авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

«Челябинский государственный университет Исторический факультет ТРУДЫ КАФЕДРЫ НОВЕЙШЕЙ ИСТОРИИ РОССИИ Том III. ...»

-- [ Страница 4 ] --

"Начиналось все очень романтично, может быть даже идеалистично", – вспоминает первый декан истфила, профессор Л.А. Шкатова. "Я в те времена была заместителем декана в пединституте, человеком, уже защитившим дис сертацию, имевшим звание доцента и должность. Мой уход из пединститута воспринимался как авантюра, потому что там было завоеванное положение, ме сто, уважение, я заканчивала ЧГПИ, причем я была ленинским стипендиатом, меня оставили в качестве преподавателя, закончила аспирантуру, прошла обу чение в Академии Наук. Но почему-то я сразу восприняла создание универси тета как свое личное дело. Не имея своего университетского образования я все гда очень уважала знание университетчика, для меня это было очень значимо – уровень образования.

...Было желание ввязаться в новое и интересное дело. Было еще желание показать себя в качестве организатора, потому что я пошла сразу и секретарем партийной организации и была секретарем приемной комиссии. То есть это все было интересно. Стали появляться люди, которые обладали зарядом творческой энергии. Со своими планами, своими интересами, и я бы сказала, с чисто чело веческими качествами энтузиаста. Мы очень много сделали, чтобы преобразо вать это школьное здание в университетское. Нам приходилось рушить стены, вытаскивать мусор. Сначала работали без студентов. Мы здесь чистили, разби рали. Был у нас Геннадий Алексеевич Завьялов – проректор по науке, он мате матик. Я просто влюблена в свой первый состав – это все необыкновенные лю ди. Александр Арсентьевич Голиков стоял во главе, и он, действительно, очень много приложил усилий, он был инициатором очень многих важных дел. И по чему еще историко-филологический? Потому еще, что у нашего первого соста ва было ощущение, что мы должны быть вместе: историки и филологи, когда потом этот факультет стал делиться, мы переживали, даже студенты наши не хотели, потому что мы были единым целым.

Люди шли потому, что мы хотели сделать новое и более качественное… Краеугольным камнем было стремление дать нашим первым студентам по настоящему университетское образование. Поэтому я имела желание пригла шать людей из состоявшихся университетов. Был очень важен университетский дух. Были еще приглашенные люди, на которых мы не надеялись, что они оста нутся работать. Но это были выдающиеся люди. Они приезжали на недельку почитать лекции. Но уже уровень был иной. На эти лекции ходили не только студенты, но и сами преподаватели. Те, кто приглашались, должны были по чувствовать здешний климат, принять его.

Первая наша идея – чтобы вместо кирсарая вырос прекрасный универси тет на берегу Миасса. Но сказали, что нельзя строить, здесь очень задымленный загазованный район… Мы хотели выстроить новые университетские взаимоот ношения. Не было скандалов и крика даже по отношению к нерадивым студен там…" В августе 1976 г. (приказ ректора ЧелГУ № 2 от 3 августа 1976 г., §1.2) на факультете была сформирована кафедра общественных наук (марксизма – ле нинизма), во главе с докт. ист. наук, проф. А.И. Секериным. Кафедра стала ба зой для формирования преподавательского корпуса истфака. В числе первых преподавателей-историков были канд. ист. наук, доцент Г.В. Форстман (пар торг университета), канд. ист. наук, доцент Н.Б. Цибульский, канд. ист. наук Ю.С. Кирьяков, канд. ист. наук Г.Б. Зданович, ассистент З.Н. Анохина, асси стент Г.П. Суслова, лаборант Н.Ф. Устьянцева, заведующая подготовительным отделением историко-филологического факультета С.Я. Зданович.

"...Мечта у меня была давно – попасть в высшее учебное заведение, – вспоминает один из первых преподавателей факультета, доцент кафедры но вейшей истории России З.Н. Анохина. До этого я работала в училище и работа ла в аппарате райкома партии. И когда я узнала, что открывается классический университет в г. Челябинске, то подала заявление на конкурс. Это заявление было подано еще зимой, Александр Арсеньевич Голиков и комиссия рассмот рели это заявление и приняли меня в штат университета… Я начинала работать зав. кабинетом общественных наук. Должна была работать ассистентом, но, так как университет [только] начинал работать и количество студентов было еще небольшим, основные преподаватели со степенями вели все занятия. Я же была зав. кабинетом и проводила семинарские занятия у историков.

…Объем работы был очень большой. В университете литературы было недостаточно, поэтому приходилось первым преподавателям заниматься сбо ром литературы и в библиотеках, в других вузах по разным областям. Кабинет назывался кабинетом общественных наук, поэтому [в его работе принимали участие] представители разных направлений, скажем, тогда был научный ком мунизм, политическая экономия и, собственно говоря, история КПСС, история древнейшая, археология, и сама кафедра у нас называлась “кафедра марксизма ленинизма”. Вот представьте, какой объем работы был и у кабинета, и, особен но, у заведующего кафедрой. Сюда входили преподаватели по всем обществен ным наукам, люди с разными направлениями… Объединяло одно, конечно: как построить наш университет, как построить дом наш, как лучше сделать все то, чтобы жилось нашим первенцам-студентам прекрасно, и как давать им самые высокие знания. Это была первая задача, то есть и научить, и воспитать именно первых студентов… Тем более, кабинет общественных наук – это был кабинет, где собирались все студенты, шла подготовка к различным праздникам, а праздников проводи лось очень много у нас. Подготовка проходила не только, скажем, к Новому го ду, первое апреля, Юморина проводилась… Здесь у нас карьеры кругом были, еще не было девятиэтажных домов, ко гда мы начали заниматься вместе с финансово-экономическим институтом, вот здесь, в одном здании, в этом корпусе, вместе шли занятия и у студентов фи нансово-экономического института, и у нас. Здесь занимались историки, здесь занимались филологи, был один историко-филологический факультет. Эконо мистов еще не было...

Состав преподавателей был небольшой. Все мы знали хорошо очень друг друга, все помогали, и отношения со студентами, на мой взгляд, были, навер ное, намного ближе. Это были наши младшие коллеги, как мы их называли.

Понимаете, вот какая-то такая дружественная атмосфера, что действительно помощь оказывали во всем. Во-первых, надо было строить университет, поэто му и преподаватели, и первые студенты были задействованы везде. Мы вместе оборудовали общежитие на Блюхера, первое общежитие2, и преподаватели вместе со студентами носили кровати, и столы, и все. Вместе, одним словом, работали.

Точно так же выходили мы и на сельхозработы. Первый и второй курс снимались на целый месяц на сельхозработы, в колхоз. И преподаватели точно так же выезжали на сельхозработы. Но конечно, это, понимаете, может быть, даже было каким-то праздником для всех, потому что вот это единство, эта за интересованность как можно быстрее и убрать урожай, и приступить к заняти ям…" Из протокола № 1 заседания кафедры общественных наук ЧелГУ от июля 1976 года.

Присутсвовали: Секерин А.И., Форстман Г.В., Кирьяков Ю.В., Цибуль ский Н.Б., Суслова Г.П., Анохина З.Н. Повестка дня:

1. Комплектование кафедры.

2. План работы кафедры на июль 1976 года.

1.Слушали: Информацию проф. Секерина А.И. о ходе комплектования кафедры.

Кафедре предстоит обеспечить учебный процесс по истории КПСС на первом курсе всех факультетов, по гражданской истории – на первом курсе ис торико – филологического факультета, по истории СССР и обществоведению – на подготовительном отделении.

Общий объем учебной нагрузки 3600 часов, в том числе 1260 часов по истории КПСС, 240 часов – по обществоведению и 2100 часов – по граждан ской истории, включая и подготовительное отделение.

В соответствии с предполагаемой нагрузкой предполагается иметь на ка федре 6 преподавателей, одного зав. кабинетом, двух лаборантов. Пять препо давательских должностей уже укомплектованы. Это – проф. Секерин А.И., доц.

Форстман Г.В., канд. ист. наук Цибульский Н.Б., канд. ист. наук Кирьяков Ю.С., ассистент Суслова Г.П. Есть принципиальная договоренность о пригла шении на кафедру канд ист. наук Здановича Г.Б. из Карагандинского универси тета. Предполагается, что Секерин А.И., Форстман Г.В., Цибульский Н.Б. обес печат учебный процесс по истории КПСС на стационаре и по обществоведению – на подготовительном отделении… Нагрузку по остальным видам истории обеспечат Кирьяков Ю.С., Здано вич Г.Б., Суслова Г.П. Для проведения отдельных курсов будут привлекаться специалисты из УрГУ и и других учебных и научных учреждений.

Учебно-вспомогательный персонал кафедры частично укомплектован.

Зав. кабинетом будет работать З.Н. Анохина (сейчас она пока на должности старшего лаборанта). Лаборантом по специальностям гражданской истории принята Устьянцева Н.Ф. Есть договоренность о переходе с 10 августа на ра боту в университет лаборантом по истории КПСС М.В. Лесконог, специалиста с высшим историческим образованием, ст. лаборанта ЧИМЭСХ.

Все это позволяет считать, что работа по комплектованию кафедры в ос новном завершена.

Вопросы: 1. Анохина З.Н. – Будут ли две специальности объединены в одной кафедре?

(Да, возможно на весь учебный год).

2. Где будет располагаться кафедра - помещение? ( В здании фин.-экон.

института).

3. Где находятся заявки на целевую аспирантуру? ( Вопрос в связи с ком плектованием кафедры).

Постановили:

1. Информацию зав. кафедрой принять к сведению. Одобрить проведен ную работу по комплектованию кафедры.

2. Зав. кафедрой проф. Секерину А.И. и руководителю секции истории СССР разработать перспективный план развития кафедр на 1976-1980 гг.

3. Просить ректорат выделить на 1976-77 уч. год почасовой фонд для проведения занятий по вспомогательным дисциплинам и по курсу логики.

