авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 |

«1 ISSN 2072-8980 ВЕСТНИК ...»

-- [ Страница 6 ] --

В частности, в текстах Н. Саррот необычным представляется образ времени. По своей темпоральной структуре сарротовские тексты являются сложным наложением различных временных отрезков, отражающих парадоксальность соотнесенности временных форм. Игра временных форм сарротовского текста обусловлена неоднородностью внутреннего течения времени. Одной из парадоксальных особенностей сарротовского времени является асимметрия или синкретизм форм времени, временное несовпадение сюжетных линий, которое определяется внутренней, контаминационной соотнесенностью различных временных пластов, гармонично сосуществующих друг с другом, адекватная реализация которых зависит от благоприятной почвы контекста. М. Бютор, видный теоретик нового романа, в своих наблюдениях выявляет ряд сущностных, конститутивных характеристик художественного времени нового романа.

Исследователь, называя выражение времени в двуголосии «диалогом двух времен», который способствует психологической плотности и глубине текста нового романа, замечает: «Когда эпизоды, рассказанные «с оглядкой», выстраиваются в хронологическом порядке, происходит наслоение двух временных пластов, как в двуголосии. Мы поднимемся по течению времени, глубже опустимся в прошлое подобно археологу, раскапывающему сначала Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) верхние слои, а затем достигающему древних пластов» [1,С. 42].

Проекция этих заявлений ученого на плоскость текстов Саррот обнаруживает богатейший материал для расширения и углубления, дальнейшей трансформации основных черт новороманного образа времени.

Сарротовская игра в безличность находит свое выражение в синкретичном образе художественного времени. Двуплановая, тропистическая природа несобственно-прямой речи обусловливает «неспокойное» сосуществование поверхностных и подтекстовых временных планов. Благодаря взаимному перекрещиванию параллелей времени, движений тропизмов, временная структура сарротовских текстов обнаруживает самые разнообразные образы времени: «стремительной прерывности», «быстротекущей неподвижности», «пассивной длительности», «повторяющейся одновременности», «увязания в настоящем в неподвижном состоянии, лишенном дальнейшего развития» и т.д. Так, символика «пассивной длительности» ярко отражена в первых страницах «Тропизмов»: «Ils semblaient sourdre de partout, clos dans la tideur un peu moite de air, ils s`coulaient doucement comme s` ils suintaient des murs, des arbres grillages, des bancs, des trottoirs sales, des squares. Ils s` tiraient en longues grappes sombres entre les faades mortes des maisons. De loin en loin, devant les devantures des magasins, ils formaient des noyaux plus compacts, immobiles, occasionnant quelques ramous, comme de lgrs engorgements. Une quitude trange, une sorte de satisfaction dsespre manait d` eux» [TRO, С.293].

Здесь нет персонажей, но есть масса, толпа, нет также действий, но есть витрины, вещи. Естественно то, что в таких условиях ничего не может произойти, поскольку все подчинено атмосфере пассивности. По мере развертывания фабулы толпа становится все более и более компактной и ее компактность особенно становится заметной, когда она неподвижна.

Неподвижность становится единственным действием, ролью этих человеческих существ, случайно оказавшихся в объективе «повествовательного я». Это внешнее действие выражает и глубинное действие тропизмов: инертность, пассивность существа. Экстенсивность ритма тропистического движения инерции подчеркивается градационной емкостью глаголов движения в imparfait: ils s`coulaient, ils suintaient, ils s` tiraient. Выстраиваясь в цепь последовательных длительностей, имперфекты постепенно создают условия для возникновения качественно нового временного пласта: «неограниченного дления». Имперфект погружает читателя в атмосферу длительной неразрывности, которая непрерывно возобновляется, распадаясь на мини- действия разной длительности, разделенных временными интервалами. Создается иллюзия длительности движений анонимных характеров. Ситуация «длящегося имперфекта»

характеризуется обычностью, повторяемостью событий и создает эффект замедления времени, погружения в непрерывный процесс жизнедеятельности. Глаголы в имперфекте замедляют действие, создают ощущение почти остановки времени, выражая состояние анонимных персонажей. Диапазон волны спокойно-размеренного движения достигается Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) ориентацией повествования на образный потенциал опорных слов, объединенных с понятием о длительности течения времени, соблюдении последовательности в действиях, коими являются наречия: de loin en loin, de partout, doucement. Во второй части отрывка имперфект образует ситуацию «повторяющейся одновременности» в значении одновременности в прошлом, выражая действия в актуальном совершении. Имперфект указывает не на абсолютный прошедший характер действия, а на его одновременность: «Ils regardaient attentivement les piles de ligne de Exposition de Blanc, imitant habiliment des montagnes de neige, ou bien une poupe dont les dents et les yeux, intervalles rguliers, s` allumaient, s`teignait, s` allumaient, s`teignait, s` allumaient, s`teignait, toujours intervalles identiques, s` allumaient de nouveau et de nouveau s`teignait» [TRO, P.34]. Имперфект в этом контексте создает иллюзию пассивности, будничности и выражает одновременность состояния «одномоментного рассматривания куклы», в момент, когда кукла играла «глазами». Образ куклы, «чьи зубки и глазки равномерно зажигались, гасли»

предстает символом атмосферы монотонности.

Темпоральный потенциал имперфекта обогащается путем внедрения градационного повтора – одного из распространенных приемов экспрессивного синтаксиса. В соприкосновении с ним имперфект выражает значение одновременности повторявшихся событий. Градационный повтор, используемый при ее описании: «une poupe dont les dents et les yeux, intervalles rguliers, s` allumaient, s`teignait, s` allumaient, s`teignait, s` allumaient, s`teignait, toujours intervalles identiques, s` allumaient de nouveau et de nouveau s`teignait», выражая экспрессивную интонацию отрывка, служит усилению ее ритмического начала. Иллюзия длительности, создаваемая имперфектом во взаимодействии с синтаксическими повторами, рождает смысловую избыточность, многослойность отрывка. По поводу принципиальной значимости повтора в формировании временного значения в новом романе говорил J. Ricardou: «Повтор не может точно осуществляться без строго темпорального окружения. Повтор находит свое усиление за счет строгой темпоральной программы. В этом случае события начинают приближаться, соединяться и, наконец, взаимодействовать» [4, P.47].

Соответственно, в этом примере мы сталкиваемся с фактом «усиления повтора». Интенсивность тропистического движения инерции, которая создает общий фон пассивности существ, достигается соединением неживого, неподвижного образа «une poupe» с тотальными повторами, чередованиями в имперфекте «s` allumaient, s`teignait» и внедрением усилительных наречий «de nouveau et de nouveau».

Неоднородность внутреннего течения времени, противоречивая игра темпоральных взаимопереключений рождает также конститутивные свойства образа художественного времени текстов Саррот. По мнению J. Pierrot, «одержимость временем в сарротовском тексте находит свое несобственно прямое и символическое выражение посредством того, что называют «диалектикой материи и формы», которая эксплицируется благодаря различным одновременностям повествовательных перспектив. Мир Н.

Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) Саррот подчинен строгой энтропии, деструктивным скачкам времени и потому подвержен дезорганизации» [9, P.53] То, к чему апеллирует исследователь, напрямую связано с прерывистой, скачкообразной хронологией текстов Саррот. Удивительная трансформация восприятия времени и парадоксальные сплавы прошлого, настоящего, будущего в сознании субъекта раскрываются через отдельные калейдоскопические скачки времени. В этой диалектике прерывистости и скачкообразности выражена полифункциональность и многозначность временных форм текстов Саррот. Одна и та же временная форма способна выступать в нескольких качествах, служащих деструктивной упорядоченности сарротовского текста: C`est curieux…il n`y a pourtant rien de commun…je ne sais pas pourquoi cette bte me fait penser…Je ne sais pas si vous vous souvenez…au muse de Berlin, dans la section des sculptures gyptiennes, une femme, gauche, juste en entrant…- Oui, oui, je crois que je vois…- Eh bien, il y a dans la ligne de la cuisse, de la cuisse droite qui s`avance…l… partir de la hanche…Il soulve d`un brusque lan son corps lourd, il se place au milieu de la pice, penche un peu en arrire son torse gras, avance son pied, passe la main le long de sa jambe…l…vous voyez…Juste a…d`ici l…Mais alors admirable… Oh, oui, je vois…- tonnant, n`est – ce pas? J`en suis rest saisi. J`en ai parl un jour Duvivier…Eh, bien, figurez- vous, il va encore plus loin que moi…Il m`a dit que c`est ce que l`a le plus frappe dans tout ce muse…- Oh, l je crois qu`il exagre. Mais c`est vrai que j`changerais, moi aussi, contre a…Ils se taisent, se recueillent…» [VLE, P.64].

Согласно J-C. Vareille, «исчезновение линейного времени в новом романе Cаррот основано на привилегированных отношениях причины и следствия, на телескопическом свойстве времени, на одновременном сосуществовании гармонии и деструкции как катализатора музыкального, контрапунктного письма, которое, несомненно, составляет фундаментальное своеобразие и туманность новороманной поэтики» [10, P.64].

