авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 21 |

«И.И. Ковкель Э.С. Ярмусик ИСТОРИЯ БЕЛАРУСИ С древнейших времен до нашего времени MiHCK 2000 ...»

-- [ Страница 9 ] --

Но, несмотря на жесткие предупредительные меры, царским властям и военному командованию предотвратить полностью антивоенные выступления в прифронтовой полосе не удалось. Уже в первые дни войны по территории Белоруссии прокатилась волна антивоенных забастовок рабочих и массовых выступлений крестьянства. С 22 по 26 июля проходила крупная антивоенная забастовка на Дубровенской фабрике в Горецком уезде Могилевской губернии. Особенно широкий размах приобрели выступления рабочих и крестьян, призванных в армию. За 7 дней (с 19 по 25 июля) в белорусских губерниях было разгромлено 43 помещичьих имения, фольварка и 12 хуторов и усадеб сельских богатеев. Наиболее крупным было выступление призывников 21 — 26 июля в Сенненском уезде Могилевской губернии. Взбунтовавшиеся новобранцы разгромили 13 имений помещиков.

Волнения были подавлены только с помощью карательных отрядов.

Царские власти жестоко расправились с бунтовщиками. За поджог имения Юзефин в Минской губернии к судебной ответственности были привлечены 20 крестьян, шестеро из них Минским военно-полевым судом приговорены к смертной казни. В Сенненском уезде 4 участника крестьянских волнений были повешены, многие получили телесные наказания. В Мозырьском уезде 13 крестьян были приговорены к смертной казни.

Жестокими расправами царизму удалось временно подавить революционную активность масс. Во второй половине 1914 года в Белоруссии имели место только 3 забастовки и 36 выступлений крестьян, но они носили преимущественно экономический характер.

Противоположную позицию по отношению к войне заняли буржуазные и мелкобуржуазные слои населения в Белоруссии. Они выступили в поддержку царизма и прилагали все усилия, чтобы разжечь у широких масс трудящихся милитаристский дух и шовинистические настроения. Уже в первые дни войны по инициативе местных властей в Минске, Могилеве, Витебске и других городах Белоруссии состоялись массовые собрания, молебны и «патриотические» манифестации. Их организаторы призывали население к гражданскому согласию, жертвам во имя Отечества и победы над «коварным»

врагом.

Нагнетанию шовинизма помогала официальная и черносотенно октябристская печать. Особую активность в этом отношении проявляли «Северо-западная жизнь», «Виленский вестник» и другие.

В «патриотическую» кампанию активно включились партии либерально буржуазной оппозиции. Поддержав лозунг «Война до победного конца», кадеты с помощью Всероссийских союзов земств и городов взяли на себя сбор пожертвований на нужды войны, устройство госпиталей, оказание помощи больным и раненым, участие в организации эвакуации и заготовок для военных нужд, налаживание продовольственного снабжения армии.

На позиции активной поддержки войны и пропаганды классового мира внутри страны встали и мелкобуржуазные партии. Меньшевики призывали пролетариат и крестьянство к деятельному участию в обороне страны и осуждали восстания и забастовки в тылу армии. Оборонческие позиции занимали также эсеры. Они призывали «принять эту войну» и «помочь армии нанести поражение германцам». В начале войны в западных губерниях эсеры создали «Военно-революционный союз», который принял активное участие в работе различных организаций, занятых обслуживанием фронта.

Неопределенную позицию по отношению к войне занимали бундовцы.

Одни из них стояли на позициях умеренного пацифизма, другие поддерживали Германию, третьи выступали на стороне России.

Из всех партий революционно-демократического лагеря только партия большевиков выступила против войны. Она отказалась поддерживать «свое»

правительство и признала полезным, в интересах пролетариата, поражение царизма в войне. В противовес проповеди меньшевиками и эсерами гражданского мира, сотрудничества рабочего класса с буржуазией, большевики выдвинули лозунг превращения империалистической войны в гражданскую. Поражение России в войне, как считали большевики, должно привести к ослаблению царизма, облегчить его свержение и победу народной революции.

Политику поражения своих правительств, по мнению большевиков, должны были проводить и все революционные партии воюющих стран.

Поскольку социалистические и социал-демократические партии стран Запада, входившие во II Интернационал, выступили в поддержку своих правительств, то большевики предложили распустить II и создать новый, III Интернационал.

Борясь за осуществление этих лозунгов, большевики выступали против предоставления военных кредитов правительствам своих стран, соглашений рабочего класса с буржуазией, поддерживали расширение антивоенного движения, братание солдат на фронте, добивались разрыва революционных элементов с социал-шовинистами, боролись за интернациональное единство трудящихся.

Большое значение для большевиков и международного рабочего движения имела новая теория социалистической революции, разработанная В.И.Лениным. На основе глубокого изучения эпохи империализма В.И.Ленин пришел к выводу о том, что вследствие неравномерности развития капитализма одновременная победа социалистической революции во всех странах невозможна, что социализм может победить первоначально в нескольких странах или даже в одной, отдельно взятой стране. Эта теория открывала перед большевиками революционную перспективу, развязывала их инициативу и укрепляла веру в возможность победы социалистической революции.

Руководствуясь ленинскими теоретическими и тактическими установками, большевики Белоруссии, как и большевики всей страны, преодолевая трудности военно-полицейского режима, разоблачая оппортунизм меньшевиков, эсеров, бундовцев и других соглашательских партий, разворачивали свою работу в массах. Они восстанавливали разгромленные и создавали новые партийные организации. В декабре года возобновил свою работу Полесский комитет РСДРП(б), на промышленных предприятиях и в воинских частях начали возникать партийные группы. В 1915 году большевистские группы уже действовали в Гомеле, Минске, Лунинце, Несвиже, Сморгони и других населенных пунктах Белоруссии.

В 1915 году русско-германский фронт стал решающим фронтом первой мировой войны. Немецкое командование, воспользовавшись бездействием англо-французских войск, перебросило с Западного фронта на Восточный огромное количество пехоты, почти всю кавалерию, многочисленные артиллерийские части. Создав сильный ударный кулак и имея значительное превосходство в артиллерии, а также будучи более обеспеченными боепри пасами, немецко-австрийские войска перешли в наступление. Под напором превосходящих сил противника русские войска летом 1915 года вынуждены были оставить Галицию, потеряв в кровопролитных боях 600 тысяч убитых, раненых, пленных и много военного снаряжения.

После тяжелого поражения России на австро-германском фронте немецкое командование силами трех армий из Галиции и четырех из Восточной Пруссии начало новое наступление, намереваясь окружить и уничтожить сеть русских армий, находящихся в Польше. Стремясь спасти положение, русские войска начали отступать, неся большие потери. Англия и Франция ничего не сделали, чтобы облегчить положение русских армий.

В течение августа 1915 года русские войска оставили Варшаву, крепости Новогеоргиевск, Осовец, Ковно, Брест. 3 сентября немцы захватили Гродно.

Ставка Верховного Главнокомандования была перенесена из Барановичей в Могилев.

Выйдя на линию Вильно-Двинск, немцы решили нанести удар по тылам русской армии, перерезать железнодорожные магистрали Вильно-Двинск, Молодечно-Полоцк и Минск-Орша. 9 сентября 1915 года они бросили свою кавалерию в направлении Свентяны-Борисов. Прорвав фронт, немецкие войска заняли Вильно-Вилейку, Новогрудок и Барановичи. 19 сентября отряд немецкой кавалерии достиг железнодорожной линии Минск-Орша и по вредил путь в районе станции Смолевичи. Ценой огромных усилий продвижение немцев было остановлено. Фронт стабилизировался по линии Двинск-Поставы-Барановичи-Пинск.

Поражение на фронтах было результатом технико-экономической отсталости России;

отсутствия крепкого тына, гнилости государственного аппарата.

В ходе войны тыл русских армий начал быстро разваливаться. Отсталая экономика страны не могла в достаточной степени обеспечить потребности армии в вооружении, боеприпасах одежде и продуктах питания. Тяжелое положение со снабжением фронтов обострялось сильным расстройством транспорта, орга низационной, неразберихой в государственном аппарате, взяточничеством и казнокрадством, огромными злоупотреблениями разного рода поставщиков, чиновников, интендантов. Все это привело к тому, что уже в первый год войны на фронте не хватало винтовок, патронов. Армия голодала.

Царское правительство оказалось неспособным успешно вести войну, мобилизовать имеющиеся в стране материальные ресурсы. Оно не сумело наладить эвакуацию материальных ценностей и населения из прифронтовой полосы. Почти все фабрично-заводское оборудование, хлеб, скот, сельскохозяйственный инвентарь оккупированных районов достались врагу. Из Бреста, например, было эвакуировано только 6 предприятий, из Гродно —3.

Тяжелая участь постигла мирное население на территории, по которой прошел фронт. Лишенное крова и средств существования, оно, в связи с наступлением противника, вынуждено было бежать в глубь России. Массовое неорганизованное бегство мирного населения из прифронтовых районов приняло катастрофические размеры. Из Польши, Литвы и Западной Белоруссии ушли свыше 1,3 млн. человек.

Значительная часть беженцев осталась на постоянное местожительство в Восточной Белоруссии. Только в Минской и Могилевской губерниях их насчитывалось более 500 тысяч человек.

