авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |

«УДК 339.9 (476) (082) ББК 65.9(4Беи)8я43 Б43 Сборник основан в 2003 году Р е д а к ц и о н н а я к о л л е г и я: ...»

-- [ Страница 5 ] --

Исследование, проведенное в Италии в начале текущего десятилетия, под тверждает этот вывод. В 2003 г. львиная доля – более 65 % семей, живу щих в бедности, – приходилась на южные районы страны.

Хотя европейская бедность (например, в Италии в 2003 г. черта бед ности – 870 евро в месяц для семьи из двух человек) в других регионах мира, таких как Африка южнее Сахары или Южная Азия, означала бы вы сокий уровень достатка, в Европе такие доходы не могут обеспечить их получателям достойный уровень жизни. Впрочем, и для многих жителей далеко не столь экзотических, как страны Черной Африки, государств Ев ропы, недавно вступивших в ЕС или ожидающих своей очереди войти в него, семейный доход в 1000 долл. остается недостижимой мечтой. По данным ООН, в 1996–1999 гг. жили на 4 дол. в день на человека 10 % на селения Польши, 22 % – Болгарии, 28 % – Латвии.

Ключевые ресурсы развития сегодня – знания и передовые технологии.

Но неравенство в доходах и возможностях трудоустройства в отсталых ре гионах дополняется неравенством в доступе к образованию. В результате основной характеристикой рабочей силы в этих районах является несоот ветствие современным требованиям общеобразовательной и профессио нальной подготовки, что обусловливает неспособность и занятых, и тем бо лее безработных, адаптироваться к новым формам организации производ ства и овладеть новыми специальностями. Это подтверждается данными о доле лиц с низким уровнем образования. Так, на средиземноморском побе режье Франции, в южных районах Италии и Испании она колеблется от до 65 % общей численности населения в возрасте 25–65 лет.

Иная ситуация наблюдается в ФРГ. В отсталой Саксонии-Ангальт доля лиц с низким уровнем образования (8 %) ниже, а с высоким (25 %) даже выше, чем в развитом Гессене (соответственно 18,2 % и 23,2 %). Пример ФРГ свидетельствует о том, что высокий уровень образования сам по себе не обеспечивает путь к успеху. После объединения страны выяснилось, что профессиональная подготовка восточногерманских менеджеров в це лом была сопоставима с квалификацией их западных коллег, однако они оказались совершенно не способны воспринять правила игры, диктуемые рыночной экономикой.

Возможность успешного включения в процесс мирового развития – к регионам это относится в той же мере, что и к странам – сегодня более чем когда-либо зависит от качества интеллектуального капитала. Однако сло жившаяся система его формирования и использования закрепляет и усугу бляет существующее неравенство. Развитые регионы доминируют в фун даментальных и прикладных исследованиях. В 1997 г. 25 % расходов на НИОКР было сосредоточено в 7, а 50 % – в 28 из более чем 200 европей ских регионов. Лидерами по затратам на НИОКР являются немецкие зем ли. Из 10 наиболее передовых в этом отношении регионов 7 принадлежат Германии. Самые значительные внутристрановые различия в затратах на НИОКР также наблюдаются в ФРГ, где в 2001 г. в Брауншвейге они соста вили 7,1 % ВВП, а в Везер-Эмсе – 0,5 %. Брауншвейг лидирует среди ев ропейских регионов и по доле персонала, занятого в сфере НИОКР, – 4 %.

За ним следуют две скандинавские столицы – Стокгольм (3,9 %) и Осло (3,8 %), а в итальянском Молизе – это величина, стремящаяся к нулю (0,04 %).

Это не значит, что все европейские регионы как один должны превратить ся в Силиконовые долины. Очевидно, что процесс генерирования высоких технологий – удел ограниченного числа специализированных центров. Но умение их использовать должно стать доступным для всех.

Однако данные опроса, проведенного в 28 регионах «старого» Евро союза (ЕС-15) в 2003 г., свидетельствуют о высокой степени регионально го неравенства в применении современных технологий. Так, в среднем по ЕС доля лиц, использовавших персональный компьютер хотя бы один раз в месяц, составляла 60,2 %. При этом в Центральной Македонии (сельско хозяйственная область Греции с низким душевым ВВП) она не достигала 25 %, тогда как в высокоразвитых районах Великобритании – Беркшире, Бакингемшире и Оксфордшире – лишь немногим не дотягивала до 80 %. В еще большей степени указанные регионы отличались друг от друга по числу лиц, чьи домашние компьютеры подключены к Интернету. Их доля в Центральной Македонии – 8,2 %, тогда как в Беркшире, Бакингемшире и Оксфордшире – 79 %.

Существующий разрыв в освоении цифровых технологий увеличивает риск маргинализации отстающих регионов и может привести к еще боль шим диспропорциям в будущем.

3. Новое расширение Евросоюза – новые региональные диспропорции Серьезные диспропорции в социально-экономическом развитии Евро пы существуют не только в рамках национально-государственного деле ния. Территориальная дифференциация Евросоюза предстает еще более рельефной, если учесть, что внутри него сформировались обширные су перрегионы. Такие, как хорошо известная зона процветания (напоминаю щая по конфигурации банан), куда входят Северная Италия, Южная Германия, Иль-де-Франс, Брюссель и южная Англия и где ду шевой доход составляет 120–140 % от среднего по ЕС-15. Есть и другой суперрегион: 47 % формируемого на территории «старого» ЕС дохода при ходится на область, простирающуюся от Северного Йоркшира через Франш-Конте до Гамбурга. Это 1/7 территории ЕС-15, где проживает треть его населения. Известно, что по показателям социального развития эти ре гионы выгодно выделяются на общеевропейском фоне. В противовес им на периферии «старого» ЕС имеются большие территории, где душевой доход не превышает 65 % от среднего. В настоящее время к ним относятся юг Италии и Испании, а также большая часть территории Португалии и Греции. Такая социально-географическая дифференциация – явление от нюдь не новое. Еще с конца XV в. зафиксирована более развитая область между Северной Италией и Голландией. Эта особенность сохраняется и в наши дни.

Различия по основным показателям социально-экономического разви тия между странами, а в еще большей степени между регионами, и в рам ках «старого» ЕС были достаточно велики. Но они могут показаться не столь существенными сегодня, после вхождения в Европейский союз ме нее развитых стран с большой внутренней социально-экономической не однородностью.

Во вновь вступившей «десятке» только в двух столичных регионах – Праге и Братиславе – душевой ВВП превышает средний для ЕС. В Литве, Латвии и Эстонии он не достигает 40 %. Еще хуже обстоят дела в странах кандидатах на вступление в ЕС: в Болгарии (26 %) и Румынии (24,4 %).

При этом не следует забывать, что внутри этих государств также суще ствуют значительные региональные различия по данному показателю. До ход в самых богатых регионах Чехии, Словакии и Румынии почти в три раза выше, чем в самых бедных.

Расширение Евросоюза до 27 членов на треть увеличит его площадь, на 28 % – население и только на 11 % – ВВП. Повышение количества стран участниц приведет, как указывают эксперты, к усилению экономических диспропорций, удвоению разрывов в социально-экономических показате лях, обострению проблем занятости и сокращению среднего душевого ВВП на 12,5 %. Разрыв между богатыми и бедными регионами возрастет с 5 до 9 раз.

Этим объясняются недоверие, с которым западные европейцы смотрят на своих собратьев из вновь присоединившихся стран, и опасения по по воду предполагаемой унификации социальной сферы в рамках Евросоюза.

Тем более что перед глазами пример одной из самых мощных мировых держав – Германии, оказавшейся не в состоянии быстро решить возник шие перед ней после объединения социальные проблемы. Отсюда – нега тивное отношение населения многих стран к проекту Европейской кон ституции. Отсюда же – все чаще раздающиеся голоса в поддержку идей эшелонированного развития Евросоюза.

Что касается миграции, то ряд исследователей полагают, что в первые годы при существующей свободе передвижения около 335 тыс. жителей Центральной и Восточной Европы будут ежегодно уезжать на Запад. А через десять лет, по некоторым оценкам, общее число переехавших может достичь 9 млн (немногим более 2 % всех европейских жителей). Самый мощный поток мигрантов, около 65 %, направится в Германию (через 30 лет 2,5 % ее населения будут составлять выходцы из Восточной Евро пы), 12 % – собираются переселиться в Австрию.

Трудности подстерегают расширенный Евросоюз еще с одной стороны.

Многие регионы, в том числе часть восточных земель Германии, после 2006 г. лишились помощи, которую они получали из Европейских фондов.

Произошло это не потому, что показатели их развития существенно улуч шились. Просто после расширения Евросоюза за счет менее развитых госу дарств отсталые регионы ЕС-15 перестали соответствовать установленным критериям предоставления субсидий. Пока предложения, разрабатываемые Европейской Комиссией, по разным причинам не устраивают ни старые, ни вновь вступившие страны. Решение может быть найдено только с помощью компромиссов, и, скорее всего, это будет долгий и трудный путь.

Однако главные трудности сопряжены все же не с количественными по казателями, хотя и этот аспект, безусловно, очень важен, а с неформальными институтами, включающими традиции, привычки, культурные и религиоз ные нормы, сознание людей. Они инерционны, крайне медленно и с боль шим трудом поддаются изменениям, тем более унификации. Они порожда ют угрозы иррационально мотивированных действий. Создание механизмов адаптации неформальных институтов, атипичных и архаичных структур к новым условиям жизни – одна из самых сложных задач, с которой придется столкнуться странам Евросоюза и на наднациональном, и на национальном уровне. Эти проблемы, кстати, тесно связаны с еще очень мало исследован ными социокультурными аспектами глобализации. Причем культурный раз лом может пройти там, где его едва ли будут ожидать.

