авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 |
-- [ Страница 1 ] --

Содержание

МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ И БЕЗОПАСНОСТЬ

Кушкумбаев С.К. ШОС и Центральная Азия в отношениях России и Китая............. 5

Лаумулин М.Т.

Перспективы американского присутствия в Центральной

Азии.................................................................................................... 16

Рар А.Г. Размышления об отношениях России и Германии

в конце XX — начале XXI в............................................................. 33 Сыроежкин К.Л. Социальная структура современного Китая................................... 49 ВНУТРИПОЛИТИЧЕСКИЕ И СОЦИАЛЬНЫЕ ПРОЦЕССЫ Булуктаев Ю.О. Консолидирующая роль партий власти в Республике Казахстан............................................................................................ 69 ЭКОНОМИКА Додонов В.Ю. Эволюция международных финансовых институтов в условиях трансформации глобальной экономической архитектуры............ Казиева Р.К. Франчайзеры и франчайзи в Казахстане:

путь к сотрудничеству....................................................................... Абилдаев С.Т. Перспективы инновационного развития Жамбылской области в контексте конкурентоспособности регионов РК......... НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ Булуктаев Ю.О. Ассоциация казахстанских политологов впервые была представлена на Всемирном конгрессе политической науки...... SUMMARY.................................................................................................................................................... СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРАХ Шеф-редактор Б.К. СУЛТАНОВ, директор КИСИ при Президенте РК Ответственный за выпуск А.А. Морозов Редактор-корректор Н.И. Шестакова Верстка: А.А. Жумагалиева Адрес редакции: Республика Казахстан, 050010, Алматы, пр. Достык 87«б».

Телефон: (727) 264-34-04. Факс: (727) 264-49-95. E-mail: ofce@kisi.kz.

КАЗАХСТАНСКИЙ ИНСТИТУТ Журнал зарегистрирован Национальным агентством по делам печати СТРАТЕГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ и массовой информации РК 8 сентября 1997 г. Регистрационное ПРИ ПРЕЗИДЕНТЕ свидетельство №644.

РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН При перепечатке статей ссылка на журнал обязательна. Мнение редакцион ной коллегии журнала может не совпадать с точкой зрения авторов статей.

Выходит ежеквартально с октября 1994 г. Отпечатано в типографии ИП «Волкова Е.В.» г. Алматы. Тираж 500 экз.

Научный журнал. 2012/3 (61) Contents INTERNATIONAL AFFAIRS AND SECURITY Kushkumbayev S.K. SCO and Central Asia in Russia-China Relations.......................... Laumulin М.Т. Prospects for American Presence in Central Asia.......................... Rarh A.G. On Russia-Germany Relations at the End of XX and Beginning of XXI Century...................................................... Syroezhkin K.L. Social Structure of Contemporary China........................................ INTERNAL AND SOCIAL AFFAIRS Buluktayev Y.O. Consolidating Role of Ruling Parties in Kazakhstan..................... ECONOMY Dodonov V.Y. Evolution of International Financial Institutions amidst Transformation of Global Economic Architecture......................... Kazieva R.K. Franchisors and Franchisees in Kazakhstan:

Towards Better Cooperation........................................................... Abildaev S.T. Perspectives for Innovative Development of Zhambyl Region of Kazakhstan................................................................................ ACADEMIA Buluktayev Y.О. Association of Political Scientists of Kazakhstan at the World Congress of Political Science........................................................ SUMMARY....................................................................................................................................................................... AUTHORS Editor-in-Chief B.K. SULTANOV, Director of KazISS under the President of RK Responsible for publication A.A. Morozov Editor-corrector N.I. Shestakova Layout: A.A. Zhumagalieva Address: 87 ‘b’ Dostyk ave, Almaty-050010, Republic of Kazakhstan.

Phone (727) 264-34-04. Fax (727) 264-49-95. E-mail: ofce@kisi.kz.

The Magazine was registered by the National Agency of press THE KAZAKHSTAN INSTITUTE and information of the RK FOR STRATEGIC STUDIES on September 8, 1997. Registration certicate №644.

UNDER THE PRESIDENT All copies from this magazine should be made with reference. The opinion OF THE REPUBLIC OF KAZAKHSTAN of the editorial board may not coincide with that of the authors of articles.

Printed in printhouse of IE ‘Volkova Ye.V.’ Almaty. Copies 500.

Quarterly since October 2 Научный журнал. 2012/3 (61) Редакционный совет Султанов Б.К. — шеф-редактор, председатель редакционного со вета, директор Казахстанского института стра тегических исследований (КИСИ) при Прези денте РК, доктор исторических наук Музапарова Л.М. — заместитель шеф-редактора, первый замести тель директора КИСИ при Президенте РК, кан дидат экономических наук Абусеитова М.Х. — директор Института востоковедения МОН РК, доктор исторических наук, профессор Алшанов Р.А. — президент образовательной корпорации «Ту ран», президент Ассоциации высших учебных заведений РК, доктор экономических наук, про фессор Ашимбаев М.С. — депутат Мажилиса Парламента РК, председатель Комитета по международным делам, обороне и безопасности, кандидат политических наук Закржевская О.Г. — профессор Казахстанско-Немецкого университе та, доктор исторических наук Ибрашев Ж.У. — профессор Казахского национального универ ситета им. аль-Фараби, доктор исторических наук Лаумулин М.Т. — главный научный сотрудник КИСИ при Пре зиденте РК, доктор политических наук, про фессор Майлыбаев Б.А. — заместитель Руководителя Администрации Пре зидента РК, доктор юридических наук Сыроежкин К.Л. — главный научный сотрудник КИСИ при Пре зиденте РК, доктор политических наук, про фессор Тажин М.М. — помощник Президента — Секретарь Сове та Безопасности РК, доктор социологических наук, профессор Чуфрин Г.И. — член-корреспондент РАН, доктор экономичес ких наук, профессор Шаукенова З.К. — директор Института философии, политологии и религиоведения КН МОН РК, доктор социоло гических наук, профессор, член-корреспондент НАН РК Научный журнал. 2012/3 (61) Editorial Board Sultanov B.K. — Editor-in-Chief, Chairman of Editorial Council, Director, Kazakhstan Institute for Strategic Studies (KazISS) under President of RK, Doctor of History Muzaparova L.M. — Deputy Editor-in-Chief, First Deputy Director, KazISS under President of RK, Candidate of Eco nomics Abusseitova M.Kh. — Director, Institute of Oriental Studies at Ministry of Education and Science of RK, Doctor of His tory, Professor Alshanov R.A. — President of ‘Turan’ Educational Corporation, President of Higher Educational Institutions As sociation of RK, Doctor of Economics, Professor Ashimbayev M.S. — Deputy of Majilis of Parliament of Kazakhstan, Chairman of Foreign Affairs, Defence and Securi ty Committee, Candidate of Political Science Zakrzhevskaya O.G. — Professor of International Relations Department, Kazakh-German University, Doctor of History Ibrashev Zh.U. — Professor of Department of International Rela tions and Foreign Policy of RK, Al-Farabi Ka zakh National University Doctor of History Laumulin M.T. — Chief Research Fellow, KazISS under President of RK, Doctor of Political Science, Professor Mailybaev B.A. — Deputy Head of Administration of President of RK, Doctor of Law (LLD) Syroyezhkin K.L. — Chief Research Fellow, KazISS under President of RK, Doctor of Political Science, Professor Tazhin M.M. — Aide to President, Secretary of National Security Council, Doctor of Social Science, Professor Chufrin G.I. — Corresponding-Member of Russian Academy of Sciences, Doctor of Economics, Professor Shaukenova Z.K. — Director of Institute of Philosophy, Political and Re ligious Studies, Ministry of Education and Science of RK, Committe for Scientic Affairs, Doctor of Social Science, Professor, Corresponding Member of National Academy of Sciences 4 Научный журнал. 2012/3 (61) МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ И БЕЗОПАСНОСТЬ ШОС и Центральная Азия в отношениях России и Китая КУШКУМБАЕВ С.К.

Вступив во второе десятилетие своей истории, ШОС продолжает по-разному оцениваться экспертами и наблюдателями. ШОС остает ся важным региональным инструментом Китая и России.

В этой связи сейчас и в ближайшей перспективе перед ШОС бу дет стоять ряд вопросов. Каков ее потенциал? Каковы перспективы расширения ШОС? Все эти вопросы остаются важными для буду щего взаимодействия игроков на пространстве ШОС.

ШОС и глобальное позиционирование России и Китая Традиционно в заявлениях по итогам саммитов, а также на уровне двусторонних встреч лидеров стран — членов ШОС постоянно при сутствует сквозная мысль об отсутствии блоковости в строительстве организации и односторонности в международных отношениях, от казе от гегемонизма и неприятии монополярности.

На двусторонних встречах лидеры Китая и России неоднократно подчеркивали, что не приемлют «сверхдержавность», вмешатель ство в дела других стран под видом правозащитной деятельности и гуманитарной интервенции, навязывание стандартов одних стран другим. Как известно, в указанном контексте в первую очередь име ются в виду США и НАТО.

12-й саммит ШОС в Пекине 6—7 июня 2012 г. не стал исключе нием. Россия и Китай с учетом «арабской весны» и других событий на Ближнем Востоке вновь публично демонстрируют солидарные позиции на международной арене. При этом Кремль не может не понимать, что позиции России в мире и в соседних регионах значи Научный журнал. 2012/3 (61) тельно ослабли и, безусловно, страна не сможет позиционироваться МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ И БЕЗОПАСНОСТЬ как глобальный игрок. Накануне саммита ШОС президент России В. Путин подчеркнул, что «глобальную повестку невозможно сфор мировать и реализовать “за спиной” России и Китая, без учета их интересов» [1].