Ни царское правительство, ни буржуазные организации в лице Союза земств и Союза городов устройством беженцев серьезно не занимались. Наоборот, их рассматривали как социально опасный элемент и вместо оказания помощи применяли к ним меры грубого принуждения: заставляли работать в имениях по мещиков, на строительстве дорог и мостов, принудительно выселяли в глубокий тыл.

В результате военных действий детом и осенью 1915 года значительная часть территории Белоруссии с городами Гродно, Слоним, Новогрудок, Барановичи, Пружаны, Брест, Кобрин, Пинск оказалась под немецкой оккупацией. На захваченных землях немецкие оккупанты установили жестокий военно полицейский режим. Экономика края была подвергнута ограблению. Промыш ленные предприятия демонтировались, а их оборудование вывозилось в Германию.

Оккупанты силой оружия забирали у крестьян рабочий и продуктивный скот, вплоть до последней коровы, конфисковывали одежду, обувь, фураж, продукты питания, население вынуждали выполнять различные повинности, платить огромные налоги и многочисленные штрафы. За малейшее неповиновение они беспощадно расстреливали мужчин, насиловали женщин, тысячами угоняли мирных граждан на каторжные работы в Германию.

В сложном положении оказалась и неоккупированная часть территории Белоруссии. Многие промышленные предприятия в прифронтовой полосе в результате военных действий были разрушены, часть заводов и фабрик эвакуирована в восточные районы страны. Некоторые предприятия из-за отсутствия сырья, топлива и квалифицированных рабочих вынуждены были прекратить производство промышленной продукции. Из 690 предприятий Минской, Могилевской и Витебской губерний к 1917 году работало только 458. Это привело к тому, что производство промышленной продукции в Белоруссии за годы войны сократилось на одну треть. Остановились почти все предприятия дрожжевинокуренной, деревообрабатывающей промышленности. Все оборудование бездействующих предприятий было реквизировано.

Вместе с тем отдельные отрасли промышленности (швейная, обувная, металлообрабатывающая и другие), которые выполняли военные заказы, значительно увеличили выпуск своей продукции. Было построено ряд предприятий для обслуживания нужд армии. На производство боеприпасов, транспортных средств и другого военного снаряжения были переключены все предприятия металлообрабатывающей промышленности. Снаряды и гранаты производили 5 заводов в Минске, 3 — в Гомеле, а также Речицкий и Оршанский проволочно-гвоздильные заводы. В артиллерийских и авиационных парках были заняты около 10 тысяч рабочих, а в артиллерийских мастерских Минска и Бобруйска — почти 3500 рабочих.

Большое количество технических мастерских, всякого рода складов и баз было открыто различными организациями Всероссийского земского союза и Союза городов. Накануне Февральской революции 1917 года в Минске насчитывалось около 30 тысяч рабочих, в Гомеле — около 25 тысяч, в Витебске — 18, в Могилеве — 7 тысяч. Все предприятия изготавливали в основном военную продукцию и не могли внести какого-либо оживления в местную экономическую жизнь.

В годы войны в исключительно тяжелом положении оказалось и сельское хозяйство Белоруссии. Более половины трудоспособных мужчин были мобилизованы и отправлены на фронт. Только в Минской, Могилевской и Витебской губерниях было призвано в армию 634400 человек. Кроме того, на оборонные работы—рытье окопов, строительство мостов, ремонт дорог и так далее — в принудительном порядке привлекалось почти все трудоспособное население прифронтовой полосы. Производились массовые реквизиции скота, продуктов питания и фуража на нужды армии. В одной только Минской губернии в начале войны было реквизировано 18 тысяч голов крупного рогатого скота.

Массовые реквизиции, в основном, легли на плечи бедняцко-середняцких слоев населения. Созданные царским правитель ством реквизиционные уездные и волостные комиссии состояли из помещиков и местных чиновников, они всячески защищали интересы имущих, стремясь перепожить бремя поборов на беднейшие слои населения.

Нехватка рабочей силы, массовые реквизиции подорвали все отрасли сельского хозяйства. Посевные площади под зерновыми культурами сократились на 47 — 53%, картофеля — на 34,2%. Более чем на 50% сократилось поголовье скота.

Упадок сельского хозяйства привел к резкому снижению его товарности.

Из-за расстройства транспорта почти прекратился ввоз в Белоруссию предметов первой необходимости. В городах, как неоднократно сообщали газеты того времени, «совершенно исчезли из продажи продукты питания и даже по бонам (так в то время назывались продовольственные карточки) нечего было выдавать населению». У продовольственных лавок сутками толпились оборванные, голодные люди.

Острый недостаток товаров широкого потребления, обесценивание денег привели к росту дороговизны, падению жизненного уровня населения. Цены на продукты питания и одежду в Белоруссии за годы войны выросли в 5 — раз. Лишения трудящихся усугублялись тем, что из продажи исчезло топливо.

В суровую зиму 1916 — 1917 годов 80 — 90% квартир в Могилеве не отапливалось. В условиях нищеты и голода широкое распространение по лучили эпидемические болезни.

Тяжелое положение, в котором очутилось население Белоруссии, подталкивало его на борьбу за свое выживание. С 1915 года наблюдалось усиление рабочего движения. В апреле 1915 года происходили волнения рабочих и служащих Гомельского железнодорожного узла. Летом этого же года бастовали рабочие депо Либаво-Роменской железной дороги в Гомеле, некоторых предприятий Могилева и Витебска. Всего в 1915 году в Белоруссии, по неполным данным, состоялось около 100 забастовок.

В 1916 году революционная борьба рабочего класса Белоруссии стала принимать более организованный и упорный характер. 16 апреля забастовали рабочие суконной фабрики Корфа в Горецком уезде Могилевской губернии. Они потребовали увеличения заработной платы на 40 — 50 %.

Несмотря на тяжелые материальные условия и суровые репрессии, рабочие бастовали 22 дня и вынудили фабриканта удовлетворить их требования.

Вслед за ними забастовали 300 рабочих на строящейся железной дороге Орша-Ворожба. В майские дни 1916 года бастовали рабочие Орши, Витебска и других городов Белоруссии.

В связи с нарастанием стачечного движения губернские власти Белоруссии и военное командование Западного фронта усиливали репрессии против трудящихся. Они арестовывали организаторов забастовок, революционно настроенных рабочих и отправляли их на фронт. Нередко выступления рабочих жестоко подавлялись карательными отрядами. Так, во время подавления забастовки рабочих-лесорубов в Купрове Витебской губернии каратели убили 5 человек и 8 тяжело ранили. Кровавую расправу учинили царские власти и над рабочими деревообрабатывающего завода в имении Прилуки Минского уезда. При подавлении забастовки 21 сентября 1916 года были убиты 3 и ранены 45 человек.

Но кровавыми репрессиями царским властям не удалось задушить революционное движение. Во второй половине 1916 года бастовали рабочие Витебской льнопрядильной фабрики «Двина», «Днепровской мануфактуры» в местечке Дубровно, Витебского железнодорожного узла. В конце 1916 года к забастовочному движению присоединились рабочие многих предприятий Минской, Могилевской и Витебской губерний. В предзабастовочном состоянии находились рабочие и служащие дорог Белоруссии.

В организации забастовочного движения большую роль играли большевики. Их влияние заметно активизировалось после прибытия в Минск в апреле 1916 года под фамилией Михайлов М.В.Фрунзе. С помощью большевика И.Я.Любимова, который руководил хозяйственным отделом комитета Всероссийского земского союза при штабе Западного фронта, Фрунзе устроился в этом комитете статистиком. Выполнение служебных обязанностей давало ему возможность часто бывать в различных местах прифронтовой полосы, встречаться с рабочими Белоруссии и солдатами Западного фронта, распространять среди них политическую литературу.

Аналогичную работу в Белоруссии и на Западном фронте проводили опытные большевики-подпольщики: В.Г.Кнорин, С.Г.Могилевский, И.Я.Любимов, К.И.Ландер, К.К.Ксенофонтов, И.А.Кривошейн, И.И.Яворский, Д.Якубов, С.Козлов и другие. На Западном фронте находился также член РСДРП(б) с 1906 года А.Ф.Мясников. Являясь начальником учебной команды 121-го запасного полка в Дорогобуже Смоленской губерний, он создал подпольную партийную организацию, наладил связь с военной организацией в Смоленске и вел революционную работу среди солдат и рабочих, отправляющихся на фронт. Накануне Февральской революции в Белоруссии и на Западном фронте, по далеко неполным данным, уже действовало более 30 подпольных большевистских организаций. Повседневная кропотливая работа большевистских агитаторов находила поддержку среди рабочих, солдат и крестьянства, поднимала их на активную революционную борьбу.

Подъем революционного движения рабочего класса, усиление большевистской пропаганды и агитации способствовали активизации крестьянского движения. Крестьяне все активнее включались в борьбу против помещиков, уклонялись от выполнения оборонных работ, уплаты налогов, выступали против войны, убивали представителей царских властей.

Осенью 1915 года в 5 волостях Бобруйского уезда Минской губернии население отказалось выполнять военные работы. В декабре 1916 года крестьяне деревни Мальбершки Витебской губернии убили урядника, а в деревне Гамзенова Полоцкого уезда — стражника, которые пытались направить их на оборонные работы. Из отправленных за 10 дней ноября человек рабочих и 145 подвод из Витебской губернии на оборонные работы к месту назначения прибыли только 149 человек и 86 подвод.

