авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

«№ 4 (6401) 30 января – 5 февраля Газета основана в 1830 году ...»

-- [ Страница 4 ] --

– Я один из читателей и почита- чит, быть абсолютно глухим от толярий уточняет мотивы её поступ- смогла сделать его себе подобным.

телей Инны Кабыш… Может быть, – Гениальные пронзительные рождения… Любовная лирика – Не каждые стихи хочется за- ков, можно даже допустить, и её души.

Александр КОЛЕСНИКОВ я пристрастен, но я не навязываю стихи печального человека, кото- Инны – мощная, сильная, страс- учить, а эти хочется!!! Они создают стереоскопию времени, ПОРТФЕЛЬ «ЛГ»

Н неестественных позах, и под ними на пыльной – Он чего? – толкнул я Витьку. – У нас спра- И так каждый день: кто-то убит, кто-то ранен икогда не думал, что доживу до 70-лет- сожгли все дома, а потом и фугасными, перепа Блокадный дневник траве проступала грязь. шивает? или контужен, а чья-то семья навечно похоронена ней годовщины окончания Сталинград- хивая погорелья.

Подойдя ближе, я понял, что животные уби- – Да нет, – отозвался тот. в блиндаже или подвале… В посёлке уже никого ской битвы. Это же целая человече- Выйдя на возвышенность Ергеней, немцы ты… И, видно, совсем недавно… Это сделал И в это время из-под обрыва, на котором стоя- не хоронили, как это было в начале боёв, а только ская жизнь! А у меня до… было ещё детство и подключили к этому кошмару – артиллерию и Димы Бучкина тот немецкий самолёт, который низко кружил ли мы, послышался голос: присыпали… И то не всегда.

юность, оборванная пришедшей в родной город миномёты. По Купоросной балке враги несколь над этим местом, когда мы с дедом были ещё – Копай! Копай! В полный профиль! Так, стоя у края обрыва, я «на ощупь» бродил по войной… ко раз прорывались почти до Волги. И тогда из-за во дворе нашего дома. Я уже раньше видел, как Я сделал шаг и заглянул вниз, в овраг. В тени, воспоминаниям своей сталинградской войны.

Полгода боёв в Сталинграде разрубили мою Волги нас накрывали залпы «катюш» и тяжёлой безнаказанно летавшие фрицы над нашим по- под кручей сидел командир. На коленях планшет. Очнувшись, я позвал дочь Юлию и внука Ми жизнь на две неравные половины. артиллерии. Прорывавшихся немцев несколько Накануне в Петербурге, в Балтийском медиа сёлком гонялись за людьми. А тут беззащитные Склонился, что-то пишет. шу. центре, открылась выставка «Война и мир В заметках я вспоминаю лишь об отдельных раз отбрасывали.

Дмитрия Бучкина», посвящённая 70-летию коровы. Вот он и «схулиганил», убив несколько – Это он, – шепнул мне Витька. – Смерше- – Поглядите, какой отсюда вид на Волгу… эпизодах того давнего, ушедшего в историю, Я однажды попал под этот страшный огонь, и прорыва блокады Ленинграда.

времени. Это лично мой Сталинград. У тех, животных… вец. Оторвав взгляд от замусоренного и всеми меня спас наш одиночный окоп, один из многих, Дмитрий Бучкин – ветеран войны, блокад Меня поразило, что до них, мёртвых, нет ника- Солдат потерянно постоял, вытер рукавом ли- брошенного пустыря, дочка восторженно ахну кто защищал с оружием в руках мой город, – он которые нарыли вокруг красноармейцы. Ощуще ник. В Петербурге и не только он известен как кого дела пастухам, которые бичами гнали стадо цо и, подняв лопату, стал копать дальше. ла.

другой. ние такое, что нырнул в горящую печь и загнетка живописец, акварелист, график, педагог, член к берегу Волги, и я спросил у деда: «Да как же можно? Как можно копать се- – Ты гляди, какая красота! – Повернулась к В силу своей издательской профессии мне захлопнулась за мною. Жгло спину, хотя я был Петровской академии наук, сын художника – Что, они их бросили? бе могилу?» – кипело всё во мне. Я задохнул- сыну, а потом ко мне: – Да что ж они такое золо приходилось общаться с многими писателями, в ватной фуфайке. Земля не только горела, но Петра Бучкина. Произведения его выставле – Ай, – отозвался тот, – не до них! Надо спа- ся. Сорвался с места и убежал в свой блиндаж тое место забросили и загадили?

кто воевал в моём городе, а потом описал эти и плавилась, и мне казалось, лава вот-вот за- ны в Русском музее, галереях Японии, Кореи, сать живых! – И, увидев впереди знакомых, над- и не выходил до обеда. Даже не помню, была Она ругала местные власти за этот разор и за события. Я не только с пристрастием читал кни- топит мой окоп. Но солдатский одиночный окоп Швеции, Франции. Полотно «Город-крепость»

дал к ним. ли стрельба или бомбёжка. Забившись в угол пустение: «Здесь же люди живут! А ни дорог, ни ги Виктора Некрасова, Владимира Тендрякова, устоял и спас меня. Однако фуфайку пришлось открывает экспозицию Музея обороны Ле нинграда. Здесь же хранятся и странички его Я, было, побежал за ним, но меня остановила на нары, сидел и думал об этом ушастом крас- магазина, ни даже улиц нет!» Я разделял её гнев, Михаила Алексеева, Ивана Падерина и других выбросить.

