авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 8 |

«АНГЕЛ ДИМОВ ЗЛОДЕЯНИЯ КОБУРГОВ В БОЛГАРИИ Третье дополненное издание Болгарский аграрный союз София, 2013 ...»

-- [ Страница 4 ] --

Движущими силами переворота были в основном преданные царю высшие офицеры и представители Внутренней македонской револю ционной организации (ВМРО), которая была ору дием Дворца и против проводимой земледель ческим правительством политики сближения с соседней Сербией. К этим силам присоедини лись банкиры, торговцы, помещики и церковные служители, которых задели социальные рефор мы, проведенные при управлении Александра Стамболийского: обеспечение неимущих и мало имущих крестьян землей, отчуждение земли у землевладельцев, имеющих свыше 20 гектаров обрабатываемой площади;

введение монополии на внешнюю торговлю табаком и сигаретами;

введение трудовой повинности.

Муравиев К. Събития и хора, 1992, с. 89–90.

Многие приближенные, заговорщики и со конспираторы царя Бориса ІІІ свидетельствуют, что он пожертвовал бы жизнью миллионов на ших соотечественников, чтобы сохранить царс кую власть и Кобургскую династию. Даже тог дашний премьер-министр (1923–1926 гг.) Алек сандр Цанков признает, что военный переворот 9 июня (в ходе которого погибло несколько де сятков тысяч болгар) был совершен под лозун гами: „Освободить царя из плена дружбашей”, „Укрепить царский трон” 14.

Царь Борис ІІІ был главным вдохнови телем, верховным повелителем и руководи телем военного государственного переворота 9 июня 1923 года. Он притворно называл себя „царем-республиканцем” и чуть ли не самым ис кренним доброжелателем премьер-министра Алек сандра Стамболийского. Царь и его админист рация испытывали панический страх при мысли, что исповедующий республиканские идеи и все общий любимец народа Александр Стамболийс кий с принятием республиканской конституции может лишить их богатства и привилегий 15.

После Первой мировой войны Александр Стамболийский выжидал благоприятный момент для реализации республиканской идеи. Он счи тался с решениями правительств государств-по Цанков А. Моето време (мемоари). София: „Прозо рец”, 2002, с. 156.

Муравиев К. Събития и хора, с. 40.

бедителей (Англии, Франции), которые поддер живали болгарскую монархическую институцию и “царька” (как ласково называл его Стамболийс кий) для “инфильтрации” русского большевизма на Балканах.

Полностью отдавший себя служению наро ду политик Александр Стамболийский опасался, что возможное провозглашение болгарской рес публики может быть использовано Антантой (Фран цией и Англией) для оккупации Болгарии и прев ращения ее в военную базу на южной границе России. Французский и другие западные послы у нас „советовали” ему вместо того, чтобы стремить ся превратить болгарское царство в республику, принять меры против ущемления „престижа царя”.

Проводимая Александром Стамболийским политика, направленная на то, чтобы эволю ционным путем освободиться от болгарской мо нархии и “царька”, являлась выражением его благородства и великодушия в отношении Сакс кобургготской династии, причинившей ему столь ко бед и страданий, что не может быть ей про щения. Он мог бы (вопреки угрозам, которые по лучал от дипломатов западных государств) по добно тогдашним итальянским фашистам (и ны нешним “глобалистам” в Югославии, Грузии и Украине) повести трудовое крестьянство (пред ставлявшее более 80 процентов болгарского на селения) в поход на Софию и прогнать из Болга рии ненавистную чужеземную фамилию и ее дворцовую камарилью. Так, одним махом, закон чилась бы его многолетняя борьба за установление парламентской или президентской республики в нашей стране. Наверняка, тогда удалось бы избе жать продолжавшиеся затем более двух десятиле тий (1923–1944 гг.) кровавые гражданские междо усобицы и классовые столкновения.

Целый ряд фактов и улик доказывает, что убийство великого болгарина Александра Стам болийского было совершено по поручению царя Бориса ІІІ. Это поручение было им дано под действием страха, что монархия в Болгарии может быть свергнута болгарским премьером, за несколько лет до этого (в 1918 г.) провозгласив шим Радомирскую республику.

В письмах сыну (царю Борису ІІІ) царь Фердинанд пишет: „Знаю, что этот господин, Ген чев (капитан и инспектор царских дворцов) зо вущийся, тогда тебя спас, выдав план дружбаш ского предводителя изменить конституцию в том смысле, что царь всегда должен будет избирать ся и не должно быть династий” 16. Далее автор писем с чувством злорадства и самодовольно заключает: „Допускаю, что общество не подоз ревает, почему и как случилось убийство Стам болийского”.

В те дни после военного переворота ( июня 1923 г.) упоминаемый инспектор царских дворцов Димитр Генчев был послан царем Бори сом ІІІ в село Славовица, возле Пазарджика. Ве Цар Фердинанд. Съвети към сина, с. 36.

роятнее всего, он следил за исполнением царс кого поручения ликвидировать (14 июня 1923 г.) Александра Стамболийского.

Такой вывод напрашивается и из написан ных в 1953 г. в концлагере Белене воспоминаний генерала Ивана Вылкова, который во время пе реворота являлся фактическим руководителем заговорщиков (как лидер Военного союза и во енный министр). Тогда перед солагерниками (среди которых были и бывшие депутаты и ми нистры от земледельческой партии) в возрасте 79 лет генерал категорично утверждал, что сос тавленное из организаторов переворота прави тельство решило привезти Александра Стамбо лийского „специальным поездом” из Пазарджика „в Софию для возможного суда” 17. Перед отъез дом в Пазарджик назначенный командиром во оруженной пулеметами армейской дружины ка питан Харлаков представился в министерстве генералу Ивану Вылкову и дважды спросил его:

„Когда поймаем Стамболийского, что с ним де лать?” Ответ генерала был однозначным: пре Крумов Р. Записано в концлагер Белене. София: Изда телство „Христо Ботев”, 1995, с. 10. (Автор этой ценной книги подарил мне один экземпляр в коридорах Народного собрания.

Всегда буду помнить с благодарностью тот день, когда этот строй ный и одухотворенный журналист пришел ко мне, достал из сум ки только-что изданную книгу и подал мне ее со словами: „Ува жаю тебя как народного представителя и даю тебе эти тайно запи санные мной воспоминания болгарских политиков” – ген. Ивана Вылкова, Стойчо Мошанова и Христо Стоянова, министра внут ренних дел в кабинете Александра Стамболийского.

мьер-министр Александр Стамболийский „дол жен быть доставлен в Софию”18.

Это сообщение находит подтверждение и у тогдашнего премьера Александра Цанкова, ко торый в 1935 г. в частной беседе сказал, что Александр Стамболийский убит „по поручению царя” 19. По его мнению, распоряжение совершить это убийство передано (инкогнито) через генера ла Ивана Вылкова капитану Харлакову.

В упомянутом разговоре Александр Цанков своеобразно исповедался и раскрыл, что при его управлении „убийства” „вдохновлялись” и совер шались „в первую очередь” с „высокого места”, т.е. из Дворца. Другими „центрами”, откуда за казывались убийства, были: Руководство („Кон вент”) Военного союза;

генерал Иван Русев – ми нистр внутренних дел в кабинете Александра Цан кова и организатор „белого террора”;

ВМРО.

Далее премьер-министр Александр Цанков пожаловался, что ему несправедливо приписы вали „злодеяния”, совершенные этими „центра ми”, прозвав его „кровавым Цанковым”, „крово пийцей Цанковым” и т.д. От подобных „обви нений” он занемог, стал „нервнобольным” и, по совету врачей, для успокоения нервов держал кошек и голубей в своем доме на центральной софийской улице Витошка.

Крумов Р. Записано в концлагер Белене., с. 26.

Муравиев К. Събития и хора, с. 95.

За более чем десять лет участия в высшей государственной власти Александр Цанков окон чательно убедился в том, что „царь – „подлый, коварный человек“, который так искусно прик рывался, что „трудно мог бы раскрыть его даже тот, кто работал с ним”. В то же время он был „трусливым” и избегал „ответственности”.

Военный монархофашистский переворот 9 июня 1923 года положил начало периодически продолжавшимся более двух десятилетий крова вым столкновениям между возглавляемым ца рем Борисом ІІІ богатым сословием и широ кими народными массами:

Июньское крестьянское восстание (1923 г.);

Сентябрьское антидворцовое и анти фашистское восстание (1923 г.);

антимонархическое покушение на царя в кафедральном соборе “Св. Неделя” (в апреле 1925 г.);

установление монархофашистской дик татуры (1935–1943 гг.);

вооруженная антифашистская борьба (1941–1944 гг.).

В этих кровавых столкновениях у нас толь ко во время первого военного монархофашист ского переворота 9 июня 1923 года погибло де сятки тысяч болгар. Среди них: крупнейший го сударственный деятель в новой болгарской ис тории Александр Стамболийский;

поэты-класси ки Гео Милев и Сергей Румянцев (1925 г.);

на родные трибуны Райко Даскалов (1923 г.) и Пет ко Д. Петков (убит в 1924 г. из засады за то, что, будучи народным депутатом в Народном собра нии, высказался против правительственного тер рора и размахивал окровавленными рубахами со рока казненных крестьян из села Сливница).

После переворота 9 июня 1923 г. наступил режим бесконечного террора, произвола и убийств.

Убито десятки министров и народных депутатов, а также и около тридцати тысяч простых граждан. В тюрьмы брошено свыше 100 тысяч человек. Жертвы были даны и со стороны господст вующего во главе с царем Борисом ІІІ класса бо гатых. Только при покушении на него, совершен ном в апреле 1925 г. в церкви “Св. Неделя” (где проходило отпевание убитого генерала запаса Кос ты Георгиева), погибло около 150 важных особ, а несколько сот присутствовавших получило ране ния21.

