авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

«УДК 339.9 (476) (082) ББК 65.9(4Беи)8я43 Б43 Сборник основан в 2003 году Р е д а к ц и о н н а я к о л л е г и я: ...»

-- [ Страница 4 ] --

С одной стороны, это не позволяет предприятию в полной мере уча ствовать в процессе сборки готовой продукции, что порой отражается на ее качестве. Однако способствует решению куда более стратегически важ ных задач, а именно: развивать свою производственную деятельность за рубежом без риска инвестиционных потерь со своей стороны. Именно благодаря такому подходу МТЗ, даже не обладая значительным объемом свободных инвестиционных ресурсов, имеет возможность широкого гео графического распространения своей производственной деятельности в масштабах всего мира. Кроме того, такой подход позволяет заинтересо вать правительства и деловые круги стран-реципиентов в успешном раз витии совместного проекта, так как местное сборочное предприятие на ходится в их собственности и под их непосредственным контролем. Ко нечно, из-за различий в стратегических интересах партнеров, порой, воз никают некоторые сложности эффективного функционирования предпри ятия, что может вызвать временную или окончательную остановку в реа лизации проекта. Тем не менее выгоды от использования такого подхода, очевидно, намного превышают возможные трудности и потери, особенно с учетом полного отсутствия инвестиционной приверженности зарубеж ному рынку со стороны МТЗ.

Таким образом, в целом стратегию интернационализации производ ственной деятельности МТЗ можно охарактеризовать как широкое геогра фическое ее распространение наряду с низкой инвестиционной привер женностью зарубежным рынкам за счет использования лицензионных со глашений.

Интернационализация производственной деятельности ПО «Гом сельмаш». Подход к развитию зарубежной производственной системы Гомсельмаша значительно отличается от того, который использует МТЗ.

Географическое распространение производственной деятельности этого предприятия включает незначительное количество зарубежных рынков. К странам, на территории которых размещены производственные предприя тия Гомсельмаша, относятся всего две: Россия и Аргентина. В планах предприятия – активизация производственной деятельности на террито рии Украины и Венесуэлы.

Особо следует отметить, что в отличие от МТЗ, при организации за рубежных сборочных производств Гомсельмаш использует исключитель но акционерные формы. В создании зарубежных производственных пред приятий Гомсельмаш принимает непосредственное инвестиционное уча стие, приобретая в создаваемых дочерних фирмах контрольный пакет ак ций (более 50 %). А в случае с организацией сборочного производства в Аргентине, Гомсельмаш и вовсе владеет 100 % собственностью этого пред приятия.

Такой подход к построению производственной системы предприя тия выгодно отличается от кооперационных соглашений по лицензионной сборки, используемых МТЗ. Обладая контрольным пакетом акций дочерних компаний, Гомсельмаш способен контролировать их деятельность, прово дить свою стратегию развития, тщательно следить за качеством изготавли ваемой продукции, а также получать прибыль не только от расширения сбы та товарокомплектов, но и непосредственно от осуществления производ ственных операций за рубежом. Кроме того, такой подход позволяет изба виться от многочисленных проблем, связанных с согласованием интересов различных сторон, обязательно возникающих при использовании коопера ционных форм организации, что, в свою очередь, способствует развитию зарубежной дочерней фирмы с первоочередной установкой на прибыль ность белорусской головной компании. Вместе с тем использование инве стиционных форм построения зарубежной производственной системы ли шает Гомсельмаш гибкости в проведении международной экспансии. Зна чительное ресурсное вовлечение в зарубежные рынки ставит компанию в зависимость от их рыночной конъюнктуры. В случае с резким падением внутреннего спроса на этих рынках компания не сможет безболезненно их покинуть, в то время как МТЗ, используя лицензионные соглашения, не бу дет иметь никаких потерь. Кроме того, акционерные формы организации зарубежных предприятий требует от компании большого объема инвести ционных ресурсов, которыми Гомсельмаш, как и подавляющее большин ство белорусских предприятий, фактически не обладает. Именно по этой причине предприятие не может рассчитывать на широкое географическое распространение своей производственной деятельности. Оно попадает в за висимость от нескольких рынков сбыта, в то время как потенциал осталь ных зарубежных рынков остается полностью нереализованным.

Таким образом, в целом стратегия интернационализации производ ственной деятельности Гомсельмаша заключается в создании сборочных производств на небольшом количестве зарубежных рынков посредством прямого участия в их деятельности за счет акционерных форм организа ции. По сути, широкому географическому распространению предприятие предпочло глубокое проникновение и закрепление своих позиций на наи более приоритетных рынках сбыта своей продукции.

Обобщение опыта. Как показывает проведенный анализ, между стра тегическими подходами к интернационализации производственной дея тельности МТЗ и Гомсельмаша существует ряд принципиальных разли чий. По сути, они используют противоположные стратегии развития.

По мнению некоторых исследователей, подход к интернационализа ции, выбранный Гомсельмашем, является наиболее приемлемым для ис пользования другими белорусскими предприятиями. Так, О. Г. Анисько приходит к выводу, что белорусским производителям для активизации их международной экспансии необходимо создавать собственные сборочные предприятия, причем ограничившись лишь тремя заводами на территории южноамериканского, североафриканского и азиатского региона. По его утверждениям, осуществляя сборочные операции на мощностях таких предприятий, компании смогут обслуживать экспортными поставками все другие страны этих регионов [4]. Однако реальная практика показывает, что подавляющее большинство правительств зарубежных стран, особенно развивающихся, отдает предпочтение закупкам у местных производите лей. Обоснованность этих утверждений можно продемонстрировать при мером из опыта зарубежной производственной деятельности белорусской автомобилестроительной компании РУП «Минский автомобильный за вод» (МАЗ).

В 2006 г. МАЗ участвовал в конкурсе на поставку партии автобусной техники в Нижегородскую область (Россия). Основным конкурентом бе лорусского предприятия в этом конкурсе был российский производитель «Лукинский автобусный завод». Характерно, что продукция российского предприятия (автобус ЛиАЗ-5256) была почти в два раза дешевле белорус ской. Однако МАЗ выиграл этот конкурс. По мнению экспертов, одним из решающих факторов победы белорусского производителя в конкурсе ста ло именно то, что доукомплектацию и сборку его продукции планирова лось осуществлять непосредственно на территории Нижегородской обла сти, что гарантировало создание дополнительных рабочих мест и попол нение бюджета области за счет налоговых отчислений с предприятия.

Приведенный пример показывает, что даже если белорусская компа ния будет иметь собственное сборочное предприятие на территории одной из стран какого-либо региона, а ее конкурент наладит неакционерное про изводственное сотрудничество с компаниями остальных стран-соседей, предпочтение будет отдаваться последнему. Поэтому белорусским пред приятиям, организующим зарубежную производственную деятельность, необходимо ориентироваться на непосредственное присутствие в макси мально большом количестве стран-импортеров своей продукции. Вместе с тем широкое географическое распространение зарубежной производствен ной деятельности белорусских предприятий, в связи с их ресурсной огра ниченностью, не позволит использовать инвестиционные формы органи зации создаваемых за рубежом предприятий. В этой связи подход к интер национализации производственной деятельности МТЗ, на наш взгляд, представляется намного более перспективным для использования други ми белорусскими предприятиями.

Рекомендации. Построение стратегий интернационализации произ водственной деятельности белорусских предприятий должно предпола гать минимизацию негативных моментов, рассмотренных ранее подходов, с одновременным синтезом их наиболее положительных сторон. Исходя из этого, выделим некоторые из наиболее значимых рекомендаций по раз витию зарубежной производственной деятельности:

1. Белорусским предприятиям необходимо осуществлять проактивную деятельность по поиску потенциальных стран-реципиентов. Такой подход потребует от отечественных производителей постоянного внимания к ана лизу конъюнктуры рынков зарубежных стран. Вместе с тем позволит опе ративно реагировать на возникновение платежеспособного спроса на про изводимую продукцию, что, в свою очередь, позволит опережать своих конкурентов и реализовывать на зарубежных рынках монополистические преимущества первопроходца.

2. Представляется целесообразной ориентация на максимально широ кое географическое распространение зарубежной производственной дея тельности. Такое стратегическое направление развития способно обеспе чить белорусским предприятиям не только расширение сбыта, произво димой продукции, но и позволит в полной мере реализовать потенциаль ные возможности снижения себестоимости продукции от эффекта «мас штаба производства».

3. Быстрое наращивание своего присутствия на максимально большом количестве зарубежных рынков потребует от белорусских предприятий достаточно большого количества инвестиционных и интеллектуальных ресурсов, которыми подавляющее большинство из них не обладает. Поэто му целесообразным является использование неакционерных форм органи зации зарубежных производственных предприятий.

4. На наиболее стратегически важных и прибыльных рынках сбыта белорусские предприятия должны склоняться к большему участию в дея тельности создаваемых сборочных предприятий путем инвестиционного и управленческого участия в их деятельности. Особенно это важно для перспективных рынков сбыта, на которых отсутствуют подходящие пар тнеры, заинтересованные в сотрудничестве с белорусской стороной.

