авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 |

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК МУЗЕЙ АНТРОПОЛОГИИ И ЭТНОГРАФИИ им. ПЕТРА ВЕЛИКОГО (КУНСТКАМЕРА) ЗОГРАФСКИЙ СБОРНИК ...»

-- [ Страница 8 ] --

в № 10, 13, 15, 19, 21–22, 57–61 печатаются обширные компиля ции «Ост-Индская компания». В 1784 г. таких публикаций появ ляется пять: «Краткое повествование о приключениях с Бенгала ми под владением английской Ост-Индской компании и причинах оных» (№ 8–13), «Описание жизни бенгальского генерал-губер натора Гастингса» (№ 13), «О прибытках, полученных англий скою Ост-Индскою компанией и служителями ее в Бенгалах от 1757 до 1771 года и проистекавших не из торговли» (№ 13–14), «Историческое известие об Ост-Индской компании и о нынеш нем ее состоянии» (№ 14–15), «Взятие крепости Вильгельм под Калькуттой» (№ 75). По окончании 1784 г. статьи такого типа бо лее в журнале Новикова не появляются. Нет ли в этом какой-либо связи с пребыванием Лебедева в Лондоне как раз в 1782–1785 гг.?

Но, пожалуй, красноречивее всего о близости Лебедева к рус скому масонству говорит его книга. «Посвящение» Александру I Лебедев заканчивает следующими словами: «...всеподданнейше Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_03/978-5-88431-210-4/ © МАЭ РАН Новое о Герасиме Лебедеве... повергаю себя и посильный труд мой к священным В.И.В. сто пам, нетщетною ласкаясь надеждою, что высокомонаршее ваше воззрение, на толь хотя и малую, но от глубины души моея с чи стым усердием приносимую жертву обратит внимание не одних соотчичей моих, но и разностранцев, и послужить может для рев ностных испытателей некоторым путеводством к испытанию многих, затмившихся в течении веков древностию как в священ ных, так и политических бытописаниях эпох, которых открытие, по общему благомыслящих мужей признанию, соделывает в раз сеянном по лицу земли человеческом роде союз, разпространяет во вселенной истинное понятие о богопознании, правоверии и за коне, подкрепляет взаимную связь желаемого между народами дружелюбия и соединяет способности к возстановлению всеоб щаго и всемирнаго блага».

Слова Лебедева и по смыслу, и по фразеологии воспроизводят все основные положения масонской доктрины. По словам Т.А. Ба куниной, целями масонства были: «Уважение к человеку, устра нение между людьми религиозных, государственных и сослов ных различий, борьба с религиозной нетерпимостью». В «Книге Уставов» («Конституциях») масонов 1724 г. (эта книга была при нята масонством повсеместно) говорится: «Если в старые време на каменщики обязаны были придерживаться в каждой стране религии этой земли или народа, то ныне признано более соответ ственным обязывать их иметь единственно ту религию, которой все люди согласны». Второе издание «Конституций» развивает эту мысль: «Мы исповедуем только всеобщую религию, а также принадлежим ко всем народам, наречиям и языкам». Масонство в то время было единственным идеологическим течением, исхо дившим из принципа духовного равенства всех людей не только перед Богом, но и друг перед другом.

Слова Лебедева о «духовном союзе» рассеянного по лицу земли человеческого рода можно считать как бы идейным стерж нем всей его книги. Именно этой «платформой» объясняется его отношение к индийской религии и индийской культуре. (Напри мер: «Из всего выше нами сказанного довольно явствует, что ин дийцы ни мало не похожи на диких и что более имеют справедли вости приписать сию укоризну тем, которые жесточайше с ними Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_03/978-5-88431-210-4/ © МАЭ РАН Н.В. Гуров обходятся, нежели самые кровожаждущие лютые звери»). Стано вится понятным, почему Лебедев так настойчиво пытается дока зать, что индуизм «есть не что иное, как некоторыми суевериями предков и пришельцев запутанное христианство», что индий цы — «не идолопоклонники», что «система и нравы индийцев основаны на откровении и здравом рассудке»;

почему он так настойчиво ищет аналогии, находя в индийской мифологии ан гелов, херувимов и серафимов, а в брахманской иерархии — епископов и архимандритов.

Русское масонство, оставаясь христианским и православным, вместе с тем полностью исключало какую-либо дискриминацию по религиозному признаку и принимало в свои ряды не только инославных, но и иноверцев (евреев)6. Христианство рассматри валось как школа нравственности. Масоны как бы исходили из принципа: «Все, что хорошо, — христианство». Из этого принци па исходил в своей трактовке индийской культуры и Лебедев.

У Достоевского в его последней записной книжке мы находим запись: «Полная свобода вероисповедания и свобода совести есть дух настоящего христианства. Уверуй свободно — вот наша фор мула. Не сошел Господь с креста, чтобы насильно уверить внеш ним чудом...» [Достоевский 1984: 80–81]. Среди многих корифе ев нашей духовности трудно, пожалуй, найти человека более далекого от масонства, чем Федор Михайлович, и психологиче ски, и по своему мировоззрению. И все же... Разве не напоминает Здесь приходится заметить, что в XVIII веке на территории Российской империи лишь однажды, 16 августа 1788 г., в петербургскую ложу «Урания»

(известную, кстати, своей неприязнью к мистическим тенденциям и симпа тиями к рационалистической философии) были приняты евреи: Моисей Оппенгейм из Кёнигсберга и Исаак Левин из Потсдама, причем через не сколько дней оба были возведены в довольно высокие степени. Но, как от метил впервые установивший этот факт Г.В. Вернадский, «прием евреев в ложу, вероятно, обусловлен был крупным денежным взносом», зафикси рованным в этот день, а отнюдь не высокими нравственными соображения ми [Вернадский 1999: 44, 345]. Уникальность данного случая в русском ма сонстве резко контрастирует с тем, что участие евреев в английских ложах уже к середине XVIII столетия стало, хотя и не массовым, но весьма замет ным явлением [Пятигорский 2009: 155–159].

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_03/978-5-88431-210-4/ © МАЭ РАН Новое о Герасиме Лебедеве... нам эта его запись один из догматов масонства — уже цитировав шиеся выше слова о «всеобщей религии» из масонской «Книги Конституций»? Вряд ли Достоевский знал эту книгу... Его за пись — еще одно доказательство того, что идеи масонства в Рос сии упали на благодатную почву благодаря свойственной нашему сознанию «всечеловечности».

Библиография Бакунина Т.А. Знаменитые русские масоны. Вольные каменщики / Сост., посл. и комм. А.И. Серкова. М., 1991.

Вернадский Г.В. Русское масонство в царствование Екатерины II.

СПб., 1999.

Гуров Н.В. Почему Герасим Лебедев поехал в Индию? (Еще раз об истоках отечественной индологии) // Востоковедение и африкани стика в диалоге цивилизаций. XXV Международная конференция «Ис точниковедение и историография стран Азии и Африки». 22–24 апреля 2009: Тез. докл. СПб., 2009. С. 159–160.

Давидсон А.Б., Макрушин В.А. Зов дальних морей. М., 1979.

Достоевский Ф.М. Полн. собр. соч.: В 30 т. Т. 27. Л., 1984.

Дружинин П.А. Неизвестные письма русских писателей князю Александру Борисовичу Куракину (1752–1818). М., 2002.

Елагин И.П. Учение древнего любомудрия и богомудрия (Отрывки) // Новиков В.И. Масонство и русская культура. М., 1998. С. 223–235.

Проскурина В. Миф об Астрее и русский престол // Новое литера турное обозрение. 2003. № 63. С. 153–185.

Пятигорский А.М. Кто боится вольных каменщиков? Феномен ма сонства. М., 2009.

Русско-индийские отношения в XVIII веке: Сб. док. М., 1965.

Сахаров В. Иероглифы вольных каменщиков. Масонство и русская литература XVIII — начала XIX века. М., 2000.

Cемевский В.И. Декабристы-масоны // Минувшие годы. Год первый.

1908. № 2. Февраль. С. 1–50.

Соколовская Т. Два портрета Императора Павла I с масонскими эм блемами // Русская старина. 1908. Г. XXXIX. Т. 136. Октябрь. С. 85–95.