В прифронтовой полосе Белоруссии крестьяне часто выступали против помещиков вместе с солдатами и беженцами. В августе 1915 года крестьяне и солдаты разгромили имение Хмельники Бобруйского уезда, в сентябре— имение Святополк-Мирского в Новогрудском уезде, имение Богдановка в Слуцком уезде, забрали 2 тысячи пудов сена, около 1 тысячи пудов овса и ржи. Стражники, которые пытались помешать вывозу зерна и сена, были ра зоружены и избиты. В это же время было разгромлено несколько помещичьих имений в Сенненском и Гомельском уездах. Крестьяне многих деревень Белоруссии открыто высекали и поджигали помещичьи леса, нападали на имения, вступали в стычки с полицией.

Имели место также выступления против дороговизны товаров широкого потребления и против спекуляции торговой буржуазии. Жители многих деревень, местечек и городов громили магазины торговцев, непомерно взвинчивающих цены.

В годы войны не утихала и вторая социальная война — в деревне.

Упорное сопротивление оказывали крестьяне-бедняки попыткам зажиточного крестьянства при поддержке властей захватить лучшие земли при переселении на хутора.

Под воздействием рабочего и крестьянского движений в революционную борьбу втягивались также солдаты Западного фронта и гарнизонов белорусских городов. Западный фронт был создан осенью 1915 года и насчитывал к началу 1917 года вместе с тыловыми частями около 1,5 млн.

человек. Он прикрывал подступы к Москве и своим северным флангом — к Петрограду. Но, несмотря на стратегическую значимость, войска фронта плохо обеспечивались вооружением и военным снаряжением. На 19 октября 1915 года на фронте не хватало 478933 винтовки. В запасных частях и пунктах комплектования одна винтовка приходилась на 13 человек. Еще хуже обстояло дело с артиллерией и артиллерийскими снарядами. Это вело к большим людским потерям. Когда Россия, выручая союзников, весной и летом 1916 года предприняла ряд операций на Западном и Юго-Западном фронтах (на Западном фронте Нарочанская и Молодечненско-Виленская операции), то вновь не добилась ощутимых результатов. Только в Нарочанской операции 2-я армия Западного фронта потеряла убитыми и ранеными более тысячи офицеров и 77 тысяч солдат.

Плохо отражалось на моральном состоянии и политическом настроении солдат их продовольственное и материальное обеспечение. Зимой 1916 — 1917 годов в армиях Западного фронта не хватало 42% овчинных полукожушков и бушлатов, 61% тепло го нижнего белья, 59% валенок, 87% руковиц, 35% шерстяных портянок и носков. Только за первую половину января 1917 года жалобы на плохое питание и обмундирование поступили от солдат 39 полков и 3 батальонов Западного фронта. Из 38-го корпуса сообщалось, что из-за несвоевременного подвоза теплых вещей многие солдаты обморозились, и 60 человек замерзли совсем.

Тяжелые условия на фронте, чуждые народу цели войны, частые отступления русской армии порождали у подавляющей части солдат пораженческие настроения, вызывали недовольство, волнения и революционные выступления. Волнения солдат, сопровождавшиеся столкновением с полицией, комендантами патрулей и воинскими частями, в августе — сентябре 1915 года имели место в Бобруйске, на станциях Солтановка, Пуховичи, Руденск, Жлобин, Осиповичи, Негорелое, Минск и в других местах.

Растущее недовольство в армии создавало благоприятную обстановку для революционной пропаганды, которая пользовалась широкой поддержкой в солдатских массах. В октябре 1915 года из штаба Западного фронта сообщали, что «под влиянием антиправительственной пропаганды солдаты отказываются ходить в атаки... и стоят за прекращение войны независимо от результатов таковой». Осенью 1916 года солдаты некоторых дивизий 9-го корпуса, активно поддержанные частями 1-й Гренадерской дивизии 2-й армии, отказались идти в бой, и затеянное командованием наступление было сорвано. Наряду с отказом идти в бой тысячи солдат бросали свои части и дезертировали. Только из трех армий Западного фронта к началу 1916 года дизертиро-вали более 11 тысяч человек.

Крупным политическим событием в Белоруссии и на Западном фронте было восстание солдат 22 — 26 октября 1916 года на распределительном пункте в Гомеле. На этот пункт направлялись солдаты из различных тыловых частей, а также матросы Балтийского и Черноморского флотов, списанные с кораблей за участие в революционном движении.

Поводом для восстания послужили избиение и арест одного, солдата. тысячи солдат распределительного пункта выступили в защиту своего товарища. Они обезоружили солдат караульной команды, освободили более 800 человек арестованных, разгромили канцелярию гауптвахты и уничтожили все обвиняющие солдат документы. Прибывшим на подавление восстания воинским частям солдаты распределительного пункта оказали вооруженное сопротивление. В результате перестрелки несколько человек были ранены. Только когда на помощь карателям было послано еще четыре роты солдат, под вечер перестрелка прекратилась и, казалось, восстание было задушено. Но затишье продолжалось недолго. 26 октября восстание вспыхнуло с новой силой. В городе солдаты разогнали полицию, совершавшую повальные обыски у жителей Гомеля, а после ворвались на пересыльный пункт, захватили на гауптвахтах винтовки и освободили арестованных. К восстадию присоединились еще около 1000 солдат и матросов, которые находились на пересыльном пункте.

На подавление восстания были посланы две роты и воинская дружина.

Бой длился до поздней ночи. Восставшие пытались наладить контакты с соседними подразделениями, рассчитывая на их поддержку. Но сделать это им не удалось. Силы восставших были небольшими, к тому же у них закончились боеприпасы. С наступлением темноты многие из них спрятались.

Царские власти жестоко расправились с восставшими. Девять организаторов восстания по приговору полевого суда 4-й армии были расстреляны, два сосланы на каторгу, пять отправлены в арестантские роты.

В восстании на распределительном пункте, которое проходило под лозунгом «Долой войну» участвовали и рабочие Гомеля. После подавления восстания в городе начались повальные обыски и аресты.

Восстание на Гомельском распределительном пункте, как и другие выступления солдат, свидетельствовало о том, что армия превратилась из опоры царизма в грозную для него опасность, постепенно превращаясь в союзника пролетариата в борьбе за свержение самодержавия. В годы войны оживилось и национально-освободительное движение в Белоруссии. В предвоенные и военные годы выросли кадры белорусской интеллигенции, многие из них пополнили офицерский корпус русской армии, выросла их роль в кооперации, земствах, городских думах, Союзе городов, железнодорожном аппарате, в военных ведомствах.

Эти изменения не могли не повлиять на развитие национально освободительного движения, активизацию деятельности всех его направлений. Особенную активность начали проявлять буржуазные и мелкобуржуазные группировки. Они приступили к созданию своих политических партий и организаций.

В 1915 году на политической арене появилось первое объединение крупной белорусской буржуазии, помещиков и католического духовенства «Христианская злучнасць». Его организаторами были виленский архиепископ барон Ропп, князь Святополк-Мирский, барон Шафнагель, ксендзы В.Годлевский, А.Астромович (А.Зезюля) и другие. К ним примкнул В.Ластовский, который еще в 1908 году заявил о своем выходе из БСГ.

В том же, 1915 году возникла Белорусская социал-демократическая рабочая группа во главе с Иваном и Антоном Луцкевичами. Она официально считалась филиалом БСГ и объединяла мелкобуржуазную интеллигенцию, которая придерживалась народнической идеологии. Ее немногочисленные группы действовали в Вильно и Гродно.

В конце 1916 года в Минске представители крупной буржуазии и помещиков (Р.Скирмунт, П.Алексюк, В.Чаусов) предприняли попытку создать еще одну политическую партию — партию белорусских народных социалистов (БПНС). Такие же попытки предпринимались и в Петрограде. С этой целью там было налажено издание газеты «Светач» (вышло 7 номеров).

Газета пропагандировала идею единства всех белорусов независимо от их классовой принадлежности и призывала объединить все общественные силы для осуществления «белорусского национального идеала». В этом направлении действовали и белорусские комитеты помощи потерпевшим от войны, созданные в крупных городах России и Украины, где проживали беженцы белорусы.

Таким образом, белорусская буржуазия настойчиво стремилась заявить о своем приоритете в экономической и политической жизни там, где проживали белорусы. Но обстоятельства для этого пока еще были неблагоприятными.

Те белорусские политические группировки, которые действовали на оккупированной территории Белоруссии, начали сотрудничать с немецкими интервентами. Они создали в Вильно Белорусский народный комитет (БНК), который провозгласил лозунг «политической независимости Литвы и Белоруссии в ее последней исторической форме — Великого княжества Литовского». Осуществить эти намерения они рассчитывали при помощи кайзеровской Германии. С этой целью осенью 1915 года по инициативе БНК была создана «Конфедерация Великого княжества Литовского», в которую вошли представители белорусских, литовских, польских и еврейских национальных политических организаций. 19 декабря 1915 года был обнародован «Универсал Великого княжества Литовского», который призывал «добиваться общими силами, чтобы литовские и белорусские земли, которые давно принадлежали Великому княжеству Литовскому, а сейчас заняты немецкими войсками, стали при новых исторических обстоятельствах нераздельно едиными на фундаменте независимой Литвы и Белоруссии, как единое государство, гарантирующее всем нациям в ее границах все права».

Но эти планы не нашли поддержки в правящих кругах Германии.

