авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

«Учредитель и издатель ФГУП «ЦНИИ «Центр» НОВОСТИ РОССИЙСКОГО СУДОСТРОЕНИЯ (статистика, анализ и прогнозы в промышленности) ...»

-- [ Страница 4 ] --

Первоначально предполагалось доставить “Батум” в Черное море на борту парохода “Тотлебен”, но Зацаренный решил проверить мореходные качества нового миноносца в дальнем переходе. 20 июня 1880 года “Батум” с экипажем из офицеров и 10 матросов вышел в устье Темзы. При 4-бальном волнении по Ла Маншу дошли до Плимута, откуда, пополнив запасы угля, “Батум” взял курс на Брест. После краткой стоянке во французском порту миноносец по прямой стал пересекать коварный Бискайский залив и 25 июня попал в жестокий шторм. Из-за малочисленности команды 340 штормовых миль было пройдено практически в одну смену. Измученные, но довольные собой и новым кораблем русские моряки вошли в гавань Лиссабона, где их ждал небольшой отдых. Затем “Батум” прошел Гибралтар и вдоль берегов Алжира направился к Италии. Теперь его команду изнуряла жара. В машинном отделении температура доходила до 50 градусов.

На заводе в итальянском порту Фиуме на миноносец установили торпедные аппараты, провели из них пробные стрельбы и нарастили дымовые трубы, так как при большом волнении в них попадала вода. После этого русские моряки отправились в дальнейший путь. У берегов Далмации “Батум” встретился с кораблями русского отряда контр-адмирала Кремера, которые устроили ему восторженный прием. Пройдя без приключений Босфор и родное Черное море, августа 1880 года “Батум” бросил якорь у Николаева. Небывалый в истории мореплавания 4805-мильный переход маленького парового миноносца был блестяще завершен, доказав возможность длительного плавания минных кораблей в открытом море. За этот переход капитан-лейтенант И.М. Зацаренный был награжден орденом Святого Станислава 2-й степени.

Постройкой миноносцев “Взрыв” и “Батум” было положено начало строительству в России мореходных миноносцев. Последующие два десятилетия XIX века характеризуются интенсивным строительством кораблей этого класса.

23 июня 1773 года.

Балаклавский морской бой В начале лета 1773 года отряд Донской флотилии капитана 2 ранга И.Г.

Кинсбергена в составе двух 16-пушечных “новоизобретенных” (плоскодонных) кораблей “Корон” и “Таганрог” (с экипажем на обоих всего 150 человек) исправлял мелкие повреждения на рейде Балаклавы. Получив 22 июня с казачьих форпостов сведения о приближении к берегам Крыма большого неприятельского судна, Кинсберген вывел свои корабли на перехват.

23 июня в 6 часов утра впередсмотрящий на корабле “Корон” увидел впереди судно. При дальнейшем сближении были обнаружены еще 3 корабля. Позже выяснилось, что это были два 54-пушечных турецких фрегата, один 36-пушечный фрегат и 24-пушечная шебека с десантом. Несмотря на подавляющее превосходство противника в артиллерии (32 русские пушки против 168 турецких орудий), русские моряки не уклонились от боя. В 12 часов флагманский фрегат турецкого вице адмирала открыл огонь по “Таганрогу”, затем к нему присоединились остальные три ИСТОРИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ турецких корабля. “Таганрог” отвечал им частыми и точными залпами. Из-за неблагоприятного ветра “Корон” смог стать в линию баталии только через час. Бой продолжался более 6 часов. Ружейными залпами “Корон” отбил попытку турок пойти на абордаж. Кораблям противника были нанесены многочисленные повреждения такелажа, в бортах зияли пробоины, у шебеки сбит бушприт, на них было много убитых и раненых. Не выдержав русского огня, турецкий отряд вынужден был ретироваться. Кингсберген предпринял попытку преследовать неприятеля, но встречный тихий ветер не позволил ему это сделать. Ожидая вторичного появления турецких кораблей, “Корон” и “Таганрог” всю ночь пролежали в дрейфе. На следующий день русский отряд крейсировал вдоль побережья, но турки так больше и не появились. 25 июня русские корабли победителями вернулись на Балаклавский рейд. На “Таганроге” были убиты офицер и 3 матроса, 20 человек получили ранения. На корабле “Корон” - 1 матрос убит и 7 ранены.