С возвращением В. Путина на пост президента России, в поли тику Кремля вернулась твердая риторика. Москва использует все механизмы, как двусторонние российско-китайские, так и много сторонние (ШОС), чтобы поддержать тактическое сотрудничество с Пекином.

Различные структуры с преимущественно экономическими или военно-политическими задачами (ЕврАзЭС, ТС, ОДКБ) поддержи вают российскую позицию. Москва удерживает и по ряду параме тров наращивает свое присутствие в Центральной Азии.

В. Путин заявил, что «ШОС создавалась как структура, призван ная обеспечить стабильность и безопасность на огромном евра зийском пространстве. И мы считаем контрпродуктивными любые попытки третьих стран предпринимать какие-либо односторонние действия в регионе ответственности ШОС» [2]. По сути, Москва пы тается вновь показать США и НАТО ведущую роль России и Китая в Центральной Азии, в зоне их стратегических интересов.

Следует отметить, что ежегодные итоговые декларации глав го сударств — членов ШОС демонстрируют важные отличия от запад ных подходов к вопросам национального суверенитета, вопросам демократии и прав человека. В декларациях в разных интерпретаци ях можно найти призывы «строго и последовательно уважать исто рические традиции и национальные особенности каждого народа, суверенное равенство всех государств, право каждого народа на соб ственный путь развития» [3]. Коллективистские и/или этатистские начала превалируют в ценностях стран ШОС, и отсюда вытекает разное восприятие индивидуальных прав и ценностей.

Фактически без партнерства с Китаем Россия уже не может под держивать свой имидж мировой державы, в то же время растущие экономические амбиции и мощь Пекина настораживают Москву.

Внешнеполитическая концепция КНР сравнительно гибко пы тается учесть различные вызовы и угрозы безопасности. В сво ей стратегии сотрудничества в рамках ШОС Пекин делает акцент на развитие торгово-экономических связей, так как считает, что это важнейшая задача в решении проблем региональной безопас ности.

6 Научный журнал. 2012/3 (61) Торгово-экономическое сотрудничество МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ И БЕЗОПАСНОСТЬ Страны Центральной Азии с периода обретения независимости рассматривали взаимоотношения с КНР как одно из важнейших на правлений своих внешних политик. Решение такой важной задачи, как диверсификация внешнеэкономических связей региональных стран, было возможным при многоплановом развитии отношений со своим восточным соседом.

Подобное отношение было встречным и рассматривалось Пеки ном как важнейшее условие развития взаимовыгодных, равноправ ных отношений КНР со своими северо-западными соседями. Под ход Китая, основанный на овеянном конфуцианским духом принци пе «богатый сосед — добрый сосед», в целом нашел понимание в странах Центральной Азии.

Возросшая потребность в энергоносителях как следствие высо кого экономического роста закономерно активизировала внешнюю политику Пекина в направлении своих северо-западных соседей.

Более того, как считают в странах Центральной Азии, в настоящее время нет крупных политических причин, способных остановить нарастающее сотрудничество с КНР как на двусторонней основе, так и по линии ШОС.

КНР стремится использовать ШОС для укрепления экономичес кого влияния на Центральную Азию. Китай подписал с Кыргызста ном, Таджикистаном, Узбекистаном и Казахстаном соглашения в об ласти торговли, промышленности, строительства нефте- и газопро водов и т.д.

На этапе создания ШОС в 2003 г. китайский лидер Ху Цзиньтао заявил, что «военные средства могут обеспечить временную победу, но не долговременную безопасность» [4]. Как отмечалось, китай ское руководство, расставляя акценты в приоритетах сотрудничест ва в рамках ШОС, считает экономическое сотрудничество важным в решении проблем региональной безопасности. На совещании глав МИД стран ШОС в 2004 г. китайская сторона подчеркнула, что ис коренению источников терроризма должно содействовать развитие и процветание экономики [5].

Как известно, в ШОС функционирует Деловой совет. Он являет ся неправительственной структурой, объединяющей представителей бизнес-сообщества шести стран с целью расширения экономического сотрудничества в рамках организации, налаживания прямых связей и диалога между деловыми и финансовыми кругами государств-членов.

Научный журнал. 2012/3 (61) В сентябре 2003 г. главы правительств стран ШОС подписали Про МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ И БЕЗОПАСНОСТЬ грамму многостороннего торгово-экономического сотрудничест ва на двадцать лет, а спустя год — План действий по развитию со трудничества, включающий более ста проектов. В качестве долго срочной цели предусматривалось создание зоны свободной торгов ли в ШОС, а в краткосрочной перспективе — увеличение товароо борота в регионе.

Вместе с тем в реальности за первое десятилетие существования ШОС не было реализовано ни одного многостороннего экономичес кого проекта. Открытие газопровода, объединяющего Туркмени стан, Узбекистан, Казахстан и Китай в конце 2009 г., — результат двусторонних соглашений Китая с указанными странами. По сути, правы те исследователи, которые считают, что для обеспечения и развития двусторонних отношений со странами Центральной Азии Китай прагматично использует широкий зонтик ШОС [6].

Став многофункциональной структурой с широким спектром ак тивности, ШОС еще имеет значительный нереализованный потен циал.

В пространстве ШОС отсутствует система эффективной коор динации действий и решений в области энергетики, прежде всего между потребителями и поставщиками энергоресурсов. Россия лоб бирует свою инициативу по созданию Энергетического клуба ШОС.

Но этот вопрос так и не был решен к удовлетворению всех сторон.

Москва и Пекин пока не пришли к консенсусу по цене на энергоно сители.

Страны ШОС и государства-наблюдатели являются крупнейши ми производителями, транзитерами и потребителями энергоресур сов. В совокупности это рынок половины населения земного шара.

В этом контексте понятны цели Москвы по созданию выгодного и регулируемого рынка энергоносителей, в котором Россия бы зани мала ключевые позиции.

Можно наблюдать сейчас и прогнозировать на среднесрочную перспективу то, что будет нарастать дистанция между производящей и экспортноориентированной экономикой Китая, с одной стороны, и экспортирующих сырье экономиками России и стран Центральной Азии — с другой.

Следует отметить, что становится все более очевидным, что Москва не может предложить в рамках ШОС странам Централь ной Азии серьезную альтернативу растущему экономическому по тенциалу Китая. На саммите ШОС в Пекине председатель КНР Ху 8 Научный журнал. 2012/3 (61) Цзиньтао вновь предложил для поддержки проектов экономическо МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ И БЕЗОПАСНОСТЬ го сотрудничества стран-участников 10 млрд долл. в виде кредитов.

Как известно, это предложение практически повторяет аналогичное предложение, озвученное на саммите ШОС в российском Екате ринбурге в 2009 г., когда китайский лидер также предлагал странам ШОС 10 млрд долл. на развитие экономического сотрудничества.

Россия и Китай на прошедшем в Пекине саммите не смогли до стичь взаимоприемлемого соглашения по вопросу создания Фон да развития (специального счета) ШОС и Банка развития ШОС. В рамках Фонда развития Китай и намеревался выделить указанные 10 млрд долл. на проекты в рамках ШОС. Учитывая финансовые возможности Китая, очевидно, что Россия опасается превращения указанных финансовых институтов в преимущественно китайский механизм.

Кроме названных инициатив, Китай озвучил готовность в ближай шие три года организовать курсы подготовки специалистов с участи ем 1 500 человек из других стран — участников ШОС, в ближайшем десятилетии предоставить правительственную стипендию 30 тыся чам учащихся из этих государств, пригласить 10 тысяч преподавате лей и учащихся институтов Конфуция на стажировку в Китай*.

Безусловно, в экономической сфере у Москвы есть более при оритетный проект — Таможенный союз (ТС) в составе России, Ка захстана и Беларуси. Потенциальными членами в ТС Кремль видит Кыргызстан и Таджикистан. Как известно, В. Путин уже анонсиро вал, что на базе ТС Москва хочет создать к 2015 г. Евразийский эко номический союз. Исходя из этого, понятно, что Россия не активно рассматривает вопросы углубления экономической кооперации в рамках ШОС.

На этот аспект обратили внимание китайские эксперты, которые считают, что создание зоны свободной торговли СНГ препятствует торговле Китая с другими членами ШОС [7].

В свою очередь, вполне объяснимо, что для Китая важно продви жение и закрепление на рынках стран Центральной Азии с целью быть влиятельным игроком в Центральной Азии в сфере добычи и транспортировки углеводородов [8].

* В этой связи небезынтересно мнение китайского исследователя Пан Гуана, считающего, что баланс интересов мировых держав в регионе также базируется на цивилизационном фундаменте, переплетении четырех цивилизаций — ислама, славянской цивилизации, конфуцианства и индуизма. По его мнению, ра стущее присутствие США в Центральной Азии приводит к росту проамериканских и прозападных ценностей, что неизбежно скажется на культурных связях стран — участников ШОС, «традиционно сфокусированных на Великом Шелковом пути из Китая в Россию и в Центральную Азию». — См.: Пан Гуан. Шанхайская орга низация сотрудничества в контексте международной антитеррористической кампании // Центральная Азия и Кавказ. — 2003. — №3. — С. 58.

Научный журнал. 2012/3 (61) Страны Центральной Азии все более нуждаются в развитии тор МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ И БЕЗОПАСНОСТЬ гово-экономических связей с Китаем. В настоящий период Китай, как и Россия, является ключевым внешним партнером для всех стран региона. В Таджикистане Китай инвестировал свыше 1 млрд долл.

и опередил Россию по объему вложенных финансовых ресурсов.

Темпы роста китайского проникновения в другие страны Централь ной Азии также беспрецедентны. Как известно, Китай в настоящее время — важнейший импортер энергоресурсов из Туркменистана, Узбекистана и Казахстана.