Несмотря на то, что канцлер Германии Т.Бетман-Гольвег в сентябре года заявил, что «освобожденные из-под России земли не вернутся назад под московское ярмо», немецкая оккупационная администрация не хотела признавать политические центры белорусской буржуазии. Она рассматривала белорусское национальное движение только как противовес более сильному и лучше организованному польскому, всеми средствами стремилась не допустить возрождения польской государственности, тем более объединения польских, белорусских, украинских и литовских земель.

Такая политика германского империализма привела к распаду «Конфедерации Великого княжества Литовского». Не было единства и среди самих конфедератов. Это также сыграло немаловажную роль в ее судьбе.

После развала конфедерации произошел раскол и в белорусском народном комитете. Группа деятелей во главе с В.Ластовским вышла из его состава и создала глубоко законспирированную организацию «Сувязь независимости и неделимости Белоруссии». Ее руководство вступило в переговоры с немецкими оккупационными властями о создании отдельного белорусского государства. Однако и эта идея не получила поддержки в правящих кругах Германии. Они сомневались в том, что белорусские деятели способны организовать на оккупированной территории жизнеспособное управление и обеспечить осуществление их захватнической политики.

В начале 1916 года в Вильно параллельно с БНК начал действовать еще один белорусский политический центр — Центральный Совет белорусских национальных общественных организаций. Он пробовал вынести белорусский вопрос на международную арену. В апреле 1916 года его представители принимали участие в международной конференции «угнетенных народов России», созванной по инициативе Германии в столице Швеции — Стокгольме. «Белорусская делегация» требовала «освободить Белоруссию из-под угнетения России». С аналогичными требованиями вы ступала «белорусская делегация» во главе с В.Ластовским в июне этого же года на международной конференции в Лозанне (Швейцария), организованной также Германией. Эти конференции, как позже писал А.

Луцкевич, имели целью «подготовить европейское общественное мнение к расчленению России на ряд национальных государств».

Так вели себя те белорусские политические деятели, которые очутились на оккупированной территории Белоруссии. Иных позиций придерживались руководители белорусских буржуазных и мелкобуржуазных политических группировок, которые находились на неоккупированной территории. Все свои надежды, как и ранее, они связывали не с революцией, а с постепенными буржуазными реформами в царской России и ограничивали свою деятельность подачей петиций, направленных на снятие ограничений в области культуры, самоуправления и так далее.

Активизация рабочего, крестьянского, солдатского и национально освободительного движения в Белоруссии, как и во всей России, свидетельствовало о нарастании революционного кризиса в стране. Царское правительство уже неспособно было справиться с нарастанием классовой борьбы, хозяйственной разрухой и военными поражениями. Блок помещиков и буржуазии начал трещать. Усилилась оппозиционность и либеральной буржуазии. Она начала требовать создания «министерства доверия», ответ ственного перед Думой.

Царизм еще пытался удержать власть, поочередно включая в правительство министров-реакционеров. Но «министерская чехарда» не давала эффекта. К тому же в стране нарастало возмущение приближением к двору «ясновидца»-проходимца Григория Распутина, без которого царь уже не принимал ни одного решения. Это дискредитировало царизм настолько, что даже в верхах возник заговор с целью убийства Распутина. Убийство было осуществлено, но и это не спасло Россию. Она шаг за шагом приближалась к новой революции.

КУЛЬТУРА БЕЛАРУСИ В НАЧАЛЕ XX в.

Культура Белоруссии в начале XX века развивалась под воздействием дальнейшего развития капитализма, революционного и национально освободительного движений, получивших в это время довольно широкий размах. За короткое время Россия, а вместе с ней и Белоруссия, пережили три революции. На протяжении небольшого отрезка времени (со второй половины 1907 до начала 1910 года) царизму удалось установить режим жестокой политической реакции. Но и в это время революционное движение не прекращалось. Борьба рабочего класса, который шел в авангарде революционной борьбы, оказывала благотворное влияние на другие общественные слои и группы населения. В революционное и общественно политическое движение втягивались крестьянство, демократическая интеллигенция.

Марксизм, социал-демократия завоевывали сознание рабочего класса и оказывали влияние на передовых представителей других социальных слоев и групп, которые постепенно втягивались в революционную борьбу. В то же время либеральная буржуазия перед угрозой революции все теснее смыкалась с царизмом и открыто поддерживала политику царского правительства.

Революционная борьба рабочего класса и крестьянства, усиление национально-освободительного движения, общий политический подъем создали благоприятные условия для развития белорусской культуры. Под их влиянием у трудящихся возрастало стремление к свободе и равенству, рос интерес к книге, театру, печатному слову на родном языке. Из народа вышли талантливые поэты и писатели этого времени, заложившие прочный фун дамент новой белорусской литературы и современного белорусского литературного языка. В ходе революции 1905 —1907 годов и в первые послереволюционные годы появилась белорусская периодическая печать, белорусские книгоиздательства, первые учебники для школ на родном языке.

В это же время сформировалась первая белорусская профессиональная театральная труппа, которая широко пропагандировала белорусские народные песни, танцы, ставила пьесы белорусских авторов. Интенсивно развивались различные жанры устнопоэтического народного творчества.

Зародилось и белорусское национальное музыкальное искусство.

Однако развитие белорусской культуры не представляло собой однородного потока. В ней ясно определились два направления: буржуазно либеральное и революционно-демократическое. Противоположность между ними наблюдалась во всех областях культуры, особенно в художественной литературе и в общественно-политической мысли.

Демократическая культура развивалась под влиянием идей социал демократии. Представители этого направления отражали широкое движение трудящихся масс, прежде всего, крестьянства против остатков феодализма, социального гнета, за политику и национальную свободу.

Поднимающаяся белорусская национальная буржуазия пыталась стать во главе своей нации, но встречала противодействие царизма, проводившего политику великодержавного шовинизма и национального угнетения. Ведя осторожно борьбу с царизмом, белорусская буржуазия и ее идеологи стремились объединить всех белорусов, не взирая на различия социального положения, вокруг вопросов культурного движения, национально обособить белорусский народ и подчинить его своему экономическому и идео логическому господству. Представители буржуазно-либерального направления враждебно относились к идее интернационального сближения народов, установлению единства и дружбы между ними. Но вопреки их усилиям трудящиеся Белоруссии поддерживали тесный контакт с трудящимися других народов России, а белорусская национальная культура развивалась в тесном контакте с культурой русского, украинского, польского, литовского и других народов Российской империи.

Под влиянием развития капитализма и общественно-политического подъема, начавшегося в начале XX века, в Белоруссии постепенно расширялась система народного образования. С 1900 по 1914 годы количество начальных и средних общеобразовательных школ всех типов выросло с 6297 до 7682. Начальных школ в 1914/1915 учебном году насчитывалось уже 7492, неполных средних — 119, средних — 71. Во всех школах обучались 488,6 тысяч учащихся (в 1900 году — 248 тысяч).

Расширилась сеть средних специальных учебных заведений, готовивших специалистов для различных отраслей народного хозяйства, медицины и народного образования. Больше всего среди них было учительских семинарий. Помимо четырех семинарий (в Несвиже, Молодечно, Свислочи и Полоцке), открытых еще во второй половине XIX века, в 1909 — 1915 годах были открыты учительские семинарии в Рогачеве и Гомеле и женские семинарии в Орше и Борисове. Накануне первой мировой войны в Белоруссии действовало также 5 сельскохозяйственных школ, готовивших агрономов, землемеров, токсаторов со средним образованием. Фельдшеров и акушерок готовили медицинские школы в Могилеве, Гродно и Витебске. В Гомеле было открыто железнодорожное училище. В 1914 году в средних специальных учебных заведениях Белоруссии обучались 1,4 тысячи учащихся.

В1910 — 1914 годах в Белоруссии были открыты 3 учительских института (в Минске, Витебске и Могилеве), программа обучения в которых была несколько шире, чем в учительских семинариях. Они готовили учителей для начальных школ повышенного типа.

Высших учебных заведений в Белоруссии не было, хотя потребность в высшей школе настоятельно диктовалась развитием экономики и культуры края. Городские думы Минска и Витебска, буржуазные круги и интеллигенция неоднократно ставили перед царским правительством вопрос об открытии в этих городах университетов или же технических институтов.

Но царская администрация не спешила удовлетворять их просьбы. В году министр просвещения черносотенец Л.А. Кассо заявил витебской депутации, что открытие университета в Белоруссии — дело не спешное и не так скоро наступит его очередь. Высшее образование выходцы из Белоруссии получали в Москве, Петербурге и в других научных центрах России.

Методы обучения в школах в начале XX века стали более совершенными.

В начальных школах шире стали использоваться объяснительное чтение, наглядные пособия. Лучшие учителя организовывали экскурсии на природу, фабрично-заводские предприятия, к историческим памятникам. Но школьное руководство стремилось всеми силами сохранить старые методы обучения, основанные на заучивании наизусть содержания учебников и учеб ных пособий. Управление Виленского учебного округа в качестве основной задачи школы определяло воспитание учащихся в духе верности православной церкви и преданности царскому самодержавию. Главными предметами во всех типах школ по-прежнему оставались «закон божий», церковно-славянское чтение и церковное пение. На них отводилось около четверти учебного времени.

Расширение сети школ не привело и к коренным изменениям в области народного образования. Школ по-прежнему не хватало, ибо население в западных губерниях, куда входила и территория Белоруссии, с 1897 по годы увеличилось более чем на 30%. Согласно данным Виленского учебного округа, в 1911 году в школах обучались только 25,9% мальчиков и 10,7%девочек, или 18,4% детей школьного возраста. Из-за недостатка мест школы отказывали в приеме на обучение десяткам тысяч детей. В 1916 году 41% детей в городах и 27,4% в деревнях не были приняты в школу. В связи с этим многие крестьяне обучали своих детей дома, нанимая в качестве учителей местных грамотных подростков (так называемых «директоров»), которые сами недавно окончили народные школы.