Литература 1. Национальная программа развития экспорта Республики Беларусь на 2006– 2010 годы. Утв. Советом Министров Республики Беларусь 30.09 2005 г. Минск : [б. и.] 2005.

2. Данильченко, А. В. Проблемы и перспективы выхода белорусских предприятий на внешние рынки / А. В. Данильченко, Д. С. Калинин // Белорусская экономика: ана лиз, прогноз, регулирование. 2005. № 2. С. 3–9.

3. Данильченко, А. В. Транснационализация промышленного и банковского капи тала / А. В. Данильченко, Д. С. Калинин, О. Г. Ковшевич. Минск : БГУ, 2007. 183 с.

4. Анисько, О. Г. Выбор предпринимательских мест за рубежом (на примере авто мобильной отрасли стран Центральной и Восточной Европы и СНГ): дис. … канд.

экон. наук: 08.00.14 / О. Г. Анисько. Минск, 2007. 172 с.

И. А. Соболенко ОСОБЕННОСТИ РАЗВИТИЯ КОНКУРЕНЦИИ В НАЦИОНАЛЬНЫХ СЭЗ Одной из актуальных проблем стабильного устойчивого роста эконо мики Беларуси является эффективная включенность ее в систему мирово го хозяйства. Важную роль в решении этой проблемы играют свободные экономические зоны (СЭЗ), которые государство создает с целью повыше ния хозяйственной активности отдельных регионов, нуждающихся в ре структуризации с помощью не только национальных ресурсов, но и внеш них стратегических инвесторов.

В современных условиях целесообразно развивать конкуренцию, как ме ханизм, способный обеспечить повышение эффективности деятельности субъектов хозяйствования СЭЗ. Иначе говоря, хозяйственная деятельность нуждается в рациональном и научно обоснованном регулировании, которое должно создать цивилизованную и добросовестную конкуренцию.

Существенным признаком развития рыночных отношений является экономическая конкуренция, которая естественным путем возникает из рынка и служит условием его существования и развития. Создание усло вий для развития конкурентной среды в условиях СЭЗ является одним из ключевых элементов государственной политики, направленной на обеспе чение конституционных гарантий единства экономического пространства и свободного перемещения товаров и услуг, а также финансовых ресурсов.

Решение данной задачи должно носить комплексный характер.

В СЭЗ Республики Беларусь в настоящее время процессы конкурен ции пока только налаживаются, принимая сразу же самые крайние, неци вилизованные формы и поэтому данная экономическая проблема явно нуждается в детальном изучении. Экономическая эффективность – объ ективная основа конкуренции. По сути, конкуренция выступает мощным стимулом развития субъектов хозяйствования всех форм собственности и особенно в условиях социальной ориентации рыночной экономики. Чем острее накал конкуренции, тем интенсивнее субъекты хозяйствования – конкуренты вынуждены для элементарного выживания повышать эффек тивность своей деятельности. Происходит расширение сети резидентов СЭЗ, развивается система инвестиционного посредничества, набирают мощь страховые компании, трастовые и лизинговые учреждения и т. п. И хотя на современном этапе субъекты хозяйствования СЭЗ с долей государ ства доминируют, в перспективе они будут иметь серьезных конкурентов со стороны субъектов хозяйствования СЭЗ с полностью иностранным ка питалом. Поэтому проблема конкуренции приобретает первостепенное значение, а формирование эффективной конкурентной среды будет спо собствовать необратимости экономической реформы и гарантировать ее успешность.

Качественной характеристикой экономической системы СЭЗ является определение ее типа. Для этого могут быть использованы показатели, рас считанные по данным годовых отчетов субъектов хозяйствования СЭЗ, сводных отчетов СЭЗ зарегистрированных субъектов хозяйствования СЭЗ, их финансовая и другая отчетность, суммарные активы и размер экспорта, средняя доходность, количественная и качественная характеристика фир менной сети реализации (кластерный подход) и т. п.

По объему экспорта продукции субъектов хозяйствования националь ных СЭЗ оценивается степень открытости или закрытости экономической системы СЭЗ. Чем более развит экспорт продукции, тем больше присут ствие субъекта хозяйствования СЭЗ на внешнем рынке. Из табл. 1 видна динамика увеличения экспорта товаров резидентов белорусских СЭЗ за последние годы деятельности [1].

Таблица Экспорт товаров субъектов хозяйствования СЭЗ Республики Беларусь (в млн долл. США) Название СЭЗ 2000 г. 2004 г. 2005 г. 2006 г.

Брест 36,4 229,5 271,7 305, Гомель – Ратон 28,8 62,3 56,8 80, Минск 13,8 134,7 160,0 229, Витебск – 31,4 49,4 103, Могилев – 5,4 13,9 24, Гродноинвест – 22,2 28,5 61, И с т о ч н и к. Статистический ежегодник Республики Беларусь: стат. сб. / Мини стерство статистики Республики Беларусь. Минск, 2007. С. 599.

На основе выше названных экономических показателей по формуле (1) может быть рассчитан интегральный индекс (In) развития экономиче ской системы СЭЗ. Более подробно методика расчета освещена в [2].

n Ri In = (1), n i = где Ri – место, занятое субъектом хозяйствования СЭЗ по определенному показателю хозяйственной деятельности среди всех националь ных субъектов хозяйствования СЭЗ;

n – число показателей хозяйственной деятельности резидентов на циональных СЭЗ.

При равенстве значений показателей (например, одинаковом количе стве отраслевых субъектов хозяйствования) преимущество имеет СЭЗ с меньшим количеством зарегистрированных резидентов. Ранжирование шести национальных СЭЗ по шести основным показателям хозяйственной деятельности субъектов хозяйствования СЭЗ на четыре периода позволяет определить единые градации для оценки уровня развития национальных СЭЗ. Так как сумма СЭЗ одинакова (шесть), то средний интегральный ин декс (сумма всех рангов, отнесенная к количеству СЭЗ, а также использо ванных показателей) может служить точкой отсчета для таких градаций.

СЭЗ, имеющие интегральный индекс с отклонением от среднего показате ля в пределах 25 % в большую или меньшую сторону, относим к группе СЭЗ со средним уровнем развития экономической среды СЭЗ. Если откло нение от среднего в большую или меньшую сторону более 25 %, то это регионы соответственно с низким и высоким уровнем экономического развития СЭЗ. Если та или иная СЭЗ в разные периоды характеризуется различным уровнем, в соответствующей типологии ее целесообразно от нести к более низкому уровню. Основные показатели хозяйственной дея тельности резидентов свободных экономических зон Республики Беларусь приведены в табл. 2 [1].

Таблица Основные показатели хозяйственной деятельности резидентов свободных экономических зон Республики Беларусь Показатели 2000 г. 2004 г. 2005 г. 2006 г.

Количество зарегистрирован- 169 284 278 ных резидентов на конец года, единиц Среднесписочная численность 7337 20739 27163 работников, человек Номинальная начисленная сред- 67 402 487 немесячная заработная плата ра ботников, тыс. руб.

Объем производства промыш- 88,6 1249,7 1822,6 2693, ленной продукции, работ, услуг в фактических отпускных це нах, млрд руб.

Инвестиции в основной капи- 11,7 225,5 318,1 238, тал, млрд руб.

Экспорт товаров, млн долл. 78,9 485,5 580,2 804, США Импорт товаров, млн долл. 89,6 493,2 618,6 804, США И с т о ч н и к. Статистический ежегодник Республики Беларусь: стат. сб. / Мини стерство статистики Республики Беларусь. Минск, 2007. С. 598–599.

На наш взгляд, неустойчивость в динамике экономического развития является существенным негативным фактором, характеризующим функ ционирование СЭЗ. Распределение СЭЗ по соответствующим типам пред ставлены в табл. 3. Главное отличие предложенной типологии от других подобных заключается в попытке увязать уровень и особенности развития СЭЗ со спецификой белорусской экономической модели развития [3].

Среди СЭЗ, характеризующихся высоким темпом экономического раз вития, можно выделить три типа.

Во-первых, это СЭЗ – лидеры. Главные критерии такого типа опреде ления – значительный объем выпускаемой продукции (обороты) и доста точно диверсифицированная структура реального сектора. Под ней под разумевается наличие хотя бы двух значимых для реального сектора эко номики принимающей страны значимых отраслей, которые имеют прио ритетное значение для развития экономической деятельности (т. е. форми руют развитие современных технологий, создают значительный экспорт ный потенциал и т. п.).

Таблица Распределение национальных СЭЗ по уровню развития Уровень развития нацио- Тип национальной свобод- Название национальной нальной свободной эконо- ной экономической зоны свободной экономической мической зоны зоны Высокий 1. Лидер. СЭЗ «Минск»

2. Многоотраслевой с выра- СЭЗ «Гомель – Ратон»

женной внешней экспорт- СЭЗ «Брест»

ной специализацией.

Средний 1. Потенциально передовые.

2. Крепкие середняки. СЭЗ «Витебск»

3. Особые.

Низкий 1. Перспективные для разви- СЭЗ «Гродноинвест»

тия внешнеэкономической специализации.

2. Слабо перспективные. СЭЗ «Могилев»

И с т о ч н и к. Составлено автором по: [2, с. 81–87].