Из протокола № 2 заседания кафедры марксизма – ленинизма ЧелГУ от 26 августа 1976 года.

Присутствовали: Секерин А.И., Форстман Г.В., Цибульский Н.Б., Кирья ков Ю.С., Суслова Г. П., Анохина З.Н., Лесконог М.Б.

Повестка дня:

1. О начале учебного года в университете.

2. Планы семинарских занятий по истории КПСС на 1 курсе.

3. Календарно – тематический план изучения истории КПСС в первом семестре.

1. Слушали: сообщение зав. каф. о начале учебного года в университете.

Секерин А. И. Приказом Министерства Высшего и Среднего специально го образования РСФСР кафедра наша теперь именуется кафедрой марксизма– ленинизма.

Учебный год начинается с первого сентября. Первые полторы недели – лекционные, будут проводиться только лекции. К 13 сентября будет составлено стабильное расписание, поэтому нам нужно готовить лекционные курсы.

К работникам кабинета у меня будет просьба: съездить в главный корпус университета, списать расписание и заблаговременно известить о нем всех пре подавателей.

Теперь о подготовке плана работы кафедры. План должен быть составлен к 5 сентября. Кроме этого, всем преподавателям к 31 августа представить про екты индивидуальных планов на весь учебный год. К этому же времени зав.

каб. Анохина З. Н. должна представить проект плана работы кабинета. Хоте лось бы, чтобы в план кабинета наряду с методической работой были включены экскурсии в музей, организация встреч студентов со знатными людьми т. п. Да лее, у нас должен быть план работы учебно–методических секций. На кафедре целесообразно иметь 2 таких секции: истории КПСС и истории СССР. Учиты вая, что вторая секция будет в перспективе самостоятельной кафедрой, ей не обходимо уже сейчас предоставить широкую автономию. Предлагаю утвердить руководителем секции истории КПСС доцента Форстмана Г. В. и руководите лем секции истории СССР – Кирьякова Ю. С. заседания секции рекомендуется проводить 1 раз в месяц. Раз в месяц будут проводиться и заседания кафедры.

Ректорат выделил кафедральный день по всему университету – четверг. В чет верг все работники в свободное от занятий время должны с 11 до 17 часов на ходиться на кафедре. В эти дни, кроме заседаний кафедры и секций будет рабо тать методологический семинар кафедры и выполнятся другая текущая работа.

…Кирьяков Ю. С. У меня будет такое предложение: вести на кафедре общую документацию.

Секерин А. И. Я согласен.

Постановили:

Сообщение зав. каф. проф. Секерина А. И. принять к сведению.

Утвердить руководителем секции истории КПСС – доц. Форстмана Г. В., руководителем секции истории СССР – канд. ист. наук. Кирьякова Ю. С.

Утвердить предложенное зав. каф. распределение учебных поручений на 1976 – 1977 уч. г.

Открытие университета вызвало в городе большой ажиотаж. На первых вступительных экзаменах на специальность "История" на 50 мест было подано 194 заявления. Проходной балл для абитуриентов с рабочим стажем 2 года и выше составил 21, без стажа – 23 балла. Как отмечалось в специально подго товленной справке, среди подавших заявления большинство составляли "дети служащих".

Из интервью кандидата исторических наук, доцента Г.П. Сусловой, пре подавателя факультета в 1976 – 1980 гг.: "Я должна была обеспечить прием на исторический факультет, потому что у нас очень серьезно подходили к приему и совершенно справедливо, потому что это первый набор. И он был са мым талантливым, самым отборным, самым университетским… В отличие от других университетов, где прием делится на две, в общем-то, не связанных ме жду собой сферы: чисто бумажная, где работают секретари, работники без об разования, и преподавательская, т.е. приемные экзамены, – у нас на факультете решили этот первый прием провести иначе. Сделали такую оригинальную должность (подозреваю, что это придумала Людмила Александровна Шкатова, она была генератором идей, первым деканом) – ответственного за прием на фа культет. Гардероба тогда внизу не было, а стояли огромные шкафы с докумен тами. И вот все – абитуриенты, родители – сразу подходили ко мне и задавали множество вопросов. Выступала как консультант и для внешней среды (абиту риентов), и для технических работников (т.е. я владела координацией всех тон костей, нюансов по документам, сдаче экзаменов и пр.).

Мы поставили себе задачу не сдерживать информацию, не утаивать… Это делалось для избежания ажиотажа. Хотя ажиотаж был, слухи ходили, даже в виде сплетен, что попасть туда невозможно. Сразу же, когда создавали уни верситет, даже не было учреждения, а только постановление о том, что идет ра бота. Слухи об элитном характере учреждения. И нам очень хотелось сбить эту волну разговоров, и опускаться на уровень развенчивания этих слухов мы не собирались, а вот мы хотели противопоставить дело...

…В мои функции входило наведение порядка утром, цветы там, чтобы все было удобно, красиво, понятно;

чтобы все могли подойти сразу к моему столу, сориентироваться, дабы я их отправила туда, куда нужно. Чтобы не было очереди, метаний, нервотрепки, напряжения. Чтобы их принимали как гостей в хорошем гостеприимном доме. Кроме того, я еще смотрела, чтобы все было тщательно выверено, чтобы не было накладок. У нас люди были неопытные, и инструктировать приходилось каждого из работников, чтобы не просмотрели такие-то, такие-то и такие-то тонкости оформления документов, потому что от этого, конечно же, очень много зависело. Кроме обычных экзаменов, традици онных, у нас проводилось еще собеседование со студентами...

...Мы развенчивали мечту. Мы говорили, что будет преподавание, но ак центировали два момента: глубина знаний и широта знаний… Мы объясняли именно это, что им будут давать глубокое образование, качественное образова ние, навыки исследовательской работы… Предполагали, что и школа повысит свой уровень за счет глубоко и широко образованных студентов, которые будут владеть рефлексией собственной деятельности, а не только репродукцией и трансляцией того, что им дали, будут владеть исследовательскими навыками и смогут детей включить в эту деятельность. К истории спадал интерес, насколь ко она была залакирована и замылена… нужен был какой-то новый подход, чтобы возродить подлинный интерес к подлинной истории. Предполагалось, что пришедшие учителя с хорошим образованием смогут детям вернуть этот интерес и воспитать историческое мышление;

заинтересовать какими-то иссле дованиями, поскольку институты не владели этими приемами, а университет ские студенты должны были владеть и приемами археологических разысканий, и археографических изысканий, т.е. всех вот этих дополнительных интересных детям занятий, через которые история передавалась бы как нечто человеческое, а не нечто потустороннее, скучное, только документальное. Но этот момент на до было объяснять, потому что многие не понимали разницы между универси тетом и пединститутом.

[Все] считали, что пойдут только в ученые. Приходилось объяснять, что тогда надо как-то себя зарекомендовать, т.е. официально их никто распределять в ученые после окончания университета не будет. С одной стороны, это не сколько сбивало с мечты (но всегда подчеркивалось, что статус все-таки выше, но в чем – в том, что с тебя больше спрашивается, а не в том, что корочки более красивые дадут). Я беседовала с каждым абитуриентом, иногда не могли вы брать между специализацией, поскольку факультет был объединенный, истори ко-филологический, то многие колебались, пойти ли им на филологию, или пойти на историю... Но, тем не менее, я объясняла, в чём разница, куда вот больше человек тяготеет, какие там будут предметы, какие преподаватели, чем будут заниматься, какая будет нюансировка специализаций, т.е. вот у нас была фольклористика, топонимика, культурные коммуникации и т.д.;

студенты ведь этого не знают, когда приходят, а ведь этим-то и интересен факультет.

...Собеседования были специально введены, опять же в двух вариантах.

Первое — это, когда они просто приходили с документами и беседовали со мной лично, каждый индивидуально, на предмет ориентации... Мама стояла или сидела рядом, и мы беседовали (папы приходили, бабушки – дедушки, целыми семьями приходили). И мы, когда документы принимали, открывали двери для всех... Бывало, два-три человека сидело, но это была не столько очередь. Они сидели на стульях и внимательно слушали беседу с тем, кто сидел у стола;

что не мешало им потом те же вопросы задавать мне, когда они садились к столу...

Я была совсем юной девочкой, была не намного старше своих рабфаковских студентов, некоторым я была ровесницей. Но те не менее, сам имидж, сам авто ритет делал меня в глазах родителей недосягаемой величиной. Мне было ужас но смешно, но какой-то момент тщеславного приятствия был. Я являлась пред ставителем университета, и в моем лице, конечно, видели не меня – Галину Павловну Суслову, а видели представителя университета. Я старалась этому соответствовать, и они сразу же принимали (хотя были намного старше меня) мягкие объяснения, что у нас так-то, так-то заведено – моментально все пере ключались на абитуриента и с ним велись такие серьезные, солидные беседы. А затем было собеседование – у нас была на первом этапе комнатка специальная.

Это была ведь прежде школа музыкальная, и у них были такие маленькие маленькие кабинетики, где стоял только один инструмент, специальная изоля ция была, чтобы не мешать друг другу. И вот, мы в этих кабинетиках, не пере страиваемых – на том ряду, где филологи потом занимались (а тогда еще не было распределения кабинетов), за стенкой была кафедра марксизма ленинизма, а больше никаких кафедр не было. Маленькое помещение, там по том на работу принимали. А тогда еще не было распределения, это самый самый первый набор, даже еще музыканты ходили – не все вывезли, и дети еще захаживали. У нас была такая веселая контора. И вот там, в этой комнатке, оп ределенная группа, которая собиралась за день, допустим – мы их собирали на собеседование и проводили уже официальное собеседование по правилам приема: что они должны готовить, что знать, как готовиться к сочинению, как готовиться к устному экзамену – по истории, по иностранному языку и т.д. И на этом собеседовании задавались провокационные вопросы – на сообразитель ность, иногда на знания, на выяснение каких-то нюансов, чтобы показать бу дущим студентам, какие у них есть пробелы. Дабы показать, что будет доста точно высокий уровень, чтобы они не расслабились.