Многие школы не имели своих помещений и размещались в обычных крестьянских избах. Не лучшим было и состояние школ, которые имели собственные помещения. Многие из них не отвечали элементарным санитарно-гигиеническим нормам.

И, тем не менее, школа в начале XX века сделала шаг вперед в своем развитии. Увеличение количества учащихся почти в два раза свидетельствовало о стремлении народных масс к образованию, повышению их культурного уровня.

Революция 1905 — 1907 годов пробудила политическую сознательность учителей, передовой школьной молодежи и втянула их в борьбу за перестройку образования на демократических началах. Они требовали ликвидации полицейско-церковной опеки над школой, введения всеобщего обучения на родном языке и так далее. Эти требования находили широкую поддержку трудящихся, о чем свидетельствуют наказы крестьян своим депутатам I и II Государственных дум.

Революционными выступлениями учащихся руководили организации РСДРП. При Минской группе РСДРП существовала ученическая организация.

Она распространяла революционную литературу среди учащихся, создавала кружки, организовывала собрания, митинги и забастовки учащихся средних школ Минска. Весной 1905 года в социал-демократических кружках насчи тывалось 150 учащихся. Забастовки учащихся старших классов происходили также в Слуцке, Бресте, Витебске. В дни Октябрьской всероссийской политической стачки бастовали почти все средние учебные заведения Белоруссии.

Активное участие в революционной борьбе принимали также многие учителя школ Белоруссии. На съезде группы учителей Минской губернии в июне 1906 года, состоявшемся на родине учителя К.Мицкевича (Я.Коласа) — Николаевщине, было принято решение присоединиться к Всероссийскому учительскому союзу и «стремиться к ниспровержению самодержавия путем непосредственного влияния на крестьян и организации их». Съезд обратился к учителям с призывом «всеми силами содействовать падению самодержавного режима» и привлечь крестьянство «к активному участию в освободительном движении». В мае 1907 года съезд учителей в Вильно постановил создать «Белорусский учительский союз» и вести борьбу за перестройку народного образования на демократических началах, за обучение на родном языке в школе.

В начале XX века дальнейшее развитие получили культурно просветительные учреждения в Белоруссии — библиотеки, избы-читальни, клубы и так далее. Царское правительство рассматривало их как средство идеологического воздействия на народные массы и осуществляло контроль за их деятельностью. Библиотеки первоначально создавались при школах. Они предназначались для народного чтения. К началу первой русской революции библиотеки существовали уже при 782 школах в пяти западных губерниях.

Они комплектовались по спискам, утвержденным Министерством народного образования. В списки не включалась политическая литература, художественные произведения революционно-демократических писателей. В них преобладала церковно-религиозная и черносотенная литература. В большинстве библиотек насчитывалось всего по несколько десятков экземпля ров книг.

Еще во второй половине XIX века были открыты губернские публичные библиотеки, был создан отдел по изучению Западного края. Однако небольшие книжные фонды, высокая плата за пользование книгами не могли притянуть массы читателей в эти библиотеки.

В конце XIX века начали создаваться и так называемые «попечительские»

библиотеки с целью идеологического воздействия на население. Они создавались для «низших сословий», и пользование литературой в них было бесплатным. Но книжные фонды в них были небольшими (200 — экземпляров) и комплектовались, в основном, литературой на религиозные и моральные темы.

Местная демократическая интеллигенция часто выступала инициатором открытия не государственных, а общественных библиотек. Правительство с недоверием ставилось к этому делу и всячески препятствовало их открытию.

И тем не менее, в начале XX века общественные библиотеки были созданы в Минске, Витебске, Орше, Полоцке и Бобруйске. Наиболее крупной из них была Минская публичная библиотека имени А.С.Пушкина, которая была создана в 1900 году. В 1917 году ее фонд уже составлял 17 тысяч экземпляров. Минские большевики использовали ее для сохранения и распространения марксистской литературы. Библиотека пользовалась большой популярностью у жителей Минска. За 1911 год читальный зал библиотеки посетили 10254 читателя, им было выдано 74946 книг.

Постоянными читателями библиотеки были учащиеся средних учебных заведений города, учителя, служащие, ремесленники, рабочие.

Большой популярностью пользовались также общественные библиотеки имени Л.Н.Толстого в Минске, Витебске, Полоцке, Орше и в других городах Белоруссии.

Работой общественных библиотек руководили советы. Финансирование библиотек осуществлялось за счет взносов читателей, частных пожертвований и незначительных субсидий правительства.

Кроме общественных библиотек, существовали библиотеки различных ведомств, культурно-просветительных обществ, воинских частей, расположенных на территории Белоруссии. Всего в Белоруссии в 1914 году насчитывалась 851 библиотека. Их книжный фонд составлял 423 тысячи экземпляров.

Во второй половине 90-х годов в некоторых городах Белоруссии были открыты воскресные школы для взрослых. Часто эти школы открывались по инициативе демократической интеллигенции. Преподавание в школах осуществляли учителя городских училищ, представители интеллигенции. При некоторых предприятиях были открыты курсы для рабочих. В Минской и Витебской губерниях на курсах занимались 450 человек, из них около 50% женщин. В 16 воскресных школах Министерства народного образования в пяти западных губерниях в 1904 году обучалось 1500 человек.

В конце XIX — начале XX века в Белоруссии начали создаваться различные культурно-просветительские и научные обще ства. Власти в большинстве случаев отказывали им в регистрации, но некоторые ходатайства вынуждены были удовлетворить. В 1900 — годах на территории Белоруссии было зарегистрировано и действовало таких общества. Наибольшую известность получили Общество любителей искусства, созданное в Минске в 1899 году, и Общество минских врачей.

Общество любителей искусства было создано по инициативе местного журналиста Е. Чириков а. Оно объединяло либеральных представителей местной интеллигенции и состояло из четырех секций — литературной, драматической, музыкальной и художественной. На заседаниях литературной секции обсуждались произведения известных писателей и поэтов, читались рефераты на литературные темы, организовывались выступления литератур ных критиков и так далее. Члены драматической секции ставили спектакли по пьесам русских и зарубежных писателей. Музыкальная секция объединяла местных музыкантов-любителей, из которых был создан оркестр.

Художественная секция была занята, главным образом, организацией выставок местных и иногородних художников. Во время революции 1905 — 1907 годов Общество активно включилось в революционную борьбу, за что в феврале 1906 года было закрыто.

Общество минских врачей активно пропагандировало среди населения медицинские знания, занималось организацией врачебного дела в Минской губернии. В 1910 — 1914 годах издавало ежемесячный журнал «Минские врачебные известия».

Различные белорусские научные общества действовали также в это время в Вильно, Санкт-Петербурге, Витебске и Могилеве.

В 1912 году в Минске возникло Общество любителей природоведения, этнографии и археологии. Инициатором его создания была интеллигенция Минска. Общество объединяло более 80 человек, которые занимались изучением Минской губернии. Оно провело ряд исследований рек на Полесье.

В 1907 году в Вильно было создано Общество друзей науки. В него входили представители разных политических течений и имущественного положения. Главную роль в нем играли представители буржуазно помещичьих кругов. Путем пожертвований и передачи частных библиотек при Обществе была создана обширная библиотека. В 1914 году она насчитывала 50 тысяч томов по истории, экономике, культуре Белоруссии и Литвы на русском и иностранных языках. В библиотеке имелся отдел рукописей, в котором содержались письма Т.Костюшко, С.Сераковского, А.Киркора, В.Сырокомли (Л.Кондратовича) и других известных общественных и культурных деятелей Польши, Литвы и Белоруссии.

Общество проводило собрания, на которых читались и обсуждались рефераты по истории, этнографии, экономике и культуре Литвы и Белоруссии. В 1907 —1910 годах Общество издало 4 ежегодника, в которых были помещены научные труды членов общества и отчеты о его деятельности.

Передовая учащаяся молодежь не удовлетворялась теми знаниями, которые давала ей школа. Среди учащихся старших классов школ Минска и других городов распространялась запрещенная литература, создавались подпольные библиотеки и кружки самообразования. В них молодежь изучала труды Ч.Дарвина, К.Маркса, Ф.Энгельса, А.Бебеля, П.Лаврова и других.

Жизнь настоятельно требовала открытия в Белоруссии научных государственных учреждений. Но царское правительство средств на их создание не выделяло. Только перед началом первой мировой войны были открыты исследовательские сельскохозяйственные станции — Минская болотная (1913 год) и Беняконьская сельскохозяйственная на минеральных почвах (1910 год).

Из-за отсутствия высших учебных заведении и научно-исследовательских учреждений многие талантливые ученые, уроженцы Белоруссии, вынуждены были жить и работать за пределами своей Родины. Это палеонтолог В.Ковалевский, санскритолог К.Касович, физик и химик Э.Врублевский, академик-филолог Е.Карский, профессор-историк М.Довнар-Запольский и другие. Так высокоэрудированный ученый Бронислав Эпимах-Шипило, который знал более 20 языков, в том числе санскрит, работал преподавателем в римско-католической духовной академии в Санкт-Петербурге. Его большая заслуга — помощь в сплочении и воспитании сознательной белорусской молодежи, обучающейся в вузах столицы. Ученый был одним из основателей и первого белорусского издательского общества «Заглянет солнце и в наше оконце».