Покушение на убийство в церкви “Св. Не деля” было организовано и совершено активис тами Болгарской коммунистической партии (БКП) в знак возмездия и мести за десятки тысяч бол гарских граждан, убитых во время государствен ного переворота 9 июня 1923 г. и Сентябрьского антифашистского восстания (1923 г.). Оно явля лось отчаянным актом сопротивления против цар Муравиев К. Събития и хора, с. 110.

Наумов Г. Атентатът в катедралата “Св. Неделя”. Со фия: Партиздат, 1989, с. 193.

ского полицейского террора и преследования коммунистов как диких зверей. Его организато ры (без решения высшего партийного органа) нарушили коммунистический принцип, согласно которому отмена монархии и несправедливых эк сплуататорских капиталистических общественных отношений может быть достигнута путем смены государственного строя, а не путем проведения индивидуальных террористических акций.

В те годы бесследно исчезло более 400 бол гарских граждан. В одном только в списке, при ложенном к письму Екатерины Каравеловой (суп руги Петко Каравелова) сестре царя Бориса ІІІ Евдокии, фигурируют имена 151 человека, бес следно пропавших, среди которых (кроме поэта Гео Милева): Иосиф Хербст – журналист;

Марко Финци – банкир;

Петр Янев – бывший министр;

Христо Косовский – депутат;

Паун Грозданов – мэр Подуене и др.22.

Этим письмом Екатерина Каравелова ап пелирует (через Евдокию) о „правосудии и прав де”, в том числе и для ее бесследно исчезнувше го зятя Иосифа Хербста, женатого на ее младшей дочери Виоле (старшая – Лора – была замужем за поэтом Пею Яворовым). В нем пишется: „Мы все и сегодня, и всегда за то: виновных, злодеев пусть судят и наказывают среди бела дня самым строгим образом. Чтобы безответственные фак торы произвольно распоряжались болгарскими Недев Н. Цар Борис ІІІ, с. 425.

гражданами и решали во мраке ночи, кому жить и кому умереть – неужели правительство Его Величества Царя может это допустить?“ Как видно, автор этого волнующего пись ма, нравственно чистая женщина, не предполага ла, что за всеми совершенными в то время убийс твами тысяч невинных болгарских граждан сто ял сам царь Борис ІІІ. Чтобы удержать престол и увековечить господство Кобургов в Болгария, он спровоцировал военный монархо-фашистский пе реворот 9 июня 1923 г. и последовавшие за ним кровавые события.

2. Злодеяния царя Бориса ІІІ после второго военного монархофашистского переворота в Болгарии (1935 г.) В начале 1935 г. у нас царь Борис ІІІ со вершил второй военный государственный пере ворот и установил почти на 10 лет (1935–1943 гг.) единоличную монархофашистскую диктатуру.

Будучи верховным главнокомандующим болгар скими войсками, он привлек на свою сторону нескольких генералов из тех, что совершили ан тидинастический переворот 19 мая 1934 г., и от странил их главного руководителя, Кимона Ге оргиева, с поста премьера.

Так царь Борис ІІІ сконцентрировал в своих руках всю государственную власть и вжился в роль “верховного правителя” фашистского типа.

Между тем была развернута массовая пропаганда по насаждению культа царя. Так, по случаю рож дения (в 1937 г.) престолонаследника Симеона всем болгарским школьникам повысили оценки на одну единицу (отличные оценки стали вместо „шестерок“ „семерками“).

Царь Борис ІІІ лично управлял государст вом, сам подбирал и назначал отдельных минист ров и премьеров, указывал имена большинства кан дидатов в депутаты. Секретные задания, включая и заказные убийства, возлагал на дворцовых слу жителей – начальников тайной канцелярии, мар шалов, флигель-адъютантов, интендантов.

Он незаконно использовал болгарские войс ка для осуществления государственных перево ротов (1923 и 1935 гг.), для угнетения людей труда и для преследования и уничтожения пар тизан-антифашистов.

В то время и посол Германии в Софии Адольф Бекерле писал в своем дневнике, что у нас „всей политикой дирижирует единственно царь”. В 1945 г. перед Народным судом проф.

Богдан Филов признался, что как премьер-ми нистр (1940–1943 гг.) он только „солидаризи ровался” с царем Борисом ІІІ.

В начале 1940 г. царь Борис ІІІ назначил премьером болгарского правительства профес сора Богдана Филова. Как премьер и регент болгарского царства в период 1940–1944 гг. Фи лов проводил прогерманскую политику и факти чески обслуживал интересы связанных с запад ным капиталом политических сил и лидеров, ко торые стояли в основе убийства его отца.

Создается впечатление, что проф. Богдан Филов и его отец, подполковник Димитр Филов (1847–1887 гг.), погибли, отстаивая в корне про тивоположные идеи. Отец искренне верил, что маленькая болгарская нация и государство могут успешно развиваться главным образом с помощью великой России. Сын же стал отъяленным монар хистом и русофобом (испытывающим вражду и ненависть к братскому русскому народу и „боль шевикам”) и горячим сторонником германских на цистов и их колонизаторских и расистских идей.

Этот „парадокс” диаметрально противо положных позиций отца и сына в семье Фило вых очень точно выразил крупный болгарский историк академик Илчо Димитров, который пи шет: „Отец пожертвовал собой с верой, что судьба Болгарии неотделима от России;

сын стал проводником политики, основу которой заложи ли те, против которых его отец восстал и от пули которых погиб”. Отец проф. Богдана Филова подполков ник Димитр Филов был убежденным русофи лом. Участвовал в составе русских войск в осво бождении (1877–1878 гг.) Болгарии от турецкого владычества и испытывал признательность к бра тьям-освободителям. Он верил, что объединение вновь освобожденного болгарского государства с Македонией (которая в июле 1878 г. Берлинс ким конгрессом была оторвана от Болгарии по Филов Б. Дневник, с. 13.

требованию представителей Англии и Австро Венгрии) будет достигнуто при братской под держке России.

Подполковник Димитр Филов родился в городе Калофер. Он выходец из семьи торговца шерстяными тканями и одеждой. В родном горо де учился вместе с гениальным болгарским поэ том и революционером Христо Ботевым. Окон чил военное училище в России и стал офицером русской армии. Участвовал в Русско-турецкой ос вободительной войне (1878–1879 гг.) и за оборо ну перевала Шипка был награжден русским ор деном за храбрость „Св. Станислава – ІІ степени“.

После освобождения Болгарии от турец кого ига он участвовал в важных послевоенных событиях: в создании болгарской армии в Восточ ной Румелии;

Воссоединении (6 сентября 1885 г.).

Княжества Болгария с Восточной Румелией;

в Сербско-болгарской войне (в ноябре 1885 г.). Слу жил командиром дружины в восточно-румелийс кой милиции в Стара Загора (где в марте 1883 г.

родился его сын Богдан) и командиром пехотной бригады в Русе.

В защиту идеи осуществления прорусской политики подполковник Димитр Филов стал од ним из руководителей Русенского бунта военных (в 1887 г.) против болгарских русофобов (поли тиков, которые стремились утвердить свою власть, обслуживая интересы западной аристократии, бур жуазии и финансовой олигархии) и регентства во главе с властолюбивым регентом Стефаном Стам боловым. Он взял на себя командование бунтом вместе с другими русофилами и известными все му народу личностями, такими как майор Ата нас Узунов и майор Олимпий Панов.

Бунт этот был жестоко подавлен, а его ор ганизаторы (включая Олимпия Панова и Атанаса Узунова) были приговорены к смертной казни и расстреляны. Во время подавления мятежа под полковник Димитр Филов получил ранение в грудь и спустя несколько дней скончался в Русе.

Жизнь подтверждает правоту дела, за ко торое погиб подполковник Димитр Филов. На циональные катастрофы, которые претерпело бол гарское государство после его гибели, и безвозв ратно отторгнутые от него Македония, Эгейская Фракия и Западные окраины являются, прежде всего, результатом проводимой у нас антирус ской политики.

Видимо, эту простую истину не понял (так же, как и нынешние русофобы) его сын, проф.

Богдан Филов, который слыл крупным ученым историком и археологом, но ему не хватало та ких врожденных политических качеств, как даль новидность, готовность к самопожертвованию, чувство ответственности перед народом. В его воспитании также видны пробелы, коли он так рано отрекся от своего отца и не позаботился о его могиле (проф. Богдан Филов не исполнял этот сыновний долг, даже когда руководил рас копками древних фракийских курганов и был премьером и регентом).

В Болгарии широкие массы народа лю бят Россию и выступают за всестороннее раз витие болгарско-русских отношений. Болгарс кие же цари (иноземного происхождения), боль шая часть банкиров и богатых бизнесменов – это русофобы, личные интересы которых требуют, чтобы братское русское государство было пол ностью изолировано от нашей страны, где они вместе с представителями западных и прочих олигархов и мафиози могли бы свободно господ ствовать, получать барыши и копить богатства.

В своем дневнике проф. Богдан Филов причислял себя к „невышколенным полити кам”. Ему было уже почти шестьдесят лет, ког да, не имея никакого политического опыта, занял пост премьер-министра и взялся посредничать монарху в управлении страны. В отличие от сво его отца он фанатично верил, что „националь ный идеал” объединения Болгарии (т.е. включе ние Македонии, Эгейской Фракии и Западных окраин в пределы болгарского государства) мо жет быть осуществлен единственно с помощью гитлеровской Германии и ее дисциплинирован ного войска, вооруженного превосходным для своего времени оружием и авиацией.

