авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 10 |

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ...»

-- [ Страница 3 ] --

Оценим вклад каждого допущения в эту идиллию. Наименьшие на рекания вызывают, пожалуй, последние два допущения. Действительно, современная экономика – это информационная экономика. Информации много, и перед каждым человеком встает вопрос не просто поиска инфор мации, но поиска достоверной, качественной информации. И продавцы, и покупатели, работающие с каким-либо рынком, как правило, достаточно хорошо знают «правила игры» данного рынка, определенная асиммет ричность информации воспринимается как нормальное явление, если это не приводит к нарушению прав участников рыночных сделок.

Низкие барьеры для входа в отрасль, связанные, прежде всего, со сравнительно незначительными стартовыми затратами на организацию нового бизнеса, – допущение также весьма правдоподобное. В сочетании с большим количеством фирм участников, данное допущение отправляет нас на поиск совершенно конкурентного рынка в сферу малого бизнеса.

Действительно, не обращаясь к статистическим данным, можно сказать, что в России ежедневно регистрируются сотни новых фирм разных орга низационных форм и столько же ликвидируются. Почему же жизненный цикл небольшой компании достаточно короткий, почему фирмы покидают отрасль? Ответ модели совершенной конкуренции кроется в сравнении равновесной рыночной цены и средних затрат фирмы, ведь спрос на про дукцию будет существовать всегда, если фирма придерживается установ ленного рынком уровня цены. На практике же мы можем наблюдать си туации, когда и цены вроде среднерыночные, и затраты приемлемые, и товар достаточно стандартный, а спроса на продукцию конкретного произ водителя нет. Дело, видимо, в том, что покупатель не настолько равноду шен в выборе даже стандартного товара. С другой стороны, сложно пред ставить себе «большое» количество абсолютно неамбициозных фирм, которые, выходя на рынок, соглашаются пополнить список «независимых»

компаний-производителей однородного товара, от которых ничего в дан ной отрасли не зависит. Напротив, любой новичок, стремится мнимыми или реальными отличиями выделить свой товар или услугу среди товаров конкурентов. И выживает именно тот производитель, который способен удивить, заинтриговать покупателя, создать и удержать лояльность к сво ему продукту на высоком уровне. Если фирма не выдерживает конкурен ции – она покидает отрасль.

Таким образом, однородность товара, в понимании микроэкономи ческой модели совершенной конкуренции, на наш взгляд, самое нереали стичное допущение модели.

Можно рассматривать рынок однородного товара и рынок конку ренции среди множества фирм производителей стандартизированного товара, но вместе эти две характеристики рынка на практике не сущест вуют. Действительно, пожалуй, единственным примером рынка однород ного товара являются мировые товарные биржи. Но в остальном, эти тор говые площадки далеки от совершенно конкурентных рынков – количество игроков на них незначительно (причем большинство из них посредники), игроки обладают достаточной рыночной властью и существенно могут повлиять на уровень рыночной цены объемами своих покупок и продаж, барьеры для работы на товарных биржах для потенциальных участников высоки, и, что очень важно, реальной поставкой товара заканчиваются единичные биржевые сделки.

Что же останется от модели совершенной конкуренции, если допус тить что благо на этом рынке не однородное, а дифференцированное? Не превратится ли она при данном допущении в модель монополистической конкуренции? Есть ли возможность более четко разграничить модели со вершенной и монополистической конкуренции, в то же время ослабить жесткое допущение в отношении однородного товара, продающегося на совершенно конкурентном рынке, чтобы сделать данную модель более реалистичной?

На наш взгляд, однородность продукта в модели совершенной кон куренции необходимо рассматривать с точки зрения современной миро вой практики, которая допускает наличие некоторых отличий хотя бы во внешнем виде изделий. Например, таможенное дело под однородными понимает товары, которые, хотя и не являются одинаковыми во всех от ношениях, но имеют сходные характеристики и состоят из схожих компо нентов, что позволяет им быть коммерчески взаимозаменяемыми. При определении однородности товаров учитываются качественные характе ристики товара, наличие товарного знака и репутация компании произво дителя на рынке.

Дифференцированный товар в модели монополистической конку ренции должен трактоваться не просто как товар, обладающий отличи тельными признаками по сравнению с товарами конкурентами, а как дей ственный фактор формирования спроса на продукцию конкретной фирмы, как сильное конкурентное преимущество, способное сделать этот спрос менее эластичным и сформировать группу постоянных лояльных во вре мени покупателей данного товара.

Отличительный признак однородного товара, который вращается на рынке совершенной конкуренции, способен породить любопытство по купателя, желание попробовать данный товар. Когда результат данной попытки не впечатляет, товар рассматривается покупателем как один из многих аналогичных. Но если отличительный признак значительно повы шает удовлетворение потребителя от покупки, товар приобретает повы шенную ценностную значимость, он в глазах покупателя становиться осо бенным, любимым, и производитель, соответственно, также выделяется среди конкурентов. Однородный товар становится дифференцированным, а фирма-производитель становится монополистическим конкурентом, об ладающим определенной рыночной властью.

Таким образом, фирма, работающая на рынке совершенной конку ренции помимо цели максимизации прибыли, должна иметь цель, конку рируя всеми возможными способами, выделить свой однородный товар среди товаров конкурентов и сменить для себя внешнюю среду с совер шенной конкуренции на конкуренцию монополистическую.

Т.С. Бородина, канд. экон. наук, доц., О.И. Гультяева, соискатель ГОСУДАРСТВЕННОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ИННОВАЦИОННОЙ АКТИВНОСТИ КАК МЕТОД БОРЬБЫ С ЛОВУШКОЙ ЭКСПОРТНО-СЫРЬЕВОЙ ЭКОНОМИКИ Восстановление российского государства в роли независимой и способной к самостоятельному экономическому развитию ведущей геопо литической силы, обладающей существенным влиянием в мировом эко номическом пространстве, предполагает создание стратегии инновацион ного развития отечественной экономики, что, в свою очередь, обусловли вает активизацию внутренних источников поступательного развития, раз работку и реализацию действенной экономической политики государства.

Достижение поставленных целей связано с активизацией инвестиционной деятельности субъектов хозяйствования, которая позволит преодолеть чрезмерную зависимость национальной экономики от мировой рыночной конъюнктуры, уменьшить разрыв между реальным и финансовым секто рами, стабилизировать наметившийся после мирового кризиса 2008–2009 гг.

экономический рост, обеспечить возрождение научно-технического и про изводственного потенциала государства.

Некая организационная и правовая основа для инноваций в боль шинстве регионов создана. Однако главная проблема состоит в отсутст вии эффективной координации инновационных идей, опыта их продвиже ния, финансов и поддержки администрации. Эта работа только начинает ся – частично под давлением сверху, частично под давлением снизу.

Термин «инвестиционная активность», т. е. деятельность по инве стированию в определенный промежуток времени или интенсивность этой деятельности, тесно связан с такими понятиями как «инвестиционная дея тельность», «активизация инвестиционного процесса», «рост инвестици онной деятельности», «объемы инвестиционной деятельности».

Стратегия инновационного развития РФ на период до 2020 г. опре деляет увеличение в 2020 г. доли предприятий промышленного производ ства, осуществляющих технологические инновации, до 40-50%;

удельного веса экспорта российских высокотехнологичных товаров в общем миро вом объеме экспорта высокотехнологичных – до 2% в 2020 г.;

валовой добавленной стоимости инновационного сектора в ВВП – до 17-18%;

удельного веса инновационной продукции в общем объеме промышлен ной продукции – до 25-35%. Указанные задачи требуют конкретизации в рамках программных документов региональных органов власти, которые должны содержать объективную оценку состояния инвестиционной дея тельности предприятий территории размещения и потенциала бюджетно го финансирования инвестиционных расходов, уровня зрелости институ тов, регулирующих и регламентирующих инвестиционный процесс в ре гионе, что позволит разработать прогноз инвестиционно-инновационного развития территории и сформулировать действенные рекомендации орга нам государственной власти, направленные на поддержку потенциальных инвесторов.

Формирование инновационного климата региона представляет со бой деятельность всех экономических агентов, направленную на создание благоприятных условий для осуществления и воспроизводства инноваци онных процессов в интересах обеспечения приоритетов социально экономического развития территории, что предполагает повышение объе ма и изменение структуры инвестиционных расходов. Инновационный климат представляет собой контролируемый фактор инновационного про цесса, который имеет высокий синергетический эффект для региональной экономической системы, достижимый при условии реализации совокупно сти мер регионального регулирующего воздействия. Понимание иннова ционного климата региона как результата сложного взаимодействия науч но-технических, социокультурных, финансово-экономических, политиче ских природно-ресурсных и иных факторов ориентирует на многоаспект ное рассмотрение задачи его формирования в целях эффективного развития территории.

