авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

«1 Для Эли Кто ищет, тот находит; А кто искать ленив, тот не найдет. -Софокл Держите друзей близко.... Вы когда-нибудь делали что-то, чтобы стать ...»

-- [ Страница 3 ] --

Вдруг, Ханна вспомнила, то, о чём долгое время не вспоминала: за несколько дней до исчезновения Эли, они впятером ходили в драматический театр, на спектакль «Ромео и Джульетта». На этот спектакль они ходили всей школой. Там были, практически, все старшеклассники Роузвуд Дэй: старший брат Эли - Джейсон, сестра Спенсер- Мелисса, Йен Томас, Кэти Хаутон, товарищ по команде Эли, и Престон Кан, один из братьев Кан.

Когда спектакль закончился, Ария и Эмили исчезли в ванной комнате, а Ханна и Эли сели на каменную стену и начали, есть свои обеды, Спенсер же побежала поговорить миссис Деланси, учительницей английского языка, которая сидела рядом со своими старшими студентами.

"Она пошла туда, только потому, что там сидят мальчики из старших классов", пробормотала Эли, глядя на Спенсер.

"Если хочешь, мы то же можем подойти," предложила Ханна.

Эли сказала: «Нет. Я очень зла на Спенсер", заявила она.

"Почему?" спросила Ханна.

Эли тяжело вздохнула. "Да, скучная история."

Ханна отстала от неё с расспросами. Эли и Спенсер часто сердились друг на друга безо всякой причины. Она начала впоминать о том, как актер, который сыграл Тибальта. посмотрел на неё прямо со сцены. Интересно, когда Тибальт смотрел на неё,он думал, что она милая … или толстая?

Или, возможно, он не смотрел на нее вообще, может, он просто смотрел в зал. Когда она посмотрела снова на подругу, то заметила, что Эли плачет.

"Эли", шепнула Ханна. Она никогда не видела, что бы Эли плакала. "Что случилось?" Слезы тихо текли по щекам Эли. Она даже не вытирала их. Она смотрела в сторону Спенсер и миссис Деланси. "Забудь, ты о ней."

"Черт! Посмотрите на это! " закричал Мейсон Байерс, вырывая Ханну из её воспоминаний.

В небе парил, биплан, вылетев из облака. Он сделал круг над Роузвуд Дэй, и затем немного опустился. Ханна встала со своего места и стала смотреть вверх. Где, черт возьми, Мона?

"Это старый Куртисс летает?" спросил Джеймс Фрид.

"Я так не думаю", ответил Ридли Мэйфилд. "Я думаю, что это агенство воздушных писем «ДифорДи»".

"А, точно", сказал Джеймс, так как будто знал это с самого начала.

Сердце Ханны возбужденно трепыхалось. Самолет совершил несколько длинных, широких кругов по воздуху, оставляя за собой фигурный след, похожий на букву П. "Он что-то пишет!" крикнула соседская девчушка.

Затем он оставил после себя ещё две буквы Р и И, а затем Г. Ханна была практически на грани взрыва.

Это был самый классный подарок, который когда-либо дарили в Роузвуде.

Мейсон покосился на самолет, который продолжал выводить буквы. "Приготовьтесь... п..." читал он.

Именно в этот момент, Мона скользнула на стул рядом сней, бросив свою темно-серую сумку Louis Vuitton на стол. "Привет, Хан", сказала она, открывая свой ланчбокс с суши и роллами.

"Наоми и Райли уже сделали мне подарок на день рождения, ты ни за что не повершь что это.

Это самый лучший подарок в моей жизни. " "Забудь об этом" отрезала Ханна. "Я приготовила, кое-что покруче".

Ханна попыталась указать на самолет в небе, но Мона была в бешенстве. "Они наняли Лекси, что бы спеть для меня. Лекси! Для меня! На мей вечеринке! Ты можешь в это поверить? " Ханна уронила ложку в йогурт. Лекси была женской хип-хоп групой из Филадельфии. Недвно, крупная звукозаписывающая компания подписала с ними контракт, и скоро они станут мегазвёздами. Как Наоми и Райли удалось заполучить их? "Ладно", сказала она быстро, и подняла подбородок Моны к облакам. "Посмотри, что я приготовила для тебя. " Мона, прищурившись, смотрела в небо. Самолет почти закончил писать сообщение, и теперь делал петли последних букв. Когда Ханна прочитала сообщение целиком, её глаза расширились от ужаса.

"Пригтовьтесь..." рот Моны приоткрылся. "... Пердеть с Моной?" "Приготовьтесь пердеть с Моной!" Мэйсон аж плакал от смеха. Другие, кто видел это, вторили ему громким смехом. Мальчик с первого курса издал пукающий звук.

Мона посмотрела на Ханну. Она выглядела позеленевшей. "Что, черт возьми, происходит Ханна?" "Но, это не то, что я заказала!" пискнула Ханна. "Он должен был написать:" Приготовьтесь праздновать с Моной!

П-Р-А-З-Д-Н-О-В-А-Т-Ь! Они перепутали буквы! " Все больше людей стали производить звуки пердежа. "Жесть!" Вскричала девушка, которая стояла рядом с ними. "Зачем он написал это"?

"Это ужасно!" плакала Мона. Она накинула куртку на голову, как делали знаменитости, что бы скпыться от папарацци.

"Я немедленно позвоню им и пожалуюсь," воскликнула Ханна, доставая свой мобильник и неуверенно прокручивая телефоны компаний воздушных надписей. Это было несправедливо. Она чётко и ясно написала сообщение и отправила его по факсу. "Мне так жаль, Мон. Я не знаю, как это могло произойти. " Лицо Моны потемнело от гнева. "Тебе жаль, да?" Сказала она низким голосом. "Я уверена, что ты это сделала специально." Она одела пиджак, и зашагала прочь с такой скоростью, как буд-то её нёс ураган.

"Мона!" бросилась Ханна вслед за ней. Она дотронулась до руки Моны, и она обернулась. "Это ошибка! Я никогда не сделала бы такого с тобой! " Мона приблизилась к ней. Ханна почувствовала запах ее французского мыла с лавандой. "То, что ты испортила нашу годовщину дружбы это одно, но я никогда не думала, что вы попробуешь разрушить и мою вечеринку в честь дня рождения", зарычала она, достаточно громко, чтобы все могли услышать.

"Но ты хочешь играть по-грязному? Отлично. Не приходи. Ты официально в числе персон нон грата ".

Мона протопала через столовую к двери, практически распихивая, первокурсников попадашихся ей по пути. "Мона, погоди!" умоляла Ханна.

"Иди ты к черту," крикнула Мона через плечо.

Ханна сделала несколько шагов назад, и поняла, что всё её тело бьёт мелкая дрожь. Когда она вернулась на школьный двор, все на неё смотрели. "О, зачинщица," услышала Ханна как Дездемона Ли шепотала свои друзьям по софтболу.

"Мымра", шипела группа молодых мальчиков, стявших у бассейна для птиц. "Лохушка", проборматал незнакомый голос.

Доносящийся запах соуса и пиццы из кафетерия пробудил в Ханне, старое, и до боли знакомое ощущение, одновременного глода и тошноты. Она открыла сумочку и достала чипсы «Читс». Она ела одну за другой, даже не ощущая их вкуса. Когда она посмотрела в небо, сообщение для Моны немного раздулось, но всё ещё плыло по городу.

Но теперь она заметила, то, чего не видела раньше. Целиком послание Моне выглядело так:

«Готовьтесь пердеть вместе с Моной.

- Э.»

16. Чей-то жаркий поцелуй В то же время в обед, Эмили быстро шагала по коридору к студии искусств. "Приве-ет, Эмили ", пропел Коди Уоллис, звезда тенниса Роузвуд Дэй.

"Привет"? посмотрела Эмили через плечо. Он действительно с ней поздоровался? "Выглядишь хорошо, Эмили Филдс", пробормотал Джон Декстер, невероятно горячей капитан футбольной команды Роузвуд Дэй.

Эмили не могла даже вспомнить, когда в последний раз он с ней здоровался, кажется в седьмом классе на уроке физкультуры. Они играли тогда доджболл, и Джон тогда сильно припечатал мяч к её груди, что бы вышибить её из игры. Позже он подошёл к ней и сказал, хихикая: "Прости, кажется, я ударил по твоим шарикам".

Ещё никогда с ней не здороволось столько людей, особенно мальчиков, которые подбадривали её и улыбались. Сегодня утром, Джаред Коффи, старшеклассник, который ездил в школу старинном индийском мотоцикле, и который был слишком крут, что бы вообще с кем-нибудь разговаривать, угостил её булочкой с черникой, просто так! И, когда Эмили шла на третий урок, её преследовала кучка первокурсников и снимала на мобильник, верятно для того, что бы выложить это на YouTube. Она пришла в школу готовой к тому, что её будут дразнить из-за того фото, но такая реакция была для неё совсем неожиданной.

Когда Эмили проходила мимо гончарной мастерской, дверь неожиданно скрипнула. Эмили от неожиданности вскрикнула. Из-за двери выглядывала Майя. "Пст, Эм! " Эмили подошла к ней. "Майя, привет. " Майя моргнула. "Пойдем со мной".

"Я сейчас не могу." сказала Эмили, посмотрев на часы. Она опоздывала на свой обед с Бекой. "Как насчет после школы?" "Нет, это лишь на две секунды!" Майя втащила её внутрь пустой студии и провела её по лабиринту столов прямо к сушилке. К удивлению Эмили, она открыла тяжелую дверь сушилки и скользнула внутрь.

Майя откнула голову назад, и усмехнулась"Ты идёшь?" Эмили пожала плечами. Внутри сушилки, было темно и пахло деревом, как в сауне. Десятки горшков студентов стояли на полках. Они поставлены были совсем не давно и ещё не прсушились, поэтому были мокрыми и липкими. "Надо здесь быть по аккуратнее," подумала Эмили. Она всегда любила земляной, влажный запах сырой глины. На одной из полок, стоял горшок, который она сдела собственноручно два урока назад. Она думала, что она сделала хорошую работу, но, увидев горшок еще раз, заметила, что на одной стороне была небольшая вмятина.

Внезапно, Эмили почувствовала руки Майи, которые скользили по её спине и плечам.

Майая обняла Эмили и улыбалась. Дыхание Майи, как обычно, пахло банановой резинкой. "Я думаю это самое сексуальное место в школе, даже? " "Майя", остановила её Эмили. Они должны были остановиться... только, руки Майи делали её счастливой.

"Никто не увидит,» настаивала Майя. Она погладила сухие, повреждённые хлором, волосы Эмили.

"И, кроме того, всё равно все знают о нас".

"Разве тебя не беспокоит то, что произошло вчера?" спросила Эмили. "Разве ты не чувствуешь себя... разбитой? " Майя на мгновение задумалась. "Не особенно. И всем, кажется, всё равно. " "Да, это очень странно," согласилась Эмили. "Я думала, что все будут сегодня меня дразнить. Но вместо этого... Я вдруг стала безумно популярной. Даже, когда исчезла Эли, ко мне не было столько внимания ".