Отмечая исключительную отвагу и стойкость матросов, Кингсберген писал графу Чернышеву: “...Честь этого боя следует приписать храбрости войск;

с такими молодцами... я выгнал бы и черта из ада”.

Уже 23 августа Кингсберген, командуя отрядом в составе трех “новоизобретенных” кораблей, 32-пушечного фрегата, бота и брандера, у Суджукской бухты встретил турецкую эскадру в составе 18 кораблей. Вступив в бой с передними 3 линейными кораблями, 4 фрегатами и 3 шебеками, русский отряд после двухчасового боя обратил их в бегство под защиту пушек крепости Суджук Кале. За ними, не вступая в бой, последовали остальные турецкие корабли.

Оба героических корабля, “Таганрог” и “Корон”, в конце ноября 1782 года были затерты льдами и затонули в Таганрогском заливе Азовского моря.

25 июня 1701 года.

Разгром шведов под Новодвинской крепостью 9 августа 1700 года, на следующий день после получения известия о заключении мира с Турцией, Петр I “за многие их свейские неправды и нашим царского величества подданным за учиненные обиды” объявил войну Швеции. Началась Северная война, продолжавшаяся 21 год. В начале этой войны Россия еще не имела на Белом море военных кораблей, способных защитить от вражеского нападения единственный в ту пору порт и город Архангельск, через которые Россия поддерживала торговые связи России с Европой. Поэтому по распоряжению Петра I на подходах к Архангельску были возведены береговые укрепления с батареями и установлены наблюдательные посты. С началом войны гарнизон Архангельска был усилен, а в устье Северной Двины на острове Линском в срочном порядке была построена Новодвинская крепость.

24 июня 1701 года эскадра из 7 шведских кораблей под командованием вице адмирала Шёблада подошла к устью Северной Двины. 25 июня от эскадры отделились 2 галиота и шнява с целью артиллерийского обстрела порта Архангельска и стоящих там судов. Под видом голландских и английских торговых судов они попытались пройти мимо Новодвинской крепости. На одном из этих ИСТОРИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ кораблей находились два русских пленных помора, захваченных шведами на близлежащих островах: “слу-жебник” Николаевского Карельского монастыря Иван Рябов и Дмитрий Борисов, которых шведы собирались использовать в качестве лоцманов по устью Двины. Однако русские патриоты, хорошо знавшие фарватер реки, посадили галиот и шняву на мель напротив Новодвинской крепости, прямо под огонь ее пушек. После 30-часового боя оба эти корабля были сильно повреждены, а затем захвачены, посаженными на карбасы русскими солдатами. Оставшийся галиот вынужден был уйти в море к своей эскадре. Борисова шведы убили. Рябов притворился мертвым, а затем вплавь добрался до берега.

Трофеями русских в этом бою стали два шведских корабля и 13 уцелевших орудий. Шведской эскадре пришлось отказаться от нападения на Архангельск.

Разорив несколько прибрежных селений, она ушла из Белого моря. После этого строительство кораблей для зарождавшегося российского флота на Соломбальской верфи продолжилось. В 1863 году, потерявшая свое значение, крепость была упразднена.

29 июня 1723 года.

Заложен корабль “Петр I и II” К окончанию в 1721 году Северной войны русское кораблестроение стараниями Петра I и его соратников вышло на европейский технический и технологический уровень. Это позволило приступить к строительству наиболее крупных кораблей парусного флота, имевших три дека и открытую батарею. В 1718 1720 годах в состав Балтийского флота вошли первые три 90-пушечных корабля, а 29 июня 1723 года на верфи Санкт-Петербургского Адмиралтейства Петр I собственноручно заложил им же спроектированный первый 100-пушечный корабль.