Стратегия инновационного развития РФ на период до 2020 г., утв. распоряжением Правительства РФ от 8 декабря 201 г. № 2227-р [Электронный ресурс]. – Режим доступа: www.government.ru Совокупность индикаторов, существующих в настоящее время, по зволяет осуществлять мониторинг ситуации (как на мезоэкономическом, так и на макроэкономическом уровнях), на его основе делать определен ные выводы. Однако любая система показателей является отражением позиций региона в многомерном пространстве, что затрудняет адекватное сопоставление регионов по всему набору параметров.

Значимость проблемы активизации инвестиционной деятельности государства в целом и отдельных территориальных образований опреде ляется хотя бы тем, что задача перехода к инновационной экономике бы ла поставлена в Президентском послании Федеральному собранию еще в 2000 году, и уже в то время она была более чем обоснованной и своевре менной. Но выдвинутая стратегическая задача развития оказалась лишь лозунгом, не став реальной целью проводимой политики. Внешняя зави симость экономики России от конъюнктуры на мировых сырьевых рынках только усилилась, о чем говорят изменения в структуре российского экс порта. Что же касается инновационной активности, то она, достигнув мак симума в 2004 г., в последующие годы стала падать. Не случайно в пре зидентском послании 2009 г. модернизация экономики уже была опреде лена как способ выживания нашей страны в современном мире.

Существенным признаком структурной деградации отечественной экономики является значимое ухудшение возможности обеспечения сба лансированного федерального бюджета. Если в предкризисный период удавалось это делать вначале при цене на нефть в 35-40 долл. за бар рель, а в последующем поддерживать бездефицитность бюджета при ее уровне в 60 долл. за баррель, то в 2012 г. при сложившихся затратах ба лансировка бюджета требует 115-120 долл. за баррель. В сегодняшней ситуации падения цен на нефть жизненно необходимым становится пере ход экономики к «несырьевым» доходам и «несырьевому» бюджету, что предполагает не моментальный отказ от экспортно-сырьевой модели эко номики, а трансформацию модели рентно-ресурсной экономики. Необхо дим переход к новой модели экономической стратегии и политики, которая позволила бы значительно более эффективно использовать рентный ре сурс для диверсификации экономики. Важно отметить, что необходимый структурный сдвиг в народном хозяйстве предполагает предваряющий поворот в экономической политике страны, что даст возможность избе жать попадания в ловушку экспортно-сырьевой экономики, наладив или сохранив производства готовой продукции, обеспечивая развитие на дан ном этапе производства высокотехнологичной и наукоемкой продукции.

Возвращение России в ранг научно-индустриальной державы мо жет быть осуществлено на основе отечественного исторического опыта и практики других стран, что предполагает высокую эффективность госу дарственного управления, которое должно быть перенацелено на обеспе чение народнохозяйственных интересов, выступая как единственно воз можная альтернатива разгулу и стихии частных интересов. Примером мо Кукол Е. Баррель не спасет // Российская газета. – 2011. – № 5519 (143). – 5 июля.

жет служить Китай, экономика которого избежала и «азиатского кризиса»

(1997–1998 гг.), и мирового кризиса (2008–2009 гг.) благодаря сохранению в руках государства необходимых рычагов управления и успешной дея тельности государства.

Повышение эффективности государственного управления преду сматривает использование не только контроля рынка со стороны государ ства, но и жесткого контроля со стороны общества за принимаемыми ре шениями и бюджетными средствами (полная подотчетность, открытость, конкурентность и т. д.).

Переход от сырьевого к инновационному типу развития часто по нимается как создание новых предприятий и секторов хозяйства, в кото рых и должна рождаться «новая экономика» – наукоемкая и высокотехно логичная. Однако инновационный сектор должен развиваться не путем вытеснения и замещения традиционных отраслей и производств, а ориен тироваться на их технико-технологическое обновление, которое и должно придать исторически профильным отраслям страны высокотехнологичный и наукоемкий облик. Сегодня же отечественный уровень развития произ водства и технологии для нефтегазовой промышленности таков, что почти все современные ее образцы приходится закупать на Западе. Технологи ческое обновление топливно-энергетического комплекса приведет к инно вационному развитию смежных отраслей народного хозяйства, что послу жит распространению инновационной волны по всем отраслям народного хозяйства.

Т.Л. Харламова, канд. экон. наук, доц.

ТРАНСФОРМАЦИЯ РАЗВИТИЯ ПРЕДПРИЯТИЯ КАК УПРАВЛЕНЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС Экономическое развитие хозяйственных систем предполагает их изменения, которые происходят на разных уровнях: от предприятия до мировой экономики. Такие изменения можно классифицировать как по силе и значимости, так и по направленности. В их основе обычно лежит действие закона «перехода количества в качество». Экономическая наука эти изменения терминологически называет трансформацией, придавая особое значение исследованию ее сущности, т. к. без этого невозможно построить действенную политику, обеспечивающую развитие и удовле творение растущих интересов хозяйствующих субъектов.

Сам процесс трансформации характеризуется рядом важных мо ментов. Рассмотрим их с указанием особенностей этого процесса для предприятий, где создается основная масса благ, которая удовлетворяет потребности всех хозяйствующих субъектов. Во-первых, для трансформа ционных процессов характерна общая неустойчивость организационных институтов, проявляющаяся в постоянной их мутации. Несоответствие формальных и неформальных правил ослабляет существующие предпри ятия, подрывая совместимость институтов. Вследствие этого многие ста рые структуры перестраиваются, образуются и усиливаются новые орга низации, со своими особыми интересами.

Однако возникающие новые организационные структуры и транс формируемые старые не сразу приобретают законченный и приемлемый для изменяющейся хозяйственной ситуации вид. Этому препятствует не завершенность радикальных изменений нормативных институтов. Соот ветственно, институциональная трансформация характеризуется продол жительным существованием переходных организационных форм.

Во-вторых, типичным явлением становится замещение институтов, которое приобретает форму вытеснения старых организаций структурами качественно нового типа. Этот процесс противоречив. С одной стороны, существующие экономические организации стремятся сохранить сложив шуюся институциональную структуру и неизменность траектории развития предприятия. С другой стороны, производство и распространение новых нормативных институтов увеличивает степень свободы институциональ ной динамики, что способствует росту организаций с новыми интересами и вытеснению старых структур.

Процесс вытеснения завершается, когда организационная иннова ция приобретает целостность, законченность и устойчивость, без которых невозможно обеспечить системное упорядочение соответствующих струк тур на качественно новой основе. С этого момента организационные структуры предприятия превращаются в средство саморазвития институ циональных инноваций, и получает мощный импульс спонтанный процесс организационной трансформации. Он характеризуется быстро нарастаю щим разрушением единства элементов старой организационной институ циональной среды и переходом последней в особое внесистемное со стояние. Это разрушение резко ухудшает положение старых организаци онных институтов, особенно тех из них, которые не в состоянии адаптиро ваться к происходящим переменам.

Процесс организационной институциональной трансформации предприятия под воздействием глобализации, которая в данном случае выступает как фактор ускорения, охватывает более или менее продолжи тельный период времени, в рамках которого сосуществуют еще не ликви дированная старая и еще не занявшая господствующего положения новая системы организационных структур в рамках развивающихся предпри ятий. Большое значение поэтому приобретает проблема комплементар ности прежней системы организационных институтов по отношению к вновь возникающим институтам и продуктам их саморазвития. Чем ниже уровень комплементарности, тем более противоречивую форму принима ет рассматриваемый процесс, тем быстрее развивается конфликт старого и нового в системе организационных институтов предприятия, который, в Дмитриев М. Перспективы экономической реформы в России // Вопросы экономики. – 2010. – № 11. – С. 9.

частности, проявляется в конфликтах между сотрудниками различных управленческих звеньев. Соответственно, короче оказываются сроки ор ганизационно-технической трансформации, и более резким становится ее характер.

Конкретные меры институциональных изменений должны находить воплощение в соответствующих планах и проектах. В совокупности с про гнозами, они формируют единый управленческий комплекс, который слу жит инструментом реализации политики развития предприятия в средне срочном и долгосрочном периодах. Схема формирования действенной политики институционального реформирования должна реализовываться, по меньшей мере, в трех процедурах стратегического планирования: про гнозировании, программировании и проектировании.

Общий итог эффективного практического освоения этих трех про цедур позволяет переходить к проектированию процесса развития пред приятия в занимаемом им рыночном пространстве. Содержание его трак туется двойственно: с одной стороны, речь идет о разработке проектов стратегических планов всех уровней и временных горизонтов, а с другой – о проектном обеспечении мероприятий, предусмотренных программой развития предприятия. При этом выдвигается условие, по сути – такое же, как и в отношении проектов стратегических программ: в процессе проек тирования должны разрабатываться различные варианты развития соот ветствующих объектов управления, с тем, чтобы было возможно:

- выбрать оптимальный в данной экономической ситуации проект стратегического плана развития предприятия;

- иметь в наличии такой вариант проекта стратегического плана, который в будущем будет соответствовать изменившимся условиям хо зяйствования и рыночной конъюнктуры.

Отсюда следует, что на этапе проектирования должны быть пре дельно четко проработаны и учтены все траектории развития текущей ситуации в границах планового периода развития предприятия.