Сорокин Ю.А. Павел I и «вольные каменщики» // Вопросы истории.

2005. № 11. С. 19–37.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_03/978-5-88431-210-4/ © МАЭ РАН Я.В. Васильков (Санкт-Петербург) ЧТО НОВОГО МЫ УЗНАЛИ О ЖИЗНИ ГЕРАСИМА ЛЕБЕДЕВА В ИНДИИ:

ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ ИТОГИ В 2005 г. Никита Владимирович Гуров инициировал и возгла вил проект «Научное наследие первого русского индолога Г.С. Ле бедева (1749–1817)», в котором участвовали как исполнители Е.К. Бросалина, Я.В. Васильков и Е.Р. Крючкова. За три года ис следований удалось сделать немало, в частности, ввести в науч ный оборот ряд лебедевских архивных материалов, которые ра нее даже не были правильно идентифицированы или оставались известными лишь по названиям. С результатами деятельности группы можно ознакомиться на сайте Института лингвистиче ских исследований РАН (http://iling.spb.ru/projects/lebedev.html), где помещены в формате PDF тексты основных работ Г.С. Лебедева и статьи о нем, подготовленные участниками проекта.

В Москве изучением биографии и наследия Г.С. Лебедева плодотворно занимался А.А. Вигасин [Вигасин 2008: 37–47].

Недавно возник центр по изучению лебедевского наследия на предполагаемой родине путешественника — в Ярославле, где в декабре 2009 г. была проведена международная конференция с участием индийских ученых [Герасим Лебедев и его время, 2010]. Участники петербургской группы, потеряв своего руково дителя, Н.В. Гурова (1935–2009), продолжают работать по темам, связанным с наследием Г.С. Лебедева (см., например: [Василь ков 2010;

Васильков 2011;

Крючкова 2011;

Vassilkov 2011]).

В частности, под руководством Е.К. Бросалиной петербургскими учеными осуществлен перевод с бенгальского монографии о Ле бедеве бангладешского ученого, профессора Хаята Мамуда. Эта книга, впервые знакомящая россиян с некоторыми фактами жиз ни и деятельности Лебедева в Индии, а также с давней и богатой Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_03/978-5-88431-210-4/ © МАЭ РАН Что нового мы узнали о жизни Герасима Лебедева в Индии... традицией изучения лебедевского наследия бенгальскими учены ми, только что издана в Ярославле [Мамуд 2012].

В этой статье я попытаюсь кратко суммировать только резуль таты работ в направлении, которое наметил Н.В. Гуров в послед ний год жизни (см. его статью, публикуемую в настоящем сбор нике). Установленный им факт принадлежности к масонству большинства корреспондентов Лебедева оказался чреват очень серьезными следствиями. Он предоставил нам возможность впервые правдоподобно объяснить исключительно своеобразную лебедевскую интерпретацию индуизма, которую прежние иссле дователи либо игнорировали, либо давали ей малоубедительные объяснения.

В своих основных сочинениях — опубликованном «Беспри страстном созерцании систем Восточной Индии брамгенов…»

(1805;

далее — БС) и рукописном «Систематические восточных индийцев начальные, умозрительные и существенные основания Арифметики…» (Архив востоковедов ИВР РАН. Ф. 90, оп. 1226, ед. хр. 1, 2. См. также: РГАЛИ. Ф. 195, оп. 1, ед. хр. 6081;

далее — СОА) — Лебедев последовательно исходит из того, что религия «брамгенов» является по сути дела христианством.

Он усматривает в известной триаде (тримурти) верховных индуистских богов (Брахма, Вишну, Шива) «неслиянную едино сущную Троицу, называемую на их языке Тройко». Бога Брахму (Брормго) он рассматривает как «Творца небу и земли и всех ви димых и невидимых тварей» (формула «Символа веры»). Имя «второго Троицы лица» — Вишну — он заменяет именем его зем ного воплощения Кришны, к тому же в форме, намекающей на тождество этого персонажа с Христом (Криштьо, Криштньо или Криштна), называя также Кришну ниспосланным на Землю «во площением Сына Божия». В качестве «третиего тройческого лица» у Г.С. Лебедева, в силу известной последовательности ин дийской Тримурти, фигурирует «Шиб» или «Шив», т.е. Шива.

Лебедев называет его «преобразителем» и «обновителем», гово рит, что ему приписывается «правление жизнию и смертию всех живущих на земле людей». Однако какое-либо соответствие меж ду Шивой и Святым Духом христианства обнаружить весьма трудно, поэтому индийская «Троица», по Лебедеву, «совокупно Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_03/978-5-88431-210-4/ © МАЭ РАН Я.В. Васильков с пресущественным неисповедимым духовным существом» об разует четырехипостасное единое Божество (СОА). В качестве этого «духовного существа», четвертой ипостаси, имеется в виду «Адги Атма … Душа вселенной», т.е. индуистское понятие adhytm в одном из возможных значений — «Вышний дух», дей ствительно нечто вроде Души вселенной.

Богиню Дургу Лебедев отождествляет с «Божественной Премудростью», т.е. Софией, Премудростью Божией, но называет ее при этом также «Матерью и Млекопитательницей» Кришны, иначе говоря — индийским эквивалентом Богородицы, что не имеет реальных оснований. Он также приписывает индийцам культ духовных существ, отождествляемых им с девятичленной иерархией ангелов;

у индийцев, однако, подобной классификации нет. Значительные схождения (безусловно, кажущиеся) Лебедев обнаруживал также в индуистской и христианской обрядности (христианское крещение и индийская практика ритуальных омовений, причастие и индуистский прасад).

Полагать, что Лебедев пытался таким образом объяснять не знакомое и непонятное через то, что хорошо знакомо, в духе так называемой «греческой интерпретации» (interpretatio Graeca), значит представлять его человеком с наивным, архаическим со знанием, каковым он не был. Высказанное недавно предположе ние, что Лебедев стремился таким способом защитить описывае мую им индийскую культуру от конфессиональных предубеждений [Вигасин 2008: 45], наоборот, представляет его человеком слиш ком расчетливым и лукавым. Лебедев, как мы знаем (см. статью Н.В. Гурова в этом сборнике), искренне верил, что открытое им индийское «христианство», максимально близкое к Откровению, которое было дано Человеку в начале времен, способно произ вести духовный переворот не только в «российских обществах», но и во всем христианском мире.

В докладе, который мы готовили совместно с Никитой Влади мировичем для конференции в Ярославле и который, ввиду его внезапной кончины, представлять пришлось мне одному, мы стремились показать, что все особенности интерпретации инду изма Лебедевым объясняются тем, что он воспринимал индий скую религию через призму масонских идей. Например, в СОА Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_03/978-5-88431-210-4/ © МАЭ РАН Что нового мы узнали о жизни Герасима Лебедева в Индии... Лебедев пересказывает по-русски некоторые места «Бхагавадги ты», при этом он превращает диалог Кришны с Арджуной в от кровение, которое второе лицо индийской «Троицы» (по Лебеде ву — Криштьо) возвещает только что сотворенному Богом-Отцом (Брормго = Брахма) Первочеловеку [Васильков 2006: 31–35]. По добная трансформация была бы совершенно необъяснима, если бы мы не знали, что, согласно взглядам современного Лебедеву масонства, христианское учение вкупе с обрядовым таинством были даны как откровение Адаму до его грехопадения [Лучин ский 1902: 512;

Гагарин 2002: 133]. В БС есть гравюра, изобража ющая, по-видимому, первосущество, или космического первоче ловека, возлежащего среди вод на древесном листе. Источником был, очевидно, образ Вишну-Кришны, плавающего после конца света в безграничных водах на листе дерева ашваттха. Но изобра жение человеческой фигуры практически совпадает с образом «возрожденного человека» (т.е. вернувшегося, по-видимому, в райское состояние) из масонской книги того времени. Особенно примечательны в обоих случаях проведенные циркулем круги с неким символическим значением на теле «первочеловека»

(см.: [Васильков 2011: 168, рис. 1]).

Выстраивая свое описание системы индуизма, Лебедев рас сматривал сначала представление о едином Боге в трех или четы рех ипостасях и сразу за этим — иерархию ангельских чинов.

