авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 20 |

«600 СОВРЕМЕННЫХ СОЧИНЕНИЙ ее. для 5-11 классов Ростов-на-Дону Издательство БЙРО пресс ...»

-- [ Страница 15 ] --

Едва ли найдется читатель, который возьмет на себя смелость утверждать, что нашел ключи ко всем таящимся в романе загадкам. Но многое в нем приоткроется, если хотя бы бегло проследить десятилетнюю историю его созда ния, не забывая при этом, что почти все произведения Булгакова родились из его собственных переживаний, кон фликтов, потрясений.

Не случайно в романе появляется легенда об Иешуа, так как в жизни писателя был свой Понтий Пилат — Главре пертком. И писатель понимал, что рано или поздно будет распят. Но, видно, теплилась в нем надежда на здравый смысл "прокуратора", на возможность взаимопонимания. И, может быть, представлялся ему такой спор, какой в романе, уже пос ле казни философа, Пилат видит во сне: "Они ни в чем не сходились друг с другом, и от этого их спор был особенно интересен и нескончаем".

Так или иначе, но вполне можно утверждать, что именно собственная судьба заставила писателя вспомнить новоза ветную библейскую историю и ввести ее в роман. В первых его набросках еще нет ни Мастера, ни Маргариты, а дьявол появляется в Москве в одиночку, без свиты. Но начинается действие так же, как в окончательном издании: бесе дои Сатаны с двумя литераторами явно рапповского толка.

Он рассказывает им эту библейскую историю с таким ста ранием, словно добивается, чтобы собеседники его в зеркале тех стародавних событий, в решениях синедриона и про куратора Иудеи увидели и свой, рапповский, изуверский фанатизм.

Но Булгаков не сравнивал себя с Иисусом, хотя и испо ведовал те же принципы, то же добро и справедливость.

Мастер (как его по праву можно назвать) не стремился это проповедовать, он скорее расчищал дорогу для добра с помощью ядовитого жала сатиры. И в этом он больше сродни Воланду, которого и делает главным персонажем романа.

Но для чего же тогда появляется в романе Мастер? А для того, чтобы создать пятое, гораздо более стройное Евангелие, чем новозаветное.

Но главное — в его изложении эта история становится до того по-земному живой, что в ее реальности невозможно усомниться. И в глубине сознания рождается совершенно безумная мысль: нет, это не Сатана, не Воланд, а сам Булгаков, прежде чем в роли Мастера сесть за письменный стол, "лично присутствовал при всем этом". Сделав Мастера своим двойником, подарив ему некоторые перипетии своей судьбы и свою любовь, Булгаков сохранил для себя деяния, на которые у Мастера уже не было сил, да и не могло быть по его характеру. И Мастер получает вечный покой вместе с Маргаритой и восставшей из пепла рукописью сожженного им романа.

И я с уверенностью повторяю слова всезнающего Волан да: "Рукописи не горят".

Мастер и Маргарита (По роману М. А. Булгакова "Мастер и Маргарита") "Из всех писателей 20-х — 30-х гг. XX века, наверное, Михаил Булгаков в наибольшей мере сохраняется в российс ком общественном сознании. Сохраняется не столько своей биографией, из которой вспоминают обычно его письма Ста лину и единственный телефонный разговор с тираном, сколь ко своими гениальными произведениями, главное из кото рых — "Мастер и Маргарита". Каждому следующему поколе нию читателей роман открывается новыми гранями. Вспом ним хотя бы "осетрину второй свежести", и придет на ум печальная мысль, что вечно в России все второй свежести, все, кроме литературы. Булгаков это как раз блестяще дока зал", — вот так в нескольких словах Борис Соколов, извест ный исследователь творчества Булгакова, сумел показать, ка кой вклад внес писатель в русскую и мировую литера туру. Выдающиеся творческие умы признают роман "Мас тер и Маргарита" одним из величайших творений двадца того века.

Далеко не все способны осмыслить "Мастера и Маргари ту" в том идеологическом и философском ключе, который предлагает автор. Конечно, чтобы вникнуть, понять все под робности романа, человек должен обладать высокой культур ной подготовленностью и исторической осведомленностью по многим вопросам, но феномен восприятия произведения в том, что "Мастера и Маргариту" перечитывают и юные. Дело в том, вероятно, что молодежь привлекает фантастичность про изведения с элементом сказки, и даже если подросток не спосо бен понять сложные истины и глубинный смысл произведе ния, он воспринимает то, что способно заставить работать воображение и фантазию.

Булгаков, предчувствуя свою смерть, осознавал "Мастера и Маргариту" как "последний закатный роман", как завещание, как свое послание человечеству (что самое удивительное, пи сал он это произведение "в стол", для себя, совсем не уверен ный в перспективе публикации шедевра).

Одна из самых загадочных фигур романа "Мастер и Маргарита", безусловно, Мастер — историк, сделавшийся писателем. Сам автор назвал его героем, но познакомил с ним читателя только в 13-й главе. Многие исследователи не считают Мастера главным героем романа. Другая загад ка — прототип Мастера. Существует множество версий по этому поводу.

Мастер — во многом автобиографический герой. Его 21. ИОО совр. соч. но р у с. и чир. лит. 5- 11 кл. возраст в момент действия романа ("человек примерно трид цати восьми лет" предстает в лечебнице перед Иваном Бездомным) — это в точности возраст Булгакова в мае 1929 г. Газетная кампания против Мастера и его романа о Понтии Пилате напоминает газетную кампанию против Булгакова в связи с повестью "Роковые яйца", пьесами "Дни Турбиных", "Бег", "Зойкина квартира", "Багровый остров" и романом "Белая гвардия". Сходство Мастера и Булгакова еще и в том, что последний, несмотря на литературную травлю, не отказался от своего творчества, не стал "запуган ным услужающим", конъюнктурщиком и продолжал слу жить настоящему искусству. Так и Мастер создал свой шедевр о Понтии Пилате, "угадал" истину, посвятил жизнь искусству — единственный из московских деятелей культу ры не стал писать на заказ, о том, "что можно".

Вместе с тем у Мастера много и других, самых неожи данных прототипов. Его портрет: "бритый, темноволосый, с острым носом, встревоженными глазами и со свешивающим ся на лоб клоком волос" выдает несомненное сходство с Н. В. Гоголем. Надо сказать, что Булгаков считал его своим главным учителем. И Мастер, как Гоголь, по обра зованию был историком и сжег рукопись своего романа.

Кроме того, в романе заметен ряд стилистических паралле лей с Гоголем.

И, конечно, невозможно не провести параллелей между Ма стером и созданным им Иешуа Га-Ноцри. Иешуа — носитель общечеловеческой истины, а Мастер — единственный в Москве человек, выбравший верный творческий и жизненный путь. Их объединяет подвижничество, мессианство, для которых не су ществует временных рамок. Но Мастер недостоин света, кото рый олицетворяет Иешуа, потому что отступил от своей задачи служить чистому, божественному искусству, проявил слабость и сжег роман, и от безысходности он сам пришел в дом скорби.

Но не властен над ним и мир дьявола — Мастер достоин по коя, вечного дома. Только там сломленный душевными стра даниями Мастер может вновь обрести роман и соединиться со своей романтической возлюбленной Маргаритой, которая от правляется вместе с ним в свой последний путь. Она заключи ла сделку с дьяволом ради спасения Мастера и поэтому дос тойна прощения. Любовь Мастера к Маргарите во многом не земная, вечная любовь. Мастер равнодушен к радостям семей ной жизни. Он не помнит имени своей жены, не стремится иметь детей, а когда состоял в браке и работал историком в музее, то, по собственному признанию, жил "одиноко, не имея родных и почти не имея знакомых в Москве". Мастер осознал свое писа тельское призвание, бросил службу и в арбатском подвале за сел за роман о Понтии Пилате. И рядом с ним неотступно была Маргарита...

Главным ее прототипом послужила третья жена писате ля Е. С. Булгакова. В литературном же плане Маргарита восходит к Маргарите "Фауста" И. В, Гете.

С образом Маргариты связан в романе мотив милосер дия. Она просит после великого бала у Сатаны за несча стную Фриду, тогда как ей явственно намекают на просьбу об освобождении Мастера. Она говорит: "Я просила вас за Фриду только потому, что имела неосторожность подать ей твердую надежду. Она ждет, мессир, она верит в мою мощь.

И если она останется обманутой, я попаду в ужасное по ложение. Я не буду иметь покоя всю жизнь. Ничего не поделаешь! Так уж вышло". Но этим не ограничивается в романе милосердие Маргариты. Далее будучи ведьмой, она не теряет самых светлых человеческих качеств. Мысль Досто евского, высказанная в романе "Братья Карамазовы" о сле зинке ребенка как высшей мере добра и зла, проиллюстри рована эпизодом, когда Маргарита, крушащая дом Драмли та, видит в одной из комнат испуганного четырехлетнего мальчика и прекращает разгром. Маргарита — символ той вечной женственности, о которой поет мистический хор в финале гетевского "Фауста":

Все быстротечное— Символ, сравненье.

Цель бесконечная Здесь в достиженье.

Здесь — заповеданностъ Истины всей.

Вечная женственность тянет нас к ней.

(Перевод Б. Пастернака) Фауст и Маргарита воссоединяются на небесах, в свете.

Вечная любовь гетевской Гретхен помогает ее возлюбленному обрести награду — традиционный свет, который его слепит, и потому она должна стать его проводником в мире света. Бул гаковская Маргарита тоже своей вечной любовью помогает Мастеру — новому Фаусту — обрести то, что он заслужил.

Но награда герою здесь не свет, а покой, и в царстве покоя, в последнем приюте у Воланда или, точнее, на границе двух миров — света и тьмы — Маргарита становится поводырем и хранителем своего возлюбленного: "Ты будешь засыпать, надевши свой засаленный и вечный колпак, ты будешь засы пать с улыбкой на губах. Сон укрепит тебя, ты станешь рас суждать мудро. А прогнать меня ты уже не сумеешь. Беречь твой сон буду я".