В теории проект стратегического плана развития предприятия оп ределяется как проект управленческого решения по реализации стратегии политики соответствующих субъектов управления. В отличие от стратеги ческих программ, каждая из которых представляет собой научное предви дение состояния какого-либо локального объекта управления в опреде ленный срок, стратегический план – это научное предвидение состояния целостного объекта управления в границах планового периода. Исходя из этого, можно заключить, что речь идет об использовании системного под хода к планированию развития предприятия. По аналогии с тем, как на этапе программирования продуктивным может оказаться использование методического приема составления программной матрицы, на этапе про ектирования целесообразно использование приема составления ресурс но-целевой матрицы. Матрица отражает взаимосвязи между целями и ресурсами, опосредованные программами, и позволяет сопоставить про граммные показатели с целевыми нормативами и ресурсными потребно стями.

Стратегический план, как научное предвидение состояния целост ного объекта управления, основывается:

на системе целенаправленных проектов по развитию соответст вующих объектов управления предприятием;

на системе мероприятий, согласованных по срокам, ресурсам, исполнителям.

На наш взгляд, идея выбора важнейших, приоритетных, с точки зре ния достижения намеченных целей, проектов на этапе составления страте гического плана соответствует принципам программно-целевого подхода.

Этим устанавливается логическая связь между этапами программирования и проектирования. В форме проектов осуществляется разработка конкрет ных путей трансформации объекта, которые на этапе прогнозирования (при использовании нормативного подхода) определяются как возможные изме нения в связи с осуществлением намеченных целей.

Рассмотренные выше предложения и рекомендации, касающиеся планового воздействия на проведение институциональных преобразова ний, демонстрируют сложность этой комплексной управленческой задачи.

Ее результативность во многом зависит от единства управленческого воз действия и использования механизмов регулирования на предприятии.

В.И. Александров, канд. экон. наук, доц.

ПРИВЕДЕННЫЕ ЗАТРАТЫ И ПРАВОМЕРНОСТЬ ИХ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ДЛЯ ОБОСНОВАНИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ЭФФЕКТИВНОСТИ НОВОЙ ТЕХНИКИ Показатель приведенных затрат стал применяться у нас в экономи ческих расчетах, начиная с 1960 г., т. е. с того периода, когда была введена в действие Типовая методика определения экономической эффективности капитальных вложений и новой техники. Основной особенностью данного показателя является то, что в нем одновременно отражаются как текущие, так и единовременные затраты. Причем, последние предварительно приво дятся к виду текущих затрат с помощью соответствующего коэффициента.

Формула приведенных затрат (ПЗ) выглядит следующим образом:

ПЗi Сi Eн Кi min, (1) годовые текущие затраты при использовании конкретного вари где Сi анта новой или базовой техники;

Eн – нормативный коэффициент экономической эффективности, он принят на уровне 0,15;

Ki – капитальные вложения в конкретный вариант новой или базовой техники.

Иванов О. Механизм обеспечения воспроизводства инновационного типа // Экономист. – 2010. – № 6. – С. 44-46.

Наиболее эффективным признается тот вариант, у которого приве денные затраты минимальны. При этом, разумеется, должно соблюдаться правило тождества полезных эффектов.

На первый взгляд формула приведенных затрат представляется вполне логичной. И в самом деле, она охватывает как сферу производст ва, так и сферу использования новой техники. Однако благостное отноше ние к этой формуле сохраняется ровно до тех пор, пока не затронут во прос об экономической сущности показателя приведенных затрат. Во мно гих работах, в том числе и целиком посвященных экономической теории, как ни странно, эта сторона данного показателя вообще не рассматрива ется. Пожалуй, наиболее широкое распространение получило мнение, что формула (1) представляет собой некую трансформацию модели цены производства. Но каков характер этой трансформации и чем она вызвана, обычно не раскрываются. Лишь в монографии В.В. Новожилова «Пробле мы измерения затрат и результатов при оптимальном планировании»

(М., 1972 г.). предпринята серьезная попытка дать ответы на указанные вопросы.

В отличие от других экономистов он построил свое исследование на использовании такой фундаментальной категории, как общественно необходимые затраты труда (ОНЗТ). При этом он считал, что форма вы ражения ОНЗТ не является раз и навсегда данной, она изменяется по ме ре развития общественного производства. Поэтому он решительно возра жал тем исследователям, которые полагали, что «существует лишь одно выражение затрат труда: труд производства данного продукта. Убежде ние, что это выражение затрат труда является единственно возможным, а стало быть, и неизменным, – писал В.В. Новожилов, – образует главное препятствие на пути дальнейшего развития теории стоимости…». По его мнению, «общественно необходимые затраты труда имеют двоякое выра жение: одно из них лежит в основе стоимости, другое – в основе ее моди фикации при оптимальном планировании». Во втором случае, как пола гал он, ОНЗТ уже не могут ограничиваться отражением лишь затрат труда на производство определенного продукта, они формируются по другой схеме, а именно по схеме: «труд + средства его минимизации». Указан ные различия в механизмах формирования двух видов ОНЗТ приводят, по мнению В.В. Новожилова, к тому, что первые всегда выступают в качестве средней, а вторые – в качестве предельной, или иначе говоря, в качестве дифференциальной величины. «Цена производства, – писал он, – это В этом отношении примечателен двухтомный «Курс политической экономии» (М., 1974 г.), в котором при рассмотрении приведенных затрат, а также принципов их использования на практике, совершенно ничего не сказано ни о природе, ни о сущности данного показателя (Т. 2, с. 497-502).

Новожилов В.В. Проблемы измерения затрат и результатов при оптимальном планировании. – М., 1972.

Там же. – С. 22.

Там же. – С. 27.

Там же. – С. 170.

первая в истории еще весьма несовершенная форма выражения диффе ренциальных затрат в условиях, когда они отличаются от средних за трат».

Ее возникновение он целиком связывал с капиталистической эко номикой, ибо «в условиях капитализма производство должно учитывать не только те затраты труда, которые отражены в стоимости, но сверх того еще какие-то другие трудовые затраты: цена производства должна иметь свою трудовую субстанцию». Однако В.В. Новожилов так и не смог пока зать, что же реально представляют собой те «другие трудовые затраты», которые не находят отражения в стоимости, но учитываются в цене про изводства. По этому поводу он высказывает несколько разных суждений, которые, на наш взгляд, не представляются достаточно убедительными.

Особенно это касается его попытки трактовать такого рода «трудовые затраты» как затраты обратной связи. Как известно, эти затраты должны определяться с помощью нормативов эффективности соответствующих ресурсов, используемых при производстве конкретной продукции. Так, в формуле (1) в качестве затрат обратной связи следует рассматривать элемент ЕнКi. Но природа всех нормативов эффективности такова, что на их основе можно исчислить лишь тот или иной эффект, но ни в коем слу чае не затраты. Для этого, судя по всему, нужны совершенно другие нор мативы.

Однако затраты обратной связи, по мнению В.В. Новожилова, представляют собой особый вид затрат, порожденный исключительно ограниченностью ресурсов. Поэтому принято считать, что они, в отличие от прямых или, по терминологии В.В. Новожилова, действительных затрат (в формуле (1) – это Сi), возникают не там, где производится рассматри ваемый продукт, а на других участках производства, которым не удалось получить ограниченные ресурсы. Но в таком случае здесь отсутствует реальная возможность изменить уровень прямых (действительных) за трат, а потому они остаются на прежнем уровне. Выходит, что в данной ситуации показатель затрат обратной связи (если его рассматривать ис ключительно с затратной стороны) оказывается нулевым. Однако при расчете приведенных затрат по формуле (1) затраты обратной связи не пременно будут показаны в виде конкретной положительной величины, исчисленной методом умножения Ен на Кi. Как видим, вопрос о якобы тру довом происхождении затрат обратной связи в этом случае оказывается весьма спорным. Однако В.В. Новожилов нашел исключительно хитрое решение, с помощью которого он стремился обосновать трудовую приро ду затрат обратной связи. Суть его решения в следующем. Поскольку все нормативы эффективности должны устанавливаться на минимально до пустимом уровне, то, следовательно, и распределение каждого ограни ченного ресурса целесообразно начинать всегда с тех участков производ ства, расчетная эффективность которых принята в качестве нормативной.

Новожилов В.В. Проблемы измерения затрат и результатов при оптимальном планировании. – М., 1972. – С. 169.

Там же. – С. 26.

При этом он указывал, что норматив эффективности должен выражать «не только минимум эффективности вариантов использования лимитиро ванного средства, которые должны быть приняты, но также максимум эф фективности вариантов, которые должны быть отвергнуты». Сам же рас четный коэффициент эффективности (Ер) в этом случае определяется по формуле:

С1 С Ep (2) К 2 К Следующие шаги в распределении ограниченных ресурсов, по мысли В.В. Новожилова, должны быть связаны с изъятием их у тех участ ков производства, где они были первоначально размещены, и с направле нием их на другие новые участки производства, вошедшие в оптимальный план. Разумеется, каждое повторяющееся изъятие ограниченного ресурса с участков с минимальной эффективностью должно приводить к увеличе нию на них прямых (действительных) затрат труда. Именно такого рода прирост затрат труда на указанных участках производства вследствие изъятия у них ограниченных ресурсов и следует, по мнению В.В. Новожи лова, рассматривать в качестве затрат обратной связи.