Это — стандарт, принятый в сочинениях популярных у масонов мистических писателей, Бёме и Сведенборга. Повышенный инте рес масонства к ангельским чинам сказался и в публикации Н.И. Новиковым в 1784 г. перевода известного трактата св. Дио нисия Ареопагита (Псевдо-Дионисия) «О небесной иерархии».

С взглядами масонов связывают Г.С. Лебедева и его попытки най ти в «богословской системе» индуизма соответствие Софии, Пре мудрости Божией. Софию-Премудрость масоны отождествляли с сутью своего тайного учения, именуя себя при этом «женихами Софии». Исключительный интерес к этому образу они унаследо вали от восходящей к античности традиции европейского эзоте рического гностицизма.

В сочинениях Лебедева можно обнаружить исключительно масонскую терминологию и фразеологию (например «любому Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_03/978-5-88431-210-4/ © МАЭ РАН Я.В. Васильков дрие», «любомудрый», «любомудрцы», «ключ к таинствам при роды» и т.п.). Но наиболее убедительно говорит о его масонских взглядах то, что Лебедев полагал свое «открытие» индуизма со действующим осуществлению высшей цели вольных каменщи ков — обновлению христианства и выявлению общего стержня всех религий.

В статье, помещенной в этом сборнике, как и в опубликован ных ранее тезисах [Гуров 2009;

Гуров 2010], Никита Владимиро вич впервые указал на принадлежность к масонству нескольких лиц из числа корреспондентов и покровителей Лебедева: графа А.К. Разумовского, с посольской капеллой которого Лебедев ока зывается в 1777 г. в Вене, а также двух свидетелей встречи Лебе дева в 1782 г. с цесаревичем Павлом Петровичем: князя А.Б. Ку ракина и офицера флота, советника цесаревича по морским вопросам С.И. Плещеева.

Дальнейшие поиски в этом направлении существенно попол нили список. Выяснилось, в частности, следующее. Третьим сви детелем общения Лебедева с наследником престола был покрови тель Лебедева, по-видимому знавший его семью, Андрей Афанасьевич Самборский (1732–1815). В 1782 г. он сопровождал «графа и графиню Северных» (Павла Петровича с супругой) в путешествии по Европе как их духовник и «капеллан», а ранее, состоя на протяжении многих лет священником церкви при рус ском посольстве в Лондоне, определенно участвовал в деятель ности английских лож и приобщал к ней приезжих русских — гостей посольства1. Другим адресатом, которому Лебедев писал В 1778 г. граф Н.С. Мордвинов (в будущем — адмирал и видный госу дарственный деятель, а тогда — морской офицер), только что вернувшийся в Россию после трехлетней учебы в Англии, писал Самборскому в Лондон с просьбой прислать оставленные им там «украшения». При этом, по видимому, в целях «конспирации» он переходит отчасти на английский и прибегает к иносказаниям: просит, например, в одном из писем прислать «мои украшения of Royal Archer», что, на первый взгляд, означает «украше ния королевского лучника», но для посвященного читается как «украшения члена [компаньона] Королевской Арки», то есть высшей степени «древнего масонства» (см. о ней: [Пятигорский 2009: 167–208]). В другом письме Мордвинов пишет: «Украшения мои, the Ruband & the Worshiper of God & Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_03/978-5-88431-210-4/ © МАЭ РАН Что нового мы узнали о жизни Герасима Лебедева в Индии... из Индии и к кому лично обращался за помощью в Лондоне, был русский посол граф С.Р. Воронцов (1744–1832), всю жизнь оста вавшийся активным масоном (см.: [Cross 1980: 315;

Серков 2001:

201, 959 и др.]).

Недавно впервые опубликованы [Васильков 2012] письма Г.С. Лебедева И.Ф. Крузенштерну (1770–1846), которые хранят ся в РГА ВМФ (Ф. 14, оп. 1, д. № 221, л. 93–102). Будущий начальник первой русской кругосветной экспедиции, видный военно-морской деятель и адмирал, Крузенштерн в ту пору был молодым офицером, проходившим стажировку в качестве волонтера на британском 30-пушечном фрегате “L’Oiseao”.

Оказавшись в Калькутте, он познакомился и подружился там с Лебедевым, который был уже разорен и подвергался всевозможным преследованиям. Из писем можно заключить, что именно благодаря ходатайству Крузенштерна генерал-губернатор Джон Шор в конце концов распорядился принять Лебедева почти бесплатным пассажиром на судно Ост-Индской компании, кото рое направлялось в Англию. Влиятельность же молодого офи the Citizen of the World, пришлите consi(g)ned to Mr Hynam;

I will go here in my glory” (РО ИРЛИ РАН (ПД). Ф. 620, № 127, л. 4 об.). Э. Кросс считал эти строки свидетельством принадлежности Мордвинова к братству;

он пред положил также, что the Ruband — это название книги, а прочее не коммен тировал [Cross 1980: 268, 315]. Следует, однако, учесть, что главным укра шением — «Драгоценностью» (Jewel) посвященного «компаньона» ордена Королевской арки — была носимая на особой ленте золотая медаль. Она представляла собой два вписанных в круг, переплетенных треугольника, на одном из которых имелась латинская надпись: inventimus cultor dei civis mundi;

ее традиционный английский перевод: «We have found the Worship of God, o Citizen of the World» [Perfect Ceremonies 1907: 63]. Таким образом, Н.С. Мордвинов, чтобы затемнить смысл для непосвященных, косвенно на зывал главную орденскую эмблему, цитируя (правда, не совсем точно) над пись на ней;

слово Ruband, возможно, является условным обозначением священной ленты — Ribbon. Для того чтобы понять смысл иносказания, А.А. Самборский должен был и сам, разумеется, быть членом Ордена. «Ми стер Хайнем» — друг А.А. Самборского, устроенный им на должность при дворного часового мастера в Санкт-Петербурге. Слова «I will go here in my glory» выражают намерение Мордвинова покрасоваться в эмблеме «Коро левской арки» перед «братьями» в российских ложах.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_03/978-5-88431-210-4/ © МАЭ РАН Я.В. Васильков цера-иностранца объясняется, вероятно, тем, что он получил прямой доступ к высоким чинам местной администрации через масонскую общину: по данным современных исследований всякий иноземный путешественник, прибыв в Калькутту или другой крупный колониальный центр в Азии, прежде всего направлялся в масонскую ложу, так как это был лучший способ завоевать расположение местной элиты [Karpiel 2001].

Позднее, в 1819–1820 гг. Крузенштерн участвовал в работах ревельской ложи «Zu den drei Streithammern» (его подпись стоит под протоколами заседаний. См.: СПбФ АРАН. Ф. 87, оп. 4, ед. хр. 9, л. 82 об., 111, 112, 180, 186, 198, 200)2 и был дружен с возглавлявшим ее бургомистром К.Й. Залеманом;

велика вероятность того, что и в молодости он не был чужд масонству.

Среди русских моряков тогда было много масонов [Соколов ская 1907];

связи по этой линии были особенно полезны русским морякам, стажировавшимся на британских судах. Друг Крузен штерна Ю.Ф. Лисянский (знакомый Лебедева по Южной Африке) оставил в своем «Журнале» запись о посещении им в 1793 г. в Лон доне «концерта масонского братства» [Козлов 2007: 60]. Любимый командир и учитель молодого Крузенштерна, героически павший на глазах ученика в битве при Эланде и завещавший ему проект кругосветного плавания, — Г.И. Муловский (см. о нем: [Давидсон, Макрушин 1979: 231–246]), был членом «ложи Нептуна» в Крон штадте [Соколовская 1907: 232, 241, 249, 252] и, вероятно, ряда иностранных лож.

В относительно недавно опубликованном (и пока еще не во шедшем в круг привлекаемых биографами Лебедева источников) его письме из Лондона А.Б. Куракину от 11 / 27 июня 1801 г. [Дру жинин 2002: 190–191]3 упоминается еще один знакомый Лебеде Указанием на этот фонд я обязан родственнику великого мореплавателя Алексею Крузенштерну.