…Они уходили умудренные, вдохновленные тем, что они должны какую то дополнительную литературу прочесть, как-то вот так себя показать на экза мене, знали, как, что надо приготовить, какие будут экзамены;

пытались снять волнения, связанное с формальными моментами".

В ноябре 1976 г. начались занятия на подготовительном отделении (раб факе).

Из интервью с челябинским историком В.С. Боже и доцентом кафедры политических наук и связей с общественностью Т.А. Чумаченко – рабфаков цами первого выпуска: «Мы поступали сюда в университет… вместе на рабфак.

24 ноября было собеседование, когда мы оказались вот в этом корпусе. Каждый индивидуально приходил и приносил документы. Внизу, где сейчас кафедра дореволюционной истории России, но не в этом кабинете, а чуть ближе ко вхо ду, сидел человек, который принимал документы и осуществлял собеседование.

У меня это была Галина Павловна Суслова. Спрашивала всех: почему вы идете на историю? На вопрос: “Что вас привлекает в истории?”, Толя Зайков ответил:

“Скандалы”. “Ну что ж, это интересный ответ” — и так он оказался у нас на рабфаке. Студенты начали заниматься в конце сентября – 29 сентября».

Из интервью кандидата исторических наук, доцента кафедры археоло гии, этнографии и социоестественной истории С.Я. Зданович, первого руково дителя рабфака: «Начнем с того, что до приезда в Челябинск мы работали в Карагандинском Университете. Я работала на кафедре и вела ВИД, историю первобытного общества. В один прекрасный день я услышала по радио, что в Челябинске открывается университет. Геннадий Борисович приходит вечером, а я ему говорю: «Знаешь куда нам надо поехать? В Челябинск!» А до этого ни один из нас в Челябинске не был, ведь наша жизнь была связана с Казахстаном, за исключением периода обучения в Уральском Государственном Университе те. Мы послали письмо со своими документами, к нему были приложены ха рактеристики в основном наших коллег из Академии Наук, археологов. Вскоре получили ответ, что наши документы заинтересовали, но на данном этапе двух преподавателей взять не можем, так как [в университете набрали] только пер вый курс. Геннадий Борисович только защитился, и оказалось, что в нашем приезде были заинтересованы… В конечном итоге Геннадий Борисович полу чил официальное приглашение на кафедру для преподавания археологии исто рии первобытного общества и других курсов. В августе 1976 года он уехал и, как только нам дали квартиру, хотя она и была временной, приехала я. У меня работы сначала не было, т. к. её сразу не обещали, «мол, со временем, что нибудь придумаем». Чувства новизны всегда придаёт большие надежды.

Первые годы были очень интересные: формировался новый коллектив;

администрация чувствовала себя частью этого коллектива;

все праздники отме чались совместно в столовой второго корпуса, куда приходили со своими семь ями. Ректорат брал на себя ответственность за устройство преподавателей, приехавших сюда. У Матушкина был блокнотик, в котором на каждого препо давателя была страничка, где было написано, наверно, что такому-то препода вателю нужно то и то. Я также посылала свои документы, а по всем характери стикам из Караганды оказалась очень деловая. Ведь еще до приезда в Караган ду, в Петропавловске, я была депутатом Городского Совета, секретарем очень крупной комсомольской организации Управления культуры в городе;

в Кара ганде — зам. секретаря партбюро факультета, другими словами, у меня были все серьезные характеристики. Вот Матушкин посмотрел мой личный листочек, вызвал [Геннадия Борисовича] Здановича и говорит: «У нас есть место заве дующего подготовительного отделения.» Геннадий Борисович подумал и ска зал, что [у меня] есть организаторские данные, и предложил попробовать [в этой должности].

Матушкин меня вызвал. Я пришла в назначенное время. В дальнейшем у нас сложились очень добрые отношения. Он предложил мне эту должность, и я согласилась, но сказала, что не собираюсь заниматься административной рабо той, а намерена закончить [научную] работу (тем более что у меня есть нара ботки) и защитить диссертацию.

И вот я начала набор на первый рабфак. У меня не было секретаря, все сидела и делала сама, тысячу раз просматривала эти бумажки, документы всех.

Дело закончилось тем, что я выучила всех своих потенциальных слушателей, а набирала ведь на весь университет (и физика, и математика). Писала письма в различные инстанции, звонила в районную администрацию, чтобы узнать структуру Челябинской области, районы, куда мне надо было писать ответы желающим поступить в университет – у меня не было даже карты Челябинской области.

Абсолютно всех своих будущих слушателей запомнила по фотографиям.

Вот они после первого собеседования подходят ко мне за справочкой, что они его прошли, а я сижу и уточняю у них фамилии. Например, подходит ко мне человек, я у него спрашиваю: «Вы Криворучко Александр Михайлович?» – и пишу ему справку. Через некоторое время они на меня смотрели, ничего не по нимая. Первый курс рабфака у нас был не самый мощный, но сильный. В пер вый год я исхитрилась отчислить 65% слушателей и устроила железную дисци плину, так что ректор возмущался: «Да ты что?! Ты мне тут хочешь разогнать всех!?.. И главное, она все мальчиков выгоняет!» Действительно физики, мате матики были в основном молодые люди, но и истфаковский рабфак был, хотя и не самый сильный. Приняла я и второй набор в декабре, меня вызвал к себе ректор и предложил идти в аспирантуру…»

Одновременно с началом занятий, продолжалась организационная работа по становлению нового университета и факультета. Формировались учебные, партийно-комсомольские, профсоюзные структуры. 29 сентября 1976 г. прошла первая студенческая профсоюзная конференция. Председателем студенческого профкома был избран студент истфила Б. Сюртуков (гр. И-101). 4 октября г. в театре оперы и балета им. М.И. Глинки состоялось торжественное собра ние, посвящённое открытию ЧелГУ. В этот же день вышел первый сдвоенный номер газеты "Челябинский университет" (№№ 1-2). Редактором газеты в пер вые годы её существования был Н.Б. Цибульский.

В конце октября прошли комсомольские отчётно-выборные собрания.

Секретарём комитета ВЛКСМ ЧелГУ был избран ассистент кафедры марксиз ма-ленинизма В.И. Столбиков, секретарём бюро историко-филологического факультета – студентка-филолог Ирина Беренда. Создан студсовет общежития, в состав которого вошли историки Н. Вашкау и Н. Титаренко. Профоргом фа культета избрана Л. Яблонская.

Историческое образование считалось «идеологическим», открывавшим дорогу, наряду с научной, к успешной комсомольской и партийной карьере.

Это выдвигало определённые требования к отбору студентов, и нашло отраже ние в программе подготовки к новому учебному году. Некоторое представление об организации и методическом оснащении (а также – идеологической окраске) учебного процесса тех лет дают рекомендации по организации самостоятельной работы, подготовленные секцией истории КПСС кафедры марксизма ленинизма, и утверждённые на заседании секции 22 сентября 1976 года.

Из рекомендаций секции истории КПСС “Об организации самостоятельной работы студентов на первом курсе и контроле за текущей успеваемостью” В целях оказания помощи студентам в организации самостоятельной работы:

1. Провести на потоках и в группах беседы о самостоятельной работе над курсом;

2. Обеспечить всех студентов учебниками, программами и планами семинарских занятий;

3. Подготовить учебно–методические указания по изучению истории КПСС;

4. Разработать перспективный план подготовки и издания методиче ских указаний по всем темам семинарских занятий;

5. На каждом семинарском занятии заслушивать рефераты по акту альным вопросам;

6. Использовать индивидуальные консультации для оказания практи ческой помощи студентам в изучении дисциплин;

7. Использовать проверку конспектов для оказания помощи в приоб ретении навыков конспектирования;

8. При обсуждении итогов взаимопосещения семинарских занятий да вать оценку участия студентов в обсуждении вопросов с последующим дове дением до сведения группы коллективного мнения кафедры;

9. В течение года подготовить методические советы: “О конспектиро вании первоисточников”, “Как готовиться к семинарам”, “Как слушать и за писывать лекции”, “О подготовке к экзамену”, ”Как оформить реферат”;

10. Активнее обучать студентам приемам и навыкам самостоятельной работы со справочной литературой. Подготовить в кабинете аннотированный указатель справочных пособий, альбомов, словарей;

11. Провести беседы в группах об основных партийно–политических журналах, их значении в изучении курса;

12. Организовать совместно с комитетом ВЛКСМ конкурс на звание “Лучшая группа университета по изучению истории КПСС” под девизом “Пятилетки качества – высокую качественную успеваемость”.

Кабинету кафедры:

1. Регулярно оформлять выставки литературы к семинарским заняти ям;

2. Осуществить подбор литературы к рефератам на семинарских заня тиях;

3. Оформить лекционную и групповые специализированные аудито рии. Подготовить стенды о самостоятельной работе с политической книгой;

4. Создать студенческий актив при кабинете, активнее привлекать студентов к изготовлению наглядных пособий.

В целях контроля за текущей успеваемостью студентов:

1. Систематически вести учет посещаемости занятий по истории КПСС;

2. Постоянно вести учет активности студентов на семинарах давать оценку качества выступлениям при подведении итогов каждого занятия;

3. Не менее двух раз в семестр осуществить проверку конспектов в группах;

4. Провести не менее двух аттестаций текущей успеваемости в каж дом семестре;

5. Периодически проводить письменные контрольные работы с после дующем доведением итогов в группах;

6. Заслушивать отчеты студентов о самостоятельной работе на заседа ниях кафедры;

7. Проводить индивидуальные собеседования со студентами;

8. Использовать комсомольские и групповые собрания студентов для воспитания чувства высокой ответственности у всех студентов за глубокое и творческое изучение марксистско–ленинской теории.