Неопределенность в исчислении как затрат обратной связи, так и самих дифференциальных затрат, утверждал он, полностью исчезает, «если мы подчиним распределение лимитированного средства закону экономии труда. Тогда при расчете дифференциальных затрат нужно счи тать, что каждое применение лимитированного средства исключает одно и то же его применение, а именно то, эффективность которого равна норма тиву…». Такого рода суждения В.В. Новожилова относительно природы как затрат обратной связи, так и самих дифференциальных затрат вряд ли могут быть отнесены к числу тех, которые заслуживают серьезного внимания. Скорее всего, он и сам чувствовал это. Поэтому В.В. Новожи лов, судя по всему, совершенно не случайно вынужден был в дальнейшем назвать затраты обратной связи не иначе, как «вспомогательными вели чинами», а значит такими величинами, которые весьма далеки от реаль ных трудовых затрат.

Нельзя не заметить, что такое суждение о затратах обратной связи совершенно не согласуется с приведенным выше его заявлением о суще ствующей якобы непосредственной, самой тесной связи ОНЗТ с диффе ренциальными затратами, состоящими, как известно, из прямых (действи тельных) затрат и затрат обратной связи. Признавая дифференциальные затраты в качестве наиболее развитой формы ОНЗТ, В.В. Новожилов, с одной стороны, утверждает, что их измерение (в целом, а не только эле мента Сi) сравнимо с «применением диалектики к измерению затрат тру Новожилов В.В. Проблемы измерения затрат и результатов при оптимальном планировании. – М., 1972. – С. 130.

Там же.

да», а с другой, что они слагаются как из «действительных издержек про изводства», которые «состоят только в труде», так и из неких «вспомога тельных величин», позволяющих «найти тот общий минимум действи тельных издержек (читай – затрат труда. – В.А.), который допустим при ограниченности некоторых ресурсов». Думается, что у таких, во многом загадочных дифференциальных затрат нет никаких серьезных оснований претендовать на роль денежной формы ОНЗТ, а значит, и на роль рыноч ной цены. Истинная экономическая природа их и на сегодня остается не понятной и вряд ли кому-нибудь удастся ее разгадать. Поэтому и само стремление В.В. Новожилова представить цену производства в качестве упрощенной модели дифференциальных затрат (когда ограниченным при знается лишь один ресурс – капитальные вложения) нельзя считать обоснованным.

Видимо, В.В. Новожилов поступил бы совершенно правильно, если бы назвал «вспомогательными величинами» не только затраты обратной связи, но и сами дифференциальные затраты, для исчисления которых в их полном объеме им была предложена следующая формула:

m c k r g r, (3) k gi i i i g где rk – норматив эффективности капиталовложений;

gi – количество gi-го природного ресурса, используемого для производства i-го продукта;

rgi – норматив эффективности использования gi-го природного ресурса для производства i-го продукта.

Формула (3) отличается от формулы (1), которую В.В. Новожилов рассматривал в качестве упрощенного варианта дифференциальных m g r затрат, на величину элемента, выражающего вторую часть затрат gi i g обратной связи. Первая их часть представлена в формуле (3) элементом kirk.

Главное достоинство дифференциальных затрат, по мнению В.В. Новожилова, состоит в том, что с их помощью можно решить экстре мальную задачу – нахождение минимума затрат как при производстве конкретного продукта в строго фиксированных условиях, так и в народно хозяйственном масштабе. «С теоретической точки зрения, – писал В.В. Новожилов, – исчисление суммы C+Kr является особым способом измерения затрат труда – способом, направленным на нахождение их об щего минимума». Однако проведенный нами анализ сущности показате ля дифференциальных затрат свидетельствует о том, что этот показатель весьма далек от совершенства. Поэтому и формула (1), используемая при Новожилов В.В. Проблемы измерения затрат и результатов при оптимальном планировании. – М., 1972. – С. 129.

Там же. – С. 293.

Там же. – С. 294.

Там же. – С. 101.

обосновании эффективности новой техники, может приводить к серьез ным погрешностям в расчетах, а, следовательно, и к неправильным выво дам относительно экономической целесообразности применения конкрет ной новой техники.

Нам представляется, что с этой задачей успешно может справиться другой показатель, а именно – показатель сравнительной оценки (СО), исчисляемый по формуле, которая по своей конструкции гораздо ближе к модели цены производства, нежели формула (1):

COi Ci р к б min, (4) i к где СОi – сравнительная оценка конкретного варианта новой или базовой техники;

Сi – годовые текущие затраты при использовании конкретного вариан та новой или базовой техники;

б р – рентабельность (к капитальным вложениям) конкретной продук к ции при производстве ее с помощью базовой техники;

Кi – капитальные вложения в конкретный вариант новой или базовой техники.

В качестве базовой должна применяться лучшая имеющаяся на се годня техника (того же назначения, что и новая), при использовании кото б р рой обеспечивается максимальная рентабельность ( ). Нетрудно дога к даться, что новая техника лишь тогда заслуживает применения, когда б р н обеспечиваемая ею рентабельность ( р к ) окажется выше. Между про к чим, к такому же выводу мы приходим и на основе расчетов, выполненных н б р p по формуле (4). В этом случае (когда ) сравнительная оценка но к к вой техники (СОн) обязательно будет ниже аналогичного показателя базо вой техники.

Следует, однако, иметь в виду, что использование формулы (4), впрочем, как и формулы (1), предполагает наличие сопоставимости по лезных эффектов новой и базовой техники, т. е. речь в данном случае идет прежде всего об одинаковых объемах выпуска одной и той же про дукции и одинаковом ее качестве.

Как видим, формула (4) принципиально отличается от формулы (1).

Следует сразу заметить, что сравнительные оценки являются всего лишь условными, чисто расчетными показателями, которые нужны исключи тельно для обоснования экономической эффективности новой техники и ни для чего более.

Посмотрим теперь, насколько разнятся выводы об эффективности новой техники, сделанные на основе расчетов по указанным формулам.

Для этого воспользуемся следующими исходными данными:

Показатели Базовая техника Новая техника С, т.р. 10000 К, т.р. 50000 Рн 0,15 0, Предположим, что годовые полезные эффекты базовой и новой техники одинаковы. Определим сначала приведенные затраты по форму ле (1) для той и другой техники:

ПЗб = 10 000 + 0,15·50 000 = 17 500;

ПЗн = 8000 + 0,15·60 000 = 17 000.

Сравнив полученные показатели друг с другом, видим, что у новой техники приведенные затраты оказались ниже. Это означает, что ее сле дует признать более эффективной по сравнению с базовой.

Решим теперь ту же задачу с помощью сравнительных оценок, ис б численных по формуле (4). Но прежде определим показатель Р к, расчет которого осуществим исходя из стоимости годовой продукции базовой, как, впрочем, и новой техники, в размере 25 000 т.р. Отсюда:

25 000 10 000 15 Рк 0,30.

б 50 000 50 б С учетом полученного Р к, равного 0,30, исчислим сравнительные оценки для каждого вида техники:

СОб = 10 000 + 0,30·50 000 = 25 000;

СОн = 8000 + 0,30·60 000 = 26 000.

Как видим, в данном случае сложилась противоположная картина:

сравнительная оценка новой техники оказались выше. Это значит, что новая техника по эффективности уступает базовой. Кстати, к аналогично му выводу мы приходим и на основе сравнения показателей рентабельно сти, исчисленных к капитальным вложениям.

25 000 8000 17 Ркн 0,28.

60 000 60 У новой техники данный показатель ниже (0,28 против 0,30). Сле довательно, она менее эффективна по сравнению с базовой техникой, а потому использование ее экономически нецелесообразно.

Думается, что предложенный нами метод обоснования эффектив ности новой техники является вполне оправданным, поскольку он, в отли чие от ранее рассмотренного метода, лишен каких-либо теоретических изъянов, а потому создает реальные условия для выполнения объектив ных расчетов, а следовательно, и для принятия правильных решений.

И.Л. Середюк, канд. экон. наук, доц.

ПРОБЛЕМЫ ФИНАНСИРОВАНИЯ РЕАЛЬНОГО СЕКТОРА Одной из болевых точек нашей сегодняшней экономической ситуа ции является отсутствие возможностей у реального бизнеса, особенно регионального, получить доступ к дешевым и длинным кредитным ресур сам. С одной стороны, это общая проблема российской банковской систе мы, которая просто не имеет таких ресурсов, и ее вина в том, что она практически не предпринимает никаких усилий для того, чтобы их органи зовать. С другой стороны, проблема российского бизнеса, что он в массе своей не способен довести состояние своего проекта до уровня, соответ ствующего требованиям кредиторов, не в состоянии связать всю «проект ную цепочку» из партнеров и подрядчиков.