Это письмо, до сих пор, как сказано, не привлекавшее внимания ис следователей, богато важной информацией. В частности, Лебедев сообщает Куракину, что во всех странствиях он «с обожением» хранил его портрет, подаренный во Франции. Объяснить, почему высокопоставленный вельмо жа, знаменитый «бриллиантовый князь» подарил свой портрет безродному музыканту, можно лишь тем, что в масонских ложах сословные различия Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_03/978-5-88431-210-4/ © МАЭ РАН Что нового мы узнали о жизни Герасима Лебедева в Индии... ву русский моряк, взявшийся отвезти письмо в Петербург, — Петр Иванович Рикорд (1776–1855), впоследствии выдающийся российский мореплаватель, адмирал, дипломат и ученый. О его принадлежности к масонству есть вполне определенные данные [Соколовская 1907: 234].

Нельзя не упомянуть и еще об одном известном русском исто рическом деятеле, который оказал Лебедеву неоценимую по мощь, будучи связан с ним, скорее всего, именно по масонской линии. Когда Лебедев после 25-летнего отсутствия вернулся на родину, он обнаружил, что никто здесь о нем не помнит. Импера тора Павла уже не было в живых, а ведь Павел лучше всех в Рос сии знал о том, с какой миссией Лебедев был послан в Индию.

Единственную надежду получить признание и хоть какую-нибудь награду за труды могла бы дать Лебедеву встреча с новым импе ратором — Александром Павловичем. Но получить доступ к нему было, казалось бы, невозможно. И тут в судьбу Лебедева вмешал ся Михаил Илларионович Кутузов (1745–1813), в будущем — на циональный герой России, победитель Наполеона. В то время, в 1801–1802 гг. Кутузов был военным губернатором Санкт Петербурга. По-видимому, он воспользовался тем, что каждое утро должен был входить к царю с докладом, и во время одного из своих утренних докладов представил царю Лебедева. После того как император распорядился устроить Лебедева на хорошую должность с большим жалованием, Кутузов продолжал помогать ученому: он дважды обращался к государственному секретарю Трощинскому с просьбой отнестись к Лебедеву при его трудо устройстве со всей возможной благосклонностью [Овчинников 1960: 77;

Русско-индийские отношения 1965: 495–497]. При этом надо иметь в виду, что Кутузов был «вольным каменщиком» [Сер ков 2001: 991].

Суммируя, можно сказать, что все представители российской знати, военные и государственные деятели того времени, к кото рым Лебедев когда-либо обращался за помощью, были, практиче в той или иной мере снимались, а у «братьев» был обычай дарить друг дру гу свои портреты, чем иногда объясняют бурный расцвет портретной живо писи в России второй половины XVIII века.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_03/978-5-88431-210-4/ © МАЭ РАН Я.В. Васильков ски без исключения, масонами. Подтверждается ли фактами дру гое предположение Н.В. Гурова: о том, что Лебедев и в Индии, как прежде в Европе, мог пользоваться поддержкой масонского братства?

Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо составить четкое представление о культурной и социальной жизни британской Калькутты в 1780–1790-х гг. По счастью, этот период освещен достаточным количеством мемуарной и исторической литерату ры. Но бльшая часть полезной информации получена мною в ходе работы по командировке МАЭ РАН в Библиотеке Конгрес са США в Вашингтоне. Самым ценным источником явились хра нящиеся здесь подшивки калькуттских газет того времени (“Calcutta Chronicle and General Advertiser”, 1788 и 1790 гг., “The India Gazette”, 1790 и 1792 гг.). Содержащиеся в них сведения о концертной деятельности Лебедева, по-видимому, отсутствова ли в газетах, изученных Х. Мамудом в Калькутте и Лондоне, и хо рошо дополняют собранные им материалы.

Знакомство с калькуттскими газетами конца 1780-х — начала 1790-х годов позволяет заключить, что «вольные каменщики»

играли активную и весьма значительную роль в общественной жизни города. Например, в каждом номере еженедельной газеты “Calcutta Chronicle and General Advertiser” публиковалось стан дартное напоминание Великого магистра местной ложи «Усердие и постоянство» (“Industry and Perseverance”) о том, что в субботу вечером состоится очередное собрание братьев в Масонском зале собраний. Регулярно публиковались в газетах новости о наиболее важных событиях в жизни масонских общин Бомбея и Мадраса.

В январе 1778 г., в день Св. Иоанна “The Calcutta Gazette” описы вала совместное шествие всех калькуттских лож к Новой церкви, священник которой, преподобный мистер Джонсон, сам «воль ный каменщик», прочитал «историческую проповедь», в которой возводил происхождение масонского братства к Древнему Египту [Seton-Karr 1864: 243].

В апреле 1790 г. “The India Gazette” писала о совместном об ращении масонов Калькутты к правительству с просьбой предо ставить участок земли для строительства нового Дома масонских собраний (Masons’ hall), в котором одновременно могла бы функ Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_03/978-5-88431-210-4/ © МАЭ РАН Что нового мы узнали о жизни Герасима Лебедева в Индии... ционировать фондовая биржа, а в качестве компенсации за землю правительству предоставлялась бы возможность устраивать в нем балы. Власти провинции приняли предложение масонов (India Gazette. Vol. X. No. 490. 1790. April 5). До этого масонские заседания и банкеты проходили часто в «Гармонической таверне»

(Harmonic Tavern), называвшейся также по имени одного из ее владельцев «таверной месье ле Галлэ (Le Gallais)», — месте, где проходили в то время все собрания городской общественности.

В этой же таверне состоялись и несколько «подписных» концер тов Лебедева.

Культурная жизнь Калькутты в эти годы была интенсивной и многообразной. Почти в каждом номере основных еженедель ных газет можно было встретить оповещения о предстоящих кон цертах или театральных премьерах, а также критические отзывы о них. Одновременно с Лебедевым в Калькутте работал целый ряд незаурядных музыкантов и композиторов из Европы. В их числе можно упомянуть, например, Уильяма Хэмильтона Бёрда, опубликовавшего в 1789 г. “Oriental Miscellanea” — первое собра ние индийских мелодий в переложении для клавесина4;

а также немецкого органиста Карла Тринкса;

музыканта, дирижера и пе дагога, очевидно немецкого происхождения, Ёмэ (Oehme);

фран цуза Моро (Moreau).

Исполнялась чаще всего музыка прославленных и особенно популярных в Англии Генделя и Гайдна, итальянских композито ров (например А. Корелли), но некоторые из калькуттских музы кантов сочиняли музыку сами. Все музыканты зарабатывали на жизнь уроками, играли в домах богачей и знати, на семейных тор жествах, балах и т.п. Доходы от этого были невелики, и хорошему музыканту приходилось время от времени организовывать через своих знатных покровителей «подписной концерт», т.е. концерт бенефис, билеты на который распространялись по подписке, У.Х. Бёрда в наши дни считают одним из пионеров особой науки: этно музыкологии [Bor 1988: 56]. Г.С. Лебедев, автор «Индийской серенады», ис пользовавший в своем театре индийскую музыку, исполнявшуюся на тради ционных и европейских инструментах, также мог бы, наверное, считаться одним из зачинателей этномузыкологии.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_03/978-5-88431-210-4/ © МАЭ РАН Я.В. Васильков и какая-то часть выручки доставалась музыканту. Кроме самого музыканта, для которого устраивался бенефис, в таком концерте обычно принимали участие его коллеги по профессии, а также ученики.

Несмотря на острую конкуренцию, Лебедеву удалось занять вполне достойное место в музыкальной жизни Калькутты. Уже в первые дни его пребывания в городе, 13 сентября 1787 г. “The Calcutta Gazette” оповестила читателей о прибытии «джентль мена, прославленного своими музыкальными способностями», и в последующие несколько лет газеты не скупились на похвалы [Chakrabart 1989: 11–16]. В течение своего десятилетнего пребы вания здесь он дал десять концертов, большинство из которых, если не все, были «подписными». В одном из таких концертов выступали его ученики из знатных калькуттских семей («дамы и господа, которые оказали ему услугу своим содействием», — писала “Calcutta Chronicle” в августе 1788 г.).