Руководитель секции /Г. Форстман/ 13 декабря 1976 г. был создан Совет историко-филологического факуль тета под председательством декана Л.А. Шкатовой в составе 12 человек. Наря ду с университетскими преподавателями, в состав Совета вошёл также А.И. Александров, заслуженный учитель школы РСФСР. В январе 1977 г. про шла первая сессия. Как отмечала декан истфила Л.А. Шкатова, студенты исто рико-филологического факультета сессию сдали хорошо. Не сдали экзамены двое студентов. 10 февраля 1977 г. Совет утвердил 3 исторических специализа ции: по археологии, истории СССР, всеобщей истории. 31 августа 1977 г. на кафедре марксизма-ленинизма было утверждено 3 секции: история СССР – рук.

Ю.С. Кирьяков, экономики – рук. А.Ф. Чернышева, истории КПСС – рук.

Я.А. Эльфонд, на базе которых вскоре были организованы самостоятельные кафедры истории КПСС, истории (с 1980 г. – истории СССР и всеобщей исто рии), экономики и социологии труда. А вообще Совету приходилось рассмат ривать самые разные вопросы… Из протокола № 2 заседания совета факультета. 14.10. 1976 г.

Повестка: 1. О бюджете времени студентов… 2. О работе кабинетов.

3. О подготовке к аттестации студентов.

4. О работе в общежитии.

По первому вопросу заслушали Л. Яблонскую. Многие студенты не могут рационально распределять своё время. Много часов уходит на подготовку ино странных языков. Тяжело готовиться к тем дням, когда по расписанию по два семинара. В кабинете мало книг для занятий. Времени у студентов для само стоятельной работы в обрез.

Дополнила Л.А. Шкатова. Установить максимальный объём времени для занятий предметом.

Суслова Г.П. – пересмотреть расписание занятий… 4. О работе в общежитии рассказала Н.А. Новосёлова. Выбран актив. этажа (санитарный), составлены списки студентов. Оформлены 2 рабочие ком наты для занятий иностранными языками и филологическая комната. По воспи тательной работе Шелховская Н.И. провела беседу… Чурсина Л.В. …Нужно говорить с администрацией ЧГУ об упорядочении условий быта, определиться с ключами… Из протокола № 3 заседания совета факультета. 11.11.1976 г.

Повестка: 1. Доклад проф. А.И. Лазарева «Лекция как высшая форма ву зовского обучения».

2. Об итогах первой аттестации.

3. Отчёты о работе кураторов-историков.

…Суслова Г.П. рассказала об итогах аттестации. Мероприятия по плану воспитательной работы со студентами выполнены. Проведено два кураторских часа. Группа участвовала во всех общефакультетских мероприятиях. Почти все студенты занимаются общественной работой. В группе в общем сложился кол лектив.

Л.А. Шкатова добавляет, что в группе должно быть больше групповых мероприятий. В настоящее время будет несколько уменьшено количество фа культетских мероприятий и увеличено количество групповых… Г.Б. Зданович. Результаты аттестации неплохие. Пока трудно говорить о сложившемся коллективе, поскольку мало проведено групповых мероприятий.

Это, видимо, произошло в силу того, что студенты очень были загружены и хо зяйственной работой, и кабинетной работой… Весной 1977 г. состоялись День открытых дверей и первая научная сту денческая конференция, приуроченная ко дню рождения В.И. Ленина, в работе которой, наряду со студентами и преподавателями, приняли участие школьники под руководством А.И. Александрова. Началась подготовка к первым летним практикам – археологической, под руководством Г.Б. Здановича и С.Я. Здано вич, и фольклорной, под руководством А.И. Лазарева (целью той первой прак тики был сбор горнозаводского фольклора, а базой должно было стать с. Спас ское). Частью археологической практики стала организация летнего лагеря «Юный археолог» для школьников 8 – 10 классов. Планы отличались опреде лённой амбициозностью – так, в сфере археологических исследований стави лась задача «стать хозяевами… в своей области, контролировать работу других экспедиций» (Г.Б. Зданович), тем более что «территория нашего Урала "пират ская зона", кто хотел ехал, кто хотел брал» (А.И. Александров), как отмечалось на заседании Совета факультета 14 апреля 1977 г.

В 1977–1978 гг. были организованы археографическая экспедиция ЧелГУ (совместно с УрГУ), а также археографическая лаборатория (руководитель В.П.

Байдин). Материалы (а среди них, например, "Минея общая" 16 века), собран ные за несколько лет работы экспедиции её участниками – студентами и препо давателями историко-филологического факультета – составили основу коллек ции рукописных и старопечатных книг, хранящейся в секторе Рукописной и Старопечатной книги Научной Библиотеки ЧелГУ. Тогда же, в 1977–1978 гг., была организована Урало-Казахстанская археологическая экспедиция (руково дитель Г.Б. Зданович), объединявшая ЧелГУ, Челябинский и Петропавловский пединституты, а также существующую с 1976 г. лабораторию археологических исследований при научно-исследовательском секторе ЧелГУ (сотрудники М.К.

Хайдулина, Т.С. Малютина и др.). Отряды экспедиции, работавшие на археоло гических памятниках Южного Урала и сопредельных территорий, стали основ ным местом прохождения археологической практики студентами-историками, для многих из которых увлечение археологией определило и выбор профессии (докт. ист. наук В.С. Мосин, канд. ист. наук С.А. Григорьев, канд. ист. наук А.В. Епимахов, канд. ист. наук И.Э. Любчанский, канд. ист. наук Т.С. Любчан ская и др.).

В 1978–1979 уч. году был создан факультетский совет студенческого на учного общества, в состав которого вошли В. Боже – председатель, В. Сидо ренко, зам. председателя (историк первого выпуска, трагически погиб), Т. Бу калова (первый выпуск филологов), А. Шатин (студент экономического отде ления, сейчас ректор ЧелГУ), А. Чечевишников, М. Беседин (историки, 4 вы пуск). Совет выпускал рукописный "Вестник СНО", содействовал проведению научных конференций, устанавливал связи с вузами других городов (Тарту, Пермь). Группа студентов-историков под рук. Ю.С. Кирьякова работала в Цен тральной научной библиотеке МИД СССР, где из дублетного фонда была ото брана литература для библиотеки университета.

Terra historica. На основании приказа министра высшего и среднего об разования СССР № 269 от 4 июня 1979 г. историко-филологический факультет был разделён на два самостоятельных факультета – филологический и истори ческий. "...Может быть, это стремление обособиться профессионально. Люди считали, что это не совсем близко. Но были традиции разные. Плюс росла чис ленность: уже было трудно управлять. Сталкивались интересы, появлялись ка кие-то свои корпоративные группы. Но вражды никогда не было. Я помню пер вые наши выпуски. Интересно, что в наших недрах вырос экономический фа культет. То есть фактически 3 факультета исходили из нашего “истфила” (Л.А.

Шкатова).

"... Это не был истфил, это были совершенно автономные специализации.

Вот в пединституте был действительно истфил, т.е. студенты посещали и про грамму исторического факультета, и программу филологического факультета, и они могли преподавать и тот, и другой предмет... У нас не было настоящего истфила, он назывался историко-филологический, причем, он совершенно справедливо так назывался, т.е. история на первом месте… Мы ведь и не планировали делать совместный факультет. По количеству студентов нельзя было делать два факультета;

ведь количество студентов свя зывается с количеством преподавателей, а количество преподавателей увязыва ется опять же со структурой факультета, т.е. определенное количество кафедр, а поскольку не было много студентов (мы же не могли впрок брать преподава телей), поэтому вот таким образом. Это было чисто организационное решение.

...Но надо сказать, что мы очень дружим и, по крайней мере, старались очень дружить. По всевозможным неформальным связям, — т.е. там и юмори ны, и вечера, и было такое легкое соперничество — “кто же все-таки главнее на факультете — историки или филологи”. Такая атмосфера была, но она была очень дружеская, т.е. никакой оппозиции, никакой вражды не было. Даже была такая, очень интересная ситуация: на первой научной конференции нашего фа культета докладывал Лазарев Александр Иванович. Причем мотивировка была такая. Он говорит: “У меня очень интересная, именно с культурологическим аспектом тема, а там никто не поймет, у наших. Давайте я вам доложу”. Мы со гласились и с удовольствием выслушали доклад по городскому фольклору.

...Границ не было, это был один факультет. И все мы — первые препода ватели до сих пор поддерживаем отношения без границ, вот этих — кто был историком, кто был филологом" (Г.П. Суслова).

Реальное разделение факультетов происходило в 1979 – 1981 гг., в тече ние которых обязанности декана истфила исполнял канд. ист. наук, доцент Н.Б.

Цибульский (декан истфила с мая 1978 г.). Он же стал и первым деканом исто рического факультета. К тому времени Николай Борисович имел значительный опыт работы в высшей школе – 14 лет, в том числе 5 лет в ЧелГУ, где он рабо тал с момента открытия университета. "Николай Борисович Цибульский – очень сложный человек. Я ему очень многим лично обязан, потому что он по могал мне преодолеть несколько трудных жизненных ситуаций. И могу сказать о нем только хорошее – вспоминает бывший студент истфака, доктор исто рических наук И.В. Сибиряков. Но я знаю, что его отношения с другими препо давателями [иногда] складывались неровно… Очень доброжелательный, спо койный, я ни разу не слышал, чтобы кричал. Это для меня важный показатель, т.е. он умел решать вопросы не повышая голоса. У него была очень замеча тельная способность решать кадровые вопросы… Николай Борисович вообще, судя по всему, был неконфликтный человек, он старался уходить от конфлик тов. И… иногда удавалось, иногда – нет. Деканская должность тяжелая, это очень тяжелый хлеб. Тяжелейшая работа. Он справился с ней, при нем факуль тет работал. Все основные проблемы решались. И бытовые и учебного процес са, так что хороший был декан".