Белорусская национальная наука в начале XX века была пре имущественно гуманитарной. Наибольших успехов она достигла в области этнографии, философии, фольклористики. В начале XX века исследованием языка, мировоззрения, фольклора, вероисповеданий, этнических границ, семейного и общественного быта, народного искусства, одежды, жилища, орудий труда белорусов занимались Е.Романов, М.Никифоровский, И.Сербов, В.Добровольский, А.Богданович, Е.Карский, М.Довнар-Запольский и другие.

Ими были собраны и опубликованы уникальные по богатству и научной ценности материалы, которые вопреки официальным установкам доказывали существование самостоятельного белорусского этноса.

Наибольший вклад в исследование истории формирования белорусского языка внес уроженец Гродненщины Ефим Федорович Карский (1860 — гг.). Имя этого выдающегося ученого-филолога, основателя белорусского языкознания, этнографа, палеографа и фольклориста сегодня известно во всех славянских странах. На протяжении 48 лет научной деятельности он написал более 700 работ по славистике, белорусознанию, русистике. Первым и единственным среди белорусов в дооктябрьский период Карский был удостоен звания члена-корреспондента (в 1901 году) и академика (в году) Российской академии наук. Его фундаментальный трехтомный труд «Белорусы» (1903 —1922 гг.) является уникальной энциклопедией белорусознания. На основе анализа собранного фактического материала Карский доказал, что белорусский народ существует как самостоятельная единица, имеет, как и другие народы, свою историю, культуру, богатый язык, бытовые традиции и неиссякаемый источник устнопоэтического народного творчества. Он фундаментально обосновал самостоятельность белорусского языка в семье других славянских языков, определил территориальные границы его распространения и составил соответствующую карту. Кроме научного, труды Карского имеют и большое общественное значение, прежде всего, в плане формирования национального самосознания белорусов. Насле дие ученого и в наше время не утратило своей научной ценности.

Большой вклад в развитие белорусской исторической науки в это время внесли М.К.Лю6авский (1860 —1936 гг.), М.В.Довнар-Запольский (1867 — 1934 гг.), В.И.Пичета (1878 —1947 гг.) и другие ученые. Работа М.К.Любавского «Очерк истории Литовско-русского государства до Люблинской унии включительно» (1915 год) не утратила значения и в настоящее время.

После первой русской революции появилась и первая обобщающая работа по истории Белоруссии В.Ю.Ластовского, опубликованная сначала на страницах газеты «Наша нива», а затем изданная в 1910 году в Вильно отдельной книгой. В ней были сформулированы основные положения новой концепции истории Белоруссии, которых придерживалась народническая интеллигенция в конце XIX — начале XX века. К ним относятся:

1) поиски белорусской государственности в древнерусский период;

2) рассмотрение истории ВКЛ как белорусского государства;

3) история белорусского народа как «бесклассового» и извечно «демократического» («теория единого потока»);

4) история Белоруссии как история развития национального самосознания, тесно связанного с религиозностью;

5) чрезмерная идеализация общественного устройства Белоруссии в XV — XVI веках («теория золотого века»);

6) преувеличение роли интеллигенции в формировании нации и так далее.

Эти ошибочные и антинаучные установки и положения, к сожалению, пропагандируются и сегодня некоторыми историками и публицистами.

На ниве исторической науки и краеведения в это время трудились также А.Сапунов, Е.Орловский и другие. Археологические раскопки на территории Белоруссии вели В.Завитневич, В.Шу-кевич.

Достижения в области физики связаны с научной деятельностью Я.О.Наркевича-Иодки, Е.В.Снеткова, А.И.Садовского и других. Среди технической интеллигенции в это время особенно отличились талантливые инженеры M.Р.Стульгинский и К.М.Павловский. М.Р. Стульгинский, будучи директором бумажной фабрики в Добруше, много сделал по оборудованию предприятия новейшей техникой, введением новейших технологий. Фабрика обеспечивалась электроэнергией своей электростанции, первой в Белоруссии.

По техническому уровню и энерговооруженности подобных предприятий в России в то время не было. К.М.Павловский работал на различных должностях Витебского железнодорожного узла, принимал участие в постройке и перевооружении многих предприятий города, был инициатором открытия в Витебске трамвайного движения.

В общественно-политической жизни Белоруссии начала XX века большую роль играла периодическая печать. До революции 1905 года господствующее положение в ней занимала официальная правительственная пресса — «Виленский вестник», «Губернские ведомости», выходившие в каждой губернии, «Епархиальные ведомости» и другие. Буржуазно-либеральную печать представляли «Минский листок» и «Северо-Западное слово». В ходе революции, особенно после манифеста 17 октября 1905 года, положение изменилось. Монополия официальной, главным образом, русскоязычной печати была подорвана. Появилась периодика демократического и либерального направлений на всех местных языках — белорусском, литовском, польском, еврейском. В результате количество газет и журналов, издаваемых в Белоруссии, резко возросло. В 1906 году их численность по сравнению с 1900 годом увеличилась в 4 раза и насчитывала 60 названий. В 1914 году уже издавалось 109 газет и журналов, 74 из них выходили в Вильно. 3 из них издавались на белорусском языке, 13 — на литовском, 12 — на еврейском, 28 — на польском.

Кадетскую печать в это время представляли «Северо-Западный голос» и «Голос провинции», октябристско-черносотенную — «Белорусскийвестник» и «Минская речь», местные социал-демократические организации издавали нелегальные газеты «Летучий листок Полесского комитета РСДРП», «Минский летучий листок», «Солдатская жизнь» и другие. В Минске выходила также газета «Северо-Западный край», тесно связанная с Минской группой РСДРП.

В ней печатались статьи В.И.Ленина, материалы о революционном движении.

За пропаганду революционных идей газета в декабре 1905 года была запрещена.

Большим завоеванием трудящихся Белоруссии было появление легальной белорусской печати: 1 сентября 1906 года вышел первый номер газеты «Наша доля». Вышло всего шесть номеров. В январе 1907 года она была закрыта.

Газета оставила заметный след в общественной мысли Белоруссии и ее культуре. На ее страницах с революционно-демократических позиций выступали Я.Колас, Тетка (А.С.Пашкевич) и другие.

С ноября 1906 года в Вильно начала издаваться еженедельная общественно-политическая и литературная газета «Наша нива». Выходила до сентября 1915 года, до оккупации Вильно немецкими войсками. Она стала трибуной белорусского национального движения, выступала за национальное равноправие белорусского народа, свободное развитие его культуры, введения белорусского языка в школу, печать, церкви и костелы. Газета сыграла большую роль в формировании национального самосознания белорусского народа, развитии белорусского искусства и литературы.

Особенно велика заслуга газеты в развитии белорусской литературы и создании белорусского литературного языка. На ее страницах начинали печатать свои произведения и получили путевку в большую литературу почти все известные в то время белорусские писатели и поэты. С ней активно сотрудничали Я.Купала, Я.Колас, Тетка, Ш.Ядвигин, М.Богданович, М.Горецкий, К.Буйло и другие. Археолог по профессии, И.Луцкевич основал при редакции газеты Белорусский национальный музей — богатую сокровищницу памятников исторического прошлого белорусского народа. На страницах газеты публиковались статьи по истории края, о памятниках его культуры, нравах и быте белорусов. Много публиковала газета научных статей по сельскому хозяйству и медицине, давала практические советы крестьянам по рациональному ведению своего хозяйства. Популярность газеты постепенно росла. Она имела сотни корреспондентов на территории Белоруссии.

Вместе с тем газета пропагандировала идеи национальной обособленности белорусов, бесклассовости белорусской нации, в решении коренных социально-экономических вопросов ограничивалась требованиями введения земства, организации кредитных, снабженческо-сбытовых и производственных кооперативов, поддерживала хуторизацию деревни.

«Наша нива» считала Государственную думу органом, который будто бы может выполнить все насущные требования народа, сеяла конституционные иллюзии. При содействии «Нашей нивы» выходили на белорусском языке популярный «Белорусский календарь», журналы «Соха» и «Лучина».

В 1913 году в Вильно начала издаваться белорусскоязычная католическая газета «Белорус», печатавшаяся латинским шрифтом, а в 1916 году, в условиях немецкой оккупации, начала выходить под редакцией В.Ластовского газета «Гром». Однако доминирующей в Белоруссии была русскоязычная печать. Целый ряд газет — «Окраина России», «Минское слово», «Виленский вестник», «Белорусская жизнь», потом «Северо-Западная жизнь», журнал «Крестьянин» — были активными проводниками велико державной политики царизма и вели ожесточенную борьбу против революционного и национально-освободительного движения.


Не меньшую враждебность к революционному и белорусскому национально-освободительному движению проявляли органы польских помещичье-клерикальных партий и группировок, которые смотрели на западные губернии как на провинцию Великой Польши. Особую активность в этом отношении проявляли «Курьер Литовски», «Гонец виленски», «Пшыяцюл»

и другие. Этиизда-ния, как и русские черносотенно-октябристские, отрицали существование белорусской нации, белорусского языка и культуры. Их целиком удовлетворяла политика царизма, направленная на раскол белорусского этноса по вероисповеданию на «русских» и «поляков».

Начало легальному белорусскому книгопечатанию положило издательство «Заглянет солнце и в наше оконце», созданное в 1906 году в Петербурге.