Когда Германия напала (22 июня 1941 г.) вероломно на Советский Союз и немецкие войс ка вначале одерживали победы на советской зем ле, премьер-министр Богдан Филов выступил пе ред депутатами с патетической речью, в которой заявил: „Мы (царь и правительство) глубоко ве рим в победу Болгарии, в победу сил Оси (Гер мании, Италии и Японии) и их союзников”24. Он выразил свое удовлетворение болгарскими войс ками, овладевшими (в апреле 1941 г.) Македони ей и Эгейской Фракией, и высказался за „один народ, одно государство, одного царя”.

Германофильство проф. Богдана Филова берет начало еще в его раннем возрасте, когда он на государственную стипендию учился (в период 1901–1906 гг.) в немецких городах Вюрцбурге, Лейпциге и Фрейбурге (Бадене) и там получил высшее образование. Позже во Фрейбурге защи тил докторскую диссертацию на тему „Легионы в провинции Мизия” и еще несколько лет специ ализировался по археологии и средневековому искусству в университете в Бонне. Его первые научные опыты и публикации в области истории и археологии были высоко оценены видными не мецкими учеными и националистами. Впослед ствии они регулярно посылали ему приглашения на участие в научных конгрессах по археологии, издавали его научные труды, награждали его ма териальными наградами и почетными званиями (в конце августа 1939 г. проф. Богдан Филов был избран почетным доктором Берлинского универ ситета).

Эти проявления признания и уважения со стороны немецких ученых и политиков к бол Дневник на ХХV Обикновено Народно събрание, ІІІ редовна сесия, с. 207.

гарскому профессору все больше связывали его с властвовавшими тогда в Германии нацистами, фор мировали в нем чувство превосходства над колле гами соотечественниками и усиливали склонность к мании величия (его мать Елисавета Сахатчиева была из карловского чорбаджийского рода). Пос тепенно он изолировал себя от широких народных масс и, когда царь Борис ІІІ назначил его премье ром царства Болгария, проявлял полное безразли чие и бесчувствие к бедствующему положению бол гарского народа (среди которого преобладали из мученные тяжелым физическим трудом крестьяне).

Увлеченный изучением фракийской циви лизации у нас, проф. Богдан Филов оставался старым холостяком, о котором заботилась его честолюбивая мать. Женился он только в 1932 г.

(т.е. незадолго до пятидесятилетия) на Евдокии (Кети) Петевой, генеральской дочери, немецкой воспитаннице, окончившей докторантуру по ис тории искусств в Германии, и его коллеге из Этнографического музея. У супругов не было детей. Они часто ходили в гости к семье банкира Ябланского (также связанного с германским ка питалом), в доме которого Богдан Филов и дру гие германофилы играли в бридж. Как премьер проф. Богдан Филов сделался орудием проводи мой царем Борисом ІІІ монархофашистской по литики, содействовал присоединению Болгарии к Трехстороннему пакту и вовлечению ее во Вто рую мировую войну.

После разгрома германских войск в Со ветском Союзе и установления (9 сентября 1944 г.) у нас власти Отечественного фронта бывший премьер и регент проф. Богдан Филов был при говорен Народным судом к смертной казни и в феврале 1945 г. расстрелян. Несмотря на его зна чительный научный вклад и намерение исполь зовать гитлеровскую Германию для включения Македонии в пределы болгарского государства, он навсегда останется в памяти поколений как монархический коллаборационист.

В те годы, когда он был премьер-минист ром, проф. Богдан Филов довольно часто на ведывался в царский дворец. Создавалось впе чатление, что Болгарией управляет „тандем” (царь и премьер). Обычно во время таких встреч между ними царь Борис ІІІ требовал от проф. Богдана Фи лова решать возникавшие в царстве проблемы, такие, как депортация болгарских евреев, пресле дование армией антифашистов-партизан, оккупа ция сербской и греческой территорий. Иногда страдающий грудной жабой, ишиасом и ревма тизмом царь Борис ІІІ впадал в плохое настрое ние и проявлял несдержанность в разговорах с премьером. Например, 4 декабря 1942 г. царь Бо рис ІІІ принял проф. Богдана Филова во дворце „весьма сердитый и нервный”, заговорил о том, что по смыслу закона о многодетных семьях, под готовленного министром внутренних дел Петром Габровским, „царское семейство не будет счи таться болгарским”, и спросил: „Что скажет в бу дущем Симеонушка?” 25.

Филов Б. Дневник, с. 544.

Эта сцена была разыграна царем Бори сом ІІІ в то время, когда германская армия под Сталинградом была полностью окружена советс кими войсками. Он уже предвидел провал своей пронацистской политики. Под конец фарисейски добавил, что „если бы предварительно прочел и закон против евреев, то и с ним бы не согласился”.

Установив (в 1935 г.) единоличную диктату ру в нашей стране, царь Борис ІІІ считал, что его династия будет защищена нацистами и их войс ками. Поэтому он неохотно поддерживал инициа тивы правительства по участию наших армий в бо евых действиях и выступал в роли пацифиста, т.е.

владетеля, предпочитающего мир.

Когда премьер проф. Богдан Филов докла дывал (7 января 1941 г.) ему во дворце о своей встрече с Адольфом Гитлером и выразил мнение, что у Болгарии „нет иного выбора”, кроме как присоединиться к Трехстороннему пакту, царь ре агировал „необычайно резко” 26. С присущим ему лицемерием он наигранно заявил, что „предпочита ет отречься от власти или броситься в объятия России, пусть даже если мы тем самым и больше визируемся”. Потом в который раз назвал себя „рес публиканским царем” и признался, что „вовлече ние нас в войну через пакт с Германией” было идеей „стариков” во главе с его отцом. Вероятно, чтобы проверить своего премьера на искренность, он заговорил об опасностях, которые кроются за Филов Б. Дневник, с. 222.

заключением пакта: „англичане начнут бомбить с аэропланов”;

„может вспыхнуть смута” и т.д. Пре мьер проф. Богдан Филов возразил высокопарны ми фразами вроде этой: „Если надо будет пасть, то пусть же падем хотя бы с честью”. Он выразил свою твердую решимость следовать прогерманс кой политике, которая поможет, по его мнению, справиться с большей опасностью для монархии – большевизмом. Отметил, что „при распаде герман ской мощи мы сразу же большевизируемся”, т.е. у нас наступит конец царствованию Кобургской ди настии. Услышав такие слова, царь убедился в ло яльности своего первого министра. Он тут же „сог ласился” с ним и поменял тему разговора.

Бывали случаи, когда царь Борис ІІІ про являл „крайне пацифистское настроение и отв ращение к войне” 27.

Кое-кто из его министров (такие как ми нистр внутренних дел Петр Габровский) выска зывали мнение, что боязнь царя войны объясня ется его принадлежностью к реакционной рели гиозной секте американского воспитанника Пет ра Дынова. В действительности он стремился из бежать проводившейся его отцом, царем Ферди нандом, катастрофической для Кобургской ди настии и для болгарского государства воинст венной имперской политики. Укрепить трон пред полагал, главным образом, используя победонос ное шествие (в 1940 г.) гитлеровских войск по Филов Б. Дневник, с. 227.

Европе, говоря по-народному – „чужими руками жар загребать”.

Эта жульническая политика (принесшая множество бед и страданий болгарскому народу) проводилась премьером Богданом Филовым и его министрами вслепую и с верой в „объедине ние” Болгарии (за исключением болезненного министра иностранных дел Ивана Попова, кото рый выражал сомнение относительно конечной военной победы Германии, но продолжал слу жить царю).

В день (19 апреля 1941 г.) триумфального вступления болгарских войск во Фракию и Ма кедонию служившие при царе Фердинанде ста рые политики и генералы пускали антиправи тельственные „слухи о неких уступках Турции”.

В этом проявлялась „злоба партизан, которые не могли примириться с тем обстоятельством, что они приводили лишь к катастрофам, а при уп равлении невышколенных политиков” националь ное объединение достигалось без ведения воен ных сражений с соседними государствами28.

В тот политический момент царь Борис ІІІ считал, что самой большой опасностью для существования Кобургской династии являет ся „коммунистическая”, „большевистская Рос сия”. Прежде всего, из-за этого он втянул Болга рию в опустошительную Вторую мировую войну на стороне Германии.

Филов Б. Дневник, с. 313.

Причиной тому послужили также:

его неистовая ненависть к русским боль шевикам и болгарским коммунистам;

страх возмездия за убитых в его царст вование тысяч земледельцев и коммунистов;

Его германское происхождение и внут ренняя убежденность в установлении “нового мирового порядка” гитлеровским нацизмом.

Аристократ и богач, царь Борис ІІІ нена видел и преследовал коммунистов, которые пред ставляли и отстаивали интересы в основном на емных рабочих и бедных слоев населения. Он и преданные ему офицеры и представители банков ского и торгового капитала объявили комму нистов главным врагом династии. Они боялись, что возможное сотрудничество и взаимодейст вие с коммунистическими руководителями, ко торые стоят во главе Советского Союза, может привести к тому, что Болгарское царство превра тится в народную республику и Кобурги будут изгнаны из страны.

При таком положении царь Борис ІІІ и ка бинет болгарского правительства отклонили пред ложенный в 1940 г. советским коммунистичес ким правительством договор о взаимном нена падении и сохранении нейтралитета в уже развязанной гитлеровской Германией войне.

Отклонено было и предложение советской Рос сии дать гарантии возвращения Южной Добру джи в пределы болгарского государства.

Если бы тогда болгарские власти сохрани ли нейтралитет (даже в случае оккупации наших земель немецкими войсками), после Второй ми ровой войны наша страна обязательно получила бы свои исконные территории (Эгейскую Фра кию, Македонию, Западные окраины). Такая по литика могла быть присущей только главе госу дарства, не связанному кровными узами с Гер манией и любящему свой род и родину. Кобурги в Болгарии подчиняли каждое свое решение и действие главным образом интересам своей ди настии. За ее благополучие вели войны и жерт вовали жизнями сотен тысяч болгар.