В июне 2012 г. по итогам двусторонних договоренностей в рам ках саммита ШОС в Пекине Узбекистан и Китай подписали свыше 40 торгово-экономических, инвестиционных и финансовых согла шений и контрактов на общую сумму 5,2 млрд долл. [9].

КНР, как известно, проявляет заинтересованность в создании зоны свободной торговли. Но Россия считает этот вопрос неакту альным, предложив только стремиться к этой идее. Москва также стремится избежать прямой конкуренции в торгово-экономической сфере с Пекином в странах Центральной Азии, хотя этот вопрос уже стоит в повестке дня.

За неизменными заверениями лидеров стран ШОС о том, что в организации прочно укрепилась атмосфера «шанхайского духа», ха рактеризующегося взаимным доверием, взаимной выгодой, равен ством, сотрудничеством и т.д., нельзя скрыть, что между его члена ми, прежде всего Россией и Китаем, существуют латентная конку ренция и противоречия.

ШОС и афганский вопрос Как известно, ШОС не является военно-политическим альянсом и меры, которые предпринимают страны-члены в сфере международ ной безопасности, направлены на координацию борьбы с нетрадици онными вызовами и угрозами. С этими целями тесно смыкается зада ча противостояния возросшему потоку нелегального наркотрафика.

Учитывая, что основная часть производимых в мире опиатов име ет афганское происхождение, в центре задачи находится комплекс проблем, связанных с Афганистаном. Нелегальные поставки пре курсоров — еще одно важнейшее направление деятельности транс национальных наркосиндикатов, так как масштабный поток герои на из Афганистана возможен при соответствующем уровне ввоза в страну химических прекурсоров.

10 Научный журнал. 2012/3 (61) В рамках Контактной группы ШОС — Афганистан осущест МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ И БЕЗОПАСНОСТЬ вляется взаимодействие на многосторонней основе, в том числе с государствами-наблюдателями. Афганское руководство регулярно принимает участие во встречах глав государств и глав правительств стран ШОС.

На саммите в Пекине в июне 2012 г. Афганистан стал страной-на блюдателем в ШОС. Станет ли это отправной точкой для усиления роли ШОС в решении проблем Афганистана? Вероятно, нет, так как ШОС не выступает пока консолидированным игроком в регионе.

Взаимодействие с Афганистаном страны ШОС преимущественно осуществляют на двусторонней основе. Очевидно, это продолжится и в ближайшей перспективе.

Китай становится все более важным экономическим игроком в Афганистане. Через ШОС и двустороннее сотрудничество Пекин намерен влиять на стабилизацию ситуации в Афганистане и укре пить свои региональные позиции. Официальный представитель МИД КНР Лю Вэйминь на полях пекинского саммита ШОС заявил, что «мы готовы усилить сотрудничество с Афганистаном в таких областях, как освоение ресурсов, инфраструктурное строительство, энергетика и подготовка кадров» [10].

Перспективы расширения ШОС Как известно, уставными документами предусмотрены разные ступени участия в организации: партнер по диалогу, наблюдатель и полноправный член. Безусловно, ШОС — открытая структура и членство в организации других стран предполагает разделение ими принципов и обязательств в рамках ШОС.

Как отмечалось выше, на саммите ШОС в Пекине 6 июня 2012 г.

Афганистан получил статус наблюдателя, а Турция — партнера по диалогу. В настоящий период в ШОС пять стран-наблюдателей — Индия, Пакистан, Иран, Афганистан и Монголия, три страны — Шри-Ланка, Беларусь и Турция — имеют статус партнеров по диа логу.

Индия, Пакистан и Иран выразили намерение стать членами ШОС. Несмотря на то, что Китай и Россия не отвергают такую воз можность, тем не менее очевидно, что обе страны пока не готовы к этому.

Министр иностранных дел России С. Лавров в интервью китай скому агентству «Синьхуа» накануне июньского саммита в Пекине Научный журнал. 2012/3 (61) дипломатично заявил, что «прием в ряды нашего объединения таких МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ И БЕЗОПАСНОСТЬ стран, как, например, Индия и Пакистан, в настоящее время являю щихся государствами-наблюдателями, существенно укрепит потен циал ШОС и повысит ее международный авторитет» [11].

Вместе с тем следует помнить, что в основе «шанхайского про цесса» было решение пограничных вопросов и между странами-чле нами сейчас сняты погранично-территориальные проблемы. Индия и Пакистан — две ядерные державы, находящиеся в соперничестве друг с другом и с известным комплексом территориальных проблем, что стало бы серьезным вызовом для будущего ШОС в случае при нятия этих двух стран. Хотя острота территориальных противоре чий между Китаем и Индией в настоящее время снижена и уровень экономических связей беспрецедентно вырос, все же Пекин оста ется конкурентом Нью-Дели за глобальные рынки энергоресурсов.

Решение о членстве принимается путем консенсуса всех госу дарств — участников организации. Кроме того, в 2011 г. в ШОС был принят меморандум об обязательствах государства-заявителя в целях получения статуса государства — члена ШОС, по которому страна-заявитель не должна находиться под санкциями ООН. Этот пункт пока не позволяет Ирану претендовать на членство в ШОС, но как наблюдатель Тегеран регулярно участвует в работе саммитов ШОС.

ШОС является площадкой, легитимирующей присутствие Китая в Центральной Азии. В этом контексте очевидно, что в ближнесроч ной перспективе Пекин не будет заинтересован в расширении ШОС, чтобы также не формализовать присутствие других игроков, потен циальных конкурентов, в Центральной Азии. А именно этот регион и является узловым звеном пространства ШОС. Организация позво ляет Пекину и Москве негласно разделять влияние на Центральную Азию. Москва имеет пока ключевое влияние в сфере безопасности, Пекин становится ведущим экономическим игроком.

По мнению китайских аналитиков, Центральная Азия — страте гический тыл для Пекина и основной принцип и задача политики КНР в Центральной Азии обусловлены следующими целями: Китай стремится сохранить лояльность стран региона и предпринимает усилия, чтобы не допустить контроля над ними со стороны группы сверхдержав или одной из них [12].

Китайские эксперты также небезосновательно считают, что серд цевиной пространства ШОС является Центральная Азия [13]. Со ответственно, зачем Китаю путем расширения за счет таких регио 12 Научный журнал. 2012/3 (61) нальных сил, как Индия и Пакистан, создавать себе дополнительные МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ И БЕЗОПАСНОСТЬ сложности в своем сотрудничестве и конкуренции с этими странами.

Очевидно, что Пекин и Москва с удовольствием поддержали бы заявку Монголии. Но Улан-Батор не спешит подавать заявку на членство в ШОС, опасаясь попасть в еще большую зависимость от соседей и, прежде всего, от Китая. Поэтому Монголия пытается ба лансировать между лидерами ШОС и одновременно сохранять дис танцию.

*** ШОС выглядит пока объединением, где его участники находятся в тактическом альянсе, но не имеют еще четких консолидированных целей. Страны-участники еще вкладывают разное понимание в дол госрочные цели и задачи ШОС. Принятые многочисленные докумен ты в сфере безопасности и экономического сотрудничества, рассчи танные до 2015 и 2020 гг., являются общими и рекомендательными.

Очевидно, что для администрации В. Путина ШОС остается сво еобразным инструментом макрорегионального и глобального геопо литического позиционирования, площадкой, где державные амби ции Москвы могут быть озвучены и найти сдержанную поддержку.

В сфере безопасности Центральной Азии Россия занимает ведущие позиции, в то время как в экономической сфере она уже не может эффективно конкурировать с Китаем.

В этой связи складывается впечатление, что Кремль пытается из бежать широкомасштабного экономического сотрудничества в рам ках ШОС, опасаясь вслед за экономической сферой потерять лиди рующие позиции и в геополитике региона. Не случайно Москва ста вит приоритетом в ШОС вопросы безопасности, Пекин делает упор на торгово-экономической составляющей*.

Россия во главе с В. Путиным в ближайшей перспективе перейдет к новому этапу в сотрудничестве с Китаем, возглавляемым новыми лидерами. Одновременно Москву ожидает и новый этап экономичес кой конкуренции**.

* Саммит ШОС в Пекине был ознаменован еще одним событием. Более близким знакомством российских участников саммита с преемниками тандема Ху Цзиньтао — Вэнь Цзябао, вице-премьером Ли Кэцяном и Си Цзинпином, которые должны занять высшие посты осенью 2012 г. По сути, им в наследство достанутся те же вопросы развития ШОС.

** Показательной является публикация в известной российской газете «Коммерсант» статьи в день на чала саммита ШОС в Пекине под красноречивым заголовком «Шанхайская организация соперничества.

России удалось притормозить реализацию предложенных Пекином проектов». Авторы статьи сетуют на то, что России все сложнее бороться с ростом влияния Китая на Центральную Азию, что является отражением распространенного среди части российского истеблишмента мнения. См.: Габуев Александр, Черненко Елена. Шанхайская организация соперничества. России удалось притормозить реализацию предложен ных Пекином проектов // Коммерсантъ. — 2012, 6 июня. — №101.

Научный журнал. 2012/3 (61) Реальностью является то, что в ШОС ведущий игрок — Китай.

МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ И БЕЗОПАСНОСТЬ Активное участие и роль такого гиганта остаются ключевой интри гой, привлекающей интерес разных стран к деятельности ШОС.

Несомненно, ШОС сохраняет шанс в перспективе стать важней шим механизмом многостороннего сотрудничества, вовлекающим в свою сферу страны Южной и Северо-Восточной Азии, Среднего Востока. В эпицентре пространства ШОС находится Центральная Азия, которая, в свою очередь, становится узловым элементом ново го сообщества безопасности и сотрудничества.