Применительно к Германии разговор о культурном разломе между за падными и восточными немцами может показаться надуманным. Трудно представить, что за 45 лет люди, жившие в двух германских государствах, приобрели черты, кардинально отличающие их друг от друга. Тем не ме нее в Германии все чаще говорят о различиях в поведении, стремлениях, ценностных ориентациях западных и восточных немцев. В качестве дока зательства существования глубоких различий между ними приводят дан ные о браках. В 1995 г. в Берлине только 4 % браков было заключено меж ду жителями западной и восточной частей города. В том же году доля бра ков, заключенных между берлинцами и иностранцами, почти в 8 раз пре вышала эту цифру. С точки зрения базовых ценностей западные немцы ощущают себя гораздо ближе к датчанам, французам или голландцам, чем к своим восточным соотечественникам.

Поскольку в обозримом будущем диспропорции в социальном разви тии европейских регионов, скорее всего, будут увеличиваться, необходим комплексный инструментарий государственного и надгосударственного регулирования, позволяющий смягчить их негативное влияние на эконо мику. Как представляется, одним из них могла бы стать региональная по литика. В современных условиях именно она позволяет придать глобаль ным процессам человеческое измерение. Одной из ее главных задач явля ется адаптация принятых на наднациональном уровне стратегий развития к нуждам локальных сообществ и отдельных социальных слоев. И хотя сегодня это кажется утопией, может быть, со временем региональная по литика превратится в механизм (или станет его частью), который позволит придать глобализации управляемый и, главное, социально направленный характер. Возможно, уже сегодня ее прообразом можно считать разраба тываемую ЕС политику сплочения (cohesion policy), которая содержит конкретные социальные ориентиры развития для различных категорий ев ропейских регионов. Эта политика заслуживает пристального внимания отечественных исследователей.

4. Трансформация экономики в странах СНГ и социальная политика В результате трансформации экономик и перехода к рыночным отно шениям население стран СНГ получило ряд острейших социальных про блем, среди которых:

высокая доля бедного населения и низкий уровень черты бедности;

дефицит продовольственного потребления населением и нарушение рациональной структуры питания;

снижение спроса на рабочую силу и высокий уровень безработицы;

снижение уровня оплаты труда и резкая дифференциация населения по уровню доходов;

деформация социальной сферы на фоне сокращения основных со циальных гарантий со стороны государства (бесплатное образование, здравоохранение, жилье и т. д.);

истощение нравственного потенциала населения;

деформированная система современных рыночных отношений.

Следствием этого явилось снижение индекса развития человеческого потенциала (ИРЧП) стран Содружества. Если в 70–80-х гг. ХХ в. по рей тингу развития человеческого потенциала СССР занимал 30–35-е место среди стран мира, то, по данным доклада ПРООН о развитии человека (2005), в 2003 г. Украина занимала 78-е место, Казахстан – 80-е, Армения – 83-е, Грузия – 100-е, Азербайджан – 101-е, Кыргызстан – 109-е, Молдова – 115-е, Таджикистан – 122-е место среди 177 стран мира. Несколько лучшее положение у России (62-е место) и Беларуси (67-е место).

Современная социально-экономическая ситуация в странах Содруже ства требует повышения эффективности социальной политики, выработки новых механизмов ее реализации, обеспечивающих наиболее рациональ ное использование финансовых, материальных и трудовых ресурсов, кон центрации усилий на решении самых острых социальных проблем.

В ближайшей перспективе необходимо сосредоточить внимание на проблемах формирования новой концепции социальной политики. К основным из них относятся: методология реформирования социального комплекса с позиций разработки общеэкономической стратегии и задач построения социального государства, направленного на качественное раз витие человека, и пересмотр процессов реформирования оплаты труда, ре гулирования занятости населения, адресной социальной поддержки наи более уязвимых категорий граждан, отраслей социальной сферы. В мето дологическом плане, по-видимому, предстоит отказаться от отраслевого подхода к социальной сфере, преодолев укоренившийся стереотип вос приятия ее как некой «ямы», поглощающей средства, необходимые для экономического роста. Следует уточнить определение самого социального вектора развития и при разработке новой социальной политики на первый план выдвигать не денежный ее аспект, а улучшение качества человече ского потенциала (долгая и здоровая жизнь, постоянно обновляющиеся знания, полноценные средства развития человека). Необходимо, наконец, не на словах, а на деле признать, что экономический рост не цель, а лишь средство развития человека.

Литература 1. Economist. 2005. 27 March. P. 5–8.

2. Николаев, Н. Рыночная трансформация экономики: итоги пройденного этапа / Н.

Николаев, А. Калинин, О. Точилкина // Общество и экономика. 2005. № 9. С. 76–77.

3. Удовенко И. М. Трансформация экономики в странах СНГ и формирование че ловеческого потенциала / И. М. Удовенко // Экономический бюлл. НИЭИ М-ва экон.

Респ. Беларусь. 2006. № 5. С.82–97.

4. Беларусь и страны мира. Минск, 2005.

5. Ефременко Н. В. Национальная стратегия как инструмент борьбы с бедностью:

обзор опыта стран с переходной экономикой / Н. В. Ефременко, Н. Г. Прокофьева // Бел.

экон. журн. 2004. № 1.

6. Доклад о развитии человека–2005 / пер. с англ. М. : Изд-во «Весь Мир», 2005.

7. Экономика и общество Беларуси: диспропорции и перспективы развития. На циональный отчет о человеческом развитии 2004–2005. Минск : Альтиора–Живые кра ски. 2005. С. 95.

Е. А. Хижняк ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИНТЕГРАЦИЯ В АЗИАТСКО-ТИХООКЕАНСКОМ РЕГИОНЕ Международная экономическая интеграция – одна из важнейших тен денций современной мировой экономики, отличающаяся развитием вглубь и вширь. По оценке ВТО, на март 2003 г. зарегистрированы 250 группиро вок, подавляющая часть которых – зоны свободной торговли.

ATP является третьим по значению центром экономической интеграции.

На его долю приходится 60 % мирового ВВП, 49 % мировой торговли, 46 % прямых зарубежных инвестиций, 40 % населения земного шара. АТР явно уступает Европе и Северной Америке по конкретной реализации идеи фор мирования региональной зоны свободной торговли, хотя в его рамках дей ствует большое количество субрегиональных группировок (более 40).

С географической, политической и социально-экономической точек зрения нет единого понятия Азиатско-Тихоокеанского региона, несомнен но, являющегося мегарегионом. Главная трудность связана с определени ем географических рамок региона, а именно с включением стран Северной и Тихоокеанской Латинской Америки, имеющих выход в Тихий океан. Ча сто можно встретить понятие Тихоокеанское кольцо, охватывающее все страны и территории, омываемые водами Тихого океана (в том числе аме риканские). Вместе с тем есть и узкое понятие АТР, с помощью которого мотивируется выделение только азиатских стран – Северо-Восточной и Юго-Восточной Азии.

Первые попытки налаживания регионального сотрудничества отно сятся к 1925 г., когда был создан Институт тихоокеанских отношений (не правительственная организация на уровне представителей научных кру гов), нацеленный на развитие и активизацию сотрудничества, устранение конфликтов в регионе, и позволивший объединить страны в рамках еди ной организации.

Впервые в 1965 г. известный японский экономист К. Кодзима сформу лировал идею создания Тихоокеанской зоны свободной торговли (ПАФ ТА) с участием пяти государств – США, Канады, Японии, Австралии и Новой Зеландии. Предполагалось предоставить торговые преференции развивающимся странам и расширить координацию двусторонней финан совой помощи развитыми странами развивающимся государствам. Но идея не была реализована по объективным причинам, в том числе из-за отказа развивающихся стран, увидевших в ней попытку сохранить эконо мическое давление со стороны более развитых государств. В 60–80-е гг.

институционализация экономического сотрудничества в регионе пошла по пути образования неправительственных организаций – Тихоокеанской конференции по торговле и развитию (ПЛФТЛД), Тихоокеанского эконо мического совета (ТЭС), Совета по тихоокеанскому экономическому со трудничеству (СТЭС), главным инициатором которых стала Япония. Три неправительственных организации являются экономическими форумами, нацеленными на разработку концептуальных основ взаимных экономиче ских связей по содействию экономическому развитию стран-участниц.

Как показывает мировой опыт, неформальный обмен мнениями на раннем этапе развития экономического сотрудничества может сыграть более по зитивную роль по сравнению с принятием резолюций или иных форм ре шений, которые носят чисто декларативный характер и не связывают при нимающие страны взаимными обязательствами.

В целом конец 80-х гг. знаменовался усилением экономической взаимо зависимости, углублением региональной экономической интеграции, что привело к смещению организационных основ экономического сотрудниче ства в АТР от чисто консультативных рамок к попытке создания общерегио нальной группировки и интенсификации субрегиональной интеграции.

Сочетание сильных интегрирующих и дезинтегрирующих факторов в АТР предопределило существенные особенности интеграционных тен денций, отличные от экономической интеграции в Европе. Основные цен тростремительные факторы: динамика экономического развития, рост экономической взаимозависимости и взаимодополняемости;

стремление противостоять росту влияния Европейского союза. Одновременно в реги оне сохраняются сильные центробежные факторы: большая экономиче ская, политическая и социально-культурная дифференциация стран, от сутствие единой общерегиональной идеи, менталитет азиатских народов, не считающих себя единой нацией, а также различные политические цели участия в едином блоке.