Так говорила Маргарита, идя с Мастером по направлению к вечному их дому, и Мастеру казалось, что слова Маргариты струятся так же, как струился и шептал оставленный позади ручей, и память Мастера, беспокойная, исколотая иглами па мять, стала потухать". Эти строки Е. С. Булгакова записыва ла под диктовку смертельно больного автора "Мастера и Мар гариты".

Мотив милосердия и любви в образе Маргариты решен иначе, чем в гетевской поэме, где перед силой любви "сда лась природа Сатаны... он не снес ее укола. Милосердие побороло", и Фауст был отпущен на свет. У Булгакова милосердие к Фриде проявляет Маргарита, а не сам Воланд.

Любовь никак не влияет на природу Сатаны, так как на самом деле судьба гениального Мастера предопределена Воландом заранее. Замысел Сатаны совпадает с тем, чем просит наградить Мастера Иешуа, и Маргарита здесь — часть этой награды.

Борьба добра и зла в романе М. А. Булгакова "Мастер и Маргарита" Добро и зло... Понятия вечные и неразделимые. И пока жив человек, они будут бороться друг с другом. Добро будет "открываться" человеку, освещая ему путь к истине. Не все гда носителями добра и зла бывают разные люди, особой тра гичности достигает эта борьба, когда она происходит в душе одного человека.

Роман М. А. Булгакова "Мастер и Маргарита" посвящен борьбе добра и зла. Автор в одной книге описывает события двадцатых годов нашего века и события библейских времен.

Действия, происходящие в разное время, объединены одной идеей — поисками истины и борьбы за нее. Перенесемся в далекий Ершалаим, во дворец прокуратора Иудеи Понтия Пилата. "В белом плаще с кровавым подбоем" появляется он перед человеком лет двадцати семи, у которого "руки свя заны за спиной, под левым глазом синяк, в углу рта — ссади на с запекшейся кровью". Человек этот — звали его Иешуа — обвиняется в подстрекательстве к разрушению ершалаим ского храма. Арестант хотел было оправдаться: "Добрый че ловек! Поверь мне..." Но его "научили" соблюдать этикет:

"Крысобой вынул бич и... ударил арестованного по плечам...

Связанный мгновенно рухнул наземь, как будто ему подруби ли ноги, захлебнулся воздухом, краска сбежала с его лица, и глаза обессмыслились..."

Трудно не согласиться с тем определением, какое дал себе прокуратор: "свирепое чудовище". Понтий Пилат живет по своим законам: он знает, что мир разделен на властвующих и подчиняющихся им, что формула "раб подчиняется госпо дину" незыблема, значит, господин имеет право судить всех и вся. И вдруг появляется человек, который думает иначе:

"... рухнет храм старой веры и воздвигнется новый храм истины". Более того, этот "бродяга" смеет предлагать: "Мне пришли в голову кое-какие новые мысли, и я охотно поде лился бы ими с тобой, тем более, что ты производишь впечат ление очень умного человека". Он не боится возражать про куратору и делает это столь искусно, что временами приводит Пилата в замешательство.

У Иешуа своя жизненная философия: "... злых людей нет на свете, есть люди несчастливые". Арестант показался интересен прокуратору. В его невиновности прокуратор убе дился сразу. Конечно, речи его несколько крамольны, но зато "бродяга" обладает чудесным свойством снимать го ловную боль, которая так мучает прокуратора. И у Понтия Пилата уже сложился план действия;

он объявит Иешуа сумасшедшим и вышлет на остров в Средиземное море, туда, где находится его резиденция. Но это оказалось не возможным.

Иуда из Карнафа представил такие сведения о "безумце", что наместник кесаря не имел права не казнить его. Иешуа казнен. Почему же мучается прокуратор? Почему ему снится сон, будто он не послал на казнь бродячего философа и цели теля, будто они идут вместе по лунной дорожке и мирно бесе дуют, и он, "жестокий прокуратор Иудеи, от радости плакал и смеялся во сне?" Могущество Понтия Пилата оказалось мни мым. Он трус, и совесть мучает его.

Но как связаны ершалаимские главы с основным содер жанием романа? Большое количество как явных, так и тончайших параллелей связывают изображение Ершалаима двадцатых годов первого века и Москвы двадцатых годов двадцатого века. Герои и времена, в них описанные, как будто разные, а суть одна. Вражда, недоверие к людям инакомыслящим, зависть царствуют в мире, который окру жает Мастера. Их обнажает Воланд. Воланд — это худо жественно переосмысленный автором образ Сатаны. Сатана и его помощники творят зло. Их цель — обнажать сущ ность явлений, высвечивать, усиливать, выставлять на все общее обозрение негативные явления в человеческом обще стве. Фокусы в Варьете, проделки с подписывающим бумаги пустым костюмом, таинственное превращение денег в дол лары и прочая чертовщина — это обнажение скрытых пороков человека. Становится понятным смысл фокусов в Варьете. Здесь происходит испытание москвичей на алч ность и милосердие. В конце представления Воланд прихо дит к выводу: "Ну что ж... они — люди как люди. Любят деньги, из чего бы те ни были сделаны — из кожи ли, из бумаги ли, из бронзы или золота. Ну, легкомысленные... ну, что ж... и милосердие иногда стучится в их сердца... Обык новенные люди... в общем, напоминают прежних... квартир ный вопрос только испортил их..."

Вечное стремление людей к добру неодолимо. Прошло двад цать веков, а олицетворение добра и любви — Иисус Христос жив в душах людей. Мастер, главный герой романа, создает роман о Христе и Пилате. Христос для него — это мыслящая и страдающая личность, утверждающая достоинство беско рыстного служения людям, несущая непреходящие ценности в мир.

Маргарита в романе является носительницей огромной, по этической и вдохновенной любви, которую автор назвал "веч ной". И чем более непривлекательным, "скучным, кривым" предстает перед нами переулок, где эта любовь возникает, тем более необычным оказывается это чувство, вспыхнувшее "мол нией". Маргарита борется за Мастера. Посещая Великий бал полнолуния, Маргарита при помощи Воланда возвращает Ма стера. Вместе с ним под раскаты очищающей грозы она пере ходит в вечность.

Уйдя от нас, Мастер оставил нам свой роман как напоми нание о том, что наши нравственные проблемы решать нам самим.

Только человек ответственен за добро и зло (По роману М. А. Булгакова "Мастер и Маргарита") —...Так кто ж ты, наконец?

— Я часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо...

И. В. Гете. Фауст М. А. Булгаков — один из замечательных писателей пос лереволюционной эпохи. Судьба Булгакову досталась труд ная, в ней было много конфликтов, побед и поражений. Ро ман "Мастер и Маргарита" стал откровением великого писа теля.

До сих пор точно никто не смог определить, что представ ляет собой сатирический, философский, психологический, а в ершалаимских главах —роман-притча "Мастер и Маргари та". Его рассматривали и как результат мирового литератур ного развития, и как исторический отклик на конкретные события жизни 20-х и 30-х гг., и как концентрацию идей предыдущих произведений писателя. Сам автор оценивал его как свое главное послание человечеству, свое завещание по томкам.

Роман этот слишком сложный и многогранный, множе ство тем и проблем затронул в нем писатель. Но, на мой взгляд, основная тема романа — проблема добра и зла. Эта тема всегда занимала ведущее место в русской философии и литературе. Сначала понятия добра и зла рассматрива лись не как производные от воли человека. Но Булгаков опроверг эту мысль и открыл нам в своем романе одну из важнейших истин человечества: предание забвению добра неизбежно вызывает к жизни зло, они как свет и тень неразделимы.

В романе "Мастер и Маргарита" две главные силы добра и зла, которые, по Булгакову, должны находиться на Земле в равновесии, воплощаются в образах Иешуа Га-Ноцри из Ершалаима, и Воланда, Сатаны в человеческом обличье. По видимому, Булгаков, чтобы показать, что добро и зло суще ствуют вне времени и тысячелетиями люди живут по их законам, поместил Иешуа в начало нового времени, в вы мышленный шедевр Мастера, а Воланда как вершителя жестокого правосудия — в Москву 30-х гг. Последний пришел на Землю, чтобы восстановить гармонию там, где она была нарушена в пользу зла, которое включало в себя ложь, глупость, лицемерие и, наконец, предательство, заполо нившие Москву.

Как добро и зло, Иешуа и Воланд внутренне взаимосвя заны и, противоборствуя, не могут обходиться друг без друга.

Эта взаимосвязь в романе выражается в описаниях обоих персонажей — автор делает акцент на одни и те же вещи.

Воланд "по виду — лет сорока с лишним", а Иешуа — двадцати семи;

"под левым глазом у человека был большой синяк...", а у Воланда "правый глаз черный, левый почему то зеленый";

у Га-Ноцри "в углу рта — ссадина с запек шейся кровью", а у Воланда был "рот какой-то кривой", Воланд "был в дорогом сером костюме... Серый берет он лихо заломил на ухо...", Иешуа предстает перед прокурато ром одетым "в старенький и разорванный голубой хитон.

Голова его была прикрыта белой повязкой с ремешком вокруг лба...". И, наконец,. Воланд открыто заявлял, что он полиглот, а Иешуа, хоть и не говорил этого, но кроме арамейского языка знал еще греческий и латынь. Но наи более полно диалектическое единство, взаимодополняемость добра и зла раскрываются в словах Воланда, обращенных к Левию Матвею, отказавшемуся пожелать здравия "духу зла и повелителю теней": "Ты произнес свои слова так, как будто ты не признаешь теней, а также и зла. Не будешь ли ты так добр подумать над вопросом: что бы делало твое добро, если бы не существовало зла, и как бы выглядела земля, если бы с нее исчезли тени? Ведь тени получаются от предметов и людей. Вот тень моей шпаги. Но бывают тени от деревьев и от живых существ. Не хочешь ли ты ободрать весь земной шар, снеся с него прочь все деревья и все живое из-за твоей фантазии наслаждаться голым светом? Ты глуп".