Показывая чувства, состояния, субъективные ощущения через призму временной деструкции, Cаррот достигает своей намеченной цели:

экзистенциальное, автономное человеческое сознание, преломляющее мир, психологическое состояние, навеянное общей дисгармоничной картиной бытия человека и окружающей действительности запечатлевает неровности времени.

Особо актуальным предстает также вопрос о реализации субъекта речи в художественном воплощении образа времени. В сарротовских текстах ярко проявляется психологический, субстанциальный аспект изображения времени субъекта речи. Именно этот личностный, субъективный аспект времени сводит на нет возможности реализации традиционного, авторского времени, что является основополагающим принципом художественной эстетики Саррот. Вследствие этого время воспроизводится так, как будто втекает в сознание персонажа, является частью его внутреннего мира: «Le temps se tient presque immobile. Les instants, ferms sur eux-mmes, lisses, lourd, pleins craquer, avancent trs lentement, presque insensiblement, se dplacent Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) avec precaution comme pour preserver leur charge de rve, d`espoir. Tout l` heure ce sera la hate, l`excitation, une lumire aveuglante, une cuisante chaleur, les instants comme une fine poussire grise chasse par un vent brlant l` entraneront vers la separation brutale, vers l`atroce arrachement, vers cette chute solitaire dans le noir, dans la nant» [UDP, P.75].

В этом примере время ощущается как неотъемлемая сторона чувств, переживаний персонажа. Человек испытывает влияние времени, способен прочувствовать его живое протекание, и его роль в формировании временных отношений становится основополагающей. Значения времени устанавливаются с точки зрения говорящего субъекта, оттого художественная экспликация образа времени предстает сложной, многоступенчатой системой наложения простых и сложных временных форм, подобно внутренним противоречиям человека. Создается образ времени как чего-то одушевленного, вторгающегося в мир личности и его формирующего. Время, таким образом, становится не фоном, а органической частью человеческой жизни. Человек неотделим от времени, он живет, действует, мыслит во времени.

Еще одной принципиальной особенностью выражения времени в текстах Саррот является то, что писательница в своих произведениях стремится описать эмоции, чувства, ощущения в такой форме, как если бы они были переживаемы персонажами «здесь и сейчас». Традиционные методы художественной иллюстрации различных субъективных аффектаций, коими являются анализ чувств, прямое называние фактов эмоцигенных ситуаций влекут за собой искажение, деформацию подлинной сути внутренних ресурсов человека, что неприемлемо для Саррот, которая озабочена более глубокими вопросами: «Как выразить в слове то, что не выражается, не умерщвляя его?». «Как восстановить в движении фраз то, что существует только в данный момент?»: «Le lieu o cela s` est pass…mais comme «s ` est pass» parat peu convener ces moments, les plus effaces qui soient, les plus dnus d ` importance, de consequence…Demandez n ` importe qui, aprs des moments tells que ceux – ci: «Que s` est – il pass?», vous recevrez immanquablement cette rponse tonne: «Mais rien, voyons, que voulez – vous qu` il se soit pass? Absolument rien». Renonons donc «s` est pass»…disons «a t vcu»…bien que cette expression puisse elle aussi sembler grandiloquente, outr, tant ces moments paraissent peu mriter de faire partie de ce que nous nommons «notre vie» [UDP, P. 83].

Саррот объединяет и собирает мир, но не трансформирует его согласно нарративному процессу. В этой связи она также мешает работе продолжительности, линейной текучести, которое имплицирует развитие и конверсию, что неприемлемо новороманисту. Саррот выдвигает на передний план «момент настоящего», который призван устранить нарративные элементы традиционного романа. Именно «момент» становится мерилом сарротовской темпоральности. Жизнь раскрывается через отдельные струйки воды, порывы ветра, вспышки света, не нуждаясь в созревании, застревании.

Главной оппозиционной категорией «сарротовского момента» становится Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) линейная текучесть традиционного романа. Временная текучесть, главным свойством которой является фильтрация информации, а порой ее искажение, выступает противоположностью «момента», который всегда точен, истинен и осязаем. Текучесть полностью устраняется из романов Саррот. Время, помещенное в скобках, прочерченное тремя точками, то и дело стремится вырваться из пут слов, чтобы настроить фразы в движении по своему развертыванию.

Актуализация сарротовского времени последовательно развивает новороманную идею о главенстве настоящего времени, являющемся сюжетообразующим фактором нарративной структуры текста: «В новом романе доминирует настоящее время. События происходят сейчас и всегда, они существуют только в момент восприятия: став прошлым или будущим, они переходят в сослагательное наклонение» [3, С.400]. Иными словами, настоящее время в новом романе становится функционально-многомерным образованием, включающим в себя все возможные коннотации дополнительных временных смыслов. Н. Саррот признается, что «настоящее время у меня вызвано не приложением какой-то теории, а внутренней потребностью. Я описываю то, что находится в процессе созидания, зарождения. Я пытаюсь проследить за различными движениями души и хотела бы, чтобы читатель или зритель тоже за ними следил. Вот поневоле все происходит в настоящем времени» [2, С.93].

Своими заявлениями писательница ставит перед собой цель отобразить поток безличных мыслей, внутренних эмоций, анонимных реакций в своей первозданности, в полной неупорядоченности. И единственным эффективным средством достижения этой цели становится внедрение настоящего времени. Концентрация писательницы на безличном сознательно опровергает линейную текучесть времени. Время необходимо Саррот для того, чтобы изобразить бесконечный ряд существующих «моментов настоящего», неподвижные движения в застойном объединении времени, не закрепленных за каким-либо предикативным единством. Повторяющиеся диалоговые, тропистические сцены воспроизводят движения «целого момента». Говоря о превращении реалистического «стремительного потока»

в новороманную «стоячую воду», писательница акцентирует на том, что старый роман исчерпал себя как жанр. И только символика «увязания в настоящем в неподвижном состоянии, лишенном развития», ярко проявленная в ее текстах, способна воспроизвести различные неподвижности автономных моментов настоящей жизни реакций и эмоций. Например, в романе «Вы слышите их?» раздающийся смех на протяжении всего романа безличен, никто не знает, кому принадлежит этот смех и какова природа этого смеха. Смех невиновного? Или смех притворщика? По поводу этого смеха идут различные разговоры. Сцена, где хозяин делает замечание отцу по поводу этого смеха, выдержана в настоящем времени: «Et vous vous complaisez la-dedans, vous vous y vautrez, vous ne voulez pas en sortir... Quelle perte de temps... Quelle deperdition d'energie... Quand il n'y a rien. Mais rien.

Vous vous acharnez sur rien. Du vent. Du vide. Vous vous battez contre rien. II se Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) penche en avant, l'air tout coup d'un homme mur, lourd d'experience, parlant a un adolescent: Rien, vous comprenez. II vous suffit de faire a... sa grosse main balaie l'air... et il n'y aura plus rien: des rires de gosses. Ils s'amusent. Un point c'est tout.

Des gosses qui s'amusent. Rien d'autre. Ca ne peut etre rien d'autre. Vous devez refuser que ce soit rien d'autre. Ces rires sont ce que vous en faites…» [VLE, P.140].

В этом мире подвижных форм, где интерпретации, объяснения, замечания играют существенную роль, время протекает в настоящем, подчиняя «случайные вылазки» прошлого и будущего под свою модальность.

Действия в настоящем увязываются на одном месте и застаиваются, принимая форму различных, самостоятельных точек зрений анонимных голосов. Повествование никуда не движется, в нем нет никакой выраженной прогрессии, не воплощено ни в малейшей степени и ощущение утекающего времени. Мы всегда в настоящем. Персонажи живут днем сегодняшним.

Неподвижность становится выразителем времени, всегда повторяющегося в своей покойности, создающей тем самым, единую неразрывность отдельных кусков настоящего времени.

Это застревание на одном месте, которое эксплицирует настоящее время, находя свое текстовое развитие, выражает различные оттенки временной неподвижности.

Одним из этих оттенков является уменьшение скорости времени повествования до скорости времени чтения. Сарротовское время в его дополнительной реализации находит свое новое качество: время сокращается к бессрочному настоящему, к существующему моменту. Пространственно временное поле текста уменьшается точно до размера страницы, до размера времени, которое требуется для чтения. Персонажи не могут говорить ни о прошлом, ни о будущем. Только пространство настоящего им доступно. Они не изменяются, они упорствуют. Раз не существует ни прошлого, ни будущего, не существует также внешнего и внутреннего. Не существует также разделения между тем, что есть и тем, что каждый есть, поскольку мир и существо сосуществуют друг в друге, одно в другом в одном моменте: «Ce qui en moi flotte…flageole…vacille…tremble…palpate…frmit…se dlite...se dfait…se dsintgre…Non, pas cela…rien de tout cela…rien de tout cela…Qu`est – ce que c`est? Ah voil, c`est ici, a vient se blotter ici, dans ces mots nets, tanches. Prend leur forme. Des contours bien traces. S`immobilize. Se fige. S` assagit. S`apaise: Ich sterbe» [UDP, P. 310].

Происходит своеобразное совпадение масштаба времени повествования с масштабом времени того, как повествуется. Таким образом, сарротовский текст надеется изменить творческую игру воображения читателя посредством рефлексивных возможностей читательского сознания в процессе размышлений.