уникального «блокадного дневника» – запис «выпавшая» из стада бурёнка. Она как вкопанная ноармейце. Я уже видел убитых. Видел тех, кто а сам никак не мог выбраться из-под тяжёлых и «сталинградцев», но и неоднократно обсуждал те Тогда погибло много жителей… все те, кто не ной книжки, в которую тогда ещё начинающий стояла, упёршись передними ногами в землю, только что был живым, а потом лежал бездыхан- всё ещё кровоточащих воспоминаний… события. И всегда выносил из этих бесед одно успел добежать до своих убежищ.

художник фиксировал всё, что видел вокруг.

схожее чувство: будто мы были на разных вой- голову свесила, глаза закрыты. Бурёнка была но. Но чтобы покойника или, вернее, того, кого До войны в Купоросном было около тысячи В сентябре немцам всё же удалось пробить Дмитрию Бучкину удалось пережить блокаду.

нах. Они знали, что и у Сталинграда, и у войны светлой симментальской породы, а её передние сейчас лишат жизни, ещё и заставляли рыть се- дворов. А сколько эвакуированных… И почти все брешь через Купоросную балку, выйти к Волге Сегодня ему – 85, и он продолжает рисовать.

ноги тёмно-красные… Это, видно, и остановило бе могилу?! погибли. Когда немцы выгоняли нас из блинда будет обязательно конец. Он может закончиться и разорвать нашу оборону. На юг они дальше меня. И тут я понял – корова ранена и истекает Вечером встретился с Виктором. Он расска- жей и подвалов, то набралось не больше сотни их гибелью… Я же попал в какой-то страшный Лапшина сада пройти не смогли. Зато на севе кровью… Это кровь окрасила передние ноги… зал, что смершевец не дождался наряда солдат женщин с детьми и стариков.

лабиринт, из которого не было выхода… ре немцы потеснили нашу оборону аж до цен Владимир Н. ЕРЁМЕНКО животное медленно, молча умирает… и сам из пистолета убил приговорённого. Витька «Что ж я не остановил машину у той лачуги, где Что меня, как других людей, могут убить, я не тра города, до речки Царица, где в её крутом висело свежевыстиранное бельё? Там наверняка мог согласиться. Но до сих пор со стыдом помню, так и сказал: «убил», а не «расстрелял». Он тоже Мой Сталинград были люди. А вдруг те, кто как и я выжил или зна как во время страшной бомбёжки, перед про- понимал, что это было убийство… ют что-то по рассказам родных? Поговорить бы с рывом немцев к Волге через наш рабочий посё- И ещё сказал, что зенитчиц не собрали к «жи ними, отвести душу…» Но не случилось… лок я, забившись под железную койку в сводча- вой» могиле. Они пришли сюда позже, когда там том подвале соседей,скулил, забыв про мать и уже не было смершевца. Пришли, поправили мо ЖЕНЩИНА ПЛАЧЕТ брата: «Я не умру! Я не умру!.. Даже если всех гилку, насыпали холмик земли.

завалит, рухнет подвал, меня спасёт железная ЧЕРЕЗ 70 ЛЕТ кровать…» Гулял по парку и вдруг увидел на лавочке оди И это тоже только мой Сталинград. Меня охватил ужас… Я уже видел и слышал, – А слабые? склоне был оборудован блиндаж командующего нокую плачущую женщину. Первое желание – по Надежда ТАРАСЕВИЧ как умирают смертельно раненные лошади… Их – Утонут… – тяжело отозвался дед. И, помол К тому же война нерасторжимо переплелась 62-й армией В.И. Чуйкова. Летом прошлого года меня так потянуло в эти дойти и предложить помощь. Уже пошёл к ней, ржание похоже на смертный крик, от которого чав, добавил: – Всё, как в жизни… со всей моей последующей жизнью, и мне ка- Здесь полоска волжского берега шириною места, что я упросил родственника отвезти меня, как меня остановил знакомый голос:

пробирает дрожь… А эта бурёнка умирает молча, жется, я до сих пор не могу выбраться из-под всего двести метров держалась до конца оборо- мою дочь и её сына в Купоросный. – Не трогай её. Пусть выплачется. И ей ста «НИ ШАГУ НАЗАД!»

в каком-то неестественном перенапряжении. И её обломков… ны. Немцы не могли её взять только потому, что Мы оказались на земле посёлка, где 70 лет на- нет легче… от этого ещё страшнее… у Чуйкова была отличная связь с левым берегом. зад я вместе с мамой и младшим братом пережил Замедлил шаг и огляделся. Никого рядом.