Как появляется Воланд? На Патриарших прудах он пред стает перед Берлиозом и Иваном Бездомным, представите лями советской литературы, которые, сидя на скамейке, вновь, девятнадцать веков спустя, судят Христа и отрицают его божественность и само его существование. Воланд же пы тается убедить их в существовании Бога и дьявола. Так опять же открывается некая связь между ними: дьявол (то есть Воланд) существует, потому что Христос есть (в романе — Иешуа Га-Ноцри), и отрицать его — значит отрицать свое существование. Это одна сторона вопроса. Другая же заключается в том, что Воланд на самом деле "...часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо". Совер шенно ясно, что Воланд — это дьявол, Сатана, воплощение зла. Его миссия заключалась в выявлении злого начала в человеке. Надо сказать, что Воланд, в отличие от Иешуа Га Ноцри, считает всех людей не добрыми, а злыми. И в Москве, куда он прибыл творить зло, он видит, что творить уже нечего — зло и так заполонило город, проникло во все его уголки.

Воланду оставалось только смеяться над людьми, над их наивностью и глупостью, над их неверием и пренебрежитель ным отношением к истории (Иван Бездомный советует от править Канта на Соловки), и задача Воланда заключалась в том, чтобы убрать из Москвы Маргариту, гения Мастера и его роман о Понтии Пилате.

А что же Иешуа? Он говорил, что все люди добрые и что когда-нибудь на Земле настанет царство истины. Безуслов но, в романе он и есть воплощение того идеала, к которому нужно стремиться. Иешуа совершил жертвенный подвиг во имя истины и добра, а Пилат страдал и мучился "двенад цать тысяч лун", пока Мастер не дал ему прощения и возможности договорить с Га-Ноцри. Я думаю, писатель сделал Иешуа героем шедевра Мастера, чтобы сказать, что искусство божественно и может склонить человека к поис ку истины и стремлению к добру, чего так не хватало большинству жителей Москвы 30-х годов. Мастер оказался чуть ли не единственным служителем настоящего искусст ва, достойным если не света (так как разочаровался в себе, на какое-то время сдался перед напором глупцов и лице меров, при помощи Маргариты вступил в сделку с дьяволом), то покоя. И это доказало, что Воланд не имеет власти увлечь в преисподнюю тех, кто стремится к истине, добру и чистоте.

Считается, что главное занятие Сатаны — неутомимое се яние соблазнов, разрушений и зла. Но, вчитавшись внима тельно в роман, можно убедиться, что для этого Воланд уж как-то очень гуманен.

Мне кажется, что Воланд, олицетворяющий зло, явился посланником добра, его цель — установить справедливость.

Во всех его поступках можно увидеть или акты справедливо сти, или стремление доказать людям существование и связь добра и зла.

Добро и зло в этом мире удивительно тесно переплелись, особенно в человеческих душах. Когда Воланд в сцене в варьете испытывает публику на жестокость и лишает голо вы конферансье, а сердобольные женщины требуют поста вить ее на место, великий маг говорит: "Ну что же... они — люди как люди... Ну легкомысленны... ну что же... и милосердие иногда стучится в их сердца... обыкновенные люди... — и громко приказывает: "Наденьте голову". И тут же мы наблюдаем, как люди дерутся из-за червонцев, посы павшихся на их головы.

Напрашивается вывод, что "нагоняющий на непосвящен ных мрачный ужас Воланд оказывается карающим мечом в руках справедливости и едва ли не волонтером добра". Я считаю, что Воланд карал людей злом за их зло ради спра ведливости. Зло для Воланда — не цель, а средство справить ся с людскими пороками и несправедливостью.

Каждый человек встает перед выбором: идти ему по доро ге Иешуа или Воланда. Но большинство людей следует не за голосом добра и истины, а за голосом зла и лжи. А ведь если бы люди были чище и добрее, стремились бы не к деньгам и власти, а к добру и милосердию, то, наверное, не было бы никакого Воланда, карающего людей за их пороки и проступ ки. Таким образом, Булгаков показал нам, что каждый чело век творит свою судьбу, и только от него зависит, добрая она будет или злая.

Прочитав роман М. Булгакова "Мастер и Маргарита", я смогла понять то, что должен понять и осуществить каждый из нас: если творить добро, то зло навсегда покинет наши души, а значит, мир станет лучше и добрее. Булгаков в своем романе смог охватить множество проблем, волнующих всех нас. Роман "Мастер и Маргарита" — об ответственности че ловека за добро и зло, которое совершается на земле, за соб ственный выбор жизненных путей, ведущих к истине и свобо де или к рабству, предательству и бесчеловечности. Он — о всепобеждающей любви и творчестве, возносящих душу к высотам истинной человечности, Чет похож и непохож булгаковский дьявол на своих литературных предшественников?

... Так кто УК ты, наконец?

— Я часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо.

Гете. Фауст М. А. Булгаков — выдающийся писатель русской и миро вой литературы. Крупнейшим его произведением является роман "Мастер и Маргарита". Это особое произведение, в ко тором писателю удалось сплавить воедино миф и реальность, сатирическое бытописание и романтический сюжет, правди вое изображение и иронию, сарказм.

Писатель работал над своим романом около 12 лет, с по 1940 год. Б процессе работы менялся замысел романа, его сюжет, композиция, система образов, название. Все это свиде тельствует о громадной работе, проделанной писателем.

Булгаков показал в своем произведении четыре разных мира: землю, тьму, свет и покой. Ершалаим двадцатых годов I века и Москва двадцатых годов XX века — вот земной мир.

Герои и времена, в них описанные, как будто разные, а суть одна. Вражда, недоверие к людям инакомыслящим, зависть царствуют и в далекие времена, и в современной Булгакову Москве. Пороки общества обнажает Воланд, в котором автор художественно переосмыслил образ Сатаны.

Воланд занимает в романе Булгакова значительное место, но никто, кроме Мастера и Маргариты, не узнает в нем Сата ну. Почему? Дело в том, что обыватели не допускают суще ствования в мире чего-то необъяснимого. В изображении Бул гакова Воланд вобрал в себя многие черты различных духов зла: Сатаны, Вельзевула, Люцифера и других. Но больше все го Воланд связан с Мефистофелем Гете. Оба они — "часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо". Но если Мефистофель — веселый и злорадный искуситель, то булгаковский Воланд гораздо величественнее. Сарказм, а не ирония — вот его основная черта. В отличие от Мефистофе ля, Воланд дает искушенным возможность выбрать между добром и злом, дает шанс использовать свою добрую волю.

Он видит все, мир открыт ему без румян и грима. Он высмеи вает, уничтожает при помощи своей свиты все то, что отсту пилось от добра, изолгалось, развратилось, нравственно оску дело, утратило высокий идеал. С презрительной иронией смот рит Воланд на представителей московского мещанства, на всех этих дельцов, завистников, воришек и взяточников, на это мелкое жулье и серую обывательщину, которые живучи в любые времена.

Читал роман, я обратила внимание на сцену в зале варье те, где прекрасно раскрыта роль Воланда. Этот зал булгаков ский Воланд превратил в лабораторию по исследованию человеческих слабостей. Здесь разоблачается жадность пуб лики и ее мещанская пошлость, которые особенно проявля ются в тот момент, когда на изумленных зрителей посыпался "денежный дождь". Вот как выглядит эта сцена: "Кое-кто уже ползал в проходе, шаря под креслами. Многие стояли на сиденьях, ловя вертлявые, капризные бумажки". Из-за денег люди уже были готовы наброситься друг на друга. И тут невольно каждый из нас вспоминает слова знаменитой арии Мефистофеля: "Люди гибнут за металл. Сатана там правит бал". Таким образом, еще раз можно провести параллель меж ду Мефистофелем и Воландом.

Кульминационными в романе Булгакова, безусловно, яв ляются те эпизоды, где описывается бал Сатаны, на который явились отравители, доносчики, предатели, безумцы, разврат ники всех мастей. Эти темные силы, если дать им волю, погу бят мир.

Всего на три дня появляется Воланд в Москве со своей свитой, но исчезает рутина жизни, спадает покров с серой повседневности. Мир предстает перед нами в своей наготе.

Играя на земле роль бога мести, Воланд наказывает насто ящее зло и изредка дарует свободу тем, кто достаточно настрадался.

Роман "Мастер и Маргарита" — неповторимый шедевр рус ской и мировой литературы. Перечитывая это произведение»

каждый из нас сумеет глубже его понять и многое переосмыс лить. Можно по-разному относиться к роману, но бесспорно одно: он не оставит читателя равнодушным.

Фантастические образы в романе М. А. Булгакова.

"Мастер и Маргарита" Михаил Булгаков — писатель с необычной судьбой: ос новная часть его литературного наследия стала известна чи тающему миру только четверть века спустя после его смерти.

При этом последний его роман — "Мастер и Маргарита" — принес автору мировую славу.

На мой взгляд, своеобразие романа "Мастер и Маргарита" заключается в том, что он требует от читателя выхода за пределы привычных эстетических представлений и сведений.

Иначе часть художественного смысла романа остается неви димой, а некоторые его страницы могут показаться не более чем порождением странной фантазии автора.

Дьявол был нередким гостем на страницах литературы двадцатых годов, его сразу "узнавали" читатели. Внешнее сходство с Мефистофелем было подчеркнуто и именем "Воланд", которое встречается в "Фаусте" как одно из имен дьявола. Десятилетие спустя, во время авторских чтений, реакция была уже совсем иной. Изменился литературный и общественный фон, углубилась и усложнилась роль Во ланда в завершенном романе, становившемся, как сознавал сам автор, итогом его драматической судьбы. Слушателями владело огромное напряжение, желание понять, "что бы это значило". Необходимо заметить, что Булгаков в своем ро мане достаточно точно описал неузнавание Воланда всеми, кроме Мастера и Маргариты. Будто предвидя реакцию чи тателя, автор устами Мастера рассказал, что тот пробо вал читать свой роман "кой-кому, но его и половины не понимают".