Он создавался по правилам и с соблюдением пропорций первого отечественного кораблестроительного Регламента и воплотил в себе лучшие достижения отечественного кораблестроения. По некоторым техническим решениям не имел себе равных в Европе. При водоизмещении около 2200 тонн он имел размеры 55,2х15,1х5,5 м. Вооружение состояло из 28 30-фунтовых, 28 18-фунтовых, 30 8-фунтовых и 14 6 фунтовых пушек. После смерти Петра I корабль достраивался мастерами под руководством Ф.М. Скляева. Он был готов только к лету 1727 года и назван в честь императора Петра I и его внука Петра II, вступившего в 1727 году на российский престол.

29 июня 1727 года, ровно через 4 года после закладки, корабль “Петр I и II” вошел в состав Балтийского флота. В мае-июне 1729 года с эскадрой маневрировал у Красной Горки, где подтвердил свои хорошие мореходные качества. В компании 1734 года во главе эскадры адмирала Т. Гордона вышел из Кронштадта к Данцигу. У Пиллау эскадра прикрывала выгрузку с транспортов осадной артиллерии, затем крейсировала, блокируя Данциг с моря. После капитуляции крепости “Петр I и II” с эскадрой ушел в Ревель, а затем в Кронштадт. 23 августа 1736 года во время грозы молния ударила в грот-мачту и вызвала пожар. Мачту пришлось срубить со всем такелажем, после чего пожар потушили. Но больше “Петр I и II” в море не выходил.

19 августа 1744 года Адмиралтейств-коллегия издала указ о сохранении корабля в память о Петре I. В Кронштадте он был введен в специально построенный плавучий док - первый плавучий док во всей Европе. В апреле 1746 года комиссия осмотрела корабль и нашла его очень ветхим. Но императрица не велела разбирать корабль. Только осенью 1752 года Елизавета дала согласие на его разборку.

ИХ ИМЕНАМИ НАЗВАНЫ СУДА Григорий Александрович Потёмкин Светлейший князь ригорий лександрович Потёмкин-Таврический сентября село Чижово близ Смоленска — 5 октября у села Пырлице ныне Молдавия) по пути из Ясс в Николаев) — великий русский государственный деятель граф светлейший князь Потёмкин Таврический) генерал-фельдмаршал 84).

Фаворит а с 8 июня 4 по некоторым данным морганатический супруг Екатерины II. Член Российской академии 8 ).

Ранние годы Воспитал его слуга отца Антипыч, прошедший со своим хозяином тяжкий путь царской службы. Зимой семья Потёмкиных жила в Смоленске, а на весну и лето перебиралaсь в своё имение, село Чижово. Маленький Гриц (так называли Потёмкина в детстве) рос вместе с крестьянскими детьми. Летом купался в неширокой речушке, удил рыбу, с деревенскими дружками ходил в лес, ел одну с ними пищу. Наиболeе известные его друзья (которые стали служить у него, когда Гриц стал князем) Водя, Вова, Митрошка, Ваня, Никитос, Сашка, Гурька и Петя. Уже в 6 лет мог ездить на коне, а в 12 дядя отвёз его в Москву учиться. В 6 лет его похитили цыгане и потребовали выкупа. Антипыч отдав своё сокровище-серебряную табaкерку- выкупил мальчика.

В 7 Гриша потерял отца, Александра Васильевича Потёмкина (1673—1746), (среднепоместного белорусского смоленского дворянина), вышедшего в отставку майором, воспитан матерью (Дарья Васильевна, урождённая Скуратова), впоследствии статс-дамой, в Москве, где посещал учебное заведение Иоганна Филиппа Литке (Luetke) в Немецкой слободе;

с детства проявил любознательность и добросердие;

вступив в Московский университет (в 1755 г.), в июле 1757 в числе лучших 12 студентов представлен был императрице Елизавете, но в начале 1760 г.

был исключён из университета формально за то что написал эпиграмму на своего нелюбимого учителя. Ещё в 1755 году, записанный в рейтары конной гвардии, поступил на службу в 1761 г., а при Петре III был вахмистром.