Из интервью доктора исторических наук, зав. кафедрой новейшей исто рии ЧелГУ Г.А. Гончарова, студента факультета в 1980 – 1985 гг и декана исторического факультета в 1997 – 2004 гг..: «Цибульский… вы сами, навер ное, видите, бываете на встречах выпускников, сколько выпусков через него прошло, все хорошо к нему относятся. В тех условиях, я считаю, это был самый демократичный декан. Он никогда не обидел студента, делал до последнего все, чтобы его (студента) спасти, хотя требовал многое, нас, рабфаковцев, он без конца гонял, он вызывал нас, говорил: “Нужен стройотряд, нужно поехать в колхоз, не осенью, а летом”. Вот базу мы построили. “Все – вперед!”.. Если он мне сказал что-то сделать, то я без всякого разговора делал. Было определенное чувство уважения, долга, обязанности перед тем человеком, который нас вос питал».

Из интервью кандидата исторических наук, доцента кафедры новейшей истории России ЧелГУ Г.В. Форстмана, секретаря парткома университета в 1976 – 1981 гг): "Я его знал очень хорошо. Он работал у меня на кафедре в ЧИМЭСХ с 1967 г. Вскоре после открытия университета мы встретились с Ни колаем Борисовичем, и я пригласил его в университет. Сходили к Голикову А.А., поговорили. Так Николай Борисович оказался на факультете.

Первые годы он был зам. декана историко-филологического факультета, показал себя достаточно серьезным организатором, руководителем газеты «Че лябинский университет». Отделы в газете курировали студенты, вопросы реша лись в свободном обсуждении за чашкой чая.

Для него было характерно очень бережное отношение к имени факульте та. Он умел работать со студентами. Он умел их выслушать, убедить. Студенты его поддерживали и даже, пожалуй, любили. Победил на выборах декана фа культета он голосами студентов".

Организационное и материальное содействие становлению нового фа культета оказали другие вузы, прежде всего Уральский государственный уни верситет, Челябинский государственный педагогический институт, Челябин ский государственный институт культуры и искусства, преподаватели которых также привлекались к чтению специальных дисциплин и курсов, а некоторые (Н.Н. Алеврас, Т.Ф. Аносова и др.) позднее перешли работать в ЧелГУ. Магни тогорский государственный педагогический институт предоставил библиотеке университета часть коллекции редких книг, полученных им в годы войны от эвакуированной в Магнитогорск Академии Наук СССР.

Из интервью Н.Н. Алеврас, профессора кафедры истории дореволюцион ной России: «…В 1977 году я защитила диссертацию. Это были первые годы.

Как-то неожиданно, [я работала тогда] в Уральском университете, вдруг прихо дит предложение почитать лекции по источниковедению… До этого приезжали читать Нина Михайловна Щербакова и Владимир Дмитриевич Камынин. Они проложили эту дорогу, и я, в общем-то... В 1979 году я впервые сюда приехала, можно сказать, на ночь глядя. Кое-как я добралась до нового микрорайона, со вершенно ничего не зная, когда я ехала по ночному городу… проехала возле Оперного театра, поразила монументальность, колонны – Концертный зал. Та кое впечатление ночное сложилось, скульптурные, архитектурные сооружения привлекательные, классика с колоннами. Мои первые впечатления, конечно, очень туманные. Нужно было вычитать курс, принять экзамены, ознакомиться с городом.

Я пришла на кафедру, она была в 114 аудитории. Я вспоминаю тогда мо лодую совершенно Таисию Анатольевну. Первый вопрос, который я задала, на верное, глупый: “А какие сборники выходят на кафедре?” – в УрГу готовили научные сборники, статьи писали, и я интересовалась, полагая, что это, навер ное, главное дело, главное занятие в научном плане работы кафедры. Таисия Анатольевна, всплеснув руками, сказала: “Какие сборники? Ничего такого у нас нет,” – ну, тогда я смогла сообразить, что это все недавно еще создано, все еще молодые… В 1980 году Михаил Дмитриевич сделал мне предложение пе рейти на работу в ЧелГУ. Собраться и сюда переехать. Я так думаю, он навел какие-то справки, выяснил, что я живу не в самом Свердловске, а за пределами его. Сделал он это в такой торжественной обстановке: был накрыт стол по по воду меня, и вот так, в торжественной обстановке провожали меня, и мне было сделано такое вот предложение… Прекрасно понимала, в общем, что уезжаю из достаточно мощного вуза, с налаженной системой и с какими-то перспективами для своей работы, но тем не менее, не смотря на то, что я была молодая, и мно гие меня отговаривали, говоря, что там, в этой глубинке челябинской, вообще нет никаких перспектив, что там можно завязнуть… в дебрях каждодневной жизни, в том числе и научной, не очень такой ясной, поскольку вуз молодой, еще ничего не налажено. А тогда трудности не страшили, и я понимала, что вот если я сейчас не приму этого решения, то, наверное, все будет сложнее сде лать…»

Начиная с 1979 г., состав формирующегося факультета пополнила боль шая группа преподавателей, представлявших различные вузы уральского ре гиона и страны: В.С. Антипов (г. Псков), Н.И. Бармина, Н.Н. Алеврас, В.С. По стников (УрГУ), М.Д. Машин, Т.Ф. Аносова, В.Т. Романов (ЧГПИ), выпускни ки Иркутского госуниверситета – Т.А. Андреева и В.В. Грудзинский, Саратов ского госуниверситета – Я.А. Эльфонд и И.Я. Эльфонд. Всем им – как состояв шимся учёным и педагогам, так и начинающим свою карьеру преподавателям – факультет предоставлял возможности для реализации творческих планов. Ат мосфера нового факультета в первые годы отличалась известным свободомыс лием, особыми (партнёрскими) отношениями между преподавателями и сту дентами, которые "воспринимались как наши младшие коллеги и товарищи" (З.Н. Анохина). Многие дела – от оформления кафедр до благоустройства об щежития – выполнялись совместно. "I курс – самый старший, он на самом деле был моложе, чем II и III, – вспоминает выпускник первого набора истфака, доктор исторических наук Б.И. Ровный. Там уже появился рабфак, солидные ребята, а нам было всем 17 лет, я пришел, мне вообще было 16… То есть мы были самые сопливые, и, конечно, было очень важно, что деканом была Люд мила Александровна Шкатова. Она для нас была, действительно, матерью. Вот этот период приручения, приучения 17-летних подростков к высшей школе, к университету, вот эту работу она взял на себя. Без всякого надрыва, очень спо койно, очень доброжелательно, я бы даже сказал по-матерински, она нас при учала к университетскому порядку. И я считаю, во многом, благодаря ее уси лию, и сформировались те отношения между студентами и преподавателями, которые имели место быть… Когда ничего не стоило зайти на кафедру пооб щаться с любимыми преподавателями, это воспринималось как норма, ну, ко нечно, нужно было извиниться, может быть, люди были заняты. Преподаватели охотно принимали нас в своих таких мини-коллективах, всякие дискуссии про ходили в присутствии студентов, и студенты, в меру своей подготовленности, могли участвовать в этом, что-то могли сказать по этому поводу. Может это был не очень высокий уровень, мне трудно сейчас судить точно, много времени прошло, но то, что это была норма, я это помню прекрасно".

Из интервью З.Н. Анохиной: "…Это были студенты, наверное, не побо юсь такого слова сказать, “сливки”, потому что, действительно, конкурс был очень высоким. Приходили к нам абитуриенты и со стажем после педагогиче ских училищ, и со школы, наиболее подготовленные студенты… По-моему, где-то со стажем 22 балла проходной был, а без стажа – 24 балла. Представьте, как надо было сдать экзамены. Это надо было три “пятерки” и одну “четверку” получить на вступительных экзаменах. На исторический факультет была исто рия, сочинение, по литературе, по-моему, устно и иностранный язык.

И насколько запомнились первые студенты, которые обучались у нас здесь в университете, они сейчас уже являются преподавателями. Вот Ровный Борис, Прокопьев Саша, Александр Павлович [Большаков], Татьяна Александ ровна Чумаченко, которая после рабфака поступила к нам в университет, была старостой группы.

Группы были небольшими, 25 – 27 человек, юношей шло на историче ский факультет достаточно много.

На второй год уже студентов количество дополнилось, потому что и раб фак у нас был, подготовительное отделение, но там мы принимали почти всех, кто успешно сдавал экзамены. Это были [люди] к жизни больше подготовлен ные, наверное, потому что это были не 17-летние, не 18-летние юноши и де вушки, а намного старше. Иногда студенты по возрасту равнялись, собственно говоря, преподавателям или чуть-чуть преподаватели были постарше студен тов.

Связь со студентами была близкой, занимались наукой, с самого первого года писали не только научные рефераты, а доклады, выступали на конферен циях и, особенно историки, занимали ведущие места не только в городе, в об ласти, но и в стране. Это уже говорило о том, что наш университет является классическим университетом, что наука не стоит где-то далеко-далеко. И не случайно, наверное, среди историков большое количество сейчас уже защитило докторские диссертации, профессорами являются.

Очень запомнился [3-ий выпуск]: Кобзов Владимир Серафимович, Вик тор Александрович Зонов, все они в одной группе учились. Очень хорошо учи лись. Мы с ними находили общий язык, потому что они хотели заниматься и наукой, любили историю, ну и по возрасту мы с ними не намного друг от друга отличались. Доверительные такие отношения были.

... Была заинтересованность, ребята участвовали в общественной жизни.

Курс был одним из организаторов всех вечеров, всех дискотек, всех различных викторин, которые проходили, то есть поддерживал культурную жизнь в уни верситете. Это было очень здорово просто.

Многие из них участвовали в различных конкурсах, вот вы знаете Игоря Владимировича Нарского, профессора. Он участвовал на конференции по ино странному языку, где вошел в десятку лучших [в России].