Эту историческую истину все еще не мо гут взять в толк некоторые нынешние истори ки и лидеры болгарских „националистичес ких” партий. Они выдают себя за националис тов, восхваляют пагубную воинственную поли тику Кобургов и называют „освободительными” войны, в которые царь Фердинанд и царь Борис ІІІ втянули болгарский народ, а именно: динас тическую Междусоюзническую (1913 г.) и им периалистические Первую и Вторую мировые войны (национализм как политика зачастую пе реходит в расизм и шовинизм, а патриотизм – это любовь к своему роду и отечеству). Подобно монархофашистам начала 40-х годов ХХ века, эти „националисты” оправдывают болгарскую оккупацию сербских и греческих территорий.

В то же время по-прежнему натравливают болгарский народ на соседние славянские наро ды (русских и сербов) и без конца твердят, что граждане Республики Македония – болгары, бес церемонно отнимая у них право на самоопреде ление.

В массмедиа эти „националисты” крити куют власти за то, что те слабо заступаются за права болгар в России, Македонии и Сербии. Но почти не проявляют озабоченности о тех, более миллиона, болгарских гражданах, которые после 1997 г. были вынуждены покинуть Болгарию, называя ее „плохим государством”. Они избега ют публично искать ответы на вопросы, кто и почему заставил болгар эмигрировать в чужие страны и стать слугами иностранных хозяев;

что необходимо сделать, чтобы эти высокообразован ные болгары вернулись на свою прекрасную ро дину и снова стали хозяевами на обезлюдевшей болгарской земле.

Насаждается враждебное отношение к тур кам, и собираются подписи о созыве референ дума, чтобы его результаты использовать против принятия Турции в Европейский союз. Тем смым наносится вред болгарскому народу, который за последние два десятилетия остался без вооружен ной современным оружием многочисленной ар мии и при возможном конфликте с семидесяти миллионной Турцией вряд ли получит надежную защиту от межгосударственного военного пакта НАТО.

Множество фактов дают основание пред полагать, что вся эта „националистическая” дея тельность дирижируется и финансируется лиде рами заокеанских этнических организаций, ко торые заинтересованы в том, чтобы их сооте чественники скупили болгарские сельскохозяйс твенные земли. Дальнейшее расширение этой де ятельности на болгарской территории неминуе мо приведет к крупным этническим и социаль ным конфликтам, к которым вряд ли будет безу частен братский русский народ.

Осенью 1940 г. при посредничестве гитле ровских правителей и с согласия советского пра вительства Южная Добруджа была возвраще на Болгарии. Борис III был объявлен (подхали мами и лизоблюдами) “царем-объединитeлем”, хотя эта наша территория была отторгнута от болгарского государства при катастрофическом для болгар царствовании отца Бориса – царя Фер динанда, т.е. по вине Кобургской династии. Пос ле Второй мировой войны Южная Добруджа и довоенные болгарские территории были остав лены в границах нашего (побежденного) госу дарства, благодаря заступничеству правительст ва могучего Советского Союза и переходу власти в государстве сформировавшемуся вокруг ком мунистов многопартийному союзу, получивше му название „антифашистский Отечественный фронт“ (ОФ). Вряд ли буржуазные правители дру гих государств-победителей (Англии и США) всту пились бы за сохранение территориальной це лостности Болгарии.

1 марта 1941 г. Болгария была присое динена к Трехстороннему пакту. Болгарская территория была открыта для движения и распо ложения немецких войск. Во имя благополучия царской династии была поставлена на карту судь ба болгарской нации и государства. В апреле то го же года болгарские войска оккупировали Эгейс кую Фракию и Македонию, а также и греческие и сербские территории.

С оккупацией части Сербии и гречес кой Македонии Болгария была вовлечена во Вторую мировую войну. Болгарская армия при няла непосредственное участие в этой войне как оккупационная сила на Балканах.

Овладение Эгейской Фракией и Македо нией и присоединение их к Болгарии представ ляется как осуществление “национальных идеа лов” якобы под мудрым царствованием царя Бо риса ІІІ, хотя этот имел временный конъюнк турный характер и в действительности привел к постоянному, а может быть, и к окончательному отделению указанных областей от территории Болгарии. Целью этой оккупация являлось рас ширение господства Кобургской династии на Бал канах. Решение о ней было принято на основе слепой веры царя Бориса ІІІ в непобедимость гит леровского рейха.

Такой вывод напрашивается и из тронно го слова царя Бориса ІІІ, прочитанного 28 ок тября 1941 г. в Народном собрании. В „Слове“ говорится следующее: “Господа народные пред ставители! Я очень рад, что проводимая нами внешняя политика дала самые счастливые ре зультаты – объединение болгарского народа (бурные и продолжительные аплодисменты). 1 мар та этого года Болгария присоединилась к Трехс тороннему пакту и одновременно с этим дала свое согласие на размещение храбрых германс ких войск у нас…”.29.

Уже в конце 1941 г. немецкие захватчики потерпели тяжелое поражение под Москвой.

После этой великой битвы гитлеровские планы быстрого покорения огромной советской страны провалились. Германское командование решило вывести свои войска с Балкан и отправить их в Советский Союз и на другие фронты. Это застави ло болгарские власти заменить германские войска в Восточной Сербии болгарскими. Из трех болгар ских дивизий был сформирован так называемый „Первый оккупационный корпус”, который был передан в распоряжение гитлеровского команду ющего в Сербии. „Второй оккупационный корпус” расположился в Северной Греции.

При подписании (1 марта 1941 г.) договора о присоединении Болгарии к Трехстороннему пак ту болгарское государство получило террито рию Эгейской Фракии и выход к Эгейскому морю (болг. „Белому морю“). Премьер-министр проф. Богдан Филов был принят в Берггофе Адольфом Гитлером, который сказал ему, что „для него главным было, чтобы мы получили Добру Иванов В. Борбата против фашизма и за демокрация в Народното събрание 1923–1944 г. София, 1997, с. 101.

джу, получим и Беломорье”30. 8 апреля 1941 г., т.е.

спустя месяц после вступления Болгарии в Тройс твенный союз и прохождение германских войск через ее территорию (для оккупации Сербии и Греции), фюрер Гитлер попросил, чтобы „три бол гарские дивизии оккупировали Сербскую Маке донию и приняли на себя администрацию, чтобы германские войска смогли освободиться” для дру гих фронтов. Царь принял предложение, „но не для „оккупации”, а „чтобы охранять порядок и спокойствие на занятых немцами территориях”. (Это игра слов, ибо армия, которая вторгается на территорию чужой страны, фактически ее оккупи рует и угнетает местное население).

Несколько дней спустя Гитлер вызвал бол гарского посла в Берлине Первана Драганова и заявил, что ему „полегчало”, так как „сейчас и македонский вопрос может решиться в нашу поль зу”32 (болгарского царства).

Он решил отдать Македонию Болгарии пос ле 27 марта 1943 г., когда в Югославии группа во енных под руководством генерала Д. Симовича, (подстрекаемая английской разведкой) совершила государственный переворот. Они составили новое правительство, которое выступило с декларацией, что признает подписанный (в Вене) несколькими днями раньше пакт о присоединении страны к Филов Б. Дневник, с. 219.

Там же, с. 303.

Там же, с. 308.

Тройственному союзу, но 5 апреля заключили договор о дружбе и ненападении с Советским Союзом. Это привело к тому, что 6 апреля гитле ровская армия напала на Югославию и почти за десять дней разгромила ее войска.

До совершившегося переворота герман ский вождь Адольф Гитлер намеревался оста вить македонскую область в границах Югославии (где она была почти три десятилетия после Пер вой болгарской национальной катастрофы). Тем самым он собирался вознаградить югославское правительство за принятый курс на сближение с Германией и присоединение Югославии к Трех стороннему пакту.

При этом положении царь Борис ІІІ не смел предъявлять Гитлеру претензии на часть македон ских земель (для „объединения Болгарии”) и таким образом оставлял их за Югославией. Он якобы сми рился с тем, что получил (за присоединение Бол гарии к Трехстороннему пакту) от Гитлера выход Болгарии к Эгейскому морю.

Раздачей территорий Адольф Гитлер ста рался привлечь на свою сторону союзников или нейтрализовать государства. Например, он пытал ся вовлечь в Тройственный пакт Турцию, „в час тности, уступкой территории в районе Одри на”33. Он воспользовался состоявшейся 19 апре ля 1941 г. встречей с царем Борисом ІІІ, чтобы дать ему понять, что покоренная „Греция полу Филов Б. Дневник, с. 314.

чит пощаду”, и дипломатично отказать в переда че Болгарии города Салоники.

После того как немцы сломили греческое и сербское сопротивление, по согласованию с Гит лером 19 апреля 1941 г. болгарские войска заняли Фракию (без самой восточной части у Деде-агача), Македонию до реки Вардар и Западные окраины.

В конце 1941 г. царь Борис ІІІ и премьер проф.

Богдан Филов немедленно согласились исполнить германское требование отправить в Сербию три болгарские дивизии „для оккупации Моравской об ласти”. По мнению царя и премьера проф. Богдана Филова, „это освободило бы нас по мере возмож ности от других обязанностей, например, вое вать против России”34.

Следом за солдатами на захваченные Бол гарией земли прибыли попы, члены ВМРО и наз наченные болгарским правительством админист раторы для управления македонскими областями и городами. Позже Эгейская Фракия была засе лена неимущими болгарскими семьями из внут ренних районов болгарского государства.

В тот день (19 апреля 1941 г.), когда бол гарские войска вступили в Эгейскую Фракию и Македонию, царь Борис ІІІ посетил Германию, где Гитлер встретил его „очень любезно”. „Царь поблагодарил, прежде всего, за освобождение болгарских земель”35.

Филов Б. Дневник, с. 436.

Там же, с. 313.