Характерные черты азиатско-тихоокеанской интеграции можно сум мировать следующим образом:

1. Широкое распространение микроэкономической (фирменной) инте грации благодаря ПЗИ японских и американских (а позднее и НИС Азии) ТНК и ее приоритет перед макроэкономической интеграцией.

2. Переплетение интегрирующих и дезинтегрирующих факторов на региональном и субрегиональном уровнях предопределило мягкие формы интеграции, проявившиеся в зонах экономического роста в Восточной Азии и в рамках АТЭС.

3. Приоритет субрегиональной интеграции над региональными инте грационными тенденциями в силу минимизации влияния дезинтегрирую щих факторов и преобладающей роли интегрирующих факторов.

4. Приверженность принципу открытого регионализма, получившему официальное признание в 1992 г. (в СТЭС). Как записано в Богорской де кларации (1994 г.), в результате торговой и инвестиционной либерализа ции торговые и иные ограничения между странами АТЭС, между страна ми АТЭС и третьими государствами существенно сократятся. То есть под разумевается допуск третьих стран к преимуществам либерализации, но на какой основе (взаимной или невзаимной) не сказано. Пока окончатель ное решение этого вопроса оставлено на усмотрение каждой страны участницы.

5. Специфика формирования зоны свободной торговли в рамках Фору ма АТЭС на основе принципов невзаимности, добровольности и консен суса, т. е. в рамках мягкой формы интеграции. В условиях огромной диф ференциации эти принципы изначально стали наиболее верным решени ем, что и определяет заслугу АТЭС в создании особой формы региональ ного экономического взаимодействия.

Важнейшей интеграционной группировкой в АТР является Ассоциа ция стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН), объединяющая ныне 10 стран.

В 60–80-е гг. успехи в интеграционном взаимодействии стран АСЕАН ока зались минимальными – была создана лишь зона преференциальной тор говли и построены несколько совместных производственных объектов, т. е. АСЕАН повторил пример многочисленных попыток развивающихся стран разных континентов интегрироваться в условиях низкого уровня экономического развития, при отсутствии или, по крайней мере, низкой степени экономической взаимозависимости и взаимодополняемости, мо нокультурности экономических структур, товарных структур экспорта. На практике эти попытки вылились в стремление расширить взаимное эконо мическое сотрудничество в производственной сфере, и в рамках концеп ции опоры на собственные силы содействовать росту уровней экономиче ского развития. Благодаря достигнутым успехам в экономическом разви тии в 1990-е гг. в условиях угрозы раскола мира на несколько региональ ных блоков, обострения конкуренции на мировых рынках в странах АСЕ АН повысился интерес к углублению интеграционных тенденций. В ре зультате в 1992 г. на саммите в Сингапуре принято решение о создании зоны свободной торговли товарами и услугами, а в 1998 г. – о формирова нии инвестиционной зоны в целях повышения привлекательности региона для зарубежных капиталовложений на основе объединения разрозненных национальных рынков в единый рынок, свободный от ограничений.

В целом ЗСТ создана в основном (ставки пошлин снижены до 0–5 %) для семи стран. Перспективы АСЕАН связаны с намерением создать об щий рынок (о чем неоднократно указывалось), возможностью введения общей валюты и войти в состав Восточноазиатской зоны свободной тор говли (ВАЗСТ) вместе с 5 странами Северо-Восточной Азии до 2010 г.

Вместе с тем, несмотря на явные успехи в достижении поставленных це лей, страны – члены Ассоциации характеризуются невысоким уровнем экономической взаимозависимости и взаимодополняемости (доля взаим ной торговли равна лишь 22 %), что свидетельствует о невысоком статиче ском эффекте создания торговли и инвестиций. Исключением можно счи тать внешнеэкономические связи между Сингапуром и Малайзией, Синга пуром и Таиландом, коэффициент интегрированности которых в несколько раз превышает средний по АСЕАН и по АТР в целом.

На юге Тихоокеанского бассейна действуют две другие известные группировки – СЕР и Форум тихоокеанских островов. Зона свободной торговли между Австралией и Новой Зеландией стала создаваться с 1966 г.

на основе отмены пошлин и количественных ограничений, а окончательно была создана в 1990 г. за счет свободного передвижения товаров, услуг и миграции лиц. СЕР стала первой в мире двусторонней зоной свободной торговли, распространившей рамки на сельскохозяйственную продукцию и услуги. Представляется, что СЕР останется зоной свободной торговли, что связано с низкой взаимозависимостью и взаимодополняемостью эко номических структур двух государств, отсутствием желания перейти к бо лее высокой ступени интеграции. Причина связана с преобладающей до лей стран АТЭС (за 1980–2001 гг. возросла с 60,0 % до 76,3 %) в совокуп ном товарообороте Австралии и Новой Зеландии.

На юге Тихоокеанского бассейна с 1971 г. функционирует еще одна из вестная группировка – Форум тихоокеанских островов в составе 13 малых островных государств и территорий Океании. Крайне низкий уровень эко номического развития, однотипные и монокультурные экономические структуры и товарные структуры экспорта являются главными объектив ными барьерами на пути развития интеграционных процессов в данной группировке. По соглашению СПАРТЕКА создана зона преференциаль ной торговли на невзаимной основе, когда товары из развивающихся стран Форума ввозятся беспошлинно на рынки Австралии и Новой Зеландии. В 2001 г. подписано Соглашение о более близких торговых связях Форума тихоокеанских островов (ПИКТА), определившее цели и направления зоны свободной торговли. Хотя предполагаемая ЗСТ будет иметь низкий экономический эффект в силу явного преобладания дезинтегрирующих факторов, тем не менее ее создание позволит расширить региональное экономическое сотрудничество в Океании, повысить инвестиционную привлекательность стран для зарубежных инвестиций и технологий.

Конечно, ни эффективно действующая СЕР, ни Форум тихоокеанских островов (являющийся субрегиональной экономической организацией по сути) не влияют на масштабы, глубину и специфику интеграционного про странства в АТР, так как совокупный ВВП стран и его доля в ВВП АТЭС и в ЛТР в целом невысок.

Как уже говорилось, один из феноменов азиатско-тихоокеанской эко номической интеграции – наличие мягких схем интеграции, нашедших проявление в формировании зон экономического роста в Восточной Азии.

Накопленный опыт в их функционировании получил признание в рамках ЕС, когда на одном из заседаний КЕС заслушивался специальный доклад и было предложено сформировать зону экономического роста с Калинин градской областью Российской Федерации и близлежащими областями стран ЕС.

Углубление хозяйственной интернационализации на общерегиональ ном уровне способствовало созданию первой правительственной эконо мической организации – Форума «Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудничество», объединившей 21 страну и территорию (называемых в АТЭС «экономиками»).

Принципиальное отличие АТЭС от других региональных и междуна родных структур состоит в подходе к торговой и инвестиционной либера лизации на добровольной и невзаимной основе. АТЭС не связывает страны-члены взаимными обязательствами по снижению торговых огра ничений и гармонизации правил. Первые результаты добровольной либе рализации можно оценить как успешные (с учетом невзаимности и добро вольности), хотя и достаточно скромные (по масштабу). Практически при нятые и зафиксированные в индивидуальных и коллективных планах дей ствий обязательства минимальны и отражают договоренности в рамках Уругвайского раунда переговоров в рамках ГАТТ, обязательства в связи с членством в субрегиональных интеграционных группировках и внешне торговое реформирование на национальной основе. Одобренную в 1997 г.

концепцию добровольной ускоренной отраслевой либерализации можно считать рациональным выбором. Отдельные страны не стремятся либера лизовать торговлю чувствительными товарами – сельскохозяйственной продукцией (Япония, Республика Корея, Тайвань), автомобилями (АСЕАН), а также финансовыми услугами. Таким образом, есть отрасли экономики, либерализация которых вызывает противодействие со стороны ряда стран членов. При наличии таких реальных препятствий принцип добровольно сти дает возможность странам самостоятельно выбирать менее чувстви тельные отрасли и достаточно эффективно проводить либерализацию, не редко с опережением ранее согласованных сроков. Для АТЭС в условиях огромной дифференциации между странами односторонняя и невзаимная либерализация является относительно эффективным процессом, проводи мым многими странами на коллективной основе (ведь определена страте гическая цель – создание зоны свободной торговли к 2010 г. для развитых стран и к 2020 г. для прочих стран). Вместе с тем подобная привержен ность имеет и негативные моменты, что в конечном итоге привело к про валу программы ускоренной отраслевой добровольной либерализации (т. к. США и Япония стремились ее провести на основе принципа взаим ных уступок, но отказ развивающихся стран не позволил этого).

В складывающихся условиях реальной остается торговая либерализа ция в рамках отраслевых соглашений, примером которых является Согла шение по информационной технологии (ИТА) – решение о ликвидации по шлин принято в 1996 г. на I министерской конференции ВТО в Сингапуре.

