авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 21 |

«И.И. Ковкель Э.С. Ярмусик ИСТОРИЯ БЕЛАРУСИ С древнейших времен до нашего времени MiHCK 2000 ...»

-- [ Страница 2 ] --

Не держали феодалы и разорившихся крестьян-«отчичей». К тому же принцип земской давности, или «старожильства», распространялся далеко не на всех, а только на глав крестьянских товариществ, за которыми числились наделы. Поэтому и после принятия I Литовского статута в феодальных поме стьях продолжали жить свободные люди. На государственных землях также проживали так называемые крестьяне-слуги — бояре панцирные, бояре путные, конюхи, сокольничие и др. Они также были свободными, «вольными»

людьми. Поэтому основным содержанием и основной задачей реформы г. и было прикрепление свободных, «похожих» людей к земле через наделение земельным наделом каждой крестьянской семьи в отдельности. Получив земельные наделы, они автоматически попадали под действие принципа «земской давности» и становились «отчичами», «старожильцами», т.е. людьми «непохожими». К концу XIV в. «похожие» и «непохожие» крестьяне слились в одну категорию крепостных крестьян.

В XIV — первой половине XVI в. в условиях дальнейшего развития феодального способа производства шел интенсивный процесс отделения ремесла и торговли от сельского хозяйства. Это сопровождалось ростом городов и поселков городского типа, которые в Белоруссии назывались — местечками. В источниках XIV — первой половины XVI в. упоминается примерно о 350 поселениях городского типа на территории современной Белоруссии. Большинство из них составляли местечки. Они делились на группы: королевские (Скидель, Озеры), частновладельческие светские (Зельва, Сморгонь) и церковные (Жировичи, Игумен) и другие.

Во многих белорусских городах, кроме ремесла и торговли, имели место и другие стороны экономической деятельности. Витебск и Полоцк были портовыми городами. Крупные и некоторые средние города и местечки были центрами ярмарочной торговли.

Важнейшим показателем степени развития ремесел в городах было количество ремесленников и ремесленных специальностей. У каждого города были свои определенные ремесла. Однако это не было свидетельством возникновения территориального разделения труда, потому что ремесленники в основном работали на заказ или были связаны только с потребностями своего города.

Чтобы закрепить свои права и обеспечить монополию на рынке, ремесленники стремились к объединению, созданию своих корпораций. Ими стали цехи. В белорусских городах они были 3-х типов: специализированные (входили ремесленники одной профессии), объединенные (2-х и более близких профессий) и сборные (разных профессий). Объединившиеся ремесленники делились на мастеров, подмастерьев и учеников. Полноправными членами цехов были только мастера. Только из их числа выбирались руководители цехов («старосты», «цехмистры»). Ученики и подмастерья должны были подчиняться мастеру. Деятельность цеха и каждого его члена регламентировалась уставом.

Рост ремесел способствовал развитию торговой деятельности. В крупных городах торги проходили дважды, в небольших — раз в неделю. Порядок торговли регламентировался радой или владельцем города — феодалом. За продажу товара на рынке взимался побор. Торговые связи, существующие в то время, связывали не только город с деревнями и местечками, но и крупные города между собой. Тесная связь заграничной и внутренней тор говли заставляла купцов искать способы и средства закрепления за собой монопольного положения на местном рынке. Для этого купцы, как и ремесленники, создавали свои корпорации. Цехи их существовали в Могилеве, Минске, Пинске, Слуцке и других городах, в некоторых городах они назывались братствами. Постоянная угроза быть ограбленными по дороге заставляла купцов создавать кассы взаимопомощи.

Одновременно с развитием ремесел и торговли в городах Белоруссии развивались кредитное дело и ростовщичество.

Торговые связи городов Белоруссии с городами соседних стран, а также внутри страны явились причиной создания разветвленной сети торговых дорог («путей»). В первой половине XVI в. источники называют здесь более крупных «путей» и «гостинцев».

При всей разновидности внутренних и внешних торговых путей в Белоруссии в XIV — первой половине XVI в. еще не сложился единый внутренний рынок. Для этого не было ни экономических, ни социально политических условий. Главное, не было экономической специализации районов, что ослабляло экономические связи между отдельными территориями. Существовало также много других причин, которые отрицательно воздействовали на развитие торговли (своеволие магнатов и шляхты, раз-, бой, грабеж и т.д.). Большим грузом на купечество ложились денежные пошлины и натуральные сборы — «мыта».

Концентрация в городах оживленной ремесленной и торговой деятельности содействовала росту городского населения. В середине XVI в.

оно уже составляло 1 — 3% от численности населения страны. Источники формирования городского населения были разными: за счет крепостных крестьян, свободных поселян, переселения в города феодалами своих крестьян и т.д. Не последнюю роль играл натуральный рост населения. 80% горожан составляли белорусы.

Кроме хозяйственно-экономической, города Белоруссии выполняли также административную функцию, были центрами воеводств, старосте, поветов. В них действовали как постоянные, так и периодически создаваемые различные органы государственной власти (вальные сеймы, совещания Главного Литовского Трибунала и др.). Города и местечки возникали как на государственных, так и на частновладельческих землях. С начала XVI в. во многих городах Белоруссии начали выделяться обособленные административные кварталы, которые находились под властью частных лиц или церкви, на их жителей не распространялась судебная и административная власть самого города. Такие кварталы назывались «юридиками». С укреплением экономической роли городов, их общественного значения росло стремление городского сословия расширить свои права и привилегии, которые оберегали бы его от самовластья феодалов. Верховная власть поддерживала города. На этой основе сложился своеобразный союз городов с верховной властью, который выразился в значительном расширении права городов на самоуправление. В конце XIV в. в ВКЛ начало распространяться самоуправление городов на основе так называемого «магдебургского права». Под этим термином подразумевается совокупность правовых норм, свойственных феодальным городам Восточной Германии, перенесенных затем в Венгрию, Польшу и другие страны. Необходимо отметить, что на территории Белоруссии «магдебургское право» претерпело значительные изменения. До середины XVII в. это право получило большинство крупных городов Белоруссии.

Руководство городом на основе «магдебургского права» осуществлял городской магистрат, который состоял из рады и лавы. Магистрат возглавлял войт. Все города Белоруссии имели свое ополчение. Оно состояло из полков, полки делились на сотни, сотни — на десятки. В составе ополчения имелись и отряды кавалерии. Кроме городского ополчения, имелись и отряды так называемых «городских выбранцев». Они набирались из мещан, которые несли постоянную военную службу, но не бросали заниматься ремеслом и торговлей. Сила и мощь города базировались не только на его укреплениях.

Не меньшее значение имело обеспечение горожан на случай осады провиантом и водой. В полном соответствии с нормами «магдебургского права» осуществлялась противопожарная безопасность, в городе постоянно дежурила пожарная охрана.

В связи с войнами принимались также меры по борьбе с эпидемиями.

Превратившись в серьезную экономическую силу, горожане оставались униженным и обремененным многочисленными налогами сословием.

Формирование белорусской народности. Культура Беларуси в XIV — первой половине XVI в.

Народность — это историческая общность людей, основанная на единстве территории, языка, культуры и некоторой общности хозяйственной жизни.

Она характеризуется также наличием самоназвания, этнического сознания, особенностями психологического склада. Будучи исторической категорией, народность приходит на смену роду и племени и предшествует нации.

Каждая из этих этносоциальных форм является определена ной ступенью формирования этноса — устойчивой общности людей, которая складывается на определенной территории и характеризуется единством языка, быта, культуры, черт психики и: самосознания, отраженных в одном названии и представлениях о единстве происхождения.

Когда же возникла белорусская народность и что стало основными причинами ее возникновения? Ответить на эти вопросы однозначно сегодня нельзя, так как у историков и этнографов нет единого мнения. И все же, как считают многие исследователи, главную роль в формировании белорусского этноса и возникновении Белоруссии сыграло политическое объединение белорусских земель в составе одного государства — ВКЛ. Подчинение раздробленных восточнославянских княжеств и земель единой власти остановило процесс феодального дробления и содействовало созданию условий для укрепления социально-экономических и этнокультурных связей между разными частями Белоруссии, консолидации населения и интеграции с соседями. Формировалась единая этническая территория.

Главную роль в ее формировании играли экономические связи. На основе торговых связей складывалось более-менее тесное, хотя и недостаточно прочное территориальное единство белорусских земель. Консолидации этнической территории содействовали также мероприятия по централизации верховной власти в ВКЛ и выработке единого законодательства. Кроме политических, экономических и юридических факторов, этноконсолидирующую функцию играл также и концессионный фактор. До середины XVI в. большинство населения Белоруссии исповедовало право славие. Перечисленные факторы содействовали развитию других этнообразовательных процессов в формировании белорусского этноса, в первую очередь, выработке единства языка и культуры.

В формировании белорусского этноса приняли участие отдельные группы западнославянского (польского), балтского и тюркского населения. Но его основу составляло восточнославянское население, а не восточнославянские группы, которые были только дополнительным компонентом этой этнической общности, внесшей сравнительно небольшой вклад в формирование лексического фонда белорусского языка. Он трансформировался из об щеславянского древнерусского языка. Его быстрому распространению и закреплению на всей этнической территории Белоруссии содействовало то, что он был официальным государственным языком в ВКЛ, куда входили белорусские земли.

Одновременно с формированием белорусского языка в XIV — первой половине XVI в. шел процесс нивелировки материальной и духовной культуры белорусского народа. Наибольшее количество нов сформирований в области культуры относится к XV — XVI вв. В это время возникли и расширились новые формы и способы обработки земли, организации земледелия.