При Екатерине II При участии в государственном перевороте 29 июня 1762 года обратил на себя (Потёмкин) внимание императрицы Екатерины II. Был сделан камер-юнкером и получил в собственность 400 душ крестьян. Биографические факты последующих годов известны лишь в общих чертах. Относящиеся к этому времени анекдоты об отношениях Потёмкина к императрице и братьям Орловым, а также о желании его постричься в монахи недостоверны. В 1763 году Потёмкин стал помощником обер прокурора синода, при этом не покидая военной службы. В 1768 году он пожалован в камергеры и отчислен от конной гвардии, как состоящий при дворе. В комиссии 1767 года он был опекуном депутатов от иноверцев, состоя в то же время и членом духовно-гражданской комиссии, но ничем себя здесь не заявил, и в 1769 году отправился добровольцем на турецкую войну. Он отличился под Хотином, успешно участвовал в битвах при Фокшанах, Ларге и Кагуле, разбил турок у Ольты, сжёг Цыбры, взяв в плен много турецких судов.

ИХ ИМЕНАМИ НАЗВАНЫ СУДА В 1770—1771 годах он был в Санкт-Петербурге, где испросил позволение писать к императрице, но большого успеха не добился. В 1774 году стал генерал поручиком. Императрица в это время уже переписывалась с ним и в собственноручном письме настаивала на том, чтобы он напрасно не рисковал жизнью. Через месяц после получении этого письма Потёмкин уже был в Санкт Петербурге, где вскоре сделан генерал-адъютантом, подполковником Преображенского полка, членом государственного совета[источник не указан дня] и, по отзывам иностранных послов, стал «самым влиятельным лицом в России».

Екатерина родила от Потёмкина дочь — Елизавету Григорьевну Тёмкину. По некоторым данным, в 1775 году Потёмкин и Екатерина даже заключили тайный морганатический брак.

Участие его в делах выразилось в это время в посылке подкреплений графу Румянцеву, в меньшем стеснении действий последнего, в мерах против Пугачева и в уничтожении Запорожской сечи. Несколько позже Потёмкин был назначен «главным командиром», генерал-губернатором Новороссийского края, возведён в графское достоинство и получил ряд отличий из-за границы, где влияние его очень скоро стало известно. Датский министр, например, просил его содействовать сохранению дружбы России с Данией.

В 1776 году Иосиф II, по желанию императрицы, возвел Потёмкина в княжеское достоинство Священноримской империи. В декабре 1775 года императрице был представлен Завадовский самим же фаворитом, после чего отношения её к Потёмкину немного охладились, но продолжали быть дружественными. Мало влияния на положение Потёмкина оказало и возвышение Александра Ермолова в 1785 году.

За все это время имеется масса фактов, свидетельствующих о той силе, которая находилась в руках Потёмкина. Переписка его с императрицей не прекращается, наиболее важные государственные бумаги проходят через его руки, путешествия его обставлены «необычайными почестями», императрица часто делает ему ценные подарки. Как видно из докладов Потёмкина, его особенно занимал вопрос о южных границах России и, в связи с этим, судьба Турции. В особой записке, поданной императрице, он начертал целый план, как овладеть Крымом. Программа эта, начиная с 1776 года, была выполнена в действительности. Событиями в Оттоманской империи Потёмкин сильно интересовался и имел во многих местах Балканского п-ова своих агентов. Ещё в 1770-х годах им, по сообщению Герриса, был выработан «греческий проект», предполагавший уничтожить Турцию и возложить корону нового византийского царства на одного из внуков императрицы Екатерины II.

В военном деле Потёмкин провел некоторые рациональные реформы, особенно когда стал фельдмаршалом, в 1784 году. Также в 1784 году был именован с разрешением, его княжеской власти, город, во Владикавказ, что — обосновывает значение слова, такими как «Владей Кавказом!!!», крепость была сконструирована близ ингушского поселения Заурово, или как принято говорить бывшее название Ангушт откуда и пошло этническое название, такого народа как Ингуши.