ПЕРЕПРАВА ВПЛАВЬ Бурёнка утробно выдохнула, передние ноги Как только они поднимались в атаку, подавался Это случилось в конце июля. После тяжёлой весь Сталинград. Отец и старший брат Виктор Парк пустой, только впереди плачущая навзрыд – Когда появился этот дневник, в который вы стали подломились, и она рухнула. Сначала на острую ночи, которые стали походить одна на другую, сигнал на заволжские батареи и артиллерии «ка- были на фронте. молодая женщина. Тут же я понял, что всё шло с зарисовывать происходящее?

грудь, а потом завалилась на бок… Ровно за год огненное колесо войны докати- когда остервенело бухали зенитки. Особенно до- тюш». И немцев сметало огнём… Наши бойцы в Лет за тридцать до этого я приезжал сюда, и той далёкой войны, которую я пережил подрост Поодаль от стада стояла другая корова, в та лось до нашей Волги. И Сталинград, считавший- нимала наша батарея, стоявшая перед домом в это время успевали скатиться вниз к берегу, где тогда ещё можно было увидеть какие-то приме- ком более семидесяти лет назад. – В первые дни блокады. Альбомчик этот сшил папа, кой же закаменелой позе. Я побоялся проходить ся глубоким тылом, стал прифронтовым. овраге, где был вырыт и наш блиндаж. у них в кручах были блиндажи… ты посёлка. В десятках метров от берега Вол- Голос был родной, не то мамы, не то бабуш- принёс и сказал: «Рисуй, Димка. Кто, если не мы?» Он мимо неё и, круто повернув в сторону, побрёл Нас, старшеклассников (а я уже оканчивал Проснувшись, увидели, что через Волгу нет Я уже упоминал нашу зенитную батарею. ги обнаружил кирпичные остатки нашего дома. ки, из той, ушедшей вместе с ними в небытиё тоже вёл дневник. Я был наблюдательным мальчиш к деду, который шумно говорил с гуртоправами восьмой класс), с весны начали выводить на понтонной переправы. Тут же от соседей по Служили в ней девушки, а вот охраняли орудия Теперь не было и того фундамента. Но люди, жизни… кой, следопытом таким, и стал всё зарисовывать. Печку (так он назвал знакомых пастухов), наставляя их, рытьё окопов. В небе постоянно висела ненави- блиндажу узнали: «Взорваны и две других!» Это мужчины-красноармейцы. В одну из ночей, когда как и в тот наш приезд, здесь жили. Несколь- Прошагал мимо, вспомнив, что за парком кор- новую – старая требовала много дров, и мы сложили с как легче загнать стадо в Волгу.

стная «рама», самолёт-разведчик. Его не могли сделали наши после ПРИКАЗА Сталина № 227, не было налётов на город, на батарее было ЧП. ко хатёнок, слепленных из отходов строймате- пуса больницы. Значит, женщина вышла оттуда и отцом из кирпичей маленькую. Прачечную – туда хо – Вы волов пустите вперёд! – Кричал он тем, «достать» наши зенитчики… Шли воздушные бои, получившего название «Ни шагу назад!». Проверявший посты обнаружил спящего солда- риалов, разбросаны по пустырю. Ни улиц, ни не смогла дальше идти. дили за водой, водопровод замёрз, приходилось часами кто стоял внизу, под кручей, у самой воды. – Во и почти всегда побеждали быстрые как молнии Связь с «за Волгой», откуда шли войска, бое- та. Прифронтовая линия, а тут этот сталинский кварталов. Ориентиром было сгоревшее и раз- А я уже был там, на войне, где плакали многие стоять, чтобы по капельке набрать ведёрко. Пайку хлеб лов! За ними пойдёт стадо… «мессершмиты»… А наши двукрылые «чайки» и припасы и другое снабжение, прервана… Пре- приказ «Ни шагу назад!»... И суд над бедолагой- битое каменное здание ещё дореволюционного молодые женщины. Их плач доносился из дво- ную – чтобы получить её, нужно было встать в очередь В руках у Лазаря Ивановича был длиннющий тупорылые «ястребки» чаще вспыхивали факе- охранником был скорым и беспощадным. Приго рвана и эвакуация из города не только жителей, кожевенного завода. Улица Ленина шла от него. ров, когда по посёлку проходил почтальон. Его очень рано, сначала поднимался и уходил отец, за ним ждали в каждом доме с письмом с фронта и арапник, и он так оглушительно, нет, не хлопал, а лами… Когда из горевших самолётов выпархи- вор трибунала – расстрел.

но и раненых красноармейцев. Их теперь будут Теперь здесь стояли три лачуги, где могли жить я, потом мама, иногда, когда подходила твоя очередь, боялись встретиться с похоронкой… именно стрелял, что ему позавидовал бы любой вали белые парашюты, их расстреливали всё те Всё вершил появившийся словно из-под зем отправлять только в часы короткой летней ночи только бомжи. объявляли: «А хлеб закончился!» Я до сих пор не пони цирковой жокей… же мессеры… ли в зенитной части лейтенант-смершевец. Он на лодках и моторках, какие прячутся в заводях Спустившись по бывшей улице, я вроде бы Когда это случалось, то двор взрывался кри- маю, как мы выжили. Это непостижимо.

– На одном из ваших рисунков блокадного дневника Мы пробыли на берегу Волги не меньше часа.