…Наш выпускник-историк может, мне кажется, работать везде. Я думаю, что здесь и заслуга нашего университета, наших преподавателей. Но и студен ты сами, конечно…" "Нас называли “чугунками” (от ЧГУ), и поэтому наши ребята стремились выбиться по поведению, знаниям, охотно ходили на всякие мероприятия, вик торины, чтобы доказать, что мы – университетчики… Очень важно, что кон курс был большой, и к нам шел взрослый народ. Историки были взрослые, партийные. Историю выбирали ребята, которые были идеологически зрелыми.

Установка на то, чтобы брать людей проверенных была уже тогда. Ведь, к со жалению, многие не выдерживали конкурса, потому что тягаться с ребятами отличниками тяжело" (Л.А. Шкатова).

Традициями нового факультета стали праздники – 1 декабря (начало за нятий на рабфаке, отмечался как День рабфака), День Парижской Коммуны ( марта, отмечался как день факультета), Первоапрельская юморина. Уже в нояб ре 1976 г. состоялся первый праздничный вечер КВН, в котором команда ист фила "Витанги" соревновалась с командой физмата "Звездочёты" (победила ко манда физмата). Весной 1977 г. была организована Юморина.

«На рабфаке первое такое общефакультетское дело было – это была “Юморина” 1 апреля 1977 года, – вспоминают выпускники факультета В.С.

Боже и Т.А. Чумаченко. Надо сказать, что, вообще, она была чем хороша – тем, что изначально был заложен сюжет – сказка о Красной шапочке и Сером Волке.

Это должно было быть исполнено в разных жанрах. То есть опера, балет или детектив. Мы, рабфак, участвовали отдельно. Нам попался вестерн… Таня была бабушкой, я был ковбой Джо по кличке Серый Волк. Вообще, надо сказать, что это все сочинялось очень романтично. Г.П. Суслова нас курировала.

Ч.: Она, вообще, сразу полюбила рабфак. Надо сказать, что женская поло вина первых курсов тоже сильно полюбила рабфак. Все время около наших дверей стояли.

Б.: Да. И мы их тоже всех очень хорошо знали и всех поименно. Всех студенток и студентов. И вот мы там собираемся, в этом дыму – курят все. Мо ре курящих, можно топор было смело вешать. И что-то там сочиняем.

Ч.: Больше всего мы канву сюжета продумали, а слов не было. То есть была такая идея, чтобы не было слов, а музыка была.

Б.: Шура Гуревич взял на себя роль режиссера.

Ч.: Художественный руководитель.

Б.: И вот наступило 1 апреля. Надо сказать, что очень хорошо все шло.

Сначала народ выступал в костюмах – костюмы где-то взяли. Я вспоминаю – балет мне понравился, филологи делали. Помнишь, там Красильников, Кирюш кин. У них очень все красиво было. Кирюшкин, он маленький такой, и вот он там птичку изображал (смех). В общем, это смешно было. И вот мы стояли, тряслись все.

Ч.: Они [I курс] делали на тему “Семнадцать мгновений весны”, пом нишь? Потемкин, Ровный, бункер бабушки… Б.: Красная Шапочка – это был Толя Зайков. Ему сделали длинные воло сы, шапочку такую нацепили, он, такой, в очках… Ч.: У нас на магнитофоне сидел человек, начиналось все под “брызги шампанского”…Мы там взяли I место».

Ежегодно, начиная с 1976-1977 учебного года, на факультете проводятся Дни иностранных языков. Преподавание языков на факультете было поставле но очень серьёзно, прежде всего благодаря специалистам – "иностранцам": Л.В.

Чурсиной, Г.А. Аристовой, Н.М. Сидоровой, Н.И. Шелховской и др. Л.В. Чур сина входила в состав первого совета истфила, а Г.А. Аристова являлась даже куратором одной из групп. «Самый отличный у нас преподаватель, по-моему, была Галина Андреевна Аристова, она вела у нас английский язык. Вот, когда вижу ее на улице, у нее такая шикарная английская улыбка, я, действительно, очень тепло про нее вспоминаю, и свою честно заработанную четверку за анг лийский тоже вспоминаю всегда» (Э.Р. Киреев, выпускник 1991 г.).

Студенты факультета неоднократно побеждали и становились лауреатами на вузовских, городских, областных и республиканских состязаниях и олим пиадах (А. Кокин, Е. Фёдорова и Е. Хайруллина, В. Красусский, И. Нарский и др.), защищали дипломы на иностранном языке, многие после окончания уни верситета преподавали язык в средних и даже высших учебных заведениях.

Особенно выделялись "Немецкие вечера", организуемые под руководством преподавателя кафедры иностранных языков Л.В. Чурсиной (обычно приуро ченные к Рождественским праздникам – последней неделе декабря). Самое ак тивное участие в подготовке культурной программы вечеров принимали сту денты исторического факультета 1 - 4 курсов, в т.ч. Н. Вашкау, В. Антонов, И.

Нарский, И. Шорохов, Т. Махрова, В. Миске, Н. Хазеева, Н. Шпаковская, О.

Никонова, И. Гехт и др. «Это была затея, вообще, Людмилы Васильевны Чур синой, которая всегда не только замечательно преподавала, но и была энтузиа стом рождественских вечеров, вечеров иностранного языка. И эти немецкие ве чера были довольно любопытные, то есть они были в классической форме, [в отличие от вечеров] английского языка, потому что там публика была более от вязная. И там английская речь перемешивалась с русской – это была вторая юморина, только с иной тематикой. А Людмила Васильевна требовала, чтоб непременно было все на немецком языке, и потому, чтобы публика не скучала, нужно было и на языке сделать так, чтобы людям было, не понимающим тек ста, интересно и весело. Приходилось выдумывать всякие такие вещи. То есть ведущий, «профессор Винклер», который заводил публику. Естественно, при ходилось выдумывать массу музыкальных номеров для того, чтобы не скучала аудитория. Из года в год что-нибудь менялось. То мы там с мальчиком из на шего потока братьев Гримм изображали в цилиндрах, в накидках черных бар хатных, при этом в джинсах и кроссовках. С трубками и с алкоголем настоя щим на столе, то есть можно было и так это сделать. То с Никоновой Ольгой Юрьевной мы были один раз ведущими такой телепрограммы якобы на немец ком языке. Было весело, было интересно. Это длительная подготовка, 5-6 ме сяцев проходило такого ожидания, подготовки всяких мероприятий. Было лю бопытно, интересно. Потом столько разговоров об этом всяких ходило…»

(доктор исторических наук, профессор И.В. Нарский, выпускник 1982 г.).

Характерной чертой первых лет жизни факультета были культурные ве чера в общежитии, которые проводили преподаватели А.А. Бухарин ("встречи с историками"), И.Я. Эльфонд ("музыкальная гостиная") и др. Наряду с посвяще нием в студенты, проводились и посвящения в преподаватели – первое такое посвящение прошло 4 ноября 1978 г.

С первых дней деятельности университета действовал факультет общест венных профессий (ФОП), которым руководила И.Д. Храпова. Первоначально работали 3 отделения: хореографическое, театрально-режиссерское, спортивно тренерское. Посещения ФОПа были обязательными для студентов, выбор отде лений – свободным. Руководители отделений: Соковиков С.С. (театрально режиссёрское), Хайсаров Ш.Г. (хореографическое), Шереметьев В.А. (хорове дение), Хабибулин Р.Г. (вокально-инструментальное), Плотвинов В.И. (совре менных бальных танцев). Историки принимали активное участие в деятельно сти всех отделений и кружков, особенно театральной студии, хора, агиттеатра "Софит" и др.

«Студенты обязаны были в течение 2 лет обучаться на этом факультете.

То есть, понятно, всегда были разные студенты, в том числе и хитрые, которые, в результате, нигде не были, но где-нибудь значились. А на самом деле там можно было многому научиться. Вот у меня были большие проблемы со связ ками, я говорил тихо и всегда боялся большой аудитории. И для того, чтобы немного укрепить диафрагмы, голос поставить, я пошел в ансамбль патриоти ческой песни. Причем это был хороший ансамбль, с продвинутым руководите лем. Юрий Кальперин руководил этим делом. Теперь он живет в Париже и воз главляет союз композиторов, русских композиторов в эмиграции. Там были разные песни. Там был джаз, там были песни Петрова с Евтушенко для разных продвинутых спектаклей, малоизвестный репертуар, революционный фольклор.

И в результате мы там вместо 2 лет пробыли 3 или 4, то есть там было хорошо.

Два раза в неделю по 2 часа. Если что-то срывалось, не состоялась встреча, по том уже начинало чесаться горло, хотелось петь, кричать, громко говорить. Это помогло, то есть для меня теперь 8 часов подряд читать лекции на большую ау диторию проблему не составляет. Параллельно мы ходили на бальные танцы. В периоды, когда личная жизнь замирала, и эти вечера нужно было куда-нибудь девать, мы ходили на бальные танцы года полтора параллельно с этим ансамб лем патриотической песни, тоже чему-то учились. Свободное время не было достаточно структурировано и тоже проходило либо в университете, либо во круг университета каким-то образом». (И.В. Нарский).

Из интервью выпускника исторического факультета, доктора истори ческих наук, заведующего кафедрой политических наук и связей с обществен ностью А.А. Пасса: «У нас был студенческий театр, которым руководил вели колепный режиссер, человек, очень богатая личность – Николай Петрович Шилов – декан института культуры, он создал такой уникальный коллектив – агиттеатр. Где мы по собственным сценариям готовили представления на зло бодневные темы, выступали с этими представлениями на студенческих сценах, на фестивалях «Весна Студенческая», уезжали на всесоюзные фестивали, были в Екатеринбурге, были в Перми со своими программами. В частности, именно тогда мы в первый раз мы соревновались с ребятами которые составили костяк Уральской Команды КВН из Екатеринбурга, мы правда, уступили в мастерстве, они первое место получили Гран-при фестиваля 1983 года, посвященное Дню Юмора, а мы заняли второе место со своей программой, и конечно, такие по ездки, такая творческая атмосфера она сближала, сплачивала, она придавала жизни интерес. Не скучали мы. С театром связаны все мои самые светлые вос поминания, все пять лет я участвовал в нем, все эти люди которых я здесь на звал, они являлись костяком театра – театральной этой студии, наши выступле ния были очень популярны».