Второй чертой «сарротовского момента настоящего» предстает «продолжительность момента», которая отличается от романной временной текучести тем, что настоящее использует прошлое не для сюжетного развертывания, а во имя иллюзии «того, что произошло». В этом отношении Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) примечательно суждение Ф. Ассо: «Продолжительность момента реализуется посредством особого сорта настоящего, когда это настоящее создает реальность «того, что произошло»: «Je sais bien. Je sais bien qu`il est infiniment plus vraisemblable qu`aprs lui avoir serr la main, je sois rentr chez moi. Je sais que c`est ainsi que cela a d se passer: j`ai d «filer» de mon ct, l`chine un peu plie;

j`ai t me cacher dans mon coin comme un chien malade. Seulement j`en ai assez. Je ne lcherai pas. Je ne lche pas…Nous marchons tous les deux ct a ct» [PDI, P.52].

В этом примере, обрамляя серии прошлого, настоящее создает кольцевую организацию пространства: замыкает его, отрезает от внешнего мира, апеллируя к циклической модели времени. Преобладание настоящего над другими временами превращает текст в некую статичную совокупность, отображающую внутренние зигзагообразные перестройки, не способную к прогрессии.

Саррот ратует за категории тонкого различия, когда все объединяется, унифицируется в бесформенном сосуде вне времени и вне речи. Плоскость текстов Саррот – это пространство бесконечных впечатлений, выражений, жестов, эмоций, реакций:

«- Ils entrent, ils s`coulent sans fin… - D`une seule coule…ininterrompue… - Ils font un bruit uniforme, monotone… - Ras un mot plus haut que l`autre… - Ils ont tous la mme tenue… - C`est celle qu`ils portaient chez eux, quand ils taient entre eux… - Ils n` ont pas pris la peine de se charger pour sortir… - Ni de choisir parmi eux ceux qui pourraient faire meilleure impression, surprendre, amuser, intresser… - Ils savaient qu`ils seraient toujours accueillis de la meme faon, qu`on ne serait pas exigeant… - Peut-tre savaient qu`ils aussi que ce qu`ils trouveraient, c`est plus qu`ailleurs [OVR, Р. 297].

Этот процесс жесто-описания, внешний признак, которого выражается в мельчайших деталях, подобен вращающему во всей скорости телу, где все повернуто в сторону поверхности и там организуется, в то время как внутреннее остается бесформенным, хаотичным и кипящим. Так создается пространство текстов Саррот, которое является ментальным пространством. Текст Саррот – это гибрид-симбиоз сжатого пространства и сжатого времени, который подчинен доминирующей линии настоящего времени.

Таким образом, «пассионарный» характер настоящего времени, вокруг которого концентрируются все остальные времена, создает специфическое временно-пространственное измерение текстов Саррот.

Настоящее, организуя текстовое событие в целом, воспроизводит ситуацию момента протекания речи по принципу «здесь и сейчас», «на глазах говорящего», которого невозможно испытать и рассказать, поскольку оно Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) протекает одновременно, застаивая в одной неподвижности, и выражает множественность смыслов безличного, анонимного конструкта сознания.

Символика «увязания в настоящем в неподвижном состоянии, лишенного развития», ярко проявленная в текстах Саррот, способно воспроизвести различные неподвижности автономных моментов настоящей жизни реакций и эмоций. Остальные времена, включая будущего, задействуются по синтаксической необходимости, для обслуживания.

Противоречие времен приводит к тому, что временные формы, наиболее адаптированные под традиционное повествование (pass simple) утрачивают свою эстетическую силу, уступая временным формам (а именно, презенсу, имперфекту), обладающим более гибкой структурой для выражения неороманного рефлексивного дискурса. Роль pass simple в таком случае может сводиться только к тому, что это время превращается в формальный показатель концовки или начала текста:

«De qui medizes-vous? Сеla vient de me lacrer tout coup. Cela me transperce et me cloue l, sur ma banquette. Rien que de me rappeler cela, mainthenant, comme on dit: «le rouge me montre aux joues», j`ai chaud. «De qui mdisez-vous?» Elle s`tait approche de nous, elle s`tait gliss entre les tables sans que nous l`ayons vue. «De qui mdisez- vous?» Nous avions tressaut. Le coup tait trs bon. Le premier moment de stupeur pass, quand nous revnmes nous, je sentis que mon ami me jetait un de ses regards admiratifs (h! h! ce n`est pas mal), il m`attribute toujours ces sortes d`apparitions, il lui semble aussi, comme moi, que c`est moi qui les fais surgir, qui les provoque. Elle s`assit notre table – «Je ne drange pas?» - elle tait sure d`elle cette fois, pleine de dsinvolture» [PLA, P. 51]. Появление в конце отрывка pass simple на первый взгляд нелепо. Настоящее время предыдущих фраз, которое придает всему тексту особую тональность, согласуясь с ритмом исполненных отрывков, претерпевает испытание исчезновения pass simple. Pass simple, появившись в конце текста, создает сигнификативный диссонанс, который выражает противоречие между множественной реальностью продолженных отрезков в настоящем времени и усилиями субъекта, обращенными на вчувствование прошлого. Эта цепь «настоящих моментов» становится синонимом pass simple и выполняет функцию претерита: повествуя, как и претерит, о событиях прошедших, настоящее в какой-то степени приближает читателя к описываемым событиям, представляя эти события протекающими у него на глазах.

Таким образом, художественное время текстов Саррот, сотканное из сочетания темпоральной взаимообусловленности пересекающихся временных планов, построенное на основе одновременного сосуществования деструкции и гармонии, выражая целостное количество различных образов настоящего, переплетенных со второстепенными временами, образует особую темпоральную нарративность и предстает одной из важнейших категорий сарротовского текста.

----------------------------------- Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) 1. Бютор М. Роман как исследование. – М: Изд-во МГУ, 2002. – С. 42.

2. Саррот Н. Тропизмы. Эра подозрения / Пер. с фр. - М.: Полинформ-Талбури, 2000.- C. 293.

3. Французская литература 1945-1990 / [ Н.И.Балашов, Т.В.Балашова, С.Н.Зенкин и др.];

Под ред.

Н.И.Балашова.- М.: Наследие, 1995.- С.400.

4. Ricardou J. Le nouveau roman. - Paris: ditions du Seuil.1973. – Р. 49.

5. Sarraute N. Usage de parole.- Paris:ditions Gallimard,1983.- 258 р.

6. Sarraute N. Ouvrez. - Paris:ditions Gallimard,1997.- 130 p.

7. Sarraute N. Entre la vie et la mort.-Paris: ditions Gallimard,1968.-254 p.

8. Sarraute N. Le Plantarium.-Paris: ditions Gallimard. 1959-272 p.

9. Sarraute N. Portrait d`un inconnu.-Paris: ditions Gallimard, 1956. -238 p 10. Pierrot J. Nathalie Sarraute.- Paris: Librairie Jos Corti. 1990. - P. 53.

11. Vareille J-C. Les replies du temps // Le Nouveau Roman en questions: La revue des letters modernes / Sous la direction Allemand R-M. – P.: Minard, 1992. – P. 113.

ПСИХОЛОГИЯ И ПЕДАГОГИКА Ондар Л.М.

ПОНЯТИЕ ТОЛЕРАНТНОСТИ: АНАЛИЗ ОБЫДЕННЫХ И НАУЧНЫХ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ В статье рассматриваются некоторые аспекты научного содержания понятия «толерантность». Анализируются современные подходы к пониманию структуры толерантности. Исследуется содержательная сторона обыденных представлений о феномене толерантности у школьников, студентов и взрослых.

Ondar L.M.

The Conception of Tolerance: ordinary and scientific analysis The article shows some scientific aspects of tolerance, modern approaches to the conception of this term. It also gives the description of ordinary ideas of tolerance among children, students, adults.

В последнее время большую популярность приобрел термин «толерантность». Идеи толерантности как наиболее действенного средства достижения взаимопонимания и взаимоуважения между людьми и группами внедряются в образование, культуру, политику, общественную жизнь. Все больше в общественное сознание проникает понимание необходимости воспитания толерантности как важнейшего качества современной личности.

Об этом свидетельствует огромное количество публикаций в самых разных источниках.

А что же такое «толерантность»? Отметим, что понятие толерантности формировалось на протяжении многих веков, этот процесс продолжается до сих пор, и среди ученых не сложилось единого взгляда на содержательное наполнение этого понятия.

Изучение литературы показало, что это многостороннее, многоаспектное и емкое понятие. При детальном анализе обнаруживается его некоторая неуловимость и сложность, которую невозможно объяснить в одном-двух предложениях. Отмечается: «неоднозначность трактовок данного понятия и недостаточная разработанность в психологическом ракурсе…»

Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) [1], «многообразие трактовок термина и тенденция его редукции к близким понятиям (уважению, принятию, эмпатии и пр.)» [2], «прослеживаются противоречивые позиции в соотношении понятий «толерантность», «терпимость». В последнем случае, например, толерантность рассматривается как общая категория по отношению к терпимости (А.Г.

Асмолов, Г.У. Солдатова, А.В. Петрицкий и др.), либо как составляющая терпимости (А.А. Реан, В.Ю. Клепцова), либо они рассматриваются как одноуровневые понятия и почти синонимы (Д.В. Колесов, С.К. Бондырева и др.) [3].