После кризиса 2008 года требования инвесторов и кредиторов к ка честву подготовки проектов многократно усилились. Сегодня только иде ально подготовленный проект имеет шанс быть профинансированным на должных условиях. Поиск новых механизмов привлечения инвестиций в реальный сектор экономики – одна из первоочередных задач финансиро вания российского реального сектора.

Информационный портал «Банки.ру» в конце 2011 года опублико вал результаты исследования, проведенного группой консалтинговых компаний БДО, об особенностях финансирования реального сектора рос сийскими коммерческими банками.

В качестве приоритетных отраслей реального сектора экономики для финансирования были названы: энергетика, производство товаров массового потребления, оптовая и розничная торговля. По типу собствен ности респонденты поставили на первое место предприятия в частной собственности (более половины респондентов). Государственные компа нии набрали наименьшее количество голосов – лишь 2% респондентов.

При этом некоторые респонденты отмечают, что банкам интересны проек ты, реализуемые по госзаказу. Большинство респондентов из коммерче ских банков выбрали в качестве объекта финансирования российский бизнес. Следующим по популярности в этой группе было мнение, соглас но которому российская или зарубежная принадлежность заемщика не имеет значения. Каждый пятый опрошенный представитель инвестицион ных компаний предпочел бы финансировать иностранный бизнес.

По «размеру» – средний бизнес (с выручкой от 10 до 100 млн дол ларов в год) оказался самым популярным сегментом для финансирова ния. С диверсифицированными компаниями предпочитают работать ком мерческие банки, с вертикально-интегрированными – инвестиционные компании. Коммерческие банки больше склоняются к работе с публичны ми компаниями, инвестиционные – с непубличными.

http://www.banki.ru Среди требований к заемщикам и объектам финансирования ос новными являются требования, касающиеся текущего финансового со стояния, финансовых прогнозов, адекватного сочетания рискованности и доходности. Коммерческие банки с большей готовностью выделяют фи нансирование на пополнение оборотных средств. Инвестиционные компа нии предпочитают финансировать инвестиции в капитал. Практически все компании называли в качестве оптимальных средние сроки финансирова ния (от одного года до пяти лет).

На наш взгляд, улучшение состояния финансирования реального сектора, в особенности инновационного бизнеса, должно опираться на продуманную государственную политику в финансовой сфере. В частно сти, преодоление дефицита «длинных денег» в банковской системе воз можно за счет легализации инструментария безотзывных вкладов. Вос становление темпов роста экономики с привлечением государственных институтов развития может быть достигнуто посредством участия Цен трального банка России в рефинансировании инвестиционных программ.

Для целей государственного финансирования проектов реального сектора за последние годы в России создан ряд государственных струк тур, задачей которых, в отличии от коммерческих и инвестиционных бан ков, является долгосрочное финансирование инновационного бизнеса.

Так, например, Внешэкономбанк (Банк Развития, действует с 2007 го да) создан для обеспечения повышения конкурентоспособности экономи ки России, ее диверсификации, стимулирования инвестиционной деятель ности. Банк развития реализует инвестиционную, внешнеэкономическую, страховую, консультационную поддержку проектов в России и за рубежом, направленных на развитие инфраструктуры, инноваций, особых экономи ческих зон, защиту окружающей среды, на поддержку экспорта российских товаров, работ и услуг, а также на поддержку малого и среднего предпри нимательства. Российский банк развития, за последние 3 года работы профинансировал проекты на 350 млрд руб., это не считая активнейшего финансирования антикризисной программы Российской Федерации. Рос сийский банк развития выступает оператором по обеспечению государст венных гарантий под инновационные проекты. В кредитном портфеле банка доля инновационных проектов составляет 15%, а предполагаемый рост до 20%, с учетом роста всего портфеля в среднесрочной перспективе в 3 раза – это очень значительные средства с длительным сроком.

ОАО «РВК» – государственный фонд фондов и институт развития Российской Федерации, один из ключевых инструментов государства в деле построения национальной инновационной системы. ОАО «РВК» соз дано в 2006 году. Основными целями его деятельности являются: стиму лирование создания в России собственной индустрии венчурного инве стирования и значительное увеличение финансовых ресурсов венчурных фондов. Компания исполняет роль государственного фонда венчурных фондов, через который осуществляется государственное стимулирование http://www.veb.ru http://www.rusventure.ru венчурных инвестиций и финансовая поддержка высокотехнологического сектора в целом, а также выступает в качестве государственного институ та развития отрасли венчурного инвестирования в Российской Федерации.

Российский Фонд Прямых Инвестиций (РФПИ) – инвестиционный фонд, созданный правительством России для инвестиций в лидирующие компании наиболее быстрорастущих секторов экономики. Во всех сделках РФПИ выступает соинвестором вместе с крупнейшими в мире институцио нальными инвесторами – фондами прямых инвестиций, суверенными фон дами, а также ведущими отраслевыми компаниями. РФПИ таким образом играет важную роль в привлечении прямых инвестиций в экономику России.

Фонд создан в июне 2011 года под руководством Президента Российской Федерации Дмитрия Медведева и премьер-министра Владимира Путина.

Все эти структуры обладают достаточными ресурсами для воспол нения финансирования бизнеса и, в отличие от коммерческих банков, не ставят своей целью получение прибыли от инвестиционных вложений.

Подводя итог вышесказанному, следует выделить ряд проблем, ко торые являются первоочередными для успешного решения вопросов фи нансирования реального сектора экономики России.

1. Неудовлетворенный спрос со стороны реального сектора на «длинные» дешевые ресурсы, которые в настоящее время не способны удовлетворить банки.

2. Заемщики из реального сектора, в основном малые и средние предприятия относятся к рисковым, на них банки делают до 100% резерва.

3. Низкая рентабельность бизнеса, что отсекает малый и средний бизнес от банковского кредитования под пока еще высокий процент.

4. Низкая банковская ликвидность.

5. Мало крупных банков, способных кредитовать крупный бизнес.

6. Инновации полноценно финансирует только государство через свои госкорпорации, фонды.

7. Существенное отставание темпов роста экономики России в сравнении с сопредельными государствами, недостаточное поддержание конкурентоспособности отечественной экономики.

8. Исполнительная и законодательная ветви власти не предприни мают необходимых усилий по вовлечению банков в восстановление ре ального сектора.

Т.П. Орлова, канд. экон. наук, доц., Л.Н. Погорельская, канд. экон. наук, доц.

ПРОБЛЕМЫ КОНКУРЕНЦИИ В РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКЕ Предпосылки и благоприятные условия для возникновения различ ных форм несовершенной конкуренции (монополистической конкуренции, олигополии, монополии) возникли еще в период советской плановой эко http://rdif.ru номики. Государство способствовало созданию монополий, т. к. они были неотъемлемой частью той системы.

Монополизация ряда секторов экономики, безусловно, была и ос тается одной из главных и неоднозначных проблем российской экономики на современном этапе, поскольку злоупотребление монопольной властью несет в себе серьезную угрозу для рынка.

Поэтому рыночная экономика современной России не может обой тись без антимонопольного законодательства и контроля над его выпол нением.

Предприятие считается монополистом, если оно занимает домини рующее положение на рынке товара, не имеющего заменителей или на рынке взаимозаменяемых товаров. Все такие предприятия заносятся в реестр для государственного контроля. Всего в реестр включено около 6500 компаний.

Добиться снижения степени монополизации российской экономики крайне трудно, этому мешают общеэкономические причины, из-за которых не могут создаваться новые фирмы. Такими причинами являются сле дующие:

высокий уровень налогов, что подрывает интерес к коммерческой деятельности;

дороговизна нового оборудования, т. е. нужен достаточно боль шой стартовый капитал;

отсутствие у населения собственных накоплений, которых было бы достаточно для начала коммерческой деятельности.

К объективным экономическим причинам добавляются искусствен ные барьеры, которые создаются самими монополистами.

Уровень конкуренции в России явно недостаточен. Специалисты выделяют несколько причин:

приватизация не привела к появлению эффективных собственни ков, заботящихся о развитии предприятия;

принудительная реорганизация не привела к массовому образо ванию новых конкурентоспособных хозяйствующих субъектов, т. к. не бы ла использована должным образом;

малый бизнес так и не получил должного развития.

Особенно важен последний пункт, ведь во многих странах именно малый бизнес является естественной основой формирования конкурент ной среды. У малого бизнеса больше возможность маневрировать капи талом, он может переключаться с одной деятельности на другую. У ра ботников малого бизнеса чувство причастности и заинтересованность в успехе намного выше, чем у работников крупнейших предприятий. Малый бизнес охотнее берется за новации даже в условиях повышенного риска.