АТЭС как инструмент экономической интеграции имеет свои преиму щества и недостатки. Основные преимущества – торговая и инвестицион ная либерализация на односторонней основе, позволяющая учитывать разные уровни экономического развития;

содействовать углублению вза имного экономического сотрудничества;

решать спорные политические вопросы (в том числе между КНР и Тайванем, многочисленные террито риальные споры). Издержки деятельности Форума связаны с неоднознач ной оценкой его эффективности и способности завершить реализацию Бо горской цели. Главное сомнение – принципы односторонней и невзаимной либерализации (против которых выступают экономические лидеры – Япо ния и США). Эти принципы приемлемы для подавляющего большинства партнеров, но их практическая эффективность пока не доказана. В связи с этим многие эксперты предлагают перейти на преференциальную основу экономической интеграции, но и этому мешают противоречия между стра нами в отношении чувствительных секторов – сельскохозяйственной про дукции (азиатские государства) и экологических товаров (США). Если удастся их преодолеть, то вероятным сценарием интеграции в АТЭС мож но считать создание преференциального торгового блока (но уже противо речащего принципу открытого регионализма).

В условиях сохраняющегося скепсиса в отношении способности АТЭС создать ЗСТ, при всей неоднозначности этого процесса следует учитывать динамику торговой и инвестиционной либерализации в рамках АТЭС. По оценке экспертов СТЭС, если страны-партнеры сохранят сложившиеся темпы и объем либерализационных мероприятий, то они смогут выпол нить цель, намеченную Богорской декларацией к 2010 г. для развитых стран и 2020 г. для прочих членов. Более того, не исключается возмож ность досрочной реализации мер.

На судьбу азиатско-тихоокеанской экономической интеграции боль шое влияние оказывают позиции США и Японии, а в ближайшие годы и Китая. Сложившаяся расстановка сил свидетельствует в пользу следую щего сценария: для США стратегически важно завершение формирования Всеамериканской зоны свободной торговли, для Японии – Восточноазиат ской зоны свободной торговли параллельно созданию более мелких (по охвату стран) интеграционных группировок (недаром в конце 1990-х гг. в США и в 2000 г. в Японии рассматривались специальные доклады по ак тивизации участия в зонах свободной торговли в разных регионах мира в целях повышения конкурентоспособности национальных компаний на внешних рынках). Вместе с тем по мере приближения к зафиксированной в АТЭС дате 2010–2020 гг. представляется правомерной концентрация ин тереса американской администрации к формированию ЗСТ в АТР с учетом огромных военно-политических интересов, укрепления экономических позиций США в регионе, являющимся наиболее важным торговым и ин вестиционным партнером (по сравнению с Латинской Америкой).

Одновременно быстро растет экономический и политический вес в АТР Китая, который имеет немалые шансы разрушить (или напротив, спо собствовать) имеющиеся планы. Стремление КНР создать зону свободной торговли со странами АСЕАН кардинально повлияло на позицию Японии в отношении участия в интеграционных группировках. Прогнозы в отно шении завоевания Китаем экономического лидерства в Восточной Азии к концу нынешнего десятилетия свидетельствуют о намерении КНР потес нить Японию, в том числе и в рамках реального проекта ВАЗСТ.

В целом на рубеже веков Азиатско-Тихоокеанский регион характери зуется углублением экономического взаимодействия между странами, раз витием вглубь и вширь интеграционных тенденций во всем их многооб разии и переплетении интегрирующих и дезинтегрирующих факторов.

Ю. С. Змачинская ВНЕШНЕТОРГОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ МЕЖДУ ИНТЕГРАЦИОННЫМИ ОБЪЕДИНЕНИЯМИ (на примере МЕРКОСУР и ЕС) Современный этап развития мировой экономики характеризуется ак тивизацией интеграционных процессов, охватывающих различные страны и регионы. Усиление экономической взаимозависимости стран вследствие международного регионального интегрирования и глобализации придает мощный импульс развитию экономических систем на национальном и ре гиональном уровнях. Интеграционные соглашения принимают разноо бразные формы: от зоны свободной торговли до политического союза, предполагающего максимально тесное взаимодействие экономик стран участниц.

Однако в настоящее время возникают и новые формы интеграционно го взаимодействия с участием большого количества стран, географически разобщенных и находящихся на разных уровнях экономического развития.

Особенностью такой формы интеграции является то, что субъектами этих отношений, как правило, выступают уже не отдельные страны, а регио нальные интеграционные группировки.

Как и в большинстве других случаев базой для развития межрегио нальной интеграции является стремление создать более благоприятные условия для осуществления внешнеторговой деятельности путем ликви дации барьеров во взаимной торговле, поэтому изучение данных процес сов целесообразно начинать с анализа внешнеторговых отношений между интеграционными объединениями и возникающих между ними торговых противоречий.

Одним из примеров процесса межрегиональной интеграции является процесс формирования зоны свободной торговли между ЕС и МЕРКОСУР.

ЕС – крупнейшая в мире интеграционная группировка, членами которой на данный момент являются 27 государств Западной Европы. Доля ЕС в миро вом экспорте и импорте составляет соответственно 17,5 % и 19 %*. МЕРКО СУР – объединение, которое представляет собой по размерам и экономиче скому потенциалу второй после ЕС таможенный союз и третью после ЕС и НАФТА зону свободной торговли. Полноправными членами МЕРКОСУР * External and intra-European Union trade. Statistical yearbook data 1958–2006 / Eurostat [Electronic resourse]. 2008. Р. 14, table 1 А.

являются Аргентина, Бразилия, Парагвай, Уругвай и Венесуэла. Ассоцииро ванными членами – Боливия, Чили, Перу, Колумбия и Эквадор. В МЕРКО СУР сосредоточено 33 % объема внешней торговли стран региона, произво дится 41 % совокупного ВВП региона (800 млрд евро)*.

Ключевыми вопросами в ходе переговоров о подписании договора об Ассоциации (которые ведутся с 1995 г.) остаются проблема доступа сель скохозяйственной продукции на внутренний рынок ЕС и сопряженная с ним отмена субсидий аграрному сектору, высокие импортные пошлины МЕРКОСУР на продукцию машиностроения, а также ограничение воз можностей европейских инвесторов на равных условиях участвовать в тендерах и иметь доступ к госзакупкам.

Основными факторами, осложняющими переговорный процесс, явля ются, с одной стороны, значительно более высокий экономический потен циал ЕС и, с другой стороны, разные уровни интеграции сторон: ЕС на данный момент является полноценным политическим союзом, страны же МЕРКОСУР находятся на этапе формирования таможенного союза, что предполагает наличие определенных проблем в достижении единых под ходов к регулированию внешней торговли. Еще одной проблемой является расширение ЕС, что влечет появление новых интересов и приоритетов в переговорах. Немаловажную роль играет отсутствие единой позиции вну три МЕРКОСУР, что объясняется разным уровнем экономического разви тия, а, следовательно, и различными внешнеторговыми приоритетами.

Аргентина и Бразилия стремятся сохранить свои лидирующие позиции в регионе, используя переговоры с ЕС как противовес гегемонии США.

Проведенный сравнительный анализ инструментов торговой полити ки, применяемых ЕС и МЕРКОСУР, позволил в целом оценить степень либерализации внешней торговли, а в случае с МЕРКОСУР, также степень унификации подходов к реализации торговой политики.

Анализ тарифных инструментов торговой политики двух интеграцион ных группировок показал, что основным инструментом регулирования внешней торговли для стран МЕРКОСУР и ЕС выступает импортный тамо женный тариф, среднее значение которого в странах МЕРКОСУР составля ет примерно 11,2 %, а в ЕС данный показатель в два раза ниже – 5,4 %**.

По группам товаров ситуация довольно интересная: импортные тари фы на промышленные товары в МЕРКОСУР выше, чем на сельскохозяй * EU-Mercosur trade statistics [Electronic resourse]. Mode of access: http://trade.

ec.europa.eu/doclib/docs/2006/september/tradoc_113488.pdf.

** Trade profiles 2007 / World Trade Organization. Secretariat [Electronic resourse].

Р. 8, 26, 60, 131, 178.

ственную продукцию (особенно в Бразилии и Аргентине). Это не харак терно для большинства стран – членов ВТО, в том числе для ЕС, где для промышленных товаров предусмотрена ставка 3,9 %. Такая картина сви детельствует о том, что сельское хозяйство в странах МЕРКОСУР способ но выдержать конкуренцию со стороны импорта без каких-либо дополни тельных тарифных барьеров, а вот европейские сельхозпроизводители не достаточно конкурентоспособны, что отражается в крайне высоких став ках таможенных пошлин – 15,1 %, при этом 67 % являются предметом применения тарифной квоты, что подтверждает тезис о существовании протекционизма в данной отрасли*.

Также стороны используют весь спектр нетарифных мер в целях за щиты внутреннего рынка: технические барьеры в форме сертификации, стандартизации и требований к качеству и безопасности, особенно по от ношению к продуктам питания и высокотехнологичным товарам;

лицен зирование импорта и экспорта;

защитные, компенсационные и антидем пинговые пошлины (особенно ЕС и Аргентина);

санитарные и фитосани тарные требования, а также ряд налогов и сборов, установленных для им портируемых товаров. В случае с ЕС особую роль играют финансовые (субсидирование, демпинг) меры и технические барьеры. Существенное влияние оказывает система налогов и сборов, предусмотренных единой аграрной политикой ЕС, а также практика установления минимальных цен на аграрную продукцию.

Одной из проблем для европейских экспортеров является то, что в рамках МЕРКОСУР пока не сформирована общая торговая система, что связано с несовершенством существующего таможенного союза. Это про является в отсутствии общих обязательных для всех участников законода тельных актов, которые бы регламентировали такие вопросы, как стандар тизация, технические барьеры, применение компенсационных и антидем пинговых пошлин. В странах ЕС недостаточно гармонизированными оста ются такие области, как система налогообложения, технические нормы, стандартизация и санитарные требования.