К лету 1942 года немцы во многих местах выхо- же и объявил, что приговор приводится в испол и ериках на левом берегу. нашёл место нашего дома. Но там была свалка, ком, от которого холодело сердце. Мне кажется, – лучи прожекторов, самолёты. И дети, обороняющие Переправа вплавь оказалась не только хлопот дили к Дону, а от него, от той злополучной Боль- нение немедленно. Но вышла какая-то заминка.

Все эти сведения и слухи сыпались по «сара- поросшая вербами и густым кустарником. Про- во мне навсегда застрял крик нашей тридцати крышу, – вы и ваши друзья.

ным, но и тяжёлым делом. Животные никак не шой излучины, до Сталинграда – всего 80 кило- Не то смершевец ждал команду бойцов для рас фанному» радио. Настоящее радио об этом мол- брался к самому обрыву берега, и мне открылись летней соседки, матери троих малых детей, когда хотели входить в воду. Они несколько раз про метров. В сводках Совинформбюро почти месяц стрела, не то не мог собрать зенитчиков на по чало и после страшной бомбёжки, когда немцы родная Волга и её тёмный заволжский лес. почтальонка попросила её расписаться за похо- – Немецкие самолёты чувствовали себя над Ле рывали окружение гуртоправов и стремительно повторялось: «…бои идут в Большой излучине До- со всех сторон зажгли город и он горел не пере- казательную казнь. Река всё та же желанная и красивая, как в дет- ронку на мужа. нинградом как дома. На многих крышах дежури по кручам выскакивали на верх берега.

на». И в этот месяц непрерывно шла эвакуация ставая… Рассказывающая всё это маме девушка-зе- стве и юности. Помню и плач самой почтальонки. Она жало- ли отряды самообороны, куда в основном входили Я был плохим помощником, дед несколько раз нитчица так и сказала:

колхозного и совхозного скота и техники. После этого чёрного дня Сталинграда мы уже – Да, это то место… – шептали мои губы. – И валась моей маме: мальчишки и девчонки. Мы обороняли свою крышу:

меня стало относить в то далёкое и незабывае так накричал на меня, что я чуть не заплакал. Для У Волги, на переправах, скопились гигантские не слышали радио, а руководство города ещё – И наш командир так и сказал этому старлею: – Да что они на меня зверем смотрят? Разве ж друзья – Лёнька Кривский, Олежка Чубинский, Макс мое… Лазаря Ивановича это была работа, хоть и труд- «У меня нет людей. Управляйся сам».

табуны. К тому же постоянная переправа была раньше перебралось за Волгу, бросив нас, мир- я виновата? Сил больше нет на этой работе… Райкин, я и молодая женщина Марья Афанасьевна.

ная, но работа. А для меня – потрясение и муче- Мы слышали этот рассказ и тут же рванули к одна, чуть выше Сталинграда. А в самом городе ных жителей, на растерзание… А где же та, нагретая солнцем земля, по ко- Но самым страшным плачем взорвался наш Кстати, с появлением первого советского самолёта ние вместе с несчастными коровами и быками, оврагу. Здесь уже было несколько пацанов и сре навели три понтонных моста. Но по ним скот не А дальше для нас наступил почти полугодовой торой я бегал босиком, где играл в тряпичный рабоче-колхозный посёлок Отрада на окраине связаны и первые хорошие блокадные воспомина которые боялись Волги и никак не шли в воду...

переправляли. Днём на левый берег шли под- ди них мой одноклассник Витька Красильников.

ад Сталинграда. футбол? Где та Большая улица (она так и назы- Сталинграда утром 9 мая 1945 года, когда радио ния. Это случилось ранней весной 1942-го, небо было сообщило об окончании войны. Женские кри Зато, когда они вдруг поплыли, я испытал не воды и автомашины с поклажей и людьми, чаще – Видишь, – кивнул он в сторону красноармей Нашему рабочему посёлку Купоросный выпа- валась), по какой я ходил в школу? Где те крутые ясным, и вот зарокотал над головами наш истребок.

ки и плач забили ликование и радость долго только конец своих мучений, но и восторг, от ко раненными, а ночью, в Сталинград – войска и ца с лопатой. – Заставили копать себе могилу.

ла, может быть, самая горькая и тяжёлая доля из тропинки, по которым мы с ватагой мальчишек Все люди тогда смотрели на него и радовались.

жданной победы. – Дмитрий Петрович, во время войны вы продолжа торого сразу развеялись все мои переживания боеприпасы… – Как могилу? – не понял я. – Это же окоп.

всех поселений Сталинграда, который растянул- скатывались к Волге, на ходу срывая одежду, ли учиться. Расскажите, как проходила художественная и страхи. – Да нет... – зашептали пацаны. – Это он. Он, Скоро скота на правом берегу скопилось ся вдоль Волги почти на десятки километров. Ес- бросались в воду?.. И всё ж таки во дворах и прямо на улице на жизнь в оккупированном городе?

Как и предложил Лазарь Иванович, первыми кого будут расстреливать.