Понимание толерантности различно и в разных культурах в зависимости от исторического опыта стран: во французской она связывается в основном со свободой слова, в английской – с готовностью без протеста воспринимать любую личность, в китайской – с великодушием к другому, в арабской – с умением прощать и т.д. В русском языке наиболее близким понятию «толерантность» считается термин «терпимость». В обыденном сознании он означает способность и умение терпеть, быть терпеливым, мириться с чужим мнением. Требует анализа и понимание толерантности в тувинской культуре.

Анализ литературы позволил нам определить толерантность как качество зрелой личности, состоящее в признании многомерности и многообразия человеческой культуры, принятии и уважении различий, существующих между людьми, позволяющее конструктивно взаимодействовать с ними на основе самоуважения и согласия без ущемления собственных интересов. Это готовность человека к диалогу при положительном восприятии себя и уважительном отношении к другим. В самом общем виде толерантность – это генерализованная диспозиция личности, имеющая широкий круг проявлений (Д.А. Леонтьев). Чаще всего толерантность рассматривается в сфере межэтнических и межконфессиональных отношений, однако не следует забывать о толерантности в профессиональных, гендерных, экономических, региональных, возрастных и других отношениях.

Попытаемся систематизировать наиболее важные аспекты научного содержания данного понятия.

У понятия толерантности и его различных характеристик есть свой круг сопутствующих понятий, составляющих понятийное поле толерантности [4]: компромисс;

соглашение;

согласование интересов;

примирение и достижение интереса ценой взаимных уступок;

ненасилие;

непротивление;

неосуждение;

незлословие;

нейтралитет;

равнодушие;

гуманизм. К понятиям, имеющим по отношению к ней обратный знак, можно отнести: нетерпимость, одержимость, фанатизм, интолерантность, авторитарность, насилие. С понятием толерантности связаны и такие понятия как «стереотипы», «предубеждения», «идентичность», «дискриминация», «ксенофобия», «этнофобия».

Понятие «толерантность» используется в разных дисциплинах:

психологии, педагогике, социологии, культурологии, философии, медицине, Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) политике. С позиций этих областей знания даются различные определения понятия «толерантность». Так, например, политическое значение предполагает равное право различных идеологий существовать, морально философское – понимается как отказ от права на единственно верное решение, линию поведения, знание, в этике толерантность рассматривается как отказ от самой идеи возможности универсальной этической истины, в психологии – как уважение и признание равенства, многомерности и разнообразия человеческой культуры, норм, верований, отказ от доминирования и насилия, преобладания какой-либо одной точки зрения [4].

В психологии толерантности можно выделить общепсихологический и социально-психологический подходы. Общепсихологический аспект проблемы толерантности Л.И. Рюмшина связывает с ответом на вопрос: какими характеристиками наделено сознание такой личности, каков ее внутренний мир, мироощущение и переживания. Чаще всего толерантность обозначается как личностное свойство, означающее принятие другого, взаимную помощь, доверие. В общепсихологическом плане проблема толерантности связана с изучением самосознания личности и его развития, системы представлений индивида о самом себе, которые обусловливают восприятие других людей и взаимодействие с ними. Утверждается, что толерантность формируется при наличии у человека адекватной самооценки, навыков независимого мышления, системы нравственных норм и ценностей.

Социально-психологический аспект Л.И. Рюмшина [5] обозначила вопросом: как благоустраивает такая личность свое социальное окружение, на каких основаниях строит отношения с другими людьми, с макро- и микросоциумом. В рамках социально-психологического аспекта проблемы толерантности изучаются толерантность в межличностном общении (Г.С. Кожухарь), толерантность в контексте процессуальных аспектов общения (В.А. Лабунская, Л.И. Рюмшина), интолерантное поведение в межгрупповых и межличностных отношениях (А.Г. Асмолов, Л.Д. Гудков, Л.М. Дробижева, Г.У.

Солдатова, Л.А. Шайгерова), социально-психологические особенности формирования толерантности учащихся городской школы (Е.П. Непочатых).

Существуют разные взгляды и на структуру толерантности. В качестве основных компонентов толерантности рассматриваются признание, принятие, уважение и понимание. М.С. Мириманова [6] выделяет две группы качеств толерантности: психические и духовно-нравственные. С ее точки зрения, бесконечность оттенков толерантности делает невозможным их перечисление и описание, но позволяет выделить группы толерантных качеств. К группе психических толерантных качеств относятся: отсутствие равнодушия и безразличия к другим, эмпатия, соразделенность чувств и эмоций, позитивно-эмоциональное отношение к другим, отсутствие озлобленности и враждебности к другим, и т.д. К группе духовно нравственных толерантных относятся: открытость к другим, миролюбие, стремление к компромиссам, отсутствие судейской позиции по отношению к другим, признание нормальности многообразия интересов, идей, ценностей, мировоззренческих позиций, осуждение пороков, а не их носителей, Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) совестливость, стремление превратить «других чужих» в «других своих», отсутствие догматизма в мировоззрении, способность к прощению и взаимопониманию, признание права других на свободный выбор, отношение к человеку как к цели и ценности, а не как к средству и антиценности, ответственность за себя и других, а также уважение к другим.

Существуют попытки описать структуру толерантности через набор тех или иных черт. Чаще всего, в качестве важнейших черт толерантной личности выделяются гуманность, знание самого себя и рефлексивность, ответственность, гибкость, уверенность в себе, вариативность в подходе к окружающей действительности, перцепция, эмпатия, чувство юмора, защищенность. По мнению Г. Оллпорта, толерантная личность отличается от интолерантной личности, прежде всего, знанием самой себя (как собственных достоинств, так и недостатков), защищенностью, чувством безопасности, ответственностью, ориентацией на себя, а не на других, способностью к эмпатии, чувством юмора. Интолерантная личность характеризуется излишним стремлением к порядку, внешней дисциплине.

Для нее чрезвычайно важна общественная иерархия, сильная власть, авторитаризм, потребность в определенности [7].

Большинство исследователей выделяют трехкомпонентную структуру толерантности: когнитивный, эмоциональный и поведенческий компоненты.

Когнитивный компонент толерантности (наиболее изученный) состоит в осознании и принятии человеком сложности, многомерности, многообразия мира, относительности, неполноты и субъективности собственных представлений и своей картины мира. Когнитивная интолерантность, наоборот, исходит из позиции наличия «нормы», «соответствия правильному»

и т.п., и потому отвергает саму возможность множественности взглядов, сводя всякие расхождения между взглядами и оценками разных людей к ошибкам, заблуждениям или даже намеренному противодействию [8].

Необходимыми предпосылками к толерантному мышлению является способность к децентрации, к амбивалентному восприятию объекта, гибкость, когнитивная сложность мышления личности. При этом выявлено, что механизмами формирования толерантного мышления являются интеллектуальное развитие в детстве и осмысление собственного этнокультурного опыта во взрослом возрасте [9].

Эмоциональный компонент включает в себя эмпатию, благодаря которой собеседники «имеют возможность обрести некую общность, восстановить разрыв человеческих связей»[8];

способность справляться с эмоциональным напряжением;

терпимое отношение к различным эмоциональным проявлениям других людей;

осознание как собственных эмоциональных процессов, так и переживаний других людей, не раздражаясь и не приписывая им негативного смысла.

Поведенческий компонент (наиболее видимый, проявляющийся при диагностике и обучении) включает конкретные умения и способности, среди которых: способность к толерантному высказыванию и отстаиванию Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) собственной позиции как точки зрения (Я-высказывания и т.п.), готовность к толерантному отношению к высказываниям других;

умение договариваться, согласовывать позиции, достигать компромисса;

толерантное поведение в ситуациях столкновения мнений, оценок, точек зрения.

С.Л. Братченко предлагает условно ввести еще один компонент толерантности – вербальный – как умение произносить «правильные слова»

про толерантность, но реально ее не проявлять [8].

В понимании толерантности выделяются экзистенциально гуманистический подход (толерантность рассматривается в нем как проявление сознательного, осмысленного и ответственного выбора человека, его собственной позиции и активности по построению определенных отношений);

диверсификационный подход (психологическое содержание толерантности не может быть сведено к отдельному свойству, характеристике - это сложный и многокомпонентный феномен, имеющий несколько «базовых измерений»);

личностный подход, где психологической основой и ключевым измерением толерантности является личностное измерение толерантности – ценности, смыслы, личностные установки;

диалогический подход (толерантность как особый способ взаимоотношения и межличностного взаимодействия…общения с Другим, как межличностный диалог);

фасилитативный подход (полноценная толерантность не может быть результатом только внешних воздействий: толерантность не столько формируется, сколько развивается;

помощь в становлении толерантности – это создание условий для развития) [8].

Эти представления характерны для научного понимания феномена толерантности. В обыденном же сознании людей толерантность чаще всего представлена как терпимость. Рассмотрим содержательную сторону представлений о толерантности у школьников, студентов и взрослых.

В исследовании приняли участие старшеклассники МОУ СОШ № 2 г.

Кызыла (18 человек), студенты третьего курса факультета педагогики и психологии ТывГУ (34 человек), студенты заочного отделения Сибирского университета потребительской кооперации (16 человек), студенты заочного отделения филиала РГГУ в г. Кызыле (7 человек) и слушатели курсов Тувинского государственного института переподготовки и повышения квалификации кадров (27 человек). Всего было опрошено 102 человек.