Итак, сравнительный анализ инструментов торговой политики, при меняемых этими региональными интеграционными группировками пока зал, что в целом торговый режим ЕС является более либеральным, однако наибольший уровень протекционизма характерен именно для тех отрас лей, на экспорте продукции которых специализируются страны МЕРКО СУР (растениеводство, продукты питания). В странах МЕРКОСУР уро * Trade policy review of European Communities / World Trade Organization [Electronic resourse]. February 2627. 2007. Р. 43.

вень защиты внутреннего рынка выше, особенно в тех отраслях, развитие которых является приоритетным направлением экономической политики (машиностроение, автомобилестроение и текстильная промышленность) и продукция которых составляет до 90 % европейского экспорта.

Изучение структуры и динамики торговли между ЕС и МЕРКОСУР за период 2000–2007 гг. позволяет сделать следующие выводы:

1. В целом торговые отношения двух группировок довольно ассиме тричны: доля МЕРКОСУР в совокупной торговле ЕС составила в 2007 г.

2,6 % (2,9 % импорта и 2,2 % экспорта), а вот для стран МЕРКОСУР ЕС – это второй важнейший торговый партнер после НАФТА, с долей в экспор те и импорте около 20 %.

2. Торговля характеризуется стабильно отрицательным сальдо для ЕС (в 2007 г. – 13,6 млрд евро), одним из факторов увеличения которого в рас сматриваемый период стала девальвация национальных валют стран – членов МЕРКОСУР и укрепление евро по отношению к доллару США, что стимулировало рост конкурентоспособности экспорта латиноамери канских стран в ЕС.

3. Структуру двусторонней торговли нельзя назвать благоприятной для МЕРКОСУР, страны которого, за некоторым исключением Бразилии, экспортируют в ЕС продовольствие и сырье (67,1 % экспорта), а импорти руют товары с высокой степенью обработки – машины, оборудование, продукцию химической промышленности (90 % совокупного импорта).

Очевидно, что такая ситуация в целом характерна для торговых отноше ний между развитыми и развивающимися странами и в полной мере от ражает особенности специализации национальных экономик*.

Приведенные данные свидетельствуют о крайней важности либера лизации торговли для обеих сторон: ЕС во многом зависит от импорта сельхозпродукции из МЕРКОСУР, для которого ЕС, в свою очередь, явля ется важнейшим стратегическим партнером.

Одним из важнейших направлений либерализации внешней торговли между МЕРКОСУР и ЕС является аграрный сектор. В настоящее время данный вопрос является одним из наиболее острых на переговорах в рам ках ВТО, причем это важно как для развивающихся, так и для развитых стран: первые добиваются более благоприятных условий для своего экс порта, а вторые проводят политику отраслевого протекционизма, защищая национальных производителей.

* EU-Mercosur trade statistics [Electronic resourse]. Mode of access: http://trade.

ec.europa.eu/doclib/docs/2006/september/tradoc_113488.pdf.

Страны МЕРКОСУР являются одними из крупнейших мировых про изводителей и экспортеров продукции сельского хозяйства. В 2007 г. на долю МЕРКОСУР приходилось 20,1 % всего импорта аграрной продукции ЕС на сумму 15 069 млн евро. По некоторым позициям доля МЕРКОСУР превышает 60 % (лимоны и кукуруза) и даже 80 % (соевые продукты, го вядина, апельсиновый сок) от общего импорта. Торговля данной группой товаров характеризуется постоянно растущим (с 8,6 до 14,4 млрд евро) дефицитом торгового баланса для ЕС*.

Страны МЕРКОСУР специализируются на производстве так называе мого сельскохозяйственного сырья (соя и соевый жмых, который исполь зуются для корма животных, сахар-сырец, табак и т.д.), в то время как страны ЕС преимущественно экспортируют продукты более высокой сте пени переработки (вина, виски и др.), что отражается и на ставках тамо женных пошлин.

Беспошлинно ввозятся товары, которые не производятся в ЕС – кофе, соя (составляет 48 % всего с/х экспорта МЕРКОСУР в ЕС), кукуруза. Од нако если речь идет о продукции, составляющей конкуренцию местным производителям (мясо, фрукты), то доступ на рынок ограничивается при помощи импортных тарифов (в том числе сезонных), тарифных квот (для говядины, куриного мяса, молочных продуктов, овощей и фруктов, сахара и т. д., всего – 91 квота), причем сверхквотовые ставки пошлин в несколь ко раз превышают внутриквотовые (сахар, свинина) и минимальных цен (сахар) и т. д. Высокий адвалорный эквивалент специфических пошлин (свыше 100 %) в совокупности с другими мерами торговой политики от ражает высокий уровень протекционизма в данной отрасли и не позволяет товарам из стран МЕРКОСУР использовать ценовые конкурентные преи мущества на европейском рынке**.

Страны же МЕРКОСУР в отличие от ЕС не проводят единой аграрной политики и используют, преимущественно, более высокие тарифы, что тем не менее не сопровождается применением тарифных квот. Также ис пользуются запреты импорта, санитарные и фитосанитарные меры.

В случае подписания договора об ассоциации, последовательная либе рализация торговли сельхозпродукцией окажет положительное воздей ствие на торговый баланс ЕС и МЕРКОСУР, будет способствовать пере распределению ресурсов в более конкурентоспособные сектора экономи * EU-Mercosur trade statistics [Electronic resourse]. Mode of access: http://trade.

ec.europa.eu/doclib/docs/2006/september/tradoc_113488.pdf ** Trade policy review of European Communities / World Trade Organization [Electronic resourse]. February 2627. 2007. Р. 43, 53, 89.

ки, что будет сопровождаться сокращением производства аграрной про дукции в ЕС в долгосрочной перспективе. В странах МЕРКОСУР ожида ется приток частных инвестиций и рост занятости в данном секторе эконо мики, а рост доходов, в свою очередь, позволит развивать другие приори тетные отрасли. В целом положительный эффект от либерализации будет более ощутим в странах МЕРКОСУР.

Помимо сельского хозяйства существует еще одна отрасль, либерали зация торговли продукцией которой сопряжена с определенными трудно стями, как для ЕС, так и для стран МЕРКОСУР – автомобилестроение.

МЕРКОСУР занимает третье место среди развивающихся стран по произ водству автомобилей, уступая лишь Китаю и Южной Корее, и является девятым крупнейшим мировым экспортером. В ЕС автомобилестроение представляет собой 34 % мирового производства автомобилей (1-е место) и 7 % обрабатывающей промышленности самого Евросоюза*.

Процесс либерализации торговли продукцией автомобилестроения осложняется тем фактом, что данная отрасль (как и сахарная промыш ленность) не была включена даже в процесс региональной либерализа ции в рамках самого МЕРКОСУР, что было связано с существенными различиями в национальных политиках в данной отрасли. Особенно ва жен этот вопрос для Аргентины, национальные производители которой могут в большей степени пострадать от серьезной конкуренции со сто роны европейцев.

Анализ тарифных и нетарифных инструментов регулирования торговли продукцией сектора показал наличие отраслевого протекционизма со сторо ны МЕРКОСУР, члены которого устанавливают гораздо более высокие, чем в ЕС, ставки таможенных пошлин на импорт автомобилей (до 35 %) (в три раза выше среднего уровня ставок импортных пошлин МЕРКОСУР на промышленные товары), дополняя их существенными нетарифными ба рьерами (неавтоматическое лицензирование, запреты импорта, субсиди рование). Более либеральный характер торгового режима ЕС в отношении продукции отрасли подтверждает также и применение тарифной префе ренции, охватывающей все страны – члены МЕРКОСУР (15,4 %)**. И если * Trade SIA of the Association Agreement under negotiations between the European Community and Mercosur. Overall Final Report [Electronic resourse] / The University of Manchester. November, 2007. Р. 20–22.

** TARIC online database [Electronic resourse]. Mode of access: http://ec.europa.eu-/ taxation_customs/dds/cgi-bin/tarchap?Lang=EN. Tarifa Externa Comn Database / Ministerio de Desenvolvimento, Comercio e Industria du Brasil [Electronic resourse]. Mode of access:

http://www.desenvolvimento.gov.br/sitio/secex/negInternacionais/tec/apresentacao.-php.

в случае с сельским хозяйством либерализация торговли более важна для стран МЕРКОСУР, то в данном случае в устранении торговых барьеров, прежде всего, заинтересованы страны ЕС.

В ходе переговоров МЕРКОСУР предложил последовательную схему снижения тарифов и устранения нетарифных ограничений. Для стран же ЕС, учитывая высокую конкурентоспособность сектора, предпочтителен быстрый сценарий либерализации.

Поэтапное (в течение 10 лет) устранение тарифных и нетарифных ограничений во взаимной торговле продукцией автомобилестроения даст положительный экономический эффект как для ЕС, где ожидается рост объемов производства и занятости, так и для стран МЕРКОСУР, так как рост открытости внутреннего рынка приведет к увеличению масштабов производства и росту конкурентоспособности продукции, а приток пря мых иностранных инвестиций позволит увеличить экспорт и укрепить по зиции Аргентины и Бразилии на мировом рынке. С определенными труд ностями в краткосрочной перспективе могут столкнуться производи-тели комплектующих и деталей, так как они вынуждены будут приспосабли ваться к новым, более высоким стандартам дизайна, качества и произво дительности.