Он уничтожил пудру, косички и букли, ввёл легкие сапоги. Есть, однако, отзывы, что небрежность Потёмкина привела дела военного ведомства в хаотическое состояние. Чрезвычайно важным делом Потёмкина было сооружение флота на Чёрном море. Флот был построен очень спешно, частью из негодного материала, но в последовавшей войне с Турцией оказал значительные услуги. Что, впрочем, неудивительно, ведь в войне играет значительную роль не только состояние материальной части, но и наличие талантливых полководцев, таких как, например, Ф. Ф. Ушаков … ИХ ИМЕНАМИ НАЗВАНЫ СУДА Князь Потёмкин-Таврический броненосец) «Князь Потёмкин-Таврический» — броненосец русского Черноморского флота. Назван в честь Г. А. Потёмкина. Улучшенной версией были броненосцы типа «Евстафий».

Заложен 28 сентября 1898 года на стапеле Николаевского адмиралтейства в городе Николаеве. Разработку проекта, а впоследствии руководство строительством, осуществлял корабельный инженер севастопольского военного порта А. Э. Шотт.

Строился по прототипу эскадренного броненосца «Три Святителя», переработанному проекту броненосцев типа «Пересвет», схема бронирования подобна английскому броненосцу «Маджестик».

На броненосце впервые использовали централизованное управление артиллерийским огнем — из центрального поста, расположенного в боевой рубке.

Стал первым кораблем Российского флота с котлами для жидкого топлива.

В сентябре 1900 года броненосец «Князь Потёмкин-Таврический» был спущен на воду, а летом 1902 года переведен в Севастополь — для достройки и вооружения. Проектное водоизмещение корабля составило 12480 тонн, фактическое 12900 тонн.

Длина корпуса — 113,2 м, ширина — 22,2 м, осадка 8,4 м. Энергетическая установка — три группы паровых котлов (две из них — 14 котлов работали на жидком топливе и одна — из 8 котлов на угольном), приводивших в действие две вертикальные паровые машины тройного расширения суммарной мощностью 10600 л.с. Скорость полного хода корабля — 16,7 узла. Гребные валы располагались симметрично и были оснащены винтами диаметром 4,2 метра с частотой вращения 82 об/мин. Полный запас топлива — 950 тонн, усиленный — 1100 тонн (на уголь приходилось 340 тонн). Дальность плавания экономичным узловым ходом — 3600 миль. Корабельные запасы воды — 14 суток, запасы провизии — 60 суток.

Главный калибр — четыре 305 мм орудия со стволами длиной 40 калибров, установленных в двух башнях. Масса одного орудия — 43 тонны, скорострельность — 0,75 выстрела в минуту, начальная скорость снаряда — 792,5 м/с, масса снаряда — 331,7 кг. Предельный угол возвышения — 15 градусов. Боекомплект одного орудия составлял: 18 бронебойных, 18 фугасных, 4 сегментных, 18 чугунных, картечных снаряда.

Средний калибр — 16 152 мм орудия длиной ствола 45 калибров, массой — тонн. Скорострельность — 3 выстрела в минуту, начальная скорость снаряда — м/с.

Дальнейшая служба После восстания броненосец был переименован в «Пантелеймон». В 1910 году прошёл капитальный ремонт в Севастополе. Участвовал в Первой мировой войне. В том числе 5 ноября 1914 принимал участие в бою у мыса Сарыч и 10 мая 1915 в бою у пролива Босфор.

После захвата 15 ноября 1920 года Севастополя частями РККА в строй не вводился, в 1923 году сдан Комгосфонду для демонтажа и разделки на металл и ноября 1925 года исключён из списков судов РККФ. В настоящее время одна из мачт броненосца используется в Крыму как основа для одного из маяков.

МОРСКИЕ РАССКАЗЫ Илья Варшавский Илья Варшавский родился 14 декабря 1908 года.

По семейным причинам в церковную книгу записали дату 12 марта 1909 года. При замене паспорта он попросил вписать дату рождения 10 февраля, чтобы отмечать его в один день с женой. В краткой литературной энциклопедии поставили дату: 11 февраля 1909 года.

В молодости хотел стать актёром и пытался поступить в студию ФЭКС («Фабрика эксцентрического актера»). Провалившись на экзамене, поступил в мореходное училище в Ленинграде, которое окончил со званием «механик торгового флота». Несколько лет служил во флоте. В 1929 году в соавторстве с журналистом Николаем Слепнёвым и старшим братом Дмитрием написал книгу очерков «Вокруг света без билета» (под общим псевдонимом Николай Альдим). До начала войны работал инженером на заводе «Русский дизель». В армию не был призван из-за травмы, полученной в детстве.