Типичный пример СЭЗ – лидера, намного опережающего другие СЭЗ, то же с высоким уровнем развития – СЭЗ «Минск». Ключевыми факторами опережения являются: политические условия («эффект соседства» с органа ми государственной власти, надзорными органами, Национальным банком Республики Беларусь, который выступает в качестве не только контролиру ющей инстанции, но и как источник кредитных ресурсов, центр современ ных технологий и квалифицированных кадров);

значительная и развитая инфраструктура (многомиллионное население города, множество субъектов хозяйствования – потребителей, несколько собственных банков и др.);

ин фраструктурные преимущества (развитие средств связи, коммуникаций и национальный аэропорт), базирование в столице администрации СЭЗ, опе ративно решающей экономические задачи по развитию СЭЗ и т. п. Следует отметить город Минск как столицу стран СНГ и выполнения функций по средника при контактах страны с мировым сообществом.

Во-вторых, это СЭЗ с ярко выраженной экспортной специализацией.

Их общей характерной чертой является тесная связь с прилегающими ре гионами. Наиболее характерный пример – СЭЗ «Гомель – Ратон» и СЭЗ «Брест» – экономическое пространство которых достаточно сильно взаи мосвязано с прилегающими областями Российской Федерации, Украины и Польши.

Среди СЭЗ среднего уровня развития можно выделить также три типа.

Первый тип СЭЗ характеризуется многоотраслевыми резидентами с ярко выраженной экспортной направленностью. Второй тип – СЭЗ, в которых доминируют резиденты одной или двух отраслей – СЭЗ «Витебск». Тре тий тип – СЭЗ, развитие и функционирование экономики в которых связа но с влиянием национально-политического фактора и особенностями местной экономики (например, анклав, остров и т. п.). В Республике Бела русь третий тип не представлен.

Среди СЭЗ с низким уровнем развития следует выделить два типа СЭЗ:

с неплохими перспективами для ее развития – СЭЗ «Гродноинвест» и со слабыми перспективами – СЭЗ «Могилев».

Одной из наиболее серьезных проблем национальных СЭЗ является их высокая монополизация – нежелательное для экономического развития ограничение конкуренции на рынке соответствующих товаров и услуг в рамках области, района, республики и на внешних рынках. Проявляется она через доминирующее положение субъектов хозяйствования СЭЗ, даю щее возможность оказывать решающее влияние на общие условия предо ставления конкурентных условий для потенциальных резидентов СЭЗ.

Монополизация может быть выгодна для отдельных субъектов хозяйство вания, даже отраслей, но не в целом для экономики страны. Анализ моно полизации национальных СЭЗ практически значим для оптимизации со ответствующего государственного регулирования. Кроме того, он может быть использован самими субъектами хозяйствования СЭЗ при проведе нии внешнеэкономической и региональной стратегии. Под последней по нимается проникновение субъектов хозяйствования СЭЗ на экономическое пространство соседних регионов Российской Федерации, Украины, Поль ши, Литвы и Латвии. Одним из основных методов такой стратегии являет ся размещение торговых домов и представительств.

В качестве основного показателя для анализа монополизации эконо мического пространства национальных СЭЗ целесообразно использовать коэффициент Херфиндаля – Хиршмана [4, с. 92]. По уровню конкурентной среды все национальные СЭЗ можно разделить на три основные группы.

Первая – СЭЗ с относительно низкой конкурентной средой (значение коэффициента менее 0,9, что в два раза ниже среднего для стран Экономи ческого и валютного союза ЕС). Это СЭЗ «Минск», СЭЗ – лидер, обладаю щий наиболее развитой структурой реального сектора экономики, где ши роко представлены кредитные учреждения, средние и мелкие субъекты хозяйствования, аэропорт международного класса.

Вторую группу составляют СЭЗ со средним уровнем конкурентной среды (значение коэффициента находится в пределах 0,9–0,39 и примерно соответствует среднеевропейскому уровню). Определяя значение Херфин даля – Хиршмана и, рассматривая отраслевую структуру СЭЗ, можно вы делить три основные характеристики СЭЗ. К первой относятся СЭЗ, где доминируют две или более отрасли. Для этого типа характерно дуалисти ческое противоречие государственного субъекта хозяйствования, располо женного вне зоны СЭЗ и субъекта хозяйствования СЭЗ. Второй тип – СЭЗ, где доминируют несколько отраслей, при значительном числе субъектов хозяйствования СЭЗ, непосредственно занимающихся реализацией гото вой продукции. Все они характеризуются достаточно низким коэффици ентом Херфиндаля – Хиршмана (особенно СЭЗ «Могилев»). В СЭЗ «Брест»

и СЭЗ «Гомель – Ратон» конкуренция разворачивается между субъектами хозяйствования СЭЗ и конкурентами в соседних странах. Третий тип ха рактеризуется отсутствием отраслевых субъектов хозяйствования – лиде ров, которые благодаря суммарному количеству создают конкуренцию и на внутреннем рынке принимающей страны.

Таким образом, подтверждается ранее высказанное нами предположе ние о том, что наличие большого количества действующих субъектов хо зяйствования СЭЗ, очевидно, обостряет конкуренцию на соответствую щих рынках, снижает уровень монополизации в СЭЗ и в стране в целом [1]. Следовательно, малые, средние субъекты СЭЗ придают экономическо му пространству большую устойчивость, способствуют ее быстрому и успешному развитию. Для сохранения развития системы СЭЗ необходимо введение территориально дифференцированного подхода к государствен ному регулированию экономического пространства СЭЗ, вместо совре менного унитарного, осуществляемого администрациями СЭЗ.

К третьей группе относятся регионы с высоким уровнем конкурент ной среды (коэффициент Херфиндаля – Хиршмана свыше 0,39). В этой группе можно выделить два типа. К первому типу с доминированием раз ных отраслей относится СЭЗ «Гродноинвест». Ко второму типу относится СЭЗ «Витебск».

Существует мнение среди экономистов, что единственной причиной, сдерживающей формирование конкурентной среды в национальных СЭЗ, является существенная роль государственного воздействия на СЭЗ и из менения правил создания и прекращения действий СЭЗ. В частности, без учета субъектов хозяйствования СЭЗ коэффициент Херфиндаля – Хирш мана в целом по стране снижается от 0,18 до 0,02. Но конкурентная среда субъектов хозяйствования СЭЗ остается высокой и даже увеличивается.

Очевидно, что для большинства национальных СЭЗ с низким уровнем конкурентной среды наличие государственного воздействия необходимо даже в условиях почти полной монополии субъектов хозяйствования со 100 %-ным государственным участием. Закрытие или значительное сокра щение субъектов хозяйствования СЭЗ с государственным участием в та ких СЭЗ приведет к невозможности формирования и развития конкурент ной среды на экономическом пространстве СЭЗ.

Активная региональная стратегия субъектов хозяйствования СЭЗ, как правило, способствует повышению уровня конкуренции на территориаль ных рынках. Но чрезмерная экспансия крупных субъектов хозяйствования в зоне СЭЗ или на сопредельных территориях может привести к сниже нию уровня конкуренции. В действующем законодательстве Республики Беларусь предусмотрены антимонопольные меры, регулирующие порядок образования, развития и ликвидации субъектов хозяйствования СЭЗ [5], порядок преобразования субъектов хозяйствования, продажа и приобрете ние акций и т. п. В то же время действующее законодательство Республики Беларусь не рассматривает и не регулирует такие институциональные основы монополизации хозяйственной деятельности в СЭЗ, как определе ние уровня конкурентной среды.

На наш взгляд, доминирующее положение отдельных субъектов хозяй ствования СЭЗ, выраженное через долю в общем количестве представлен ных субъектов хозяйствования СЭЗ на территориальном рынке, необходи мо регулировать и ограничивать. В частности, субъекты хозяйствования СЭЗ с доминирующей долей государственной собственности должны иметь возможность создавать дочерние структуры с иностранными инве сторами, а также иметь ограничения по степени влияния на создание но вых субъектов хозяйствования в СЭЗ (в данной или сопредельных отрас лях), если это приводит к критическому уровню монополизации.

В случае введения соответствующих антимонопольных ограничений в зонах СЭЗ сами субъекты хозяйствования СЭЗ будут более ответственно относиться к своей региональной стратегии, начнут ее корректировать с учетом проблемы монополизации экономического пространства СЭЗ и ре гиональных рынков. Для решения проблемы монополизации целесообраз но поощрять те субъекты хозяйствования СЭЗ, которые стремятся создать свои представительства (территориальные структуры) на соседних рын ках, особенно в регионах Российской Федерации, имеющих ярко выражен ную сырьевую ориентацию.

Литература 1. Статистический ежегодник Республики Беларусь: стат. сб. / Министерство ста тистики Респ. Беларусь. Минск, 2007. С. 598–599.

2. Соболенко, И. А. Конкурентная среда в условиях СЭЗ / И. А. Соболенко. Минск, 2004. 144 с.

3. Лутохина, А. Л. Белорусская модель: обусловленность и характерные особен ности / Э. А. Лутохина, В. В. Козловский // Экономика Беларуси. 2004. № 1. С. 56–59.