Таким образом, на основании анализа внешнеторговых отноше ний, складывающихся между ЕС и МЕРКОСУР в наиболее чувстви тельных для каждой из сторон секторах, можно утверждать, что про цесс формирования зоны свободной торговли далек от завершения, так как за 10 лет переговоров так и не были решены ключевые вопро сы: доступ сельскохозяйственных товаров МЕРКОСУР на внутренний рынок ЕС и сопряженная с ним отмена субсидий аграрному сектору, высокие импортные пошлины МЕРКОСУР на продукцию машино строения, ограничения на участие европейцев в тендерах и на доступ к госзакупкам.

Если же говорить о возможных вариантах развития событий, то наи более реалистичным на данный момент является сценарий поэтапного перехода к режиму свободной торговли, начиная с сельского хозяйства (т. к. это самая чувствительная отрасль для обеих сторон), затем охватывая промышленность, в том числе автомобилестроение, с последующей либе рализацией торговли услугами.


Г. Б. Стук ТРАНСГРАНИЧНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ С ЕВРОПЕЙСКИМ СОЮЗОМ 1 мая 2004 г. после скрупулезной подготовки «Европейское семейство»

пополнилось десятью новыми государствами-членами, что представляет самое большое расширение в его истории. В скором времени Союз, воз можно, примет новую конституцию, с целью усиления влияния ЕС на кон тиненте и постсоветском пространстве, распространения мира и процве тания для граждан ЕС.

Одновременно с этим приграничные государства стали оказывать зна чительное влияние на макроэкономическую динамику и региональные рынки стран – новых членов ЕС, что предполагает необходимость учета национальных интересов приграничных стран и построение эффективной системы трансграничного сотрудничества. Развитие приграничного со трудничества и добрососедских отношений ЕС с Республикой Беларусь за висит от ряда условий. По данным Европейской комиссии за период 1998– 2006 гг., прибыль Беларуси в грантах и трансфертах ЕС, включая регио нальные программы ядерной безопасности, составила 76 млн евро. Кроме того, Беларусь получила 249,7 млн евро как двустороннюю помощь от го сударств – членов ЕС за период 2003–2006 гг. и 112,40 млн евро в ссудах Европейского банка реконструкции и развития. В дополнение к реализуе мым программам ТАСИС за период 2004–2006 гг. Беларусь получила всего 32 млн евро продовольственной помощи из общей суммы 250 млн евро для государств бывшего Советского Союза. Еще 67 млн евро получила Бела русь как гуманитарную помощь по ликвидации последствий аварии на ЧАЭС.

Интенсификация двусторонних отношений ЕС и Республики Беларусь является неизбежным результатом продвижения ЕС на восток, что требует большего внимания к трансграничному и региональному сотрудничеству с новыми соседями. Копенгагенский Европейский совет еще в декабре 2002 г. заявил, что Европейский союз желает улучшить отношения с Укра иной, Молдовой и Республикой Беларусь, основанные на долгосрочном подходе продвижения рыночных реформ.

Существенным дополнением к развитию торгово-экономического со трудничества могут стать так называемые еврорегионы – форма трансгра ничного сотрудничества, которую поддерживает ЕС, в том числе и финан сово, рассматривая ее как стабилизирующий фактор в отношениях между странами.

Основные цели сотрудничества еврорегионов – совместные действия по гармоничному развитию приграничной инфраструктуры, улучшение контактов между организациями, предприятиями и жителями пригранич ных районов. Достижение этих целей предполагает постоянную коорди нацию действий по совершенствованию работы пограничных переходов, транспортной инфраструктуры, ликвидации последствий стихийных бед ствий, охране окружающей среды, развитию культурного и научного об мена. Известно, что среди слоганов новой, объединенной Европы есть вы ражение «Европа регионов». В Западной Европе таких регионов суще ствует несколько десятков (в Германии, Франции, Бельгии), которые функ ционируют на принципах самоуправления, трансграничной кооперации, равных полномочий сторон. 9 еврорегионов успешно действуют на грани цах Польши с Германией, Чехией, Украиной и Беларусью.

6 июня 1997 г. в польском городе Августове состоялись учредительная конференция и форум трансграничного еврорегиона «Неман». В него вош ли Гродненская область, приграничные области Польши (Сувалкское вое водство) и Литвы (Мариампольский и Алитусский районы).

В сентябре 1995 г. был создан еврорегион «Буг»;

в него вошли пригра ничные области Украины и Польши. 15 мая 1997 г. в Бресте прошло трех стороннее заседание Совета трансграничного объединения «Буг», на кото ром были рассмотрены дополнения к Соглашению о создании трансгра ничного объединения еврорегион «Буг» и изменения в его устав в связи с вхождением в него Брестской области и Бяльскоподляского воеводства, что позволило юридически оформить участие белорусской стороны в ев рорегионе. А в начале июня того же года Брестская область была офици ально принята в еврорегион «Буг».

Трансграничное сотрудничество ЕС и приграничных территорий Бе ларуси на современном этапе представлено мероприятиями в рамках про граммы INTERREG – ТАСИС в следующих основных направлениях:

1. Поддержка правовой реализации институциональной и администра тивной реформ (построение правового государства, поддержка эффектив ного руководства, административная реформа на местном, национальном и региональном уровнях, помощь правосудию во внутренних делах, под держка реализации международных обязательств, поддержка гражданско го общества, оказание юридической консультационной помощи и пр.).

2. Поддержка частного бизнеса и экономическое развитие (учрежде ние малых и средних предприятий, развитие банковской и финансовой си стем, стимулирование развития частного предпринимательства и акцио нирования предприятий, исследование и развитие промышленного произ водства, реструктуризация и приватизация предприятий, содействие фор мированию рыночных отношений и направлений инвестирования).

3. Помощь в преодолении социальных последствий трансформаций через реформирование системы здравоохранения, социального страхова ния, пенсионной системы, смягчение социальных последствий реструкту ризации, предоставление специальных услуг по повышению квалифика ции и переобучению.

4. Развитие инфраструктуры (транспорта и телекоммуникаций, погра ничных переходов, сети трубопроводного транспорта).

5. Обеспечение защиты окружающей среды и формирование эффек тивного «зеленого менеджмента».

6. Развитие сельской экономики (регулярная работа в направлении обоснования необходимости приватизации земель, увеличение доступа к финансовым ресурсам, совершенствование распределения и доступа на рынки).

Современные тенденции регионализации и сближения стран – членов ЕС и приграничных государств определили, по оценкам экспертов, каче ственно новые требования относительно целей, методологии реализации, комплексности и поэтапности внедрения, а также перспективных и актуаль ных форм трансграничного сотрудничества. С этим напрямую связано стремление построения добрососедских отношений между странами – чле нами ЕС и приграничными государствами, включая Республику Беларусь.

Программы INTERREG разрабатываются в приграничных зонах с во влечением представителей различных организаций национального, регио нального и местного уровня государств-участников. Эти программы уже являются децентрализованными и могут служить полезной основой для разработки Программ добрососедства.

Программы INTERREG делятся на две группы: программы двусторон него трансграничного сотрудничества (INTERREG А);

программы более широкого субрегионального и трансграничного сотрудничества (INTERREG В). Они могут включать в себя и двусторонние проекты, если предусматриваются мероприятия более широкого транснационального масштаба. Нельзя не обратить внимание и на третье направление программ (INTERREG ЗС), ответственных за межрегиональное сотрудничество с целью улучшения эффективности региональной политики развития и по строения инструментария крупномасштабного информационного обмена, а также создания предпосылок человеческих контактов на приграничных территориях в рамках разделения труда и опыта сотрудничества. Такое на правление кооперации не противоречит, а даже несколько дублирует раз рабатываемые с конца 2003 г. «Программы добрососедства и сотрудниче ства» (INTERREG ЗС), которая уделяет особое внимание слаборазвитым регионам и тем, которые испытывают действие реструктуризации и уси ленного государственного регулирования.

Приоритетными областями действия программ межрегионального со трудничества являются:

1. Обмен опытом между государствами-членами и с третьими страна ми относительно трансграничного и транснационального сотрудничества под руководством (INTERREG ЗС).

2. Сотрудничество в секторах НИОКР, развития информационных тех нологий на предприятиях, информационного общества, туризма, культуры или защиты окружающей среды.

Участие периферийных областей Республики Беларусь (Брестской, Гродненской и Витебской областей) в программе (INTERREG ЗС) проис ходит по одному из четырех активных на данный момент направлений – «Север». Инициативная программа (INTERREG ЗС) финансируется Евро пейским региональным фондом развития (ERDF) через структурные фон ды, не исключая дополнительное финансирование программ трансгранич ными партнерами национального и регионального уровней (см. табл. ).

Финансирование программ INTERREG ЗС на период 2001–2006 гг., млн евро Общие допустимые расходы Общие Общественные расходы Частные Период расходы Общие Финансирование Национальные или расходы РБ и фонд ERDF региональные 2001 7,113,813 6,978,771 4,232,119 2,746,652 135. 2002 8.208,268 8,052,449 4,883,227 3,169,222 155, 2003 8,141,031 7,986,489 4,843,227 3,143,262 154, 2004 8,218,140 8,062,134 4,889.100 3,173.034 156, 2005 8.218.140 8,062,134 4,889,100 3,173,034 156, 2006 8,191,458 8,035.958 4,873,227 3,162,731 155, Всего 48,090,850 47,177,935 28,610,000 18,567,935 912, И с т о ч н и к. Министерство статистики и анализа Республики Беларусь.