Как показывает опыт зарубежных стран, чем выше доля малых предпри ятий, тем меньше безработица и выше конкуренция. Однако в России се годня темпы роста таких предприятий замедлились, они занимаются в основном торговлей и посреднической деятельностью. Чтобы развивать малый бизнес в России, нужны доступные кредиты, льготное налогообло жение, создание лизинговых компаний, бизнес-инкубаторов, информаци онных и учебно-деловых центров. Необходимо вовлечение малых пред приятий в новые сферы деятельности. В целом уровень развития малых предприятий в России невелик. На 1000 россиян приходится только 6 ма лых предприятий (20 в Москве и 23 в Санкт-Петербурге), а в странах ЕС не менее 30. Такой низкий уровень развития малого бизнеса обусловлен недостатком условий для его создания. Формально власть поддерживает малый бизнес, предлагает программы развития, однако на деле роль ме стных властей в развитии малого бизнеса чаще всего негативная. Основ ная проблема – вечный недостаток денег для открытия своего дела, т. к.


инвестирование в малый бизнес всегда затруднено, кредиты также мало доступны, лизинг и приобретение дорогого оборудования в кредит тоже затруднены. Из этого следует, что открыть малый бизнес не так уж и легко.

Согласно рейтингу 2011 года, опубликованному рейтинговым агент ством «Эксперт», в первую тройку крупнейших предприятий по объему реализации продукции входят предприятия нефтяной и нефтегазовой промышленности «Газпром», нефтяная компания «ЛУКОЙЛ», нефтяная компания «Роснефть». В первую двадцатку входят предприятия таких от раслей как собственно нефтяная промышленность, транспорт, банки, электроэнергетика, черная и цветная металлургия. В общей сложности супердвадцатка воплотила продукции примерно на 56% от всего россий ского промышленного производства (3 813 511,1 млн руб.). Существова ние супермонополии сегодня – характерная черта российской экономики.

Главной задачей антимонопольного регулирования является огра ничение власти предприятий-монополистов и защита конкуренции от по давления ими. Еще в 1994 г. правительство РФ утвердило программу ан тимонопольной политики. В нашей стране все доминирующие на рынке фирмы стали относиться к одной из трех групп: 1) естественные монопо лии, 2) разрешенные монополии, 3) временные монополии.

Для регулирования деятельности естественных монополий в 2000 г.

был создан Единый тарифный орган (ЕТО). Эта организация подчинена Правительству РФ и устанавливает цены на электро- и теплоэнергию, тарифы на перевозку грузов и пассажиров транспортом и перекачку нефти по трубопроводам. Свобода ценообразования в отраслях с естественны ми монополиями ограничивается государственным экономическим управ лением. Но пока эти ограничения не очень помогают сдерживать чрезмер но быстрый рост естественных монополий.

Для ослабления власти временных монополий принимаются другие меры, такие как запрет формирования финансово-промышленных групп, которые могут захватить доминирующее положение на рынке, запрет для уже существующих финансово-промышленных групп входить в состав доминирующих предприятий, поощрение импорта из соседних регионов для ослабления доминирования монополистов, принудительное разделе ние предприятий-монополистов на несколько независимых и конкурирую щих фирм, поощрение нового строительства и создания малых фирм.

Но на пути к конкуренции в России возникает много проблем. Пер вая из них – это высокая степень административного монополизма. Он проявляется в сохранении высокой доли государственного сектора в ве дущих отраслях индустрии, сохранении контрольного пакета акций за го сударством, получении существенной финансово-кредитной поддержки от государства частью государственных предприятий и т. д. Следующий фак тор, мешающий созданию конкурентной среды, – это сохранение отечест венных производственных монополий в таких секторах экономики как аг рарный, нефтегазовый, топливно-энергетический и т. д. Наличие таких монопольных структур тормозит развитие российской экономики, что, прежде всего, связано с агрессивной направленностью деятельности мо нополистов к предприятиям среднего и малого бизнеса, которые пытаются вести свою деятельность в указанных секторах.

Существует мнение, что наиболее действенным методом является открытие российского рынка для товаров зарубежных фирм, которое по зволит улучшить конкурентную ситуацию. Однако отечественные произ водители на данный момент проигрывают зарубежным в соотношении «цена/качество» при сравнении аналогичных товаров. Поэтому такая про цедура может привести к полной потере отечественного рынка, что и про изошло с российскими производителями телевизоров и магнитофонов после появления в магазинах электроники из Юго-Восточной Азии. Госу дарство понимает, что это может привести к краху национальной экономи ки и взрыву безработицы. Поэтому Правительство РФ открывает внутрен ний рынок для поставок зарубежных товаров, чтобы усмирить отечествен ных монополистов и заставить их улучшить качество продукции, но через некоторое время снова закрывает рынок, чтобы не допустить полной ги бели отечественной промышленности. Примером этих действий может послужить частое изменение условий ввоза иностранных легковых авто мобилей, которые конкурируют с отечественными «Жигулями», «Москви чами» и «Волгами». Пошлины на импорт машин то повышались, то пони жались, что вызывало соответственно удорожание и удешевление инома рок по сравнению с автомобилями отечественного производства. В 2001 г.

даже было принято решение о введении повышенных пошлин на ввоз в Россию подержанных иномарок, потому что такие недорогие и качествен ные автомобили очень понравились россиянам, и это могло привести к потере рынка отечественными автомонополистами.

В итоге можно сделать вывод, что антимонопольная деятельность в России пока недостаточно эффективна. Слияние, присоединение, лик видация коммерческих организаций и приобретение акций нередко прохо дят с нарушением антимонопольного законодательства. Наказание за на рушение антимонопольного законодательства недостаточно строгое, а достаточно жесткие меры не применяются судами.

Проблему монополизации должна решить антимонопольная поли тика государства, которая является жизненно необходимой для государ ственного регулирования рыночной экономики. Антимонопольная полити ка России в настоящее время зачастую ограничивается лишь определе нием предприятий, занимающих доминирующее положение. Но для уст ранения монополизации необходим всесторонний анализ рыночной струк туры и применение санкций к субъектам рынка.

За последние годы наметились некоторые положительные момен ты в преодолении монополизма. Основной идеей антимонопольного регу лирования является развитие конкуренции, и этот процесс уже начал, хоть и медленно, развиваться.

В июне 2011 года на заседании заместитель секретаря Президиума Генсовета «Единой России» Юрий Шувалов заявил, что новой России нужна новая экономическая модель. Новый антимонопольный пакет ре шает проблемы по двум главным направлениям: это либерализация ан тимонопольного законодательства для бизнеса и параллельное ужесто чение правовых норм для представителей власти, подчеркнул он. «Эф фективным ресурсом для борьбы с монополизмом могло бы стать созда ние открытых каналов информации, – отметил председатель думского комитета по информационной политике, информационным технологиям и связи Сергей Железняк. – Существующие технологии позволяют сделать это в полном объеме». «Когда одновременно в том или ином сегменте рынка присутствует государство и другие участники, другие заведомо про игрывают, поскольку государству с самим собой всегда легче договорить ся», – сделал вывод Сергей Железняк.

Залог успеха антимонопольной политики государства не в жестоко сти мер, а в доступе и достоверности информации и нарушении норм ан тимонопольного законодательства. Монополизм необходим только в сфе рах, напрямую связанных с госбезопасностью.

О.В. Синилина, канд. экон. наук, доц.

МИКРОЭКОНОМИЧЕСКИЙ ПОДХОД К ВОПРОСУ О СУЩНОСТИ ЦЕНЫ ЛИЗИНГА Факторы производства, являясь ключевыми категориями в теории производства и предложения благ, вызывают интерес в плане всесторон него анализа сферы их обращения, эксплуатации, ценообразования и т. д.

Фактор капитал, безусловно, основополагающий элемент производствен ного процесса. Теоретически под капиталом принято понимать созданные людьми средства производства, а также денежные накопления, приме няемые при производстве благ (услуг) в целях получения прибыли. С практической точки зрения капитал можно представить на примере функ ционирования лизингового рынка.

Лизинговая деятельность в настоящее время является весьма эффективным способом получения предприятием доступа к капитальным ресурсам. Это стало причиной того, что лизинг давно престали рассмат ривать как единичные операции, а отношения между субъектами лизинго вого договора вполне попадают под определение рынка лизинговых услуг.

С позиций микроэкономического анализа данный рынок следует отнести именно к рынку факторов производства, так как в роли «товара» выступа ет оборудование, приобретаемое на средства лизинговой компании. Как и любая услуга, предоставление оборудования в лизинг осуществляется, исходя из основного принципа – принципа платности, который подразуме вает наличие у лизингополучателя обязанности компенсировать все рас ходы лизингодателя, связанные с выполнением лизингового договора, и выплатить сумму комиссионного вознаграждения продавцу данной услуги.

Это означает, что лизингодатель – это продавец услуги, который назнача ет за нее определенную цену, лизингополучатель – покупатель данной услуги, который желает и может заплатить указанную цену продавцу. Та ким образом, вопросы о сущности цены лизинговой услуги и о различных подходах к ее определению являются весьма значимыми.