Позже возникли «Наша нива» и «Наша хата» в Вильно и «Соха» в Минске. Они издали первые учебники на белорусском языке «Першае чытанне для дзетак беларусау» Тетки и «Другое чытанне для дзетак беларуса^» Я. Ко л аса, отдель ные произведения белорусских писателей, научно-популярные произведения белорусских писателей, научно-популярные брошюры. За неполные восемь лет только издательство «Заглянет солнце и в наше оконце» опубликовало белорусских книг общим тиражом 100 тысяч экземпляров.

Наибольшие успехи в развитии белорусской культуры в начале XX века связаны с литературой. Ведущая роль в белорусской литературе этого времени принадлежала писателям революционно-демократического направления — Я. Куп ал е (1882 — 1942 гг.), Я.Коласу (1882 — 1956 гг.), М.Богдановичу (1891 — 1917 гг.), Тетке (Алоизе Пашкевич, 1876 — 1916 гг.).

Произведения этих писателей правдиво отражали жизнь и борьбу трудящих ся, были проникнуты горячим сочувствием к страданиям народа, пафосом освободительной борьбы, идеями подлинного демократизма и гуманизма. В основе их творчества лежала убежденность, что движущей силой общественного развития является народ. Эти писатели и поэты посвятили свою жизнь делу преобразования общества на началах равенства и справедливости.

Передовая белорусская литература представляла собой активную общественную силу и была тесно связана с революционной и национальной борьбой трудящихся Белоруссии.

Против принципов революционно-демократической литературы выступали писатели буржуазно-либерального и реакционного направлений, отстаивающие идею примирения человека с действительностью. Их произведения призывали к отказу от активных действий, особенно революционной борьбы, к подчинению судьбе, покорности и терпению.

Такими идеями было проникнуто творчество Огника, А.Зезюли, А.Павловича, Е. Орловского и других.

В начале XX века под влиянием революционного движения и общего политического подъема заметно оживилось устное народное творчество. В песнях, сказках, присказках, пословицах, поговорках, загадках возникли новые темы, которые отображали новые явления в жизни народа (переселение на хутора, отходничество, выезд за океан и так далее).

Интенсивно развивался фольклор рабочих и революционная самодеятельная поэзия. В песнях и стихотворениях рабочих и крестьян изображались тяжелая жизнь трудящихся, подневольный труд на фабриках, пристанях и станциях, на помещичьих полях и так далее. Постепенно складывался образ нового героя-борца за свободу, против гнета и насилия. Газета «Северо Западныйкрай» публиковала стихотворения рабочих и крестьянских поэтов самоучек.

В годы первой мировой войны появились антивоенные солдатские и народные песни. Продолжая лучшие традиции народной поэзии, эти песни отличались идейной глубиной, отражали новый уровень политического сознания трудящихся. Народ осуждал войну и царя, по приказу которого шли на смерть тысячи людей. В песнях подчеркивалась мысль, что солдаты гибнут за чуждые им интересы, за интересы царя и помеп*иков.

В некоторых песнях, наряду с осуждением войны и ее виновников, звучали мотивы сочувствия солдатам противника, которым также не нужна была война. В сатирических солдатских песнях высмеивалось военное командование и все те, для кого война была средством наживы.

В предоктябрьский период 1917 года устное народное творчество еще более революционизировалось. Появились песни, в которых прямо говорилось о борьбе против буржуазии, за власть Советов.

В деле пропаганды революционных идей большую роль сыграли произведения классической белорусской, русской и украинской литератур, которые прочно вошли в народный репертуар. Особенно популярными в Белоруссии были некрасовские «Укажи мне такую обитель», «Солнце всходит и заходит» из пьесы М.Горького «На дне», отрывок из поэмы Т.Шевченко «Гайдамаки» и другие. В 1910 году была издана в виде листовок песня Я.Купалы «А кто там идет?» (музыка Л.Роговского). Она часто исполнялась как народный гимн.

В начале XX века в Белоруссии значительно оживилась театральная жизнь. Большое влияние на это оказала театральная культура русского и украинского народов. Русские и украинские труппы часто посещали Минск, Витебск, Могилев, Бобруйск, Пинск и другие города. В Белоруссии гастролировали русские театры П.Гайдебурова, Ф.Корша, К.Незлобина, украинские труппы П.Саксачанского, Ю.Сагайдачного и других. Перед зрителями белорусских городов выступали выдающиеся мастера сцены — В.Комиссаржевская, П.Орленьев, А.Яблочкина, Ю.Юрьев. В репертуаре русских и украинских трупп были пьесы Н.Гоголя, А.Чехова, А.Островского, М.Горького, М.Крапивницкого, И.Тобилевича и других.

Под влиянием гастролей профессиональных театров в Минске, Орше, Могилеве и ряде других городов и местечек начали возникать любительские театральные кружки. Они ставили пьесы А.Чехова «Чайка», «Дядя Ваня», А.Островского «Лес», «Свои люди — сочтемся», М.ГЪрького «На дне», «Мещане», «Дачники» и другие.

Во время революции 1905 — 1907 годов и в послереволюционный период в юродах, местечках и даже в деревнях широкое распространение получили так называемые «белорусские вечерки». На них выступали хоры, танцевальные группы, декламировались стихи белорусских поэтов, ставились пьесы русских, белорусских, украинских и польских авторов (А.Чехова, Э.Ожешко, Я.Купалы, М.Крапивницкого, Я.Коласа, К.Каганца и других).

Деятельность этих кружков явилась предпосылкой для возникновения профессионального театра. Из «белорусскихвечерок» возникла «Первая белорусская труппа», руководителем которой был актер Игнат Буйницкий (1861 — 1917 гг.). Кружок И.Буйницкого начал свою деятельность еще в году в Дисненском уезде. В 1907 году сложился уже постоянный состав труппы, которая в 1910 году превратилась в профессиональный театр. В репертуаре театра были одноактные пьесы, исполнялись песни и танцы.

Труппа Буйницкого гастролировала по Белоруссии, выступала в 1911 и годах в Петербурге, в 1913 году — в Варшаве. Спектакли театра И.Буйницкого пользовались большим успехом у белорусского зрителя. Однако тяжелые материальные условия жизни театра и постоянные преследования полицейских властей привели к тому, что в 1913 году театр перестал существовать.

Традиции труппы И.Буйницкого получили развитие в деятельности «Первого товарищества белорусской драмы и комедии», возникшем вскоре после Февральской революции.

Кроме любительских кружков и профессионального театра, в Белоруссии в начале XX века продолжала существовать народная форма театра — «батлейка». Это была разновидность кукольного театра. В батлеечных представлениях нередко высмеивались царские чиновники, кулаки, помещики, другие представители господствующих классов.

Разнообразной была и музыкальная жизнь в Белоруссии в начале XX века.

Русские оперные труппы, оркестры, хоровые коллективы, солисты-певцы, пианисты, скрипачи выступали в Минске, Витебске, Могилеве, Гомеле, Бресте, Гродно, Пинске и других городах. Они знакомили городских жителей с русской и зарубежной музыкальной классикой, то есть с репертуаром, который шел на московских и петербургских сценах. С 1900 по 1917 годы в белорусских городах выступали с концертами выдающиеся музыкальные деятели — композитор и пианист А.Скрябин, пианисты В.Зилоти, И.Гофман, В.Сафонов, скрипачи Л.Ауэр, М.Полякин, Я.Кубелик, певцы Л.Собинов, М.Батистини и другие. С большим успехом гастролировали по Белоруссии хоровые коллективы Д.Агреньева-Славянского, А.Архангельского, народный оркестр под управлением В.Андреева и другие.

В связи с ростом общественного сознания, политической активности населения и национального самосознания в Белоруссии шел интенсивный процесс развития хоровых кружков, оркестров, товариществ любителей музыки. Большую роль в этом сыграл театр И.Буйницкого. Он широко пропагандировал белорусские народные песни и танцы. В профессиональном хоровом исполнении театра впервые прозвучали с эстрады белорусские народные песни «Чаму ж мне не пець», «Рабiна», «Падушачка», «Чалавек жонку б'е» и другие. Они впоследствии широко использовались в репертуаре любительских коллективов. Широкой популярностью пользовались также белорусские народные танцы «Лявонiха», «Мяцелiца», «Юрачка», «Мельнiк, учащихся, интеллигенции, особенно учителей. Репертуар хора был разнообразным и состоял из лирических песен о тяжелой женской судьбе, шуточных, танцевальных в обработке В.Тэравского, Л.Роговского и других.

В активизации музыкальной жизни в Белоруссии большую роль сыграли музыкальные школы, которые начали открываться в конце XIX века.

Преподаватели школ выступали на вечерах с исполнением произведений русской и зарубежной классики, широко пропагандировали среди населения классическую музыку, музыкальное искусство вообще.

Активизировалась также деятельность этнографов и фольклористов по сбору и записи мелодий белорусских народных песен. В это время М.Чуркин, А.Гриневич, И.Сербов, В.Тэравский и другие собрали и издали ряд сборников белорусских народных песен в своей обработке. Особенно большую ценность представляют «Белорусский сборник» (вып. VII Я.Романова и М.Чуркина, изданный в 1911 году в Вильно, сборники белорусских песен в обработке А.Гриневича, изданные в Петербурге в 1912 — 1915 годах Л.Роговским, и в 1911 году — в Вильно С.Козуром и М.Анцевым.