Спустя неделю после вторжения болгарс ких войск в Македонию царь Борис ІІІ в сопро вождении военного министра посетил македонс кие города Штип и Струмицу, где местное насе ление встретило его с „необыкновенным востор гом”. Вечером он выехал в Ксанти и Кавалу.

1 мая премьер проф. Богдан Филов в соп ровождении министров и депутатов тоже отпра вился на автомобиле в Македонию. В поездке на него произвело впечатление то, что за время почти тридцатилетнего управления сербских властей в македонской области построены „хорошие” доро ги. В Штипе и Велесе беседовал „долго с гражда нами”, у которых был „очень бодрый дух” и ко торые выражали „большую радость от освобож дения” (в Велесе при оккупации и бомбардиров ках немцев было разрушено 150 домов и убито около 70 человек)36. На следующий день он отпра вился в Скопье. Там на центральной площади, где собралось „множество народа” (среди которого бы ли областной директор Козаров и мэр Китанчев), его ждали „большой энтузиазм и сердечная встре ча при нестихающих овациях”. Свою краткую при ветственную речь премьер закончил лозунгом: „Да здравствуют царь, Гитлер, Муссолини, весь бол гарский народ и свободные граждане Скопье!”. Во время прогулки по Скопье он увидел „много но вых и красивых зданий” и отметил, что сербы лишь только этот город „окружили большей заботой”.

Филов Б. Дневник, с. 321.

14 мая 1941 г. в палате (в Народном собра нии) премьер-министр проф. Богдан Филов сделал официальное сообщение об „освобождении по рабощенных пограничных областей и объеди нении Болгарии”37. Оно было встречено присут ствующими депутатами и министрами бурными овациями, возгласами „ура“ и вставанием с места („за исключением коммунистов”), и после этого были спеты „Шуми, Марица” и „Гимн царю”.

Царь Борис ІІІ и проф. Богдан Филов наде ялись, что с вторжением болгарских войск в Эгейскую Фракию и Македонию „завершится освобождение Болгарии”38. Они верили в конеч ную победу гитлеровской Германии, которая на чала Вторую мировую войну. Ожидали, что эта победа будет победой и для Болгарии, т.е. для Ко бургов, так как они вовлекли болгарское государс тво в Трехсторонний пакт и как победители могли рассчитывать на участие в дележе захваченной в войне добычи. Пока немцы приближались к Мос кве, болгарский царь и премьер старались как мог ли способствовать военной победе Германии.

Они действовали заодно с нацистскими политиками и военными, чтобы после окончания войны болгарское государство могло получить часть граничащей с ней Македонии. В апреле 1941 г. в Вене между Германией и Италией было подписано соглашение, в силу которого к Алба Филов Б. Дневник, с. 326.

Там же, с. 310.

нии (захваченной итальянскими войсками) была присоединена часть Македонии с городами Стру га, Дебыр, Гостивар, Тетово и Кичево.

12 апреля 1942 г. царь Борис ІІІ и возг лавляемое проф. Богданом Филовым правитель ство „весьма скромно” отметили первую годов щину „объединения” Болгарии. Были положены венки на германских кладбищах, подготовлена и оглашена правительственная декларация, а во время обеда по случаю объединения был отслу жен молебен.

Летом 1942 г. проф. Богдан Филов предло жил царю Борису ІІІ „принять участие в борьбе с большевиками, хотя бы и символично, одним доб ровольческим отрядом... Оккупация части Сер бии не достаточна”39 (для более обширных терри ториальных претензий). Царь признал, „что этот вопрос заслуживает того, чтобы хорошо его обду мать”, но „пока никому” не следует о нем гово рить (наверное, боялся, что отправка болгарских войск воевать против Советского Союза может привести к усилению антифашистской партизанс кой борьбы в нашей стране).

В принципе, германские власти решали, кому принадлежат оккупированные территории в Македонии, Греции и Сербии. При распреде лении этих территорий больше уступок делалось итальянскому правительству, которое считалось большим, но колеблющимся союзником Адоль Филов Б. Дневник, с.509.

фа Гитлера (в начале 1941 г., т.е. до того как Германия развязала войну против Советского Союза, итальянский премьер Бенито Муссоли ни „советовал Гитлеру сделать все возмож ное, чтобы избежать конфликта с Россией”40).

Это создавало „помеху” болгарскому царю Бо рису ІІІ и премьеру проф. Богдану Филову. Тре бовалось ехать в Рим и просить короля Италии из савойского рода Виктора-Эммануила ІІІ (тес тя царя Бориса ІІІ) и фашистского лидера (дуче) Бенито Муссолини уступить болгарскому царст ву Охрид и другие оккупированные итальянски ми войсками города.

Итальянские войска в Македонии „стре мятся захватить хромовый рудник севернее Лю ботрына, который теперь эксплуатируется гер манцами и находится на нашей территории”41.

Их части „пытались захватить и другие места на нашей территории, где по случайности не ока залось наших солдат”.

В начале июля 1941 г. царь Борис ІІІ пору чил проф. Богдану Филову в разговорах в Риме с итальянским королем и премьером подчеркнуть, что если они не уступят Болгарии захваченные ими земли в западной части Македонии, может возникнуть „опасность для династии и, особен но, для престолонаследника, в жилах которого Филов Б. Дневник, с. 341.

Там же, с.356.

течет савойская кровь”42. Он блефовал, что бу дет „вынужден отречься от власти и отправиться со своей женой и детьми в Италию”43.

Болгарские цари – Фердинанд и его сын Борис ІІІ всегда были против образования автономной Македонии, боясь соперничества еще одного монарха, славянского и соседнего с Болгарией государства. Они стремились военным путем присоединить македонскую территорию к болгарскому монархическому государству и уси лить влияние Кобургов на Балканах. Поощряли отдельные круги ВМРО и ее лидеров, которые выступали за такое решение „македонского воп роса”. Проявляли нетерпимость к „автономистам” (в основном связанным с коммунистами), боров шимся, подобно Гоце Делчеву и другим основате лям ВМРО, за автономную Македонию.

Весной 1941 г. проф. Богдан Филов запи сал, что „идея независимой Македонии” не „под держивалась никем, даже и ВМРО (михайловис тами)”44. Позже проживавший в Хорватии лидер этого правого крыла ВМРО Ванче Михайлов за явил, что борется „за освобождение всей Маке донии”45.

Для пропаганды идеи „объединения” Бол гарии Дворец и правительство засылали в маке Филов Б. Дневник, с. 348.

Там же, с. 354.

Там же, с. 311–312.

Там же, с. 482.

донскую область миссионеров, связанных с пра вым крылом ВМРО (таких как главный редактор газеты „Зора” Данаил Крапчев, проф. Яранов и др.), с задачей „ободрить” местное население и создать „комитет”, осуществляющий давление (снизу) по присоединению Македонии к Болга рии. В августе 1942 г. для обучения в софийском военном училище было выделено 14 мест для кандидатов из македонских селений.

В период 1941–1944 гг. болгарские влас ти причисляли Македонию к „уступленным нам территориям”46. На этих территориях они играли роль колонизаторов. Надеялись, что пос ле войны их раболепие перед германскими на цистами будет вознаграждено и болгарское мо нархическое государство получит данные терри тории. Этот настрой поддерживался высшими германскими государственными чиновниками и офицерами, которые приезжали в Болгарию с „успокоительными вестями”, что фюрер решил:

„Сербская Македония до Штипа и Качаника, с Враней и Пиротом, будут нашими”47.

В силу подписанного 24 апреля 1941 г.

секретного болгарско-германского соглашения Германия получила право эксплуатировать в Ма кедонии сырье и обладать залежами хрома в ра йоне Скопье, а болгарское правительство обяза лось обеспечить рабочей силой германских рабо Филов Б. Дневник, с. 315.

Там же, с. 315.

тодателей. Болгарское государство приняло на себя также владение железнодорожными ветками Цариброд – Ниш и Свиленград – Дедеагач и их охрану. С его финансовыми и трудовыми ресур сами началось и некоторое строительство в Ма кедонии. При заключении (10 февраля 1947 г.) Парижского мирного договора между Болгарией и Антигитлеровской коалицией (СССР, США, Англией) Васил Коларов резко раскритиковал аннексионистские претензии греческих властей и в качестве аргумента отметил развернутое бол гарским государством строительство на присое диненных территориях.

На оккупированных землях Эгейской Фра кии и Македонии болгарские царские войска воевали в основном с антифашистами и бор цами за социализм и благоденствие трудового народа. Царь Борис ІІІ и его правительство представляли эту оккупацию сербских и гречес ких земель как „освобождение” порабощенных болгар (Сербией и Грецией) и как „объединение Болгарии”. Они использовали болгарские войска для преследования и уничтожения коммунистов, партизан и других антифашистов и для подавле ния бунтов и народных выступлений (таких как восстание в области Драма в сентябре 1941 г., в ходе которого по данным греческих властей, было убито 2680 человек). Только за время про должавшегося несколько дней посещения (в на чале июля 1943 г.) премьера проф. Богдана Фи лова в Македонию болгарские военные расстре ляли (в Кавадарцах) двенадцать юношей за укр ывание „убежавших” в лес своих товарищей48.

В болгарской армии были созданы специ ализированные подразделения быстрого реаги рования и „егерские дружины”. 26 января 1944 г.

ХХV Народное собрание приняло закон, на ос новании которого была создана жандармерия, составленная из особых военно-полицейских час тей по борьбе с партизанами.

Болгарские войска совместно с полицией проводили операции главным образом по „уми ротворению” оккупированных земель, преследуя и уничтожая находящихся в горах и лесах парти зан, именуемых фашистскими правителями „шум цы”, „шумкары” (вероятно, потому, что те ис пользовали для постели и укрытия ветки дере вьев – „шума“). Выполняли задачи по раскры тию и уничтожению подпольных антифашист ских групп – „чет“, ведущих нелегальную войну против немецких нацистов и болгарских монар хофашистов в болгарском государстве и на ок купированных сербских и греческих территори ях, в том числе в районе Драмы и Кавалы.