Осенью 1941 года был эвакуирован на Алтай, где оставался до 1949 года.


Вернувшись в Ленинград, снова поступил на «Русский дизель», где проработал ещё двадцать лет.

По собственным словам, терпеть не мог фантастику и фантастические рассказы начал писать после спора с сыном. В 1962 году опубликовал первый фантастический рассказ, после чего началась карьера фантаста. Он был первым руководителем Ленинградского семинара молодых писателей фантастов (в 1972 году его сменил Борис Стругацкий). Вёл на Ленинградском телевидении научно-популярную передачу «Молекулярное кафе».

Варшавский отличался добродушием и остроумием. Именно он придумал фамилию Фарфуркис, которую позже использовали братья Стругацкие в «Сказке о Тройке»

Вот как описывали его критики Евгений Брандис и Владимир Дмитревский:

Он оказался человеком средних лет, сухощавым, с энергичным профилем, небольшой бородкой, как у майн-ридовских героев. «Отставной моряк торгового флота», — решили мы, не сговариваясь.

Продолжение. Начало читайте в № Илья Варшавский «Ветеран»

Однажды на Сахалине мой сосед по комнате в гостинице, главный бухгалтер управления флота, рассказал мне об одной сельдяной экспедиции, попавшей в Беринговом море в жесточайший шторм. Рассказчик он был превосходный, и я ясно представлял себе маленькие суденышки, черпающие дымовыми трубами воду;

обледеневшие палубы;

людей, скалывающих лед, держащихся за протянутые леера, полузадохшихся от обрушивающихся на них волн, и моториста, ныряющего в ледяную воду, чтобы выяснить причину течи, угрожающей гибелью судну и команде.

Я интересовался подробностями и был очень рад, когда мне удалось встретиться с одним из флагманов этой экспедиции. Мы выпили... Неважно, сколько мы выпили, но единственное, что мне удалось из него вытянуть за целый вечер, это МОРСКИЕ РАССКАЗЫ то, что «по линии шторма стоял вопрос о гибели двух судов». Нарисованная моим воображением яркая картина сразу поблекла.

Моряки — плохие рассказчики, и если вам придется услышать от кого-нибудь истории о штормах, льдах, выжимающих судно и кладущих его на борт, или пожарах в океане, будьте уверены, что бард, повествующий об этом с таким искусством, при сем не присутствовал. В море все бывает, но моряки не любят рассказывать о таких вещах.

Навсегда ушел в прошлое бичкомер — нигде не плавающий моряк, живущий подаяниями, перепадающими ему на судах, и начиненный всевозможными историями. Нынче бичей на флоте не жалуют. Но я помню время, когда в южных портах можно было наблюдать такую картину.

У стоящего под погрузкой парохода вырастает тощая фигура с персональной лопатой в руках. Некоторое время фигура, опершись на лопату, критически взирает на пароход, мысленно оценивая все статьи лошади, на которую она делает последнюю ставку. Потом, сунув лопату под мышку, она приставляет ладони рупором ко рту и кричит:

— На шипе! Я уже хочу видеть вашего кепа.

После появления на палубе капитана происходит следующий диалог:

— Кеп, тебе нужен тррропический кочегаррр?

— Какой ты, к черту, кочегар? Одни кости!

— А кожу ты не считаешь?

— Иди продай свою кожу на барабан.

— Ну хорошо, что ты меня не взял. Я бы тебе наработал!

С какими только типами тогда не приходилось встречаться на море. Однажды я должен был принять дела у механика небольшого теплохода. Встретил он меня с распростертыми объятиями.

— Пойдем, родной, ко мне в каюту, — сказал он ласково. — Там у меня есть пара капель нектара, и нам никто не помешает подписать приемо-сдаточный акт.

Я робко заметил, что перед подписанием акта хотел бы посмотреть машину.

— Посмотреть машину? — удивился этот видавший виды укротитель механизмов. — А зачем ее смотреть? Она ведь железная.