Майя ухмыльнулась и коснулась подбородка Эмили. "Видишь? Я тебе говорила, что это не так уж плохо. Разве это была не отличная идея? " Эмили сделала шаг назад. В бледном свете сушилки, лицо Майи светилось омерзительным зеленым светом. Вчера, она заметила Майю на трибунах... но когда она стала искать её после того, как развесили фото, Майи уже не было. Майя хотела, что бы их отношения были более открытыми.

Осрая боль захлестнула её. "Что ты имеешь в виду, хорошая идея?" Майя пожала плечами. "Я хочу сказать, что кто бы не наклеел эти фото, он лишь сделал нам одолжение."

"Н-но, мне от этого не легче," запнулась Эмили, вспомнив, где она должна быть прямо сейчас. Мои родители побогровели от злости из-за этого фото. Я должна пройти программу реабилитации, что бы доказать им, что я не лисбиянка. А если я откажусь, они отправят меня жить в Айову, к тёте Эллен. Так что, ничего хорошего ".

Майя нахмурилась. "Почему ты не сказала родителям правду? То, что ты та, кто ты есть и это невозможно изменить. Даже в штате Айова. " Она пожала плечами. "В прошлом году я рассказала о себе своей семье. Они сначала не считали это хорошо, но все, же привыкли, и мне стало гораздо легче. " Эмили поводила ногой по гладкому цементному полу сушилки. "Наши родители разные."

"Может быть". сказала Майя, стоя за её спиной. "Но послушай. Начиная с прошлого года, после того как я призналась: самой себе, родителям и всем вокруг, о том, кто я есть на самом деле. Мне стало легче ".

Взгляд Эмили инстинктивно упал на змеевидный шрам на внутренней стороне предплечья Майи. Майя сама порезала себя, она сказала, что это единственное, что помогало ей чувствовать себя хорошо. Неужели именно правда о самой себе помогла ей тогда?

Эмили закрыла глаза и представила сердитое лицо своей матери. И то, как она получает свой билет на самолёт, что бы лететь в Айову. Никогда больше, она не поспит в своей постели. Ее родители возненавидят её навсегда. В её горле встал комок.

"Я должна сделать то, что они говорят." Эмили сосредоточила взгляд на окаменелом куске резинки, которая каким-то образом оказалась на полке сушилки. "Я должна идти." Она открыла дверь сушилки и вернулась в класс.

Майя последовала за ней. "Подожди!" Она поймала руку Эмили, и, как только Эмили обернулась, Майа стала всмтриваться в её лицо с тревогой. "О чём ты говоришь? Ты бросаешь меня? " Эмили смотрела через всю комнату. Ей на глаза попалась наклейка на столе учителя: Я ЛЮБЛЮ ЭМАЛЬ!

Только, кто-то исправил букву Э на Ш и изменил восклицательный знак, на лист марихуаны.

"Роузвуд мой дом, Майя. Я хочу остаться здесь. Мне очень жаль. " Она пошла вдоль гончарных колёс к выходу. "Эм"! крикнула её в спину Майя. Но Эмили не обернулась.

Она открыла дверь гончарного класса и направилась в сторону выхода, чувствуя, что то, что она сейчас сделала, было, огромной ошибкой. Двор был пуст, все были на обеде, но на секунду, Эмили заметила кого-то на крыше колокольни Роузвуд Дэй. У этого человека были светлые, длинные волосы, а к лицу он прижимал бинокль. Это человек был сильно похож на Эли.

Эмили моргнула и никого не увидела на колокольне. Должно быть у неё галлюцинации. Наверное, это просто ветка дерева.

Или... это всё же была она?

Эмили спускалась вниз по небольшой тропинке, которая привела её к часовне Лоренс.

Это часовня мало походила на традиционные часовни. Она больше напоминала пряничный домик, который сделала Эмили для выставки в Кинг Джеймс, в Рождество, когда училась в четвёртом классе. Здание было оббито зубчатым сайдингом цвета корицы, а декоратвные украшения были кремого цвета. Окна были похожи на разноцветные леденцы. Внутри, сидела одна единственная девушка на передней скамье, лицом вперед.

"Извините за опоздание", раздражённо сказала Эмили, садясь на скамью. На алтаре лежали рожденственские украшения и атрибуты для рождественской сценки. Эмили покачала головой. Ещё же ноябрь.

"Очень приятно". Девушка протянула руку. "Ребекка Джонсон. Или просто Бека ".

"Эмили".

Бека носила длинную кружевную тунику, узкие джинсы, и скромные розовые кроссовки.

На ушах болтались серьги в форме цветка, и волосы аккуратно уложены в шишку. Эмили спрашивала себя, будет она выглядеть также как она, после того как закончит программу Дерева жизни.

Прошло несколько секунд. Бека нанесла на губы розовый блеск. "Итак, что ты хочешь знать о Дереве жизни "?

Ничего, хотела ответить Эмили. Возможно, Майя, была права, Эмили никогда не будет по настоящему счастлива, пока будет чувствовать стыд и отрицать себя саму. Хотя... она внимательно всмотрелась в Беку. Она, казалось, в полном порядке.

Эмили открыла кока-колу и спросила: "Итак, тебе нравятся девушки?" Казалось, она не может в это поверить.

Бека выглядела удивлённой. "Я-я…больше нет."

"Ну, ты точно в этом уверена? Как ты поняла, что ты лисбиянка?" спросила Эмили, не имея возможности, остановится, из-за накопившихся внутри неё вопросов.

Бека едва надкусила свой бутерброд. Все в ней было миниатюрным и кукольным, в том числе и ее руки. "Я ощущала себя иначе. Лучше ".

"И я тоже!" практически вскричала Эмили. "У меня были мальчики-друзья, когда я была младше..., но к девочкам я всегда чувствовала что-то иное. Я даже думала, что Барби выглядят сексуально. " Бека изящно вытерла рот салфеткой. "Барби никогда не были в моем вкусе".

Эмили улыбнулась, когда еще один вопрос пришел ей на ум. "Знаете, почему нам нравятся девочки? Потому что, я читала, что это генетическое, но значит ли это, что если бы у меня была дочь, она тоже бы стала лисбиянкой? "Она медлила с ответом. Никого не было вокруг, и это было хорошо, чтобы задать такие вопросы, которые могли бы взорвать мозг. Это то, что они и должны обсудить на этой встрече, не так ли? "Хотя моя мама... Кажется, самой прямолинейной женщиной на земле", продолжала Эмили, немного маниакально. "Может быть, это происходит через поколение?" Эмили остановилась, поняв, что Бека смотрит на нее с удивлённым выражением лица. "Я так не думаю ", сказала она с тревогой.

"Прости", сказала, Эмили. "Просто я слишком смущена и поэтому несу всякий бред. К тому же я нервничаю. "И она ещё хотела добавить, что её сердце кричит от боли при одном только воспоминании выражения лица Майи, когда она сказала ей, что всё кончено.

"Все в порядке," сказала Бека тихо.

"Была ли у тебя девушка, прежде чем ты пришла в Дерево Жизни?" спросила Эмили, более спокойно на этот раз.

Бека прожевала кусочек бутерброда. "Венди", сказала она чуть слышно. "Мы работали вместе в магазине нижнего белья в торговом центре Кинг Джеймс ".

"Ты и Венди... дурачились?" Эмили грызла картофельные чипсы.

Бека подозрительно взглянул на фигурки в яслях на алтаре, как будто думала, что Иосиф и Мария могли их подслушать. "Может быть", прошептала она.

"На что это было похоже?" Крошечные вены на висках Беки сильно пульсировали. "Мне казалось это неправильным. Быть лисбиянкой...... это не так просто, изменить, но я думаю, что можно. Дерево Жизни помогло мне понять, почему я была с Венди. Я росла с тремя братьями, и мой наставник мне сказал, что я была воспитана как мальчик. " Это была самая глупая вещь, которую Эмили когда-либо слышала. "У меня есть брат, но у меня есть и две сестры. Меня не воспитывали как мальчика. Так что же случилось со мной? " "Ну, может, корень твоей проблемы в другом." пожала плечами Бека. "Наставники помогут тебе понять это. Они помогут вам забыть много чувств и воспоминаний. Идея в том, что бы заменить их на новые чувства и воспоминания. " Эмили нахмурилась. "Они заставляют забыть прошлое?" "Не совсем так. Это больше похоже на то, что ты просто отпускаешь их".

Сколько ни старалась Бека прикрыть и приукрасить Дерево Жизни, его методы были ужасными.

Эмили не хотела забывать Майю. Или Эли, если уж на то пошло.

Вдруг, Бека протянула руку и положила её на руку Эмили. Это было удивительно. "Я знаю, что сейчас это не имеет смысла, но я узнала много важного в Дереве Жизни, " сказала Бека. "Жизнь трудна, если мы идем по ней с чувствами, которые..., неправильные, это делает нашу жизнь ещё трудней. Жизнь и так сложная штука, верно? Зачем делать её еще хуже? " Эмили почувствовала, что ее губы дрожат. У всех ли лисбянок жизнь напоминала битву? А как же насчет тех двух женщин, лесбиянок, которые держат сеть магазинов «Триатлон» в двух городах?

Эмили купила себе в нём Нью Балланс и была так счастлива. А как же Майя?

Она режет себе вены, но сейчас ей лучше.

"Так Венди хорошо относится к тому, что ты сейчас находишься в Дереве Жизни?" спросила Эмили.

Бека уставились на витраж за алтарем. "Я думаю, она приняла это."

"Так вы до сих пор встречаетесь?" Бека пожала плечами. "Не совсем. Но я думаю, что мы всё ещё друзья. " Эмили провела языком по зубам. "Тогда может быть мы все вместе, проведём как-нибудь время?" Может быть, будет хорошо, сначала увидеть двух экс-лисбиянок вместе, прежде чем принять окончательное решение. Может быть, она и Майя тоже могут быть друзьями.

Бека подняла голову, как бы удивились. "Хорошо. Как насчет вечера субботы? " "Звучит отлично", ответила Эмили.

Они закончили обед, и Бека попрощалась с ней. Эмили пошла по наклонной зеленой тропинке, возвращаясь в Роузвуд Дэй. Ее мозг был перегружен информацией и эмоциями.

Лесбиянки из магазина триатлетов может быть счастливы и с Майей могло бы быть лучше, но, возможно Бека была права. Что будет в колледже, или после окончания колледжа или кода она будет искать работу? Она везде должна будет объяснять свою сексуальную ориентацию. Некоторые люди не поймут её и не примут.

До вчерашнего дня, единственные люди, которые знали её истинную сущность, были Майя, ее бывший Бен и Элисон.

Двое из трех восприняли это очень плохо.

Может быть, они были правы.