Вместе с тем ШОС в своем дальнейшем развитии необходимо бу дет преодолеть ряд существующих и потенциальных вызовов.

Во-первых, политическое и экономическое сотрудничество стран ШОС еще не сбалансировано. Остается вопросом, как будут соот носиться интересы КНР и России и какую функциональную зону сможет занять ШОС, то есть Китай в Центральной Азии, если Рос сия отдает безусловный приоритет развитию Таможенного союза и ОДКБ.

Во-вторых, во втором десятилетии существования ШОС не пре одолены расхождения в вопросах приоритетности в ее деятельно сти. Москва, как отмечалось, считает первостепенной задачей орга низации сотрудничество в вопросах международной безопасности и борьбы с новыми вызовами и угрозами, тогда как Пекин фокусирует внимание на более комфортных для себя вопросах развития и углу бления торгово-экономического сотрудничества. Таким образом, двум крупнейшим членам ШОС придется балансировать между со трудничеством и конкуренцией.

В-третьих, вопрос расширения ШОС. ШОС позиционируется как неблоковая и открытая структура, и в ее повестке дня стоит вопрос приема новых членов. Но без решения вышеназванных вопросов количественное расширение ШОС не способно дать положитель ного эффекта. В ином случае организация рискует стать еще более аморфной.

ЛИТЕРАТУРА 1. Путин В. Россия и Китай: новые горизонты сотрудничества // Жэньминь жибао // http://russian.people.com. — 2012, 5 июня.

2. Там же.

3. Декларация глав государств — членов Шанхайской организации сотрудни чества, г. Астана, 5 июля 2005 г. // http://russian.china.org.

14 Научный журнал. 2012/3 (61) 4. Ху Цзиньтао присутствовал на саммите ШОС и выступил на нем с речью МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ И БЕЗОПАСНОСТЬ // http://china.org.

5. Выступление Ли Чжаосина на заседании глав МИД стран ШОС // http://www.

russian.xinhuanet.com.

6. Hanova Selbi. Perspectives on the SCO: Images and Discourses // The China and Eurasia Forum Quarterly. — 2009. — Vol. 7. — No. 3. — Pp. 78—79.

7. Сунь Чжунчжи. Экономическое сотрудничество в рамках ШОС: успехи и проблемы // Председательство Казахстана в ШОС в 2010—2011 гг. — Алматы:

КИСИ, 2011. — С. 84—85.

8. Sbastien Peyrouse, Jos Boonstra, Marlne Laruelle. Security and development in Central Asia. The EU compared to China and Russia // EUCAM Working Paper. — May 2012. — No. 11. — P. 11.

9. На $5,2 млрд подписали соглашений Узбекистан и Китай // http://www.forbes.

kz. — 2012, 8 июня.

10. ШОС готова продолжать поддерживать усилия Афганистана по восстанов лению и намерена играть большую роль в этом процессе // http://www.ca-news.org.

11. Интервью Министра иностранных дел России С.В. Лаврова китайскому информационному агентству «Синьхуа», 3 июня 2012 г. // http://www.mid.ru.

12. Чжао Хуашен. Китай, Россия, США: интересы, позиции, взаимоотношения в Центральной Азии // Центральная Азия и Кавказ. — 2004. — №5. — С. 134.

13. Yang Shu. Reassessing the SCO’s Internal Difculties: A Chinese Point of View // The China and Eurasia Forum Quarterly. — 2009. — Vol. 7. — No. 3. — P. 22.

Научный журнал. 2012/3 (61) МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ И БЕЗОПАСНОСТЬ Перспективы американского присутствия в Центральной Азии ЛАУМУЛИН М.Т.

В 2012 г. завершается первая легислатура администрации Бара ка Обамы. В случае победы Демократической партии на выборах в ноябре 2012 г. нельзя исключать изменения центральноазиатской политики Белого дома. Если же победу на выборах одержит команда республиканцев М. Ромни, то почти наверняка можно предсказать активизацию (ужесточение) политики США в регионе.

Подобная стратегическая неопределенность делает актуальным прогноз дальнейшей политики Соединенных Штатов в Централь ной Азии.

Центральноазиатская политика США носила во многом инерци онный характер. Администрация Б. Обамы продолжает политику, заложенную ее предшественниками, хотя и вносит корректировки, как правило, связанные с резкими изменениями текущей ситуации.

Основные компоненты этой стратегии включают в себя учет ЦА с точки зрения проблемы Афганистана, умеренную поддержку НПО и проведение символической риторики по правам человека, поддерж ку трубопроводных проектов в обход России и Ирана, активизацию сотрудничества в государствами региона в военной области, упор на сотрудничество с Казахстаном вне двусторонних рамок.

Новым в политике Б. Обамы в Центральной Азии являлись осто рожность и учет интересов России [1]. В будущем следует ожидать нарастание озабоченности Вашингтона усилением позиций Китая и Ирана в регионе. Возможно, что данный фактор будет способство вать сближению позиций США и России в регионе, поскольку Мо сква интуитивно начнет поиск контрбаланса для уравновешивания влияния Пекина и Тегерана.

16 Научный журнал. 2012/3 (61) Присутствие Соединенных Штатов в Центральной Азии и их МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ И БЕЗОПАСНОСТЬ влияние на регион с момента исчезновения Советского Союза про исходят на трех уровнях: 1) военно-политическом и стратегическом;

2) идеологическом (внедрение т.н. западных нормативных ценно стей);

3) экономическом (инвестиции, освоение местных рынков).

В различные периоды постсоветской истории Соединенные Штаты меняли приоритеты. После распада СССР относительно успешно осваивались все три направления. Во второй половине 1990-х гг.

возобладал геоэкономический подход (с геополитическим подтек стом) в контексте борьбы за Каспий.

После 2001 г. и начала операции в Афганистане на первое место вышли вопросы безопасности и борьбы с международным терро ризмом. Однако к середине 2000-х гг. администрация Дж. Буша-мл.

полностью перешла к концепции насаждения т.н. цветных револю ций. И, наконец, с 2009 г. администрация Б. Обамы оперирует ис ключительно понятиями военно-стратегической целесообразности в отношениях со странами Центральной Азии для безболезненного проведения (завершения) операции в Афганистане.

Таким образом, в настоящее время в отношениях между Вашингто ном и государствами ЦА полностью доминируют взаимные прагмати ческие интересы, вызванные обоюдной заинтересованностью в реше нии афганской проблемы и обеспечении региональной безопасности.

Однако предстоящий вывод войск коалиции из Афганистана и вероятная дислокация вооружений и, возможно, оперативных баз на территории некоторых республик региона делают актуальным вопрос о продолжении и усилении американского присутствия в Центральной Азии. В совокупности подобное развитие событий не может затрагивать интересов России и Китая, ставит вопрос о ком петенции ОДКБ и ШОС в системе региональной безопасности.

Первым сигналом о возможности развития событий по такому сценарию стал очередной выход Узбекистана из ОДКБ (устав кото рой запрещает размещение на территории стран-участников воен ных баз третьих государств).

Двусторонние отношения между США и государствами Центральной Азии Казахстан Казахстан оценивается американскими аналитиками как самое важное в Центральной Азии, крупнейшее по площади и наиболее Научный журнал. 2012/3 (61) влиятельное в регионе государство [2]. Но его территория слишком МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ И БЕЗОПАСНОСТЬ велика, чтобы контролироваться немногочисленным населением.

Более того, Казахстан имеет границу с Россией и зависит от нее в плане транзита нефти и природного газа на Запад. Возможно, это из менится со временем, когда начнут работать инфраструктурные про екты;

накануне российско-грузинской войны Казахстан стремился найти экспортные альтернативы для своих богатых энергоресурсов, включая экспортные потоки через Каспийское море и в Китай. Но создание этих маршрутов не завершено, а это означает, что Казах стан нуждается в одобрении Москвой любых договоренностей с Ва шингтоном. Он не осмелится рискнуть и действовать в одиночку, считают американские аналитики.

США традиционно занимают важное место в системе внешнепо литических приоритетов Казахстана. Это вполне естественно, по скольку США, несмотря на все изменения в мировом балансе сил, еще долгое время будут самой мощной во всех отношениях держа вой с глобальным влиянием, что необходимо учитывать всем госу дарствам современного мира. Они проводили и проводят активную политику в сфере энергетической безопасности, что напрямую каса ется ЦА и Каспийского региона. Вашингтон настойчиво продвигает идею диверсификации экспортных маршрутов и противодействует монополии на этом направлении.

В целом Астана может и далее поддерживать с Вашингтоном дру жественные и конструктивные связи, развивать стратегический диа лог по всем основным направлениям сотрудничества — политичес кого, экономического, военного, а также по вопросам безопасности и развития демократии. Казахстан может оставаться ключевым пар тнером США в ЦА. При этом значима позиция (в целом позитивная) Вашингтона в отношении процесса интеграции республик региона.

Если с другими странами региона американцам политику свою стро ить сложно, а действия лидеров этих государств в отношении США выглядят подчас противоречивыми, то с Астаной налажен давно уже доверительный и конструктивный диалог. Тот факт, что Казахстан продолжает вести по отношению к США внятную и дружественную политику, воспринимается в Вашингтоне очень позитивно.

Кыргызстан Из государств ЦА экономическими дивидендами от военного присутствия США определенно пользуется Кыргызстан. В частнос ти, согласно сведениям пресс-службы Центра транзитных перевозок 18 Научный журнал. 2012/3 (61) (ДТП) «Манас», в 2010 г. США вложили в экономику этой страны МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ И БЕЗОПАСНОСТЬ 123,5 млн долл. [3].