столько, что его начали переплавлять вплавь, по ли брать всю длину города, то Купоросный всего Вокруг всё стало не таким, чужим… Даже те чали устанавливать столы и стулья для гулянок.

Гулянки шли вскладчину. Взрослые собирали поплыли волы. Пригнув рога к шеям и подняв над Я обомлел. И уже не мог оторвать взгляда от опыту Дона. Однако Волга не Дон! В низовьях в десяти километрах от центра к югу. Он весь был места, где сгорел весь посёлок и на чёрном по- – Художники работали, мы учились. Помню первый водою морды, они потащили за собой в воду всё круглой, как арбуз, стриженой головы бойца. У её ширина от полутора до двух километров. Но застроен частными деревянными домами. Пред- горелье торчали одни печные трубы, а потом и по 500 рублей или бутылке разливной водки, Новый год, когда в бомбоубежище за пустым столом стадо… Зрелище непередаваемое. Даже дед, ви другого выхода не было, и пастухи гнали крупный копавшего я видел только голову и уши торчком.

приятий здесь было всего два: кожевенный завод они рухнули под артобстрелами, сейчас я могу что было равноценно. Можно было принести и собрались все художники. Кто-то сказал: «Разве можно пол-литра спирта-сучка, какой из опилок гна давший многое, был заворожён им.

рогатый скот (коров и быков) в реку. Именно в это Они словно прилепленные. Траншея уже выше и небольшая фабрика меховой одежды. Посёлок угадать только по направлению, где проходили было подумать, что вот так мы справим этот праздник».

Пригнутые к глади воды рога отдавали сталь время у нас появился наш дедушка Лазарь Ива- пояса, а он всё копал, ныряя с лопатой на дно.

разделён глубоким оврагом. С запада он, как и те военные сталинградские события. ли на гидролизном заводе. Он стоил на базаре Пожелание к будущему году было одно – чтобы побе ным отблеском на солнце, а шум от входящих в нович, и он предложил мне «пойти и посмотреть Разгибался, когда выбрасывал землю, и опять весь город, прикрыт холмистой возвышенностью Если стоять лицом к Волге, то справа Купорос- те же 500 рублей. дили! Среди нас был Иван Билибин, художник, многие реку всё новых и новых партий осмелевших жи переправу вплавь». Она была чуть ниже посёлка, нырял. Мокрая, в грязных подтёках пота голова – Ергенями. Оврагов по всей длине Сталинграда ная балка. В ней были блиндажи, наш и наших Мы же, рабочие-подростки, собирали по годы проживший во Франции и в 1941 году приехавший вотных огласил Волгу какой-то ещё не ведомой и дед надеялся встретить там кого-нибудь из сво- арбуз и торчащие уши отбивают поклон за покло не менее десятка. квартирантов-беженцев с Украины и Ростова. 300 рублей. Закуска у всех была одна – винег- в Советский Союз. При свете коптилки в бомбоубежи музыкой, и мне показалось, что её сейчас слы их знакомых, у него они были повсюду… Нашёл ном. Такие вот головы и уши у стриженных под Я так подробно говорю, потому что овраги и По этой балке проходил стык обороны двух рет и кислое молоко. Почти все в Отраде дер- ще он писал былинных русских богатырей. К празднику армий: 62-й Чуйкова и 64-й Шумилова… шат и в Астрахани.

он их и здесь… машинку детей, когда они купаются в Волге.

Ергени (куда входят и знаменитые Мамаев кур- жали коров, потому что без молока с детьми не Иван Яковлевич сочинил оду, в которой были такие сло Мы все, кто гнал непокорных животных, вдруг Однако я расскажу о самом зрелище пере- Наконец солдат опустил лопату и, распрямив ган, Лысая гора) имели очень важное, если не Здесь меня и Витьку Моргунова ранило, когда выживешь… ва: «Пройдут года, пройдут ненастья, и снова улыбнётся замерли и восхищённо смотрели на библейское правы вплавь… Оно меня потрясло так, что я шись, повернулся лицом к нам.

решающее, значение в битве за Сталинград. А мы в развалинах на погорелье варили кашу из Только к середине дня, а то и к вечеру мело- мир». Умер он в феврале 42-го… Из жизни тогда ушло действо, какое развернула на Волге война. Воз несколько ночей не мог спать уже не от грохота – Ну, хватит, что ли? – прокричал он треску наш Купоросный овраг был на особом счету у пшеницы. Её мы принесли из разбитого вагона… дии песен под гармони и балалайки выпивших много сотрудников академии. А 13 ноября 1943 года на можно, такое происходило тысячи лет назад, ко зениток и налётов немецких самолётов, а от тех чим и плаксивым голосом. И ещё больше стал За несколько дней до нашего ранения убило мое советского и немецкого командований. По нему за победу сельчан стали заглушать крики и плач улице Герцена, 38, в промёрзшем выставочном зале бы гда в мою родную Волгу упирались орды кочев кошмаров, которые я видел на этой страшной пе- похож на вынырнувшего из воды мальчишку-за- го одноклассника Костю Бухтиярова, таким же проходил стык двух армий, оборонявших город: вдов. ла организована первая военная выставка. Тогда можно ников-завоевателей… реправе через Волгу… морыша. миномётным обстрелом из немецких «ванюш».