17. ПОТОМУ ЧТО ВСЕ ДРЯННЫЕ МОМЕНТЫ ПРОИСХОДЯТ НА КЛАДБИЩАХ Среду после школы, Ария смотрела, как Шон крутит педали своего горного велосипеда далеко впереди неё, на холмистой просёлочной дороге, ведущей в гору, что возвышалась на Западе Роузвуда. "Я думал, ты ездеешь быстрее!", поддразнил он.

"Тебе легко говорить!" ответила Ария, яростоно крутя педали на стареньком потрёпанном велосипеде. Она перевезла его с собою, когда переезжала к Шону. "Я больше не буду бегать по миль!" Объявил Шон Арии после школы. Он решил забросить футбол, что бы больше времени проводить с Арией.

Это была ужасная жертва – за те 24 часа, что Ария прожила с ним, она узнала, что Шон был супер-футбольным мальчиком, точно так же, как ее брат фанател от лакросс. Каждое утро, Шон бежал шесть миль, и делал разминку на газоне перед домом, вплоть до того момента, пока не наступало время идти в школу. Ария с трудом ехала в гору и была просто счастлива, увидеть перед собой длинный спуск. Это был великолепный день, поэтому они решили взять велосипеды поехать вокруг Западного Роузвуда. Они ехали мимо одиноких ферм и мимо обширных, нетронутых цивилизацией лесов.

Внизу холма, они проехалии мимо кованой ограды с декоративными воротами. Ария ударила по тормозам. "Подожди. Я совсем забыла об этом месте. " Она остановилась перед старейшим кладбищем Роузвуда рядом с церковью Василия Блаженного, где когда-то она использовала уголёк, что бы срисовывать надписи с надгробных плит. Оно занимала акры и акры холмов и земли. На этом кладбище был всегда свежий зелёный газон, а некоторые из надгробий датируются 1700 годом.

Прежде, чем Ария стала дружить с Эли, она увлекалась готикой, вбирая в себя все, что имело отношение к смерти: Тима Бертона, Хэллоуин, и ногти по девять дюймов. Листва дубов кладбища имела идеальный оттенок для этого старинного и угрюмого места.

Шон остановился рядом с ней. Ария повернулась к нему. "Мы можем зайти на секунду?" Он посмотрел на неё встревожено. "Ты уверена?" "Я любила приезжать сюда".

"Хорошо". согласился неохотно Шон и припарковал свой велосипед, пристегнув его цепью к кованой ограде. Он шёл позади Арии, идя вдоль первого ряда старинных надгробий. Ария читала имена и даты, которые она знала наизусть несколько лет назад.

Эдит Джонстон, 1807-1856.

Дочь Агнесс, 1820-1821.

САРА Уиттиер, с цитатой Мильтона на надгробье: «СМЕРТЬ это золотой ключ, который открывает ДВОРЕЦ ВЕЧНОСТИ».

За холмом, знала Ария, были могилы собаки по имени Пуфф, кота по имени Ровер, и попугая по имени Лили.

"Я люблю эти могилы," сказала Ария, когда они проходили мимо большой статуи ангела на вершине. "Они напоминают мне "Стук сердца."

"Что?" Ария подняла бровь. "Ой, да ладно. Ещё скажи, что ты не читал рассказ Эдгара Аллана По? О мертвом парне, похороненном заживо под полом? Там автор ещё писал: До сих пор слышу, как его сердце бьется? " "Нет."

Ария опустила руки, поражённая. Как Шон мог не читать его? "Когда мы вернемся, я дам тебе книгу Эдгара По, что бы ты смог прочитать ".

"Хорошо", согласился Шон, решив сменить тему. "Ты хорошо спала прошлой ночью?" "Отлично". – это была Ложь во спасение. Ее французская комната была красивой, но Арии действительно было трудно спать. Дом Шона был... слишком совершенным. Одеяло, казалось слишком пушистым, матрас слишком стеганым, комнаты слишком тихие. Слишком много свежести и чистоты.

Но кроме этого, она была слишком обеспокоена движением за окном ночного гостя, о возможной слежке сталкера, а также сообщением от Э, о том, что убийца Эли был ближе, чем она думала.

Ария ворочилась в течение нескольких часов, боясь открыть глаза и увидеть у своей кровати сталкера или убийцу Эли. "Твоя Мачеха чуть не надрала мне задницу сегодня утром," сказала Ария, огибая цветущую сакуру. "Я забыла застелить свою постель. Она заставила меня вернуться наверх и сделать это. " фыркнула она и засмеялась. Моя мама так не делала, уже миллиард лет. " Когда она посмотрела на Шона, то увидела, что он не смеялся вместе с ней. "Моя мачеха много работает, чтобы поддерживать дом в чистоте. Историческое общество Роузвуда каждый день проводят у нас экскурсии. " Ария ощетинилась. Она хотела сказать ему, что Историческое общество Роузвуда, достаточно много платит за это, что бы Эккарды могли нанять прислугу. Но вместо этого, она вздохнула.

"Мне очень жаль. Просто... моя мама даже не позвонила мне, после того как я оставила ей несколько сообщений, в которых я сказала ей, что живу у тебя, я чувствую себя …брошенной " Шон погладил ее по руке. "Я знаю, я знаю."

Ария провела языком по зубам.

"Ты не знаешь," сказала она тихо. "Не понимаешь таких вещей." Семья Шона был совершенна.

Мистер Эккард сделал этим утром бельгийские вафли, а миссис Эккард уложила их школьные обеды, в том числе и для Арии.

Даже их собака, эрдельтерьер, был хорошо воспитанным.

"Так объясни мне," сказал Шон.

Ария вздохнула. "Это не так просто."

Они прошли мимо корявого, узловатого дерева. Вдруг, Ария посмотрела вниз... и остановилась.

Прямо перед ней была свежевыкопанная могила. Магильщик ещё не докапал могилу, но уже начал отметив размеры могилы и, сняв верхний слой почвы. Мраморное надгробье уже было вкопано. На неё были выбиты буквы Элисон Лорен Ди Лурентис.

Ария стояла и смотрела, рыдания, вырвались у неё помимо её воли. Власти по-прежнему изучали тело Эли на наличие травм и химических веществ в организме, так что ее родители не похоронили ее еще. Ария не знала, что они собирались похоронить ее здесь.

Она беспомощно посмотрела на Шона. Он побледнел. "Я думал, ты знаешь".

"Я понятия об этом не имела," прошептала она в ответ.

На надгробном камне не было ничего, кроме имени Эли. Нет надписи, что она любимая дочь, или прекрасный игрок в хоккей, или, что она самая красивая девушка Роузвуда. Не было даже даты её смерти. Возможно потому, что никто не знал, когда она умерла.

Она вздрогнула. "Как ты думаешь, я должна сказать что-нибудь?" Шон поджал губы. "Когда я бываю на могиле моей мамы, я ингда так делаю."

"О чем ты говоришь?" "Я рассказываю ей о том, что происходит." Он посмотрел на нее сбоку и покраснел. "Я пошел к ней после вечера в Фокси. И я рассказал ей о тебе. " Ария тоже покраснела. Она уставилась на надгробие, но слишком была смущена. Разговоры с мёртвыми не были её коньком. «Я не могу поверить, что ты мертва, подумала Ария, потому что не в состоянии была произносить слова вслух. - Я стою здесь, глядя на твою могилу, и она до сих пор не реальна. Я ненавижу нас за то, что мы не знаем, что с тобой произошло. Твой убийца ещё здесь? Э говорит правду?

«Даааа», Ария поклялась бы на Библии, что услышала далёкий глухой голос. Он звучал как голос Эли.

Она думала о сообщении Э. Кто-то хотел что-то от Эли и убил ее за это. Что?

Каждый хотел что-то от Эли, даже её лучшие подруги. Ханна хотела быть как Эли, и, после исчезновения Эли заняла её место в школе. Эмили любила Эли больше жизни, и они в шутку назвали её личным питбулем Эли. Ария хотела уметь флиртовать как Эли, хотела быть такой же красивой как она, обладать ее харизмой. А Спенсер всегда соперничала с ней во всём.

Ария смотрела на могилу для Эли и постепенно у неё сформировался вопрос: Кто в действительности были те парни, которые дрались за тебя?

"Со мной это не работает," прошептала Ария через минуту. "Пойдем".

Она бросила на будущую могилу Эли прщальный взгляд. Когда она отвернулась, пальцы Шона переплелись с её.

Некоторое время они шли, молча, но на полпути к воротам, Шон остановился. "Смотри, кролик!

Кролик!", сказал он, указывая на кролика на другой стороне поляны. Он поцеловал губы Арии.

Ария улыбнулась. "Я получила поцелуй, потому что ты увидел кролика?" "Да". толкнул ее игриво Шон. "Это как игра, когда нужно шлёпнуть кого-то, кто увидел как-то знак или слово. С нами, это может быть поцелуи и кролики. Это наша любовная игра ".

"Любовная игра?" засмеялась Ария, думая, что он шутит.

Но лицо Шона было серьезным. "Ты знаешь, эта игра только для нас. И это хорошо, что это будут кролики потому, что в Роузвуде их водятся целая тонна ".

Ария боялась посмеяться над ним, но он на самом деле хочет играть в любовные игры? Он напомнил ей чем-то Дженнифер Тэтчер и Дженнингса Сильвера, только они могли додуматься до такой глупости. Дженнифер и Дженнингс были влюблённой парочкой в их классе, в ктором училась Ария до отъезда в Исландию, в конце седьмого класса. Они были известны только как Двойняшки Джи или Даббл Джи. Ария не хотела быть похожей на них.

Когда они ехали по дороге, Шон, как всегда обогнал её далеко впереди, у неё волосы зашевелились на голове, и по телу побежали мурашки. У неё возникло стойкое ощущение, что кто-то смотрит ей вслед. Но когда она обернулась, то всё что она увидела это гигантскую черную ворону, кторая сидела на надгробье Эли.

Ворона посмотрела на нее, не мигая, а затем расправила свои массивные крылья и исчезла за деревьями.

18. Не обижайся, но в голове у тебя полный бардак.

В четверг утром, доктор Эванс закрыла дверь офиса, села в своё кожаное кресло, сложила руки и спокойно улыбнулась Спенсер, которая сидела напротив нее. "Ну, я слышала, вчера у вас была фотосессия и интервью для Сентинел. " "Точно," ответила Спенсер.

"И как всё прошло?" "Хорошо". сказала Спенсер, отхлебнув из большого стакана ванильный латте. Интервью на самом деле хорошо прошло, даже после всех беспокойств того дня, и угроз от Э. Джордана мельком спросила ее об эссе, а Мэтью сделал изысканные, шикарные фотографии.