Неожиданным событием для администрации Б. Обамы оказалось решение властей Кыргызстана закрыть американскую военно-воз душную базу «Манас» в Бишкеке. Вашингтон рассматривал ее как ключевой транзитный пункт, через который должны перебрасывать дополнительные контингенты в Афганистан. Кроме того, за счет ее использования планировалось компенсировать уменьшение грузо перевозок по пакистанскому маршруту.

В марте в Бишкек прибыл министр обороны США Леон Панетта.

Главной темой переговоров с киргизским руководством была судьба американской авиабазы «Манас», соглашение об аренде которой ис текает в июне 2014 г., более того, президент Кыргызстана Алмазбек Атамбаев не раз заявлял, что не станет продлевать договор. Тем не менее американцы надеются уговорить Бишкек смягчить позицию.

Как представляется, американское командование озабочено раз витием ситуации в Кыргызстане и не исключает возможности за крытия транзитного центра в Манасе. Если это произойдет, характер американо-киргизских отношений претерпит серьезные изменения и, скорее всего, не в лучшую для Бишкека сторону.

Вполне вероятно, что судьба военного объекта США в Кыргыз стане будет решена в более широком контексте российско-американ ских отношений. Если продолжится их охлаждение, Москва прило жит все усилия, чтобы в Бишкеке после 2014 г. не было никакого военного объекта США, как бы он ни назывался. Если же переза грузка не уйдет в прошлое, в этом случае возможны варианты и вза имоприемлемые компромиссы.

Узбекистан Несколько иная ситуация складывается в отношениях между США и Узбекистаном. Для США эта страна теоретически остается важным звеном во всей центральноазиатской схеме безопасности, но при этом в Вашингтоне особого доверия к политике Ташкента давно уже не наблюдается. Общие фразы о совместной борьбе с междуна родным терроризмом и содействии в проведении операции силами коалиции в Афганистане не могут заслонить весьма значительную настороженность, которую американское руководство испытывает по отношению к политике Ташкента.

Узбекистан рассматривается в Вашингтоне как центральный и наиболее весомый игрок в Центральноазиатском регионе;

это го Научный журнал. 2012/3 (61) сударство обладает региональными гегемонистскими амбициями и МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ И БЕЗОПАСНОСТЬ более других способно бросить вызов Москве. Крупные узбекские диаспоры имеются во всех соседних государствах, что дает Таш кенту возможность вмешиваться в политику каждого из них. Также он является самодостаточным в плане продовольствия и энергии, в отличие от других постсоветских государств этого региона, за ис ключением Казахстана. И, в отличие от Казахстана, он граничит не с Россией, а с Афганистаном. Фактически для США это мог быть самый важный потенциальный партнер.

Уже после установления контактов с новой администрацией в Бе лом доме, президент Узбекистана Ислам Каримов начал задумывать ся о выходе из альянсов с Россией — таких, как ЕврАзЭС и ОДКБ.

В конце января 2010 г. президент Узбекистана И. Каримов подписал План сотрудничества с США. Документ был основан на результатах первого раунда узбекско-американских политических консультаций.

Вашингтон делает ставку на взаимодействие с Узбекистаном в по литической, социальной, экономической сферах, а также в вопросах обеспечения безопасности. Инициатором проведения политических консультаций между правительствами США и Узбекистана стал по мощник госсекретаря США Р. Блейк, который в октябре прошлого года посетил Ташкент.

В пункте, который касается сотрудничества сферы безопасности, предусматривается организация подготовки и переподготовки офи церских кадров Узбекистана (учебные курсы и тренинги) в ведущих военно-образовательных учреждениях США, в том числе в рамках программы «Международное военное образование и обучение»

(IMET).

После событий 2010 г. в Кыргызстане, по-видимому, Вашингтон опасается чрезмерного вмешательства Ташкента в случае продолже ния этнического конфликта в Южном Кыргызстане с целью помощи соплеменникам и предотвращения «экспорта революции» в Узбеки стан. В то же время, в случае масштабной дестабилизации региона, США не исключают более активной роли Ташкента как наиболее влиятельной военной силы в Ферганской долине.

Минобороны США в свое время не рекомендовал направлять грузы по территории Узбекистана: правительство США слагает с себя ответственность за затраты или простой, вызванные наруше нием данной инструкции. Как сообщают некоторые вашингтонские источники, осведомленные о функционировании Северной сети по ставок в Афганистан, только очень крупные перевозчики американ 20 Научный журнал. 2012/3 (61) ского правительства могут действовать в Узбекистане более-менее МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ И БЕЗОПАСНОСТЬ легко и успешно, потому что они располагают политическим влия нием и могут договариваться с узбекским правительством. В конце 2011 г. сенатский комитет по ассигнованиям США отметил, что Се верная сеть поставок может превратиться в средство обогащения и мздоимства для режима Ислама Каримова.

По словам вашингтонского источника, проще использовать авто мобильный маршрут Казахстан — Кыргызстан — Таджикистан. Не смотря на плохие дороги и проблемы из-за погоды в зимний период, власти Кыргызстана и Таджикистана настроены на сотрудничество, в то время как «узбекские власти прибирают к рукам любое пред приятие, осуществляющее свою деятельность на их отрезке ССП, и ведут себя непредсказуемо.

Однако полностью вытеснить Узбекистан из маршрута поставок не удастся: около 60 процентов всех поставок топлива американским войскам в Афганистане доставляется по ССП и основная их часть проходит через пункт Термез — Хайратон на узбекско-афганской границе. Известно, что Ташкент намерен резко повысить тарифы на грузы, вывозимые из Афганистана. По условиям последних тран зитных договоров по ССП, заключенных с Казахстаном и Узбеки станом, Узбекистан будет взимать с перевозчиков грузов невоенного назначения из Афганистана до 50 процентов сверх существующего тарифа на использование железных дорог. Перевозчики также долж ны будут многократно обращаться за разрешением на транзит гру зов в Министерство обороны Узбекистана, которое будет назначать время перевозки.

В июне с.г. Узбекистан во второй раз за всю историю существова ния ОДКБ заявил о приостановке своего членства в данной структу ре. Как считают эксперты, это стало следствием того, что Ташкенту были сделаны очень выгодные предложения со стороны США. Не участие в ОДКБ позволит Ташкенту юридически беспрепятственно принять от сил НАТО любые военно-технические средства, включая вооружение, которые они посчитают нужным оставить по пути из Афганистана.

Кроме того, как показывает развитие событий в июле т.г., Узбеки стан становится важнейшим союзником США в их операции в Аф ганистане и в подготовке цепи военных баз вокруг Ирана. Со своей стороны американцы, входя в Узбекистан, гарантируют сохранение политического режима Ислама Каримова.

Научный журнал. 2012/3 (61) Туркменистан МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ И БЕЗОПАСНОСТЬ Туркменистан в транспортно-транзитном коридоре для США на данном этапе по-прежнему имеет немаловажное значение из-за про должения операции сил коалиции в Афганистане [4]. И для США расширять сотрудничество с Ашхабадом важно, прежде всего, не столько для своих нужд, а больше для обеспечения энергетической безопасности Европы. Американские аналитики проводят параллель между Туркменистаном и Грузией, полагая, что географическое по ложение Туркменистана, как и Грузии, таково, что дает ей возмож ность оторваться от России.

Туркменистан особо не стремится стать поближе к США и выйти на какие-то более тесные связи с ними из-за опасений давления в сторону либерализации режима. Для США Туркменистан привле кателен не только в силу прямого сообщения с Афганистаном, но и из-за пустующих военных объектов недалеко от афганской границы, которые могли бы стать потенциальной заменой базы ВВС «Манас».

В США (и ЕС) надеются на то, что Ашхабад при нынешнем ли дере все же будет гораздо более «прозападно ориентированным» и именно европейскому вектору своего развития станет на ближайшее будущее отдавать предпочтение. Главной задачей для Запада остает ся, как и прежде, переориентирование газовых потоков из Туркме нистана в сторону Европы и снижение газовой зависимости этой ре спублики от трубопроводов, идущих через российскую территорию.

Американская сторона все время дает понять, что чем активнее туркменское руководство будет «пускать» ее компании в республи ку, тем интенсивнее Вашингтон будет готов развивать с Туркмени станом как политические, так и военные связи. Афганская опера ция сил коалиции и опосредованное участие в ней Туркменистана (путем оказания помощи войскам НАТО разного рода транзитами и снабженческими услугами) позволяют на данном этапе Туркмени стану более настойчиво подталкивать США к расширению делового и инвестиционного партнерства.

Туркменское руководство предложило Евросоюзу рассмотреть вариант доставки газа из Туркменистана в Европу через Иран (ис пользуя недавно проложенный газопровод из Давлетобада с про пускной способностью в 12 млрд кубометров газа в год), минуя азер байджанскую территорию. Но США выступили категорически про тив подобного варианта. В то же время США приветствуют проект строительства газопровода TAPI из Туркменистана в Индию через Афганистан и Пакистан.

22 Научный журнал. 2012/3 (61) Таджикистан МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ И БЕЗОПАСНОСТЬ С некоторого времени США практически полностью взяли на себя расходы погранслужбы, экспортных служб контроля, таможни РТ, позиционируя свою помощь как поддержку суверенитета. Имен но национальный контроль границы был условием выделения аме риканской и иной западной помощи в ее обустройстве.

США давно уже не критикуют Э. Рахмона за его внутреннюю по литику в республике, а выжидают, как будут дальше разворачиваться события вокруг афганской миссии сил коалиции. США оказывают Таджикистану существенную экономическую помощь, в том числе построив два моста через пограничную реку Пяндж (в сооружении двух других мостов США также участвовали), которые связывают Афганистан и Таджикистан. Для Таджикистана, фактически давно уже зажатого транспортной блокадой со стороны Узбекистана, нали чие прямого транспортного сообщения через Афганистан к берегам Индийского океана — вопрос наиважнейший.