Социально-экономические условия развития, климатические особенности, традиции, полученные в наследство от предков, породили характерные только для белорусов типы поселений: местечки, фольварки, застенки, околицы и т.д.

В XIV — первой половине XVI в. появилась характерная белорусская народная одежда, своеобразная национальная кухня.

В процессе формирования народности складывались и развивались особенности духовной белорусской культуры, в частности устно-поэтическое народное творчество. В это время возник и расширился новый эпический жанр — исторические песни и сказания о наиболее близких и волнующих народ событиях. Их главной темой была борьба белорусского народа с иноземными завоевателями. Несмотря на суровые преследования и запреты церкви, которая стремилась искоренить остатки язычества, широкое распространение получила обрядовая поэзия, связанная с важнейшими вехами в жизни человека. Наряду с обрядовыми песнями в XIV — XVI вв. в Белоруссии были широко известны лирические песни на социальные и семейно-бытовые темы, пословицы, поговорки, загадки.

Постепенно развивалась и литература. Наиболее важными и оригинальными памятниками литературы того времени были летописи.

Летописные произведения имели конкретную цель — прославить историческое прошлое Великого княжества Литовского и тех, кто своей военно-политической деятельностью содействовал его возвышению среди других государств того времени. Поскольку Витовт оставил яркий след в истории ВКЛ, он и стал центральной фигурой всех литовско-белорусских летописей. Ему даже посвящено панегерическое произведение «Похвала Витовту», которое в той или иной редакции входит во все известные списки летописных сводов.

Культурная жизнь белорусского народа в XIV — первой половине XVI в. не была изолирована от жизни других народов. Благодаря активным контактам со многими западноевропейскими, особенно с юго-западными славянскими странами, в Белоруссии появились произведения переводной литературы как церковного, так и светского содержания. Среди произведений византийского и славянского происхождения значительное место занимали «жития»

(например, «Житие Алексея, человека божьего», «Повесть О Варлааме и Иосафе»), хранографы, в которых содержались рассказы из Ветхого и Нового заветов, а также из истории Рима и Византии, апокрифы «Сон богородицы», «Послание Иисуса Христа», «О двенадцати мучениях» и др. Среди западноевропейских повестей светского содержания необходимо отметить занимательную «Александрию», в которой рассказывалось о военных подвигах Александра Македонского, «Повесть о Трое», «Повесть о Бове» и др., которые воспевали героизм и воинскую доблесть.

Массу исторических сведений читатели того времени получали из хроник И.Вельского и М.Стрийковского, известных польских хронистов.

Белорусская литература XIV — первой половины XVI в. была представлена и оригинальными поэтическими произведениями.

Начало стихосложению на белорусском языке положил Ф.Скорина. Он известен не только как первопечатник, но и как основатель силабического стихосложения, автор предисловий и послесловий к издаваемым им книгам.

Крупнейшим деятелем культуры того времени был также поэт Михаил Гусовский (около 1480 — после 1533 г.), который писал на латинском языке.

В детстве отец приобщил его к профессии охотника, которая воспитала в нем мужество, смелость, выносливость. Наблюдения за жизнью природы обогатили память знаниями о богатстве белорусских лесов и рек, о повадках зверей, о многих явлениях природы. На эти качества обратил внимание один из крупнейших государственных деятелей ВКЛ того времени Эразм Тэлак. С его помощью Гусовский становится советником диплом матической миссии.

В 1518 г. он в составе миссии направляется в Рим, что дало возможность познакомиться с достижениями культуры Возрождения. Под влиянием впечатлений у него появилось желание написать книгу о своей Родине — «Песню о зубре». Она была написана в Риме в 1520 г. Это выдающееся произведений является своеобразным гимном белорусской земле, ее народу.

В' поэме с огромнейшей поэтической силой описаны красота и богатство природы Белоруссии, занятия и обычаи населения, ратные и трудовые подвиги белорусского народа. Одной из ведущих;

тем «Песни о зубре»

является тема войны и мира. Автор выступает против войн, которые несут людям неисчислимые бедствия, Интенсивно в этот период развивалась и архитектура. Она сочетала в себе традиции зодчества Белоруссии XI — ХIII вв. и влияние архитектуры Западной Европы, откуда пришли готический и романский стили, ренессанс и барокко. В это время строились преимущественно оборонительные сооружения, дворцы, культовые храмы.

Белоруссия была ареной частых военных действий, междуусобных войн феодалов, поэтому на ее землях были возведены десятки крепостей и замков.

Города укреплялись деревянными или каменными стенами и башнями, рвами и земляными валами. Наиболее мощные крепости были возведены в Витебске, Полоцке, Могилеве и Гродно. Так, Верхний замок в Полоцке стоял на высокой горе при впадении Полоты в Западную Двину. Внутри он был застроен общественными и культовыми сооружениями. В XIV — начале XV в. в период подготовки решающего удара по Тевтонскому ордену, деревянные оборонительные сооружения в Гродно и Новогрудке были заменены каменными. Новые каменные крепости были возведены в Крево и Лиде.

Частые набеги крымских татар, обострение отношений с Русским государством, рост антифеодальной борьбы народных масс вынуждали верховную власть и крупных феодалов возводить дворцы, замковые комплексы. Наиболее значительными из них были замки в Мире, Смолянах, Койданове. Выдающимся памятником дворцовой архитектуры XV — XVI вв.

является дворцовый ансамбль в Мире. Огороженный мощными стенами с пятью башнями, сооруженными из камня и кирпича, богатый дворец и сегодня имеет внушительный вид.

Высокого художественного уровня достигли белорусские зодчие XV—XVI вв. и в культовой архитектуре. Они создали совершенно новый стиль православного храма и выработали в архитектуре Белоруссии своеобразный стиль — белорусскую готику. Наиболее яркими образцами этого стиля являются церкви оборонительного характера в Сынковичах Слонимского и Малом Можейково Щучинского районов. Они представляют собой небольшие замки.

В связи с развитием городского самоуправления в центрах белорусских городов, начиная с XV столетия, начали возводиться здания магистратов— ратуши. Планировка и архитектура их была разная, потому что строились они в разное время и под влиянием различных архитектурных стилей.

Ратуша в Несвиже была возведена во второй половине XVI в., здание увенчено башней Рядом размещались торговые ряды. Комплекс здания напоминал крепостное сооружение. Иначе воспринимается ратуша в Чечерске. Ее строгие и монументальные формы доминировали над жилыми и культовыми сооружениями города.

В изобразительном искусстве в XIV — первой половине XVI в. наиболее распространенными были станковая живопись (иконы), настенные росписи (фрески), декоративная скульптура дворцов и культовых сооружений, книжная графика и народно-прикладное искусство. Развивались они в двух направлениях. Иконопись и скульптура характеризовались плоскостной трактовкой фигур и предметов, отсутствием перспективы. Наибольший интерес вызывает икона Параскевы-Пятницы (находится в экспозиции Госу дарственного художественного музея Республики Беларусь). Отдельные ее части написаны диспропорционально: руки и рот — очень малые, глаза и нос — непомерно большие. Но было бы ошибочным эти особенности объяснять профессиональной безграмотностью автора. Это обусловлено сохранением существующих канонов иконописи. Вытекали они прежде всего из религиозных представлений о святом подвижнике, аскете, игнорирующем земную жизнь и живущем надеждой на будущую счастливую райскую жизнь в потустороннем мире.

Одновременно в написании иконы Параскевы-Пятницы наблюдаются и новые черты, которые свидетельствуют о сдвигах, происшедших в белорусской живописи. Это прежде всего, глубокое вдохновение Параскевы Пятницы. Ее глаза, полные грусти, выражают чувство любви к людям, заботу об их судьбах. Все остальное: костюм и орнаментированный фон — выступает соподчиненно. Это свидетельствует о пробуждении интереса у художников к человеку, его духовной жизни, интереса, нашедшего позже отражение в портретной, или так называемой парсунной живописи.

В этом же направлении развивалась и монументальная живопись. В это время многие княжеские дворцы и храмы были украшены фресковыми росписями (дворцы в Гродно, Полоцке, Витебске, церкви в Малом Можейково, Сынковичах, костел в Ишкольди и др.). К сожалению, до нашего времени они не сохранились. Но отдельные фрагменты, дошедшие до нас, свидетельствуют, что художники, расписывая стены, пользовались тем же иконописным стилем.

Ко второму направлению относятся произведения светской живописи.

Это,главным образом, портреты общественных деятелей, феодалов и князей.

До нашего времени дошло несколько оригинальных портретов, которые дают возможность представить пути развития этого жанра белорусской живописи в XIV — первой половине XVI в. Эти портреты можно разделить на несколько групп. К первой группе относятся портреты-иконы. На них обычно изображались исторические или религиозные деятели, отнесенные после их смерти православной церковью к числу святых. К таким произведениям в первую очередь следует отнести портреты-иконы Евфросиньи Полоцкой, киевского князя Владимира, Александра Невского и князей Бориса и Глеба.

Они написаны с соблюдением иконописных традиций.

Ко второй группе относятся портреты-парсуны. Для портретов этой группы уже характерным является то, что художник изображал портретируемого более объемно и по возможности в реальных обстоятельствах. Особенно выразительно это проявилось в портрете Яна I Радзивилла. Автор с исключительной скрупулезностью выписал лицо и одежду портретируемого.