Благодаря усилиям белорусских композиторов, фольклористов, школьных преподавателей музыки и пения, исполнителей, белорусская песня получила широкое распространение не только у себя на родине, но и за пределами Белоруссии. Она исполнялась в Москве, Петербурге, Варшаве и за границей.

Некоторые русские композиторы (Н.Римский-Корсаков, А.Гречанинов, С.Та неев и другие) обрабатывали белорусские песни и использовали их в своих произведениях. Польский композитор М.Карлович (1876 —1909 гг.), который жил и работал в Белоруссии, использовал белорусские народные песни в своих симфонических произведениях «Извечные песни» и «Литовская рапсодия».

В это время получила развитие и белорусская профессиональная музыка.

Л.Роговский, руководивший белорусским хоровым кружком в Вильно, написал сюиту для симфонического оркестра. Это было первое инструментальное произведение белорусской музыки, связанное с интонациями народных песен. Композиторы М.Чуркин, Л.Роговский, А.Гриневич, В.Тэравский опубликовали ряд народных песен для хора и фортепьяно в своей обработке. В 1912 году была написана белорусская музыкальная комедия «Тарас на Парнасе» И.Шадурского на текст одноименной поэмы.

В начале XX века широкое распространение в Белоруссии получили песни революционного подполья. В период революции 1905 — 1907 годов местные группы РСДРП издали тексты «Варшавянки», «Смело, товарищи, в ногу» и другие, которые исполнялись рабочими на митингах и демонстрациях.

Выход на историческую арену пролетариата, рост революционного движения, активизация политической жизни обусловили развитие реалистического искусства. В творчестве передовых художников получила отражение тема борьбы рабочего класса с царским самодержавием и капиталистической эксплуатацией. Общество любители искусств, возникшее в 90-х годах в Минске, ставило цель—объединение и сплочение прогрессивных сил творческой интеллигенции в борьбе с реакционной политикой самодержавия, популяризация демократического искусства, поддержка национальных кадров искусства. Общество устраивало вечера с докладами об искусстве и на политические темы, организовывало художественные выставки. В общество входили около 200 деятелей изобразительного искусства, архитектуры, театра и музыки.

В конце XIX — начале XX веков оживилась выставочная деятельность. В 1899 году в Витебске экспонировались произведения выдающегося русского художника И.Е.Репина, который в это время жил в имении Здравнево около Витебска, Ю.М.Пэна и других художников. Большую роль в художественной жизни Белоруссии сыграла передвижная выставка, открытая в 1899 году. На ней экспонировались картины И.Е.Репина, Н.А.Касаткина, А.Е.Архипова и других художников. Активную выставочную деятельность развернуло Общество любителей искусств в период нарастания революционного кризиса и революции 1905 —1907 годов. На выставках экспонировались преимущественно произведения реалистического искусства — живописи, графики и скульптуры.

В Белоруссии в начале XX века работала сравнительно небольшая группа живописцев, графиков и скульпторов. После окончания Академии искусств в Витебске поселился Ю.М.Пэн (1856 — 1937 гг.). Он здесь создал много пейзажей и портретов, произведений на темы из жизни ремесленников и мелких торговцев. Художник стремился правдиво показать жизнь простого народа, рассказать о его радостях и невзгодах, о любви к труду. Большую известность приобрели его произведения «Часовщик», «В тюрьме», «После забастовки». Пэн хорошо был известен и как педагог. В его мастерской получили художественное образование несколько юношей, которые в будущем стали профессиональными художниками.

Из произведений живописи того времени обращает на себя внимание своим демократическим направлением «Рабочий вопрос» И.Трутнева, «Погром» Я.Кругера и другие.

Благотворное влияние на развитие белорусской живописи оказал художник, уроженец Белоруссии В.К.Бялыницкий-Бирю-ля. Он написал много лирических пейзажей русской и белорусской природы. Несколько картин из жизни белорусского народа написал И.Е.Репин, который жил здесь в конце XIX века.

В области пейзажа активно работали художники — уроженцы Белоруссии: Ф.Рушчиц, Г.Вейсенгоф, С.Жуковский, К.Стабровский и другие.

На их творчество наложила отпечаток учеба у передовых русских художников. Рушчиц учился у И.Шишкина и А.Куинджи, К.Стабровский — у И.Е.Репина, С.Жуковский — у И.Левитана. Их творчеству характерны также прогрессивные достижения французских импрессионистов, широко использовавших в живописи свет и воздух, и польских художников, работы которых отличались высокой культурой цветового решения, подчеркнутой декоративностью и лаконизмом композиционного построения.

Автором многочисленных эмоционально выразительных пейзажей был профессор живописи Фердинанд Рушчиц (1870 — 1936 гг.), уроженец Ошмянского уезда Виленской губернии. Большим художественным мастерством отличаются его картины «Земля», «Эмигранты», «Старая мельница», в которых звучат и социальные мотивы. Живописное наследие Рушчица очень большое. Много его этюдов и картин сохраняется в музеях Белоруссии, в Вильно, Львове, Варшаве, Кракове.

Из произведений Г.Вейсенгофа наиболее известными являются «Снег», «Белорусское кладбище», С.Жуковского — «Неман», «Осенний вечер» и другие.

В книжной графике в это время успешно работали С.Богуш-Сестрацевич, К.Кастровицкий, А.Каменский. В историческом жанре работал Я.Дроздович.

Он создал графическую серию «Древнее строительство в Белоруссии», портреты полоцких князей.

В Витебске родился и провел первые годы своей творческой жизни Марк Шагал (1887 — 1985 гг.), эмигрировавший позже во Францию и получивший там мировую известность. В Витебске он написал такие свои картины, как «Я и деревня» (1911 год), «Над Витебском» (1914 год), «Именины» (1915 год) и другие.

Медленнее живописи и графики развивалась скульптура. В скульптуре в это время выступало несколько мастеров, среди них известные художники Я.Дроздович и К.Кастровицкий. Кроме того, в деревне работали несколько резчиков по дереву и мастеров керамической скульптуры (А.Захаревич, В.Костюшко и другие).

Известным успехом пользовалась монументальная скульптура. В 1908 году около деревни Лесная был установлен памятник по случаю 200-летия победы русских войск над шведами. Памятники, посвященные войне 1812 года, были возведены в Витебске и Кобрине.

В декоративно-прикладном искусстве наблюдался спад. Пользовалось спросом только художественное стекло. В Белоруссии в начале XX века работало более 30 крупных предприятий по производсту стекла.

Высокохудожественной продукцией славились стеклозаводы «Неман А», «Неман Б», «Борисов», «Новка» и другие.

В начале XX века произошли некоторые качественные изменения и в области архитектуры. Основными строительными материалами по-прежнему являлись кирпич и дерево. Но шире стали использоваться чугун, железо, железобетон, особенно в строительстве многоэтажных зданий. По-прежнему в архитектуре господствовала эклектика — использование деталей и форм архитектуры различных стилей и эпох. Сооружения перегружались декоративными деталями и орнаментами, органично не связанными с самим зданием. В таком «стиле» строились особняки буржуазии, доходные дома, здания контор и учреждений. Примером такого «стиля» могут служить дом на углу улиц Кирова и Володарского в Минске, крестьянского поземельного банка в Витебске и другие.

Прогрессивное направление в архитектуре базировалось на традициях классицизма. В этом отношении характерно здание на углу Ленинского проспекта и улицы Урицкого в Минске (архитектор Г.Гай). В целом архитектура Белоруссии в этот период не отличалась высокими художественными ценностями.

В начале XX века в городах Белоруссии получило распространение кино.

В Минске в 1912 году работали уже три кинотеатра— «Модерн», «Эдан» и «Гигант». В них демонстрировались неозвученные кинокартины.

Таким образом, несмотря на неблагоприятные условия, культура Белоруссии в 1900 — 1917 годах сделала значительный шаг вперед в своем развитии и приобрела национальную выразительность.

ФЕВРАЛЬСКАЯ БУРЖУАЗНО-ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ В БЕЛАРУСИ Вторая буржуазно-демократическая революция в России началась февраля 1917 года в Петрограде. В этот день рабочие Путиловского завода по инициативе большевиков организовали массовый митинг у Нарвских ворот.

Путиловцев поддержали рабочие других предприятий города. Митинги переросли в забастовку. К вечеру этого же дня в забастовке уже участвовали около 120 тысяч рабочих с 50 предприятий города. Основным требованием бастующих было решение продовольственной проблемы. На следующий день, 24 февраля, забастовка приобрела еще более широкий размах. В ней уже участвовали 214 тысяч человек с 224 предприятий. Забастовщики вышли на демонстрацию на Невском проспекте. Основными лозунгами демонстрантов были: «Хлеба!», «Долой войну!», «Долой царизм!».

На подавление демонстрации царские власти бросили полицию и кавалерийские части. Но солдаты, распропагандированные большевиками»

отказались стрелять в демонстрантов.

25 февраля забастовка продолжалась. Большевики стремились превратить ее во всеобщую и вели широкую агитацию в этом направлении. В этот день уже бастовали более 306 тысяч рабочих с 438 предприятий, около 80% рабочих всех предприятии города. Забастовка сопровождалась массовыми митингами и демонстрациями. Командующий Петроградским гарнизоном генерал Хабалов отдал приказ применить оружие. Первые выстрелы прозвучали около Гостиного двора на Невском проспекте. Два человека были убиты, десять ранены.



Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 21 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.