«Мы считались до V курса, рабфаковцы, костяком группы. Ещё что вспо минается в то время, это рабфак и I курс, чувство романтики. Я не мог себе представить, что возможное такое – мы сидели и ночи напролет спорили о Пушкине, о поэме “Евгений Онегин”, чуть не до драки! Мы самостоятельные взрослые люди, в большом городе. Жизнь в общаге – это вызывает одно из яр ких таких воспоминаний из университетской жизни. Когда приехали и стали студентами, наступил ритм жизни другой – все активность свою проявляют, всем надо себя показать, представить, так сказать, в “положительном свете”.

Все сразу записывались во всевозможные секции, я лично записался в волей бол, затем в баскетбол, духовой оркестр и агитбригаду – это все кроме учебы!

Даже у нас в общежитии в подвале мы сидели и мне доверили самую огромную трубу там: “Пум-пум, пум-пум” – так вот играли. Но, в конце концов, я остался только в агитбригаде – так тогда назывался Агиттеатр “Софит”, в то время “университетская газета очень часто о нем писала, руководил им Николай Пет рович Шилов, мы даже ездили в Москву, выступали на ВДНХ, и были дипло мантами всесоюзного конкурса всех агиттеатров. Очень интересна была жизнь агиттеатровская, назовем ее так, нас всех знали в лицо, мы постоянно выступа ли по городу, и в университете на всяком празднике. Нас знали в лицо, и нам это очень льстило. …“Ту-ту-ту кайф”, когда мы лежали на сцене, задрав ноги – это повторялось из уст в уста, было современно, актуально. Вообще Шилов это мужик интересный, само общение с ним даже во время репетиций было как праздник для нас, мы чувствовали, что творчеством занимаемся, интересно бы ло. Нас знали, что вот из Челябинска команда, которая участвовала в Москве во Всесоюзном конкурсе агиттеатров, в то время не так много было таких ко манд…» (В.В. Имряков, выпускник 1991 г., предприниматель).

13 декабря 1985 г. на факультете, впервые в университете, состоялась викторина "Что? Где? Когда?", организованная советом СНО (А. Степанов, А.

Богатенков). В подготовке викторины участвовали преподаватели И.Я. Эль фонд, Т.А. Андреева, студенты Р. Ермикеева, И. Шорохов, М. Миронова, а ве дущим являлся И. Шестаков. Все 4 команды ответили на 3 из 5 вопросов, и главный приз викторины – сова – не достался никому.

В 1984 – 1986 гг. силами студентов выпускалась стенная газета "Исто рик", редакторами которой были И. Нарский, Е. Волков, А. Конюченко. Выход отдельных номеров, отличавшихся критической направленностью, становился событием тех лет, а сама газета на конкурсе стенных газет в январе 1986 г. вме сте с другим изданием – "Универсум" – получила 2-е место.

«Общественная жизнь проходила достаточно сложно. То есть понятно, что факультет готовил не столько профессиональных историков или препода вателей, факультет, как и все исторические факультеты тогда, готовил идеоло гов. Поэтому – море всякой комсомольской работы, профсоюзной… Все эти собрания, в том числе в актовом зале, все так серьезно, и наши студенты дохо дили там до общеуниверситетского уровня по профсоюзной, комсомольской работе, по партийной работе. Все было серьезно. Но этому существовала аль тернатива… то есть позднее советское общество не было, конечно, безальтер нативным. Были юморины первоапрельские, которые были, пожалуй, интерес нее, чем сейчас, поскольку приходилось ходить по лезвию ножа, и там было неизвестно, чем это закончится. Иначе выглядела, чего сейчас нет, стенная пе чать. Я, в частности, редактировал [газету] в течение 3 лет… Там были разные материалы. Уже на 5 курсе мы делали выпускную для себя под Новый год газе ту, которая висела на 2 этаже, полностью окутывая рекреацию – вот ту, на этаже, то есть вся стена с прорезями для дверей только. Со всеми фотография ми за 5 лет, с очень едкими замечаниями в адрес преподавателей. В общем, за кончилось это тем, что приехала ректорская машина, газета на третий день ку да-то исчезла. Но, начало января, естественно, занятий нет. То есть о ней было больше слухов, чем ее видели. Мы ее повесили поздно вечером 31, за 2 часа до Нового года, до наступающего 83-го. Там никакого диссиденства-то не было, но тем не менее. Я знаю, мне потом уже Цибульский Николай Борисович рас сказывал, что в течение ряда лет ректорат отказывался выдавать бумагу на фа культет, на стенную газету, заявляя о том, что и так где-то рулоны целые нахо дятся под всякую непотребщину, обходитесь сами…» (И.В. Нарский).

Студенты факультета приняли участие и в стройотрядовском движении.

Из протокола совета историко-филологического факультета от 12 мая 1977г.

…3. Беренда Ира. К трудовому семестру.

Составлены списки бригад на июль–август месяцы. Все работают в сред нем по 15 дней. Объект работы: приёмная комиссия, корпус № 2, общежития.

Шкатова Л.А. Знакомы ли студенты с проектом? Куда и когда они едут?

Знакомы. Всё будет отпечатано и вывешено на обозрение… Из отчёта университета за 1976-1977 уч.год.

СТРОЙОТРЯД Активной формой трудового и политического воспитания студентов яв ляются студенческие отряды.

Ректорат и общественные организации университета приложили большие усилия в решении задач по трудовому семестру 1977 года. Подготовку к треть ему трудовому семестру начали в начале первого семестра 1976 –77 г.г. По раз нарядке Челябинского областного штаба комитет ВЛКСМ сформировал один отряд из 70 человек. Были утверждены на комитете ВЛКСМ университета кан дидатуры комиссаров. К маю все отряды были сформированы, бойцы прошли медкомиссию и сдали экзамены по технике безопасности.

Перед бойцами студенческих отрядов были поставлены конкретные зада чи по трудовому семестру и были приняты социалистические обязательства по повышению эффективности и качества всей работы.

Бойцы студенческого отряда трудились в тресте “Челябтяжстрой”, на строительстве цеха холодной прокатки ЧЭМКа, на строительстве школы № 78.

За рабочий период было освоено 70 тыс. капитальных вложений, что со ставляет 1 тыс. на одного бойца… Из интервью В.С. Боже: «Был опыт первого студенческого отряда. Мы закончили рабфак, и был создан отряд такой студенческий, в который многие вошли… Решили строить хозблок – вот там, где II корпус, тогда I наш. Давайте, значит, поучаствуйте в этом деле. Мы решили, ну почему бы и не поучаство вать, давайте поучаствуем, и мы сколотили такой стройотряд… Земляные рабо ты какие-то начали, фундамент копать. Это все, и потом уже нужно было зали вать бетон и все такое, и вдруг – нет стройматериалов. Мы сидим, то есть в ито ге и не отдыхаем толком и не работаем. А там был проректор по хозяйственной работе Баровинский. Я тогда пописывал всякие эпиграммки и написал про не го… Я же обиделся на него, что у меня лето горит… В общем, там немного было сделано, что-то удалось сделать, но опыт был не очень удачным. Участво вали и с физмата, и рабфак…»

В 1980 – 1981 гг. был организован студенческий строительный отряд "Ле генда", одним из объектов деятельности которого была «Башня Тамерлана»

(мавзолей Кесене) в Варненском районе Челябинской области. Силами строи тельных отрядов из студентов и рабфаковцев возводилась и университетская база "Парус". При факультете существовал отряд добровольной народной дру жины (первый командир – А. Кузнецов, комиссар – А. Обухов). Студенты не сли дежурство на улицах в районе 1-го (сейчас 2-й) корпуса ЧелГУ.

«Мы в университете оказались в 1981 году, поступив на рабфак, то гда для большинства это была единственная возможность оказаться среди студентов университета, учитывая проходной балл – 23,5;

практически это было невозможно – человеку с улицы попасть. Я благодарен Богу за то, что выпало учиться с теми ребятами, с которыми я учился. Просто люди все были такие – кто с рабочим стажем, кто с армейским стажем;

на четыре ме сяца нас отправили на строительство базы университетской;

за эти четыре месяца мы друг с другом и перессорились, и переругались, и оплавились в единое;

и потом администрация факультета пошла на эксперимент, влив весь рабфак в одну группу, чего раньше не делали, за что тоже ей спа сибо, потому что было бы жалко делиться на две группы ( хоть и номи нальное это деление, но всё равно). Этот коллектив и просуществовал все последующие пять лет. Не обошлось без потерь: кто-то переехал, перевёлся, кто-то ушёл. Жалко вот, что Скориков Андрей с нами не доучился, покинув нас после третьего курса, а так коллектив был всё-таки очень хороший, мне бы не хотелось учиться даже на год раньше, на год позже. Потому что тогда я бы попал совсем в другую компанию. Мы до сих пор встре чаемся – 1 декабря – день рабфака – на протяжении 19 лет, традиция уже стойкая, выдерживается…» (А.И. Конюченко, доктор исторических наук, до цент кафедры истории дореволюционной России ЧелГУ).

«Стройотряд очень запомнился. Это уже после I курса, мы съездили в на чале лета 1987 года в Москву, выступали там, на ВДНХ, приехали и сразу по ехали в стройотряд строить базу, сначала мы ее на рабфаке строили, затем как студенты. Там мы работали аж до ноября, когда группа наша уже училась, а мы как “горящий объект” сдавали: выстраивали, какие-то там трубы тянули, стены возводили» (В.В. Имряков).