4. Светуньков, С. С. Конкуренция и предпринимательские решения / С. С. Све туньков, А. А. Литвинов. Ульяновск, 2000. С. 88–95.

5. Закон Республики Беларусь от 7 декабря 1998 г. № 213-З «О свободных эконо мических зонах» // Звязда. 1998, 12 дек. № 241.

СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ МЕЖДУНАРОДНОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ Е. А. Семак ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ В отечественной литературе изучение экономической интеграции было начато в 50-е гг. ХХ в. в связи с процессами европейской интеграции для характеристики международной кооперации производства капиталисти ческих стран. По мере углубления разделения труда социалистических стран в рамках СЭВ категория «экономическая интеграция» стала исполь зоваться для обозначения развитой формы производственной кооперации этих государств.

Интеграционные процессы, протекающие в обществе, в различных его сферах стали объектом активных исследований со второй половины 70-х гг.

С этого времени начинается первый этап в изучении сущности данного вопроса. Однако, как свидетельствует анализ литературы по экономике, до сих пор нет единодушия в его трактовке. По мере развития теории меня лись и подходы к исследованию этой категории. Разнообразие мнений очень широко.

Так, некоторые ученые считали, что «интеграция общественного про изводства – это соединение и планомерная координация усилий предпри ятий, коллективов, отраслей в целях наиболее успешного решения важ нейших социально-экономических задач по дальнейшему подъему произ водительных сил, достижению наивысшего научно-технического уровня».

Другие авторы под интеграцией производства понимали соединение, со четание, объединение, слияние отдельных отраслей экономики, их частей и единиц в новое организационное единство. Некоторые исследователи полагали, что интеграция представляет собой органическое сочетание раз личных видов производства и организаций в единый комплекс. В других ра ботах под интеграцией понимался процесс развития экономической системы социализма, связанный с упорядочением, согласованием и объединением эле ментов структуры данной системы. В приведенных трактовках отмечается лишь один аспект этого процесса, а именно объединительный характер инте грации, хотя она и рассматривается авторами на различных уровнях.

В 80-е гг. начинается второй этап. Среди исследователей все больше утверждается понимание интеграции как сложного, диалектически проти воречивого процесса, отражающего одну из форм обобществления произ водства. Несмотря на бесспорность этого утверждения, большинство ис следователей ограничиваются простой констатацией факта. Представля ется очевидным, что такое определение экономической интеграции явля ется лишь начальным моментом в процессе ее познания.

На наш взгляд, чтобы раскрыть сущность экономической интеграции недостаточно дать ее определение как формы обобществления производ ства. Понятие «экономическая интеграция» можно раскрыть только через целый ряд определений. В литературе по философии также указывается на необходимость использования системного подхода с целью более глу бокого и всестороннего познания сущности того или иного явления и про цесса. Между тем новизна поставленных вопросов в этот период состоит в том, что ученые увязали сущность интеграции именно с обобществлени ем. Чтобы понять сущность экономической интеграции, по всей видимо сти, следует показать, что представляет собой эта категория как форма обобществления, с одной стороны, с другой, нужно конкретизировать ин теграцию как форму обобществления, раскрыть ее содержание, специфи ку. Для решения поставленных задач необходимо, во-первых, уточнить со отношение экономической интеграции и обобществления производства, а во-вторых, установить ее связь с конкретными формами обобществления:

разделением труда, специализацией, концентрацией, централизацией, коо перацией, комбинированием. Направление анализа, о котором идет речь, получило определенную разработку в экономической теории. Анализ ли тературы свидетельствует об отсутствии однозначного понимания того, как связаны, как сопряжены интеграция и обобществление. Имеющиеся точки зрения можно свести к двум основным.

Сторонники первой позиции отождествляют эти категории. Думается, что указанные процессы схожи, но не тождественны, поскольку интегра ция есть форма обобществления производства. При этом необходимо об ратить внимание на их различие. Интеграция как экономическое явление зародилась в середине XIX в., а как сформировавшийся процесс существу ет со второй половины XX в. Обобществление – процесс всеобщий, харак терный для всех способов производства. В современных условиях обоб ществление не сводится только к интеграции, хотя она, безусловно, и име ет все возрастающее значение. Мы разделяем точку зрения Е. А. Поспело вой в том, что интеграция это отдельная сторона процесса обобществления производства. Иными словами, интеграция это более узкое понятие, не жели обобществление.

Что же касается соотношения экономической интеграции и простых функциональных форм обобществления, то здесь также имеются различ ные мнения. Одни исследователи исходят из того, что это несопоставимые категории, относящиеся к различным областям знания. Например, Р. И. По ляков считает, что «интегрирование» как философское, общенаучное по нятие нельзя ставить в один ряд с «кооперированием» и «комбинировани ем» производства, которые являются политэкономическими категориями, т. е. двумя видами производственных связей. Вместе с тем он подчеркива ет, что, если эти понятия используются таким образом, т. е. ставятся в один ряд, то прежде всего предварительно нужно выяснить, в какой связи в дан ном случае находятся специфические политэкономические понятия, опи сывающие механизм обобществления производства, с общенаучным:

«дифференциация» и «интеграция». Относительно приведенного мнения заметим, что интегрирование и, например, комбинирование, кооперирова ние это разные понятия, отражающие различные процессы и явления, но в то же время все они относятся к единой системе.

Однако, чтобы понять сущность экономической интеграции, недоста точно опираться только на экономическую теорию. Необходимо использо вать философские понятия, т. е. дать определение интеграции и в фило софском общенаучном плане. Представляется, что такой подход позволит определить это понятие наиболее точно.

В подходе В. Н. Овчинникова, например, акцентируются два момента:

подчеркивается различие данных процессов и отмечается их родство, при чем концентрация, специализация, кооперирование и комбинация высту пают формами реализации интеграции, а последняя, в свою очередь, рас крывается через первые. В данном подходе, как и в предыдущих, не опре делена специфика экономической интеграции, качество этого процесса, отличающее его от других.

Г. В. Горланов, конкретизируя смысл экономической интеграции, пи сал, что интегрирование, как и кооперация труда производства, как и кон центрация, комбинирование, относится к функциональным формам суще ствования и развития обобществления производства. Из приведенного по ложения следует, что интегрирование, комбинирование и т. д. – это одно порядковые категории, отражающие один и тот же уровень обобществле ния производства. А на наш взгляд, эти категории нельзя ставить в один ряд, поскольку интеграция имеет самостоятельное значение, свою специ фику, отличающую ее от простых функциональных форм обобществле ния. Вышеотмеченный подход к пониманию интеграции обусловлен, по видимому, тем, что автор не ставил своей целью специальное исследова ние такой формы обобществления производства, как экономическая инте грация. В монографии был несколько другой срез анализа обобществления труда и производства, связанный с пофазным изучением обобществления, с диалектикой обобществления – обособления.

В качестве предварительного вывода подчеркнем: все приведенные определения экономической интеграции являются неполными, так как от ражают только одну сторону этого процесса, а именно его связь с обоб ществлением. А ведь важно еще определить собственное качество эконо мической интеграции, ее сущность.

Непонимание сущности экономической интеграции именно как це лостной системы, приводило, на наш взгляд, к тому, что на практике при создании формирований интеграционного типа не учитывались особен ности данного процесса, а также специфика структур, оформляющих его.

А посему и полноценных форм не получалось. По крайней мере, ожидае мого эффекта от функционирования интеграционных формирований не было, поскольку они представляли собой не целостные, а скорей, сумма тивные системы. Вместе с тем заметим, что наличие нежизнеспособных форм реализации интеграции было обусловлено и другими факторами, а не только вышеотмеченными. Основная причина крылась в специфике хо зяйственного механизма, в экономических основах командно-администра тивной системы.

На наш взгляд, интеграция – это такая форма обобществления, которая стоит на порядок выше простых форм обобществления и достаточно слож на. Если концентрация, комбинирование, кооперация – простые формы обобществления, то интеграция – это высшая, сложная функциональная форма.

Функциональными являются первичные, изначальные, простые фор мы, в которых существует и развивается обобществление производства.

Такие формы сами по себе, т. е. взятые в отдельности, как правило, не име ют организационного оформления и четких границ и характеризуют пер вичный уровень обобществления. Интеграция же является сложной фор мой, но не заменяет простых, и не приходит им на смену. Наоборот, в ли тературе справедливо поднимаются вопросы об их неразрывной связи.

Качественное развитие данных процессов в условиях научно-технической революции создает необходимые предпосылки для развития интеграцион ных процессов. Экономическая интеграция как бы вбирает их в себя, охва тывает, вырастает из этих постоянно развивающихся функциональных форм и постепенно перерастает в высшую, функциональную форму обоб ществления производства, т. е. становится процессом более высокого по рядка по отношению к своим названным подпроцессам. Такое определе ние характеризирует интеграцию лишь с одной стороны.

Дальнейшее развитие простых функциональных форм обобществле ния ведет к перерастанию интеграции в структурообразную форму обоб ществления, т. е. происходит формирование всевозможных организацион ных структур интеграционного типа – концернов, конгломератов произ водственных объединений и комплексов.