К третьей группе относятся портреты, близкие по своим особенностям к портретам эпохи Возрождения. К портретам этой группы в первую очередь следует отнести портрет Пракседы (Овки) Радзивилл. Его автором был придворный художник. Он скрупулезно передал фактуру материала одежды, одутловатое лицо уже немолодой женщины, ее большие глаза, смотрящие на зрителя в упор. В этом же стиле написаны портреты Николая I Радзивилла, его жены Евдокии, Николая II Радзивилла и др.

В XIV — первой половине XVI в. в Белоруссии широкое развитие получила графика. Это было связано с широким распространением переписки книг.

Книги украшались миниатюрами, заставками, концовками и заглавными буквами. Тематика миниатюр была разнообразной. Здесь можно было встретить рисунки евангелистов и портреты деятелей культуры, религии, рисунки на исторические и батальные темы. В заставках, концовках и заг лавных буквах рисовались фантастические животные, человекоподобные существа, стилизованные растительные побеги и т.д. Одни из них свободно размещались на плоскости, другие создавали орнаментированную композицию. Образцом такого оформления книг служит Оршанское Евангелие.

Кроме того в оформлении книг важную роль играли рисунки на исторические темы, как это имело место в Радзивилловской, или Кенигсбергской летописи.

Очень красиво оформлялись обложки книг. Они обкладывались бархатом, шелком, металлическими листами, украшенными золотым и серебряным тиснением, эмалью, чернью и драгоценными камнями. Значительный интерес в этом плане представляют оклады Лавришского Евангелия.

Важным видом изобразительного искусства в XVI в. стала гравюра. Ее возникновение было тесно связано с типографским изданием книг, которые начал Ф.Скорина в 1517 — 1525 гг. Он был основателем не только книгопечатания, но и граверного искусства в Белоруссии. Все книги, изданные Скориной, были украшены гравюрами, выполненными на высоком художественном уровне. В отличие от плоскостной трактовки фигур и предметов, характерной для иконописи, в гравюрах Скорины они подаются объемно, в перспективе. Наиболее полно эти черты выявились в гравюрах:

«Переход через Иордан», «Руфь», «Плач Еремеи», «Дочь Фараона и Моисей», «Христос и Соломон» и др.

Граверное искусство Скорины было продолжено его последователями, в частности Петром Мстиславцем.

Одновременно с живописью и графикой в XIV — первой половине XVI в. в Белоруссии широкое распространение получила скульптура. Она делилась на декоративную и станковую. Скульптурные произведения украшали дворцы феодалов, церкви и костелы. Наиболее интересным видом монументально декоративной скульптуры являются иконостасы церквей. Большинство из них имело форму многоярусных щитов, скомпанованных из пилястров, карнизов и колонн, украшенных резным деревянным орнаментом.

Распространенным видом скульптуры в это время были также резные из камня барельефные иконы. Одна из них — Жировичская икона богоматери, представляющая собой изображение богоматери на яшмовом камне. Черты лица ее округлые, контуры плавные. Здесь нет уже той строгости, которая характерна для других икон. Она интересна тем, что автор уже отошел от плоскостной трактовки фигур и перешел к их объемно-пластичной лепке.

В XIV — первой половине XVI в. высокого уровня достигли в Белоруссии также художественная керамика, ювелирное дело, ткачество и вышивка. К наиболее ранним памятникам художественной керамики относятся печные плиты, найденные во время археологических раскопок в г. Гродно. На них встречаются орнаменты самых различных форм — растительный, геометри ческий, с изображением животных, птиц, людей и т.д.

Развитие орнаментики было тесным образом связано с резьбой по дереву.

В своей эволюции эти виды искусства постоянно взаимодействовали, питались традициями народного творчества и новейшими достижениями соседних народов.

Из памятников ювелирного искусства, сохранившихся до наших дней, необходимо отметить чашу 1580 г., которая принадлежала слуцкому князю Юрию Юрьевичу Олелько. Она представляет собой оригинальный памятник прикладного искусства, отличается композиционной уравновешенностью и декоративной сдержанностью. Чаша сделана из серебра с последующим золо чением и гравировкой, украшена эмалью.

Высокого уровня в это время достигло и ткачество. Об этом свидетельствует найденный во время раскопок в Гродно шерстяной пояс, расшитый золотыми нитками. Подобные пояса были широко распространены в то время и являлись необходимой принадлежностью одежды князей и магнатов. Их шили из шелковой и бархатной материи, плели из серебряных ниток. К поясам подвешивалась калита, в которой хранились деньги, ножи и ключи. Поверхность поясов украшалась металлическими накладками и орнаментом, вышитым разноцветными нитками.

В развитии культуры XVI в. в Белоруссии большую роль сыграло книгопечатание. Его основоположником был Франциск Скорина, выходец из купеческой семьи из Полоцка. Начальное образование Скорина получил в родном городе, потом учился в Вильно и Кракове. В 1506 г. закончил Краковский университет, после путешествовал по странам Западной Европы, обогащая свои знания во многих отраслях науки. В одном из европейских университетов ему была присвоена ученая степень доктора свободных наук.

В 1512 г. в Падуанском университете Ф.Скорина получил титул доктора медицинских наук. В 1517—1519 гг. в Праге, а после в начале 20-х годов в Вильно он занимался книгопечатанием. Издал «Библию», «Апостол» и «Малую подорожную книжицу», всего 42 книги, известные сегодня. Книги Скорины представляют собой шедевры книжного искусства. Они были украшены гравюрами, заставками, заглавными буквами, выполненными на высоком художественном уровне. Последний период своей жизни он провел в Праге, где по приглашению чешского короля работал врачом и придворным ботаником. Умер в 1552 г.

В указанный период продолжало развиваться и театральное искусство.

Первыми профессиональными актерами были скоморохи, выступления которых послужили основой для создания репертуара белорусского кукольного театра — батлейки. Репертуар батлейки носил сначала религиозный характер, а затем дополнился интермедиями на бытовые темы.

Отрицательными персонажами интермедий были доктор-шарлатан, жадный корчмар, заносчивый шляхтич и другие лица. Сатирическим и комическим образам противопоставлялись простые люди. Особенно популярными в репертуаре батлейки были интермедии «Вольский— купец польский», «Иродиада», «Барыня и доктор», «Еврей и казак» и др.

В белорусской народной музыке лидировала лирическая песня, развивалась и церковно-певческая хоровая культура. Белорусские народные танцы были массовыми, преимущественно хороводы. В них в художественной форме воспроизводились явления природы, имитировались повадки животных и птиц, трудовые процессы.

Как видно из вышесказанного, белорусская культура в XIV — первой половине XVI в. достигла значительных успехов. Они свидетельствовали о творческих способностях белорусского народа, сумевшего создать в трудные времена богатые культурные ценности. В указанный период сложились и все основные признаки, характеризующие народность, которая формировалась на территории современной Белоруссии. Но как же и когда появилось на звание «Беларусь», когда закрепилось за всей этнической территорией и что оно обозначало? Ответить на эти вопросы однозначно сегодня пока невозможно, ибо у географов, этнографов и историков существуют разные точки зрения. Попробуем ознакомиться с ними.

Термин «Белая Русь» впервые встречается в летописях под 1135 г. по отношению к Владимиро-Суздальскому княжеству. Со второй половины ХII в.

этим термином назывались также московские, смоленские и псковские земли. После XV в. этот термин уже не употреблялся для обозначения Московской Руси.

Наши земли впервые выступили под сегодняшним названием только в 1305 г. на страницах Ипатьевской летописи. Первоначально это название относилось только к Полоцкой земле. После оно постепенно начало распространяться на другие земли — Витебщину, Могилевщину и т.д. С первой половины XVII в. это название уже твердо закрепилось за восточной частью Белоруссии.

Западные белорусские земли до ХГХ в. Белой Русью не назывались.

Существовали другие исторические названия: Литва, Черная Русь, Русь Литовская, Подляшье (Брестчина) и др. В первой половине ХIХв. название «Беларусь» в официальных источниках не употреблялось. Но оно выжило, сохранилось и с конца ХIХ в. распространилось на всю территорию современной Белоруссии, а в XX в. было конституционно закреплено в названии Республики.

Что же обозначает этноним «Белая Русь»?

Происхождение этого названия исследователи в разные времена объясняли по-разному: от красоты земли (Макарий, XVI в.), от множества снега (С.Герберштейн, XVI в.), как свободная и независимая (В.Татищев, ХVIIIв.), как независимая от монголо-татар (МЛюбавский, XIX в.), от преимущества белого цвета в одежде населения (Е.Карский, начало XX в.), от светопигментированного и светлоглазого антропологического типа жителей (М.Янчук, начало XX в.). В последнее время появились другие объяснения:

название «Белая Русь» связывается с более ранним принятием христианства по сравнению с Черной Русью (Я.Юхо), с широким распространением названий со словом «белая» (П.Крапивин) и др. Но наиболее распространенной была версия, что восточные белорусские земли получили название «Белая Русь» в противоположность Черной Руси (западнобелорусским землям), которые попали в ХШ в. в зависимость от литовских феодалов. Эта версия считалась официальной и фигурировала в школьных учебниках и академических изданиях. Но сегодня такое объяснение удовлетворить нас уже не может. Да и термин «Белая Русь»

возник раньше, чем «Черная Русь».

Существуют и другие версии. Наиболее вероятным, как считает А.Рогалев, является объяснение слова «белая» как «центральная» (в географическом смысле), а также «важная», «главная», «наиболее значительная» земля, центр (в политическом смысле). Но попытка Рогалева обосновать, что уже в X в.