В случае лизинга уместно говорить о разделении цены на «цену спроса» и «цену предложения», т. к. определение ценности, как базового критерия в вопросах ценообразования, лизинговой услуги с точек зрения продавца и покупателя несколько различается. Для лизингодателя цен ность – это то, что было затрачено на реализацию конкретного лизингово го договора, плюс вознаграждение (желаемая прибыль на вложенные средства). Для лизингополучателя ценность – это гораздо более широкое понятие, т. к. кроме денег, которые платит лизингополучатель, в него вхо дит и потенциально возможная прибыль от использования оборудования объекта лизинга (исходя из того, что лизинговое оборудование – не конеч ный продукт, а средство производства какой-либо конечной продукции или услуги). Поэтому вопрос о целесообразности приобретения лизингового оборудования для лизингополучателя решается путем сопоставления расходов, связанных с приобретением интересующего его фактора и ожи даемых доходов за весь предполагаемый период его работы. Эта задача может быть решена путем дисконтирования потока доходов, лежащего в основе наиболее популярных методов оценки экономической эффектив ности лизингового проекта.


Другой важный аспект – это неоднозначность такого понятия как цена, и особенно цена лизинговой услуги. Речь идет о разделении катего рии «цена» на цену прокатную и цену капитальную, что характерно для факторного рынка. В микроэкономической теории под прокатной ценой понимается цена аренды или найма фактора производства в единицу времени, цена, которая формирует текущие доходы владельца данного фактора. Цена же, по которой происходит купля-продажа фактора, явля ется капитальной факторной ценой. Данное разбиение цены возникает вследствие разделения прав использования актива и владения им. Имен но данный процесс и лежит в основе лизинговой сделки, отличая лизинг от простого процесса купли-продажи актива. Осуществление лизинговой сделки наглядно демонстрирует нам процесс взаимодействия прокатной и капитальной цен фактора и их взаимной трансформации. Так, лизинговый платеж, (уплачиваемый с различной периодичностью согласно условиям договора) – не что иное, как прокатная цена лизинговой услуги (а значит и лизингового оборудования, т. к. его наличие можно считать материальным проявлением реализуемого лизингового договора). Налицо лишь исполь зование данного оборудования лизингополучателем и оплата его услуг в единицу времени (квартал, месяц, неделя и т. д.) при сохранении права собственности на него за лизингодателем. В момент уплаты лизингополу чателем последнего платежа и величины остаточной стоимости происхо дит сосредоточение в его руках права собственности и права пользова ния. Эти права сохраняются и в дальнейшем, что и говорит о том, что про катная цена является составной частью цены капитальной. Оговоримся, что подобная «трансформация» характерна лишь для операций финансо вого лизинга, т. к. при оперативном лизинге речь о переходе права собст венности не идет, а значит и цена услуги рассматривается только лишь как прокатная. Таким образом, основными структурными элементами ка питальной цены лизинговой услуги являются сумма лизингового платежа и величина остаточной стоимости лизингового оборудования на момент окончания договора лизинга. Естественно, в случае договора финансового лизинга с полной амортизацией величина остаточной стоимости на мо мент окончания данного договора будет равна нулю.

Таким образом, прокатная и капитальная цены фактора по сути разные экономические категории, применяемые для анализа рынка капи тала в разных секторах: так понятие прокатной цены возникает главным образом на рынке денежного капитала, тогда как капитальная цена явля ется элементом рынка натурального (основного) капитала. И так как раз личные формы капитала могут взаимодействовать и переходить одна в другую, то прокатная и капитальная цены дают возможность разносторон него анализа рынков факторов производства.

В.Н. Виноградов, канд. экон. наук, доц.

МАРКСИСТСКОЕ НАСЛЕДИЕ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ ДЛЯ РАЗВИТИЯ ТЕОРИИ ЦИКЛОВ Одним из основоположников детерминистского эндогенного подхо да к анализу деловых циклов является К. Маркс. Теория циклов в ХIХ веке развивалась как бы на «периферии» экономической теории, в которой господствовала ортодоксальная неоклассическая школа. Представители этой школы считали, что экономическое развитие осуществляется в соот ветствии с законом Сэя, согласно которому предложение порождает свой собственный спрос. Поэтому они акцентировали внимание не на циклич ности развития, как процессе чередования спадов и подъемов в экономи ке, а на внешних факторах, вызывающих временное нарушение равнове сия совокупного спроса и совокупного предложения и порождающих слу чайные колебания в экономике. В противовес такой трактовке К. Маркс выдвинул идею о том, что чередование спадов и подъемов является зако номерным, периодически повторяющимся процессом. Он дал описание механизма развития этого процесса, выделил его отдельные стадии (фа зы цикла), к которым относил кризис, депрессию, оживление и подъем, а также раскрыл специфику каждой из фаз.

Рассматривая цикличность как закономерность развития капитали стической экономики, Маркс подчеркивал необходимость использования метода научной абстракции при анализе циклов. Поскольку каждый цикл исторически индивидуален и частично обусловлен обстоятельствами, для которых нет точных аналогий в других циклах, исследователи имеют дело с фактами, значение которых изменяется в соответствии с уровнем науч ной абстракции. Маркс считал, что при разработке теории следует учиты вать только те процессы и явления, которые играют определяющую роль в построении чистой модели цикла. От внешних факторов, ведущих к из менению тех или иных экономических параметров, чистая теория должна абстрагироваться.

Используя данную методологию исследования, Маркс акцентиро вал свое внимание на выявлении внутренних (эндогенных) факторов цик ла. Эти факторы, по его мнению, порождаются самой системой общест венных отношений, присущих рыночной экономике капиталистического типа, основанной на частной собственности на средства производства и эксплуатации наемных рабочих.

Абстрактная возможность возникновения кризисов перепроизвод ства, дающих начало развитию экономического цикла, заложена уже в простом товарном производстве и связана с функциями денег как средст ва обращения и средства платежа. Она существовала еще задолго до капитализма.

Обе эти возможности кризисов являются в условиях простого то варного производства только формальными возможностями. В действи тельности периодические кризисы перепроизводства стали происходить только с 1825 г., то есть лишь в условиях развитого капитализма. Они кон кретизируются и превращаются в реальные возможности кризисов в про цессе кругооборота капитала. Во-первых, возможность всеобщего разры ва между продажами и покупками при капитализме реальнее, чем при простом товарном производстве. В общественном масштабе кругооборо ты многих индивидуальных капиталов переплетаются, взаимосвязаны, и если прервется один кругооборот, то это не может не сказаться на многих других. Во-вторых, всеобщий разрыв цепи долговых обязательств при капитализме становится вполне реальной возможностью. В условиях про стого товарного производства продажа товаров в кредит еще не имела широкого распространения, так что неплатежеспособность отдельных товаропроизводителей не могла вызвать массовых банкротств и потрясе ний всей хозяйственной жизни общества. Напротив, при капитализме про дажа товаров в кредит получила всеобщее распространение. Поскольку каждый капиталист продает свои товары в кредит и, в свою очередь, поку пает товары в кредит у других капиталистов, постольку разрыв цепи дол говых обязательств в случае неплатежеспособности заемщиков не лока лизуется в узких рамках и может привести к потрясению всей хозяйствен ной жизни общества.

Причина, порождающая неизбежность кризиса перепроизводства как периодически возникающего процесса, дающего начало развитию цикла, коренится, по мнению Маркса, в противоречии между обществен ным характером производства и частнокапиталистической формой при своения результатов производства. На капиталистических предприятиях продукты производятся не в одиночку, а коллективным трудом множества наемных рабочих. Это обобществление труда достигло высшей ступени при крупном машинном производстве. В результате «подобно средствам производства, и само производство превратилось из ряда разрозненных действий в ряд общественных действий, а продукты – из продуктов от дельных лиц в продукты общественные…».

Чем шире общественное разделение труда, тем теснее взаимо связь между отдельными отраслями производства. В силу общественного разделения труда многие раздробленные процессы производства слива ются в один общественный процесс производства. Производство стремит ся к безграничному расширению. Однако расширение производства не сопровождается соответствующим ростом потребления. Размеры потреб ления рабочего класса ограничены суммой получаемой им заработной платы. Правда, с накоплением капитала, в известной мере, увеличивают ся общий фонд заработной платы и размеры потребления рабочего клас са. Но платежеспособный спрос рабочих отстает от роста производства.

Циклический процесс развивается по следующему сценарию: в пе риоды подъема спрос на труд, обусловленный накоплением, опережает фактическое предложение;

резервная армия исчерпывается и относи тельный недостаток рабочей силы приводит к повышению заработной платы. В результате прибыль падает и накопление замедляется. Сниже ние нормы накопления ведет к падению совокупного спроса и, следова тельно, к падению конъюнктуры. В этой кризисной ситуации капитальные ценности списываются, а резервная армия снова пополняется, вызывая падение заработной платы. Это восстанавливает прибыльность произ водства и создает условия для возобновления накоплений. Такая цикли ческая теория резервной армии объединяется с тенденцией падения нор мы прибыли и возможностью диспропорций в темпах роста между отрас лями, выпускающими капитальные блага, и отраслями, производящими потребительские товары. Несправедливое распределение дохода при капитализме в силу того, что реальная заработная плата не увеличивает ся столь быстро, как выработка на одного человека, есть, как утверждал Маркс, «конечная причина всех кризисов».