Еще в начале 1943 г. с одобрения царя Бо риса ІІІ при болгарских полицейских подраз делениях стали создаваться так называемые „кон трачеты”. Это были добровольные вооруженные группы, сформированные из местных единомыш ленников монархофашистской власти, действо Филов Б. Дневник, с. 586.

вавшие в помощь полиции во время операций против партизан.

В августе 1941 г. по фашистскому образцу были созданы первые концентрационные ла гери в Болгарии (до этого царские власти вы сылали своих политических оппонентов в отда ленные районы болгарского государства на зато чение). Такие лагери были в Еникьой, Гонда Во да, Свети Кирик и Белене.

Только за годы Второй мировой войны и антифашистской борьбы через застенки полиции, тюрьмы и концлагери прошло почти 65 тыс.

сознательных болгар49. Были убиты антифашис ты – генерал Владимир Заимов, Антон Иванов, Цвятко Радойнов, Лиляна Димитрова, Йорданка Николова. Тогда же (в 1942 г.) за антифашистс кую деятельность был приговорен к смерти и расстрелян и великий болгарский пролетарский поэт Никола Вапцаров.

Согласно сохранившимся полицейским ар хивам, в те годы были приведены в исполнение смертные приговоры около 330 борцам против монархизма и фашизма (Дончо Даскалов. Поли тическите убийства в новата история на Бълга рия. София: ИК „Петър Берон”, 1999).

По данным Отчета Организационного от дела Центрального комитета Болгарской рабочей партии (коммунистов), сделанного в октябре Иванов В. Борбата против фашизма и за демокрация в Народното събрание 1923–1944 г., с. 149.

1945 г., число убитых во время Второй мировой войны партизан составляет свыше 9 тысяч, а по мощников партизан из среды сельского населе ния – более 20 тысяч человек.

В списках, составленных сотрудниками Болгарского антифашистского союза (БАС), чис ло погибших борцов против гитлеровских окку пантов и болгарских монархофашистов превы шает 3 тысячи человек. Этот список содержит как фамилию, имя и отчество каждого погибшего участника в движении Сопротивления, так и об стоятельства, при которых он погиб.

Такие списки следовало бы составить тем, кто болтает в средствах массовой информации, что якобы после 9 сентября 1944 г. коммуни стами было убито без суда и следствия десятки и даже сотни тысяч „интеллектуалов” и других бол гарских граждан. Пока нет подобных списков, подобные утверждения будут считаться беспоч венными и лживыми.

Вследствие объявленной царем Борисом ІІІ и его послушным правительством “символиче ской” войны (в декабре 1941 г.) Англии и США в конце 1943 и начале 1944 гг. у нас произвели бом бардировки английские и американские самолеты.

При этих бомбардировках было разрушено свыше 12 тысяч зданий и убито почти 2 тысячи человек, а более 2,3 тысяч человек получило ранения.

Очевидно, что за несколько лет до смерти царь Борис ІІІ совершил чудовищное злодея ние. Втянув болгарское государство во Вторую мировую войну на стороне Германии, он стал причиной гибели десятков тысяч болгарских граж дан и разрушения тысяч зданий. С его согласия на болгарской территории были размещены гер манские войска и военные базы. Вечером 12 де кабря 1941 г. он одобрил решение министерско го совета порвать дипломатические отношения Болгарии с США и объявить состояние войны с ними и их союзницей Англией (согласно пункту Трехстороннeго пакта).

Царь Борис ІІІ был главным виновным в объявлении Болгарией войны США и Анг лии. В силу пункта 17 Тырновской конституции он мог объявлять войну другим государствам и без согласия министерского совета и Народного собрания. Его апологеты, однако, неустанно ста раются приписать это позорное злодеяние бол гарским министрам и народным депутатам, ис кажая факты и манипулируя широкими народ ными массами.

Например, цитируя показания, которые дал Любомир Лулчев перед Народным судом, пыта ются внушить, что царь Борис ІІІ находился в Кричиме, когда была объявлена война против США и Англии. „А после того как министры объявили войну, на другой день Народное соб рание на ура, без обсуждения, даже не дав слова Николе Мушанову и Петко Стайнову высказать ся, утверждает решение”50.

Недев Н. Цар Борис, с. 487.

Получается, что войну США и Англии объявили болгары. Решение об этом принято чуть ли не в отсутствие и против воли болгарского царя.

В действительности же царь Борис ІІІ был главной фигурой при совершении данного зло деяния. К его практическому исполнению прис тупили 12 декабря 1941 г., когда (в обед) послы Германии и Италии передали болгарскому ми нистру иностранных дел Ивану Попову сообще ние, согласно которому, ожидалось „от всех го сударств, присоединившихся к Трехстороннему пакту, в силу пункта 3 пакта порвать дипломати ческие отношения с США и объявить состояние войны как в отношении их, так и в отношении их союзницы Англии”. Это сообщение было отправлено по телег рафу царю, который находился во дворце “Кри чим” и обещал сразу же вернуться в Софию. В 15.30 часов большая часть членов министерского совета приняли предложение объявить войну США и Англии. В то же время решили на сле дующий день получить одобрение и у Народного собрания, „хотя по конституции (пункт 17) в этом не было необходимости”.

В 19 часов царь вызвал к себе во дворец премьера и министра иностранных дел и перед ними одобрил взятое министерским советом ре шение. Он имел конституционное право отме Филов Б. Дневник, с. 433.

нить это решение, но одобрил его „с видимой не охотой” и „довольно нервный и озабоченный”.

После 9 сентября 1944 г. во исполнение мирных соглашений между Болгарией и государ ствами – победителями во Второй мировой вой не (СССР, США, Англией) у нас был образован Народный суд. Этот суд приговорил к смертной казни троих регентов (проф. Богдана Филова, ген. Михова и принца Кирила – брата царя Бори са)52, 33 министров и царских советников, 67 де путатов действовавшего в период 1940–1944 гг.

ХХV Обыкновенного Народного собрания.

Данные смертные приговоры были выне сены за:

вовлечение Болгарии во Вторую ми ровую войну на стороне побежденных госу дарств – членов Трехстороннего пакта;

объявление войны Англии и США;

принятие человеконенавистнических ра систских законов против евреев;

выдворение девяти депутатов (восьми коммунистов и одного земледельца) из парла мента и отправку их в концентрационные лагери за то, что те боролись за мир, государственный нейтралитет и равноправие евреев;

принятие законов и распоряжений, по которым уничтожено тысячи борцов антифашис тов и их родственников, а их дома сожжены;

После смерти царя Бориса ІІІ был сформирован трех членный регентский совет.

выплату царским правительством поли цаям по 50 тыс. левов за убитого партизана и анти фашиста в размере свыше 62,5 млн. левов (это пока зывает, что было убито более 1250 антифашистов);

отрезанные головы партизан, которые были набиты на колья, и их носили по селам с целью устрашить население.

Эти смертные приговоры были вынесены и из-за развязанной (в 1945 г.) английскими и американскими государственными руководите лями „холодной войны” против Советского Со юза и других социалистических государств. Не обходимость такого решения была продиктова на и грубой попыткой английских и американс ких представителей в Софии вмешаться в судеб ную систему и политическую жизнь страны.

После 1989 г. в Болгарии делаются попы тки обругать болгарский Народный суд, выстав ляя его как изобретение управляющих местных коммунистов и объединенных земледельцев. Со вершенно неуместно проводить сравнение меж ду числом смертных приговоров, вынесенных болгарским Народным судом и на Нюрнбергс ком процессе (на котором судили только глав ных виновных за Вторую мировую войну нацис тов). Игнорируется тот факт, что в течение мно гих лет в оккупированных американскими, анг лийскими и французскими войсками зонах Гер мании перед судом предстали сотни тысяч во енных преступников, из которых более тысячи человек были приговорены к смерти и пожиз ненному тюремному заключению.

После Второй мировой войны особые, в том числе и военные, суды были созданы во Франции, Бельгии, Голландии, Норвегии, Греции и в других государствах. В одной только Франции было рас смотрено почти 125 тысяч судебных дел и приго ворено к смерти свыше 7 тыс. Коллаборационис тов, а в Бельгии были предъявлены обвинения более чем 57 тысячам человек и вынесено более 4 тысяч смертных приговоров. (Васил Василев. Ни що измислено, нищо случайно. София: ИК „Хрис то Ботев”, 1999, с. 171–172).

В период 1944–1989 гг., когда во главе на шего государства стояли болгарские коммунисты и объединенные земледельцы, большее почитание и честь давались жертвам монархо-фашистской диктатуры. Позже добравшиеся до высшей госу дарственной власти дети и внуки бывших царед ворцев и буржуа пытаются свалить всю вину за погибших до и после 9 сентября 1944 г. людей на Болгарскую коммунистическую партию (БКП).

При таком противопоставлении важно дать верную оценку отдельным политическим лич ностям и партиям. Прежде всего, надо выяс нить, которая из них первой начала ту или иную политическую кампанию или военную операцию и вызвала последовавшие общественные собы тия и явления. В рассматриваемый исторический период начало длинной серии военных государс твенных переворотов и уличных убийств поло жил лично царь Борис ІІІ, который 9 июня 1923 г.

совершил военный монархофашистский перево рот с целью сохранить монархию и Кобургскую династию у нас. Введенные им государственный произвол и террор вызвали волну насилия, про тив которого были предприняты соответствую щие меры оставшимися в живых классовыми и политическими противниками.

Об отдельной политической личности или партии можно судить и по тому, чьи интересы обслуживает проводимая ими политика. Прово димая царем Борисом ІІІ политика всегда была направлена против трудящихся и на удовлетво рение интересов его собственной династии.