Для администрации Обамы доведение афганской операции до «логического конца» является внешнеполитическим приоритетом.


Потенциально американцы могут сегодня предложить подобное расширенное сотрудничество, в том числе и создание собственных военных баз на их территории, любому государству Центральной Азии. У Душанбе есть вариант обусловить свою помощь им по Аф ганистану с целым рядом выгодных для себя экономических про ектов.

США предложили таджикскому руководству самую разнообраз ную помощь, и Душанбе при тех крайне скудных финансовых ре сурсах, которыми республика располагает, от нее просто не может отказаться. На данном этапе общая сумма выделенных Америкой кредитов и помощи Таджикистану уже превышает 1 млрд долл., и, в принципе, эта помощь может быть в дальнейшем увеличена.

США в этой республике работают по традиционной схеме: они выделяют гранты на развитие институтов гражданского общества, проведение реформ структуры самоуправления, а также политикам — на общественную деятельность. Таджикистан получает средства на охрану и оснащение границы, на борьбу с наркотрафиком. Но вы деляемые суммы таковы, что становится очевидно, что это скрытая форма «подкормки» чиновников. В целом в Вашингтоне привет ствуется «поворот» во внешней политике Таджикистана в сторону от России, однако озабоченность США вызывает растущее сближе ние Душанбе с Ираном, а также усиление влияния и экономического Научный журнал. 2012/3 (61) присутствия Китая. США не готовы к оказанию масштабной помо МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ И БЕЗОПАСНОСТЬ щи Душанбе. Но стратегическая ценность Таджикистана для Аме рики вытекает из его соседства с Афганистаном.

Кроме того, США отнюдь не закрыли вопрос о возможной во енной операции против Ирана. Во многом по этим причинам США будут и дальше предлагать Таджикистану либо эксклюзивную арен ду аэродрома «Айни», либо его совместное использование с таджик скими военными. В обмен на это США могут не только договориться о какой-то фиксированной арендной плате, но и о финансировании целого ряда экономических проектов на территории Таджикистана, в том числе тех, где сегодня помощь Душанбе предоставляет только Китай (энергетика, транспорт, сооружение дорог и тоннелей). Имен но на этот аспект возможной помощи со стороны США рассчитыва ет таджикское руководство.

Определенные источники сообщают, что в окружении президента Э. Рахмона возникло проамериканское лобби. В начале июля т.г. в Душанбе прибыла группа американских конгрессменов. А накану не президент Таджикистана Эмомали Рахмон сообщил в телеграм ме Бараку Обаме о намерении расширить сотрудничество с США, задействовав для этого «все имеющиеся возможности и ресурсы».

Форсирование американского направления внешней политики Тад жикистана идет на фоне непростых переговоров Москвы с Душанбе по продлению сроков аренды военной базы РФ. Эксперты считают, что Душанбе в качестве подарка готовит американцам аэродром «Айни».

Российский фактор в политике США в регионе Американские эксперты уверенно прогнозируют, что Россия, ко торая опасается роста исламского радикализма в результате попыток демократизации на Ближнем Востоке, неизбежно будет стремиться сотрудничать на направлении с Западом. Они также предполагают, что Москва все-таки озабочена ростом Китая в Центральной Азии [5]. Стремясь к хорошим отношениям с поднимающимся Китаем, Россия будет рассматривать дружбу с Индией как противовес Пе кину и считать Пакистан, который продолжает поддерживать дви жение «Талибан» и другие радикальные исламистские группировки, серьезной угрозой национальным интересам [6].

Если американские войска покинут Афганистан, соперничество за эту страну между Пакистаном, с одной стороны, и Россией — 24 Научный журнал. 2012/3 (61) с другой, вполне может возобновиться. Если Исламабад поддержит МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ И БЕЗОПАСНОСТЬ стремление преимущественно пуштунского «Талибана» вернуться к власти, то Москва — независимо от типа режима, скорее всего, встанет на сторону сопротивляющихся этому узбеков и таджиков Северного Афганистана, как уже было в 1990-е гг. Естественными союзниками демократической или авторитарной России в этих уси лиях окажутся США (которые, вероятно, продолжат предоставлять военную помощь Кабулу даже после вывода войск), Индия и, воз можно, даже Иран (который тоже опасается антишиитского «Тали бана»).

Вероятно, считают западные специалисты, в одном азиатская по литика будет отличаться от нынешнего курса: она может оказаться более чувствительной к любым проявлениям страхов российского общества относительно роста Китая, посягающего как на россий ские интересы, так и на сферу российского влияния в Центральной Азии. Эти опасения способны подтолкнуть Москву к более тесно му сотрудничеству с другими странами, обеспокоенными подъемом Китая, в особенности с Индией, Соединенными Штатами и даже Японией. Но Россия не захочет ухудшения отношений с Пекином, чтобы не лишать его стимулов к поддержанию тесных связей с Мо сквой [7].

Основным яблоком раздора между Западом и Москвой остается постсоветское пространство. Россия, несомненно, захочет сохранить влияние в бывших советских республиках [8]. В будущем, предпола гают аналитики, Россия может использовать более грамотный под ход для сохранения влияния в ближнем зарубежье. Тандем Путина/ Медведева рассматривает этот вопрос с точки зрения игры с нулевой суммой: увеличение западного влияния означает уменьшение рос сийского и поэтому вызывает сопротивление. Будущая Россия, на против, может осознать, что рост западного влияния послужит ее собственным интересам [9].

В отношениях с государствами Центральной Азии будущая Рос сия не поддержит попытки демократизации, которые могут привес ти к появлению там радикальных исламистских режимов. Этого се годня опасается не только правительство Путина/Медведева, но и Запад.

В то же время Кремль не хотел бы видеть Афганистан под контро лем «Талибана». Победа там исламистов может привести к высту плениям радикалов в Центральной Азии и усилить террористичес кие сети Северного Кавказа. Но российское руководство не уверено Научный журнал. 2012/3 (61) в том, что НАТО победит «Талибан» или, по крайней мере, обеспе МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ И БЕЗОПАСНОСТЬ чит стабильность.

Очевидно, что характер отношений России с США и Западом в целом будет опосредованно, а в некоторых случаях и напрямую вли ять на положение Центральной Азии и Казахстана. Это касается не только геополитических и стратегических вопросов, но также и эко номического развития и даже внутриполитической стабильности.

Перспективы сохранения военного присутствия США в регионе В свете предстоящего вывода коалиционных сил из Афганиста на, который планируется завершить к концу 2014 г., и перспектив возможного укрепления долгосрочного военного присутствия США в регионе этот вопрос приобретает особую актуальность. Следует отметить, что в развитии ситуации наблюдаются две тенденции:

стремление к созданию объектов постоянного базирования в Афга нистане (США) и возможное расширение сети военных объектов на территории государств региона (США и РФ). Практическим вопло щением этого заявления стало заключение 2 мая 2012 г. Стратегичес кого соглашения между США и Афганистаном.

Однако серьезным препятствием к реализации стратегии США выступает неизменная позиция движения «Талибан» — главной оп позиционной силы в Афганистане, для которого присутствие ино странных войск на территории Афганистана неприемлемо.

С точки зрения национальных интересов государств ЦА с опре деленной долей условности можно отметить, что сохранение ино странного военного присутствия в сопредельной стране имеет ряд положительных аспектов. Военные объекты США на севере Афга нистана могут стать форпостом в противодействии современным угрозам и важным фактором обеспечения пограничной безопаснос ти государств региона. Однако достижение этой цели предполагает учет региональной действительности и интересов государств ЦА в формировании и реализации центральноазиатской стратегии и на личие политической воли руководства США вести реальную борьбу с такими угрозами, как, например, борьба с незаконным оборотом наркотиков [10].

Наряду с Афганистаном, США объявили о своих планах по соз данию военных объектов и в ЦА, в частности, Фонд по борьбе с наркотиками Центрального командования США заявил о намерении 26 Научный журнал. 2012/3 (61) выделить свыше 40 млн долл. на создание военно-тренировочных МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ И БЕЗОПАСНОСТЬ центров в Оше (Кыргызстан) и Каратаге (Таджикистан), кинологи ческого центра и вертолетного ангара под Алматы.

Вашингтон обнародовал данные об объемах помощи, которую намерен оказать странам постсоветского пространства в 2013 г. Во енная помощь Узбекистану составит 1,5 млн долл. Аналогичную сумму из американской казны получат Кыргызстан и Таджикистан, чуть больше (1,8 млн долл.) — Казахстан и 685 тыс. долл. — Тур кменистан.

Следует отметить, что иностранное военное присутствие в Фер ганской долине не соответствует интересам безопасности ни одной из стран ЦА. Этим объясняется позиция Узбекистана, который офи циально выразил несогласие с возможным появлением в данном суб регионе иностранного (российского) военного объекта.

После вывода в 2014 г. войск США и НАТО из Афганистана американская военная техника может остаться в государствах Цен тральной Азии. Пентагон ведет на этот счет закрытые переговоры с Кыргызстаном, Узбекистаном и Таджикистаном. Реализация этого плана позволит США усилить военное сотрудничество с членами Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ) за спи ной Москвы.

Пентагон прорабатывает вопрос о передаче после 2014 г. Кыргыз стану, Таджикистану и Узбекистану военной техники и оборудова ния, используемых Международными силами содействия безопас ности (ISAF) в Афганистане. Часть предполагается передать без возмездно, а часть — на ответственное хранение*. Кабул стремится убедить американское командование оставить для нужд националь ной армии и полиции максимальное количество техники и военного имущества. Впрочем, американской техники в Афганистане в лю бом случае гораздо больше, чем может понадобиться национальным силам безопасности.