Первые слушатели романа — современники автора — были чрезмерно сосредоточены на разгадывании Воланда, испуганы невольными ассоциациями, к которым вело их всемогущество героя в наказании одних и поощрении дру гих персонажей романа. Для меня же "сатанизм" Воланда очевиден так же, как и божественность Иешуа. Но ведь из этого следует, что Волан-д — герой отрицательный. Может быть, мое мнение ошибочно, но я считаю, что это не так.

Я думаю, что человек обязан знать свои недостатки, познать самого себя, увидеть в себе отрицательное, что очень трудно, так как зло способно скрыться в самых дальних уголках подсознания, просто исчезнуть, едва показавшись, и даже иметь видимость добра. И в этом случае встреча с Волан дом необходима. Он "вывернет" душу и "выметет" из нее наружу все то, о чем не подозревал. Да, это не всегда приятно, скорее, всегда неприятно. Это может привести человека в отчаяние и даже свести с ума, но это необходимо каждому из нас.

Создавая фигуру Воланда, Булгаков опирался на устояв шуюся литературную традицию, которая сменила средневе ковые представления о дьяволе и злых демонах, иначе сформировав, как писал В. М. Жирмунский, "загадочный и сложный, опоэтизированный и фантастический мир сверхъе стественных существ... бессмертных, но открытых страстям и страданиям, а главное — не поддающихся однозначной оценке с точки зрения традиционных критериев добра и зла. Эти существа оказываются таинственным образом связанными с человеком: он может вступать с ними в общение и даже подчинять своей воле, хотя бы на время".

Автор романа опирался на древнейшие книги, раскрываю щие сущность добра и зла, — Ветхий завет, Талмуд и многие другие. Там он нашел, по-видимому, и такую фун кцию Воланда, которая приводит в недоумение сегодняшне го даже искушенного читателя: почему именно Воланд выполняет волю Иешуа относительно судьбы Мастера? А ведь в Ветхом завете Сатана еще не враг Бога и людей, как в Новом завете, а земной администратор божественного правосудия, нечто вроде судебного исполнителя. Исследова ния показывают, что здесь, как и в древневосточной книж ности, место Сатаны определяется нередко как место упра вителя мира, то есть вещей земных и временных, в проти воположность тому, кто ведает вечным и духовным.

Итак, подводя итог сказанному, хочу заметить, что Во ланд — фантастический персонаж. Но когда нам необхо дима встреча с ним, мы всегда найдем его в себе. И он всегда подскажет, за какое дело, сотворенное нами, мы обя заны нести ответственность, чтобы это зло не росло, не множилось, не превратилось в глобальную катастрофу.

Мое любимое произведение М. А. Булгакова Все пройдет. А звезды останутся.

М. Булгаков Сегодня уже много сказано о М. А. Булгакове как о круп ном мастере слова, авторе пьесы "Дни Турбиных", повести "Собачье сердце", романа "Мастер и Маргарита". А ведь начи нал писатель с темы белой гвардии, поскольку Булгаков все это видел, знал, любил русскую интеллигенцию и хотел разоб раться в ее трагедии. "Роман этот я люблю больше всех моих вещей", — писал автор о "Белой гвардии". Правда, тогда еще не был написан вершинный роман "Мастер и Маргарита". Но, конечно, "Белая гвардия" занимает очень важное место в ли тературном наследии Булгакова.

Почему понравилось мне это произведение, которое я прочитала на одном дыхании? Самое важное, пожалуй, даже не в том, что писатель показал революцию глазами белых офицеров. Ценность романа М, Булгакова — в тончайшей эмоциональной ауре духовности, которая разлита в мире, окруженном кремовыми шторами, где, "несмотря на пушки", крахмальная и чистая скатерть, стоят на столе розы, где женщина — полубогиня, а честь —- в верности не только андреевскому знамени, царю, но и товариществу, долгу перед младшими и слабыми. И еще эта книга волнует меня, как и писателя, тем, что она полна воспоминаний о родном Киеве.

Этот роман привлекает нас и сегодня именно силой и глу биной мыслей и чувств автора. Это светлая, поэтичная книга о детстве, отрочестве и юности, лирические сны и грезы об утраченном счастье.

И вместе с тем очевидно, что "Белая гвардия" — роман исторический, строгое и печальное повествование о великом переломе революции и трагедии гражданской войны, о крови, ужасе, неразберихе, нелепых смертях.

Словно с высоты времени озирает Булгаков эту трагедию, хотя гражданская война только закончилась. "Велик был и страшен год по рождестве Христовом 1918", — пишет он. Со бытия затянули и захлестнули в свой водоворот обыкновен ных людей, простых смертных. Эти люди мечутся, проклинают, как Алексей Турбин, поневоле ставший участником творимо го зла. Зараженный ненавистью толпы, он набрасывается на мальчика, разносчика газет: цепная реакция зла заражает и добрых людей. Непонимающе смотрит на жизнь Николка, ищет свои пути Елена. Но все они живут, любят, страдают.

Многие свидетели революции и гражданской войны го ворили о страшной стихии, захлестнувшей Россию, искале чившей человеческие судьбы. Мир вздыблен и погружен в хаос.

Погружен в туман хаоса и Город. Не просто Киев, не про сто город, а некий символ всеобщей разрухи и трагедии, хотя это был именно Киев, родной город писателя.

Город, любовь, дом, война... Роман этот о судьбах русской интеллигенции в эпоху революции. Булгаков нарисовал глу боко интеллигентный русский быт, образ жизни. Здесь снис ходительны к человеческим слабостям, внимательны, ис кренни. Здесь нет высокомерия, чванства, чопорности. В доме Турбиных непримиримы ко всему, что стоит за поро гом порядочности. Но рядом с Турбиными живут Тальбер ги, Лисовичи.

Самые жестокие удары судьбы принимают на себя те, кто верен долгу, кто порядочен. А Тальберг и ему подобные умеют пристроиться, умеют выжить. Оставив жену Елену и ее бра тьев, он бежит из Киева с петлюровцами.

Идет война идей. Но идеи ли сражаются? Турбины — монархисты по своим взглядам, однако для них монархия — это не столько царь, сколько самые святые страницы русской истории, которые традиционно связывали с именами царей.

При всем неприятии идеологии революции автор понимал главное: она — плод позорнейшего многовекового угнетения, нравственного и физического, народной массы. Ведя повество вание, Булгаков словно сохраняет нейтралитет. Он с одина ковой объективностью отмечает смелость большевиков и честь белых офицеров.

Но Булгаков и ненавидит. Ненавидит Петлюру и петлю ровцев, для которых человеческая жизнь ничего не стоит.

Презирает политиков, разжигающих в сердцах людей нена висть и злобу, ибо ненависть правит их поступками. Высоки ми словами о городе, матери городов русских, они прикрыва ют свои трусливые деяния, а город заливают кровью.

Любовь и ненависть схлестнулись в романе, и побеждает любовь. Это любовь Елены и Шервинского. Любовь выше всего на свете. Не может быть гуманнее вывода из той драмы, свидетелями которой мы становимся, читая роман. Человек и человечность превыше всего. Это утверждает Булгаков своим романом.

Турбины сумели сберечь честь смолоду и потому вы стояли, многое потеряв и дорого заплатив за ошибки и наивность.

Прозрение, пусть позднее, все же пришло. Таковы глав ный смысл и урок исторического романа М. А. Булгакова "Белая гвардия", делающие эту книгу современной и свое временной.

Киев в жизни и творчестве М. А. Булгакова Место, где родился человек, — это самое дорогое для него.

Будь это город, село или деревня, оно навсегда останется в сердце человека. Ведь это маленькая родина, где прошли са мые счастливые дни жизни. Всегда с любовью и нежностью мы вспоминаем этот милый сердцу уголок. Узы, связываю щие человека с родиной, могут лишь ослабевать, но они ни когда не рвутся.

Вот и Михаил Афанасьевич Булгаков был тем человеком, который всем сердцем любил свою родину. Писатель родил ся в 1891 году в Киеве. Его родители снимали дом на тихой Воздвиженской улице. Недалеко находилась Воздвиженская церковь, где и был крещен маленький Булгаков. Будущий писатель был наречен в честь архангела Михаила, покровите ля Киева. Родители Булгакова съехали с Воздвиженской улицы, когда ему был один год. И поэтому прекрасная Воз движенская не запечатлелась в произведениях Булгакова.

Одним своим концом Воздвиженская выходит на Андреев ский спуск.

Андреевский спуск... Как часто это название будет встре чаться в произведениях Булгакова. Дом на Владимирской горке был очень дорог Булгакову. Здесь жили его родители, именно здесь молодые Михаил и Татьяна снимали свою пер вую комнату. У них была угловая комната с двумя больши ми окнами.

Улочка извилиста и крута. Ее видавшая виды брусчатка берет разгон от пятиглавого воздушно-ажурного каменного дива — Андреевской церкви, стремительно кружит по на клонной мимо давних построек и, плавно затормозив, упи рается в серые громады домов Контрактовой площади на Подоле. * Улочка как улочка, и вряд ли мы выделили бы ее сегодня, если бы не двухэтажный домик, приткнувшийся вплотную к почти отвесному пригорку. Домик этот не простой, а "пост ройки изумительной". Если подняться по горке в крохотный дворик, то второй этаж становится первым и о настоящем первом напоминает лишь искусно вырытое углубление, обне сенное оградкой и обложенное внутри кирпичом со ступень ками вниз.

Этот вот первый этане с двориком и занимал Мастер со своей шумной и многочисленной родней, ставшей известной всему миру как семья Турбиных. Дом был прекрасен и тем, что, взобравшись из дворика на горку, можно было часами наблюдать за ледоходом на Днепре, белыми пароходами с праздными людьми на палубах, слушать крики чаек, любо ваться бескрайними далями и ощущать за собой дыхание древнего города. А еще с горки видны были сады — трепет ный волшебный мираж в белой дымке.

Именно из этого дома весной 1916 года молодой врач Михаил Булгаков уехал на фронт. Сюда он возвращался в сентябре 1916 года и в сентябре 1921 года. Киев всегда вдохновлял Михаила Афанасьевича Булгакова, давал ему новые темы для произведений. Именно в Киеве у Булгакова появилось желание заняться литературой. И он поехал в Москву с твердой решимостью завоевать свое место в ли тературе. Из Москвы Булгаков часто писал матери о своих мечтах. Писатель мечтал вернуться в Киев, пройтись по его улицам, которые успокаивали его, когда ему было плохо.