Причем наибольший удельный вес занимает финансирование Евро пейским региональным фондом развития (около 60 %). Период действия Программ добрососедства предварительно намечалось на 2002–2006 гг., однако все мероприятия должны быть завершены к концу 2008 г.

Основная цель сближения на 2004–2007 гг. – закрепить существующие успехи, полученные в результате координации различных механизмов и вы полнении существующих соглашений и обязательств, касающихся текуще го планового периода до конца 2007 г. В качестве первого шага предполага ется разработка Программ добрососедства, охватывающих внешние грани цы расширяющегося Союза. Эти программы разрабатываются совместно участниками с обеих сторон границы. Программы добрососедства включа ют широкий спектр мероприятий, таких как, например, проект инфраструк туры в области транспорта, охраны окружающей среды, энергии, правил пересечения границы, электронной связи;


план капиталовложений в эконо мическую и социальную сферу (инвестиции в производство, развитие тру довых ресурсов, деловую инфраструктуру, сотрудничество в области науч ных исследований, технологии и инноваций);

гуманитарные акции (такие, как культурный и образовательный обмен и сотрудничество) и др.

При разработке Программ добрососедства ЕС соблюдает координа цию с другими существующими или готовящимися программами сотруд ничества. Со стороны ТАСИС принята новая стратегия и разработаны ре комендации по программе трансграничного сотрудничества на 2004– 2007 гг., а также утверждены программы действий на каждый год с учетом изменений, требуемых Программами добрососедства. Так, например, по каждой Программе добрососедства устанавливается отдельный лимит ре комендуемых бюджетных ассигнований. В соответствии с ежегодным со гласованием бюджета на финансирование показательных программ раз вития добрососедства и сотрудничества предлагается финансировать до 30 млн евро в год, что уже имело место в 2002–2003 гг.

Принцип реализации Программ добрососедства заключается в том, что каждый отдельный проект действует по обе стороны границы. Таким образом, внутренняя и внешняя часть проекта будут осуществляться одно временно, а не по очереди и не отдельно.

Несмотря на то что «Программы добрососедства» будут осущест вляться в рамках уже принятого на 2004–2007 гг. плана финансирования, важно обеспечить для них определенный объем субсидий. Не нарушая нор мального процесса планирования и бюджетного финансирования, комиссия полагает, что на данном этапе имеется возможность, используя существую щие механизмы и планы финансирования, выделить на осуществление этих программ в период с 2004 по 2007 г. общую сумму порядка 955 млн евро, в том числе 700 млн евро от INTERREG, 90 млн евро от ФАРЕ, 75 млн евро от Тасис, 45 млн евро от CARDS и 45 млн евро от MEDA. В рамках имеющих ся финансовых перспектив средства будут частично переадресованы на при граничные регионы и на региональное сотрудничество.

В пределах индикативного бюджета предполагается сохранить гиб кость реализации программных целей и инициатив, а также разработать механизм ассигнований отдельных областей в соответствии с программ ным бюджетом и заявленными комиссией приоритетами. Однако финан сирование программных проектов трансграничного сотрудничества меж ду государствами ЕС, Украиной, Россией и Республикой Беларусь должно распределяться и не превышать пределов установленных лимитов для каждой области сотрудничества:

развитие инфраструктуры – 40–50 % консолидированного бюджета;

обеспечение охраны окружающей среды и управления природными ресурсами – 15–25 %;

поддержка частного сектора и помощь экономическому развитию – 15–25 %;

поддержка небольших (локальных) проектов – 10–25 %.

Кроме того, значительное внимание при распределении финансовых потоков будет уделяться поддержке определенных трансграничных про граммных инициатив, которые могут расширить области сотрудничества и усилить работу программы трансграничной кооперации и добрососед ства в целом.

Программы добрососедства будут, среди прочего, иметь следующие главные особенности:

а) программы смогут предоставлять финансирование по обе стороны внешней границы б) приоритеты программы будут учитывать задачи и деятельность по обе стороны границы, а также задачи и цели, изложенные в Сообщении «Большая Европа»

в) правила, на которых программа будет осуществляться и на которых будут основаны структуры комитетов, будут обеспечивать сбалансированное членство по обе стороны границы и включать соответствующее представи тельство Европейской комиссии, единую процедуру подачи заявок и совмест ное принятие решений при отборе проектов с участием обеих сторон г) процедуры, по которым осуществляется работа существующих ме ханизмов, будут приведены в соответствие с потребностями «Программ добрососедства».

Достижение целей добрососедского трансграничного сотрудничества предполагает определение следующих мер:

местные и региональные власти должны остаться основными пар тнерами;

необходимо также определить возможность местных и регио нальных властей принимать непосредственное участие в предлагаемых ЕС проектах;

финансирование программ добрососедства ФАРЕ, INTERREG и ТАСИС должно быть одновременным, что делает возможным наиболее полное участие партнеров в проектах устойчивого развития пригранич ных с ЕС регионов России, Украины, Молдовы и Республики Беларусь;

следует установить определенный день подведения итогов, подачи заключений экспертов, отчетов по реализованным проектам и планы виде ния перспектив развития. Это гарантирует лучшую синхронизацию парал лельно реализуемых трансграничных программ по обе стороны границы, финансированных через INTERREG или ТАСИС;

синхронизация трансграничного сотрудничества предполагает так же продвижение проектов предложения новых региональных программ (например, Еврорегионов);

советом должно быть принято решение о возможности независимой подачи (то есть без принудительного партнера из страны-члена/кандидата ЕС) заявки на участие в инициативах добрососедства от восточных евро пейских партнеров в приграничных к ЕС регионах бывших государств СССР, в том числе и Республики Беларусь;

большинство приграничных социально-экономических проектов развития должно сосредоточиться на снижении бедности и повышении уровня и качества жизни.

Дифференцированный подход должен служить основополагающим принципом новой политики и нового механизма добрососедства ЕС и его соседей в области межрегионального и трансграничного сотрудничества в соответствии с обозначенными «Программами добрососедства». «Про граммы добрососедства» станут ключевым инструментом политики отно шений ЕС с соседними странами в среднесрочном и долгосрочном перио де, включая приграничные районы и области Республики Беларусь. «Про граммы добрососедства» как особый нормативно-правовой документ, основываясь на существующих соглашениях и стратегических приорите тах устойчивого развития Европы, определяют цели, возможность социально-экономической адаптации регионов, продвижение в общих об ластях сотрудничества. Они должны быть кратки, дополнены, где необхо димо более детальными планами и перспективами постфинансового со трудничества.

Основными целями нового механизма могут стать:

поддержка международного сотрудничества местных и региональ ных властей на приграничных территориях;

поддержка малых международных проектов ТАСИС в пригранич ных районах и трансграничное сотрудничество с партнерами по другую сторону границы;

координация действий между ТАСИС, INTERREG и новым меха низмом по объединенным проектам на западных границах Беларуси;

содействие экономическому и социальному развитию пригранич ных районов, поддерживая проекты устойчивого развития, минимизация финансовых рисков и снижения качества жизни населения с обеих сторон границы;

помощь приграничным районам и периферии в преодолении про блем развития;

финансирование проектов, влияющих на инфраструктурные аспек ты развития.

Потенциальные претенденты не должны участвовать в программах и не должны представлять разработанные программы участия, если:

они признаны несостоятельными, имеют иски в судах, вступили в договоренности с кредиторами, приостановили деловые отношения и хо зяйственную деятельность или же в случае, если они находятся в любой аналогичной ситуации, являющейся прецедентом национального и регио нального правового действия;

они были обвинены в нарушении делового поведения и этики, име ющее силу «judicata» (то есть, против которого любые эпиляции невоз можны);

они обвинены в серьезном нарушении профессиональной деятель ности, доказанном каким-либо образом;

они не выполнили обязательства по оплате вкладов социального обеспечения или оплаты налогов в соответствии с юридическими норма ми страны, в которой они зарегистрированы или в любой другой стране;

они обвинялись в мошенничестве, коррупции, причастности к пре ступной организации или любой другой незаконной деятельности, исклю чаемой из интересов сотрудничества;

они обвинялись в серьезном нарушении контракта или в отказе ис полнить свои договорные обязательства.

Страны, принимающие участие в программе добрососедства, разрабо тали программный документ на 2004–2007 гг., включающий следующие разделы:

а) общие разделы (для регионов внутри ЕС и вне его): описание, цели и приоритеты, определение соответствующей приграничной зоны, крат кое описание программы, включая описание процесса совместной разра ботки программы, описание текущей ситуации в соответствующей при граничной зоне, включая SWOT-анализ (преимущества, недостатки, воз можности и риски), конкретные цели, совместная стратегия развития и взаимодействие с другими программами, приоритеты и краткое описание мероприятий, включая предполагаемых бенефициаров, индикаторы, ин дикативный многолетний финансовый план;

б) разделы для каждого участника Программы (положения для участ ников Программы по обеим сторонам границы): положения относительно реализации Программы, назначение регулирующих органов и институци ональные вопросы, внедрение на уровне проектов, условия финансирова ния и финансовый контроль.

Европейская комиссия разослала в национальные органы власти со седствующих стран письменные обращения с просьбой назначить уполно моченные органы на региональном и местном уровне с тем, чтобы обеспе чить наличие официального партнера на внешней стороне границы.