"А как вела себя ваша сестра, не находясь в центре внимания?" спросила Д-р Эванс. Когда Спенсер подняла брови, доктор Эванс пожала плечами и наклонилась вперед. "Вы когда-нибудь думали, что сестра просто ревнует, завидует вам? " Спенсер взглянула с тревогой на закрытую дверь доктора Эванс. Мелисса сидела с той стороны на диване, читая «Путешествия и страны». В очередной раз, она записалась к доктору Эванс сразу после Спенсер.

"Не волнуйтесь, она не слышит", заверила ее доктор Эванс.

Спенсер вздохнула. "Она, казалось, вроде... обозлённой", сказала она низким голосом. "Как правило, у нас в доме всё крутится вокруг Мелиссы. Даже когда мои родителя зададут мне вопрос, она тут же постарается на него ответить, возвращая их внимание к себе. " Она смотрела на волнистое серебряное кольцо от Tiffany на указательном пальце. "Я думаю, что она ненавидит меня."

Доктор Эванс постучала ручкой по своей записной книжке. "Ты чувствовала, что она ненавидит тебя уже давно, не так ли? Что вы чувствовали в такие моменты? " Спенсер пожала плечами, обнимая одну из подушек доктора Эванса. "Злость, я думаю.

Иногда я так расстраиваюсь о том, как обстоят дела, что просто хочу... ударить ее. Не то, что бы я действительно этого хотела, но…" "Но вы бы чувствовали себя лучше, не так ли?" Спенсер кивнула, глядя на хромированную лампу в форме гусиной шеи. Однажды, когда Мелисса сказала, после школьного спектакля, в ктором играла Спенсер, что из неё никудышняя актриса. Спенсер была близка к тому, что бы дать ей пощёчину. Вместо этого, она бросила одно из Рождественских блюд своей матери через всю столовую.

Блюда было разбито на мелкие кусочки, и даже, оставило трещину в стене, о которое ударилось.

Доктор Эванс перевернула страницу в своей записной книжке. "Ваши родители, как они делят своё внимание между вами и сестрой, видя вашу с ней вражду? " Спенсер опустила плечи. "Главным образом, никак. Если вы спросите мою маму, она бы, вероятно, сказала, что мы получаем равное количество внимания ".

Доктор Эванс задумалась надолго. Она постучала по игрушкам на своём столе, и они дружно стали пить из тазика с надписью «Моё сердце в Роузвуде». "Это, конечно, только теория, но что, если Мелисса, боится того, что, если вы что-то сделаете лучше неё, то ваши родители разлюбят её ".

Спенсер подняла голову. "Вы думаете?" "Может быть. Вы, с другой стороны, считаете, что ваши родители не любят вас в равной степени. Мелисса для них свет в окне. Вы не знаете, как бороться с ней, так чтобы не обидеть её. Может быть, я и не права, но мне кажется, что Вы больше хотите с ней подружиться, чем причинить боль. Я праильно думаю? " Спенсер задумчиво кивнула. "Может быть..."

"Вы девочки, приченяете друг другу сильную боль", сказала доктор Эванс тихо, лицо ее смягчилось. "Я не знаю, с чего всё началось - это могло случиться давно. Может быть, вы даже не помните этого, но вы вдруг встали на путь соперничества в чём-то одном и с тех пор вы перенесли это соперничество во все сферы жизни, и вы так и будете это продолжать, пока не признаете, что дружба основана на уважении друг к другу.

Возможно, вы перенесли модель поведения друзей на ваши отношения с Мелиссой, которые относились к вам так же, как Мелисса ".

"Что вы имеете в виду?" спросила Спенсер, обхватив колени руками. Это звучало ужасно, как диагноз психического заболевания.

"Ваши друзья – это центр вашей жизни? У них есть все, чего вы хотите? Они толкают вас на поступки, после, которых вы никогда не чувствоали себя хорошо? " Рот Спенсер пересох. У неё, несомненно, был такой друг - Элисон.

Она закрыла глаза и, снова, увидела странную игру памяти, которая преследует её, уже всю прошлую неделю. В этих осколочных воспоминаниях Спенсер боролась с Эли, она уверена в этом. Только, Спенсер обычно помнит обо всех своих ссорах с Эли, причём даже лучше чем она помнила хорошие моменты их дружбы. Был ли это сон?

"О чем ты думаешь?" спросила Д-р Эванс.

Спенсер перевела дыхание. "Об Элисон".

"О." Д-р Эванс кивнула. "Как вы думаете, Элисон была как Мелисса"?

"Я не знаю. Может быть. " Доктор Эванс достала салфетки «Клинекс» и высморкалась. "Я видела, то видео о вас по телевизору. Вы и Элисон казались, сердитыми друг на друга. Так и было? " Спенсер сделала глубокий вдох. "Да".

"Можете ли вы вспомнить, почему?" Она на мгновение задумалась и обвела своим взглядом комнату. Ей на глаза попалась табличка на столе доктора Эванс, которую она не видела прежде. Она гласила: Единственное, что я знаю, так это то, что я ничего не знаю.-Сократ. "В ту неделю, ктогда Элисон пропала, она очень изменилась,… стала совсем другой. Она ненавидела нас. Никто из нас не хотел в этом признаваться, но я думаю, она хотела тем летом, нас бросить. Она не хотела больше с нами дружить ".

"Как вы себя тогда чувствовали? Вы злились "?

"Да. Да, конечно. "Спенсер остановилась. "Быть другом Эли, это очень много значило, но для этого мы должны были многое принести в жертву. Мы через многое прошли вместе, и это были не очень хорошие вещи. Это было похоже на: «Мы прошли через всё это для тебя, а ты решила просто угробить нас? " "То есть, ты чувствовала себя чем-то обязанной ей."

"Может быть," ответила Спенсер.

"Но также ты чувствовала себя виноватой?" продолжила Д-р Эванс.

Спенсер опустила плечи. "Виноватой? Почему? " «Потому что Элисон мертва. Потому что, вы, в некотором смысле, обижались на неё. Может быть, вы хотели, что бы сней случилось что-то плохое, потому что она причиняла вам боль. " "Я не знаю", прошептала Спенсер.

"И тогда ваше желание сбылось. Тперь вы чувствуете себя виноватой, потому что, если бы вы не желали ей зла, она, может быть, была бы всё ещё жива. " Глаза Спенсер заволокло слезами. Она не могла ответить.

"Это не твоя вина," сказала д-р Эванс решительно, слегка наклонившись вперед. "Невозможно любить друзей и при этом не ссорится и обижаться. Элисон причинила вам боль. Просто, потому, что вы желали ей чего-то плохого, не значит, что вы её убили ".

Спенсер всхлипнула. Она уставилась на цитату Сократа снова. Я знаю то, что ничего не знаю. "В моей памяти всё чаще вспыхивают воспоминания", выпалила она. "Об Эли.

Мы боремся. Она говорит, что я что-то прочитала в ее дневнике. Она всегда думала, что я читаю ее дневник, но я никогда этого не делала. Но я... Я даже не уверена, что эти воспоминания реальны. " Доктор Эванс поднесла ручку ко рту. "Люди справляются с вещами, по-разному. У некоторых людей бывает и так, если они стали свидетелями чего-то или сделали что-то, то их мозг как-бы...

вносит свои поправки в воспоминания. Но очень часто, память возращается снова или ей можно помочь. " Рот Спенсер как будто наполнился колючей стальной стружкой. "Я не думаю, что случилось что то такое".

"Я могла бы попытаться загипнотизировать вас, чтобы вы вспомнили ".

Рот Спенсер пересох. "Гипноз"?

Доктор Эванс смотрела на нее. "Это могло бы помочь".

Спенсер жевала прядь волос. Она указала на цитату Сократа. "Что это значит?" "Что?" пожала плечами Д-р Эванс. "Подумайте об этом сами. Сделайте свой собственный вывод. "Она улыбнулась. "Теперь, Вы готовы? Лягте поудобнее ".

Спенсер легла на кушетку. Доктор Эванс опустила бамбуковые жалюзи, Спенсер насторожилась. Это то, что сделала Эли в ту ночь в сарае до своей смерти.

"Просто расслабьтесь." Д-р Эванс выключила настольную лампу. "Попробуйте расслабиться. Попробуйте отпустить все о чём мы говорили сегодня. Хорошо? " Спенсер вообще не могла расслабиться. Ее колени дрожали. Даже зубы у неё стучали от страха.

Тперь она будет просить начать отсчёт от 100 назад. Затем она коснётся моего лба, и я буду в полоной её власти. Когда Спенсер открыла глаза, она больше не находилась в кабинете доктора Эванс. Она была возле сарая. Была ночь.

Элисон смотрела на нее, качая головой, так же, как в одной из вспышек памяти. Спенсер вдруг поняла, что именно в эту ночь Эли пропала без вести. Она пыталась вырваться из этих воспоминаний, но её тело ей больше не подчинялось. "Ты пытаешься всё украсть у меня," говорила Эли свои жутким злобным голосом. "Но ты никогда это не получишь".

"Ты о чём?" Ветер был холодный. Спенсер вздрогнула.

"Давай," дразнила Эли, уперев руки в бока. "Ты читала об этом в моём дневнике, не так ли?" "Я бы не стала бы читать твой дневник," плюнула Спенсер. "Меня это не касается".

"Ты слишком о многом беспокоишься", сказала Эли. Она наклонилась вперед. Ее дыхание было с запахом мяты.

"Ты сошла с ума", распалилась Спенсер.

"Нет, это не я," зарычала Эли. "Это ты сошла с ума".

Ярость вдруг заполнила всё существо Спенсер. Она наклонилась вперед и толкнула Эли в плечо.

Эли выглядела удивленной. "Друзья не деруться с друзьями".

"Ну, может быть, мы больше не друзья", ответила Спенсер.

«Видимо, нет", сказала Эли. Она сделала несколько шагов в сторону, но вдруг повернула назад. Потом она сказала что-то еще.

Спенсер увидела, что рот Эли двигается, и чувствовала, что её губы тоже что-то говорят, но она не слышала, ни звука. Все, что она знала, так это то, что Эли что-то говорила в гневе. Откуда-то далеко возник резкий неприятный звук, который расколол тишину. Глаза Спенсера резко открылись.

"Спенсер", позвала ей доктор Эванс. "Эй. Спенсер ".

Первое, что она увидела это цитату Сократа, велечиной с весь кабинет. Я знаю то, что ничего не знаю. Затем лицо доктора Эванса появилось в поле её зрения. У нее был растерянный, обеспокоенный взгляд. "Ты в порядке?" спросила Д-р Эванс.

Спенсер моргнула несколько раз. "Я не знаю." Она села и вытерла вспотевший лоб. Она чувствовала себя как после наркоза, который ей давал стоматолог. Все казалось размытым и нечётким.

"Скажите мне, что вы видите в комнате," попросила д-р Эванс. "Опишите все».

Спенсер огляделась. "Диван кожаный коричневый, белый пушистый ковер,..."

Что же тогда говорила Эли? Почему Спенсер не могла слышать ее? Это действительно было на самом деле? Это её настоящие воспоминания.

