исследований в 1977 г. был обнаружен факт чрезвычайного долголетия сосны лапландской. Керны древесины были взяты возрастным буравом у шейки корня двух сосен нео­ бычного внешнего вида и предположительно очень высокого воз Сосна в возрасте 642 лет. Высота 11 м. Диаметр 36 см.

Мончегорский лесхоз Мурманской области. Фотография 1977 г.

раста. Попытка определить возраст одной из них не увенчалась успехом, так как дерево оказалось пораженным напенной гнилью коррозионного типа. Однако до гнили в одном керне оказалось 450, а в другом — 461 годичный слой. Высота сосны 10,5 м, диаметр — 55 см. Возраст второй сосны удалось определить с первой попыт­ ки, взяв керн древесины. Результаты подсчета числа годичных сло­ ев превзошли все наши ожидания. В керне их оказалось 639, а возраст сосны определили в 642 года. Высота дерева до изгиба вершины вниз в сторону (как у первой сосны) 11 м, диаметр — 36 см.

Необычен внешний вид этих лесных патриархов. Выглядят они приземистыми и корявыми. Кроны образованы несколькими очень толстыми извилисто-разветвленными сучьями и изогнутой вниз и в сторону верхней частью ствола. Вершина ствола как бы превра­ тилась в боковую ветвь кроны. Охвоение редкое. Хвоя короткая, бледно-зеленая, сидящая на очень укороченных побегах. Возраст хвои 2—5 лет. Некоторые ветви кроны усохли. Нижняя ветвь у обеих сосен прикреплена на 2/3 высоты ствола. Крупная корка темно-серого цвета, на изломе бурая, покрывает ствол на 1/2 высо­ ты. Кора в верхней половине ствола серовато-желтая, ровная, с тонкой отслаивающейся кожурой. Окружение этих сосен редкое и представлено соснами, березами и елями. Уникальные по возрасту и внешнему виду сосны многие десятилетия растут на свободе и не подвержены влиянию соседних деревьев. Поражает крайне мед­ ленный рост этих лесных долгожителей на протяжении жизни.

Очевидно, что долголетие и медленный рост — два биологических фактора, теснейшим образом связанные между собой.

Осмыслив обнаруженный факт сверхдолголетия сосны лапланд­ ской, можно заключить, что и в возрасте, близком к половине седь­ мого столетия, сосна не утратила способности активно противосто­ ять неблагоприятным воздействиям экстремальных природных ус­ ловий Заполярья. Можно также предположить, что кажущийся нам сверхвысоким возраст не является пределом жизни отдельных ин­ дивидуумов сосны. А каков же этот предел? На поставленный вопрос могут дать ответ дальнейшие наблюдения за уникальными соснами.

Постигнув секреты долголетия деревьев и насаждений, лесово­ ды смогут управлять природой лесных сообществ, создавать и выращивать нужные человеку устойчивые против болезней и лес­ ных вредителей высокопродуктивные и высокоценные во всех отношениях многоцелевые леса.

Необходимо всесторонне исследовать долговечность и жизне­ стойкость насаждений и пересмотреть основы организации и веде­ ния хозяйства в лесах первой группы Европейского Севера.

Данные о долговечности древесных пород и насаждений будут полезны для решения природоохранительных и ресурсосберегаю­ щих проблем и организации рационального природопользования.

Всестороннее углубленное изучение естественной спелости в различных древостоях поможет наиболее правильно решить задачу создания и выращивания долговечных устойчивых насаждений в водоохранных, дорожно-защитных, климатозащитных и других ле­ сах первой группы.

Возраст естественной спелости является тем возрастным рубе­ жом, до которого древостой нельзя оставлять на корню, так как это неминуемо повлечет за собой потерю для хозяйства части ценной деловой древесины вследствии интенсивного естественного отпада и повышенного заражения деревьев грибными болезнями.

5.4. Количественная спелость леса Под количественной спелостью понимается такое состояние древостоев и отдельного дерева, при котором их средний прирост древесины достигает максимальной величины.

Заметим, что здесь и далее мы пользуемся старой терминологи­ ей приростов, вошедшей в большинство опубликованных таблиц хода роста. При этом термин «текущий прирост» употребляется нами в значении текущего среднепериодического изменения запаса древесины растущего древостоя, а термин «средний прирост» — в значении среднего изменения запаса древесины в древостое.

Возраст дерева или древостоев, в котором они дают наивысший средний прирост древесины, называется возрастом количественной спелости. При рубке древостоя в возрасте количественной спелос­ ти и замене его новым поколением хозяйство получает в среднем в год с площади, занимаемой этим древостоем, наибольшее коли­ чество древесной массы.

Из лесной таксации известно, что максимум среднего прироста древесины наступает в тот момент, когда текущий прирост при своем уменьшении становится равным среднему приросту. Таким образом, количественная спелость может быть определена тем воз­ растом, в котором текущий и средний приросты уравниваются.

Соотношение текущего и среднего приростов древесины явля­ ется наиболее точным показателем возраста количественной спело­ сти. При этом может быть три случая:

• текущий прирост больше среднего — древостой не достиг возраста количественной спелости;

• текущий прирост меньше среднего — древостой перешел воз­ раст количественной спелости, т. е. возраст количественной спело­ сти уже миновал;

• текущий прирост равен среднему или близок по абсолютному значению с ним — древостой находится в возрасте количественной спелости.

Эти закономерности используются при определении возраста количественной спелости у древостоев.

Определение количественной спелости по таблицам хода роста Этот метод очень прост и заключается в анализе по имеющимся местным таблицам хода роста данных об изменении среднего и текущего приростов древесины. При этом вычерчивается на мил­ лиметровой бумаге график.

На графике по оси ординат откладываем значение среднего и текущего приростов, а по оси абсцисс — воз­ расты древостоя. От­ ложив их действитель­ ные значения по таб­ лицам хода роста и соединив точки плав­ ной кривой, получаем две кривые: кривую среднего прироста и Определение возраста кривую текущего при­ количественной спелости роста. Возраст древо­ стоя, в котором кри­ вые изменения с возрастом древостоя текущего и среднего приро­ стов пересекаются, и будет, строго говоря, возрастом количественной спелости. В нашем примере количественная спелость соснового древостоя III класса бонитета наступает в возрасте 70 лет (рис., табл. 5.3 на стр. 172.) Определение количественной спелости по пробным площадям Этот метод применяется, если отсутствуют местные таблицы хода роста. Сущность его состоит в следующем. Лесоустроители подбирают древостой разных возрастов и закладывают в них проб­ ные площади известными из лесной таксации приемами. Древо­ стой должны быть типичными по составу, полноте и принадлежать к одному и тому же естественному ряду развития (это самая важ­ ная и ответственная часть работы). От того, насколько правильно будут подобраны древостой, и от того, насколько тщательно будут заложены пробные площади, зависит и результат выполняемой работы по определению возраста количественной спелости.

После закладки пробных площадей производится обработка полевых материалов известными из лесной таксации методами с переводом сумм площадей сечений и запасов на 1 га.

Обработанные данные по пробным площадям сводятся в таб­ личную форму в порядке увеличения возрастов. Запасы приводятся к одной относительной полноте с учетом типичного состава.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 16 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.