В марте 1790-го Лебедев сам участвовал в «подписном»

концерте в пользу У.Х. Бёрда, который оказался, судя по газе там, в отчаянном финансовом положении5. Газетная рецензия, всячески превознося мастерство дирижировавшего оркестром и солировавшего на скрипке и пианофорте господина Миллера, дает очень скупую, но важную информацию об участии Лебе дева: “Mr. Lebedeff marked the music most characteristically;

and, in his concerto, showed great knowledge of the [cello’s] nger board” («Исполнение музыки господином Лебедевым было отмечено исключительным своеобразием, а при исполнении своего кончерто он продемонстрировал великолепное знание грифа [виолончели]»). Возможно, здесь имеется в виду, что Ле бедев играл кончерто Бёрда или иного композитора, который он выбрал для исполнения;

но весьма вероятно и то, что он мог играть кончерто собственного сочинения, и следовательно, Ле бедев во время своего пребывания в Калькутте сочинял произ ведения в этом популярном жанре европейской музыки того времени.

Годом позже Лебедев участвовал в подписном концерте в пользу другого музыканта, месье Моро [Mmd 2010: 346].

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_03/978-5-88431-210-4/ © МАЭ РАН Что нового мы узнали о жизни Герасима Лебедева в Индии... Кто же помог Лебедеву добиться признания в музыкальном мире Калькутты? Ведь без сильной поддержки это вряд ли было возможно6. Из газетных материалов видно, что нередко музыкан ты или актеры добивались успеха благодаря поддержке именно со стороны масонских общин. Например, в апреле 1790 г. “The India Gazette”, сообщая о предстоящем бенефисе актрисы Каль куттского театра госпожи Хьюз, писала: «Мы можем предска зать, что зал будет полон по нескольким причинам … [В част ности], можно предвидеть благосклонное покровительство Масонского Ордена по отношению к [госпоже Хьюз как] вдове одного из Братьев, и они, несомненно, окажут ей в этом случае поддержку, особенно если вспомнить, какое необычное вели кодушие они прежде проявили к джентльмену, все заслуги кото рого перед этим Поселением сводились к тому, что он являлся членом Братства».

В некоторых сочинениях Лебедев с благодарностью упомина ет имена своих благодетелей и, как он называет их, «друзей»7, которые сопровождает непременно титулами и иными обозначе ниями социального статуса, например: «капитан Уильям Сидден хэм, в то время военный комендант Мадраса», «полковник Алек сандр Кид, в то время мэр Калькутты», «покойный достопочтенный cудья Хайд», «достопочтенный cоветник Компании Джон Шоу, эсквайр» [Lebedeff 1801: II, III]. Из числа лиц, с которыми Лебе дев был связан и к кому обращался за помощью в Калькутте, поч ти все были не только чиновниками правительства или Ост Об участи музыкантов в Калькутте современник Лебедева, находив шийся там в те же годы, писал: «Да, случается, что какая-нибудь знамени тость, имея высоких покровителей, обретает здесь и славу и деньги.

С другой стороны, можно предоставить нескончаемый список лиц, про шедших через многие унижения, но так и не получивших возможности продемонстрировать перед публикой свои скромные таланты. Они доби вались этого годами, пока смерть не сжалилась над ними и не свела до времени в могилу» [Williamson 1810: 214;

Mmd 2010: 88, перевод Е.К. Бросалиной].

Я беру это слово в кавычки, поскольку те покровители Лебедева, кото рых он называл своими друзьями, не оказали ему помощи, когда он попал в беду, и потому не были в действительности достойны этого звания.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_03/978-5-88431-210-4/ © МАЭ РАН Я.В. Васильков Индской компании, но также основателями или видными членами Азиатского общества (таковы, в частности, вышеупомянутый су дья Хайд, генерал-губернатор Джон Шор, главный судья Верхов ного суда Роберт Чэмберс, главный налоговый инспектор Фрэн сис Глэдвин, старший торговый агент на службе Ост-Индской компании и член правления Налогового совета Берриш Крисп, секретарь канцелярии губернатора Эдвард Хэй, полковник Джон Мёррей). Предположительно многие из них могли быть членами Провинциальной Великой ложи Бенгалии, но если так, то Лебедев не имел права упоминать об этом, поскольку при всту плении в ложу каждый вольный каменщик давал обет молчания о внутренних делах Братства.

Особый интерес представляет для нас “Memorandum” Лебе дева, написанный им по-английски в Калькутте, в 1797 г. [Русско индийские отношения 1965: 431–438]. Этот текст, подробно опи сывающий постигшие автора бедствия, был предназначен для прочтения теми лицами, к которым Лебедев собирался обратить ся за помощью, а может быть, обращен и в целом к обществен ности Британской Калькутты. Как мы уже знаем, люди, у которых Лебедев искал помощи, обычно были влиятельными масонами.

Вероятно, и на сей раз он адресовал письмо прежде всего «братьям»-масонам, и был настолько откровенен, что едва не нарушил обет молчания.

В параграфе, содержащем благодарность покровителям за по мощь в прошлом, Лебедев сначала написал, что признателен “… to Mr Birch & Mrs Makenzie and to many others it being not … delicate to name them here.” Кто такие Mr Birch & Mrs Makenzie?

В текстах и бумагах Лебедева эти имена более не встречаются.

Заслуживает внимания то, что имена даны здесь без всяких титу лов и указаний статуса. И это не случайно. Адресаты «Меморан дума» должны были и без дополнительных разъяснений знать, что это за люди. Найти эти два имени удалось в книге, специаль но посвященной ранней истории калькуттского масонства [Firminger 1906]. Mr Birch — это, по-видимому, Richard Comyns Birch, который в 1780-х годах был активным членом Провинци альной Великой ложи и пользовался всеобщим уважением как большой знаток масонских традиций, а в 1790-х, как раз во время Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_03/978-5-88431-210-4/ © МАЭ РАН Что нового мы узнали о жизни Герасима Лебедева в Индии... написания «Меморандума», был Провинциальным Великим ма стером. Что касается фамилии Mackenzie, то ее носитель, Джон Макензи, был заместителем Великого мастера (Deputy Grand Master) в 1786–1788 гг., т.е. в то время, когда Лебедев приехал в Калькутту. «Миссис Макензи», скорее всего, относится к его су пруге8. Следовательно, называя эти два имени, Лебедев хотел тем самым намекнуть, что в прошлом его деятельность поддержива ли высшие фигуры в масонской иерархии. Но в последний мо мент он осознал, что всякое прямое упоминание о его масонских покровителях будет “not delicate” — неделикатным, и в окон чательной версии «Меморандума» оба эти имени оказались за черкнуты.

На полях своего скорбного сочинения Лебедев сделал припи ску: он лишь потому обратился за помощью к отдаленно ему зна комому главному судье Верховного суда Р. Чэмберсу (который ему в помощи отказал), что к этому времени ни Уильяма Джонса, ни, как он пишет, «моего особливого (very particular) друга и по кровителя» Джона Хайда (оба — судьи Верховного суда) не было в живых. Судья Хайд действительно покровительствовал Лебеде ву. Между Лебедевым и Уильямом Джонсом, если судить по тек сту приписки, тоже существовали некоторые особые отношения, которые, однако, не могли быть дружескими: уж слишком велик был разрыв в социальном положении и общей культуре (к тому же, в опубликованных письмах и других материалах Джонса не удалось пока найти ни одного упоминания о Лебедеве). Это не могли быть также и отношения уважающих друг друга уче ных-филологов: Джонс никогда бы не принял лебедевских «от крытий» в области санскрита и его произношения, а Лебедев в своей «Грамматике» прямо атаковал позиции уже покойного к тому времени Джонса. Но все же какие-то отношения между ними были, и на первых порах, возможно, со стороны Джонса — покровительство. Заметим, что в мировоззрении основателя Ази атского общества и его взглядах на историю мировой культуры Согласно надписям на надгробиях членов семьи Маккензи на Южном кладбище Парк-стрит в Калькутте, ее имя было Элизабет [Bengal obituary 1851: 76, 99].

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_03/978-5-88431-210-4/ © МАЭ РАН Я.В. Васильков было нечто, сближавшее его с Лебедевым. Например, вполне ор ганичная для последнего идея о том, что древняя ученость неко гда распространилась из Индии в Египет, Китай, Грецию и Ита лию, по-видимому, почерпнута из трудов У. Джонса (см., например, «Беседу десятую: о Происхождении и Семьях Наро дов», прочитанную Президентом в Азиатском обществе 23 фев раля 1792 г. [Asiatic Researches 1801: 479–492]).