Полоцкое княжество закрепило за собой название «Белая Русь», не имеет оснований. Следующая версия (писатель К.Тарасов) утверждает, что Белой Русью называли земли, население которых было христианское, в противовес Черной Руси, где будто бы долгое время сохранялось язычество. Есть и другой вариант этой версии (журналист П.Шевцов), который противоположные названия «Белая» и «Черная» Русь объясняет разницей конфессионной принадлежности населения Белоруссии — на востоке — православные (белые — от одеяния православных священников), на западе — католики (черные — от черных сутан ксендзов). Другое объяснение происхождению названий «Белая» и «Черная» Русь дает известный белорусский этнограф М.Ф.Пилипенко. Ссылаясь на Я.Юхо, что название «Черная Русь»

восточнославянское население не употребляло, а оно было дано этой территории соседями (балтами), Пилипенко утверждает, что согласно балцкой традиции они назвали западные земли Руси (где жили славяне) « Черной Русью », а восточные— «Белой Русью». У балтов черный цвет символизирует Запад, белый — Восток. Сначала, как считает Пилипенко, эти термины использовались в чисто географическом смысле. Позже, когда возникли локальные отличия в разговорном языке и традиционной культуре восточнославянского населения, названия «Черная» и «Белая» Русь, по всей вероятности, стали обозначать два ареала белорусской этнической территории и символизировать этнографические отличия между ее западной и восточной частями. Эти названия сохранялись до конца XVIII в., пока существовало Великое княжество Литовское. После его ликвидации термин «Черная Русь» постепенно перестал употребляться, а термин «Белая Русь»

закрепился за всей этнической территорией, приняв в русском языке свою западноевропейскую форму — Белоруссия. В белорусском языке сохранилась прежняя, восточнославянская форма — Беларусь.

БЕЛОРУССКИЕ ЗЕМЛИ В СОСТАВЕ РЕЧИ ПОСПОЛИТОЙ (1569 — гг.) Образование Речи Посполитой. Политическое положение и социальное развитие Беларуси во второй половине XVI — первой половине ХVII в.

В середине XVI века возник конфликт между ВКЛ и Россией за право обладания прибалтийскими землями и в частности Ливонией. Россия стремилась добиться выхода к Балтийскому морю, но на этом пути стоял Ливонский орден, который в 1557 году попал под влияние Короны Польской и ВКЛ. Между ними был заключен договор о союзе, который противоречил условиям перемирия, заключенного между Ливонией и Россией в 1554 г. Это дало повод русскому царю Ивану IV начать войну с Ливонией. В 1558 году русские войска вступили в Ливонию, взяли Нарву и другие города.

Ливонский орден оказался на грани краха. Магистр ордена Кетлер вынужден был ехать в Вильно, где проходил сейм ВКЛ, и просить помощи. 31 августа 1559 г. в Вильно был подписан договор о переходе ордена под протекторат ВКЛ. В ответ на это Иван IV направил свои военные силы к северо восточным границам ВКЛ. В 1562 году русские войска уже стояли у стен Витебска, Дубровны, Орши, 1Пклова. 15 февраля 1563 года была взята самая мощная крепость в Белоруссии — Полоцк, после чего русские войска начали угрожать Вильно. Хотя в январе 1564 года около Иван-ска 10-тысячный корпус Николая Радзивилла разбил 30-тысячное московское войско, ВКЛ оказалось в сложном положении.

Сложившейся обстановкой воспользовались польские феодалы. Они решили вынудить правящие круги ВКЛ пойти на подписание новой унии, чтобы окончательно подчинить его своему влиянию. С 1564 по 1569 г. этот вопрос 4 раза обсуждался на совместных сеймах Короны Польской и ВКЛ.

Чтобы ускорить события, польский король и великий князь Литовский Сигизмунд Август II в январе 1569 г. созвал в Люблине еще один совместный сейм Короны Польской и ВКЛ. Но магнаты ВКЛ не сдавались. Они покинули Люблин и уехали домой. 1 марта 1569 г. сейм прекратил работу.

Чтобы привести к послушанию нарушителей спокойствия, король издал акты 5 марта 1569 г. о присоединении к Короне Подляшья, 28 марта — Волыни, 1 июня — Подолии, 5 июня — Киевщины. Когда же несколько чиновников отказались принять присягу на верность Короне Польской, их сразу же лишили имений и должностей. В этих условиях феодалы ВКЛ вынуждены были согласиться на возобновление переговоров и подписание унии. Она была подписана в июне 1569 года в Люблине и закреплена прися гой. Согласно условиям унии ВКЛ и Королевство Польское объе динились в одно государство — Речь Посполитую (республику), которая должна была иметь единого короля, избираемого на общем сейме. Отдельных сеймов для ВКЛ и Короны Польской король не имел права созывать. Для обоих государств предусматривалась общая внешняя политика, единая денежная система и т.д. Важным пунктом унии было то, что снимался запрет приобретать землю полякам — в ВКЛ, а жителям ВКЛ — в Польше.

Но положение ВКЛ в составе Речи Посполитой не было настолько трагичным. И после заключения унии оба государства сохранили свою территорию, административно-территориальные системы, законодательство, органы власти, вооруженные сила, государственные языки и самостоятельные названия.

Объединение ВКЛ и Королевства Польского повлияло на ход Ливонской войны. России теперь пришлось воевать с сильным государством, которое по площади и населению занимало 2-е место в Европе после России. Правда, первоначально успех сопутствовал России. Но такое положение длилось недолго. Избранный после смерти Сигизмунда Августа П королем Речи Посполитой Стефан Баторий предпринял ряд мер по активизации военных действий. Летом 1579 г. он двинул свои войска на Полоцк и Псков. Ему удалось взять Полоцк. Летом 1580 г. он осадил Псков, занял Витебск, Усвяты, Велиж, Невель, Великие Луки. В результате русские войска в Ливонии оказались в критическом положении.

После этих событий Россия вынуждена была вступить в переговоры с Речью Посполитой о прекращении войны. Но ни одна из сторон не хотела идти на уступки. Поэтому Варшавский сейм 1580 г. принял решение продолжить военные действия. Но добиться перелома в ходе военных действий не удалось, и Стефан Баторий вынужден был снова начать переговоры с Россией. В 1582 г. между Россией и Речью Посполитой был заключен Ям-Запольский договор о перемирии на 10 лет. В результате договора Россия вынуждена была отказаться от всей Ливонии, Полоцка и Велижа, а Стефан Баторий — от Великих Лук и других захваченных тер риторий России. Но и после перемирия обе стороны продолжали вынашивать агрессивные планы друг против друга.

Обострение польско-русских отношений наступило в начале ХУП в. Речь Посполитая в связи с гибелью царевича Дмитрия стремилась посадить на московский престол своего ставленника. Используя миф о чудесном спасении царевича, она организовала два похода на Москву (в 1604 и 1607 гг.). Но оба Лжедмитрия (I и П) были убиты и утвердиться в Москве Речи Посполитой не удалось. Неудачей закончился и поход польского короля на Москву в 1609 — 1610 гг. В 1612 г. народное ополчение во главе с Дмитрием Пожарским и Кузьмой Мининым вынудило польские войска покинуть пределы Русского государства. Но кое-какие территориальные приобретения Речь Посполитая все же получила. По Девлингскому соглашению 1618 г. в состав ВКЛ и Речи Посполитой были возвращены Смоленск и Смоленщина, Чернигово-Северская земля, города Драгобуж, Можайск и Вязьма.

Мирно сосуществовали Москва и Речь Посполитая на протяжении 14 лет.

В 1632 г. между ними вновь разгорелась борьба за Смоленск. Война длилась два года и закончилась подписанием Поляновского договора, который подтвердил границы между ними, установленные в 1618 г. Определялся 20 летний срок договора, и он в основном был выдержан.

Ведя борьбу с Россией, правящие круги Речи Посполитой стремились укрепить свое влияние в приграничных с ней районах и в первую очередь в Белоруссии. В этом их активно поддерживала католическая церковь и ее ударный отряд — орден иезуитов, получивший после Люблинской унии в восточных районах ВКЛ обширные земельные владения. Расширили свою сеть и другие монашеские католические ордена — бернардинцев, кармелитов, доминиканцев, францисканцев и др. Они должны были содействовать распространению католицизма среди местного православного населения, ликвидировать оппозиционные настроения местной православной шляхты, мещан и горожан, которые не раз демонстрировали свои симпатии к России в ходе многочисленных войн.

В насаждении католицизма в Белоруссии был заинтересован и Ватикан.

Он давно вынашивал планы включения в сферу своего влияния православного населения не только Белоруссии и Украины, но и на огромных пространствах России.

Имели место и другие причины активизации деятельности католической церкви в Белоруссии в рассматриваемый период. Одной из них было возникновение и развитие реформационного движения в Литве и Белоруссии. В середине XVI в. началось стремительное распространение идей западноевропейского протестантизма, итальянского антитринитаризма, русской ереси. Религиозными новшествами особенно увлеклись магнаты (Радзивиллы, Сапеги, Валовичи, Глебовичи и др.) — противники унии с Польшей. С помощью протестантской веры они планировали сохранить обо собленность ВКЛ, ослабить в нем влияние католической Польши. Шляхту и зажиточных горожан Реформация привлекала возможностью подорвать могущество церкви, которая ущемляла их права. Но широкие народные массы остались глухими к ней. Поэтому реформационное движение здесь не получило такого размаха, как в странах Европы.