Таджикистан хотел бы получить военное оборудование для ос нащения границы и технику для проведения военных операций в горах. Кыргызстан нацелен на беспилотники. Эта просьба была вы сказана в Бишкеке в апреле во время встречи секретаря Совета обо роны Кыргызской Республики Бусурманкула Табалдиева с главой Центрального командования ВС США Джеймсом Маттисом.

* Речь идет о бронемашинах, а также о трейлерах для перевозки танков, тягачах, заправщиках, специ ализированных грейдерах, бульдозерах и водовозах. Кроме того, в Пентагоне готовы передать соседям Афганистана медицинское оборудование, средства связи, пожаротушения и даже передвижные тренажерные залы и прочие устройства.

Научный журнал. 2012/3 (61) По-видимому, в Пентагоне пришли к выводу: возвращать домой МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ И БЕЗОПАСНОСТЬ большую часть техники, как, впрочем, и оставлять ее в Афганистане, нецелесообразно. Во-первых, США опасаются, что в случае прихо да к власти в Афганистане движения «Талибан» оружие окажется в руках непримиримых врагов Америки. Во-вторых, часть техники не стоит транспортных расходов, особенно с учетом до сих пор неурегу лированного вопроса о пакистанском транзите: Исламабад взвинтил расценки в 20 раз, с 250 до 5 000 долл. за контейнер. В-третьих, США исходят из того, что используемое в Афганистане военное имуще ство не следует выводить слишком далеко из региона: оно может сно ва понадобиться в Афганистане, Центральной Азии или Пакистане.

Решение о передачи военной техники в значительной степени укрепляет позиции Вашингтона в Центральной Азии. США предпо читают обсуждать эти вопросы в рамках двусторонних отношений, без вовлечения региональных организаций (таких, как ОДКБ). Как известно, 20 декабря 2011 г. на саммите ОДКБ президенты стран участников договорились, что размещение на их территории объек тов военной инфраструктуры иностранных государств должно про ходить обязательное согласование со всеми союзниками.

В июне с.г. стало известно о подписании новых договоров НАТО с Казахстаном, Узбекистаном и Кыргызстаном о транзите грузов и военной техники из Афганистана. Если прежние соглашения под разумевали только авиаперевозки, то новые открыли перед альян сом сухопутные маршруты через территории этих стран. Новое со глашение предоставит НАТО новые возможности и новую гибкую транспортную сеть для вывода войск, техники и оборудования из Афганистана к концу 2014 г.

По сути, факт подписания новых соглашений лишний раз свиде тельствует о том, что стороны окончательно договорились о цене за «обратный транзит» из Афганистана по Северной сети поставок, а также об экономических, политических и военных преференциях, которые получат страны региона в процессе вывода и по его оконча нии войск союзников из этой страны.

Туркменистан, Узбекистан и Таджикистан — то есть республики, которые имеют прямую границу с Афганистаном, уже немало вы играли оттого, что с ними Соединенные Штаты сотрудничают са мым тесным образом. Это касается и прокладки железных дорог, и ремонта шоссейных трасс, и сооружения мостов в сторону Афгани стана, и доставки невоенных грузов через территорию центрально азиатских стран в приграничные афганские районы.

28 Научный журнал. 2012/3 (61) Тем не менее Соединенные Штаты не отказались от продвиже МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ И БЕЗОПАСНОСТЬ ния демократии, свободы слова и политических партий, соблюдения прав человека в Центральной Азии. Но они не ставят эти вопросы во главу угла в налаживании других, более прагматичных направлений двусторонних связей. А это, в свою очередь, дает возможность бо лее результативно проводить Соединенным Штатам интересы сво его бизнеса в Центральной Азии и тем самым укреплять во всем регионе свои позиции.

По мнению американской администрации, сообща странам Цен тральной Азии было бы легче бороться с наркотрафиком, идущим из Афганистана в Европу, активнее помогать США в борьбе с между народным терроризмом, использовать имеющиеся у них в наличии энергетические ресурсы, в том числе для продажи излишков элек троэнергии в те же Афганистан, Пакистан и Индию. Именно этой цели может послужить единый энергетический проект, который мог бы объединить энергетические системы Таджикистана, Кыргызста на, Афганистана и Пакистана. Есть в таком сотрудничестве заинте ресованность и самих США на уровне руководства страны, и част ных американских компаний.

*** Центральным фактором в политике США в Афганистане оста ется проблема Афганистана. Если талибы установят контроль над всем Афганистаном после вывода войск коалиции, то обстановка в стране для ЦА может развиваться по непредсказуемому сценарию.

Принимая во внимание, что в рядах талибов присутствует большое количество иностранных боевиков, не исключено, что они попыта ются превратить Афганистан в одну большую базу для подготовки «террористического интернационала», который будет стремиться раскачать ситуацию в сопредельных регионах.

Это может означать, что страны ЦА окажутся на «переднем крае защиты» Центральной Евразии. Учитывая, что граница региона с Афганистаном весьма протяженная и проходит в значительной мере по горной местности, обеспечить ее непроницаемость будет крайне сложно. Исходя из этого, конечно, в интересах стран ЦА поддержать операции США и НАТО в Афганистане и оказать им посильную по мощь.

Судя по высказываниям советников Б. Обамы, данный курс может вызвать расширение взаимодействия США с центральноазиатскими странами в вопросах международной безопасности, прежде всего, Научный журнал. 2012/3 (61) по стабилизации положения в Афганистане, совместной охране гра МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ И БЕЗОПАСНОСТЬ ниц, проведению регулярных военных учений под эгидой НАТО и борьбе с различными глобальными вызовами.

В настоящее время Пентагон ведет переговоры с Узбекистаном, Кыргызстаном и Таджикистаном о том, чтобы после вывода в 2014 г.

войск НАТО из Афганистана американская техника осталась в этих странах. Идеальным же вариантом Пентагон считает использование военных баз в Центральной Азии.

Таким образом, американские долгосрочные стратегические ин тересы в регионе Центральной Азии выглядят следующим образом:

1) способствовать стабилизации региона посредством его демо кратизации и вовлечению в процессы глобализации;

2) не допускать обретения «контрольного пакета» политическо го влияния со стороны какой-либо другой державы (Россия и Китай).

Стратегические интересы США, в связи с их стратегией в Евра зии, которые продиктованы провозглашенными принципами обеспе чения национальной безопасности, включают следующее: уровень защиты должен соответствовать уровню опасности. К потенциаль ным угрозам или значительному риску внешней среды для внешней политики США относят политическую дестабилизацию ситуации в зоне Каспийского региона, на Ближнем Востоке и в Афганистане.

Дестабилизация, как считают в Вашингтоне, может иметь следу ющую структуру или составляющие:

1) угроза реализации ядерной программы Ирана;

2) риск социально-политической дестабилизации Пакистана и Афганистана;

3) эскалация в зоне индо-пакистанского конфликта;

4) неучастие США в определении статуса и распределении ре сурсов Каспийского моря;

5) большее вовлечение Центральной Азии в орбиту транснаци ональных террористических групп и превращение региона в базу для экстремистских сил исламистского толка;

6) усиление новых вызовов и угроз (наркоторговля, нелегальная миграция);

7) распространение ОМУ и отсутствие контроля над запасами урановой руды и имеющимися ядерными технологиями.

Вместе с тем США вряд ли когда-нибудь станут единственной до минирующей силой в Центральной Азии: нет никаких предпосылок к тому, что это произойдет. Реальные цели — энергетическая без опасность, близость к главному очагу терроризма (Афганистану и 30 Научный журнал. 2012/3 (61) Пакистану), борьба с торговлей наркотиками, оружием и техноло МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ И БЕЗОПАСНОСТЬ гиями производства ОМУ, поощрение прозрачности социально-эко номического развития — все это требует твердых обязательств. К тому же непростые российско-американские отношения могут, по крайней мере, в краткосрочной перспективе блокировать политику США в данном регионе.

Таким образом, пока американские войска будут находиться в Афганистане, Центральная Азия не выпадет из объектива внешне политических интересов США в этом регионе. Между тем Америка не хочет, да и не может решать собственными усилиями все пробле мы и вызовы, с которыми этот регион сталкивается.

Для Москвы реализация сценария передачи американской воен ной техники центральноазиатским республикам будет означать, что на центральноазиатском рынке вооружений, ориентированном на советскую и российскую технику, возникнет заметный американ ский сегмент. Это повлечет за собой потребность в обучении специ алистов, поставке запчастей, модернизации, а в итоге может привес ти к привыканию партнеров Москвы по ОДКБ к военной технике США и стран НАТО.

Таким образом, следующие факторы в стратегии и политике Со единенных Штатов способны негативно повлиять на безопасность Центральной Азии:

- вывод войск или качественно-катастрофическое снижение во енного присутствия в Афганистане с последующей дестабилизаци ей этой страны;

- возвращение к политике вмешательства во внутренние дела стран ЦА, поддержки антиправительственных и антисистемных движений;

- попытки переформатировать политическое пространство Цен тральной Азии в духе трансформации «Большого Ближнего Восто ка»;

- крупномасштабные военные операции против таких стран, как Пакистан и Иран;

- возращение к конфронтационной политике «выдавливания»

России из Центральной Азии;

- попытки использовать Центральную Азию в качестве страте гического плацдарма против Китая;

- использование евразийской континентальной энергетической стратегии как инструмент для политического давления на страны ЦА в области добычи и транспортировки энергоресурсов;

Научный журнал. 2012/3 (61) - дефолт доллара и отказ от государственных обязательств США МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ И БЕЗОПАСНОСТЬ в глобальном масштабе*.