64-й Шумилова и 62-й Чуйкова. С тех пор, когда женщина плачет, во мне про- было увидеть картины Николая Дормидонтова, Николая Я спросил у Лазаря Ивановича:

Весь берег не менее чем на километр был за- Я не понял, к кому он обращается. Лицо худое, Ещё раньше бомба упала в блиндаж наших квар Сюда, в этот несчастный стык остервенело сыпается война… Тимкова, Ярослава Николаева.

Сергей ПРУДНИКОВ, – Доплывут ли они до того берега?

пружен гуртами скота. Над ними струился зло- бледное. Гимнастёрка без ремня, со споротыми тирантов, и мы с братом Сергеем бегали прика били немцы, а нас, жителей посёлка, засыпали САНКТ-ПЕТЕРБУРГ Полная версия – на сайте «ЛГ».

– Сильные доплывут… – ответил он.

вонный пар. Несколько коров лежали в каких-то петлицами, болтается, как на колу. пывать их мёртвых… с самолётов бомбами: зажигательными, пока не 16 КЛУБ СТУЛЬЕВ ЛИТЕРАТУРНАЯ ГАЗЕТА, № 4 (6401) 30 января–5 февраля 2013 г.

АНТИЛОПА-ГНУ ИРОНИЧЕСКАЯ ПРОЗА В В ернувшись из поли- с консультациями города.

гала Фулька. – Давайте позна- За ветров ым стекло м есной город наполнялся На крюк у нас ушёл це клиники, жена обра- Получали дельные советы.

комимся. Я – Фулька. Приеха- ощути мо похолодало. Я лый месяц, зато благодаря зеленью. довала меня: Спустя пять месяцев га ла в город третьего дня. Живу включил обогреватель. На Её на всех углах про- корректировке мы здорово – У нас будет ребёнок! ишник, проверявший наши жал на кнопку транзисто у тёти.

давали пучками утлые, укутан- сократили дорогу.

Уже два месяца как я бере- документы, сообщил, что на – Полезай в мешок! – при- ра. Дорожное радио пере ные рванью старушки. Было К концу девятого меся менна. идущем впереди «кадиллаке»

казал Мангышлаков. давало новости:

тепло, всё, чему положено бы- ца жена забеспокоила сь, Я обнял супруг у, поце Городская стратегия Принёс Фульку домой, вы ло растаять, давно растаяло, и тихо произнесла:

ловал, и мы спешно засо пустил, оглядел со всех сторон.

только в душе звероподобного – Началось!

бирались. Набили рюкзаки А Фулька ничего из себя, ядрё Мангышлакова царила вечная Но все волнения оста продуктами. Всё запихали ненькая. лись позади – в это время мерзлота. в багажник и под сиденья, Мария ПОНИКАРОВА – Вообще-то я замужем, Ужас внушал Мангышла- мы подкатили к крыльцу после чего тронулись в путь женщина родила мальчика.

– завихляла Фулька, – но это – Академическую пере ков. Ходил, не разбирая доро- роддома.

– к роддому. И посочувствовал: рыли. Ленинградку ещё не так... А ты добрый!

ги, и не было ему препятствий. Через час акушерка со Первые два месяца мы – Жаль. Не рассчитали – Это я – добрый?! – загро- запуст или. Волоколамку «Мангышлаков идёт!» – не- общила, что родился сын.

мчались очень быстро – с супруги сроков продвиже- перекрыли до окончания Звероподобный Мангышлаков Я был счастлив и сразу ходу прошл и восемь сот ния по проспекту Мира. света. На Кутузовском – помчался в магазин. Нужно метров. У жены заметн о Там наша служба убрала скопление иномар ок. Не было купить навигатор, что вырос живот. По «мобиль- правый поворот. Вот и не протиснуться. Рекоменду- бы не опоздать, когда повезу нику» держал и устойч и- успели они вовремя доб лаков. – Неужто такое, чего я ем сделать крюк через пятое мальчика в первый класс.

хотал Мангышлаков. – Сейчас вую двухстороннюю связь слась по городу устрашающая раться до роддома. кольцо.

не могу?

из окна выброшу! Николай СУЛИМ весть, и вмиг пустели улицы. Заревела Фулька в три ру Взял и выбросил.

Старушки вжимались в углы и чья.

А Фулька зря, что ли, ак истово крестились, когда шёл – Он... он... – И ничего ска робатикой занималась? При Мангышлаков. Стонал асфальт ПРОЩАНИЕ ВЫШЛИ...

зать не может.

землилась на ноги, платьиш Л под ногами Мангышлакова, и Со знаком Насилу успокоилась.

ко обдёрнула и снова в дверь ёня ещё в сентяб ре го даже птицы не смели петь, ког- – Он, – медленно сказала. ворил, что у него нет вошла.

да проходил Мангышлаков. – Половой инстинкт подав – Добрый, – говорит. – Не- настро ения делать но качества Все знали Мангышлако- ляет. вые работы к юбилейной вы далеко выбросил и аккуратно.