Отдельную политическую личность или пар тию следует также оценивать по результатам осу ществляемой ими политики. Приведенные в насто ящем исследовании данные и факты показывают, что проводимая царем Борисом ІІІ политика была трагичной для болгарской нации и государства.

3. Злодеяния царя Бориса ІІІ в отношении евреев Современники царя Бориса ІІІ раскрыли его коварную и изощренную жестокость. Дока зали, что он был “жестоким, но издалека, чтобы не нести личную ответственность”53.

Согласно крупному болгарскому ученому историку акад. Илчо Димитрову, в его царствова Муравиев К. Събития и хора, с. 89.

ние “террор” стал нормальной процедурой разре шения общественных противоречий”54.

Лишь после разгрома немцев в Сталин градской битве (31 января 1943 г.) царь Борис ІІІ начал терять самообладание. С каждым пораже нием немецкой армии в Советском Союзе в нем все более усиливалось „беспокойство” о „буду щем” его династии, и премьеру проф. Богдану Филову часто приходилось успокаивать и обод рять его 55.

Тайно и жестоким образом были совер шены и тяжкие злодеяния царя Бориса ІІІ в от ношении евреев в Болгарии. При решении на цистского „еврейского вопроса” он настолько уме ло маскировался и прикрывался, что нынче неко торые заинтересованные и корыстолюбивые лица пытаются объявить его “спасителем” евреев.

В конце 1940 г. царь ругал тогдашнего министра внутренних дел Петра Габровского за то, что тот медлил с порученной ему подготов кой "Закона о защите нации", направленного против евреев56. В силу этого закона, принятого еще до присоединения Болгарии к Трехсторон нему пакту, болгарские евреи были лишены граж данских и политических прав и в отношении их наложены ограничения в хозяйственной и куль турной деятельности (с мотивом, что еврейство „чуждо болгарскому духу”).

Филов Б. Дневник, с. 142.

Там же, с. 568.

Муравиев К. Събития и хора, с. 469.

Об этом свидетельствует и тогдашний за меститель председателя ХХV Народного собра ния Димитр Пешев, который был активным бол гарским защитником прав евреев. После 9 сен тября 1944 г. он написал, что с принятием в Бол гарии законодательных и налоговых распоряже ний и мер евреи полностью были лишены права „участвовать в хозяйственной жизни страны”57.

Факты показывают, что царь Борис ІІІ лично вел переговоры с нацистскими лиде рами (в основном с германским министром иностранных дел Иоахимом Риббентропом) по решению „еврейского вопроса” в Болга рии. Депортация евреев с „новых” и „старых” болгарских земель тайно руководилась прибли женными к нему служителями дворца.

Не имеется сведений о разговорах по „ев рейскому вопросу” на состоявшихся встречах болгарского премьера проф. Богдана Филова с германским фюрером Адольфом Гитлером и дру гими нацистскими руководителями. Даже можно предполагать, что антиеврейские меры у нас составлялись во Дворце, вносились на рассмот рение правительства, которое представляло их царю на одобрение.

Антиеврейская политика царского двор ца пользовалась поддержкой заинтересован ных и пронацистски настроенных лиц и орга Пешев Д. Спомени. София: Издателство „Гутенберг”, 2004, с. 211.

низаций в болгарском обществе. За ее активное проведение выступали в основном болгарские хозяйственные деятели отраслевых союзов (тор говцы, промышленники, ремесленники), руково дители которых письменно одобрили внесенный (7 октября 1940 г.) в Народное собрание проект закона о защите нации. В своем изложении они писали, что евреи, такие как владельцы еврейс кого Французско-бельгийского банка, экономи чески закабаляют и присваивают имеющиеся в собственности у болгар предприятия, предостав ляя высокопроцентные кредиты, вербуя местных лиц и т.д. Приводили в качестве примера акцио нерное общество „Беров и Хоринек”, которое было доведено до банкротства и выкуплено бель гийским акционерным обществом.

За более крутые меры против евреев выступили лидеры болгарских молодежных националистических организаций. В них сос тояли сотни тысяч местных юношей и девушек.

Большую активность проявляли руководители Болгарского национального студенческого сою за, образованного в 1926 г., и Болгарского моло дежного союза „Отец Паисий”, учрежденного в 1930–1931 гг. В их открытых письмах к болгарс кому правительству писалось, что внесенный в Народное собрание проект закона о защите на ции содержит половинчатые антиеврейские рас поряжения. Указывалось, что тогда у нас на сто болгар приходился 1 еврей, но еврейские тор говцы держали под собой около 80–85 % опто вой болгарской торговли. Годовой доход болгар ского еврея превышал 26 тысяч левов, а доход болгарина, городского жителя, составлял около тысячи левов, или в 25 раз меньше. Эти и другие подобные факты показывали, что „мы не самый толерантный, но самый глупый народ в мире”. В конце следовали уверения в том, что „молодое поколение Болгарии – на своем посту и сведет счеты со всеми, кто в настоящий момент, вместо того чтобы бороться за достижение националь ного идеала, выступает защитником междуна родного еврейства”.

Вошедший в силу (25 января 1941 г.) ан тиеврейский закон позже был поддержан вновь сформированной организацией учащихся „Бран ник”. Согласно лидерам этой многотысячной организации, евреи были „опасными” для бол гарской нации „врагами” в хозяйственном и по литическом отношении. Ими якобы руководили „международные еврейские центры”, откуда они получали указания „освежить болгарской кровью выродившуюся еврейскую расу” (через заклю чение смешанных браков).

Очевидно, что сегодня будет неискренне и тенденциозно утверждать, будто „болгарский на род” в целом „спас” жизни десятков тысяч местных евреев. Правильнее ясно и точно указать, какие конкретно личности и общественные силы у нас способствовали спасению евреев или же их уничто жению, затем чтобы присвоить имущество и день ги этих людей и укрепить Кобургскую династию.

Действительно, в период 1940–1943 гг.

Значительная часть болгар проявляла сочув ствие и сострадание к болгарским евреям, ко торых лишали человеческих и имуществен ных прав, и заступалась за них перед монархо фашистской властью.

Несколько недель спустя после того, как в Народное собрание был депонирован проект закона о защите нации, против его принятия выступили авторитетные болгарские писатели.

22 октября 1940 г. они отправили премьеру пись менное заявление, в котором говорилось, что этот проект закона вреден народу. Под этим заявлени ем поставили свои подписи Тодор Влайков, Елин Пелин, Стилиян Чилингиров, Григор Чешмеджи ев, Константин Константинов, Трифон Бояджиев, Елисавета Багряна, Николай Лилиев.

Позже премьер-министру было отправле но (30 октября 1940 г.) заявление Союза болгар ских адвокатов. В нем требовалось, чтобы этот закон был отклонен как „ненужный, вредный и противный нашему основному правовому поряд ку и справедливости”.

В начале ноября 1940 г. Союз врачей также направил правительству заявление, осуждающее „Закон о защите нации“. Тогда этот закон был от вергнут и известным политиком, журналистом и юристом Димо Казасовым.

При всем этом царь Борис ІІІ продолжал проводить у нас нацистскую антиеврейскую политику. Он преследовал свои династические цели, жертвуя евреями на „старых” и „новых” болгарских землях.

1 июля 1941 г. на аудиенции во дворце царь Борис ІІІ выразил согласие „сейчас исклю чить из парламента коммунистических депута тов”;

а также „внести законопроект об однократ ном налоге на еврейское имущество”58.

В ноябре 1942 г. на „освобожденных зем лях” (в Эгейской Фракии и Македонии) только евреям не дано было болгарское гражданство.

Началось создание законных предпосылок к де портации евреев из этих областей в лагеря смер ти (по действовавшим тогда у нас законам, при нудительная депортация болгарских подданных рассматривалась как нарушение закона). Однов ременно с этим в Народном собрании был при нят закон об однократном обложении налогом всего еврейского имущества. Для угнетения, ог рабления и депортации евреев на „старых” и „но вых” землях, оккупированных болгарскими „ок купационными корпусами” и управляемых бол гарской администрацией, был создан специаль ный полицейский орган, получивший название „Комиссарство по еврейским вопросам при министерстве внутренних дел” во главе с ко миссаром Александром Белевым (зарплата служителям комиссарства выплачивалась еврейс кой общиной).

Филов Б. Дневник, с. 349.

Принимаемые в то время антисемитские законы предусматривали быстрое введение ев рейского часа, содержали распоряжения об уста новке отличительных знаков на еврейских домах, магазинах и других объектах собственности и об обязательном ношении желтой звезды, прикреп ленной к отвороту одежды евреев.

В конце марта 1942 г. царь Борис ІІІ соли даризировался с парламентским большинством, которое отвергло внесенный депутатами проект закона, нацеленного на то, чтобы освободить от санкций „Закона о защите нации“ видных болгар ских евреев, таких как профессор права и бывший министр правосудия Иосиф Фаденхехт, писатель ница Дора Габе (дочь эмигрировавшего в Болга рию русского еврея), Юлия Малинова (супруга бывшего лидера Демократической партии и пре мьер-министра царства Болгария Александра Ма линова). Он делал вид, что не вмешивается в ра боту парламента, в котором три четверти общего числа депутатов были избраны по его указке.

Царь Борис ІІІ требовал от своего пра вительства точного исполнения нацистских программ по депортации болгарских евреев.

Собирался пожертвовать ими независимо от того, населяли ли они “освобожденные” (Эгейскую Фра кию и Македонию) или “старые” болгарские земли.