Для выяснения того, как респонденты определяют для себя данное качество, мы провели опрос, в ходе которого были даны следующие вопросы и задания: 1. Что Вы понимаете под толерантностью? 2. Считаете ли Вы себя толерантным человеком? 3. Актуальна ли тема толерантности и почему? 4.

Где и когда Вы впервые столкнулись с понятием толерантности?

Для определения степени адекватности понимания респондентами понятия «толерантность» приведем несколько его определений (самых распространенных и общих). Это умение «жить сообща» с другими людьми.

Толерантность – это способность человека, сообщества, государства слышать и уважать мнение других, невраждебно встречать отличное от своего мнения.

Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) Толерантность – личностное свойство, означающее принятие другого, взаимную помощь, доверие, терпимость.

В «Декларации принципов толерантности» толерантность толкуется как уважение, принятие и понимание многогранности культур, способов проявления человеческой индивидуальности. Толерантности способствуют знания, открытость, общение и свобода мыслей, совести и убеждений.

Толерантность – признание и уважение прав и свобод человека [10].

Толерантность в современной научной литературе понимается в нескольких аспектах: прежде всего, как терпимость к людям, отличающимся от нас, а также как отказ от права на абсолютную истину, на право быть судьей. Кроме того, немаловажным является отказ от насилия как средства навязывания своей точки зрения.

Итак, каковы представления о толерантности у старшеклассников средней школы?

Анализ ответов на первый вопрос показал, что школьники определяют толерантность в основном как терпимость по отношению к другим национальностям и народам, т.е. речь идет об этнической толерантности.

Хотя у отдельных учащихся были попытки отойти от понимания толерантности как явления в сфере межэтнических отношений:

толерантность определялась как терпимость к иным взглядам и мнениям, другим религиям и мировоззрениям, уважение друг к другу, «уважение и умение понять все другое». Лишь один респондент признался в неосведомленности по этому вопросу: «если честно, я не знаю. что это такое».

Подавляющее большинство опрошенных считают себя толерантными людьми: «не испытываю враждебных чувств к представителям иных народов», «уважаю их культуру, отношусь с пониманием к их обычаям, религиям, ценностям и самобытности», «понимаю, что каждая нация имеет право на существование». В то же время у отдельных респондентов наблюдалось критическое отношение к себе: «думаю, что редко бываю толерантным. Просто человек – довольно эгоистическое создание и больше думает о себе». Радует, что школьники понимают важность этого качества в современном мире и стараются сформировать его у себя.

Первое знакомство с понятием толерантности произошло, по признанию старшеклассников школы № 2, на уроках обществознания и риторики, на занятиях в КЦО «Аныяк», а также во время недавно прошедшего общешкольного мероприятия – Праздника дружбы народов.

Актуальность проблемы толерантности отметили все старшеклассники.

Однако обосновать ее удалось не всем. Чаще всего ссылались на то, что: «об этом говорят по телевизору», «в школах проводятся мероприятия», «все обсуждают это». Только в одном ответе актуальность темы связывалась с современными тенденциями интенсификации межэтнических контактов.

Рассмотрим содержательную характеристику понятия «толерантность», данную второй категорией респондентов, – студентами факультета педагогики и психологии Тывинского государственного университета. Более Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) половины студентов показали высокую осведомленность и понимание того, чем является толерантность. Типичные определения звучали следующим образом: «это терпимость к чужим мнениям и верованиям», «терпимость к поведению других», «чувство поддержки во всех случаях жизни – горе и радости», «терпимость к любому живому существу», «принятие людей такими, какие они есть», «человеческое отношение к другому», «терпимость к мнениям: каким бы мнение ни было, не надо сразу критиковать, просто надо понять, что у него и у тебя разные мнения по какому-либо вопросу».

Студенты осознают, что «за этим понятием скрывается многое»;

«понятие широкое и одновременно непонятное»;

«это слово настолько богато, что невозможно объяснить одним словом»;

«это не терпимость, а больше - принятие, понимание»;

«несмотря на то, что часто приходилось с ним сталкиваться, до конца я его еще не понимаю». В то же время студенты чувствуют, что «данное понятие обозначает нечто более глубокое, не просто поверхностное уважение, а искреннее уважение, понимание, где-то сочувствие»;

«это уважение, и оно должно быть взаимным»;

«у каждого человека степень толерантности разная, некоторые люди просто из приличия отвечают, что они уважают другую культуру».

Понимание толерантности у студентов существенно расширяется по сравнению со школьниками: отмечается необходимость проявления толерантности не только в этнической сфере, но и по отношению к старшим и детям, а также к самому себе, выделяется конфессиональная, а также межличностная толерантность.

Однако часть респондентов дала и весьма неожиданные определения.

Например, толерантность – это «умение вести себя в обществе», «терпеливое отношение к людям», «толерантный – тот, кто умеет ждать, терпеть».

Обращает на себя внимание то, что студенты в большинстве своем не различают понятий “терпимость”, “терпение”;

“толерантность”. Отметим по ходу, что понятие «толерантности» имеет более яркую активную направленность, чем понятие «терпение».

Таким образом, психологический аспект обсуждаемого феномена, то есть понимание толерантности как умения и желания принимать другого человека или социальную группу, такими, какие они есть, наиболее широко представлен в понимании студентов 3 курса. Значительно меньшее количество студентов осознает этическую сторону толерантности («не судить и не осуждать других людей за то, что они непохожи на нас»). И практически не прозвучала правовая сторона – о роли государства и государственных институтов в обеспечении и формировании толерантности не было сказано ничего.

Таким образом, можно сказать, что студенты факультета педагогики и психологии имеют в целом довольно близкое к научному понимание толерантности (на что влияет, на наш взгляд, специфика факультета и изучаемых дисциплин, в частности таких спецкурсов как «Психология национального самосознания», «Психология толерантности»).

Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) Результаты ответов на второй вопрос «Считаете ли Вы себя толерантным?» показали, что 73,52 % студентов находят это качество в себе:

«Считаю, что я толерантна. По крайней мере, я стараюсь быть такой».

Возможно, это связывается ими с профессиями педагога-психолога и социального педагога (опрашивались студенты, обучающиеся данным специальностям);

«Это качество для моей будущей профессии многое значит». При этом подчеркивается необходимость воспитания толерантности у себя (на это влияет, конечно, выбранная профессия): «Стараюсь быть такой, воспитываю в себе это качество. Конечно, как любой человек, обладающий множеством чувств, я иногда бываю несдержанна и могу сказать что-то обидное другому, но это со мной случается все реже». Важно, что студенты приходят к пониманию, что толерантность приобретается с возрастом.

Интересно сочинение одной из студенток (приводится с сокращениями): «На вопрос «Толерантна ли я?» я отвечу «Да». Очень важно для человека быть человеком и оставаться им, сохраняя свое лицо, мораль, нравственность. Каждый человек неповторим. Мы все люди! И не важно, какой цвет лица, разрез глаз, вера, язык. Он такой же, как все. Для меня неважно, какой национальности человек, главное, чтобы он был хорошим, добрым. У меня много друзей разных национальностей, они хорошие, милые люди. Я горжусь, что у меня такие потрясающие друзья и знакомые!».

В другом сочинении подчеркиваются проявления собственной толерантности на поведенческом уровне: «Я могу дать советы, предложить свою помощь, выслушать человека, даже если мне неинтересно, или даже тогда когда я понимаю, что мой собеседник открыто лжет…».

В собственной интолерантности признался только один из опрошенных. Для 23,52% толерантность «зависит от обстоятельств»;

типичные ответы: «когда как получается», «если у меня хорошее настроение», «по отношению к себе терпима, но по отношению к другим – не очень». Описываются ситуации, когда проявляется интолерантность: «когда чавкают во время еды, громко жуют жевательную резинку, тычат пальцем в мой адрес, опаздывают на встречу», «когда смеются надо мной» и т.д.

Отвечая на вопрос «Где и когда впервые столкнулись с этим понятием?», студенты сообщили, что это произошло еще в школе (на уроках обществознания и истории, литературы, занятиях по психологии, классных часах, а также при обучении в профильном педагогическом классе). Однако, по признанию многих, значение ему в то время не придали.

Более основательное знакомство с темой толерантности для многих опрошенных произошло уже в университете при прохождении дисциплин «Этнопсихология», «Введение в психолого-педагогическую деятельность», «Управление социальными системами по защите детства». Кроме того, на формирование первичного представления о толерантности повлияли стенгазеты, посвященные Дню толерантности, сделанные старшекурсниками, и вывешенные в аудиториях и коридоре факультета педагогики и психологии. На формирование представлений о толерантности отдельных Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) студентов повлиял университетский фестиваль национальных культур «Евразия» и ежегодные научно-практические студенческие конференции.


Определенную роль, конечно, сыграли материалы, посвященные проблеме толерантности в научных журналах и СМИ. По признанию одной из студенток осмыслить данное понятие ей в какой-то мере помог просмотр телепередачи «Понять и простить».

Представления об актуальности проблемы толерантности достаточно адекватны и связываются с войнами, межнациональными конфликтами, движением скинхедов, явлениями расовой дискриминации, неофашизма.