ва, и все боялись его, и только – Это с женой-то?! – не по- ставке «НЮан са» и что, ско Ничего не сломала.

Фулька, недавно приехавшая в верил Мангышлаков. – Здоро- рее всего, он просто отберёт к – Ты эти штучки оставь! – город, не знала Мангышлако- вый мужик?! Вот гад! ней свои лучшие вещи из тех, закричал Мангышлаков. – Ты ва. Она не поняла, отчего все – Садист. Истинный са- что уже создан ы. Но в конце мне репутацию не порть! Сей вокруг разом побледнели и ста- дист, – закивала Фулька. ноября переду мал и стал ри час как врежу!

ли разбегаться. Кричали люди: – Так, может, я могу чем совать. Работа л много, вти И слегка врезал.

«Мангышлаков! Мангышла- помочь, – засмущался Ман- рал масляную пастель в бума Очухалась Фулька, улыбну ков!», но ведь Фулька не знала гышлаков. – Ты ведь мне, то- гу. Мы с ним буквально через лась слабой улыбкой.

Мангышлакова. го, нравишься... день созванивались, и Леонид – Добрый, – по складам Она осталась одна на улице Фулька подошла, наклони- жаловался, что кожа рук горит выговорила. – Водичкой поб и скоро услышала грозные ша- лась, поцеловала Мангышла- и приход ится делать паузы, а рызгал.

ги, и Мангышлаков предстал кова в низкий заросший лоб. хочетс я успеть нарисо вать – Да нет же! – заходил по перед ней – огромный, зверо- – Нет. Нельзя. Люблю я его. ещё несколько картин...

комнате Мангышлаков. – Не подобный, ужасающий. – Она посмотрела на часы. – И успел, и сделал – на от добрый я, не добрый! Нельзя П «Симпатичный!» – подума- Пора мне. Тётка заждалась. очему 16-я полоса решила крытии 14 декабря принимал мне быть добрым... Я тебя, по ла Фулька. Мангышлаков проводил её откликнуться на книгу Юрия компл именты от коллег, шу жалуй, в погреб запру, там хо Жутко засопел Мангышла- по безлюдной улице до авто- Бычкова «Наша Любовь» (М.:

тил, радовался, как ребёно к.

лодно... мыши...

ков, но удивления не скрыл. буса. «Пробел-2000», 2012)? Ведь она не Я ушёл с выставки чуть рань Выпустил Фульку не скоро.

– А ты чего не убежала? – – Вот ведь горе какое! – Он имеет прямого отношения к юмо ше. А спустя час, в кафе, куда Синюю, в гусиной коже.

заревел он. заглянул в лицо девушке. – Ты ру. Зато её героиня имеет отноше все пошли после вернис ажа, – Добрый, – просипела – А чего бежать? – удиви- приезжай, ежели что... ние к администратору «Клуба ДС», на глазах у друзей Лёня умер.

Фулька. – Корочку хлебную лась Фулька. – Я, в общем-то, Возвращался Мангышла- в своё время издавшему в жэзээ Не смог помочь врач, оказав положил, одеяло, мышеловка никуда не тороплюсь. ков тихо, ногами не топал, ры- ловской серии биографию Любови шийся за соседним столиком, там справная.

– Как?! – громыхнул Ман- чание сдерживал. Купил у ста- Орловой. Так что тема ему до боли не спасла приеха вшая «ско – Ладно, – смирился Ман гышлаков. – Да я же Мангыш- рушек зелени на ужин. рая»... Ушёл замеча тельны й, знакомая.

гышлаков. – Присаживайся.

лаков! Меня из урочища уволи- – Того... – сказал им, вжав- В середи не 1970-х годов та совсем -совсе м незлой чело – Вот муж у меня действи ли за свирепость! Да я медведя шимся в стену. – Передайте, лантливому журналисту Юрию век, наш друг Лёня Мельник.

тельно злой, – закручинилась душу, волка руками разрываю. чтоб не боялись меня больше. Бычкову предложили сделать ли Светлая память.

Фулька.

Меня все боятся! Я страшный, Добрый я... тературную запись мемуаров ки – Это что ж он с тобой дела- Вячеслав ШИЛОВ, звероподобный!

норежиссёра Георгия Алексан ет? – забеспокоился Мангыш- Эдуард ДВОРКИН САНКТ-ПЕТЕРБУРГ – Как интересно! – запры дрова, мужа Любов и Орлов ой.

Рисунки Леонида МЕЛЬНИКА Поэтому он долгое время общался со звёздными супругами, вёл про должительные беседы, расспраши вал о прошлом, читал дневники, Мезозойская С генсеком на передовице?

знакомился с документами. В ре Когда вручали им награды, поэзия зультате у него накопилось много Мы были за генсеков рады.

любопытных фактов из их жизни.

А нынче скучно жить без них!

Полюбил птеродактиль Далеко не все вошли в александ Не посвятишь генсеку стих.

дактиль, ровские мемуары «Эпоха и кино».

И не расскажешь анекдот Стал стихи писать Часть из них впервые опубликова Не принимали стихи В углу, прикрыв ладошкой рот.

птеродактиль. на в новой книге.