Свой город Булгаков не только любил, он знал его. Киев был исхожен вдоль и поперек сначала в детстве, затем — в юношеские годы. Все было знакомо здесь Булгакову, он знал каждый поворот Андреевского спуска. Этот старинный город отразился в его произведениях. Особенно нравился Киев Булгакову зимой. Зимы в Киеве были снежными, "улицы курились дымкой, и скрипел сбитый гигантский снег". Михаил и Татьяна Булгаковы любили прогуливать ся зимой в парках. Они часто любовались деревьями, по крытыми снегом.

В "Белой гвардии" М. Булгаков пишет: "Сады стояли без молвные и спокойные, отягченные белым, нетронутым сне гом. И было садов в городе так много, как ни в одном городе мира". Писатель всегда находил что-то особенное в Киеве.

Что-то такое, чего не было ни в каком другом городе. Образ киевских зим и снега надолго войдет в творчество Михаила Булгакова отсветом дома, покоя и тепла. Михаил Афанасье вич пишет в своем очерке "Киев-город": "...а зимой не холод ный, не жесткий, крупный ласковый снег". Сколько чувства вложено в эту строку!

Особенное место в творчестве 'Булгакова занимает дом №13, что на Андреевском спуске. Именно здесь поселились навсегда тени его героев. Этот дом писатель сохранит в рассказе "Дом Эльпит Рабкоммуна", в романе "Мастер и Маргарита" и в "Белой гвардии". Дом №13 описан в романе "Белая гвардия" как дом Турбиных: "На улицу квартира Турбиных была во втором этаже, а в маленький покатый уютный дворик — в первом". В "Белой гвардии" Булгаков с такой точностью передал описание дома №13, что не упустил даже такой мелочи, как простой электрический фонарь: "Как драгоценные камни, сияли электрические шары, высоко подвешенные на закорючках серых длинных стол бов". Здесь, на Андреевском спуске, их было совсем мало.

Но по крайней мере один был за углом дома №13. Именно этот фонарь Булгаков запечатлел в "Белой гвардии": "Брыз нул из-за угла евет высокого фонаря, и они миновали дощатый забор, ограждавший двор №13, и стали поднимать ся вверх по спуску".

Булгаков очень хорошо знал свой родной город. Когда он учился в гимназии, его учитель часто водил своих уче ников на экскурсии по Киеву. Побывали на Аскольдовой могиле, в Киево-Печерской лавре, в церкви Спаса на Бере стове и у Золотых ворот, в Царском саду и у Центрального моста, совершили экскурсию пароходом на Днепровские пороги. Мальчика поразила сила, которую несли в себе воды Днепра. В "Белой гвардии" Булгаков очень точно воспроиз вел ту картину, которая навсегда осталась в его памяти:

"Отвесные стены... переходили в береговые рощи... вьющи еся по берегу великой реки, которая уходила туда, куда даже с городских высот не хватает глаз, где седые пороги, Запо рожская Сечь, и Херсонес, и дальше море". После этой экскурсии, несмотря на запреты, часто один катался на байдарке по Днепру. Это увлечение Булгаков передал герою "Белой гвардии" Николке. Николка любил вечерами сидеть в густых заводях и изгибах "старика-реки" и наблюдать за звездами. Часто он видел, как сверкал электрический белый крест в руках громаднейшего Владимира на Владимирской горке.

Михаил Булгаков любил подниматься вверх по Андреевс кому спуску, доходить до самой высокой точки и оттуда смот реть на крыши многоэтажных зданий и купола церквей, на улицы, переулки и площади. Так и Николка вечерами долго любовался своим городом, за что его иногда ругали. "Я толь ко дошел бы до площади у Андреевской церкви, — проси тельно говорил он сестре, — и оттуда посмотрел бы и послу шал. Ведь виден весь Подол".

Киев был с М. А. Булгаковым всегда. Этот город запечат лен во многих его произведениях. Город — в "Белой гвар дии". Родина Максутова — в "Театральном романе". В "Ма стере и Маргарите" — описание "весенних разливов Днепра" и "солнечных пятен, играющих весною на кирпичных дорож ках Владимирской горки," — пейзажи, к которым был рав нодушен ничего не понимающий Поплавский, за что и был наказан Воландом.

Булгаков любил Киев так нежно и страстно, какой бывает только первая, светлая любовь. Чувство это не смогли зат мить самые прекрасные города и экзотические уголки на зем ле. "Ах, какие звезды на Украине. Вот семь лет почти живу в Москве, а все-таки тянет меня на родину. Сердце щемит, хо чется иногда мучительно в поезд... и туда. Опять увидеть обрывы, занесенные снегом, Днепр... Нет красивее города на свете, чем Киев. Эх, жемчужина-Киев!" — скажет он в очерке "Киев-город".

А. П. ПЛАТОНОВ Мои размышления: над прозой А. П. Платонова...Чтобы что-нибудь полюбить, я всегда дол жен сначала найти какой-то темный путь для. сердца к влекущему меня явлению, а мысль шла уже вслед...

А. Платонов Судьба произведений А. П. Платонова удивительна: со временем их актуальность не уменьшается, а возрастает.

Все слышнее становится его тревога о человеческом счастье "столь нужном, столь достоверном, как неизбежность..." Все необычно и не похоже ни на что в мире писателя А.

Платонова. Голос писателя как бы слегка приглушенный, печальный. Кажется, что это тихий житейский разговор писателя с читателем. Глубинная тишина заставляет ду мать, сопереживать сильнее, чем все громкие слова совре менников А. Платонова.

В ранних произведениях А. Платонов пишет о своем детстве. В рассказе "Семен" он повествует о душе ребенка, его мировоззрении, о судьбе мальчика, на которого легли все домашние заботы после смерти матери: "...В нем цвела душа, как во всяком ребенке, в него входили темные, неудер жимые, страстные силы мира и превращались в человека..."

В этом произведении поражает образ отца. Он как бы вмещает в себя всю силу любви к людям, сопереживание.

Стоящий на коленях перед маленькими еще людьми, как перед всем человечеством, не умеющий выразить своей не посильной для сердца любви и жалости к ним. Может быть, в образе отца перед нами сам Платонов: "...отец обыкно венно лазал по полу на коленях между детьми, укрывал их получше гумени, гладил каждого по голове и не мог выра зить, что он их любит, что ему жалко их, он как бы просил у них прощения за бедную жизнь".

Рассказ "Неодушевленный враг" — о Великой Отече ственной войне. В нем через разговор солдат, русского и немецкого, Платонов выразил сущность фашизма. Придя завоевывать чужую землю, превращать людей в рабов, неза метно для себя немецкие солдаты сами стали рабами, раба ми Гитлера. "Не человек! — охотно согласился Вальц. — Человек есть Гитлер, а я нет. Я тот, кем назначит меня быть фюрер!" И именно русский солдат "был первой и решающей силой, которая остановила движение смерти в мире;

сам стал смер тью для своего врага и обратил его в труп, чтобы силы живой природы разломали его тело в прах".

Никого не оставляет равнодушным судьба героя рассказа "Возвращение" Иванова, вернувшегося с войны с ожесточив шимся нечутким сердцем. Вначале он не может понять, как выжила его семья, он видит лишь внешнюю сторону жизни, подсказки и реплики сына Петрушки. Стыдится своего рав нодушия к сыну оттого, что Петрушка нуждается в любви и заботе сильнее других, потому что на него "жалко сейчас смот реть". Поражает, как точно Платонов показал противоречие между ребенком и войной, ребенком, который стал взрослым по вине войны. Иванов не может вообразить, какой тяжелый труд проделала эта юная душа, он уходит из семьи. Настоя щее "возвращение" — к сокровенному — произошло в мо мент, когда герой увидел бегущих за ним детей.

"...Иванов закрыл глаза, не желая видеть и чувствовать боли упавших обессилевших детей, и сам почувствовал, как ж'арко у него стало в груди... Он узнал вдруг все, что знал прежде... Прежде он чувствовал другую линию через преграду самолюбия, интереса, а теперь внезапно коснулся ее обнажив шимся сердцем..," Романы "Котлован" и "Чевенгур" звучат в наши дни как пророчество. Весь трагизм в том, что они, эти вещие пророче ства печального будущего, не были услышаны за потоком фраз и громких слов.

Писатель создавал эти произведения в начале становле ния социалистического общества. И еще тогда предупреждал о полном крушении светлой идеи, если в основе человеческой деятельности не будут лежать профессионализм, наука, сози дательный труд.

"Чевенгур" — самое крупное произведение Платонова, со средоточившее многочисленные и разнообразные наблюдения писателя, инженера, мелиоратора, общественного деятеля, "всеми силами работавшего на благо Советской России", Кроме прямого смысла, относящегося к путешествию глав ного героя — Саши Дванова — есть и другой, сокровенный смысл: продвижение всего человечества в сторону будущего возможно, по Платонову, лишь в том случае, если его будут совершать с распахнутым сердцем! Автор наравне с героями и вместе с читателями предпринимает попытки осмыслить пути нового мироустройства.

Чевенгур — символ и одновременно конкретное место бу дущей счастливой жизни. Роман описывает далекий и дол гий путь к Чевенгуру. Через времена и жизни многих людей.

Через обморочное существование бобыля, безысходность уто нувшего рыбака, прозябание многодетного Прохора Дванова и его семейства тянется нить повествования.

Идет "степная воюющая революция". С такой ноты начи нается путешествие Саши по вздыбленной России. Во время своего путешествия с какими только людьми не приходится сталкиваться ему, чем не доводится заниматься! Перед ним разворачивается фантастическая по своей неожиданности кар тина деятельного осуществления новой жизни.

Едва Дванов узнает, что в Чевенгуре "устроен" коммунизм, как немедленно отправляется туда. Если прежде путешествие длилось, распространялось вширь и вдаль, то теперь оно уст ремляется вглубь. Повествование сосредоточивается на глав ном: на поисках сущности человеческой жизни и человечес кого счастья.