Из всех реформационных течений наибольшее распространение в Великом княжестве Литовском, в том числе и в Белоруссии, получил кальвинизм. В 50-е годы XVI в. в него перешли большинство магнатов и значительная часть шляхты. В 60-е годы на территории Белоруссии уже действовали десятки реформационных общин, а при них — церкви, школы, приюты, типографии. Крупнейшими реформационными центрами в Белоруссии стали Брест, Несвиж, Витебск, Новогрудок, Клецк, Лоск, Ивье, Слуцк, Койданово и др. населенные пункты. Вокруг них группировались известные ученые, проповедники, писатели, книгоиздатели. Некоторые из них (С.Будньгй, В.Тяпинский и др.) поднялись до уровня знаменитых европейских мыслителей. Реформационное движение содействовало активизации духовной жизни общества, оказало благотворное влияние на развитие книгопечатания, развитие гуманистических и рационалистических тенденций в белорусской культуре, расширению ее международных контактов.

Под знаменем кальвинизма сначала объединялись все слои, принимавшие участие в Реформации. Но в 60-е годы из него выделилось арианское, или антитринитаристское течение. Его идеологами были С.Будный, В.Тяпинский, Якуб из Калиновки, Павел из Вызны, Петр из Ганенза, Мартин Чеховиц и др.

Они требовали социальных преобразований в обществе, чем вызвали недовольство кальвинистской шляхты и магнатов. Последние, добившись своих целей и увидев, что движение выходит из-под их контроля, прекратили поддержку реформационного движения, поменяли свои религиозные убеждения и перешли в католицизм. Это и предопределило упадок реформационного движения. В 70-е годы XVI в. его социальная база значительно сузилась, а к концу первой половины XVII в. наступил кризис реформационного движения. Во второй половине XVII в. оно под ударами контрреформации вынуждено было сойти с исторической арены.

Чтобы спасти католицизм, Ватикан и правящие круги Речи Посполитой сделали ставку на орден иезуитов. Самые опытные миссионеры появились в Великом княжестве Литовском на следующий год после Люблинской унии.

Главным идеологом контрреформации стал П.Скарга. Иезуиты взяли в свои руки образование, открыли на территории Белоруссии сеть костелов и монастырей, занялись благотворительной деятельностью. Это дало свои плоды. Обновленный и усиленный католицизм начал вытеснять протестантские общины. Процесс окатоличивания высших слоев, втянутых ранее в Реформацию, приобрел массовый характер. Предпринимались попытки насаждения католицизма и среди широких народных масс. Но это встретило активное сопротивление православного населения и православной церкви, особенно ее рядовых служителей. Но Ватикан и правящие круги Речи Посполитой не сдавались. Поняв, что превратить православных в католиков напрямую не удастся, они выработали новый план — объединение католической и православной церквей под властью Ватикана. Этот план поддержали иерархи православной церкви в Белоруссии и на Украине:

М.Рагоза, К.Терлецкий, И.Потей и др. Боясь потерять свои владения, они готовы были пойти на предательство. Позже свою позицию они оправдывали якобы стремлением выполнить давнее завещание Христа, «чтобы все овцы в стаде христовом были заодно», это значит, преодолеть раскол между христианскими церквями, который произошел еще в 1054 г.

Руководствуясь своими эгоистическими интересами и прежде всего материальными расчетами, иерархи православной и католической церквей в глубокой тайне от народных масс стали подготавливать почву для их объединения. Первый шаг к заключению унии был сделан в 1590 г., когда на совместное совещание в Бэлзе съехались епископы Балабан, Терлецкий, Збируйский и др. 24 июня 1590 г. православные епископы подписали грамоту, в которой высказали свое согласие заключить унию. Добившись со гласия руководства православной церкви, иезуиты и другие монашеские ордена развернули широкую пропаганду ее идей. Руководитель ордена иезуитов Петр Скарга еще до этого издал книгу «О единстве церквей», где обосновал необходимость унии. Включалась в эту кампанию и королевская администрация. Король обещал всем тем, кто примет унию, различные привилегии и льготы.

Идеи унии неоднозначно встретили правящие круги ВКЛ. Часть феодалов, добивающаяся новых привилегий и земельных владений, которые обещал король, поддержала унию. Другие отнеслись к этому с подозрением. Они понимали цели и смысл унии и те результаты, к которым она приведет.

Решительно выступили против унии православные братства. Они резко осудили деятельность православных епископов. В позиции братств нашло отражение недовольство широких народных масс. Но верхушка православной церкви не прислушалась к этому, а, наоборот, ускорило свои шаги к унии. В 1591 г. на очередной встрече в Бресте православные епископы дали еще раз понять, что они готовы принять унию.

Считая почву подготовленной, король Речи Посполитой Си-гизмунд Ш в сентябре 1595 г. издал универсал, согласно которому православная церковь в Речи Посполитой объявлялась объединенной с католическим костелом. Чтобы закрепить этот акт светской власти, римский папа Климентий VIII издал буллу об унии. В октябре 1596 г. в Бресте планировалось проведение цер ковного собора с целью заключения унии. 6 октября 159 6 г. в Брест съехались крупнейшие магнаты Польши и ВКЛ, представители иерархии католической и православной церквей, руководство ордена иезуитов, посланники Ватикана, высшие сановники государства. Но уже первый день заседаний показал, что среди участников собора нет единства. Они разделились на два лагеря: сторонников и противников унии.

Противоположные стороны заявляли, что они не признают полномочий друг друга и в конце концов прокляли своих противников. Но король Сигизмунд III, подтянув войска к Бресту, усмирил противников, и уния была подписана. Суть ее заключалась в том, что объединяющиеся церкви создавали промежуточную — униатскую церковь, в которой все обряды, праздники и т.д. должны были оставаться такими, как и в православной, чтобы верующие не встретили для себя ничего непривычного. Единственным добавлением являлось обязательное признание папы римского наместником бога на земле и уплата церковной десятины в пользу Ватикана. Таким образом, униатская церковь являлась своеобразным гибридом двух церквей (православной и католической) с православной формой и католическим содержанием. Она должна была стать своеобразным переходом от православия к католицизму, от белорусского и украинского — к польскому влиянию.

С принятием унии православные церкви стеши насильственно превращаться в униатские. Строились и униатские храмы, Вместе с католической униатская церковь стала также крупный земельным собственником и эксплуататором народных масс. Народ понимал действительные цели унии и поднялся на борьбу с ней. В результате сопротивления введение унии затянулось на долгие десятилетия. Тех, кто не принимал унию, ожидали большие неприятности: избиения, угрозы, тюремное заключение, отлучение от церкви и даже смертная казнь. Особенно неприкрытое насилие в деле насаждения унии связано с деятельностью полоцкого униатского епископа Исоофата Кунцевича. 12 ноября 1623 года против его жестокостей в Витебске вспыхнуло восстание, в ходе которого епископ был убит. Весть о восстании дошла до Ватикана. Папа римский потребовал от короля Речи Посполитой жестоко расправиться с восставшими.

Смертный приговор был вынесен 120 участникам восстания, но казнены были только 20, так как остальные успели скрыться. Но и после этого борьба против национально-религиозного угнетения в Белоруссии не прекратилась.

В середине XVII в. она вылилась в освободительную войну украинского и белорусского народов, которая длилась с 1648 по 1654 г.

Что касается социально-экономического развития белорусских земель во второй половине XVI — первой половине XVII в., то в этот период продолжалось формирование феодально-крепостнических отношений, шло утверждение фольварочно-барщинной системы хозяйства. К концу XVI в. она утвердилась не только в государственных, но также в частновладельческих и церковных имениях, особенно католических. Это позволило их владельцам увеличить доходы в 3 — 7 раз.

Распространение фольварочно-барщинной системы хозяйства сопровождалось ослаблением и даже разрушением крестьянской общины, ибо она сдерживала стремление феодалов увеличить размеры повинностей, чтобы получить побольше прибыль. Эти процессы особенно интенсивно проходили на западе и в центре Белоруссии. В восточных районах община сохранилась.

Это было вызвано тем, что в этих районах шла Ливонская война, и великий князь и феодалы не смогли осуществить преобразования в своих имениях так же последовательно и активно, как это имело место на западе. В силу этого фольварочная система здесь не стала преобладающей. Население в этих районах в основном переводилось с оброка продуктами на денежный оброк.

Волочные наделы крестьян на востоке сравнительно широко утвердились только в первой половине ХVII в., и реформа затянулась здесь более чем на 100 лет. В этих регионах преобладал одиоволочный размер крестьянского надела, в то время как на западе—нолуволочный.

Проведение аграрной реформы и упорядочение повинностей сопровождалось закреплением крестьян за землей, превращением различных его категорий в один класс — сословие — крепостных крестьян. Это нашло свое отражение и в законодательстве. Второй Статут Великого княжества Литовского (1566 г.) уже установил 10-летний срок сыска беглых крестьян, а третий Литовский статут (1588 г.) увеличил этот срок до 20 лет и подтвердил уже существующий 10-летний срок земской давности для всех категорий крестьян. Размер «пожилого» был установлен уже в 10 коп литовских грошей.


Это было уже юридическим оформлением крепостного права. Все крестьяне в конце XVI — начале ХVII в. уже назывались «подданными королевскими, панскими и духовными».

С оформлением крепостного права положение крестьян значительно ухудшилось. Оно сопровождалось резким увеличением феодальных повинностей и усилением своеволия феодалов. Ни в одной стране Западной Европы феодалы не имели права подвергать крестьянина смерти. Сейм же Речи Посполитой в 1573 г. представил право феодалам наказывать крестьян «согласно порозумения своего», в том числе и смертью.

Усиление феодального угнетения вызвало рост крестьянских выступлений.