Важное место на факультете уделялось развитию физической культуры и спорта, в чём заслуга как руководителей факультета, так и сотрудников кафед ры физвоспитания ЧелГУ (В.Н. Севастьянов, М.Н. Ахметзянов, А.М. Вахитов, А.П. Якуньков и др.). Студенты и преподаватели истфака неоднократно побеж дали на университетских соревнованиях, а сам факультет является одним из наиболее "спортивных". В разные годы блистали команды факультета по ганд болу, стрельбе из лука, волейболу, баскетболу, футболу. Студенты истфака (А.

Обухов, А. Скориков, Е. Леонидов, Ш. Мансуров, С. Жуков, А. Маевский) под руководством преподавателя кафедры физвоспитания А.П. Якунькова прини мали активное участие в организации и деятельности известного в 1980-е гг.

атлетического клуба при ЧелГУ "Олимп", а студент В. Михайлов являлся об щественным тренером клуба. Историки побеждали в баскетбольном первенстве на Кубок Первокурсника, занимали призовые места на соревнованиях по зим ним видам спорта и в традиционной университетской легкоатлетической эста фете, входили в состав сборных университета, успешно выступавших на вузов ских, региональных и республиканских соревнованиях.

Opera et dies. В 1980-е гг. на факультете действовали три основные ка федры – истории партии (выделена из состава кафедры марксизма-ленинизма в соответствии с приказом ректора ЧелГУ № 52-1 от 9 сентября 1978 г., на осно вании приказа Минвуза РСФСР № 275 от 21 июня 1978 г.) всеобщей истории и истории СССР (организованы с 20 августа 1980 г. в соответствии с приказом ректора ЧелГУ № 84-1 от 24 июня 1980 г., во исполнение приказа Минвуза РСФСР № 308 от 2 июня1980 г.). Кафедра всеобщей истории (первый заве дующий канд. фил. наук, доц. В.С. Антипов, затем канд. ист. наук, доц. Г.Б.

Зданович) объединяла специалистов по археологии, древней и зарубежной ис тории. В 1980-е гг. отличалась определённым свободомыслием и неформаль ными отношениями со студентами, для многих из которых выбор специализа ции был не только выбором научного направления. Кафедра истории СССР (первый заведующий докт. ист. наук, проф. М.Д. Машин, затем канд. пед. наук, доц. Т.Ф. Аносова) обеспечивала специализацию студентов по отечественной истории, и отличалась систематичностью научной и учебной работы. Кафедра истории партии (заведующий – докт. ист. наук, проф. А.И. Секерин), являясь межфакультетской, активно работала на историческом факультете, а для сту дентов, специализировавшихся на ней, открывались возможности не только для научной, но и общественной (партийно-комсомольской) карьеры. Ведущие преподаватели кафедры – А.И. Секерин и особенно докт. ист. наук, проф. Я.А.

Эльфонд – уделяли значительное внимание научной работе студентов, которые неоднократно становились призёрами и победителями республиканских и все союзных научных конкурсов.

"Мы с Георгием Васильевичем Форстманом проработали на одной ка федре, – вспоминает З.Н. Анохина, – вместе с ним в самом начале работали в парткоме, он секретарем, а я его заместителем. Все дела, которые касались уни верситета, жизни университетской, кадров университетских – конечно, все это проходило через партком, и как-то ближе узнавали друг друга. Что касается Ге оргия Васильевича, я всегда говорила, что это человек очень принципиальный, требовательный к себе и прекрасный собеседник. С ним можно говорить обо всем. И это наставник: во-первых, он старше, он уже был доцентом, я же была без степени. Это потом университет дал мне все, я прошла все ступеньки до доцента. Я закончила аспирантуру, защитила кандидатскую диссертацию – и все здесь. Определенную помощь оказали мне и Георгий Васильевич, Николай Борисович и первый заведующий кафедрой – профессор Секерин Александр Иванович, который тоже ушел уже от нас.

Судьба была ко мне очень благосклонна. В аспирантуре я всего проучи лась один год и защитила кандидатскую диссертацию – в этом отношении бла годаря, я думаю, моим коллегам, товарищам по работе. Понимаете, такая дру жественная атмосфера всегда была на кафедре. И [было] много первых препо давателей, которые были воспитателями, которые были наставниками, многие из них уже ушли из университета. Это Кирьяков Юрий Сергеевич, Бухарин.

Секерин Александр Иванович… Это первый профессор, который пришел и заведовал кафедрой марксизма-ленинизма. Все общественные дисциплины были на одной кафедре и состав был очень большой. Работать, конечно, было сложно до того, как потом разделились на различные кафедры. О нем можно очень много говорить, потому что этот человек – человек с большой буквы. Это мой бывший научный руководитель, я о нем говорить могу очень много. Доб ровольцем он ушел на фронт – не было ему 17-ти лет, из Башкирии, из Дуван ского района, работал трактористом, а потом вошел в состав Добровольческого танкового корпуса и прошел весь путь до Праги, закончил войну в Праге. Был дважды контужен, ранен, имеет много наград за участие в Великой Отечест венной войне. Когда он вернулся, то он экстерном в Свердловске за два года за кончил университет, заочно. Затем он учился два года на курсах иностранного языка в Москве и очень быстро защитил кандидатскую диссертацию. Это вот о чем-то уже говорит. В молодом возрасте он защитил и докторскую диссерта цию. Сюда он пришел работать доктором, профессором. Из историков это был первый профессор.

К нам приехал из Саратова Эльфонд Яков Андреевич. Это была целая се мья. Ирина Яковлевна защищалась, уже работая здесь, она преподавала у нас средние века. Жена Якова Андреевича, Людмила Семёновна, преподавала по литэкономию. Яков Андреевич вместе с Александром Ивановичем – два про фессора на кафедре. Тогда уже кафедра у нас называлась “Кафедра истории КПСС”.

Они кроме преподавательской работы, кроме воспитательной большую научную работу среди студентов вели. Как правило, студенты и у Якова Анд реевича, и у Александра Ивановича занимали первые места не только на обла стном, но и на всероссийском конкурсе. Много и у Якова Андреевича защити лось бывших студентов, которые занимались научной деятельностью, и у Алек сандра Ивановича.

У нас здесь много преподавателей, которые с самого начала университета работают. Работают здесь Геннадий Борисович и Светлана Яковлевна Зданови чи;

работает на нашем факультете Нина Ивановна Шелховская, она латинский преподает, и преподавала она французский;

Людмила Владимировна Чурсина, преподаватель немецкого языка.

… Мы очень близко были связаны и с первым ректором, Семеном Егоро вичем Матушкиным, который пришел к нам во время первого набора в наш университет. Это был июнь месяц 1976 г. Семен Егорович сделал очень много для становления университета и для того, чтобы не только подбирать кадры университетские, но и чтобы создавать базу университетскую… …Все преподаватели, в основном, проходили через партком, поэтому всех мы их прекрасно знали: кто, откуда пришел. Профессорско преподавательский состав из года в год всегда пополнялся... Большинство с нашей кафедры [истории партии] были работниками парткома, и в профсоюз ной организации, и членами были райкома, горкома, обкома, вели очень боль шую работу через общество “Знание”, читали лекции, выезжали не только на предприятия города, но и выезжали в районы".

Из интервью В.С. Боже: «Я в армии был и мне прислали вырезку из газе ты о том, что организовывается университет… Здесь я как-то спокойно, очень мило поговорил с Сусловой, и потом в группе нормально себя чувствовал, у меня не было никакого дискомфорта… Определяющим было то, что универси тет – это и есть университет, то есть мы плохо представляли, где мы вообще сможем работать, но Пединститут, он как бы заведомо определял, где мы будем работать, поэтому для меня этот факт играл роль, у меня оставались еще какие то мои мечты относительно археологии, хотя в принципе мне хватило лета, чтобы понять, что это не “мое”. В общем, я попал туда, куда надо было… Эльфонд, когда появился, он такую кипучую работу провел по поводу кружков своих. Мне передали, что был Яков Андреевич Эльфонд, призывает он всех в науку идти, вот будет кружок такой, я посмотрел потом на Эльфонда, он, такой забавный был, довольно плотненький, с длинным носом, лысый такой и энергичный очень. Он нас сразу потащил в архивы, в библиотеки, он нас стал таскать везде. И Эльфонд привлек, с точки зрения методики и того, как он это делал.

У меня курсовая была по трудовым армиям. И когда я пришел к нему в первый раз и сказал: “Я. А., так и так, хочу такую-то тему писать”, он ответил:

“Да ты что!? Ты знаешь, кто во главе I Трудовой армии стоял?” Я говорю:

“Знаю”. А во главе I Трудовой армии стоял Троцкий… Он говорит: “И как ты будешь писать про эту трудовую армию? Ты обрати внимание, что даже в эн циклопедии нет такой статьи – “Троцкий”, там есть только статья “троцкизм”, то есть как ты будешь показывать эту трудовую армию?” Я говорю: “Ну, две же кандидатские защитили по этому поводу. Они же как-то там показывали это дело”. А он говорит: “А какие диссертации?” Я говорю: “Ну вот, защитил Фа деев в 45 году по I Трудовой армии, по украинской трудовой армии”. Он гово рит: “Ну, хорошо, я подумаю”.

А я поднял историческую энциклопедию, в общем, я обнаружил массив материала, который я мог использовать в то время, то есть с архивами было сложно еще, но в нашей публичке был журнал I Трудовой армии “Серп и мо лот”, где куча всякой информации и статистика, то есть это опубликованный архив.

И вот, он ходил-ходил и спустя неделю говорит: “Ладно, я беру эту тему, давай пиши”. И вот, я ему такие всякие наработки давал… А Эльфонд каждый год проводил конференцию “итоговую”, так как он народ озадачивал темами, он их как бы вел, то есть он очень четко выработал в нас путем таким, “тыкая” в эти темы…»



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.