Понятие интеграции с общефилософской точки зрения. Чтобы луч ше понять сущность экономической интеграции как качественно новой формы обобществления, целесообразно рассмотреть понятие интеграции с общефилософской точки зрения и в узкоспециальном аспекте. В первом случае интеграция – это понятие, означающее состояние объединения от дельных дифференцированных частей и функций системы в целое, а так же процесс, осуществляющий такое соединение. Следовательно, понятие интеграции означает, с одной стороны, процесс, динамику, а с другой – результат, статику. В философском словаре интеграция трактуется как «...

процесс или действие, – имеющий своим результатом целостность...». В математике понятия «интеграция» нет, но необходимо заметить, что «ин тегрировать» означает не то же самое, что умножать, как, впрочем, и «диф ференцироватъ» означает не то же самое, что делить. Все это помогает глубже понять суть экономической интеграции, которая не может значить то же самое, что и кооперация например.

Следовательно, особенность и качественное отличие экономической интеграции от других форм обобществления производства состоят в фор мировании структур, в которых разрозненные и относительно простые в прошлом части становятся единым целым, при этом целое не теряет своей внутренней сложности. Эта – формальное определение экономической интеграции.

Интеграция представляет собой процесс движения и развития опреде ленной системы, в котором число и интенсивность взаимодействий ее эле ментов растет – усиливается их взаимная связь и уменьшается их относи тельная самостоятельность друг по отношению к другy. Пpи этом мoгyт проявляться новые формы взаимодействия, т. е. формы, которых не было в прежней истории этой системы. В основе взаимодействия лежит суще ственная необходимая связь. Однако и тогда, когда происходит только уси ление уже существующей формы взаимодействия, требуется исследование на уровне закона: не появилось ли изменение относительной весомости, роли, положения, ранга этого закона в отношении всех других? Иными словами, и здесь количественные изменения могут переходить в качествен ные. Разумеется, что в этом случае качественно изменяется состояние си стемы. Под дезинтеграцией мы соответственно понимаем противополож ный интеграции процесс уменьшения числа и интенсивности взаимодей ствий элементов некоей системы – процесс разложения, распада, разруше ния, отделения, изоляции и прочее. Этот процесс повышает относитель ную самостоятельность и «независимость» элементов. При обнаружении дезинтеграции возникает вопрос: какие законы прекращают свое суще ствование, какие изменяют свою весомость и роль?

Однако нельзя рассматривать каждое разрушение, каждый распад как дезинтеграцию, потому что не всегда процессы такого рода приводят к тому, что элементы распадающейся системы приобретают самостоятельное су ществование доинтеграционного периода. Иногда в противопоставлении с интеграцией для обозначения дезинтеграционных процессов употребляют ся другие термины, которые не столь удачно и точно отражают содержание понятия дезинтеграции. Интеграционные процессы различным образом связаны с дезинтеграционными процессами и поэтому всякое ограничение соответствующего исследования анализом только интеграционных процес сов недопустимо. Скорость, направление и форма интеграционного процес са зависят не только от силы причин, действующих в направлении интегра ции, но и от силы противодействующих дезинтегрирующих причин. Вполне возможно, что при определенных обстоятельствах последние приобретают перевес и прерывают интеграционный процесс, хотя именно он имеет исто рически необходимый и прогрессивный характер.

Таким образом, получается, что если в качестве ведущей силы высту пает интеграция, то она всегда связана с различными дезинтеграционны ми процессами, являющимися либо ее предпосылкой, либо следствием, либо сопутствующими ей. Помимо этого содействующего интеграции класса дезинтеграционных процессов, существует особый класс процес сов, противодействующих интеграции.

Аналогичная картина предстает перед нами и в случае, когда домини рует дезинтеграция. Анализ и прогноз такого процесса достоверны только при условии включения в рассмотрение содействующих и противодей ствующих интеграционных процессов. Тогда и возможно будет выявить обстоятельства и условия, в которых происходит превращение интеграции в дезинтеграцию и наоборот.

Процессы такого рода знакомы нам из истории: существовали истори ческие эпохи, в которых преобладали процессы разложения отживших свой век форм производства, форм собственности, форм властвования и других общественных структур, что вело, с одной стороны, к интеграции тех сил, которые стремились к сохранению устаревшего, а с другой – к интеграции сил, стремящихся к перевороту и созданию новых структур, форм производства и т. д. Тот же самый процесс можно наблюдать в раз личных формах во всех регионах мира сегодня. Вследствие же успеха пе реворота преимущественно разрушительный период превращается в пре имущественно созидательный, стимулирующий интеграционный процесс, а прежние «сохранительные» силы превращаются в разрушительные.

Итоги интеграционных процессов выражаются в понятии интегриро ванности системы, для выражения которого иногда употребляются и такие термины, как организованность, структурность, связанность и прочее.

Предполагаем, что каждый из них подчеркивает определенные стороны системного состояния интегрированности.

Что касается терминов «степень интеграции», «степень интегрирован ности» или «уровень интегрированности», то мы считаем целесообразным применять их только в том случае, если известно, каким образом можно определить эту степень или этот уровень. Но даже если мы имеем такую шкалу оценки, нельзя переоценивать ее значения, так как в ходе развития системы может случиться, что старые критерии теряют свой смысл, а дру гие выдвигаются на первый план. Не учитывая это, невозможно избежать просчетов при анализе и прогнозе.

Процессы интеграции и дезинтеграции изменяют состояние системы.

Это неизбежно влияет на состояние ее элементов. Более подробно можно остановиться на этом в связи с анализом понятий «дифференциация» и «дедифференциация». Сравнивая элементы некой системы под углом зре ния их однородности, мы можем установить, что они становятся либо бо лее неоднородными (тогда можно говорить о дифференциации), либо бо лее однородными. Такой процесс принято называть дедифференциацией.

Однако тщательный анализ многих процессов показывает, что одновре менно протекают дифференциация в одном отношении и дедифференциа ция – в другом. Мы предлагаем назвать такие процессы передифференциа цией. Во всех социальных революциях в истории всех народов происходи ли такие передифференциации: снятие прежней социально-экономической дифференцированности и одновременно образование новой дифференци рованности на основе нового способа производства.

Другой наглядный пример: скачок в развитии производительных сил приводит к снятию прежней профессиональной дифференцированности производителей и к возникновению новой формы профессионального тру да. Внешне это проявляется в отмирании одних профессий и рождении других. Иногда такие передифференциации не так заметны, потому что в ряде случаев старое обозначение профессий сохраняется, несмотря на об новление содержания.

Практика осуществления научно-технического прогресса выдвинула в последнее десятилетие ряд вопросов, в которых более эмпирически, чем теоретически, отражены некоторые черты диалектики дифференциации и дедифференциации. В противовес прежним односторонним представле ниям о постоянном прямолинейном продолжении специализации широко распространился тезис о деквалификации рабочих в ходе научно технического прогресса. Были разработаны практические приемы переква лификации, и во многих случаях, о которых принято говорить как о повы шении квалификации, по сути дела, осуществляется переквалификация.

Любопытно также проследить «вечную» борьбу стандартизации против не прекращающегося развертывания многообразия во всех отраслях производ ства. Аналогичное явление внутри науки: дифференциация терминологиче ского состава и «стандартизация» здесь постоянно чередуются.

Таким образом, существует объективная диалектика дифференциации, которую необходимо изучать в различных ее проявлениях. Она связана с диалектикой интеграции и дезинтеграции. Основную схему взаимосвязей мы можем представить в виде схемы.

Соотношение категорий экономической интеграции Интеграция Дифференциация Дедифференциация Дезинтеграция Единство четырех противоположностей содержит шесть парных свя зей, которые при изучении того или иного процесса необходимо просле дить шаг за шагом. При этом надо учесть, что каждая связь, т. е. каждое взаимодействие, имеет двоякую природу: 1) в направлении содействия;

2) в направлении противодействия.

Из вышеизложенного вытекает методика анализа. Предположим, на пример, что интеграция является ведущим, доминирующим процессом.

Помимо изучения конкретной природы этого процесса необходимо найти ответы на следующие вопросы: какие дезинтеграционные процессы со действуют и какие противодействуют интеграции? Как сильны последние и могут ли они приобрести перевес? Какие типы дифференциации прохо дят в согласии с интеграцией и поэтому содействуют ей, а какие, наоборот, противоречат? Какие типы дедифференциации протекают в согласии с ин теграцией и какие противоречат ей? Аналогично можно определить по следовательность шагов анализа для других случаев.

Анализ реально существующих систем усложняется тем, что нельзя отвлекаться от их иерархичности. Это означает, что необходимо одновре менно учитывать процессы, протекающие на более высоких уровнях. Раз вертывание этой основной методологической схемы показывает всю слож ность исследования явлений под углом протекающих процессов интегра ции, дезинтеграции, дифференциации и дедифференциации. Но иначе не возможно приблизиться к всестороннему охвату изучаемого предмета в его развитии. Разумеется, ограничиваясь решением более узкого вопроса, можно отвлекаться от изучения некоторых сторон этой диалектики. Но тогда это будет уже сознательное, обоснованное отвлечение вместо бес сознательного упрощения из-за незнания. Различие состоит в том, что в первом случае мы можем довольно четко определить, в силу каких причин полученные нами знания неточны и для решения каких вопросов они не достаточны. Уже это намного повышает достоверность наших основанных на неполных знаниях высказываний.