По всему видно, что его целью было укреплять господство своей династии у нас главным образом через вовлечение болгарского государства во Вто рую мировую войну на стороне нацистской Гер мании и исполнение болгарскими войсками окку пационной и охранной миссии на Балканах. Наме ревался осуществить „национальный идеал” (при соединение Фракии и Македонии к Болгарии) без участия болгарских войск в открытых военных сражениях. Рассчитывал достичь этого, сотрудни чая с германским фюрером Адольфом Гитлером и угодничая ему и другим германским нацистам, в том числе и истреблением евреев.

Эта антиеврейская политика проводилась им какое-то время и после того, как гитлеровские войска потерпели ряд тяжелых поражений под Ста линградом и в других местах на территории Со ветского Союза. Так, например, 17 февраля 1943 г.

он принял предложение премьера проф. Богдана Филова использовать убийство ген. Лукова для усиления „борьбы как с коммунизмом, так и с еврейством”59. На состоявшейся 15 марта 1943 г.

аудиенции царь Борис ІІІ снова приказал премьер министру Богдану Филову придерживаться “твер дого поведения” по “еврейскому вопросу”60.

На своих аудиенциях („с глазу на глаз”) царь “полностью” одобрял высказанную точку зрения о том, что требуется строго наказывать и отстранять от должности министров и парламен тских шефов, которые проявляют мягкотелость и милосердие в отношении евреев и затягивают с депортацией их за пределы страны. Говорил, что Филов Б. Дневник, с. 557.

Там же, с. 561.

это необходимо делать, даже если существует риск возникновения правительственного кризиса.

В начале 1943 г. с одобрения царя Бориса ІІІ было подписано болгарско-германское соглаше ние о депортации („на первое время”) 20 тысяч болгарских евреев. Этот договор был подготов лен и подписан 22 февраля 1943 г. шефом комис сарства по еврейским вопросам Александром Бе левым и особым представителем германского по сольства в Софии Данекером. Его исполнение на чалось операцией по аресту и заключению под стражу евреев из Македонии и Эгейской Фракии.

Свыше одиннадцати тысяч (11343) евреев из ма кедонской и эгейской пограничных областей были погружены как скот и в железнодорожные товар ные вагоны и перевезены в Полъшу для умерщв ление. Решено было из „старых” пределов болгар ского государства набрать еще около 9 тысяч евре ев из тех, которые „неблагонадежны”, „нежелатель ны” и „большевистские коммунистические эле менты” (этот термин был употреблен царем Бори сом ІІІ в его беседе с германским министром инос транных дел Иоахимом Риббентропом по „еврейс кому вопросу”). Тем временем много болгарских евреев, в том числе девушки и женщины, успели скрыться в горах и стали партизанами (например, село Искра, Пловдивской области, носит имя мо лодой партизанки еврейки Клары Ешкенази – Искры, убитой в первые дни сентября 1944 г. мо нархистами в горах в районе села Новаково).

Из династических соображений 17 февраля 1943 г. царь Борис ІІІ отказался одобрить уго воренное с английским правительством пере селение (при посредничестве швейцарской мис сии) в Палестину 4 тысяч детей и 500 взрослых евреев, особенно после того, как германский по сол в Софии Адольф Бекерле сообщил, что его правительство – против этого переселения, потому что оно может „послужить для пропаганды в поль зу Англии и вызвать недовольство у арабов, ко торых немцы не хотят дразнить”. Германские влас ти декларировали, что „не хотят вмешиваться в наши внутренние дела и поддержали бы любое правительство, которое в состоянии справиться с коммунистами, с евреями, которым в новой Европе нет места...” 61.

По поводу упомянутого отказа царя Бо риса ІІІ 11 марта 1943 г., т.е. спустя несколько дней после начала массовой депортации евреев с “новых” болгарских земель (из Эгейской Фракии и Македонии), премьер проф. Богдан Филов беседо вал с Редардом (управляющим швейцарской мис сией в Софии). Речь шла „о евреях с новых земель, которых мы выселяем“ (Богдан Филов. Днев ник, с. 560). Премьер проф. Богдан Филов попы тался оправдать совершаемое злодеяние (выселе ние), отметив, что в нашей стране евреи оказыва ют „вредное влияние” и нам надо „защищаться, учитывая, что и мы можем стать театром во Филов Б. Дневник, с. 558.

енных действий” 62. Потом добавил: „Мы всегда были толерантнейшим народом, однако, сейчас вынуждены принимать такие меры, которые в нормальное время, наверное, не принимали бы”.

Против депортации болгарских евреев выступили деятели Болгарской православной церкви. Они крестили евреев, которые, чтобы избежать депортации, переходили в ряды пра вославного христианства. В Пловдиве владыка Кирил, родители которого были переселившиеся в Софию албанцы, открыто заявил, что если пог рузят собранных для депортации евреев в вагоны, он ляжет перед поездом на рельсы. В Софии мит рополит Стефан окрестил евреев и спрятал у себя дома главного еврейского раввина.

Крещение, принятие христианской веры евреями-иудеями не является „грехом”, потому что христианство как религия и политическое движение производно из иудаизма. Согласно святому писанию, основатель христианской пар тии в Иерусалиме Иисус Христос представлялся как „Сын человеческий”, посланный на землю на ходящимся на „небесах” „Отцом”, чья божествен ная сущность не видима, но понимается, что это – иудейский Бог Иегова63 (в „Евангелии от Иоана“, 10:30, пишется, что Иисус Христос говорил: „Я и Отец – одно”).

Филов Б. Дневник, с. 561.

Димов А. Религиозна политика. София: Издателска къща „Христо Ботев”, 2009.

В принципе, болгарские владыки и церковь в целом заступились главным образом за кре щеных евреев (по закону от лишения гражданс ких прав освобождались евреи, которые приняли христианство до 23 января 1941 г.). На состояв шейся 15 апреля 1943 г. встрече с царем и пре мьером проф. Богданом Филовым владыки по лучили уверения, что крещеные евреи (евреи христиане) будут освобождены от санкций анти семитских законов и решений Консистории (Ев рейского совета по вере). Владыки послушались совета премьера не делать „письменного изло жения” „по этим вопросам”, т.е. не поднимать шума в обществе, потому как „настроение в па лате (Народном собрании) – против евреев” 64.

Большинство депутатов, по его словам, уполно мочили правительство „в точности с директивой их (евреев) положение отягчить” (в смысле сде лать более тяжелым).

Из этого факта становится ясно, что мо нархофашизм стоит у нас в основе антисеми тизма и депортации болгарских евреев, тем более, если иметь в виду, что в ХХV Народном собрании преобладающая часть депутатов были монархофашистами.

Потомки спасенных в 40-е годы ХХ в.

болгарских евреев в последнее время утвержда ют, что обязаны своей жизнью местным монар Филов Б. Дневник, с. 570.

хофашистам, и, как видно, не имеют никакого желания выразить свою признательность также и выведенным из состава ХХV Народного собра ния (1940–1944 гг.) и отправленным в концла гери депутатам-коммунистам. Это: Аврам Га чев, Атанас Кыдрев, Тодор Поляков, Коста Божи лов, Димитр Захариев, д-р Любен Дюгеджиев, Петр Митев, Белю Белев и Никола Джанков из БЗНС. В концлагере Аврам Гачев умер вследствие нанесенных ему жестоких побоев палками.

Многие годы эти выведенные из парламен та (в июле 1941 г.) депутаты терпели ужасы лаге рей только за то, что дерзнули заступиться за нес праведливо обвиненных болгарских евреев. Вмес те с ними страдали и их семьи (матери, отцы, дети и супруги), которые тоже были подвергнуты реп рессиям и унижениям.

Одной из причин того, что упомянутые депутаты были выведены состава парламента, является их критика в Народном собрании вне сенных на рассмотрение антисемитских нацист ских законов. Например, в конце 1940 г. депутат коммунист Тодор Поляков обоснованно высту пил против принятия закона о защите нации.

Основными аргументами в его речи были следующие: в Первой мировой войне наши ев реи воевали вместе с болгарами и не представ ляют опасности для нации;

евреи чувствуют себя болгарами и „сформировали свое мировоззрение под влиянием Ботева, Вазова, Славейкова, Яво рова и других”;

евреи „корректны и трудолю бивы”;

„их плохие или хорошие качества – это индивидуальная черта, а не национальная”65.

Современные заокеанские лидеры еврейс ких финансовых институтов и „неправительст венных организаций” финансируют „политоло гов”, режиссеров, писателей и журналистов, ко торые в своих фильмах, комментариях и сочине ниях тенденциозно ставят коммунистов на од ну плоскость с германскими нацистами. Зло намеренно выставляют советского коммунисти ческого руководителя Иосифа Сталина как „зло дея”, который ничем не отличается от германс кого нацистского фюрера Адольфа Гитлера. Ста раются принизить историческую роль рабоче крестьянского лидера Иосифа Сталина, который написал значимые труды (включая книга „Марк сизм и национальный вопрос”) и внес большой вклад в становление Советского Союза как вели кого государства.

Известно, что коммунисты, начиная уже с девятнадцатого века, борются за сближение и „соединение” трудящихся всех стран, независи мо от их расовой принадлежности, а нацисты разжигают войны для установления господства своих рас в мире и для физического уничтоже ния славян, евреев и цыган. Коммунисты прово дят политику мирного и добровольного (по эко номическим соображениям) сближения и слия Иванов В. Борбата против фашизма и за демокрация в Народното събрание 1923–1944 г., с. 95.

ния наций. Их руководящим принципом являет ся отстаивание свободы самоопределения наций.

Свобода отделения, по словам В. И. Ленина, – „лучшее и единственное политическое средство против идиотской системы мелких государств и национальной обособленности” (Ленин В.И.

Полное собрание сочинений, Москва: Издательст во политической литературы, 1969, т. 27, с. 457).

В сравнение с этой политикой нацисты, наоборот, ведут войны с целью оккупации и ан нексии чужих территорий, покорения и истреб ления населяющих их народов.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.