Собравшиеся в Чевенгуре люди хотят научиться жить как то иначе — более разумно, одухотворенно, светло. Но это ока зывается непосильной задачей, которую решить поодиночке невозможно.


Роман Платонова "Чевенгур" — это печальная сказка о горьком человеческом опыте, в котором заложены многие и многие смыслы. Утверждается идея родственности, слитности человечества: человек стремится к человеку, человек понима ет человека, человек помнит о человеке.

Наверное, только так и можно выжить человечеству. А иначе оно потерпит крах, как потерпел его вдохновленный выдумкой, но так и не осуществленный Чевенгур.

Игнорирование экономических, экологических и общече ловеческих законов и замена их только декларациями и ло зунгами неизбежно приведут к краху.

Величие простых сердец в прозе А. П. Платонова Все возможно — и удается все, Но главное — сеять души в людях.

А. Платонов К середине 30-х годов, переосмыслив свой опыт публицис тики, достижения романтика и сатирика, А. Платонов заново открыл для себя Пушкина. Великому поэту посвящена ста тья "Пушкин — наш товарищ" и самая крупная, ставшая известной читателю после смерти Платонова пьеса "Ученик лицея". Над ней писатель работал вплоть до последнего мгно вения жизни. Открыв частицу Пушкина в себе, он создает классические новеллы: "Фро", "Река Потудань", "Июльская гроза" и "Возвращение". Обогатился и художественный мир Платонова. Именно Пушкин научил его видеть великое зод чество, идущее в глубинах быта, в пестром смешении "высо кого" и "низкого", научил найти свою "Ассоль из Моршанс ка", будущую героиню рассказа "Фро". Не преуменьшая роль сатиры, Платонов писал, что важно все же, бичуя недостатки, помнить о высшей тайне, которая есть в народе: "И голодно, и болезненно, и безнадежно, и уныло, но люди живут, обречен ные не сдаются..."

Величие простых сердец.,. Величие людей, без кото рых "народ неполный...", их способность преображать мир, побеждать невыносимое, жить и тогда, когда, кажется, невоз можно жить — это истинно платоновская тема.

Это сказалось уже в новелле "Таыр" о пленнице, сумев шей принять все удары судьбы и как бы "сработать" их (любимое слово Платонова), истереть, освоить и победить "каменное горе". Новелла "Фро" — поэма о бессознательной красоте чувства любви, ожидании материнства. Не случайно в центре всей группы героев (муж — инженер, заворожен ный некими таинственными машинами;

отец Фро, старый машинист;

сама героиня Фрося — Фро) оказывается жен щина, мудрая естественностью чувств, верностью инстинк там любви, обязанности продолжения рода человеческого.

Прославить человечество, поразить его сенсацией открытия — важно, но кто подумает о том, как его, это победоносное человечество, продлить!

Подлинным шедевром мировой прозы является повесть "Джан". Такую веру в человека, такую силу исторического оптимизма в художнике XX века трудно с чем-либо сопо ставить.

Человек среди песков... Среди особого пространства, где он стоит ровно столько, сколько "стоит" его мужество, его душа... Где нельзя быть иждивенцем, перекладывающим все трудности на других. В пустыне надо видеть мир очень зорко — не физическим зрением, а с помощью памяти, воображения. Пустыня безмолвна, не "говорлива*1, но сколь ко неизреченных слов услышит здесь чуткое сердце, какие глубокие "вздохи" донесутся отсюда до него! Восток лишь дремал тысячелетиями, вздыхая среди солнечного изобилия, но сколько великих идей рождалось среди этих вздохов, в кажущейся его лени... И в сущности, весь подвиг главного героя "Джан" коммуниста Чагатаева, выводящего народ "джан" — символический образ всех одиноких, брошенных, обездоленных — из плена бесплодной впадины в пустыне, был победой над этими "тормозами" покорности, разобще ния, обессиливавшими людей.

Платонов писал: "Писать надо не талантом, а "человечно стью" — прямым чувством жизни", — и сам писал всей жизнью, вовлекая в любую картину самые далекие духовные и физические впечатления, раздумья многих лет. Пример то му — чудесный рассказ "Июльская гроза".

Вначале так легко идти по полевой тропке, среди хлебов вместе с двумя крестьянскими детьми Антошкой и Наташей к их бабушке. Но постойте! Кто это? Откуда? Что за старичок полевичок появился вдруг перед детьми? Человек это или доб рый дух, своего рода добрый домовой?

"Из глубины хлебов вышел к детям худой, с голым, незнакомым лицом старичок;

ростом он был не больше Наташи, обут в лапти, а одет в старинные холщовые портки, заплатанные латками из военного сукна, и он нес за спиной плетеную кошелку. Старик также остановился против де тей. Он поглядел на Наташу бледными, добрыми глазами, уже давно приглядевшимися ко всему на свете, снял шапку, свалянную из домашней шерсти, поклонился и прошел мимо". Возникает сомнение: а реальную ли тропку среди хлебов рисовал Платонов, не условны ли и деревня, и гроза?

Внешний мир творит, сплетая узы странных событий, си ловое поле, оставляя в тени одни предметы, высвечивая.другие.

Старичок-полевичок поклонился детям. "Поклонился" — не просто поздоровался, а как бы преклонился перед цветени ем юности, перед будущим, осознав по-пушкински мудро и возвышенно:

Тебе я место уступаю, Мне время тлеть, тебе — цвести.

Старичок словно робеет перед высшим смыслом жизни, который несут, не осознавая этого, дети. И когда они ушли от бабушки — под грозу, испытав страх перед сиянием молний, освещавших "бугры могучего мрака на небе", — этот стари чок появляется вновь, появляется с весьма характерным воп росом:

"— Вы кто такой-то? — хрипло спросил их близкий чу жой голос.

Наташа подняла голову от Антошки. Склонившись на колени, возле них стоял худой старичок с незнакомым лицом, которого они встретили нынче, когда шли в гости к бабушке...

— Нам боязно стало, — сказала Наташа".

Казалось бы, при первой встрече старичка с ребятами следо вало спросить: "Вы кто такой?" Но тогда ничего не угрожало детям, мир был добр и благодушен, а для беседы о грозе, о стра хе нужна опасная обстановка, нужен прекрасный и яростный мир. Тогда читатель внимательнее относится к смыслу слов старичка: "Вы бойтесь, вам, это надо". Не боятся ничего лишь отжившие, омертвевшие или бесчувственные истуканы! Писа тель своеобразно "пугает" (если вообще пугает) своих героев, восхищаясь яростью природы: "Антошка увидел молнию, вы шедшую из тьмы тучи и ужалившую землю. Сначала молния бросилась вниз далеко за деревней, подобралась обратно в вы соту неба и оттуда сразу убила одинокое дерево..."

Л. Н. Толстой однажды сказал о возможностях человека:

"Я убежден, что в человека вложена бесконечная не только моральная, но и физическая сила, но вместе с тем на эту силу положен ужасный тормоз — любовь к себе, или, скорее всего, память о себе, которая производит бессилие. Но как только человек вырвется из этого тормоза, он получает всемогущество".

Герои Платонова живут по этому принципу, это обыкно венные люди со своими достоинствами и недостатками, но всех их объединяет величие простых сердец.

Писатель Андрей Платонов и его герой...Л будущем человеке элемент свободы осу ществится как высшая и самая несомненная реальность,.., А. Платонов Андрей Платонов начал писать очень рано. Он относится к писателям со славой, разгорающейся чем дальше, тем боль ше. При жизни его издавали очень мало.

Платонов писал в своих статьях, рассказах, повестях, ро манах обо всем: о тяжелом труде рабочих и крестьян, об интеллигенции, о науке, о спорте, о фантастике, о строителях города, о Великой Отечественной войне.

А. Платонов показал в своих произведениях тяжелую жизнь людей в тылу, солдат на фронте со всеми ее бытовыми трудностями.

В философской повести "Джан" Платонов выступил про тив принудительного пребывания человека в армии, против дикарского состояния сознания, ратовал за первоначальную слитность с природой.

Главной для писателя в 30-е годы становится проблема истинно человеческой свободы, проблема подлинной гармо нии, проявляющейся на всех уровнях. В реальной жизни ее быть не могло — поэтому у Платонова возникают трагиче ские нотки, вызванные невозможностью сиюминутного всеоб щего счастья. Явственно они прозвучали в рассказах "Фро" и "Река Потудань". В рассказе "По небу полуночи" писатель уже предчувствовал опасность идей национал-социализма, гро зящих миру.

Эти идеи превращали землю в пустыню, ум в безумие, де тей в сирот.

В повести "Котлован" А. Платонов очень четко и зримо изображает тяжелую жизнь, труд людей-строителей. В ро мане "Чевенгур" писатель показывает, как люди могут опу ститься, всю грязь жизни. Но здесь есть и люди, которые удерживали себя от такой жизни. "Чевенгур" — "это черная дыра..."

В рассказе "На могилах русских солдат" Андрей Платонов зримо и убедительно показывает зверства фашистов в годы войны.

Платонов много писал о правлении Сталина, не называя его имени. Но Сталин, будучи внимательным и проницатель ным читателем, понимал все это. Он запретил издавать про изведения Платонова и многих других писателей. Андрей Платонов показал людям всю горечь и тяжесть жизни в годы застоя. Только в наши дни, уже после смерти писателя, его книги стали появляться и завоевывать читателей. Они про должают учить нас великому дару любви, доброты, милосер дия, справедливости.

Е. И. ЗАМЯТИН Антиутопия для античеловечества (По роману Е. И. Замятина "Мы") Жанр утопии появился в Европе с зарождением гума низма. Мудрецы прошлого с радостью изображали счастли вый мир будущего, где нет войны, болезней, а все сферы жизни общества подчинены законам разума. Прошли века.

И утопия сменилась антиутопией — изображением "буду щего без будущего", мертвого механизированного общества, где человеку отведена роль простой социальной единицы.