Большая часть ответов связывалась с феноменом этнической толерантности, хотя затрагивались и проблема отсутствия толерантности к пожилым людям (проявляющаяся, например, в том, что «старикам не уступают место в маршрутках»), и проблема одиночества в современном мире, и проблема подросткового суицида, и рост преступности, алкоголизма и наркомании.

Недостаток толерантности у отдельных людей студенты видят и в том, что в присутствии человека другой национальности разговор идет на родном языке. Особо подчеркивается актуальность данной проблемы в условиях нашей многонациональной республики. Респонденты понимают, что «надо учить толерантности с детства».

В целом, можно сделать вывод, что обыденные представления студентов факультета педагогики и психологии точно отражают научное понимание толерантности, однако не во всех ее аспектах. Для них толерантность – это, прежде всего, терпимость и ненасилие, то есть наиболее полно осознаваемым ими является психологический аспект этого феномена.

Анализ содержательного наполнения понятия «толерантность» у слушателей курсов Тувинского государственного института переподготовки и повышения квалификации кадров (в основном, учителей, социальных педагогов, школьных психологов) показал более полное и глубокое понимание данного феномена – как терпимого отношения ко всему, умения терпеть, ответственности, гуманности, мягкости, сдержанности, бесконфликтности, даже выносливости, устойчивости и усидчивости.

Сущность толерантности они видят в «терпимости, в том числе в семейных вопросах или в других сложных жизненных ситуациях, например, когда человек долго болеет и прикован к постели или в ситуации смерти близкого человека», «способности выдерживать трудности жизни». Налицо расширение смысла понятия, выход на эмоциональный уровень (умение сопереживать, способность к эмпатии).

Большая часть данной группы респондентов, так же как и предыдущих, считают себя толерантным человеком, «среднетолерантным», «относительно толерантным»: «Это качество у меня есть, но не всегда …»

Слушатели определяют и пути формирования толерантности в себе – «изучать языки, культуру, традиции других народов», «заниматься самообразованием».

Первое знакомство с термином произошло у слушателей, как правило, на педагогических семинарах, педсоветах, курсах, конференциях (так, Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) называлась конференция в школе № 9 г. Кызыла, прошедшая в 2003 г.), в школе – «когда стали требовать по воспитательной работе» - 2006 г., на курсах в центре «Сайзырал» (в 2002 г.), курсах повышения квалификации при ИРПО (2001 г.), на страницах СМИ, журнала «Дошкольное воспитание»

и т.д.

Актуальность проблемы толерантности обосновывалась «потерей у подрастающего поколения нравственных ориентиров, патриотических чувств», «разнообразием (социальным, культурным, образовательным, религиозным) современного мира», «ростом индивидуализма, агрессивности, терроризма в обществе», «общим неумением здраво рассуждать в ситуациях столкновения с чем-то непонятным».

Что касается последних групп респондентов – студентов заочного отделения Сибирского университета потребительской кооперации (специальность «Бухгалтерский учет, анализ и аудит») и студентов заочного отделения филиала РГГУ в г. Кызыле (специальность «Документоведение и документационное обеспечение управления») (их мы объединили в одну категорию), то выяснилось, что большая часть опрашиваемых не понимает сущности толерантности, а для некоторых это слово прозвучало в первый раз. Для 81,25 % объяснить его значение оказалось затруднительным. Те же, кто знаком с этим термином, интерпретировали его как терпение и терпимость, а также как «спокойное отношение к окружающим».

Мы полагаем, что приведенные данные являются достаточным основанием для работы по формированию у учащихся, студентов, педагогов и других категорий людей такого качества личности, как толерантность, являющегося неотъемлемым компонентом общей культуры личности – человека культуры.

В последующих работах мы предполагаем более детально изучить содержание представлений о толерантности у школьников, студентов, педагогов и представителей других профессиональных групп. Это возможно не только через анкетирование, но и через проведение фокус-групп, ток-шоу, тренингов и дискуссий. Что касается анкетирования, то в анкете, чтобы выяснить, чем, по мнению респондентов, является толерантность, можно предложить следующие варианты ответов: 1 – ценностью;

2 – личностной характеристикой;

3 – принципом жизнедеятельности;

4 – психологической установкой;

5 – способом выживания. В анкету целесообразно включить задание - продолжить предложение «Толерантность – это…». Можно выявить содержание понятие через его антонимы. В этом случае возможны следующие варианты ответов: 1 – авторитарное отношение к другим;

2 – насилие;

3 – подозрительность, недоверчивость по отношению к другим;

4 – отказ от признания права быть другим;

5 – дискриминация по отношению к другим;

6 – склонность идти на конфликт;

7 – неуважение к другим;

8 – неспособность вникнуть в позицию другого.

В целом, считаем, что очень скоро это понятие войдет в активный словарный запас современного человека, и самое главное – толерантное сознание и поведение – станут внутренней потребностью и нормой жизни Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) каждого из нас. Вместе с тем мы против упрощенческого, однобокого, стереотипного толкования данного понятия. Мы понимаем, что можно быть толерантным, и не зная значения этого слова. С другой стороны, ясное и четкое усвоение данного термина не обеспечит его внутреннего принятия и реализации на деле. «В конечном счете, важно не само понятие или отдельные слова, его выражающие, а важна позиция, которую это понятие определяет», – пишет Г.Солдатова [11]. Данную позицию можно выразить, по ее мнению, через понимание толерантной личности – человека с позитивным взглядом на мир, нравственного и социально активного, осознающего собственную уникальность и необходимость единения с другими людьми, осознающего многообразие и взаимообусловленность окружающего мира, обеспокоенного его судьбой, и понимающего, что то, каким будет этот мир, зависит от каждого.

----------------------------------- 1. Ахмеджанова, Э.Р. Толерантность или терпимость подростков / Э.Р. Ахмеджанова // Материалы V городской научно-практической конференции молодых ученых и студентов учреждений высшего и среднего образования городского подчинения. - М.: МГППУ, 2006. - 320с.

2. Кожухарь, Г. С. Проблема толерантности в межличностном общении / Г.С. Кожухарь // Вопросы психологии. – 2000. – № 2. – С. 3-6.

3. Ахмеджанова, Э.Р. Толерантность или терпимость подростков / Э.Р. Ахмеджанова // Материалы V городской научно-практической конференции молодых ученых и студентов учреждений высшего и среднего образования городского подчинения. - М.: МГППУ, 2006. – 320 с.

4. Антонова, Л.И. Осознание семантики понятия «толерантность» старшими школьниками / Л.И.

Антонова, Н.В. Рюмина-Македонова, Н.А. Цветкова // Вопросы гуманитарных наук. - №2. – 2006.

5. Толерантное сознание и формирование толерантных отношений (теория и практика): Сб. науч. метод. ст. – М.: Изд-во Московского психолого-социального института;

Воронеж: Изд-во НПО «МОДЭК», 2002. – 368 с.

6. Мириманова, М. С. Конфликтология: Учебник для студ. сред. пед. учеб. заведений / М.С.

Мириманова. – М.: Издательский центр «Академия», 2003. – 320 с.

7. Солдатова, Г.У. Жить в мире с собой и другими: Тренинг толерантности для подростков / Г.У.

Солдатова, Л.А. Шайгерова, О.Д. Шарова. – М.: Генезис, 2000. – 112 с.

8. Братченко, С.Л. Психологические основания исследования толерантности в образовании / С.Л.

Братченко // Педагогика развития: ключевые компетентности и их становление. – Красноярск, 2003.

– С. 104-117.

9. Шкуратова, И. Когнитивная сложность как основа толерантного мышления / И. Шкуратова // Век толерантности. – 2003. – №5. – С.44-51.

10. Декларация принципов толерантности // Педагогика толерантности. – 1999. – № 3-4. – С. 175-179.

11. Солдатова, Г. Практическая психология образования / Г. Солдатова // Толерантность и согласие / под ред. Тишкова В.А., Солдатовой Г.У. – М., 1996.

А.С.Шаалы ИСТОРИЧЕСКАЯ ПАМЯТЬ КАК ОТРАЖЕНИЕ ЭТНИЧЕСКОГО САМОСОЗНАНИЯ Данная статья написана с целью определения исторической памяти как феномена этнопедагогики и этнопсихологии. В ней представлены основные факторы отражения исторической памяти.

Ключевые слова: этнопедагогика, этнопсихология, историческая память, историческое сознание, язык традиция.

Shaaly A.S.

Historical memory as a reflection of ethnic self-consciousness Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) This article is written for the purpose of the definition of historical memory as the phenomenon of [etnopedagogiki] and [etnopsikhologii]. In it the basic factors of the reflection of historical memory are represented.


The keywords: [entopedagogica], [etnopsikhologiya], historical memory, historical consciousness, language, tradition.

Историческая память является предметом исследования смежных наук – этнопедагогики и этнопсихологии. В современных условиях в полиэтническом мире этнопедагогика по сути своей является педагогикой формирования национального самосознания и педагогикой гармонизации межнациональных отношений. Народная педагогика, являющаяся объектом исследования этнопедагогики, содержит в себе неиссякаемый источник для научных изысканий и одновременно громадный воспитательный потенциал.