птеродактиля, А было ж: «Дорогой товарищ...»

Слог ударный, и два – Сам автор определил её как ки Лил птеродактиль слезу А дальше по бумажке «шпаришь».

безударные;

новедческое эссе. Однако диапа в ритме дактиля. Но если в ком-то жив ген «сека», Вновь удар, и опять – зон произведения не ограничива Ему желаю я успеха.

Ударный кап, два – безударные;

безударные парные. ется профессинальными рамками.

Случай в бане Вновь удар, и опять – Здесь анализ фильмов перемежа безударные парные… Чувства глубокие, чувства ется с описанием исторических со Ведь стихи те, хотя и записаны забытые, бытий, приводится много цитат. В Что наша жизнь – не все в ней дактилем, Звуки негромкие результате отдельные, порой кажу из подарков, Но придуманы-то – и первобытные. щиеся незначительными факты со А вот сюрпризы – прямо день птеродактилем.

Словно скрежещут скрещенья здают большую объёмную картину.

за днём.

Ну и поппинс роя но скрижальные, Количество переходит в качество.

ного ге Я в общей бане встретил олигарха у этой Мэри!

Андрей ЩЕРБАК-ЖУКОВ ож тератур ить, зато м Щёлк – и мурашки уже Что же касается юмора, следует И двух телохранителей при нём. Ли я суд ора.

побежали, но… заметить, что книга написана ос нельз ить его авт Нет плохих блюд, есть *** И так мне на душе немило стало троумно, приводится много весё посад плохо приготовленные.

Поистощились все сусеки: От вида олигарха голышом, Мало ли строчек в стихах его, лых эпизодов. А кто сказал, что осилен По уму в Чужой взлёт равн нию.

Куда девались все генсеки? Что взял я шайку, мыло и мочало много ли, стреч биогра фические книги должны у паде на нудист ают только собственном Не вижу их на мавзолее, И недомытым быстренько ушёл.

Вот только души читавших те быть скучными?

ском пля Ни с башмаком на Ассамблее.

строчки не трогали;

же. А. Х.

Исай ШПИЦЕР Где те газетные страницы Веселин ГЕОРГИЕВ Сергей ФЕДИН Напоминаем, что чувство юмора авторов далеко не всегда совпадает с чувством юмора редакции РАДИОРУБКА Каким Высоцкого помню и люблю В эти дни о Высоцком одной профессиональной говорится много. Ка- записи, ни одного спектакля жется, что всё важное опальной Таганки!

и интересное уже известно Алла Демидова мно и произнесено. Но его роль го работает на радио.

в жизни нашей огромной Неудивительно, что «Радио страны на протяжении не- России» и «Радио Культура», скольких десятилетий так которые долго и плодотвор велика, что сказанного, на- но сотрудничают с актрисой, писанного и снятого, кажет- решили отметить 75-летие ся, недостаточно. Высоцкого, обратившись к Чем больше време- её книге: с 21 января на вол ни отделяет нас от эпохи нах «Радио Культура» в руб Высоцкого, тем больше появ- рике «Однажды в истории»

ляется в рассказах о нём до- (будни, 17.05) звучит 10-се мыслов, искажений и пред- рийный цикл воспоминаний, положений. Поэтому сейчас а 25 января в 20.10 в эфи особенно важно слушать го- ре «Радио России» прошла лоса тех, кто хорошо знал авторская программа Аллы Владимира Семёновича. К Демидовой. Оба проекта ре таким людям, безусловно, шили назвать – «Высоцкий.

относится Алла Сергеевна Каким помню и люблю». В Демидова, многолетний пар- передачи включены редкие тнёр Высоцкого по сцене. Её любительские записи сцен книга «Владимир Высоцкий. спектаклей, звучат малоиз Каким помню и люблю» вестные песни, фрагменты первой вышла в свет пос- интервью. На «Радио России»

ле ухода из жизни выдаю- у поклонников Высоцкого щегося поэта и актёра. На был подробный разговор смерть всенародного кумира о главной, по мнению мно не было напечатано ни од- гих, роли в его творчестве – ного достойного некролога. Гамлете, работа над образом Поэтому статья Демидовой которого очень многое поме о Высоцком, опубликованная няла во взглядах актёра на в газете «Советская Россия», жизнь. На «Радио Культура»

стала настоящим потрясени- Алла Демидова размышля ем. В книге она рассказала ет о Высоцком как о фено в основном о театральном менальном явлении на теат Высоцком, которого у нас в ральной сцене, на экране и Т Купим дорого монеты, РИА награды, значки и др.

КВА стране знали мало. Ведь в в поэзии.

АНТИ 8-495-765-94- те годы не было сделано ни В.И.

Официальный распространитель периодических изданий «ЛИТЕРАТУРНАЯ ГАЗЕТА» на территории Белоруссии ООО «Юнисервиспресс», ООО «Росчерк».

Розничное распространение за рубежом: в Европе и Сев. Америке – распространяется на бортах авиакомпаний W.E. Saarbach GmbH P.O.Box 1562 D-50332 Huert Teal.

02233 7996;

в Израиле – Издательский дом «Новости недели».



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.