Так не было ли мировоззрение Джонса тоже, хотя бы отча сти масонским? Указание на такую возможность обнаруживает ся в довольно неожиданном месте: на старом английском клад бище в центре Калькутты (South Park Street Cemetery). Обелиск на могиле Джонса является здесь самым высоким, красивым, почитаемым и ухоженным (рис. 1). На нем помещена поэтичная эпитафия, выражающая идеалы, близкие масонским9. Наиболь ший интерес представляет единственный декоративный элемент на обелиске: рельеф, изображающий погребальную урну на фоне двух скрещенных лопат (рис. 2). Из одного переиздания путеводителя по кладбищу в другое переходит странное объ яснение мотива скрещенных лопат: это, якобы, дань искусству Джонса как археолога. Однако если даже Джонс и проявлял какой-то интерес к археологии (сведений о чем мне не встреча лось), на фоне его огромных заслуг перед мировой лингвисти кой и филологией это не имело никакого значения. Похоже, «ар хеологическое» объяснение — это продуманная дезинформация, призванная отвлечь внимание непосвященных от подлинной символики рельефа.

В книге, посвященной обрядности ордена «Королевской Арки», на которую мы уже ссылались (см. примеч. 1), говорится, что вся символика этой традиции связана с историей строитель ства Второго Иерусалимского храма. Киркой разбивали груды слежавшегося мусора и камней на месте старого храма — и в ри «Здесь покоится бренная часть человека, / который страшился Бога, но не смерти, / и сохранял независимость, / но не искал богатств. / Кто не мнил ниже себя никого, кроме подлых и неправедных /, и выше себя — никого, кроме мудрых и добродетельных». Далее сказано, что главным делом всей жизни У. Джонса было самосовершенствование (improvement of Mind).

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_03/978-5-88431-210-4/ © МАЭ РАН Что нового мы узнали о жизни Герасима Лебедева в Индии... Рис. 1. Обелиск на могиле Уильяма Джонса.

Южное кладбище на Парк-стрит, Колката Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_03/978-5-88431-210-4/ © МАЭ РАН Я.В. Васильков Рис. 2. Рельеф с символическим изображением на обелиске У. Джонса туале звук удара кирки служит символом звука трубы, возвещаю щей день Страшного Суда. Лом использовали для перемещения крупных камней — в ритуале лом символизирует восстание мерт вых из могил и устремление их по вертикали ввысь, перед лицо Судии. И, наконец, лопатами окончательно расчищали площадку для нового строительства, выбрасывая прочь весь мусор. Поэтому знак лопаты играет исключительную роль в погребальной обряд ности «Королевской Арки». Лопата, а тем более две лежащие на земле скрещенные лопаты в сочетании с погребальной урной, это — символ того, что «весь телесный мусор отброшен» и дух усопшего «готов вознестись к бессмертной и вечной жизни»

[Perfect Ceremonies 1907: 45]. Символика рельефа, таким обра зом, является масонской и, в то же время, перекликается с содер жанием эпитафии на обелиске (см. примеч. 9).

Как показывают современные исследования, деятельность Джонса, с одной стороны, открывавшая новые научные направле ния и содействовавшая высвобождению востоковедения из-под власти теологии, с другой стороны, и сама была в известной мере Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_03/978-5-88431-210-4/ © МАЭ РАН Что нового мы узнали о жизни Герасима Лебедева в Индии... теологичной [App 2009: 77]. Джонс, как и Лебедев, считал глав ной задачей согласовать впервые открывшиеся перед европейца ми, поражавшие своей древностью и философской глубиной ин дийские источники с библейской картиной мировой истории.

В нескольких президентских речах (Discourses) на заседаниях Азиатского общества Джонс попытался, ни много ни мало, гипо тетически проследить происхождение и распространение по миру человеческих языков, мифов и религий. Как и Лебедев, Джонс полагал, что божественное Откровение в его самом чи стом и неискаженном виде было дано Богом первочеловеку Ада му при сотворении мира [App 2009: 75]. После потопа человече ство — потомство трех сыновей Ноя и, соответственно, некоего единого пранарода — распространялось из одного центра на тер ритории древнего Ирана. При этом оно в массе своей утратило богооткровенную перворелигию, обратившись к политеистиче скому мифотворчеству и идолопоклонству. За пределами библей ско-христианского наследия только в таких текстах, как веды и упанишады, комментарии к ним Шанкары, стихи суфийских поэтов, сочинения индийских и греческих философов, можно уловить, полагал Джонс, отдаленное эхо допотопного, «адамиче ского» прамонотеизма [App 2009: 76].

Картина религиозной истории человечества, начертанная Джонсом, в целом сходна, как мы видим, с такой же картиной в представлении Лебедева, и совпадает при этом с основополага ющими концепциями масонской доктрины. Разница лишь в ак центах, но она влечет за собой очень серьезные следствия. Джонс полагал, что наследие перворелигии представлено только в неко торых текстах древности, современный же индуизм есть продукт деградации, и ожидать от современных индийцев правильной ин терпретации древних религиозных текстов не приходится. Лебе дев, напротив, считал современный индуизм вполне достовер ным, лишь слегка затемненным «некоторыми суевериями предков и пришельцов» (БС), выражением «первоначального христиан ства», а потому обращался за сведениями о санскрите и за разъ яснением древних текстов к бенгальским учителям.

Именно эта линия поведения Г.С. Лебедева привела его, в кон це концов, к разрыву с калькуттской британской элитой и после Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_03/978-5-88431-210-4/ © МАЭ РАН Я.В. Васильков дующей катастрофе. Когда же он оказался в беде, никто из его прежних покровителей и единомышленников-масонов не при шел на помощь. Непосредственных причин этому было не сколько.

Во-первых, Лебедев постоянно демонстрировал, что он всей душой принял масонскую идею равенства всех людей, верил в единство человечества и происхождение всех великих религий из единого источника. Между тем сознание британских масонов, «строителей Империи», изначально было отмечено двойственно стью (см., например: [Harland-Jacobs 2007: 97]). Признавая в тео рии равенство всех людей, они в условиях колониального быта на практике дискриминировали индийцев по расовому и религи озному признакам, порой бесчеловечно обращаясь и с ними, и с ввозимыми из Африки рабами10. Эмоциональный Лебедев не раз проявлял по этому поводу негодование. Надо отметить, что к концу 1780-х годов, когда Лебедев прибыл в Калькутту, отноше ние британцев к индийцам значительно ухудшилось по сравне нию с предшествующим периодом. В частности, если раньше дети от смешанных англо-индийских браков могли получать об разование в Англии и принимались на службу в Ост-Индской компании, то указами 1786 и 1791 гг. это было запрещено. Более того, всякие личные контакты европейцев с индийцами вызывали с этих пор неодобрение властей (см.: [Dalrimple 2002: 39–40]).

Лебедев, который не только дружил с индийцами, учился у них, но и основал совместно с представителями бенгальской интелли генции первый индийский театр европейского типа, открыто по шел против этой тенденции.

Во-вторых, Лебедев бросил вызов единственному в городе «Калькуттскому театру», работавшему с 1775 г., испросив у гене рал-губернатора разрешение на постановку не только бенгаль ских, но и английских пьес. Он нанял двух актрис-англичанок Справедливости ради заметим, что и среди русских масонов из числа знати встречались жестокие крепостники и идеологи крепостничества (на пример И.А. Поздеев [Вернадский 1999: 255, 261]. Но другие, следуя масон ским идеалам, отпускали своих крестьян на волю или открыто выступали против крепостного права (А.Н. Радищев).

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_03/978-5-88431-210-4/ © МАЭ РАН Что нового мы узнали о жизни Герасима Лебедева в Индии... и приступил к подготовке музыкального спектакля («оперы») «Дезертир» на английском языке. Несомненно, это послужило толчком, побудившим руководство английского театра (пайщика ми которого были некоторые видные чиновники Ост-Индской компании [Ямпольский 1973: 253]) затеять интригу против опас ного конкурента.