Они принимали различные формы: побеги в другие земли, отказ от выполнения феодальных повинностей, убийство панских слуг или самих землевладельцев, вооруженные выступления. Как правило, белорусские крестьяне убегали в приднепровские степи или Россию. В приднепровских степях они вливались в ряды запорожского казачества, которое уже во вто рой половине XVI в. имело свой центр — Запорожскую Сечь. В составе казацких загонов, начиная с 90-х годов XVI в., они часто приходили в южные районы Белоруссии и громили имения светских и церковных феодалов. На виленском съезде шляхты в 1593 г. мозырские шляхтичи просили короля защитить их имения от казацких отрядов, которые на протяжении долгого времени подвергали их разорению. О том, что массовый характер носило бегство крестьян в Россию, свидетельствует то, что, начиная с конца XVI в., дипломаты Речи Посполитой на всех переговорах с Россией ставили вопрос о возвращении беглых крестьян. После оформления крепостного права и в России (1649 г.) этот вопрос сам собой отпал.

Из наиболее массовых выступлений белорусского крестьянства против феодального гнета следует в первую очередь назвать восстание по руководством Северина Наливайко в 1595 г. Вспыхнув на Украине, оно вскоре охватило и южные районы Белоруссии. Когда в октябре 1595 г. отряд повстанцев во главе с С. Наливайко вступил на территорию Белоруссии, к нему присоединились сотни белорусских крестьян. Во время пребывания в Могилеве он насчитывал уже более 2 тысяч человек.

Восстание под руководством С.Наливайко было разгромлено. Но это не повлияло на антифеодальную борьбу крестьян. В начале XVH в. крупные волнения крестьян имели место в районе ГЬмеля, Речицы, Рогачева, Кричева, Орши, Мстиславля, в 1606 г. — в районе Братина, в1613г. — в Бобруйском старостве, в 1616 — 1618 г. — в районах Гомеля и Могилева. Не прекращались они и в последующие годы. В 30 — 50-е годы XVII в. обстановка в стране была настолько напряженная, что правящие круги Речи Посполитой вынуждены были вводить в городах осадное положение, чтобы они были готовы в любой момент дать отпор «собирающимся купам своевольных людей».

Несмотря на то, что крестьянские волнения в конце XVI — первой половине XVII в. были довольно частыми, они все-таки носили локальный характер и существенно повлиять на положение крестьян не могли.

Наивысшего подъема крестьянское движение приобретет в 1648 — 1654 гг., во время освободительной войны украинского и белорусского народов.

Во второй половине XVI — первой половине XVII в. в Белоруссии получили дальнейшее развитие ремесло и торговля. Об этом свидетельствует рост количества ремесленных цехов в городах и местечках. В Минске за это время количество цехов увеличилось с 3 до 9, в Слуцке — с 5 до 17, в Могилеве — с 7 до 21, в Бресте — с 2 до 14.

Развитие ремесленного производства содействовало расширению торговли, как внутренней, так и внешней. Росли торговые связи между городом и деревней, между отдельными городами и землями, Белоруссией и другими странами. Городские купцы скупали в окрестных деревнях сельскохозяйственную продукцию и изделия деревенских промыслов и продавали их на городских рынках. Во второй половине XVI в. они уже наладили торговлю на скамьях и в специальных помещениях — магазинах, или, как их тогда называли, лавках. Во всех городах и местечках 1—2 раза в неделю проводились торги (базары), а в крупных городах еще и ярмарки (1 — 3 раза в год). В них участвовали не только местные, но и иностранные купцы.

Верховная власть предоставляла городам торговые привилеи: приезжим купцам запрещалось продавать свои товары в розницу. Они вынуждены были продавать их оптом и только местным купцам. Не имели они права закупки товаров в окрестных деревнях. Купить их они могли только у ме стных купцов.

Для соблюдения правил торговли были учреждены специальные должности инстигаторов, которые рассматривали жалобы на купцов, проверяли торговые операции, купеческие и общегородские весы, качество товаров и т.д.

В XVI в. установились регулярные торговые связи городов не только с деревнями и местечками, но и между городами, особенно крупными.

Большой популярностью на рынках городов Белоруссии пользовались изделия могилевских кожевенников, слуцких металлистов, гродненских мыловаров. И тем не менее в этот период еще не сложился единый внутренний рынок.

Этому мешала феодальная обособленность, нестабильность внутри- и внеш неполитической обстановки.

Что касается внешней торговли, то Белоруссия в ней выполняла во многом посредническую функцию. Некоторые товары например меха, воск закупались в России и через Ригу вывози лись в страны Западной Европы. Из стран Западной Европы привозилось железо, медь, олово, свинец, а также изделия из металла. Часть этих товаров продавалась и на рынках России. Из Западной Европы в Россию вывозились фламандское, немецкое и английское сукно, голландское и фламандское полотно, пряности и приправы из стран Востока, а также заморское вино.

Основными экспортными продуктами из самой Белоруссии в страны Западной Европы были зерно, сало, воск, лес, шкуры животных, меха, смола, деготь, лен, хмель, пепел (для обработки шкур), пенька, а также оригинальные ремесленные изделия. Торговлей зерном, лесом часто занимались сами феодалы, активно вводя фольварочную систему в своих имениях и получая от властей ВКЛ освобождение от пошлинных сборов.

Несмотря на перманентные войны и периодические обострения в отношениях с соседями, торговля практически не прекращалась. Через Полоцк, крупнейший в то время торговый центр Европы, шла торговля с Ригой, крупнейшими российскими городами— Новгородом, Псковом, Москвой. Брест торговал с Варшавой, Торунью, Гданьском, Познанью, Аусбургом, Люблином, Краковом, Львовом. Гродненские купцы также поддерживали тесные торговые связи с польскими и немецкими городами. В XVI в. особое торговое значение приобрел г. Минск, лежащий на перекрестке торговых сухопутных путей.

Развитие ремесла и торговли содействовало росту городов и местечек. К середине XVn в. в Белоруссии насчитывалось уже 467 городов и местечек (соответственно — 187 и 280). Большинство городов и около половины местечек принадлежали великому князю литовскому. Остальные были частновладельческими. Но и в великокняжеских городах и местечках имелись отдельные усадьбы или целые кварталы, которые не подчинялись городским властям, а отдельным светским или духовным феодалам. Они пользовались определенными привилегиями и выполняли обязанности в пользу своего хозяина. Эти части городов и местечек назывались юридиками.

Несмотря на то, что во второй половине XVI — первой половине XVII в.

города Белоруссии уже стали центрами ремесла и торговли, еще более половины их населения занимались сельским хозяйством или промыслами (рыбной ловлей, охотой, бортничеством, пушным промыслом).

Горожане выполняли и различные повинности в пользу государства или феодала: платили денежные подати, выполняли строительные и хозяйственные работы, поставляли подводы и т.д. Но натуральные повинности постепенно заменялись денежными налогами. Ремесленники частновладельческих городов часть своей продукции, кроме денежных выплат, отдавали феодалу.

Стремясь избавиться от феодальной зависимости, жители городов боролись за мащебургское право. Витебск добыл его только в 1597 г. К концу XVI в. этого права уже добились почти все более или менее значительные города Белоруссии.

Военные действия на территории Беларуси в середине XVII в.

В середине XVII в. борьба населения Белоруссии и Украины против социального и национально-религиозного гнета вылилась в освободительную войну, длившуюся шесть лет. Начало ей положило восстание на Украине под предводительством Б.Хмельницкого. Уже первые известия о победах казаков под Желтыми Водами и Корсунем в мае 1648 г. вызвали массовые выступления крестьян в южных районах Белоруссии.

Для поддержки вооруженной борьбы на территории Белоруссии Б.

Хмельницкий летом 1648 г. направил в ее южные районы казацкие отряды (загоны) под командованием Головацкого, Гладкого, И.Голоты, А.Небабы, Хвесько, Гапалича и др. Все они были укомплектованы в основном выходцами из Белоруссии.

Одновременно с казацкими загонами Б.Хмельницкий посылал в Белоруссию многочисленные универсалы с призывами к местному населению активнее подниматься на борьбу против своих угнетателей. Призывы действовали, так как подкреплялись прибытием хорошо вооруженных и организованных казацких формирований. В результате уже летом 1648 г.

весь юг Белоруссии был охвачен восстаниями.

Летом 1648 г. казацко-крестьянские отряды одержали ряд побед над шляхетским ополчением и наемными войсками ВКЛ. Около Речицы были разбиты шляхетские хоругви под командованием писаря ВКЛ Воловича, под местечком Горваль — крупный отряд наемников и шляхты во главе с магнатом Мирским. В руках восставших оказались Гомель, Лоев, Чечерск, Братин, Бобруйск, Мозырь и другие южные и юго-восточные города и мес течки Белоруссии. Их население не оказывало сопротивления повстанцам.

Только те населенные пункты, где находились крупные военные гарнизоны, держали бой с казаками и крестьянами. Это были хорошо укрепленные города-крепости — Слуцк и Старый Быхов, которых не удалось взять повстанцам на протяжении всей антифеодальной войны.


Успешные действия казацко-крестьянских отрядов вызвали переполох и панику среди шляхты, католического и униатского духовенства. Они убегали в глубь страны, подальше от театра военных действий.

Широкий размах повстанческого движения в Белоруссии благоприятно сказался на ходе военных действий на Украине. Благодаря тому, что войска ВКЛ не смогли нанести удар по казацким войскам с тыла, Б.Хмельницкий в сентябре 1648 г. нанес сокрушительное поражение польской шляхте под Пилявцами. Эта победа втянула в освободительную войну новые слои населения как на Украине, так и в Белоруссии.