На самом деле антиутопия не является полной противопо ложностью утопии: антиутопия развивает основные прин ципы утопии, доводя их до абсурда. Теперь оказывается, что один и тот же человеческий разум способен построить "Город Солнца" Томмазо Кампанеллы и работающие с точ ностью часового механизма "фабрики смерти" Генриха Гим млера. XX век стал веком воплощенных антиутопий — в жизни и литературе.


Для русской литературы жанр антиутопии не вполне свойствен. Одной из лучших антиутопий, написанных на русском языке, стал роман Евгения Замятина "Мы". Этот роман создавался в 1920 году в холодном полуразрушен ном Петрограде. Автору удалось за семьдесят лет до паде ния коммунистического режима сделать правильные выводы о "великом блефе", воплощенном в идеях марксизма-лени низма. Собственно говоря, Замятин ничего не выдумывал:

он лишь довел до логического завершения идею построения коммунистического общества. Итак, перед нами — "идеаль ное общество".

Унификация, уравниловка, регламентация — вот лишь не многие из признаков "идеального общества" в романе "Мы".

История создания этого общества весьма напоминает исто рию создания Советского Союза. Его граждане достигли сча стья в результате гибели большей части населения. Жители страны счастливы: они живут в домах с прозрачными стена ми, ходят на работу и с работы строем, а проблема любви решена раз и навсегда: "всякий нумер имеет право на другой нумер как на сексуальный объект". Жители, или нумера, но сят одинаковую одежду, едят одинаковую пищу. Искусство является придатком государственной машины. За этой соци альной идиллией наблюдают строгие Хранители. А выше всех стоит Благодетель — лидер "идеального общества". Все про думано до мелочей.

Исполненные счастливого идеализма нумера строят некий Интеграл, который наполнит счастьем всю Вселенную. Эти картины что-то напоминают, не правда ли? Недаром совре менные Замятину критики с пеной у рта доказывали, что "Мы" — вредное и антисоветское произведение. Действитель но, этот роман — антисоветское произведение, причем одно из лучших.

Главный герой — нумер О-503, от лица которого ведется повествование, — получает возможность испытать настоя щие человеческие чувства, изведать страсть, страх. Судьба его трагична: он не был казнен, как его возлюбленная, а подвергся операции по устранению воображения вместе с другими нумерами.

Один из важнейших вопросов, которые пытается решить автор, — вопрос свободы выбора и свободы вообще. Где грань, отделяющая свободу от несвободы, а человека от животного? Сегодняшние хаос и шатание в постсоветском обществе, стыдливо именуемые "периодом становления де мократии", показывают, что мы не готовы к свободе, мы не научились понимать и ценить ее. Может быть, нынешнее постсоветское пространство и является местом, где живут те, кто выжил в катаклизме антиутопии, — своеобразным "жилищем для античеловечества". К счастью, республики бывшего Советского Союза медленно и трудно выздоравли вают, и возвращение в дурной сон под названием "Совде пия" уже совершенно невозможно. Но призрак несвободы продолжает стоять за нашими плечами. Мы должны быть внимательны и бдительны: в мире есть много Благодете лей, готовых осчастливить послушных нумеров. И са мое главное — нам ну ясно не машинное демократиче ское общество, а свобода, основанная на вечных принципах гуманизма.

М. А. ШОЛОХОВ Мысль о родном доме в романе М. А. Шолохова "Тихий Дон" Четыре подпорки есть у человека в жиз ни: дом с семьей, работа, люди, с кем вместе править праздники и будни, и земля, на кото рой стоит твой дом. И все четыре — одна важнее другой.,.

Валентин Распутин Появление гениального романа-эпопеи Михаила Шолохо ва "Тихий Дон" равносильно чуду. Этот роман поистине стал "шедевром" века благодаря могучему таланту писателя.

Народ, его прошлое, настоящее и будущее, его счастье — вот основная тема раздумий писателя. В романе Шолохов описал борьбу двух совершенно разных сил: донского казаче ства и Красной Армии.

"Мелеховский двор — на самом краю хутора", — так на чинается роман-эпопея, и на протяжении всего повествова ния Шолохов будет рассказывать нам об обитателях этого двора. Через двор Мелеховых проходит линия обороны, его занимают то красные, то белые, но отчий дом навсегда оста ется тем местом, где живут самые близкие люди, всегда гото вые принять и обогреть.

Жизнь обитателей дома Мелеховых предстает со страниц эпопеи в переплетении противоречий, притяжений и борь бы. Можно сказать, на перекрестке больших историче ских событий, кровавых столкновений оказалась вся семья Мелеховых.

Прежде всего мы познакомимся с главой семьи — Панте леем Прокофьевичем. "Под уклон сползавших годов за кряжистел Пантелей Прокофьевич: раздался в ширину, чуть ссутулился, но все же выглядел старичком складным. Был сух в кости, хром (в молодости на императорском смотру на скачках сломал ногу), носил в левом ухе серебряную полуме сядем серьгу, до старости не слиняли на нем вороной масти борода и волосы, в гневе доходил до беспамятства..." Этот человек был трудолюбивым, хозяйственным, очень вспыльчи вым, но в душе добрым и чувствительным. Несмотря на внут рисемейный раскол, Пантелей Прокофьевич старается соеди нить в одно целое куски старого быта, хотя бы ради внуков и детей. И в том, что он умирает вне дома, который любил больше всего на свете, — трагедия человека, у которого время отняло самое дорогое — семью и кров.

Такую же всепоглощающую любовь к родному дому отец передал своим сыновьям. "Старший, уже женатый сын его Петро напоминал мать: большой, курносый, в буйной повите ли пшеничного цвета волос, кареглазый, а младший, Григорий, в отца попер: на полголовы выше Петра, хоть на шесть лет моложе, такой же, как у бати, вислый коршунячий нос, в чуть косых прорезях подсиненные миндалины горячих глаз, ост рые плиты скул обтянуты коричневой румянеющей кожей.

Так же сутулился Григорий, как и отец, даже в улыбке было у обоих общее, звероватое".

Образ Григория Мелехова — центральный в эпопее. О нем сразу невозможно сказать — положительный это или отри цательный герой. Слишком долго он блуждал в поисках прав ды, своего третьего пути, пролил много человеческой крови.

Его трагедия — это трагедия того, кого неумолимый ход истории поставил перед необходимостью крутого поворота в своей судьбе. Григорий предстает перед нами как правдоис катель. В поисках правды он проходит самый тяжелый путь — путь самопознания. На самом деле этот путь оказался для Григория бездорожьем в темную ночь: он утратил веру в правду народа и веру в себя, стал искать забвения в пьянстве, в женских ласках, в бою проявлял "бессмысленную жестокость".

Но и в этот страшный период нравственного падения в Григории живет великая любовь к родной земле, отчему дому.

Это то единственное и, пожалуй, самое важное, что есть у этого человека.

Больше всего в романе меня поразили женские образы: Иль инична, Аксинья и Наталья. Эти женщины совершенно раз ные, но их объединяет возвышенная нравственная красота.

22. 800 совр. соч. но рус. и мир. лит. 5-11 кл. Ильинична, например, переживая незабываемую траге дию — смерть сына, смогла простить его убийцу, потому что его полюбила ее дочь.

Любовь Аксиньи к Григорию на страницах романа грани чит с подвигом- И хоть перед нами простая полуграмотная казачка, нельзя забыть, как прекрасен внутренний мир этой женщины с непростой судьбой.

Чертами высокой трагедийности отмечен и образ Ната льи. Верная, но нелюбимая жена, она покоряет Григория (а вместе с ним и читателя) своей чистотой, любовью к детям, готовностью ждать и надеяться всю жизнь.

Герои эпопеи Шолохова вошли в нашу жизнь как реаль ные люди, живут с нами и среди нас. А дом Мелеховых стал нашим родным домом.

К сожалению, семья Мелеховых все-таки распалась, но ее члены смогли создать очаг, где всегда будет теплиться ого нек любви, тепла и взаимопонимания, который не погаснет никогда.

Человек для Шолохова — самое ценное, что есть на нашей планете, а самое важное, что помогает формированию души человека, — это прежде всего его дом, в котором он родился, вырос, где его всегда будут ждать и любить и куда он обяза тельно вернется.

Изображение величайшего социального сдвига в судьбе народа (По роману М. А. Шолохова "Тихий Дон") Четыре подпорки у человека в жизни: дом с семьей,работа, люди, с кем вместе правишь праз дники и будни, и земля, на которой стоит твой дом. И все четыре — одна важнее другой...

В. Распутин Появление гениального романа-эпопеи Михаила Шолохо ва "Тихий Дон" равносильно чуду. Этот роман поистине стал шедевром XX века благодаря могучему таланту писателя.

"Тихий Дон" — народная эпопея, в которой М. Шолохов совершенно по-новому, опираясь на строго выверенный мате риал истории, воспроизвел истинную картину донской жизни, ее Эволюцию. Действительность России предоставила в рас поряжение автора конфликты, которых еще не знало челове чество. Старый мир до основания разрушен революцией, ему на смену идет новая социальная система. Все это и обуслови ло качественно новое решение таких "вечных" вопросов, как человек и история, война и мир, личность и массы. "Тихий Дон" называют трагедией-эпопеей. И не только потому, что в центре поставлен трагедийный характер —- Григорий Меле хов, но и потому, что роман от начала до конца пронизывают трагические мотивы. Это трагедия и тех, кто не осознал смысла революции и выступил против нее, и тех, кто поддал ся обману. Это трагедия многих казаков, втянутых в Вешен ское восстание в 1919 году, трагедия защитников революции, гибнущих за народное дело.

Народ, его прошлое, настоящее и будущее, его счастье — вот основная тема раздумий писателя.

"Мелеховский двор — на самом краю хутора", — так на чинается роман-эпопея, и на протяжении всего повествова ния Шолохов будет рассказывать нам об обитателях этого двора. Через двор Мелеховых проходит линия обороны, его занимают то красные, то белые, но отчий дом навсегда оста ется тем местом, где живут самые близкие люди, всегда гото вые принять и обогреть.