Когда же ему стало ясно, что речь идет не только о наружном осмотре железной машины, а даже о ревизии чугунных поршней, его лицо выразило отвращение.

— Моторист! — закричал он вниз. — Покажи этому дикарю поршни, он их никогда не видел!


К сожалению, акта я не подписал. Поршни оказались в таком состоянии, что всякая попытка пуска двигателя могла расцениваться как внесение горящего факела в бочку с порохом. Таких поршней я действительно до этого не видел. Нужно учитывать, что я тогда был еще очень молод.

Извините, я невольно немного отвлекся. Если память мне не изменяет, мы говорили о том, что на корабле присутствует штатная команда, в руки которой его передадут после подписания приемного акта. Они вежливы и немногословны, но их блокноты когда-нибудь доведут ответственного сдатчика корабля до инфаркта. Они предъявят свои замечания в конце испытаний. Ответственный сдатчик будет вертеться, как уж, но бульдожья хватка молодых людей в беретах заставит его выполнить все работы до единой. Он и сам знает, что все это нужно сделать, и мечтает только о разрешении устранить все недоделки после подписания акта. Как никак, а ведь он отвечает за план. Скажу по секрету, что иногда ему идут навстречу.

Наконец все приготовления к отходу закончены. Два замызганных буксира, плюясь клубами черного дыма, выводят белоснежного красавца из заводского ковша на встречу с первой волной.

МОРСКИЕ РАССКАЗЫ И вот вы снова на палубе корабля, устремляющегося в неведомые дали.

Нежное дыхание моря играет остатками волос на вашем темени. Море шепчет вам на ухо, что сорок лет назад, когда вы познакомились, у вас была чудесная, густая шевелюра. Что ж, ничего не поделаешь! Время берет свое. Сорок лет назад вам море казалось другим. Таинственным и более заманчивым. Теперь вы лучше знаете друг друга. Между вами легли долгие годы измены, которую можно простить, но нельзя забыть. И все же вы с наслаждением вдыхаете пьянящие запахи смолы, насыщенного озоном ветра и еще чего-то неуловимого, что свойственно только судам, отправляющимся в первый рейс. Скорее всего, это легкий запах спиртного, витающий над кораблем с момента, когда перед спуском на воду об его форштевень была разбита традиционная бутылка шампанского.

Сейчас дух, выпущенный из бутылки, чтобы оберегать своего крестника, снова надежно заперт в трех канистрах, хранящихся в каюте ответственного сдатчика корабля. Назначение спирта, щедро отпускаемого ответственному сдатчику, окончательно не выяснено, хотя на этот счет делается много предположений.

Ответственный сдатчик — главная фигура на корабле, и его обязанности весьма разнообразны. Что же касается всяких разговоров о назначении спирта, то мало ли что люди говорят из зависти.

Пока штурманы возятся с устранением девиации компасов, а кок тщетно пытается разжечь камбуз, в каюте капитана созывается первое заседание приемной комиссии.

Непременные члены комиссии — представитель Комнаба и инспектор Морского Регистра. Это, так сказать, рабочий аппарат комиссии. Правда, у них есть тоже свой рабочий аппарат — ОТК судостроительного завода. Рабочим аппаратом ОТК служит сдаточная команда. У сдаточной команды есть представители контрагентов, вроде вас, которые, если разобраться, тоже могут считаться рабочим аппаратом. Все же Комнаб и Регистр — это самый главный рабочий аппарат.

Когда-то в Англии существовал излюбленный моряками парусного флота кабачок Ллойда. Хозяин кабачка, бывший моряк, живо интересовался всеми делами на море и мог дать в любой момент справку относительно целесообразности отправки грузов на том или ином корабле. Нередко он выступал поручителем за сохранность грузов. Сейчас фирма Ллойда — самое крупное морское страховое агентство в мире. За границей судно, не имеющее класса Ллойда, не может рассчитывать на получение выгодного фрахта. Лет тридцать назад и на наших судостроительных заводах можно было видеть красномордых англичан — сервейеров Ллойда, осуществлявших наблюдение за постройкой наших судов.