"Мусорная корзина", она запнулась. "Свеча Анжу в виде груши..."

"Хорошо." Д-р Эванс положила руку на плечо Спенсер. "Сидите так. Дышите ".

Доктор Эванс уже открыла Окно, и Спенсер почувствовала запах свежей смолы асфальта. Два голубя рядом с окном ворковали друг с другом. Когда она, наконец, встала и доктор Эванс сказала, что они увидятся на следующей неделе, она чувствоала себя более уверенно. Она прошла на автомате мимо дивана, не признавая Мелиссы.

Она хотела вырваться отсюда.

На парковке, Спенсер скользнула в машину и сидела молча. Она перечислила все, что она видела и здесь.

Ее твидовая сумка. «Рынок фермеров», где валялся перевёрнутый плакат «Свежые матоты».

Синий грузовик «Chevy» припаркованный криво на рынке. Веселый красный скворечник висит на дубе. Знак на двери офисного здания, что гласил, только для служебного персонала. Профиль Мелиссы в окне офиса доктора Эванс.

Уголки рта её сестры были приподняты вверх, и она вежливо на что-то отвечала. Когда Спенсер посмотрела на фермерский рынок, она заметила, что рядом с передним колесом «Chevy» была какая-то тень. Кто-то крался сзади грузовика. Кошка, может быть.

Спенсер выпрямилась. Это был не кот, это был человек. Он смотрел прямо на неё.

Он совершенно не моргал. А потом, вдруг, присел в тень и исчез.

19. Это лучше, чем табличка с надписью «Стукни меня»

В четверг днем, Ханна следовала за своим классом химии, через общий коридор к флагштоку.

Проводились пожарные учения, и их учитель химии мистер Персиваль решил удостовериться, что ни один из его учеников не сбежит.

Это был еще один чудовищно жаркий октябрьский день, и солнце нещадно палило. Тут она услышала шёпот двух девушек второкурсниц.

"Вы слышали, что она клепто?" Прошипела Ноэлл Фрейзер, высокая блондинка с длинными вьющимися волосами.

"Я знаю", ответила Анна Уолтон, крошечная брюнетка с огромными сиськами. "Она как-то ограбила Тиффани. И ещё она украла и разбила машину мистера Эккарда ".

Ханна застыла, как вкопанная. Как правило, она не обращала на сплетни второкурсниц, но сейчас она чувствовала себя такой уязвимой. Она сделала вид, что её заинтересовали новые молоденькие сосенки, которые недавно посадили школьные садовники.

"Я слышала, что она уже прописалась в полицейском участке ", сказал Ноэлл.

"И вы знаете, что Мона отменила её приглашение?" Прошептала Анна. "У них была большая ссора, из-за того, как она унизила Мону воздушной рекламой ".

"Не зря Мона хотела от неё отвязаться пару месяцев назад," сказала Ноэлл. "Ханна стала лузером".

Это уже было слишком. Ханна обернулась. "С чего вы взяли всё это?" Анна и Ноэлл обменялись ухмылками. Потом пошли вниз, по склону, не отвечая.

Ханна закрыла глаза и прислонилась к металлическому флагштоку, пытаясь игнорировать тот факт, что все её однокурсники теперь смотрели на неё. Это было через двадцать четыре часа после катастрофического фиаско с воздушным письмом, и дела шли все хуже и хуже. Вчера вечером Ханна отправила, наверное, штук огромных смс-ок Моне, но она не ответила, ни на одну из них. А сегодня она слышит очень сомнительные вещи о себе… ото всех. Она думала о сообщении Э. «И Мона? Она не ваш друг. Так что проверте спину.»

Ханна посмотрела на толпу детей на улице. Рядом с дверями, две девушки в форме черлидирш делали весёлые пантомимы. Около огромного дерева стояла группа учеников, несколько мальчиков были одеты в спортивную форму борцов, а остальные в школьную форму.

Брат Арии, Майк, шел, играя в свой PSP. Наконец, она увидела светлые волосы Моны. Она отправилась обратно в главное здание через одну из боковых дверей со скучающим, надменным видом. Ханна поправила свой блейзер, сжимая и разжимая кулаки, и помчалась вслед своей лучшей подруге.

Когда она догнала Мону, она похлопала по ее костлявым плечам. Мона обернулась. "О. Это ты… ", сказала она монотонно, как она обычно встречают лузеров."Это ты ходишь и рассказываешь нелепости обо мне?" потребовала ответа Ханна, уперев руки в бока. Мона поправила свою сумку цвета мандарина от Dooney & Bourke на плече. "Ничего, что это не правда."

Рот Ханны приоткрылся. Она чувствовала себя, как Койот в одном из тех старых мультфильмов.

"Ты действительно думаешь, что я неудачница?" пискнула она.

Мона приподняла одну бровь. "Как я уже сказала, ничего, что это не так."

Она оставила Ханну стоять в центре зала. Мона подошла к концу коридора и остановилась у толпы девушек. Сначала они все выглядели одинаково дорогие сумки, блестящие волосы, с поддельным загаром на ногах, но потом Ханна прозрела. Мона стояла с Наоми и Райли, и все они шептались.

Ханне захотелось заплакать. Она прошла через дверь в туалетную комнату и закрылась в кабинке, печально известной, своей особенностью. Те, кто хотел смыть получали разряд воды в лицо. У девочек тоже существовал извергающий унитаз, оба унитаза извергались раз в час по непонятной причине. На протяжении многих лет, сантехники Роузвуд Дэй пытались исправить оба, но так и не смогли найти причину. Теперь эти унитазы стали легендой и им дали даже имя – Сраный Душ. Все знали, что лучше их не использовать.

Кроме... их с Моной. Они использовали кабинку Сраного Душа всего через несколько недель, после того, как подружились, еще, когда Мона выглядела, как полная лохушка.

Она отчаянно искала совета Ханны, по применению разного рода диет и как пользоваться косметикой. И Ханна всегда прибегала, сюда помогая Моне выбрать наряд и поправить макияж. Ханна помнит, как Мона приходила, в засаленной грязной юбке, потому что она была очень неуклюжей и всегда что-нибудь на себя опракидывала. Поэтому она и Ханна носили сюда запасные пакеты с одеждой.

Эй, Мона, неужели не помнишь?

Как будто по команде, Сраный Душ проснулся. Ханна вскрикнула и прижалась к противоположной стене кобинки, так, что бы столб вонючей воды не попал в неё.

Несколько тяжелых капель попали ей на спину блейзера и Ханна, свернувшись калачиком у стены кабинки начала рыдать. Она ненавидела себя за то, что Мона больше не нуждается в ней. И за то, что Эли была убита. И, что ее отец до сих пор не позвонил ей.

Почему это происходит? Что она сделала такого, что бы заслужить такое?

Когда Сраный Душ успокоился, главная дверь распахнулась. Ханна сделала крошечный судорожный вздох, пытаясь сохранить спокойствие. Кто бы это ни был он подошел к раковине, и Ханна заглянула под дверь. Она видела, пару неуклюжих, черных, мальчишеских ботинок.

"Эй?" окликнул её мальчик. "Здесь… Здесь кто-то есть?" Ханна прижала руку ко рту. Что он скажет, увидев её в мужском туалете?

Если только... Нет. Этого не может быть.

"Ханна"? Обувь остановилась перед её кабинкой. Ханна узнала голос.

Она выглянула в щель двери. Это был Лукас, мальчик из «Рив Гош». Она могла видеть край его носа и часть его длинных белых волос. На лацкане его пиджака было написано: Вперёд, футболисты Роузвуда!

"Как ты узнал, что это я?" "Я видел, как ты вошла сюда", ответил он. "Ты ведь знаешь, что это мужской туалет, да?" Ханна в ответ всхлипнула. Она сняла мокрый блейзер, открыла дверь кабинки, подошла к раковине и стала с остервенением тереть его мылом. Мыло, пахло поддельным миндалём, что Ханна просто терпеть не могла.

Глаза Лукаса осмотрели Сраный Душ. "Он только что извергался?" "Да". И тогда Ханна не смогла больше контролировать свои эмоции. Она сгорбилась над раковиной и слёзы закапали, смешиваясь с водой.

Лукас встал рядом, потом положил руку на середину её спины. Ханна чувствовал она немного дрожанит. "Это всего лишь Сраный Душ. Он извергается каждый час. Ты же знаешь это. " "Это не из-за него." Ханна схватила колючее бумажное полотенце и высморкалась. "Моя лучшая подруга ненавидит меня. И она, и все остальные сегодня ненавидят меня. " "Что? Конечно, она не может тебя ненавидеть. Не будь сумасшедшей ".

"Но она, действительно меня ненвидит!" повысила голос Ханна и отшла к кафельным стенам туалета. "Мона зависает теперь с этими девочками, которых мы ненавидели, и она распускает сплетни обо мне. И все потому, что я пропустила годовщину нашей дружбы и в воздушной рекламе написала: "Пердите с Моной", вместо "празднуйте с Моной», и она отменила моё приглашение на свой день рождения, где я должна была быть в качестве лучшей подруги! " Она сказала, что все это на одном дыхании, не обращая внимания на то, где она находилась и с кем разговаривала.

Когда она закончила, она посмотрела на Лукаса, и вдруг, ей стало очень стыдно перед ним. Лукас был настолько высок, что ему нужно было нагибаться, чтобы не удариться головой о потолок. "Я мог бы начать распространять слухи о ней. Как тебе это: у нее есть заболевание, при котором она тайком ест свои сопли, когда никто не смотрит? " Сердце Ханны оттаяло. Это было грубо... но смешно... и сладко. "Это круто".

"Ну, предложение остается в силе" сказал Лукас с серьезным выражением на лице. В отваратительном сете мужского туалета, он казался симпатичным. "Но, слушай! Я знаю, что мы можем сделать, чтобы поднять тебе настроение ".

Ханна посмотрела на него недоверчиво. Неужели Лукас думает, что они стали друзьями, раз он видел, как она плачет в туалете? Тем не менее, она была любопытна. "Что?" "Не могу тебе сказать. Это совершенно секретно. Я приду за тобой завтра утром. " Ханна смотрела на него подозрительно. "Это свидание?" Лукас поднял руки, как будто готов сдаться. "Абсолютно нет. Просто… как друзья. " Ханна сглотнула. Она нуждалась в друге прямо сейчас. Это плохо. "Ладно", тихо сказала она, чувствуя себя слишком усталой, что бы спорить. Затем, вздохнув, она вышла из туалета мальчиков и направилась к своему следующему уроку. Как ни странно, она чувствовала себя немного лучше.

Но когда она повернула за угол, чтобы попасть на урок иностранного языка, Ханна стала заталкивать блейзер в сумку и, почувствовала на блейзере что-то чего там быть не должно. Она расправила куртку, что бы посмотреть его. На нём было написано колючим розовым почерком:

«Пожалейте меня». Ханна оглянулась на проходящих студентов, но никто не обращал на неё внимания. Сколько она ходила с этой запиской на спине? Кто мог это сделать? Это мог быть любой. Она была в этой толпе во время пожарных учений. Там были все.