ЛИТЕРАТУРА 1. Лаумулин М.Т. Политика администрации Б. Обамы в Центральной Азии // Центральная Азия и Кавказ (Лулеа, Швеция). — 2010. — №4. — С. 47—61;

Юлдаше ва Г. Стратегия США в Центральной Азии: проблемы и достижения // Центральная Азия и Кавказ (Лулеа, Швеция). — 2011. — №2. — С. 167—177;

Bohr, A. Central Asia:

Responding to the Multi-Vectoring Game // America and a Changed World: A Question of Leadership. — London: RIIA, 2010. — Pp. 109—124.

2. Ионова Е. Проблемы стратегического партнерства Казахстана и США // Россия и новые государства Евразии (ИМЭМО). — 2012. — №II. — С. 72—77.

3. Шумилов М. Роль Киргизии в реализации стратегических интересов США в Центральной Азии // Россия и мусульманский мир (ИВ РАН). — 2012. — №2. — С. 76—94.

4. Лаумулин М.Т. США укрепляют свои позиции в Туркменистане и Таджикиста не // Россия и мусульманский мир (ИНИОН, ИВ РАН). — 2011. — №11. — С. 76—83.

5. Фактор Китая во взаимоотношениях РФ и США // Проблемы Дальнего Вос тока (Москва, ИДВ РАН). — 2012. — №2. — С. 75—122.

6. Фоминых А. Проецирование «мягкой силы»: публичная дипломатия США и России в постсоветской Центральной Азии // Центральная Азия и Кавказ (Лулеа, Швеция). — 2010. — №3. — С. 73—86.

7. МакФаркуар Р. Россия и Америка в новой Азии. Как развитие Китая меняет политический контекст // Россия в глобальной политике (Москва). — 2012. — Т. 10.

— №3. — С. 188—197.

8. Самуйлов С.М., Мирзаян Г.В. Капитолий и процесс российско-американской «перезагрузки» // США — Канада (Москва). — 2012. — №4. — С. 3—19;

Соловьев Э.

Антироссийское лобби в формировании американской внешней политики // Миро вая экономика и международные отношения (Москва, ИМЭМО). — 2011. — №4.

— C. 113—116;

Соловьев Э. Российско-американские отношения в предвыборном контексте // Мировая экономика и международные отношения (Москва, ИМЭМО). — 2012. — №6. — C. 52—58;

Травкина Н.М. Фактор России в избирательной кампании 2012 года // США — Канада (ИСКРАН). — 2012. — №7. — С. 15—24.

9. Подлесный П.Т. Борьба в США вокруг «перезагрузки» российско-американ ских отношений разрядки // США — Канада (Москва). — 2012. — №2. — С. 38—54.

10. Рябков С. Россия и Америка: вопросы СНВ-3, ПРО, афганского наркотра фика и не только // Международная жизнь (МИД РФ). — 2011. — №1. — С. 2—13.

* Последнее носит гипотетический характер и затронет всю мировую экономику и систему международ ных отношений;

само собой, что такое маловероятное событие коснется и стран Центральной Азии, чьи экономики привязаны к доллару.

32 Научный журнал. 2012/3 (61) МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ И БЕЗОПАСНОСТЬ Размышления об отношениях России и Германии в конце XX — начале XXI в.* РАР А.Г.

В европейской безопасности со времен О. фон Бисмарка россий ско-германское взаимодействие играет особую роль. Так почему же объединенная Германия и Россия вместе не строят новую Европу, каковы история и сущность «восточной политики», на чем основы вается дружба и партнерство между двумя бывшими противника ми по мировым войнам?

Возвращение на родину Тема моей статьи — дружба и партнерство, если хотите, союз между Россией и Германией. Можно сказать, что она мне перешла по наследству от отца, прожившего более 50-ти лет в эмиграции в Германии и не сумевшего вернуться на родину. Он сделал многое для объединения Русской зарубежной православной церкви с РПЦ. 30 лет отец вел передачи на «Радио Свобода» в основном на религиозные темы, а в годы перестройки создал программу «Партнер Германия».

Впервые я посетил Россию — родину моих предков, когда мне исполнилось 30. До этого мы, представители старой русской эмигра ции, не имели возможности ездить в Советский Союз, поскольку были политически нежелательными лицами.

Я — гражданин Германии: там я вырос, там сформировалась моя личность. Мне выпала честь консультировать правительство этой * Лекция А. Рара была прочитана в НИУ «Высшая школа экономики» в Москве 01.01.2011 г. Лекция опу бликована в журнале «Мир перемен» №1, 2012 г. Печатается с разрешения автора.

Научный журнал. 2012/3 (61) страны. Не хочу, чтобы мои слова звучали пафосно, но все-таки ска МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ И БЕЗОПАСНОСТЬ жу, что я научился заниматься Россией как политолог. Мне кажет ся, что выполнил завет моего отца и русских предков, покинувших родину после Октябрьской революции, и вернулся. Российской ау дитории, думаю, известны мои выступления на конференциях, по телевидению, может быть, даже книги. Немцам я рассказываю о трудностях трансформации, которые вот уже 20 лет переживает Рос сия, а российские элиты и общественность знакомлю с Германией и Европой. Мне известны интересы Германии, но хорошо чувствую и российские. Подсознательно я пытаюсь свести их в единое целое.

Иногда это удается, часто нет.

Пять вопросов о германо-российских отношениях Вопросы, на которые я хотел бы предложить ответы, отража ют сущность германо-российских отношений. Первый звучит так:

почему мы не вместе? Ведь после конца коммунистической эры в России многим казалось, что будущая Европа будет строиться объ единенной Германией и свободной Россией.

Второй — касается эффективности традиционной «восточной»

политики под лозунгом «перемены через торговлю». По-моему, это наиболее конструктивный инструмент современной внешней поли тики.

Третий — об истоках дружбы между Россией и Германией. Как стало возможным то, что после ужасов, причиненных нацизмом СССР, а также после 45-ти лет фактической оккупации Советским Союзом Восточной Германии сегодня между двумя странами и на родами больше позитивных эмоций, нежели между Москвой и остальными европейскими государствами?

Четвертый вопрос — почему Германия не смогла использовать важный фактор «германофилии» В. Путина в целях еще большего сближения интересов наших двух стран? Ведь до сих пор россий ский лидер пытается выстроить западную политику России во мно гом через отношения с Берлином.

И, наконец, пятый вопрос. В недавно опубликованной мною в Гер мании книге «Холодный друг» я написал о том, что Западная Европа добровольно отказалась от своего Востока. Евросоюз воспринимает пространство бывшей Российской империи как Большую Европу, в лучшем случае как стратегическое соседство. Вы не найдете сегод ня в Евросоюзе человека, который всерьез верит в «общий Евро 34 Научный журнал. 2012/3 (61) пейский дом» от Атлантики до Тихого океана. Эта концепция, столь МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ И БЕЗОПАСНОСТЬ популярная 20 лет тому назад, оказалась невостребованной. Но что же предлагается ей взамен?

Сразу оговорюсь, я во многом не понимаю сегодняшних европей цев. Иногда создается такое впечатление, что им не нужен россий ский газ, они просто отказываются от сотрудничества с Москвой, не принимают в расчет интересы восточного соседа, думают, что он — фактор дестабилизации. Даже звучат призывы «сдерживать»

опасную Россию. Против этого зачастую возражает Германия.

Итак, почему мы не вместе? Перенесемся ненадолго в конец 1980-х гг. Коммунистический СССР путем перестройки встал на путь демократизации и реформирования экономики по либераль ной модели. Мы хорошо помним, что писали такие американские стратеги, как Дж. Кеннан, а в СССР — А. Солженицын и А. Сахаров.

После отказа от коммунизма и принятия демократической системы новая Россия по всей логике истории должна была стать наряду с Англией, Францией и Германией одним из крупных полноправных членов европейской семьи. Демократическое объединение Европы после окончания «холодной войны» не могло по той же логике про изойти против новой свободной России или без нее.

Если бы на Западе в 1989 г. кто-то предсказал, что через 20 лет Россия уже не будет представлять никакой военной угрозы, ее граж дане смогут беспрепятственно покидать родину, в стране появится капитализм, частная собственность, разные партии, а во главе ее будет стоять молодой юрист и получит развитие самое тесное со трудничество с Западом — его высмеяли бы как сумасшедшего оп тимиста. Такой ход событий никто не мог предугадать ни в Европе, ни в США, учитывая предыдущие 70 лет советской истории. Та же логика подсказывала, что, в случае столь благополучного развития, Вашингтон мог бы спокойно распустить НАТО и отдать европей скую безопасность на откуп европейцам.

Но нам хорошо известно, что ситуация стала развиваться по иному сценарию. Запад впал в крайний триумфализм после по беды в «холодной войне». Вместо того чтобы отблагодарить и вознаградить Россию, собственным освобождением от коммуниз ма фактиче ски спасшую мир на планете, Запад стал укреплять в первую очередь институты в широком смысле этого понятия, про водя политику собственных интересов. Новая Европа была постро ена на двух «китах»: НАТО и ЕС. Россия в эти организации по ряду причин войти не могла. Она не присоединилась к Европе и впо Научный журнал. 2012/3 (61) следствии, и мне кажется, что в этом состоит своеобразная русская МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ И БЕЗОПАСНОСТЬ трагедия.

В 1990-е гг. еще существовал шанс предотвратить новый раскол на страны Евросоюза и Европу постсоветского пространства, ко торую В. Путин совсем недавно начал называть «Евразией». Феде ральный канцлер Германии Г. Коль и его министр иностранных дел Х.-Д. Геншер всегда выступали за интеграцию России с Европой.

После первой «волны» расширения НАТО на восток, Запад прин ципиально предоставил Москве некую «компенсацию». Ею стало полноправное принятие России в «Большую восьмерку», создание Совета Россия — НАТО, образование так называемой «тройки»



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.