Между тем наш флот рос, и государству не было смысла тратить значительные суммы в золоте на страховку у Ллойда, так как ответственность за сохранность грузов оно могло взять на себя. Для наблюдения за постройкой судов, их классификации и обеспечения безопасности плавания был создан Морской Регистр.

Некоторое время Регистр и Ллойд действовали на наших заводах параллельно.

Часто можно было видеть, что если грузовая марка Ллойда на борту судна разрешает максимальную осадку 20 футов, то скромно расположенная ниже марка Регистра допускает только 18. Избавленный от необходимости нести страховые обязательства, Регистр был склонен все же к некоторой перестраховке. Потом Регистр окреп, и англичан вежливо проводили домой. Сейчас Регистр — это мощная организация, насчитывающая сотни квалифицированных инспекторов.

Однако кому-то этого показалось мало. Министерство Морского флота организовало Комитет наблюдения за постройкой судов — Комнаб. С тех пор представители Комнаба и Регистра на заводах представляют собой нечто вроде двойной звезды, вращающейся вокруг оси, проходящей через общий центр тяжести системы. Эта ось называется перечнем обязательных приемок. Никому не известно, МОРСКИЕ РАССКАЗЫ что должен принимать Комнаб, а что Регистр, и почему. Только в отношении приемки от ОТК заводов воздухохранителей и сосудов, работающих под давлением, Регистр не уступает никому своего права контроля, за исключением тех случаев, когда он передоверяет эту работу Котлонадзору, которому в этом деле, как говорится, и карты в руки. Котлонадзор не может справиться со всем, что ему положено делать, и охотно выдает доверенности на проведение испытаний ОТК заводов. В общем, получается вроде замкнутого круга.

Есть еще и другие члены комиссии, но они ничего особенного собой не представляют. Пока комиссия распределяет обязанности и составляет график дежурств, котирующийся в аду наравне с дефицитным булыжником, в салоне расчерчивается пулька. Никто толком не знает, кто эти преферансисты и зачем они присутствуют на корабле. Таков обычай: на ходовых испытаниях кто-то должен играть в преферанс.

Уже подпишут приемный акт, и председатель комиссии, надев полосатую пижаму и ковровые туфли, будет жаловаться жене на расстроенное пищеварение, намекая, что в этой ситуации хорошая порция перцовки была бы отнюдь не лишней, уже малярши, надев шелковые платья и с профессиональным искусством подкрасив губы, пойдут в городской сад, уже вы будете мчаться в реактивном самолете на короткую побывку домой, мысленно повторяя в десятый раз все горькие слова, которые скажете начальнику ОТК насчет качества заводской сборки, уже боцман перекрасит по своему вкусу все надстройки («Разве на заводе красят? Одна срамотища!»), а из дверей салона, вместе с клубами табачного дыма будут расползаться по кораблю карточные афоризмы «времен Очакова и покоренья Крыма»: «Под игрока с семака, под вистуза с туза», «Валет не фигура, бей дамой» и «Кто играет семь бубен, тот бывает удивлен».

Только вмешательство пограничных властей, закрывающих границу, заставит игроков убраться восвояси. Пульку они будут расписывать тут же, на пирсе, под сенью ящиков с копченой скумбрией.

Итак, вы в море, под надежной защитой джинна, выпущенного из бутылки шампанского.

Тихая погода на море располагает к пению. Мужчины предпочитают песни мужественные и суровые, вроде «Ревела буря, дождь шумел», в которой так красиво звучат басы. Девушки же поют песни грустные и нежные, почерпнутые из кинофильмов. Но джинн, вышедший из бутылки, не терпит уныния. Ведь сегодня день рождения его крестника. И вот уже, под неизвестно откуда взявшийся баян, каблучки малярш лихо отстукивают веселую плясовую:

Я шахтерочка сама, Зовут меня Маруся, В мене черных бров нема, Та я не журюся.

И кажется, что даже хитро подмигивающая луна сейчас сорвется с небосвода, чтобы рвануть на палубе трепака.

И только вахтенные видят, как из недр перламутрового моря всплывает на поверхность багровый шар, предвещающий начало второго дня ходовых испытаний...



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.