Наконец, Лебедев вступил в конфликт с прославленным Ази атским обществом. Как он сам вспоминал впоследствии, уже в поставленной им пьесе «Притворство» на бенгальском нашлось нечто, вызвавшее неудовольствие «учащих гиндостанские языки и переводчиков» (письмо А.


А. Самборскому от 8 мая 1797 г. [Рус ско-индийские отношения 1965: 445]). В месяцы, последовавшие за вторым представлением пьесы, Лебедевым все больше овладе вало желание начать полемику с учеными Азиатского общества о том, как правильно должна звучать санскритская речь. От своих наставников (Голокнатха Даса и других) он усвоил принятое в Бенгалии произношение санскрита и с этой позиции готов был подвергнуть критике школу уже покойного к этому времени Уильяма Джонса, который перенял от своих наставников11 север ное произношение санскритских слов (оно и стало впоследствии нормой для европейских индологов). Хотя письмо Лебедева президенту Азиатского общества, генерал-губернатору Джону Шору, с предложением обсудить данный вопрос отправлено не было (по совету друзей), вряд ли можно сомневаться в том, что точка зрения Лебедева стала хорошо известной в Калькутте. Он не скрывал, в частности, своего намерения поставить вскоре в своем театре санскритскую пьесу для того, чтобы британские санскритологи могли учиться правильному произношению.

Впоследствии в книге, которую Лебедев опубликовал в Лондоне, он выступил с критикой Джонса и его школы [Lebedeff 1801:

XVI–XX].

Это были Говардхана Каул, кашмирский брахман, и пандит Рамалоча на, преподававший санскрит в университете Надии, из касты врачей (вай дья), по варне вайшья, — тоже, по-видимому, выходец с Севера [Cannon 1990: 227, 229–230, 256, 263–264, 267, 273–285]. До знакомства с ними сам Джонс произносил санскритские слова по-бенгальски.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_03/978-5-88431-210-4/ © МАЭ РАН Я.В. Васильков Вопреки мнению, опрометчиво высказанному в свое время К.А. Антоновой12, Лебедев был, конечно, неправ в заочном споре с Джонсом;

однако достойны уважения его лояльность и предан ность по отношению к своим бенгальским наставникам, точку зрения которых он усвоил и отстаивал, что в конечном счете на влекло на него жестокие преследования.

В своей монографии «Герасим Степанович Лебедев» и позд нее на Международном семинаре в Колкате в феврале 2011 г.

Х. Мамуд высказал предположение о том, что главной причиной гонений на Лебедева было отнюдь не «финансовое соперниче ство двух театров» (хотя оно и имело место), а необъяснимое в глазах англичан поведение Лебедева (его сближение и соли дарность с индийцами), которое заставило власти заподозрить в нем «русского шпиона» [Mmd 2010: 96]. Уже упоминавшие ся выше пять писем Лебедева к И.Ф. Крузенштерну (1770–1846) из Российского государственного архива Военно-морского фло та (Ф. 14, оп. 1, д. № 221. Л. 93–102)13 содержат новую информа цию, вполне подтверждающую это предположение бангладеш ского ученого.

Из писем выясняется, во-первых, что администрация Ост Индской компании согласилась отпустить Лебедева из Калькутты именно в результате заступничества Крузенштерна: в первом же письме, от 29 ноября 1797 г., уже с борта корабля «Лорд Терлоу», стоявшего на рейде недалеко от Калькутты, Лебедев благодарит друга за «доброе расположение и ходатайство».

Во-вторых, из того же письма ясно, что уже в первый день на борту Лебедев встретил настолько враждебное отношение к себе со стороны капитана и офицеров корабля, что просил Крузен штерна в случае, если он не сойдет с корабля живым, вытребо «С фонетической стороной санскрита Джонс, привыкший к звукам ан глийского языка, не справился, как на то указывал еще Лебедев» [Антонова 1958: 306].

См.: [Васильков 2012]. Ранее, в 1967 г., эти письма уже были обнару жены в архиве ВМФ ленинградским индологом-историком В.В. Перц махером. Небольшая заметка об этой находке появилась 26 ноября того же года в газете «Правда». Однако публикации писем за этим не последовало, и о них надолго забыли.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_03/978-5-88431-210-4/ © МАЭ РАН Что нового мы узнали о жизни Герасима Лебедева в Индии... вать у капитана его рукописи и передать их в Петербургскую академию наук. Это дает основание предположить, что генерал губернатор Джон Шор, отдавая капитану Томсону распоряжение взять Лебедева пассажиром до Лондона практически бесплатно, присовокупил к этому некоторое устное предупреждение о том, что пассажир — подозрительная личность, возможно — шпион, за которым следует присматривать14.

Проясняется из писем и имевшая место 21 декабря 1797 г. си туация, давшая повод офицерам корабля перейти от сдержанной враждебности к избиениям Лебедева и издевательству над ним.

В одном письме Лебедев жалуется, что неприятности на судне мешают ему наблюдать «заливы моря и положение приятных мест», о которых он поэтому не может «сделать лучшее извес тие». Это означает, что Крузенштерн, который в это время уже задумал проект установления пути морской торговли напрямую между Россией и Индией, просил Лебедева отмечать по пути удобные гавани и другие достопримечательности маршрута.

Этим был, вероятно, и вызван вопрос Лебедева к одному из офи церов: «На какой широте мы сейчас находимся?», после чего пер вый помощник, придя в ярость, в первый раз избил его. Для ан гличан вопрос Лебедева послужил, очевидно, доказательством его «шпионства», что объясняет и дважды произнесенную капи таном Томсоном фразу: «Ты заслуживаешь того, чтобы тебя по весили» [Русско-индийские отношения 1965: 468–469].

Жизни Лебедева на «Лорде Терлоу» угрожала реальная опас ность, и спастись ему помогла только заранее задуманная уловка.

Еще в письме от 10 декабря 1797 г. он писал Крузенштерну, что на корабле находятся в качестве пассажиров три британских гене рала и один полковник и что их присутствие при необходимости, возможно, смягчит жестокость капитана и офицеров корабля. Та кая необходимость возникла 11 февраля 1798 г., когда команда, прибыв накануне в Кейптаун, готовилась сойти на берег. Попро Ср. слова Х. Мамуда: «Такая беспричинная целенаправленная травля ни в чем не повинного, одинокого и беспомощного человека могла объ ясняться только одним: корабельное начальство получило в Калькутте соот ветствующие инструкции» [Mmd 2010: 125].

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_03/978-5-88431-210-4/ © МАЭ РАН Я.В. Васильков сив у капитана разрешения покинуть корабль и получив отказ, Лебедев в присутствии трех генералов, начальника гавани, кейп таунского врача и многих других лиц упал на колени и потребо вал внятно объяснить ему, в чем его обвиняют и за что подверга ют столь жестокому обращению. Капитан не смог выдвинуть против Лебедева каких-либо конкретных обвинений и потому был вынужден разрешить своему пленнику сойти на берег.

Таким образом, письма Г.С. Лебедева И.Ф. Крузенштерну су щественно подкрепляют высказанное профессором Х. Мамудом предположение, согласно которому преследование русского му зыканта и ученого было инициировано и организовано колони альными властями Калькутты. Нестандартное поведение Лебеде ва заставляло чиновников Ост-Индской компании подозревать в нем «русского шпиона», при том что никаких конкретных до казательств этого они представить, разумеется, не могли. Будь у них хоть малейшее свидетельство в подтверждение «шпион ства» Лебедева, его неминуемо ожидало бы то, чем угрожал ему капитан «Лорда Терлоу», — казнь через повешение.

В заключение вернемся к заданной Н.В. Гуровым теме масон ских связей и масонского мировоззрения Г.С. Лебедева. Разумеет ся, отталкиваясь от свойственного учению «вольных каменщи ков» представления о едином происхождении и единой основе всех религий, Лебедев заходил слишком далеко, когда видел в ин дуизме слегка затемненное мифологией и «суевериями» первона чальное христианство. Но это же представление позволяло ему подходить к религии индийцев без конфессиональной предубеж денности15. Отнюдь не случайным совпадением является то, что так или иначе разделяли масонское мировоззрение трое европей ских ученых, практически в одно и то же время закладывавших Если большинство современников-европейцев видело в индуизме лишь «язычество» и «идолопоклонство», то Лебедев, рассматривая индуизм в контексте масонских идей, смог увидеть в образах индийских божеств глубокий религиозно-философский символизм. По сути дела, противостоя господствовавшим взглядам, Лебедев воспринимал индуизм как одну из ве ликих мировых религий (в привычных нам терминах: одну из пост аксиальных, сотериологических религий) — именно так, как определяет индуизм современное религиоведение.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_03/978-5-88431-210-4/ © МАЭ РАН Что нового мы узнали о жизни Герасима Лебедева в Индии... основы индологии как науки: россиянин Герасим Лебедев, брита нец Уильям Джонс и француз А.И. Анкетиль дю Перрон (1731– 1805)16.