При анализе циклического развития капиталистической экономики и разрешении возникающих противоречий наряду с Марксом следует выде лить Кейнса и Шумпетера. Просматриваются определенные точки сопри косновения их позиций при характеристике циклического развития капита листической экономики. Наибольшая близость марксистского и кейнсиан ского подходов обнаруживается в теории капиталистического кругооборо Маркс К., Энгельс Ф. Полн. собр. соч. – Т. 20. – М.: Политиздат, 1972. – С. 280.

та. Кейнс считал причиной расстройства капиталистической экономики изменения в побуждениях к инвестированию. Поскольку последние зави сят от прибыли, то в конечном счете предел инвестициям ставит отноше ние «сбережение – потребление». По Марксу же, объем инвестиций опре деляется долей сберегаемой прибавочной стоимости, а их темп – стрем лением устранить конкурентов. Поскольку Маркс не считал эффективный спрос фактором, влияющим на инвестиции, то кризисы и безработицу он объяснял недостаточностью накоплений.

Сходство в работах Маркса и Кейнса состоит в утверждении о том, что капитализм подрывают внутренние противоречия, ведущие к кризи сам. Различие между данными авторами в этом вопросе сводится к ис пользованию различных агрегатных величин. Маркс использует категории средств производства и предметов потребления с делением продукции по стоимости на постоянный и переменный капитал и прибавочную стои мость в обоих подразделения. Это позволило разработать схемы распре деления продукции в стоимостном выражении между отраслями, произво дящими средства производства и предметы потребления. Каждый эле мент схемы представляет, таким образом, не только определенный вид товара, но также определенный элемент издержек и спроса. На основе этих схем можно было получить представления о кругообороте капитала, которое без особого труда поддавалось преобразованию в кейнсианский понятийный аппарат. Например, утверждение Маркса о том, что излишек прибавочной стоимости над потреблением капиталиста ограничен расхо дами на новые средства производства и заграничные инвестиции. Он был близок к точке зрения Кейнса, ибо в данном случае инвестирование трак товалось как покупка без продажи, а сбережение – как продажа без покуп ки. Иначе говоря, автоматическое регулирование неосуществимо. Оба также признавали, что в основе экономических кризисов лежит противоре чие между производством и потреблением. Потребление ограничено ха рактером распределения дохода, сложившимся в обществе. Это ставит пределы прибыльности и инвестированию. Уравновешивающими факто рами являются рост новых отраслей и внешняя экспансия.

Маркс утверждал, что капитализм не может функционировать без периодических остановок его механизма, характеризовал процент и при быль как форму проявления прибавочной стоимости. Классическая теория утверждала, что капитализм устойчив в своем развитии, а прибыль и про цент являются вознаграждением капиталиста за проницательность. Вне сенные Кейнсом в общепринятую экономическую теорию модификации вскрыли общие корни обеих доктрин. Кейнс утверждал, что можно анали зировать экономические проблемы, если считать труд главным или даже единственным фактором производства. По сути дела, несколько видоиз менив определения и внеся некоторые поправки в переменные величины, представляется возможным значительно приблизить теорию Маркса к взглядам Кейнса. Например, концепцию о тенденции нормы прибыли к понижению можно рассматривать как объективное проявление падения предельной эффективности капитала. Трудности возникают тогда, когда Маркс анализирует общее предложение капитала и норму прибыли. Трак товка капитала у Маркса расходится с монетарной мотивировкой Кейнса.

Кейнс подчеркивал, что накопление капитала зависит не только от сбере жений, но является активным процессом, как созидательным, так разру шительным, приводящим к кризисным явлениям.

Целью деятельности капиталистов является получение прибавоч ной стоимости (как абсолютной, так и относительной). Абсолютная и отно сительная прибавочная стоимость, получаемая в результате присвоения неоплаченного продукта труда, существует вне зависимости от наличия или отсутствия инноваций и порождаемого ими неравновесия, существует в условиях равновесия между спросом и предложением. Марксистская концепция добавочной прибавочной стоимости вписывается в логику про цесса капиталистического накопления, предполагающего «улучшенный способ производства». Здесь просматривается методологическое сходст во Маркса и Шумпетера. Речь идет о значении, которое оба придают из менениям в сфере производства как двигателю экономического развития.

По мнению Шумпетера, капиталистическое производство не может суще ствовать без постоянных революционных изменений в технике и техноло гии производства, создании новых товаров, освоении новых рынков. Такие постоянные инновации являются главным источником прибыли. Прибыль возникает в ходе естественной, необходимой и неизбежной закономерно сти прогресса разных предприятий, отрыва одних от других, стоящих вы ше предельного уровня. Именно эта прибыль служит источником накопле ния капитала у передовых предприятий и основой для их дальнейшего развития, в то время как менее эффективные, «предельные» предприятия вытесняются. Каждый виток нововведений на одних предприятиях приво дит к определенному неравновесию в виде получения добавочной приба вочной стоимости (прибыли). Эта прибавка проявляется как рыночный феномен в виде прибылей передовых предприятий. После того как инно вация распространилась на всю отрасль, полученный избыток перестает существовать как феномен рынка, но зато реализуется в виде изменения уровня самого предела, часто сопровождающегося банкротством конкрет ных предприятий. Чтобы избежать кризисных процессов отстающие фор мы вынуждены изменять структуру производства.

Н.В. Рысак, канд. экон. наук, доц.

ТЕХНИКО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ СТРУКТУРЫ МОДЕРНИЗАЦИИ Кардинальные перемены в глобальной экономике, ход и динамика мирового финансового кризиса 2008–2010 гг. обусловили необходимость научного поиска факторов, определяющих устойчивое инновационное развитие экономики отдельных стран в новом формате. Мониторинг и анализ основных тенденций мирового хозяйства свидетельствуют о высо ком уровне неопределенности современных хозяйственных процессов, системном характере проявляющихся проблем, отсутствии внутри гло бальной системы движущих сил к нахождению баланса. Ученые сходятся во мнении, что асимметрия является естественным результатом, выте кающим из самой природы экономической активности, и прогнозируют усиление процессов поляризации в контурах глобального мира.

В повышении конкурентоспособности заинтересован как корпора тивный сектор национальных экономик, так и правительства стран. Со гласно расчетам, рост доли рынка всего на 1% ежегодно приносит эконо мике США около 4,5 млрд долларов и создает десятки тысяч рабочих мест. Для достижения и сохранения передовых позиций в мировой ие рархии государствам и крупнейшим корпорациям приходится постоянно наращивать усилия в сфере НИОКР и внедрения технологий. Достигнутые в последние десятилетия результаты научных исследований обеспечены активным участием как корпоративного сектора (например в США на 100 крупнейших корпораций приходится 90% всех затрат бизнеса на НИОКР), так и государства, доля которого в финансировании фундамен тальных исследований составляет около 60% всех затрат. Следует отме тить, что важным фактором повышения инновационности для стран миро вого авангарда выступает достаточное финансовое обеспечение институ ционально-технологических изменений. Так, в США с 2006 г. реализуется программа по укреплению американского экономического лидерства – American Competitiveness Initiative – на основе стимулирования инноваци онных инициатив и процессов. В целях ее реализации удвоен бюджет фе деральных агентств, финансирующих разработки ключевых технологий и предусмотрены существенные налоговые льготы по НИОКР. Кроме того, в инновационном развитии передовых стран все большую роль играют факторы взаимодействия и сотрудничества. Так, очередная рамочная программа научных исследований ЕС (Framework-7) направлена на реа лизацию совместных проектов, кооперацию в сфере НИОКР (64% всех затрат, или 32413 млн евро), ИКТ (18% или 9050 млн евро), повышение человеческого капитала (в здравоохранение – 6100 млн евро, идеи – 7510 млн евро, людей – 4750 млн евро). С 2007 г. реализуется Новая энергетическая стратегия, целью которой является доведение к 2020 г. до ли альтернативных источников энергии в энергобалансе до 20%. Выработка стратегий инновационного развития опирается на использование широкого спектра институционально-организационных и финансовых ресурсов.

Место России и ее перспективы в глобальном мироустройстве свя заны с действием факторов глобальной, многоуровневой конкуренции (на уровне правительств, корпораций, институциональных подсистем) и науч но-технического прогресса. Россия сталкивается с вызовами глобальной и международной конкуренции за доступ к рынкам, ресурсам, технологиям.

Велихов Е.П., Бетелин В.Б., Кушниренко А.Г. Промышленность, инновации, образование и наука в России. – М.: Наука, 2009. – С. 40.

Мировая экономика: прогноз до 2020 года / Под ред. акад. А.А. Дынкина / ИМЭМО РАН. – М.: Магистр, 2007. – С. 207.

Там же. – С. 94.

Захарова Н.В. Формирование инновационной экономики в странах ЕС: реализация национальных, наднациональных и региональных стратегий. – М.: Изд-во РГТЭУ, 2009. – С. 147.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 10 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.