Такой подход связан с исследовательским интересом к этнопедагогике как системе научных знаний и феномену культуры воспитания.

Этнопедагогика – наука об эмпирическом опыте этнических групп в сферах воспитания и образования детей, морально-этнических, эстетических воззрений на исконные ценности семьи, рода, племени, народности, нации, контроля и коррекции поведения, его мотивов внутри этноса, межэтнических оценок и поведения, отношение к природе. Этнопедагогика объясняет народную педагогику и предлагает пути ее использования в современных условиях, собирает и исследует опыт этнических групп, основанный на многовековом, естественно развивающемся соединении народных традиций.

Предметная область этнопедагогики не остается неизменной: задачи формируются и уточняются в зависимости от изменений социального заказа, связанного с движением общественного самосознания.

Этнопсихология посредством анализа психологической сущности и ценностных ориентаций представителей этноса ищет совместно с этнопедагогикой пути эффективного воспитательного воздействия народной педагогики, учитывая при этом этнические сознание и поведение, базирующиеся на этнической картине мира, традиционных канонах, мифологии, играх – на тех ценностях, которые относятся к этнопедагогическому наследию народов. Под этнопедагогическим наследием мы понимаем созданные конкретным народом материальные и духовные ценности, заложенные в них традиции трудового, нравственного, эстетического, конфессионального, интеллектуального характера, свидетельствующие о богатстве его исторического опыта и наследуемые из поколения в поколение своей жизненной необходимостью, востребованностью.

Этнопедагогическое наследие формируется в непрерывном процессе создания, обновления, накопления ценностей и традиций, что неизменно обогащает духовный потенциал народа, отдельных людей, придает им чувства национального достоинства, гордости, патриотизма и авторитет у других этнических общностей. Этнопедагогическое наследие – это своеобразный исторический образ народа, узнаваемый, уважаемый, ценимый Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) народом. Чем глубже мы будем проникать в его глубины, тем мы больше будем убеждаться в этнопедагогической значимости каждого сокровища народной жизни – источника народной мудрости воспитания, развития социализации личности.

Этнопедагогическое наследие народов является действенным фактором национального спасения, о чем подтверждает жизнеутверждающий смысл золотого этнопедагогики, сформулированного Г.Н.Волоковым: без памяти (исторической) – нет традиций, без традиций – нет культуры без культуры – нет воспитания, без воспитания – нет духовности, без духовности – нет личности (как исторической личности)[1]. Как видим, историческая память – начало данной неразрывной аксиоматической цепочки. На основе этой этнопедагогической аксиомы мы можем увидеть широчайшую панораму историческое развитие этноса во времени и пространстве. Без исторической памяти могут исчезнуть целое поколение, роды, народы. В связи с этим возникает необходимость изучения исторической памяти как психолого педагогического феномена.

Что такое историческая память? В чем она проявляется? Как она сохраняется? Попытаемся дать ответы на заданные вопросы с позиции этнопсихологии и этнопедагогики. В монографии этнопсихолога А.С.

Логачевой «Этническое самосознание (на примере хакасского этноса)»

историческая память представлена как сфокусированное самосознание, осуществляющее процесс организации, сохранения, переосмысления и воспроизводства прошлого опыта этноса [2]. С точки зрения этнопедагогики историческая память трактуется как системообразующий фактор национального спасения, проявляющаяся в народных традициях, культуре, этническом воспитании, духовной культуре на уровне мироощущения, мировосприятия, миропонимания, представлений, воспитаний и др.

Историческая память отражается в историческом сознании в различных факторах развития этноса и традиционной культуре воспитания. Значение исторического сознания велико, ибо оно показатель исторического развития этноса и без него он может исчезнуть с исторической арены мира.

О проявлении исторического сознания тюркских народов свидетельствуют высеченные на камнях рунические письмена. Обратимся к Малой надписи в честь К лтегина, полководца, Билге-кагана, одного из прославленных правителей Восточнотюркского каганата и Тоньюкука, советника каганов. В них мы читаем завет Бильге-кагана к своему тюркскому народу:

Каганом став, собрал несчастный свой народ, Устроил и сплотил разрозненных, - и так Кто прежде был, богатым вскоре стал, А малый народ великим вскоре стал… Мой царственный завет – сердечные слова Нести из рода в род велю вам:пусть войдут Они в народ «он ок» и в племя тат, и пусть, О тюрки, пусть всегда средь вас они живут[3].

Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) Высеченные на вечном камне слова вождя тюрков создают объединенный образ совершенного правителя кочевых народов, благородного, объединителя родов и племен, бесстрашного героя с добрым сердцем и добрым именем, сформировавшегося в историческом сознании народов. Большая надпись о полководце Клтегина, перенявшем боевые подвиги своих предшественников, говорит о преумножении славы каганов. В ней мы встречаем отражение исторической идеи степного народа о совершенстве личности:

Отважнейший каган отважного сменял, мудрейший принимал от мудрого свой трон, и те, кто доводил законы для людей, все были, как один, отважны и мудры.

Все беки, весь народ, правителям верны, хранители свой уклад – крепили каганат.

Каганы, отходя в мир мертвых, всем живым старались завещать устроенную жизнь [4].

Здесь мы видим усиление исторической преемственности племен и народов. Исторические сознание сохранило и идею совершенства настоящего кагана-правителя, мужественного и мудрейшего. В народе носителем мужества героя считаются его внутренняя энергия, сила и красота духа. В нем проявляется доблесть как воинское и социально значимое мужество, благотворно повлиявшее на ход исторических событий, побуждающее окружающих к активным нравственным действиям, красивым и благородным поступкам. Историческая память не только хранит подвиги наших предков, но и моделирует содержание духовно-нравственного воспитания детей и молодежи на века.

Историческая память находит свое отражение в духовной культуре этноса, включающей язык, традиции, мифы, героический эпос, обычаи, обряды, этноэтикет. Рассмотрим только основные из них.

Язык является средством выражения мысли, познания окружающего мира, «конституирующий признак этнической культуры (этническая константа)» [5]. Он, являясь показателем личностного и национального самосознания, создает условия для познания истоков своего народа, его традиционной культуры и образует собственно этническую самобытность каждого народа. Именно через язык культуры во многом и реализуется.

Пословицы и поговорки, загадки и сказки, песни и прибаутки, приветствия и благопожелания – все это результат самобытного функционирования языка, показатели исторической памяти народа.

В живом слове народа слышится многовековое назидания. Вот художественно-эстетическое осмысление природы: «ннн чаражы хекте, нштн чаражы чечекте» - нет голоса красивее, чем у кукушки, нет растения наряднее, чем цветок. В загадке «хн адалыг, чер иелиг, суг угбалыг» солнце – отец, мать – земля, вода-сестра показаны основные условия роста растений через термины родства[7]. Пословицы выражают доброе отношение к коню: «аъды чгрк мактадыр»- добрый конь славу прибавляет. «Кыс этке Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) ынак, оол аътка ынак» - девушка любит наряд, парень – коня[8]. В пословицах отец и конь всегда рядом, неразрывны: «ада чокта эш чок дег,аъды чокта бут чок дег» - без отца, как без друга, без коня, как без ног[9].

Родина, родная земля воплощены в интернациональных по сути образах гнезда птицы, матери и колыбели: «Куш уялыг, кижи чурттуг» - у птицы – гнездо, у человека – родина, «оскен чери –трээн ие, скелернии – сонгу ие»

- родная земля-мать, чужая земля-мачеха. Народ осознает себя, как социальное целое «чангыс кезек от болбас, чангыс кижи кижи болбас» - одно полено – не костер, один человек – не народ. Свою силу видит в единстве «чангысты шаа чок, чптн кж чок» - в одиночку слабы, вместе - сильны «дамырактар чыылгаш хем болур, тарамыктар чыылгаш,кш болур» - ручьи сольются – река, люди соединятся –сила. В тувинских пословицах всегда присутствует жизнеутверждающая идея народа, его прозорливость, жизнестойкость и социальная мудрость «чонну крут – шолбан кара» - ум народа ясен как утренняя звезда;

«тайып ужар, даянып турар» поскользнувшись – падают, оперевшись – встают. А народные песни! В них величавость, дружелюбие, доброта, милосердие, взаимовыручка, гордость за свой народ: «Силер турда, бодум-на чоргаар, унеримде, киреримде» - когда вы здесь, и сам я горд, уходя и приходя [10].

Многие поговорки и пословицы, отражающие глубины и правдивость мудрости народа, укрепляли культ родного слова: «в половодье нет рыбы, в пословице нет лжи» (легер ссте нгл чок, ер сгда балык чок);

« веревку надо уметь вить, пословицу надо запоминать» (чепти чежип ренир, чечени сактып ренир.) Они выступают и как гуманное средство воспитания:

«бодливый бык рога выставляет, не умеющий убеждать – кулаками машет»

(зер буга мыйыс дгээр, улегер билбес кижи кжн дгээр.) Родной язык является хранилищем и эстетических взглядов. Описывая явление природы в сказаниях и разговорной речи, тувинцы применяют сравнения, эпитеты и метафоры: «рано утром, когда вершины скал золотись солнечными лучами», «просторная степь с переливающимися миражами» и т.д., а такие сравнения, как хартыгадан кашпагай (ловкий, быстрый, как ястреб);

эзир дег эрес (храбрый, удалой как орел);

адыг дег мге (сильный как медведь) дают нам возможность получить характеристику личности народного идеала. Внешний портрет сказачных героев описывался выражениями: «ай, хун херелдиг алдын дангына» (красавица, излучающая лучи солнца и луны);

«чойган дег хн сынныг,чодураа дег карактарлыг» (стройна как пихта молодая, глаза такие черные, как черемуха;

«кедиртпелек сай-ла чажы, кедээр черни пж ле-ийин» (косы у нее такие толстые, как будто ветви молодого кедра);

«эгиски дег кызыл чаактыг» (щеки такие красные, как будто дикой свеклой разрумянены), которые свидетельствует об эстетическом восприятии явлений общественной жизни. Идеал красоты, гармоничности араты искали и в окружающей действительности [11].