Ханна посмотрела снова на бумагу и повертела ее в руках. С другой стороны, был машинописный текст. Ханна возникло это знакомое чувство тяжести в желудке.

«Ханна: Помнишь, когда ты увидела Мону в клинике пластиковой хирургии? Привет, липосакция! Но…Тсс! Ты ничего от меня не слышала. – Э.»

ЖИЗНЬ ЭТО ИСКУССТВО В четверг днем во время обеда, Ария повернула за угол к административному крылу Роузвуд Дэй. Все учителя имели здесь свои кабинеты и часто давали консультации ученикам во время обеда.

Ария остановилась перед закрытой дверью кабинета Эзры. Она сильно изменилась с начала года. Он повесил на неё белую доску, и на ней было полным-полно синих заметок его студентов. « Мистр Фитц- Я хочу поговорить о моем докладе о Фитцджеральде. Я зайду к вам после занятий.-Келли.» Так же там были цитаты из Гамлета : O злодей, злодей, улыбайся, проклятый злодей! А на дверной ручке была табличка из отеля Роузвуда «Инн Дэй» - НЕ БЕСПОКИТЬ;

Эзра перевернул её другой стороной, на которой было написано: «Уберитесь, пожалуйста, в этой комнате.»

Ария предварительно постучала. "Входите", услышала она, как он говорил, с другой стороны. Она ожидала, что Эзра будет с другим студентом, из тех раговоров, которые шли в её классе, она подумала, что обеденный час был у него расписан по минутам, но он был один. В комнате пахло «МакНаггетс» - популярным фастфудом в Роузвуде.

"Ария"! воскликнул Эзра, подняв бровь. "Какой сюрприз. Садись ".

Она села на колючий твидовый диван Эзры. Она указал на свой стол. " Будешь Хэппи Мил"?

Он смущенно улыбнулся. "Я люблю игрушки, которые они вкладывают в эти обеды." Он показал машинку из какого-то детского фильма. "Или МакНаггетс?" Он предложил ей коробку. "А ещё у меня есть барбекю".

Она отмахнулся от него. "Я не ем мяса."

"Это верно." Он ел жаркое, его глаза встретились с ее. "Я забыл".

Ария чувствовала сочетание интимности и дискомфорта. Эзра отвернулся, наверное, его тоже посетило это чувство. Она посмотрела на его стол. Она был усеян кипой бумаг, в углу стола стоял « мини дзен сад камней», а также тысячи книг, лежали по всему кабинету.

"Так..." Эзра вытер рот салфеткой, не замечая выражения Арии. "Что я могу для тебя сделать?" Ария облакотилась на диванный пуфик. "Могу ли я задержать сдачу эссе по «Алой букве»? Я не успею сдать его до завтра ».

Он поставил стакан с содовой. "В самом деле? Я удивлен. Ты никогда не опаздывала ни с чем ".

"Я знаю", пробормотала она застенчиво. Но жизнь в доме Эккардов не способствует учёбе. Одной из причин этого было то, что в доме Эккардов было слишком тихо. Ария привыкла делать уроки, слушая музыку, с одновременно с бубнящим телевизором и громкой болтавнёй Майка за стенкой.

Вторая стостояла в том, что она не могла сосредоточиться, когда ощущала, что кто-то следит за ней. "Мне нужна отсрочка только на эти выходные", продолжала она.

Эзра почесал затылок. "Ну... я не установливал строгие правила. Но все в порядке. Просто на этот раз. Но в следующий раз я не смогу тебе помочь ".

Она убрала волосы за уши. "Я не собираюсь делать это привычкой".

"Ладно. Итак, тебе не понравилась книга? Или ты ещё не прочитала? " "Я закончила читать её сегодня. Но я ненавижу ее. Я ненавижу Хестер Принн ".

"Почему?" Ария повозилась с пряжкой на своей замшевой куртке. "Она думает, что её муж умер, поэтому изменяет ему ", пробормотала она.

Эзра наклонился вперед, глядя на неё удивлённо. "Но её муж не является положительным героем.

Это то, что делает их отношения сложными. " Ария смотрела на книги, которыми были забиты все уголки кабинета Эзры. «Война и Мир». «Притяжение Рэйнбоу». Обширная коллекция поэзии Каммингса и Рильке, и не один, а два экземпляра «Выхода нет». А также стояла коллекция Эдагара Аллана По, которого Шон не читал. Все книги были обшарпанные от частого перечитывания. "Но я не могу не видеть того, что Хестер сделала," сказала Ария тихо. "Она обманывала".

"Но мы должны сочувствовать ей потому что, общество заклеймило её, и как она стремится, несмотря на всё это, остаться сама собой и не позволяет нкому унизить себя. " "Я ненавижу ее, ясно?" взорвалась Ария. "И я никогда не прощу ее!" Она закрыла лицо руками. Слез покатились по ее щекам. Когда она закрыла глаза, она увидела фото Байрона и Мередит, как невинные влюблённые. Элла, была мстительной, злой женой Байрона, такой же, как муж Хестер. И, если жизнь действительно как искусство, Байрон и Мередит должны страдать... но не Ария. Она пыталась позвонить себе домой вчера вечером, но как только Элла услышала голос Арии на другом конце провода, она повесила трубку. Когда Ария помахала Майку через спортзал, Майк быстро повернулся на каблуках и двинулся обратно в раздевалку. Никто не был на ее стороне.

"Стоп", тихо сказал Эзра, после того, как Арию начали душить сдерживаемые рыдания. "Все в порядке. Ты не любишь эту книгу, это нормально".

"Мне очень жаль. Я просто... "Она чувствовала горячие слезы на своих ладонях. В кабинете Эзры стало настолько тихо, что она слышала жужжание компьютера. Гудение флуоресцентной лампы.

Счастливые крики на школьном дворе.

"Ты хочешь мне что-то рассказать?" спросил Эзра.

Ария вытерла глаза тыльной строной рукава. Она водила пальцем по декоративной пуговице дивана. "У моего отца был роман со студенткой, три года назад", выпалила она.

"Он профессор в Холлисе. Я знала об этом романе, но ничего не говорила маме. А теперь он снова стал с ней встречаться... и моя мама узнала. Она в ярости, что я знала, так долго... и теперь они разводятся, потому что папа ушёл к этой студентке ".

"Иисус", прошептал Эзра. "Когда это случилось?" "Несколько недель назад."

"Боже". Эзра посмотрел на потолок. "Это звучит не очень справедливо со стороны вашего отца. Или мамы ".

Ария пожала плечами. Ее подбородок задрожал снова. "Я не должна была держать это втайне от моей мамы. Но что я должна была сделать? " "Это не твоя вина", сказал ей Эзра.

Он встал из своего кресла, и сел рядом с Арией. "Хорошо. Так, я никогда никому не говорил этого, но когда я учился в средней школе, я увидел мою маму, которая целовалась со своим врачём. У нее был рак в то время, и так как мой отец уехал, она попросила меня встретить её после химиотерапии. Однажды, когда я ждал её, мне захотелось в туалет, и, когда я шел обратно через зал, я увидел ту дверь, слегка приоткрытой. Я не знаю, почему я заглянул в неё, но когда я это сделал... то увидел их там. Их поцелуи ".

Ария ахнула. "Что ты сделал?" "Я сделал вид, что я ничего не видел. Моя мама не знала, что об этом. Она вышла минут через двадцать, я весь напрягся, и очень торопился её отвезти домой. Я действительно хотел понять это, но не мог. " Он покачал головой. "Д-р Пул. Я никогда не смотрел на него так же как раньше. Я не мог к нему относиться по-прежнему. " "Разве ты не говорил, что твои родители развелись?" спросила Ария, вспомнив о разговоре у Эзры дома. "Ваша мама ушла к доктору Пул"?

"Не-а". Эзра протянул руку и схватил картошку фри из коробки. "Они развелись через пару лет. Доктор Пул и рак были уже давно в прошлом ".

"Боже", это всё, что могла сказать Ария.

"Это стрёмно". Эзра повозился с одной из скал в мини дзен.

"Я боготворил брак моих родителей. Мне не казалось, что у них какие-то проблемы. Весь мой идеальный мир был разрушен".

"Мой тоже," мрачно сказала Ария, водя ногой по стопке книг в мягкой обложке, лежащих на полу. "Мне, казалось, что мои родители, действительно, счастливы вместе ".

"Это не имеет ничего общего с тобой", сказал ей Эзра. "Этот большой секрет, что я узнал... Это их дело. К сожалению, тебе прийдётся пройти через это. И я думаю, это сделает тебя сильнее ".

Ария застонала и уткнулась головой в спинку дивана. "Я ненавижу, когда люди говорят мне такие вещи. То, что все, что ни делается – делается к лучшему. Даже, если эти перемены полное дерьмо ".

Эзра усмехнулся. "На самом деле, я тоже."

Ария закрыла глаза, находя этот момент сладостно-горьким. Она жаждала с кем-нибудь поговорить обо всем, что у неё накопилось. И, что бы это кто-то, действительно, по настоящему её понял. Она хотела, чтобы Эзра поцеловал её. Или, может быть, она сама хотела поцеловать Эзру... потому что это был Эзра.

Глаза Эзры встретились с ее. Ария могла видеть свое отражение в его глазах. Со своей стороны Эзра сел на край стола. Улыбка появилась на его лице.

"У тебя есть подруга в Нью-Йорке?" вырвалось у Арии.

Лоб Эзры прорезали бороздки. "Подруга..." Он моргнул несколько раз. "Была, но мы расстались с ней этим летом ".

"О".

"Откуда ты о ней узнала?" спросил Эзра.

"Некоторые ученики говорили об этом. А я... Я подумала, что она тебе нравится больше. " Дьявольский огонь плясал в глазах Эзры. Он открыл рот, чтобы сказать что-то, но передумал.

"Что?" спросили его Ария.

"Я не должен."

"Что?" "Это просто...» Он взглянул на нее искоса. "Она была ничто по сравнению с тобой."

Горячие чувства вспыхнули пламенем в ней. Медленно, не отрывая от нее глаз, Эзра соскользнул со стола, и медленно двинулся в её сторону. Ария пододвинулась к краю дивана. Момент растягивался до бесконечности. А потом, Эзра рванулся вперед, схватил Арию за плечи, и прижал к себе. Ее губы коснулись его губ. Она целовала его с безумной страстью, а он ласкал её спину, отвечая на поцелуй. Они оторвались друг от друга. Потом посмотрев друг другу в глаза, они вновь повторили поцелуй.

Эзра пах вкусно, смесью шампуня «Пантин» и мятного чая. И то, что происходило, могло быть только с... Эзрой. Ария никогда не чувствовала себя такой счастливой от поцелуев. Ни с Шоном, и ни с кем-либо ещё.