Жизнь обитателей дома предстает со страниц эпопеи в переплетении противоречий, притяжений и борьбы. Можно сказать, на перекрестке больших исторических событий, кро вавых столкновений оказалась вся семья Мелеховых.

Революция и гражданская война вносят крутые перемены в сложившийся семейно-бытовой уклад Мелеховых: рушатся привычные родственные связи, рождаются новые мораль и нравственность. Автору "Тихого Дона", как никому другому, удалось раскрыть внутренний мир человека из народа, воссоз дать русский национальный характер эпохи революционного разлома.

Прежде всего мы знакомимся с главой семьи — Пантеле ем Прокофьевичем. "Под уклон сползавших годов закряжис тел Пантелей Прокофьевич: раздался в ширину, чуть ссуту лился, но все же выглядел старичком складным. Был сух в кости, хром (в молодости на императорском смотру на скач ках сломал ногу), носил в левом ухе серебряную полумеся цем серьгу, до старости не слиняли на нем вороной масти борода и волосы, в гневе доходил до беспамятства...'* Панте лей Прокофьевич стоит на страже старых казачьих устоев, выказывая порой черты крутого характера, не терпящего непокорства, но в то же время в душе он добрый и чувстви тельный. Он умеет рачительно вести хозяйство, сам работает от зари до зари. На него, а еще в большей мере на его сына Григория, ложится отсвет благородной и гордой натуры деда Прокофия, бросившего некогда вызов патриархальным нра вам хутора Татарского.

Несмотря на внутрисемейный раскол, Пантелей Прокофь евич старается соединить в одно целое куски старого быта, хотя бы ради внуков и детей. И в том, что он умирает вне дома, который любил больше всего на свете, — трагедия человека, у которого время отняло самое дорогое — семью и кров.

Такую же всепоглощающую любовь к родному дому отец передал своим сыновьям. "Старший, уже женатый сын его Петро напоминал мать: большой, курносый, в буйной повите ли пшеничного цвета волос, кареглазый, а младший, Григорий, в отца попер: на полголовы выше Петра, хоть на шесть лет моложе, такой же, как у бати, вислый коршунячий нос, в чуть косых прорезях подсиненные миндалины горячих глаз, ост рые плиты скул обтянуты коричневой румянеющей кожей.

Так же сутулился Григорий, как и отец, даже в улыбке было у обоих общее, звероватое".

С большим мастерством М. Шолохов изобразил слож ный характер Григория Мелехова. Он — одаренный сын народа, честный человек, даже в своих заблуждениях. Он никогда не искал собственной выгоды, не поддавался со блазну наживы и карьеры. Заблуждаясь, Григорий немало пролил крови тех, кто утверждал новую жизнь на земле.

Вина его несомненна. Он сам осознает ее. Однако к Гри горию нельзя подходить однозначно: враг и только. С осо бым проникновением Шолохов показал сложный путь главного героя. В начале эпопеи это восемнадцатилетний парень — веселый, сильный, красивый. Григорий — исклю чительно цельная, чистая натура. Он освещен светом, как бы исходящим из разных источников, — тут и кодекс казачьей чести, и напряженный крестьянский труд, и удаль ство в народных игрищах и гуляньях, и приобщение к богатому казачьему фольклору, и чувство первой любви. Из поколения в поколение воспитываемые смелость и отвага, благородство и великодушие по отношению к поверженным, презрение к малодушию и трусости определяли поведение Григория во всех жизненных обстоятельствах. В тревожные дни революционных событий он совершает немало оши бок. Но на пути поисков истины казак порой не в силах постичь железную логику революции, ее внутренние законо мерности.

Григорий Мелехов — гордая, вольнолюбивая личность и вместе с тем философ-правдоискатель. Для него величие и неотвратимость революции должны быть выявлены и дока заны всем последующим ходом жизни. Мелехов мечтает о таком строе жизни, при котором человеку воздавалось бы мерой его ума, труда и таланта.

Больше всего в романе меня поразили женские образы:

Ильинична, Аксинья и Наталья. Эти женщины совершен но разные, но их объединяет возвышенная нравственная красота.

Исполнен обаяния в романе образ старой Ильиничны, олицетворяющей трудную долю женщины-казачки, ее высо кие нравственные качества. Жена Пантелея Мелехова — Василиса Ильинична — коренная казачка Верхне-Донского края. Жизнь с мужем была несладкой, порой, вспылив, он тяжело избивал ее, она рано постарела, растолстела, страда ла болезнями, однако оставалась заботливой, энергичной хозяйкой.

Покоряет читателя образ Натальи, женщины высокой нравственной чистоты и чувства — "ее глаза лучились сияющей трепетной теплотой". Сильная характером, Ната лья долго мирилась с положением нелюбимой жены и еще надеялась на лучшую долю. Но она может решительно постоять за себя и своих детей, властно заявить о своем праве на яркую, настоящую жизнь. Она проклинает и любит Григория бесконечно. С невиданной глубиной в последние дни ее жизни раскрываются сила духа и покоряющая нрав ственная чистота этой героини. К ней пришло ее счастье.

Семья восстановлена, подвижничеством Натальи в ней во царились согласие и любовь. Она родила двойню: сына и дочь. Наталья оказалась столь же любящей, преданной и заботливой матерью, какой была и женой. Эта прекрасная женщина — воплощение драматической судьбы силь ной, красивой, беззаветно любящей натуры, которая мо жет пожертвовать всем, даже жизнью, во имя высокого чувства.

Любовь Аксиньи к Григорию на страницах романа грани чит с подвигом. И хоть перед нами простая полуграмотная казачка, нельзя забыть, как прекрасен внутренний мир этой женщины с непростой судьбой.

Герои эпопеи Шолохова вошли в нашу жизнь как реаль ные люди, живут с нами и среди нас. К сожалению, семья Мелеховых все-таки распалась, но ее члены смогли создать очаг, где всегда будет теплиться огонек любви, тепла и взаи мопонимания, который не погаснет никогда.

Человек для Шолохова — самое ценное, что есть на нашей планете, а самое важное, что помогает формированию души человека, — это прежде всего его семья, дом, в котором он родился, вырос, где его всегда будут ждать и любить и куда он обязательно вернется.

Столкнулись два мира представлений и верований, про изошли крутые исторические разломы. Герои эпоса — со временники и участники переломных событий эпохи, пе ред каждым из которых встала необходимость определить свое место в новой жизни, найти свою правду. На примере семьи Мелеховых в "Тихом Доне" показан величайший социальный сдвиг в судьбе всего народа, в жизни всей нации.

-О Муки совести Григория Мелехова Я думаю, как прекрасна земля И на ней — человек...

И сколько с войной несчастных Уродов теперь и калек.

И сколько зарыто в ямы, И сколько зароют еще...

И чувствую в скулах упрямых Суровую судорогу щек...

С. Есенин В романе-эпопее "Тихий Дон" М. А. Шолохов изобразил грандиозную картину жизни казачьего Дона с его историчес кими традициями, своеобразным бытом, социальными потря сениями, человеческими характерами и судьбами.

Образ Григория Мелехова — центральный в эпопее. О нем сразу невозможно сказать — положительный это или отрицательный герой. Слишком долго он блуждал в поис ках правды, своего третьего пути, пролил много человече ской крови.

Его трагедия — это трагедия личности, которую неумоли мый ход истории поставил перед необходимостью крутого поворота в своей судьбе. Григорий предстает перед нами как правдоискатель. В поисках правды он проходит самый тяже лый путь — путь самопознания. Этот путь оказался для Григория бездорожьем в темную ночь: он утратил веру в правду народа и веру в себя, стал искать забвения в пьянстве, в женских ласках, в бою проявлял "бессмысленную жесто кость".

Но и в этот страшный период нравственного падения в Григории живет великая любовь к родной земле, отчему дому.

Это то единственное и, пожалуй, самое важное, что есть у этого человека.

Не для кровопролития пришел Григорий в этот мир. Смо лоду он был добрым, отзывчивым к чужой беде, влюбленным во все живое в природе. Как-то на сенокосе зарезал случайно дикого утенка и с большим чувством жалости смотрел на мертвый комочек. Но суровая жизнь вложила в его трудолю бивые руки саблю.

Как трагедия пережита Григорием первая пролитая им человеческая кровь. Облик убитого является потом и во сне, вызывая душевную боль.

Первые встречи с большевиками (Гаранжой, Подтелковым) настраивают Григория принять идею классовой ненависти.

Однако неоправданная бесчеловечность Подтелкова, по при казу которого без суда были убиты пленные, оттолкнула Гри гория. Сделавшись председателем Донского ревкома, Подтел ков стал высокомерным, жестоким, сам участвовал в убий стве пленных.

Не менее жестокими были белогвардейцы. Вспомним еще более кровавое судилище — казнь Подтелкова и всего отряда красноармейцев. Шолохов никому не прощает жес токости: ни большевику Мишке Кошевому, сжегшему почти полхутора, убившему старого человека;

ни садисту Митьке Коршунову, зверски расправившемуся с пленными, с матерью Кошевого;

ни самому Григорию, когда он рубил матросов, мстя за себя, за брата, отца. Насилие порождает насилие.

Григорий чутким разумом это понимает. Он страдает от того, что стал на грани двух начал, "отрицая оба их". Судя по поступкам, раздумьям, переживаниям Григория, мы ви дим, что он часто ищет мирные пути решения жизненных противоречий, не хочет отвечать жестокостью на жесто кость: приказывает отпустить пленного казака, освободить арестованных из тюрьмы, бросается спасать коммунистов Котлярова и Кошевого.

Междоусобицы измотали Мелехова. Но человеческое в нем не угасло. Вот он на один день пришел в родной дом, взял на руки детей... Как пахнут волосы у этих детишек! Солнцем, травой и еще чем-то родным. На глаза Григория наворачива ются слезы. Он мечтает ходить по мягкой земле с плугом, тоскует по мирной жизни, по Дону, по любви Аксиньи... А взамен этого — кровь, страдания, толпы пленных, непримири мая ненависть людей друг к другу.



Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 20 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.