Хакасский ученый Н.Ф. Катанов, отмечая остроумие тувинцев, писал, что в их песнях «воспеваются и осмеиваются решительно все стороны обыденной жизни, воспеваются не только вся вообще урянхайская земля со Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) своими постоянными обитателями, но и все неодушевленное, на ней находящееся», т.е. в языке народа отражалась вся его духовная жизнь. Уже к семи-восьми годам дети слышали совершенные образцы родной речи поговорки, пословицы, загадки, сами постигали смысл наиболее широко известных и красивых фраз, выражений и стремились усвоить и повторять их в своей речи [12].

О значении всякого образования, письменности, о грамотности, стремлении к свету и знаниям тувинцы утверждали» без знаний и утро, как ночь» (эртем чокта эртенда дне-ле), «неграмотный, как немой» (жк билбес, н чок-биле дмей) и т.д. Вековые желания трудящихся о необходимости грамотности отражались в сказаниях и в сказках. Героиня сказки «Мге БаянТоолай» Алдын-Дангына оставляет мужу записку, в которой она сообщает о том, что «ограбил его родину и увез ее чудовище Амырга-Кара-Моос»[13]. В ней же она предупреждает мужа о коварности и могуществе врага. Благодаря письменному сообщению жены богатырь узнает, с кем имеет дело, готовится к схватке и побеждает злое чудовище, освобождает свою суженную и своих подданных. В сказке же «Заяц спас овцу» заяц нацепляет на рога овцы какую-то бумажку с письмом, а волк который не умеет читать, поверил, что это указ бога о наказании волка, испугался и убежал. Здесь народ, с одной стороны, показывал, какую услугу может оказать письменность, а с другой – высмеивал глупость баев, которые кичились своей грамотностью, умом, а на самом деле не умеют даже читать.

Не исключена возможность, что в подобных сказках отразились представления людей об имевшейся у древних тюркоязычных племен письменности.

Другим фактором, отражающим историческую память, являются традиции. Традиции – необходимое условие формирования этнической идентичности личности и самовыражения этноса. Как и в языке, в традициях закодировано историческое сознание, это неотъемлемая часть этнического самосознания, важнейший элемент социокультурной преемственности. Это и поклонение Земле, Небу, Воде, и традиции отношения человека к природе, гостеприимства, сватовства, народных праздников и многое другое, несущие в себе историческое начало в формировании этнической картины мира.

Одновременно традиции – мощнейший этнопедагогический фактор воспитания человека культуры, как носителя, творца своей родной, общероссийской и мировой культуры.

Таким образом, историческое сознание и историческая память обладают огромной жизнеутверждающей силой. Благодаря этому, мы знаем не только знаковые события, вехи истории, но и свой род, мудрость своего народа для настоящего и будущего подрастающих поколений. Потому как национальная самоидентификация играет неоценимую роль в сохранении многовековой самобытной культуры каждого народа.

------------------------------------------------------ 1. Волков Г.Н., Салчак К.Б., Шаалы А.С. Этнопедагогика тувинского народа. – Кызыл: Изд.-полиграф.

бтдел «Билиг», 2009. – С. 15.

Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) 2. Логачева А.С. Этноческое самосознание (на примере хакасского этноса). – Абакан: Хакасское книжное издательство, 2009. – С. 143.

3. Кюль-тегин: Поэзия вечного камня: (Памятники орхоно-енисейской письменности VI – VIII вв.). – Новосибирс: Наука, 2003. – С. 195.

4. Там же. – С. 199.

5. Гумбольдт В. Избранные труды по языкознанию. – М., 1984. – С. 396.

6. Курбатский Г.Н. Тувинцы в своем фольклоре. – Кызыл, 2001. – С. 88.

7. Там же. – С. 157.

8. Там же. – С. 158.

9. Там же. – С. 161.

10. Там же. – С. 187, 188.

11. Волков Г.Н., Салчак К.Б., Шаалы А.С. Этнопедагогика тувинского народа. – Кызыл: Изд.-полиграф.

бтдел «Билиг», 2009. – С. 98.

12. Там же. – С. 99.

13. ЦГИАЛ, ф. 733, 04.150, ед.хр. 284, № 227.

НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ Е.В. Айыжы, О.К. Шыырап ОТЧЕТ О РАБОТЕ СОВМЕСТНОЙ ЭКСПЕДИЦИИ КЕМЕРОВСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСТЕТА И ТЫВИНСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА ПРИ УЧАСТИИ ООМИИ имени М.А. ВРУБЕЛЯ В июле 2009 г. (с 15 по 27 июля) состоялась совместная экспедиция Кемеровского Государственного университета и Тывинского Государственного университета (при участии Омского областного музея изобразительных искусств имени М.А. Врубеля) под руководством к.и.н.

доцента ТывГУ Е.В. Айыжы и к.и.н. старшего преподавателя КемГУ В.Ю.

Чигаевой. В состав экспедиции также вошли: ученый секретарь ООМИИ им.

М.А. Врубеля И.Л. Симонова и О.К. Шыырап старший преподаватель кафедры археологии, этнографии, исторического краеведения ТывГУ а также студенты исторического факультета 2 и 4 курсов Кемеровского государственного университета.

Целью экспедиции являлась передача опыта методики копирования наскальных рисунков преподавательскому составу кафедры археологии, этнографии, исторического краеведения ТывГУ, а также произведение разведывательных работ в районе строительства железной дороги Курагино – Кызыл.

Всего за время экспедиции было исследовано 3 комплекса, содержащих петроглифы: Малый Баян-кол (район Зверофермы), Догээ и Ээрбек.

Малый Баян-кол (дачи, район Зверофермы).

I.

Памятник расположен на правом берегу Енисея на территории Кызыла приблизительно в 7-8 км. от центра города. Скальные выходы идут вдоль грунтовой дороги, параллельно заболоченной старице Енисея. Плоскости преимущественно ориентированы на юг. Комплекс находится в районе строительства железной дороги, тем самым попадая в зону риска его уничтожения. Малый Баян-кол изучался М.А. Дэвлет, М.Е. Килуновской.

Частично опубликован, в частности, плоскости с изображениями медведя и лося (у М.Е.Килуновской).

Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) Поселок Баян-кол и река Баян-кол («баян» – «богатый», «гол» или «кол» - река, вода) расположены в 60 км. от г. Кызыла, однако во время весеннего половодья, по сведеньям местного населения, р. Баян-кол сильно разливалась, в результате чего возникала река Малый Баян-кол, которая текла с гор.

Со времени основания Кызыла в 1914 г. здесь проводились шаманские ритуалы, т.к. данный район географически связан с другим святым местом – Бобровым источником (Аржан Кундустуг) – находится с ним на одной линии. До настоящего времени на гребне горы в непосредственной близости от плоскостей с изображениями лося и медведя сохранились два оваа (обо) – жилища духа горы.

С советского времени появилось название «Звероферма», т.к. с 1950-х гг. там выращивали ценных пушных животных (чернобурых лисиц, песцов).

С 1990-х гг. звероферма перестала функционировать, однако название сохранилось.

Скальные выходы Малого Баян-кола состоят преимущественно из песчаника, местами – сланца (очень редко). Ряд плоскостей подвергнут сильной эрозии или разрушен полностью в результате обрушения камней.

Некоторые плоскости подверглись сильному антропогенному воздействию – по верх многих изображений нанесены современные надписи, выполненные красками. Так же, по свидетельству, местных жителей, отдельные отколовшиеся плоскости с рисунками уносят с места комплекса для украшения собственных дачных участков.

Датировка комплекса: бронза, ранний железный век, тюркское время, позднее средневековье, этнографическая современность.

Всего нами зафиксировано 31 плоскость, в том числе изображения козлов, лошадей, оленей, верблюда, лося, медведя, антропоморфные фигуры, орнитоморфное изображение, II. Ээрбек (поселок, находящийся в 11-12 км от Кызыла, Кызылский район и 4-х км. от пос. Ээрбек).

Ээрбек 1 Находится на правом берегу р. Енисей и правом берегу р. Ээрбек («ээр» - «поворот», т.е. в переводе название реки может звучать как «Извилистая»), в 4 км. от пос. Ээрбек. скальные выходы идут вдоль автомобильной дороги Кызыл-Баян-кол, ориентированы, в основном, строго на юг, частично на юго-восток и юго-запад. Памятник находится в районе строительства железной дороги. Исследован М.Е. Килуновской.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.