Интеграцию и дезинтеграцию можно понимать как формы проявления притяжения и отталкивания. Диалектика последних проявляется и в дру гих формах, которые обладают отличительными свойствами, но вместе с тем тесно связаны с интеграцией и дезинтеграцией. В качестве таковых мы можем назвать накопление и рассеивание, ассимиляцию и диссимиля цию. Самую простую форму представляет собой накопление. Внутри определенных границ оно ничего существенно не изменяет в состоянии составляющих накопления, не являющихся элементами (простое накопле ние не приводит к образованию системы). Прежняя самостоятельность этих составляющих, их свойства и т. д. в основном сохраняются. При про цессе рассеивания наблюдается аналогичное сохранение свойств. Так, из повседневной жизни мы хорошо знаем, что не каждое накопление воды превратится в озеро, не каждое накопление людей является коллективом или организацией и т. п.


Но мы также знаем, что рано или поздно происходит переход количе ства в качество. Простое накопление естественного урана, например, яв ляется безопасным процессом – конечно, вне радиуса действия радиоак тивного излучения, – пока не достигается «критическая масса», т. е. масса, при достижении которой начинается цепная реакция. Как известно, К. Маркс подробно анализировал, при каких условиях, какое накопление денег превращается в капитал. Наконец, люди научились действовать так, чтобы накопление домов превращалось в город.

Накопление и рассеивание оказываются отдельной формой притяже ния и отталкивания и вместе с тем предпосылкой или соответственно след ствием других форм притяжения и отталкивания. Иначе говоря, накопле ние при определенных условиях может переходить в интеграцию, ассими ляцию, а рассеивание может выступать в качестве последнего этапа дезин теграции, диссимиляции. Из этого вытекает, что накопление и рассеивание сами по себе еще ничего не говорят о том, происходит ли при этом разви тие или нет, а также прогрессивны или регрессивны ли они. Все это нахо дится в зависимости от того, как они связаны с другими процессами.

То же самое необходимо сказать об ассимиляции и диссимиляции.

Сами по себе они являются простыми процессами жизнедеятельности, движения, способа существования уже образованной системы, в которой в отличие от накопления и рассеивания происходят превращения, преобра зования составляющих: ассимиляция есть превращение чуждого в соб ственное в процессе включения чего-либо внешнего в систему. Диссими ляция, наоборот, есть превращение собственного в чуждое в процессе ис ключения чего-либо внутреннего из системы. Заметим, что иногда проис ходит своеобразная форма исключения: исключение при оставлении вну три системы посредством изоляции, т. е. посредством исключения из ком плекса взаимодействий с другими элементами системы. Так, в некоторых растительных клетках происходит изоляция вредных веществ. Аналогич ную операцию производит также общество по отношению к некоторым своим членам.

Таким образом, многие процессы ассимиляции и диссимиляции слу жат в первую очередь сохранению системы, а не ее изменению и разви тию. Однако ассимиляция какого-либо образования определенной систе мой может означать, что включенное образование теряет возможность свободного самостоятельного развития либо, наоборот, получает возмож ность участвовать в развитии, самостоятельно осуществить которое оно ранее не могло. Диссимиляция в этом отношении тоже не однозначна. Кро ме того, процесс зависит от того, насколько фундаментальны происшед шие превращения. Химические превращения в процессе физиологической ассимиляции, например, являются более основательными, чем изменения у отдельных членов одной нации, ассимилированных в состав другой. В последнем случае иногда трудно установить, является ли такой процесс ассимиляцией или интеграцией. Это указывает на то, что существуют фор мы ассимиляции, близкие процессам интеграции. Нам представляется, что решающее различие между этими процессами состоит в том, что в про цессе интеграции возникает нечто новое, которое прежде не было свой ственно ни одному из интегрированных элементов, а также не существо вало в прежней системе.

Процессы адаптации, согласно этому критерию, могут привести и к ассимиляции, и к интеграции. Поэтому без предварительных эксперимен тов невозможно, например, заранее определить, к каким результатам для системы, рассматриваемой как экологическое целое, приведет введение в нее нового вида. Точно также невозможно однозначно определить заранее все последствия включения одного члена в уже сформированный коллек тив или же, наоборот, его исключения из коллектива, особенно из относи тельно небольшого. Включение нового члена с определенными способно стями в рабочий коллектив может привести к перестройке всей уже нала женной системы разделения труда, т. е. к передифференциации всех или многих элементов системы, при этом могут возникать или усиливаться де зинтегрирующие процессы и т. д.

Вышеизложенное показывает, что существует основание для более плодотворного подхода: изучение интеграционных процессов не самих по себе, а в их взаимосвязи с иными формами притяжения и отталкивания.

Анализ категории «экономическая интеграция» в 90-е гг. В эти годы развитие теории экономической интеграции продолжалось. В литературе данного периода сохранились и традиционные подходы к ее исследова нию, разработанные еще в предшествующий период, когда экономика функционировала в плановом, директивном режиме, и появились новые, возникшие в результате кардинальных рыночных изменений в нашем хо зяйстве, а также в связи с обобщением разработок зарубежных экономи стов по проблемам интеграции, которые до недавнего времени практиче ски не учитывались в нашей теории и практике.

К первому направлению относятся позиции ученых, рассматриваю щих интеграцию либо как форму обобществления производства;

либо трактующих смысл данного понятия, исходя из его универсального содер жания, зафиксированного в справочной и энциклопедической литературе, словарях и сводимого ими к тому, что это есть процесс объединения раз личных компонентов в одно целое.

Представляется, что трактовать экономическую интеграцию только в общефилософском ключе не совсем корректно. Необходимо, как уже от мечалось, соединить общефилософский, общенаучный и экономический подходы.

Второе направление связано с новым институциональным подходом к исследованию экономической интеграции, у его истоков стояли зарубеж ные исследователи, представители позднего или нового институционализ ма Р. Коуз, К. Эрроу, Д. Норт, О. Уильямсон. В нашей стране этот подход разрабатывают те отечественные экономисты, которые, во-первых, анали зируют хозяйственные и институциональные реформы, имевшие места как в промышленно развитых странах во второй половине ХХ в., так и в нынешних постсоциалистических государствах, в частности в России, и, во-вторых, те авторы, которые исследуют современное предприятие и но вейшие организационно-хозяйственные структуры в промышленности.

Так, Г. Б. Клейнер с cоaвторами под интеграцией понимают установле ние таких взаимоотношений между предприятиями (юридическими лица ми), которые обеспечивают долгосрочное сближение их генеральных це лей. Отношения чистой конкуренции при интеграции заменяются одним из вариантов сотрудничества;

при этом спектр возможностей такого со трудничества распространяется от слабого взаимодействия до прямого управления, при котором рыночные отношения заменяются внутрифир менными поставками.

Х. Х. Мингазав, обобщая позиции западных специалистов па этому вопросу, таких как Дж. Марч, Г. Саймон, Дж. Ларш и др., приводит опреде ление интеграции как процесса достижения единства усилий различных подсистем при выполнении задач организации, определяемого как полный цикл, включающий проектирование, производство и распределение неко торых продуктов и услуг.

На наш взгляд, в приведенных подходах дается попытка рассмотреть более глубокий, нежели формальный, уровень хозяйственных отношений в структурах интеграционного типа, а именно экономический. Таким об разом, отечественные исследования 90-х гг. демонстрируют уже иные под ходы к трактовке термина «интеграция».

Более полное представление об экономической интеграции дают за падные источники. В 90-е гг. у нас в стране появилась переводная литера тура, проливающая дополнительный свет на понятие интеграции. В зару бежной литературе первые специальные исследования по интеграции были еще в 30-е гг. В последующий период, и особенно в настоящее вре мя, данный процесс чаще всего рассматривается сквозь призму теории фирмы, экономических инcтитyтoв, их эффективного функционирования.

В 60–90-е гг. в зaпадной экономической теории четко обозначились два основных подхода к изучению интеграции: традиционный технологи ческий и современный экономический, контрактный, трансакционный.

Сторонники первого подхода объясняют интеграцию, исходя из ее тех нологических основ, т. е главным в формированиях интеграционного типа, по их мнению, являeтcя технологическое единство, технологические усло вия фyнкционирования производства, а именно: экономия на масштабе, наличие барьеров входа на рынок и др. Данное направление разрабатыва ли такие ученые, как Р. Борк, Р. Блэйр, Д. Казерман.