Страны, принимающие участие в Программах добрососедства, долж ны проанализировать существующие приоритеты программ, реализуемых в настоящее время или находящихся на стадии разработки, с целью опре деления необходимости внесения каких-либо изменений. В результате проведенного анализа: может быть добавлен новый приоритет;

установ ленный приоритет может быть заменен новым;

в рамках установленных приоритетов могут быть добавлены новые меры (с внесением соответ ствующих изменений в формулировку приоритета);

или могут быть до бавлены дополнительные примеры возможных действий в рамках вырабо танных мер. Поскольку Программы добрососедства основаны на програм мах INTERREG, расходы внутри стран – членов ЕС будут продолжать по крываться за счет текущего финансирования Европейского фонда регио нального развития.

Что касается соседних стран, то финансирование по каждой программе предоставляется из соответствующего внешнего источника (программы ТА СИС, CARDS или MEDA). Индикативный объем денежных средств для каждой Программы добрососедства был уже определен к началу 2004 г. в индикативной многолетней программе для соответствующего внешнего ис точника. Сумма денежных средств, выделяемых каждый год, официально утверждается Европейской комиссией в первом полугодии каждого года в программе (ах) действий на год для каждого внешнего источника.

Социологические и экономические исследования, проводимые между народными и национальными институтами, определяют преимущества трансграничного и межрегионального сотрудничества с ЕС. Прежде все го – это лучшее понимание проблем, которых можно избежать с обеих сто рон в случае получения пространственной поддержки.

Последние независимые обзоры общественного мнения в Республике Беларусь показывают, что:

1) на приграничных территориях Республики Беларусь с ЕС наблюда ется поддержка вхождения приграничных областей республики в пригра ничную ЕС зону, т. е. 65 % говорят, что они утвердили бы «да» на референ думе по вхождению в трансграничную зону;

2) в приграничных территориях Республики Беларусь, Республики Польша и стран Балтии характерна качественная поддержка расширению:

около 50 % граждан поддерживают расширение ЕС, в то время как 30 % – против;

3) люди все еще чувствуют себя ограниченными информацией в отно шении перспектив и динамики расширения ЕС на восток, а также возмож ными экономическими выгодами приграничных территорий Республики Беларусь от такого рода сотрудничества.

Конечной целью остается улучшение эффективности и конкуренто способности региональной социально-экономической политики, развитие инструментов крупномасштабного информационно-технологического об мена, привлечение иностранных инвестиций в приграничные регионы ре спублики, разделение труда и обмен опытом.

Анализируя структуру расходов ЕС на создание эффективных инстру ментов сотрудничества в условиях расширения границ ЕС на восток, рас смотрим постоянные ежегодные расходы бюджета ЕС и расходы структур ных фондов.

В целом расходы бюджета ЕС составляют 100,4 млрд евро в год. Из них на подготовку ЕС к расширению и вступлению новых стран-кандидатов – 11,4 % или 11,44 млрд евро. Расходы специальных структурных фондов, в том числе на подготовку и реализацию трансграничных и межрегиональ ных программ по INTERREG 3, а также программ добрососедства – 30,3 % или 30,42 млрд евро.

Из средств структурных фондов на программы INTERREG 3 ежегодно расходуется 22 %, или 66,92 млн евро. Кроме того, 81,2 % расходов струк турного бюджета развития сотрудничества, или 24,7 млн евро составляют расходы на достижение приоритетных задач трансграничного и междуна родного устойчивого развития.

В экономическом и торговом отношении после расширения ЕС при граничные территории и Республика Беларусь в целом получили следую щие преимущества:

расширение ЕС предоставило республике прямой доступ к единому, расширенному гармонизированному рынку с 450 млн потребителей. В этой связи Беларусь получает выгоду от единого свода торговых правил, единого таможенного тарифа и единого свода административных проце дур, которые будут применяться на всей территории расширенного Союза (например, если продукция отечественного экспортера соответствует тре бованиям по безопасности и защите здоровья, предъявляемым в Латвии или Литве, то он может продавать эту продукцию и на внутреннем рынке Франции, так как на рынке ЕС действуют одинаковые правила);

упрощение торговых процедур приносит выгоду особенно малым и средним предприятиям, для которых затраты на соответствие торговым процедурам пропорционально выше.

В результате расширения ЕС белорусское чистое экономическое бла госостояние возросло приблизительно на 1,5 %, а также улучшились по казатели реального ВВП, экспорта и условий торговли.

В ходе исследования проблематики трансграничного сотрудничества в условиях расширяющейся Европы, а также экономического эффекта уча стия приграничных ЕС регионов республики в предложенных Добросо седских программах сотрудничества можно сделать следующие выводы:

результаты расширения ЕС на восток – это повышение процветания на континенте, ускорение темпов экономического роста и рыночной адапта ции, предоставление прямого доступа белорусского экспорта факторов производства, товаров и услуг на рынки расширенного ЕС с едиными стан дартами и таможенно-тарифным регулированием.

Реализация обозначенных выше целей с вызовами глобализации и ре гионализации, быстрых темпов технологического развития, иммиграции и старения населения, вынуждает ЕС динамично изменять свою региональ ную политику и направления сотрудничества. Политика реформации со средотачивается на трех основных направлениях, в рамках расширения Союза: политика сближения наименее развитых удаленных регионов, фор мирование конкурентоспособного механизма реструктурирования различ ных сфер трансграничного сотрудничества, создание единой сети евро пейской трансграничной интеграции и процветания.

Не являясь страной-кандидатом в ЕС, Республика Беларусь не может получить полноценную финансово-экономическую поддержку, несмотря на то что ее приграничные регионы все же попадают в сферу экономиче ских и геополитических интересов «Большой Европы».

Разработанный Европейской комиссией механизм добрососедства должен вписаться в общую систему политики ЕС и иметь связь с другими механизмами, включая национальные программы финансовой помощи, а также сочетаться с политикой и механизмами конкретных отраслевых про грамм (например, Шенгенские льготы, EQUAL, TEMPUS и т. д.).

Трансграничные контакты на региональном и местном уровне заслу живают поощрения, развивая обмен и углубляя сотрудничество в сфере экономики, культуры, социальных вопросов и образования.

Литература 1. Улахович, В. Отношения между Республикой Беларусь и Европейским союзом:

состояние и перспективы развития / В. Улахович // Экон. вестн. Минск. 2001. № 2.

2. Хвостов, М. Европейский вектор сотрудничества Беларуси: реалии и перспек тивы / М. Хвостов // Беларусь в мире. Минск. 2002. № 2.

3. Основные правила INTERREG. Вып. III. 23 мая 2000 г. Минск, 2001.

4. The Financial Times заклікае не адмаўляць Беларусі ў праве стаць членам Эўразвязу. 2.01.2003. http://www.svaboda.org/news/articles/2003/01/ 5. Статья Председателя Европейской комиссии Романе Проди и члена Европей ской комиссии Криса Папена: «Наши соседи и добрососедские отношения с ними», Брюссель. 19 марта 2003 г.

6. Постановление Европейского совета (ЕС) № 1260/1999 от 2 июля 1999 г.

7. Орлов, Л. П. Партнерство Беларуси и ЕС в рамках программы ТАСИС / Л. П. Ор лов // Экон. вестн. Минск, 2004. № 5.

И. С. Турлай ИНТЕРНАЦИОНАЛИЗАЦИЯ В РАМКАХ СОЮЗА РОССИИ И БЕЛАРУСИ Интернационализация хозяйственной жизни России и Беларуси явля ется важнейшей предпосылкой построения Союзного государства, спосо бом укрепления взаимосвязи экономик, ведущего к созданию целостности хозяйственного комплекса интегрирующихся стран.

Взаимозависимость экономик России и Беларуси во многом обуслов лена сохранившимся со времен СССР разделением труда между странами.

Оно построено следующим образом: Россия обеспечивает потребности производственного потенциала Беларуси в сырье, материалах и полуфа брикатах более чем на 60 % (в т. ч. обеспечивает на 100 % потребность в нефти, природном газе, угле), потребляя свыше 70 % промышленного про Финансирование программ производственного и научно-технического характера из бюджетов Союзного государства за 2001–2007 гг.

И с т о ч н и к. Данные бюджетов Союзного государства за 2001–2007 гг. [2].

изводства республики – преимущественно продукцию высокого и средне го уровня технологической сложности (грузовые автомобили, тракторы и тягачи, холодильники и морозильники, подшипники, велосипеды, шины, телевизоры, видеомониторы и видеопроекторы) [13]. В результате Россия является главным торговым партнером Беларуси, а та, в свою очередь, ста бильно входит в первую пятерку крупнейших российских партнеров. За прошедшие десять лет товарооборот между двумя государствами вырос в три раза и составил в 2006 г. без малого 20 млрд USD [4, с. 1]. Это и явля ется главным показателем эффективности Союза России и Беларуси (Со юзного государства), свидетельствующем об усилении интернационализа ции хозяйственной жизни двух стран.

Большую роль в развитии интернационализации в рамках обеих стран играет инвестиционная деятельность. Так, в 2005–2006 гг. Россия вложи ла в белорусскую экономику 930 млн USD, заняв первое место по инвести рованию в страну [5]. Среди крупнейших инвестиционных проектов сле дует отметить создание в Беларуси сети сотовой радиотелефонной связи СП «Мобильные ТелеСистемы», 49 % капитала которой принадлежит рос сийскому ОАО «МТС»;

вложения российской нефтяной компании «Слав нефть» в реконструкцию Мозырского нефтеперерабатывающего завода;

организацию российской компанией «Итера» СП по производству упако вочного материала. В качестве примера инвестиционного сотрудничества можно также привести проект строительства московскими компаниями в Минске около миллиона квадратных метров жилья, а также не менее де сятка торговых домов [3;

4, с. 2].



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.