Шон. Его образ плавал в ее голове. Шон позволял Арии наклониться к нему, когда они смотрели фильмы BBC. Шон, целующий ее, перед уоком биологии, утешая ее, потому что они сегодня начинают проходить вскрытие. Шон держал ее за руку за обедом со своей семьей. Шон был своим парнем.


Ария оттолкнула Эзру в сторону и вскочила. "Я должна идти." Она чувствовала, что горит огнём изнутри. Она быстро собрала свои вещи, с бьющимся сердцем и горящими щеками.

"Спасибо за отсрочку", выпалила она, толкая неуклюже дверь.

Выйдя в корридор, она сделала несколько глубоких вдохов. В конце коридора, мелькнула фигура, прячущаяся за углом. Ария напряглась. Кто-то видел.

Она заметила какие-то изменения на двери Эзры. Кто-то стер все старые сообщения, заменив их новым сообщением, написанным ярко-розовым маркером.

«Осторожно, осторожно! Я всегда за тобой слежу!

-Э»

А потом, в более мелкими буквами, внизу:

«Вот второй намек: Вы все знали каждый сантиметр на ее заднем дворе. И для одного из вас это было очень, очень легко сделать.»

Ария вытерла рукавом надпись и пошла прочь.

Когда мы начинаем ценить жизнь В четверг вечером, Спенсер устроилась на красном плюшевом диванчике в ресторане «Роузвуд Кантри Клуб» и смотрела в окно. На поле для гольфа, пара взрослых парней в свитерах с V образным вырезом цвета хаки, пытались закатить мячик в отверстия. Выйдя на террасу, похожую на палубу корабля, люди пользовались последними тёплыми днями этого года: пили джин – тоник, ели королевские креветки и канапе. Мистер и миссис Гастингс перемешали свои коктейли с мартини по названием «Сапфир Бомбея», потом посмотрели друг на друга.

"Я предлагаю тост." сказала миссис Гастингс, тряхнув своими белокурыми волосами, ее кольцо с бриллиантом в три карата сверкало на фоне заходящего солнца, лучи которого проникали через окно. Родители Спенсер всегда произносили тосты, прежде чем что-то выпить, даже воду.

Миссис Гастингс подняла свой бокал. "За Спенсер, которая вышла в финал Золотой Орхидеи".

Мистер Гастингс чокнулся своим бокалом о бокал жены. «И за то, что она будет на первой странице «Филадельфия Сентинел» в это воскресенье."

Спенсер подняла свой стакан и чокнулась с ними, но сделала она это слегка. Потому что она не хотела быть здесь. Она хотела быть у себя дома, в безопастности. Она не могла перестать думать о сегодняшнем приёме у доктора Эванс.

То видение о ссоре с Эли, которое она видела сегодня, которое не помнитла до конца. Ведь именно в эту ночь исчезла Эли. Почему она не вспомнила этого раньше? Было ли там, что-то ещё, что-то более серьёзное, чем просто ссора? Что делать, если она видела убийцу Эли?

"Поздравляю, Спенсер", ее мать прервала ее мысли. "Я надеюсь, ты выиграешь."

"Спасибо", пробормотала Спенсер. Она складывала аккуратно зеленые салфетки, потом обошла вокруг стола и сделала то же самое с остальными салфетками.

"Тебя что-то беспокоит?" спросила её мать, показывая взглядом на солфетки.

Спенсер немедленно остановилась. "Нет," сказала она быстро. Всякий раз, когда она закрывала глаза, она видела Эли снова и снова. Её образ был таким ясным. Она почувствовала запах жимолости, которая росла в лесу, рядом с их сарайчиком, чувствовала ранний летний ветерок, она видела живописный взлёт свелячков в тёмное небо. Но это просто не могло быть реальностью.

Когда Спенсер подняла глаза, её родители пристально на неё смотрели подозрительным взглядом.

Они, наверное, что-то спросили у неё, а она не услышала вопроса. Впервые в жизни Спенсер захотела, что бы здесь была Мелисса, которая давно бы уже поддержала разговор.

"Ты нервничаешь из-за врача?" Прошептала мать.

Спенсер не смогла скрыть ухмылки, она любила, что ее мама называет доктор Эванс "врачом" вместо "психотерапевта. "" Нет. Я в порядке ".

"Как ты думаешь, тебе помагет..." Ее отец, казалось, ищет нужные слова, пока возился с галстуком."... встречи, с врачом?" Спенсер водила вилкой взад и вперед. Определённо помогает, хотела она сказать.

Но прежде чем она успела ответить, появился официант. Это был тот же самый официант, что обслуживал их в течении многих лет, низенький лысоватый парень, который был похож на Винни-Пуха. "Здравствуйте, мистер и миссис Гастингс." Винни-Пух пожал руку её отцу. "И Спенсер. Ты стала ещё прекрсаснее ".

"Спасибо", пробормотала Спенсер, хотя она была уверена, что не сильно изменилась с момента последнего посещения этого ресторана. К тому же она не вымыла волосы после хоккея на траве, и последний раз, когда она смотрела в зеркало, ее глаза были какие-то дикие, даже страшно смотреть на них.

Она, нервничая, оглядывала ресторан, что бы убедится, что за ней никто не наблюдает исподтишка. "Как вам сегодняшний вечер?" спросил Пух. Он разложил салфетки, которые Спенсер так старательно складывала. "Вы что-то празднуете?" "На самом деле, да," сказала миссис Гастингс. "Спенсер стала финалистом в конкурсе Золотая Орхидея. Это крупный студенческий приз ".

"Мама", зашипела Спенсер. Она ненавидела, когда её мать начинала хвастаться семейными достижениями. Тем более, что Спенсер обманом этого добилась.

"Это замечательно!" вскирчал Пух."Это хорошо, когда есть хорошая новость." Он наклонился ближе.

"Многие из наших гостей только и говорят, что видели сталкера. Некоторые даже говорят, что видели его здесь вчера вечером. " "Разве этот город не перенёс достаточно бед?" размышлял вслух мистер Гастингс.

Миссис Гастингс озабоченно посмотрела на мужа. "Вы знаете, я бы поклялась, что я видела, кого-то, кто смотрел на меня, когда я водила Спенсер в понедельник к врачу. " Спенсер дернула головой вверх, ее сердце задрожало. "Ты успела его хорошо рассмотреть?" Миссис Гастингс пожала плечами. "Не очень."

"Некоторые люди говорят, что это мужчина. Другие, женщина, "сказал Винни-Пух.

Каждый подумал о своём.

Пух принял их заказы. Спенсер пробормотала, что она хотела бы тунца, которого она не заказывала с детства. Как официант ушёл выполнять заказ, Спенсер посмотрела на дизайн ресторана. Он был сделан, как карабельная каюта, с темными плетеными креслами и множеством спасательных кругов и бронзовых фигур.Н а самой дальней стене был нарисован океан с отвратительным гигантским кальмаром, косаткой, и русалкой, с волнистыми светлыми волосами и сломанным носом, в стиле Оуэна Уилсона. Когда Спенсер, Эли и другие приходили сюда, чтобы съесть обед, еще в шестом и седьмом классах, они любили сидеть рядом с русалкой.

Как-то, сюда пришли Мона Вандервал и Чесси Бледсо сами по себе, Эли потребовала, чтобы Мона и Чесси поцеловали русалку французским поцелуем, за право здесь остаться.

Слезы стыда бежали по их щекам и когда они закончили, их языки были синими от краски.

«В этом была вся Эли», подумала Спенсер. Её мысли вернули её обратно в это воспоминание. «У тебя никогда этого не будет», сказала Эли. Почему Спенсер так сильно разозлилась? Спенсер думала, что Эли собирается рассказать Мелиссе о Йене. Может быть, это было причиной? И что имела ввиду доктор Эванс, сказав, что сознание некоторых людей ставит защитный барьер.

Случалось ли такое со Спенсер раньше?

"Мама?" Вдруг Спенсер стало любопытно. "Ты не знаешь, было ли у меня раньше такое, что я не помнила какой-либо отрезок времени? Что-то типа… временной амнезии? " Ее мать застыла с бокалом в воздухе. "П-почему ты спрашиваешь?" По затылку Спенсер покатился липкий пот. У её матери был такой же испуганно-затравленный взгляд, который был у неё в те времена, когда брат мамы дядя Даниил, выпивал лишнего на семейных праздниках и выбалтывал всем семейные тайны.

Так Спенсер узнала, что у её бабушки была наркотическая зависимость от морфия, и что ее тетя Пенелопа отдала своего ребёнка на усыновление, когда ей было 17. "Подождите, у меня были провалы в памяти?" Её мама кусала губы. "Тебе было семь. И ты болела гриппом ".

Колье впилось в шею её матери, что означало, что она задержала дыхание. А это означало, что она не сказала всю правду Спенсер. "Мама".

Её мать водила по краю стакана с мартини пальцами. "Это не важно."

"О, скажи ей, Вероника", сказал отец угрюмо. "Она уже может справиться с этим."

Миссис Гастингс сделала глубокий вдох. "Ну, Мелисса, ты, и я пошли в Институт Франклина, вы обе любили ходить на выставки. Помнишь? " "Конечно", сказала Спенсер. Сердце Института Франклина состоваляла выставка, располгавашаяся на пяти тысячах квадратных метров. Вены увеличились на руках Спенсер, а сердце билось так громко, что, у неё в ушах стоял этот стук.

"Мы шли к нашей машине", продолжала ее мать, опустив глаза вниз. "Вдруг, на нашем пути возник это человек. "Она замолчала, и сжала руку отца Спенсера. Они оба выглядели так торжественно. "Он... он… у него был пистолет в руке. Он хотел, забрать мой бумажник. " У Спенсер расширились глаза. "Что?" "Он велел нам лечь на тротуар лицом вниз". продолжила миссис Гастнгс. "Я не перживала за свой бумажник, но я так испугалась за вас с Мелиссой. Ты все хныкала и плакала, спрашивая, умрём ли мы ".

Спенсер скрутила салфетку на коленях. Она не помнит этого.

"Он сказал мне, досчитать до ста, прежде чем мы поднимимся", сказала мать. "После того как вокруг наступила тишина, мы встали и побежали к нашей машине, и я отвезла нас домой. Я ехала на большой скорости, не смотря на то, что там было ограничение. Это удивительно, что меня не останавили".

Она помолчала, потягивая напиток. Кто-то уронил посуду на кухне, и большинство из обедающих повернули головы в сторону этого звука, но миссис Гастингс сидела так, как будто не слышала его вовсе. "Когда мы пришли домой, тебя сотрясала ужасная лихорадка", продолжала она. "Она началась внезапно. Нам пришлось вызвать «скорую».

Мы боялись, что у тебя минингит, как раз в соседних городах бушевала эпидемия.

Мы должны были находиться дома, пока мы ждали результатов анализов, в случае положительного результата, нам пришлось бы отвезти тебя обратно в больницу. Нам пришлось пропустить конкурс английского языка, в котором участвовала Мелисса.