Осенью 1648 г. повстанческое движение в Белоруссии приобрело еще более широкий размах. Этому способствовало прибытие сюда новых казацких загонов. Особенно интенсивно оно нарастало в центральных и юго западных районах Белоруссии (Минск, Слуцк, Пинск, Кобрин, Новогрудок, Слоним, Брест), угрожая слиться с выступлениями крестьян в самой Польше.

Такое развитие событии серьезно встревожило правящие круги Речи Посполитой. Они в спешном порядке приступили к формированию новых отрядов шляхетского ополчения, увеличивали количество наемников. Войска направлялись в юго-восточные и западные районы Белоруссии, где повстанческое движение приобрело наиболее широкий размах.

Общее руководство войсками, которые насчитывали осенью 1648 г. уже 12 — 14 тысяч человек, было поручено Янушу Радзивиллу, гетману польному ВКЛ. Он направил в районы Черикова, Пинска и Бреста несколько крупных отрядов наемников и шляхты для подавления восстаний.

Первым городом, принявшим удар хорошо вооруженных артиллерией войск, был г. Пинск. Наемники и шляхта во главе с князем Мирским жестоко расправились с его защитниками. Более 3 тысяч жителей Пинска были убиты, а город разрушен и сожжен. Такая же участь постигла г. Брест. После ухода казаков город был разрушен, а жители, сочувствовавшие восставшим, уничтожены.

11 ноября 1648 г. шляхетское войско во главе с князем Друцким Горским штурмом овладело Чериковом. В бою погибли более повстанцев. Город также был сожжен.

Но жестокость наемников и шляхты не испугала восставших. Борьба продолжалась. В конце 1648 г. ожесточенные бои происходили в районе Старого Быхова, около Минска, Новогрудка и в других местах Белоруссии. декабря 1648 г. в Игумене восставшие крестьяне и казаки разгромили крупный отряд наемников и шляхты под командованием Я.Паца.

Чтобы расправиться с бунтовщиками, Я.Радзивилл в январе 1649 года во главе большого войска отправился из Бреста на юг Белоруссии. Его отряды двигались в направлении Пинск—Туров— Мозырь—Речица. Он рассчитывал перерезать путь казацким отрядам, направляющимся из Украины на помощь белорусским крестьянам, подавить восстания в Белоруссии, а после нанести удар по тылу войск Б.Хмельницкого.

Объединившись под Нобелем с отрядом Мирского, Радзивилл нанес первый удар по Турову. Восставшие, узнав о приближении крупных сил противника, оставили город. Но это не спасло его жителей. Все население Турова по приказу Радзивилла было перерезано, а город сожжен. Такая же участь постигла Мозырь и Бобруйск. Только в Бобруйске по приказу Радзивилла у 800 человек были отсечены руки, 150 человек обезглавлены, человек посажены на колья.

Подавив восстания в районах Турова, Мозыря и Бобруйска, Я.Радзивилл направил свои войска к Лоеву, где имелась удобная переправа через Днепр для похода на Украину, в тыл войска Б.Хмельницкого. Но на путь к лоевским переправам Радзивиллу пришлось потратить более 3 месяцев. Весной 1649 г.

в бассейн Припяти прибыл 3-тысячный отряд казаков под командованием Ильи Галоты. Отряд быстро начал пополняться белорусскими крестьянами, и его численность вскоре достигла 30 тысяч человек. Казацко-крестьянские отряды оказывали мужественное сопротивление наемникам и шляхте. Только в июне 1649 г. войскам Радзивилла удалось разбить отряды И. Галоты и подойти к Лоеву.

Лоевские переправы защищали казацкие загоны Гаркуши и Подбайло, насчитывающие 6 тысяч человек. На помощь им Б.Хмельницкий послал свободный отряд казаков в количестве 17,5 тысяч человек под командованием одного из своих ближайших соратников, киевского полковника Михаила Кричевского. Вступив на территорию Белоруссии, отряд быстро начал пополняться белорусскими крестьянами и вскоре его численность выросла до 30 тысяч человек. Но 1 июля 1649 г. отряды С.Подбайло и М.Кричевского потерпели поражение. В битве погибли 8 тысяч повстанцев, 3 тысячи утонули в Днепре. Значительные потери понесли и войска Радзивилла. Он не смог идти на Украину.

После битвы под Лоевом остатки казацко-крестьянских отрядов, вырвавшись из окружения, рассеялись по левому берегу Припяти и небольшими группами вели партизанскую войну. Особой активностью выделялся отряд под командованием казака Костыренко. Казаки отряда Подбайло вместе с присоединившимися крестьянами вскоре заняли Гомель.

Вновь вспыхнули восстания в районах Брагина, Кричева, во Мстиславском воеводстве.

На дальнейший ход вооруженной борьбы на территории Белоруссии оказали события, происходящие на Украине. Там в это время были прекращены военные действия. Это дало возможность магнатам Речи Посполитой все свои силы бросить на подавление восстаний в Белоруссии, которые и были жестоко подавлены.

В связи с возобновлением военных действий в 1651 г. на Украине оживилось повстанческое движение и в Белоруссии. Восстания вновь вспыхнули в районах Брагина, Кричева, Мстиславйя, но вскоре были подавлены наемниками и шляхтой. Расправившись с повстанцами, Я.Радзивилл в июле 1651 г. направился на Украину. Б.Хмельницкий послал ему навстречу 15-тысячный отряд казаков под командованием полковника Мартина Небабы. Но в жестокой битве около лоевских переправ казаки были разбиты. Все они погибли в бою. После этого военные действия продолжа лись, в основном, на Украине, до вступления в войну России на стороне Б.Хмельницкого.

Несмотря на неоднократные призывы Б.Хмельницкого, Россия долгое время не решалась начинать военные действия против Речи Посполитой.

Причиной тому была боязнь вмешательства в вооруженный конфликт Австрии, Франции, Швеции и других европейских государств. Царское правительство побаивалось выступления на стороне Речи Посполитой и крымских татар, которые не раз врывались в пределы Русского государства и зарекомендовали себя ненадежными союзниками Б.Хмельницкого. Только весной 1653 г. после длительной дипломатической подготовки Россия решилась поддержать Б.Хмельницкого и начала усиленно готовиться к войне.

По плану русского командования основные военные действия должны были развернуться на территории Белоруссии и Литвы. С учетом этого в конце 1653 г. началось сосредоточение русских войск. Центральная армия под руководством Я.К.Черкасского, Н.И.Одоевского и М.И.Темкина Ростовского концентрировалась в Москве. В ее составе насчитывалось около 40 тысяч солдат. Она должна была занять Смоленск и дальше наступать в направлении Борисова. В районах Новгорода и Пскова формировалась се верная армия под командованием В.П.Шереметьева. Перед ней ставилась задача занять Невель, Полоцк и Витебск. Третья, южная армия под руководством А.Н.Трубецкого, по численности не уступавшая северной, формировалась около Брянска. Эта армия должна была занять Мстиславское воеводство, Оршанский повет и действовать далее в направлении Борисова.

На Украину в помощь войскам Б.Хмельницкого планировалось послать 4 тысячный отряд А.В.Бутурлина. В свою очередь в Белоруссию Б.Хмель ницкий должен был направить 20-тысячное казацкое войско под командованием наказного гетмана Ивана Золоторенко. Всего в составе русских войск, без казацких, планировалось задействовать около 80 тысяч человек.

Одновременно с военными приготовлениями велась дипломатическая подготовка к войне. Летом 1653 г. Россия предъявила Речи Посполитой требование прекратить военные действия на Украине и в Белоруссии и возобновить Зборовское перемирие. Но сейм Речи Посполитой не отреагировал на это требование. Тогда 1 октября 1653 года решением Земского собора была объявлена война Речи Посполитой и принятие гетмана Богдана Хмельницкого и всего войска «Запорожского с городами их и землями под государеву высокую руку». В постановлении собора отдельно подчеркивались мотивы, на основе которых Россия объявляла войну. К ним относились гонения на православных верующих и издевательства над святынями православия, которые с разрешения польского короля чинили на Украине и в Белоруссии магнаты и шляхта.

Но заступничество царя в вопросах веры были далеко не самой важной причиной, которая вынудила Россию объявить войну Речи Посполитой.

Вступление ее в войну диктовалось рядом политических и экономических обстоятельств. К числу первых необходимо отнести стремление Москвы вернуть Смоленскую, Черниговскую и Дорогобужскую земли. Не менее важным Россия считала для себя решение давно назревшего «балтийского вопроса». Включение в свой состав Украины позволило бы России с помощью казаков решить проблему агрессивного Крымского ханства, которое своими многочисленными набегами терзало русские земли на протяжении нескольких столетий. Другими словами, территориальные приобретения, в том числе и в Белоруссии, сыграли не последнюю роль в решении России объявить войну Речи Посполитой.

О том, что Россия готовится к войне, хорошо знали и в Речи Посполитой.

Королевские универсалы предписывали местной администрации укреплять приграничные города и крепости, пополнять местные гарнизоны.

Одновременно на сеймиках принимались решения о созыве шляхетских ополчений, которым вменялось в обязанность защищать свои поветы от русских войск.

Непосредственным поводом для начала военных действий послужило решение Переяславской рады о воссоединении Украины с Россией 8 января 1654 г. В ответ на это Я.Радзивилл 16 февраля 1654 г. издал универсал, в котором приказывал всем наемным войскам и шляхетскому ополчению собраться под Оршей. Но военные действия начались только в мае 1654 г., когда основные силы русских войск двинулись к Смоленску, осадили город, а затем овладели им. Этим была решена одна из главных задач кампании г.