Другой подход к исследованию сущности анализируемого процесса, имеющий все более и более широкое распространение в настоящее время, связан с трудами Р. Коуза, О. И. Уильямсона, Д. Норта, К. Эрроу и других представителей нового направления институциональной школы, разраба тывающих теорию так называемой «трансaкционной экономики». Заме тим, что в отечественной литературе к данному подходу наиболее близка была позиция белорусской школы. По их мнению, интеграция находит свое выражение в формировании крупных производственных комплексов, внутри которых значительно усиливается централизация производства, что создает условия для большей планомерности, усиливает непосред ственно общественный характер связей между участниками кооперации и тем самым либо ограничиваeт, либо отpицает товарно-стоимостный ха рактер обмена деятельностью и ее результатами. Сторонники институцио нального подхода выдвинули трансакционную концепцию интеграции. Ее основы связаны с новой теорией фирмы – инститyциональной, согласно которой, по Р. Коузу, она есть система отношений, возникающих, когда на правление ресурсов начинает зависеть от предпринимателя. Исходя из этого, он уточняет значение терминов «комбинация» и «интеграция», ча сто называемых в литературе соответственно «горизонтальная интегра ция», и «вертикальная интеграция». Так, комбинация имеет место, когда трансакции становятся делом только одного предпринимателя, а не двух и более (как было раньше). Она представляет собой интеграцию, если вклю чает организацию трансакций, которые прежде распределялись среди предпринимателей через механизм рынка.


Более глубокие и основательные исследования вертикальной инте грации провел О. И. Уильямсон. Он считает, что содержательной сторо ной интеграции являются не технологические, а экономические взаимо зависимости, связанные с сокращением трансакционных затрат при за мене рынка внутренней организацией. С его точки зрения, преимущества интеграции связаны с гармонизацией интересов, уменьшением риска, существенной экономией, получаемой за счет сокращения информаци онных потоков.

Основные признаки интеграции, составляющие ее внутренние содер жательные основы и вытекающие из приведенных исследовательских ма териалов западных экономистов, состоят в следующем.

Во-первых, интеграция это такая внутренняя организация фирмы, ко торая характеризуется преобладанием нерыночных отношений.

Во-вторых, это сознательная добровольная кооперация, тесное сотруд ничество, развертывающееся в форме внутрифирменных контрактов, а не как результат работы ценового механизма рынка. Она основана на согласо вании цели, действий, экономическом интересе участников интеграции, на осознании ими либо необходимости, либо выгодности объединения.

В-третьих, важнейшим аспектом интеграции является управление.

Следовательно, главное в интеграции это внутренние механизмы и резер вы саморазвития и эволюции экономических институтов. В связи с этим возникает вопрос о ядре, внутреннем мире экономической интеграции.

Сущность категории «экономическая интеграция». Что же представ ляет собой глубиннaя сущность экономической интеграции как сложной формы обобществления производства? Сущностной чертой экономиче ской интеграции является характер связи хозяйствующих субъектов. Дан ный аспект теории интеграции получил определенную разработку в отече ственной литературе.

Так, под экономической интеграцией некоторые исследователи пони мают процесс, который характеризуется увязкой, слиянием элементов про изводственной структуры в единый общественный производительный процесс, осуществление необходимых производственных связей между ними посредством совместного параллельного изготовления продукта (ко оперирования). Из этого положения следует, что интеграция тесно связана именно с кооперацией хозяйствующих субъектов. Этот подход получил довольно широкое распространение в теории. Как высшую, более разви тую форму кооперации трактуют интеграцию и многие другие исследова тели, но, к сожалению, они не всегда раскрывают вопрос о том, что пред ставляет собой эта высшая развитая форма. На наш взгляд, необходимо обосновать это, определить качественные отличия интеграции от коопера ции, проследить диалектику процессов кооперации, отметить возникнове ние более развитых ее видов, раскрыть приобретение кооперацией новых качественных свойств.

В «Кaпитале» К. Mapкс дает классическое определение кооперации труда, когда много лиц планомерно paботaют рядом, взаимодействуют друг с другом в связанных между собой процессах производства. Иссле дуя простую форму кооперации, Маркс определяет ee кaк простейшую форму совместного труда, т. е. непосредственное взаимодействие многих лиц (работников, индивидов) в одном и том же процессе труда. Совмест ный труд, по Марксу, есть не механическая сумма затрат труда, а возник новение новой массовой производительной силы. Совместный труд есть прежде всего определенная целостность, отличающаяся высокой степе нью упорядоченности и организованности. Этот труд характеризуется тем, что в процессе его осуществления происходит формирование совокупного рабочего, возникает новая специфическая производительная сила, которая есть общественная производительная сила труда. Специфичен и результат совместного труда, который «или вовсе не может быть достигнут единич ными усилиями, или может быть осуществлен в течение более продолжи тельного времени или же в карликовом масштабе». Маркс называет этот результат совместного труда общественным продуктом.

Чтобы охарактеризовать сложную кооперацию, предварительно необ ходимо сделать несколько замечаний по поводу простой. Простая коопера ция представляет собой объединение работников в едином производствен ном коллективе, не основанном на разделении труда. Производственный процесс в каждой из этих коопераций мог происходить самостоятельно, т. е. отдельно от других коопераций. Связи между ними не признавались необходимыми. В ходе эволюции производительных сил произошли суще ственные изменения в процессе кооперации. В результате углубления об щественного разделения труда, специализации, повышения уровня обоб ществления простая кооперация переросла в более развитую, структурно более сложную, качественно более высокую форму, хотя основные сущ ностные черты сложной кооперации остаются теми же характерными для кооперации вообще, поэтому очевидно, что здесь нужно говорить об осо бенностях кооперации в современных условиях, но не отрицать и не ис кать ее новые формы модификации.

Таким образом, сложная кооперация – это простая кооперация, осно ванная на разделении труда, оснащенного машинными средствами произ водства. Само собой понятно, что чем дробнее разделение труда, тем слож нее должна быть его кооперация. Изменения в общественном разделении труда должны сопровождаться изменениями кооперации труда. В услови ях научно-технической революции это отражается в формировании новых видов кооперационных структур, призванных обеспечить более высокую степень координации деятельности специализированных соисполнителей работ, т. е. определенным образом объединить промежуточные звенья тех нологической, организационной и экономической цепочки для получения конечных результатов. Интеграция как раз и представляет собой процесс и результат формирования такой кооперации труда. В ее ходе в рамках еди ной организационной структуры сочетаются не только родственные виды частного разделения труда, но и смежные по технологическому процессу виды, обеспечивающие основной производственный процесс для дости жения конечного результата. Такая сложная кооперация, т. е. непрерывная технологическая цепочка, характерна первоначально только для внутрен ней структуры предприятия и их отраслевой увязки в настоящее время расширила границы своего функционирования. Свидетельство тому – по явление в промышленно развитых странах мира множества различных объединяющих структур, в частности научно-производственных комплек сов. В данном случае основным элементом сложной кооперации в отличие от простой будут уже отдельные обособленные хозяйствующие субъекты, промежуточными звеньями в движении продукта от производителя к по требителю. Так, современные научно-производственные межотраслевые комплексы, на наш взгляд, представляют такую интегрировaннyю струк туру, когда производственной единицей становится не отдельный зaвoд или фабрика, а сами промышленные корпорации, концерны, все чаще при надлежащие к разным национальным хозяйствам, а в качестве научной со ставляющей представлены уже не отдельные организации какого-либо одного сектора (академического, гoсударственного, частнопромышленно го), а целая совокупность, относящаяся к различным секторам.

Таким образом, интеграция предполагает организационную взаимо связь разделения и кооперации труда, т. е. их диалектическое единство, проявляющееся в отношениях структурного сочетания, взаимодополнения и взаимопроникновения, а в целом разнообразных видов трудовой деятeльности, что проявляется как общность совместного специализиро ванного тpyда. Далее подчеркнем, сложная кооперация по степени увязки производственных процессов варьирует от почти формальной, весьма сла бой, до органически единой, почти нерасторжимой. Последнее качество свойственно, на наш взгляд, интеграции. В современных условиях конеч ный продукт создается уже не отдельными производственными коопера циями, как раньше, а сетью технологически, организационно и экономи чески объединенных производств, поэтому без тесных кооперационных связей между ними процесс производства невозможен. В данном случае из совокупности раздробленных коопераций начинает складываться новая кооперaция – система, основанная на общности совместного специализи рованного туда и производства. Исходя из этого, интеграцию можно рас сматривать как развивающуюся качecтвенно новую структуру обществен ного труда и производства, как систему совместного труда, также произ водства;

т. е. кооперацию коопераций. Если раньше совместный труд объ единял работников внутри отдельной производственной кооперации, то сейчас он расширяет свои границы и связывает работников различных производственно-хозяйственных коопераций в единое целое.

C точки зрения зарубежных исследователей, признаками коопераци онных связей в экономическом плане являются такие, как добровольность, целенаправленность, максимальный учет и гармонизация экономических интересов партнеров, а также эффективная адаптация к внешним услови ям и нацеленность не на получение прибыли как таковой, а на достижение определенных экономических выгод для ее участников, сокращение затрат для улучшения условий хозяйствования.

С учетом западной экономической мысли по этому вопросу, а также последних исследований белорусских экономистов можно сделать следу ющие обобщающие характеристики экономической интеграции. Исходя из технологического аспекта, экономическая интеграция представляет собой непрерывно-целостный процесс обобществления производственно технологической базы на основе преимущественно технологической спе циализации, в результате чего формируется многоотраслевой хозяй ственный комплекс. Экономическая общность просматривается в созда нии надежных механизмов меж- и внутрифирменных контрактных отно шений на основе сотрудничества, а не чистой конкуренции, как было раньше. Организационно-управленческая общность кроется в оптимиза ции размеров интеграционных структур и повышении эффективности си стемы управления.