Помнишь, как она готовилась к этому? " Спенсер вспомнила. Иногда она и Мелисса играли в слова, Мелисса была конкурсанткой, а Спенсер как судья, И Мелисса учила и говорила слова из длинного списка по слогам.

Это было тогда, когда Мелисса и Спенсер любили друг друга. Но так, же Спенсер впомнила, что у неё был хоккей на траве в тот, же день. "Мелисса попала на тот конкурс?" спросила она.

"Да, но она поехала с семьей Иоланды. Помнишь ее подругу Иоланду? Она и Мелисса в те времена не расставались ".

Спенсер потёрла лоб. "Иоланда Хенслер?" "Правильно".

"Мелисса никогда не» но тут Спенсер оборвала себя. Она собиралась сказать, что Мелисса и Иоланда не дружили. Иоланда была сладкой как конфетка, но ужасно жестокой и деспотичной. Спенсер знала, что Иоланда когда-то вынудила Мелиссу прочесть миллион раз правила школы, не останавливаясь, хотя Мелисса сказала ей, что хочет в туалет. Закончилось всё тем, что Мелисса обмочилась прямо в штаны, при учителе Лили Пульцер.

"В любом случае, через неделю, твоя лихорадка прошла", сказала мать. "Но когда ты проснулась, ты забыла всё что случилось. Ты вспомнила, что мы собирались в Институт Франклина, и помнила, что сходили туда, но когда я тебя спросила помнишь ли ты мужчину у машины,ты сказала, "Какого мужчину?" Ты не помнила скорую помощь, не помнила, что у тебя брали анализы, и не помнила медсестёр. Твоя память как буд-то была стёрта. Мы наблюдали за тобой всё лето. Мы боялись, что ты можешь заболеть снова.

Я не поехала на праздник матерей в лагерь в Колорадо, где отдыхала Мелисса и пропустила большой сольный концерт фортепиано в Нью-Йорке, где выступала твоя сестра, но я думаю, она меня понимала ".

Сердце Спенсер билось так, как будто она пробежала стометровку. "Почему никто мне не рассказал?" Ее мать посмотрела на нее отца. "Все это было так странно. Я думала, что это может расстроить тебя, зная, что ты не помнишь, целую неделю из своей жизни. Ты была такой беспокойной после этого. " Спенсер ухватилась за край стола. Я, возможно, пропустили больше, чем неделю своей жизни, хотела сказать она родителям. Что делать, если это было не единственным провалом памяти?

Она закрыла глаза. Все, что она слышала, так это чей-то крик, глубоко в памяти. Что делать, если провал в памяти скрывал, то, что случилось с Эли? Что она пропустила в ту ночь?

К тому времени, Пух уже принёс им счёт, Спенсер дрожала. Мать подняла голову.

"Спенсер? Что случилось? "Она повернулась к отцу Спенсер. "Я знала, что мы не должны были ничего говорить".

"Спенсер"? позвал мистер Гастингс и замахал руками перед лицом Спенсер. "Ты в порядке?" Губы Спенсер онемели, как если бы ей сделали укол новокаина. "Я боюсь".

"Боишься?" повторил ее отец, наклонившись вперед. "Чего?" Спенсер моргнула. Она чувствовала, как она слышит повторяющийся стон, глубоко в своей голове. Потом она сжала крепко зубы. Она вдруг поняла, ответ, который она искала. Чего она боялась?

Себя.

Роузвуд с высоты птичьего полёта В пятницу утром, Ханна вышла из бордового Фольксвагена Лукаса. Они были на стоянке Ридли Крик у Стейт Парка, и солнце едва взошло.

"Это твой большой сюрприз, который должен заставить меня чувствовать себя лучше?" Она посмотрела вокруг. Ридли Крик был полон пышной зелени и тропок. Она наблюдала, как куча девушек бегали в шортах и в футболках с длинными рукавами. Затем проехали парни на велосипедах в красочных шортах. Это заставило Ханну чувствовать себя ленивой и жирной. Вот эти люди сжигали свои калории, хотя даже не наступило 6 утра. И они, вряд ли, съели вчера, целую коробку жирных чипсов. "Я не могу тебе сказать", ответил Лукас. "В противном случае, это не будет сюрпризом".

Ханна застонала. В воздухе пахло, сожжёнными листьями, который напоминал Ханне о кладбище.

Когда они пошли по гравию, ей показалось, что она услышала хихиканье. Она вскинула голову и стала оглядываться вокруг "Что-то не так?" спросил Лукас, останавливаясь в нескольких шагах.

Ханна указала на деревья. "Ты видишь там кого-нибудь?»

Лукас прикрыл глаза рукой. "Ты беспокоишься из-за сталкера"?

"Что-то вроде того."

Тревога грызла ее нутро. Когда они пролходили здесь, в полумраке, Ханна почувствовала, как какой-то автомобиль двинулся вслед за ними. Ханна не могла перестать думать о странных смс ках, о Моне и клинике пластической хирургии. В некотором смысле, это могло быть правдой, Мона никогда не носила ничего, что открывало бы слишком много тела, хотя она была стройнее Ханны. Но липосакиция, это было немного … стыдно. Это означало, что генетика была против вас, и вы не могли получить честным путём идеальное тело. Если Ханна распространит слухи о том, что Мона, пользуется услугами пластических хирургов, что бы сохранять свою стройность, то ее популярность может потерпеть крах. Ханна сделала бы это не задумаваясь, если бы это была не Мона, а любая другая девушка? Ей больно от того, что она может причинить ей боль.

"Я думаю, что всё будет в порядке", сказал Лукас, шагая по грвию тропинки. "Они говорят, что сталкер шпионит только за людьми в своих домах ".

Ханна протерла нервно глаза. На этот раз ей не надо беспокоиться о том, что смажется тушь.

Она не делала макияжа сегодня утром. И была одета в велюровые штаны Джуси и серый спортивный свитер, в котором она бегала на физкультуре. Всё это было сделано, что бы показать всем, в том числе и Лукасу, что они не на свидании.

Когда Лукас показался в дверях, Хнна почувствовала облегчение, обнаружив, что он был одет в рваные джинсы, с пятнами чая на них, и в такой же серый свитер. Затем он плюхнулся в кучу листвы по пути к машине и извивался, как миниатюрный доберман Ханны, Дот. Это было на самом деле даже мило.

Ханна никогда не считала раньше Лукаса милым.

Они вышли к кромке леса и Лукас обернулся. "Готова получить сюрприз?" "Ему лучше быть очень хорошим." закатила глаза Ханна. "Потому, что в это время я могла бы ещё спать".

Лукас провел ее через деревья. На поляне был радужно-полосатый воздушный шар. Он вяло лежал на боку, с опрокинутой корзиной. Несколько парней стояли вокруг него и накачивали воздух в воздушный шар.

"Та-ДAAA!" пропел Лукас.

"Лааадно." Ханна прикрыла глаза рукой. "Я буду наблюдать, как они парят на воздушном шаре?" Она знала, что это не очень хорошая идея. Лукас был настолько не далёким.

"Не совсем". ответил Лукас качаясь на пятках. "Ты будешь в нём."

"Что?" взвизгнула Ханна. " Я буду одна в нём?" Лукас постучал её, шутя по голове. "Глупенькая, я буду там с тобой." Он пошел в сторону воздушного шара.

"У меня есть лицензия управлять воздушным шаром. Я так же хожу на курсы в лётный клуб «КЕЕСНА». Но моё самое большое достижение, вот в чём. " И он поднял графин из нержавеющей стали. "Я сделал коктейли для нас сегодня утром. Это был первый раз, когда я использовал блендер, и вообще, первый раз, когда я использовал кухонный прибор. Ты не гордишься мной? " Ханна ухмыльнулась. Шон всегда готовил для нее, что-нибудь, что бы побаловать её. Ей нравилось, что Лукас был по-мальчишески невежественным.

"Я горжусь". улыбнулась Ханна. "И, конечно, я полечу вместе с тобой."

После того как шар наполнился горячим воздухом и стал тугим, они залезли в корзину, и Лукас стал возиться с горелкой. В течение нескольких секунд, они оторвались от земли.

Ханна была удивлена, что ощущала не страх, как это иногда было в лифте, а радостное возбуждение. А когда она посмотрела вниз, с удивлением увидела, что два парня, которые помогли надувать воздушный шар превратились в крошечные пятнешки на траве. Она увидела красный Фольксваген Лукаса на стоянке... ручей, на котором она в детстве рыбачила, часть беговой дорожки, шоссе номер 352.

"Там шпиль Холлис!" воскликнула Ханна взволнованно, указывая на него.

"Круто, да?" улыбнулся Лукас.

"Так и есть," согласилась Ханна. Здесь было так красиво и тихо. Не было никаких раздражающих звуков, не было птиц с их надоедливым щебетом, только шум ветра. А самым лучшим было то, что здесь не было и Э.. Ханна чувствовала себя такой свободной.

Часть ее захотела улететь далеко-далеко на этом воздушном шаре, например в страну Оз.

Они пролетели над районом Старого Холлиса, с викторианскими домами и грязными газонами колледжа. Затем торговый центр «Кинг Джеймс», его стоянка была почти пуста.

Ханна улыбнулась, когда они пролетали над интернатом квакеров. Около него высился авангардный обелиск, который был прозван «Пенис Уильяма Пенна».

Они плыли над бывшем домом Элисон Ди Лаурентис. Отсюда, казалось, что он мирно спит. Рядом с ним был дом Спенсер, с его ветряной мельницей, конюшней, сараем, и каменным бассейном.

Через несколько домов был дом Моны, красивый из красного кирпича, граничащий с рощей вишневых деревьев с гаражом в стороне от двора. Однажды, сразу после начала их дружбы, они нарсовали на крыше светоотражающей краской ХМ+ МВ = ЛЛЛЛД (Ханна Марин + Мона Вандерваль = Лучшие Лучшие Друзья). Они никогда не знали, как это смотрится сверху. Она потянулась к своему Блэкберри намереваясь, поделится этой новостью с Моной.

Потом она вспомнила. Они не были больше друзьями. У неё сбилось дыхание.

"Ты в порядке?" спросил Лукас.

Она смотрела в сторону. "Да. Отлично. " Лукас поднял брови. "Я состою в клубе Сверхъестественного в школе. Мы практикуем чтение мыслей. Я могу прочесть твои. "Он закрыл глаза и положил руки к вискам. "Ты расстроилась из за того, что... Мона будет справлять день рождения без тебя ".

Ханна подавлено фыркнула. Оочень трудно было об этом догадаться. Лукас уже знал об этом. Она открыла термос с коктелями и отхлебнула. "Почему ты каждый день, остаёшься до самого вечера в Роузвуд Дэй? Неужели ты состоишь во всех клубах школы? "Он был похож на мужскую версию Спенсер.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.