Одновременно отряды В.П.Шереметьева, А.Н.Трубецкого и И.Золоторенко вступили на территорию Белоруссии. Это послужило началом нового подъема освободительного движения белорусского народа. Восставшие крестьяне предавали огню шляхетские имения, убивали их владельцев, оказывали всяческое содействие русским войскам.

Русские войска с радостью встречали низы городского населения.

«Здешние города, — сообщал один из участников военных действий под Оршей, — угрожают явно возмущением, а другие наперерыв сдаются на имя царское».

Освободительное движение, вновь охватившее территорию Белоруссии, ослабило сопротивляемость войск Речи Посполитой и они терпели одно поражение за другим. Опираясь на широкую поддержку местного населения, отряды Я.К. Черкасского взяли Дубровну, Оршу, Мстиславль, Копысь, Горки.

26 августа русским войскам добровольно сдался Могилев. Армия В.П.Шереметьева овладела Полоцком, Дисной, Друей, Глубоким, Усвятами, Витебском. Казаки И. Золоторенко, захватив Гомель, Речицу, Чечерск, Пропойск, Новый Быхов, очистили междуречье Днепра и Березины. К осени 1654 г. под контролем русских войск уже находились северо-восточная и восточная части Белоруссии, до линии рек Западная Двина — Днепр.

Оценивая сложившуюся обстановку, часть белорусской шляхты, владения которой располагались на занятой русскими войсками территории, начала переходить в русское подданство. Этим она стремилась не только сохранить свои поместья, но и с помощью царских властей обеспечить себе безопасность от крестьянских выступлений. Отдельные шляхтичи пытались даже возглавить освободительное движение белорусских крестьян, чтобы направить его в выгодном для себя направлении, подчинить своим интересам. Эта авантюра нашла наиболее яркое выражение в действиях могилевского шляхтича К.Ю.Поклонского. Перейдя на царскую службу, он создал летом 1654 г. в Чаусах из местной шляхты, крестьян и горожан так называемый белорусский казацкий полк. Царь передал ему за это во временное управление Могилевский повет, где Поклонский пытался восстановить шляхетские порядки и распространить их на все белорусское Поднепровье. Но действия Поклонского обострили отношения с казацкой старшиной, который рассчитывал присоединить южную часть Белоруссии к гетманской Украине и установить там свою власть. Недовольство начали проявлять белорусские крестьяне и горожане. Убедившись в истинных намерениях Поклонского, они массово стали уходить из полка, громить шляхетские имения.

Зимой 1655 г. обстановка в Белоруссии осложнилась. Воспользовавшись прекращением военных действий и отводом значительной части русских войск на отдых, польско-литовские войска захватили Копысь, Дубровно, Орпгу, сняли осаду со Старого Быхова, осадили Новый Быхов и Могилев. Но взять штурмом Могилев им не удалось. В течение трех месяцев горожане Нового Быхова с небольшим русским гарнизоном мужественно защищали" город, выдержали длительную осаду.

Весной 1655 г. началось новое наступление русских войск. В апреле—мае были освобождены Дубровно, Копысь, Орша, Горки и другие верхнеднепровские города, занятые Я.Радзивиллом зимой 1654/1655 г. К осени 1655 г. почти вся территория Белоруссии была занята русскими войсками и присоединена к России. Только гарнизоны Старого Быхова, Слуцка и Бреста продолжали оказывать сопротивление.

С присоединением Белоруссии к России белорусский народ освободился от тяжелого национально-религиозного гнета. Но оставался социальный гнет, так как шляхта, принявшая русское подданство, сохранила свои права и привилегии. Крестьяне по-прежнему были лишены каких бы то ни было прав и подвергались насилию. В аналогичном положении оставались и городские низы. Поэтому борьба народных масс Белоруссии против своих угнетателей продолжалась. Крестьяне и горожане отказывались выполнять повинности, оказывали сопротивление феодальной администрации, нападали на шляхетские усадьбы, костелы.

Занятие русскими войсками большей части Украины и Белоруссии, проникновение их в Литву беспокоило западноевропейскую дипломатию.

Особую активность начала проявлять Швеция. Шведский король Карл X, воспользовавшись ситуацией, решил взять под свой контроль все побережье Балтики. В момент взятия русскими войсками столицы ВКЛ — Вильно, шведские войска из Ливонии ворвались в северные районы Литвы.

Одновременно шведский десант занял Познань, Краков и в августе 1656 года — Варшаву. К концу сентября 1656 года шведские войска оккупировали значительную часть Польши и Литвы. Эти события кардинально изменили ход войны. Речь Посполитая оказалась на грани катастрофы. Король Ян Казимир сбежал на юг страны. Карл X провозгласил себя королем Польши. В конце 1656 года магнаты Литвы подписали договор о признании протектората Швеции над ВКЛ.

В связи с изменившейся ситуацией Россия вынуждена была вступить в войну со Швецией. Военные действия против Речи Посполитой были прекращены, и 29 августа 1656 года подписано перемирие. В мае 1657 года началась почти 3-летняя русско-шведская война, в которой Россия добивалась выхода к Балтийскому морю. Но осуществить эту цель она не смогла. К этому времени осложнились отношения с Украиной. Ставший после смерти Б.Хмельницкого в 1657 году гетманом Украины Иван Выговский начал готовить разрыв с Россией. Это наложило отпечаток на поведение командующего казацких отрядов в Белоруссии полковника Ивана Нечая, который стремился присоединить к Украине южные районы Белоруссии.

Хотя вскоре Выговский был свергнут и удрал в Полыну, а И.Нечай арестован и казнен, России пришлось потратить много сил на ликвидацию этих конфликтов.

Весной 1660 года война между Швецией и Речью Посполитой была закончена. Это дало возможность Речи Посполитой сконцентрировать крупные силы против России. Со 2-й половины 1660 года инициатива военных действий перешла к польско-литовским войскам. В течение 1660 — 1661 гг. русские войска вынуждены были оставить Брест, Гродно, Вильно, Борисов и другие белорусские города. На Украине капитулировала армия Шереметьева, и вся Правобережная Украина, кроме Киева, оказалась в руках Польши. Это оказало свое влияние на настроение шляхты и горожан, которые раньше присягнули царю. Они начали переходить на сторону Речи Посполитой. Примером тому явилось восстание в Могилеве в феврале года. Но борьба продолжалась. Военные действия длились еще до 1667 года, когда было подписано Андросовское перемирие, по которому Россия закрепила за собой Смоленское и Черниговское воеводства, Левобережную Украину и Киев. По договору 1686 г. Киев отошел к России на «вечные времена». Белоруссия и правобережная Украина остались в составе Речи Посполитой.

Экономическое и политическое положение Беларуси во второй половине XVII—начале XVIII в.

Освободительная война украинского и белорусского народов 1648 — гг. и русско-польская война 1654 — 1667 гг. принесли большие разрушения и огромные людские потери Речи Посполитой. В постановлении сейма 1661 г.

положение отдель ных земель Великого княжества Литовского характеризовалось следующим образом: Гродненский повет «превращен в руины и преобладающая часть его сожжена», Браславский — «полностью разрушен», Слонимский — «почти полностью сожжен и разграблен», Волковысский — « во многих местах пожженный», Оршанский — «полностью разрушен и сожжен», Брестское воеводство — «в большинстве своем превращено в попелище и полностью разрушено».

Неизбежные спутники войны — неурожаи—вызвали катастрофические голодовки. Из-за голода и бродяжничества большой массы обездоленного населения началась эпидемия сыпного тифа, которая особенно неистовствовала в 1653 —1658 гг. и вновь вспыхнула в 1664 г.

В результате войн и эпидемий резко сократилось количество населения.

Если в 1650 г. в Белоруссии проживали 2,9 млн. человек, то в 1667 — 1673 гг.

— не более 1,4 млн. человек.

Уменьшение количества населения, нехватка рабочего и продуктивного скота обусловили сокращение объемов сельскохозяйственного производства.

Пустовало более половины пахотных земель.

Тяжелые последствия войн усугублялись сохранением и упрочением фольварочно-барщинной системы хозяйства, консервацией наиболее устарелых форм феодального способа производства, шляхетской анархией и сопровождавшими ее междуусобицами.

Для ведения войн правительство Речи Посполитой занимало крупные суммы у магнатов. Не имея средств для их погашения, оно раздавало им остатки государственных земель. В результате в Белоруссии образовались огромнейшие латифундии князей Радзивиллов, Сапег, Огинских, Вишневецких, Чарторийских и др. Экономически обособленные, они представляли собой своеобразные «государства в государстве».

Так, у Радзивиллов очутилось несколько поветов Новогрудс-кого воеводства и ряд имений, расположенных в Полоцком, Витебском и Брестском воеводствах. У Адама и Михаила Чарторыйских находились Гомельское, Усвятское и Подусвятское староства, графу Сологубу были переданы Езерицкое староство и Витебская экономия. Сапега захватил Полоцкую экономию.

Во владения светской и церковной феодальной знати попадали не только имения и староства, но также многие города и местечки. Радзивиллам, например, принадлежали Слуцк, Несвиж, Копысь, Греск, Тимковичи, Сморгонь. Свентянами завладели Тышкевичи, Бешенковичами — Огинские, Освеей — Гильзены. В таких городах, как Брест, Гродно, Витебск, Минск, Пинск значительно расширились юридики феодалов. Так, в Минске в году в магистратской юридике насчитывалось 73 двора, во владениях шляхты — более 220 дворов. Это пагубно отражалось на развитии ремесла и торговли.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 21 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.