Таким образом, из вышеизложенного следует, что экономическая ин теграция – это особая сложная форма обобществления труда и произ водства, возникающая на современном этапе развития производитель ных сил, которые в условиях научно-технической революции характе ризуются все более активным применением научных знаний.

Литература 1. Семак, Е. А. Глобализация и интернационализация экономики: курс лекций для студентов эконом. спец.: в 2 ч. / Е. А. Семак. Минск : БГУ, 2004. Ч. 1. 103 с.

2. Семак, Е. А. Мировая экономика: анализ и моделирование / Е. А. Семак, В. М. Руденков. Минск : Право и экономика, 2005. 400 с.

3. Семак, Е. А. Формирование единого информационного пространства Союзно го государства / Е. А. Семак // Информационные технологии в торговле и сфере услуг;

под общ. ред. Б. Н. Паньшина. Минск : Изд. центр БГУ, 2007. С. 27–39.

4. Семак, Е. А. Современные интеграционные тенденции / Е. А. Семак // Россия и современный мир: проблемы политического развития. М. : ИБП, 2007. С. 117–125.

Г. Н. Гаврилко ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ДИФФЕРЕНЦИАЦИЯ ЕВРОПЕЙСКИХ РЕГИОНОВ И СОЦИЛЬНАЯ ПОЛИТИКА 1. Региональные аспекты социально экономического развития Европы Территориальные диспропорции в размещении производительных сил и неравномерность социально-экономического развития – естественные признаки, характерные как для отдельных стран и регионов, так и для ми ровой хозяйственной системы в целом. Первоначально возникнув в силу различий в географическом положении, природных и климатических усло виях с течением времени региональные диспропорции обострились в ре зультате исторических, экономических и социокультурных особенностей развития того или иного государства или региона.

В современную эпоху проблемы неравномерности развития на страно вом, региональном и глобальном уровнях приобретают особую остроту.

Цена отсталости, издержки для тех, кто не успел вписаться в новую, фор мирующуюся под воздействием глобализации систему мирового хозяй ства, по сравнению с прошлым многократно возрастают. Информационная революция конца XX в. превратила время в важнейший фактор конкурент ной борьбы.

Сложность заключается в том, что в современном мире не все обществен ные процессы развиваются синхронно. То, на что в одних сферах, например в области информационных технологий, уходят дни или только часы, в дру гих – таких, как социокультурная – отнимает многие годы или даже десятиле тия. География региональных диспропорций не является чем-то незыблемым, она меняется под воздействием научно-технического прогресса, технологиче ских новаций, структурных сдвигов в производстве, иногда под влиянием по литических факторов. Превращение отстававших ранее районов или стран в высокоразвитые требует длительного времени, больших финансовых затрат и согласованных действий властей всех уровней.

Это, в свою очередь, означает, что шансы на успешное включение в гло бальную экономику у отдельных государств и регионов (впрочем, как и со циальных слоев, групп и индивидов) далеко не равны. Те из них, кто обла дают развитыми финансовыми и экономическими системами, а также со временными информационно-коммуникационными технологиями, не толь ко пользуются благами глобализации, но и формируют ее процессы в своих интересах и в то же время в ущерб тем, у кого такие ресурсы отсутствуют.

Речь идет отнюдь не только о пропасти в уровне, качестве и образе жизни, разделяющей «золотой» и «голодный» миллиарды. Разумеется, не в такой драматической, но тем не менее достаточно острой форме эти про цессы затрагивают и развитые страны. Для многих из них характерны устойчивые разрывы между богатыми и отсталыми регионами.

Экономическая дифференциация пространства и связанные с ней соци альные проблемы широко обсуждаются в европейской научной литературе и публицистике, особенно в связи со вступлением в ЕС стран бывшего «со циалистического содружества». Однако не меньший интерес, в том числе и для Беларуси и других стран СНГ, представляет вопрос, до последнего вре мени остававшийся в тени. Как социальная отсталость того или иного ре гиона влияет на экономическое развитие государства, частью которого он является? Попытка ответа на него предпринимается уже в экономической литературе. Социальная составляющая экономического развития понимает ся как вся совокупность элементов региональной социальной сферы, влия ющих на хозяйственное развитие. Состояние этой составляющей оценива ется с помощью ряда показателей. К ним относятся уровни занятости, до ходов и образования, а также степень развития научных исследований и высокотехнологичных производств, социокультурные установки и т. д.

2. Социально-экономическая дифференциация европейских регионов Современное понимание сбалансированного и целостного развития предполагает взаимную обусловленность его социальных и экономических параметров. (Такая концепция положена в основу докладов, посвященных развитию человеческого потенциала, которые уже 15 лет выходят под эги дой ООН.) Расстройство одной из функций общественного воспроизвод ства, детерминирующих тот или иной параметр, с высокой долей вероятно сти оказывает отрицательное влияние на другие функции и параметры.

В практическом плане это означает необходимость постоянного поис ка баланса между экономической эффективностью и социальной справед ливостью. Ведь к одинаково негативному результату в экономике могут привести диаметрально противоположные социальные причины. Как пол ное равенство, так и крайняя социальная поляризация тормозят прогресс, лишая граждан стимулов к эффективной экономической деятельности.

Будучи по своей природе сложным и противоречивым образованием, общество, однако, развивается тем успешнее, чем оно более консолидиро вано в решении стоящих перед ним проблем. Это общие положения, но они имеют непосредственное отношение к региональным проблемам. Как правило, все самые сложные и запущенные социальные болезни проявля ются в первую очередь в наименее развитых регионах.

Важнейшим агрегированным показателем, позволяющим оценить сте пень социально-экономической дифференциации стран и регионов, явля ется валовой внутренний продукт на душу населения. Степень дифферен циации по данному показателю между странами Евросоюза ниже, чем между регионами. Это особенно хорошо заметно, если оставить в стороне Люксембург – страну с малочисленным населением (437 тыс. жителей) и очень высоким душевым ВВП (почти 43 тыс. долл.), благополучие кото рой основано на том, что она является европейской офшорной зоной. До ход на душу населения в Греции в 1,7 раза ниже, чем в Дании, но разница между Брюсселем и Центром Португалии превышает 4 раза. Кроме того, большой разброс уровней развития существует не только между региона ми, принадлежащими разным странам, но и в рамках отдельных государств как бедных, так и богатых. Например, в Германии разница в душевом до ходе между самым богатым и самым бедным регионом составляет 2,7 раза, а в Испании и Португалии – 1,7 раза.

Ничто так не дезинтегрирует общество и не повышает конфликтность в нем, как неравные возможности трудоустройства, получения образова ния, обеспечения достойного уровня жизни.

Как и в случае с душевыми доходами, диспропорции в уровнях занято сти между регионами больше, чем между странами. На одном полюсе с самой высокой занятостью находится Голландия (там имеют работу 74,4 % населения в трудоспособном возрасте), на другом с самой низкой – Испа ния (54,8 %). Но гораздо более впечатляет разрыв между Лондоном (88,7 %) и итальянской Кампанией (41,9 %).

Большие региональные различия скрываются и за средним по ЕС по казателем безработицы – 7,8 % в 2002 г. В экономически развитых регио нах, таких как Бавария, Гессен, Ломбардия, ее уровень не достигает 4 %, то есть налицо практически полная занятость. В отсталых – Кампания, Саксония-Ангальт – превышает 20 %. Серьезной проблемой для этих рай онов является безработица среди молодежи. На юге Испании доля безра ботных молодых людей в общей численности лиц, не имеющих работы, достигает 30 %, а в ряде областей южной Италии она вплотную подошла к 60 %. В результате лишь двое из пяти молодых людей с юга Италии име ют шанс быстро найти работу, тогда как у их сверстников-северян эти воз можности в два раза больше.

Отсталые регионы являются также очагами застойной безработицы, способствующей маргинализации значительной части населения. Доля лиц, лишенных возможности трудиться в течение длительного времени, в общем числе безработных в Саксонии-Ангальт достигает 62,3 %. Но паль ма первенства и здесь принадлежит Кампании, где этот показатель состав ляет 73,7 %.

Болезнью, поражающей в первую очередь отсталые регионы, является широкое распространение теневой экономики. Она наносит ощутимый вред народному хозяйству в целом, обедняя государственную казну и кри минализируя деловые отношения, хотя и служит своеобразным социаль ным стабилизатором, будучи зачастую единственным источником занято сти. Несмотря на отсутствие данных о распространении нелегальной эко номики по отдельным европейским регионам о масштабах этого явления позволяет судить тот факт, что в Италии в 2003 г. ее оборот составил 300 млрд евро, или 27 % ВВП. В период с 1999 по 2001 г. в этом секторе трудилось до 1/3 рабочей силы страны.

Отнюдь не академический интерес для стран Евросоюза представляет проблема бедности. По официальным данным, в конце 90-х гг. за чертой бедности в среднем по ЕС находились 15 % населения, в Германии, Дании и Нидерландах – 11 %, в Греции и Португалии – 21 %.

Учитывая высокий уровень безработицы (в том числе хронической), характерный для отсталых регионов, с большой долей вероятности можно предположить, что именно они являются устойчивыми очагами бедности.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.