Библиография Антонова К.А. Английское завоевание Индии в XVIII веке. М., 1958.

Бросалина Е.К. Г.С. Лебедев и Бхаротчондро Рой: перекрестки су деб // Герасим Лебедев и его время. Международная научная конферен ция 15–16 декабря 2009 г.: Докл. и сообщ. Ярославль, 2010. С. 35–36.

Бросалина Е.К., Сладков А.Л. Рукопись Г.С. Лебедева «Красота уче ности» // Индоевропейское языкознание и классическая филология — XIII: Материалы чтений, посвященных памяти проф. И.М. Тронского.


СПб., 2009. С. 92–100.

Васильков Я.В. Частичный пересказ «Бхагавадгиты» в «математиче ской» рукописи Герасима Лебедева: предварительное сообщение // Индоевропейское языкознание и классическая филология — X: Мате риалы чтений, посвященных памяти проф. И.М. Тронского. 19–21 июня 2006 г. СПб., 2006. С. 30–37.

Васильков Я.В. Интерпретация индуизма Герасимом Лебедевым и мировоззрение масонства эпохи просвещения // Идеалы, ценности, нормы: VI Междунар. науч. конф. по востоковедению (Торчиновские чтения) / Cост. и отв. ред. С.В. Пахомов. СПб., 2010. С. 359–371.

Васильков Я.В. Новые данные о Герасиме Лебедеве в Калькутте кон ца XVIII века и о мировоззрении Уильяма Джонса // Laurae Lorae: Сб.

памяти Ларисы Георгиевны Степановой / Отв. ред. Ст. Гардзонио, Н.Н. Казанский, Г.А. Левинтон. СПб., 2011. С. 164–187.

Васильков Я.В. Новое о первом русском индологе: письма Герасима Лебедева И.Ф. Крузенштерну // Памятники письменности Востока.

2012. Т. 16. № 1. С. 188–206.

Вернадский Г.В. Русское масонство в царствование Екатерины II.

СПб., 1999.

О его принадлежности к масонству см.: [Kenning, Woodword 1878: 30], краткие сведения о жизни и деятельности в кн.: [Антонова 1958: 302–304].

Любопытно, что Анкетиль дю Перрон находился в Париже в одно время с Лебедевым: он делал один из докладов на заседании Королевской акаде мии литературы, которое посетили «граф и графиня Северные» 7 июня 1782 г. (Куракин 2004: 416–420, 472–474);

в последней фразе доклада гово рится о «высшей гармонии», которую «великий Архитектор Вселенной»

(специфически масонское определение Бога) «поставил править составля ющими ее частями».

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_03/978-5-88431-210-4/ © МАЭ РАН Я.В. Васильков Вигасин А.А. Изучение Индии в России (очерки и материалы). М., 2008.

Гагарин Г. Забавы уединения моего в селе Богословском. М., 2002.

Герасим Лебедев и его время. Международная научная конференция 15–16 декабря 2009 г.: Докл. и сообщ. Ярославль, 2010.

Гуров Н.В. Почему Герасим Лебедев поехал в Индию? (Еще раз об истоках отечественной индологии) // Востоковедение и африканистика в диалоге цивилизаций. XXV Международная конференция «Источни коведение и историография стран Азии и Африки». 22–24 апреля 2009 г.:

Тез. докл. СПб., 2009. С. 159–160.

Гуров Н.В. Новое о Герасиме Лебедеве: Почему Герасим Лебедев поехал в Индию? // Герасим Лебедев и его время. Международная на учная конференция 15–16 декабря 2009 г.: Докл. и сообщ. Ярославль, 2010. С. 124–126.

Давидсон А.Б., Макрушин В.А. Зов дальних морей. М., 1979.

Дружинин П.А. Неизвестные письма русских писателей князю Александру Борисовичу Куракину (1752–1818). М., 2002.

Козлов С.А. Путевые записки Ю.Ф. Лисянского и И.Ф. Крузенштерна 1793–1800. Предыстория первого путешествия россиян вокруг света.

СПб., 2007 (Серия «Русский путешественник эпохи Просвещения».

Т. 3).

Крючкова Е.Р. «Арифметическая» рукопись Герасима Лебедева // Laurae Lorae: Сб. памяти Ларисы Георгиевны Степановой / Отв. ред.

Ст. Гардзонио, Н.Н. Казанский, Г.А. Левинтон. СПб., 2011. C. 188–197.

Куракин А.Б. Ежедневная записка пребывания их императорских высочеств в Париже в 1782 году // Русский Гамлет: [Сб. / Сост., по слесл., имен. указ. к.и.н. А. Скоробогатов]. М., 2004. С. 373–490.

Лучинский Г. Франкмасонство в России // Энциклопедический сло варь / Изд. Ф.А. Брокгауз, И.А. Ефрон;

[под ред. проф. И.Е. Андреевского].

Т. 72. СПб, 1902. С. 509–514.

Мамуд Х. Герасим Степанович Лебедев. Ярославль, 2012.

Овчинников Р.В. Из истории русской индологии (Новые данные о биографии Г.С. Лебедева) // Вестник истории мировой культуры. 1960.

№ 4 (22). С. 74–83.

Пятигорский А.М. Кто боится вольных каменщиков? Феномен ма сонства. М., 2009.

Русско-индийские отношения в XVIII в.: Сб. док. М., 1965.

Серков А.И. Русское масонство. 1731–2000: Энциклопедический словарь. М., 2001.

Соколовская Т.О. О масонстве в прежнем русском флоте // Море.

1907. Год VI. № 1 и 2. С. 216–253.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_03/978-5-88431-210-4/ © МАЭ РАН Что нового мы узнали о жизни Герасима Лебедева в Индии... Ямпольский М.И. Первый русский музыкант в Индии (Из истории русско-индийских связей) // Музыка народов Азии и Африки. Второй выпуск. М., 1973. С. 239–259.

App U. William Jones’s Ancient Theology // Sino-Platonic Papers. 2009.

July. № 191. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: www.sino-platon ic.org.

Asiatic Researches, or Transactions of the Society instituted in Bengal… Vol. III. Printed verbatim from the Calcutta Edition. L., 1801.

The Bengal Obituary. Calcutta, 1851.

Bor T. The Rise of Ethnomusicology: Sources on Indian Music c. 1780 — c. 1890 // Yearbook for Traditional Music. 1988. Vol. 20. P. 51–73.

Cannon G.H. The life and mind of Oriental Jones: Sir William Jones, the father of modern linguistics. Cambridge;

N.Y.;

Melbourn;

Sydney, 1990.

Chakrabart A.K. Bhratpremik Liyebedeph. Kalikt, 1989.

Cross A.G. “By the banks of the Thames”. Russians in eighteenth cen tury Britain. Newtonville (Mass.), 1980.

Dalrimple W. White Mughals: Love and Betrayal in Eighteenth–century India. N.Y., 2002.

Firminger W.K. The Early History of Freemasonry in Bengal and the Panjab. Calcutta, 1906.

Harland-Jacobs J.L. Builders of Empire: Freemasons and British Impe rialism. 1717–1927. Chapel Hill, 2007.

Karpiel F. Freemasonry, Colonialism and Indigeneous Elites. [Элек тронный ресурс]. — Режим доступа: http://historycooperative.org/ proceedings/interactions/karpiel.html). Дата обращения к ресурсу: 2009.

Kenning G., Woodford A.F.A. Kenning’s Masonic Encyclopaedia and Handbook of Masonic Archaeology, History and Biography. L., 1878.

Lebedeff H. A Grammar of the Pure and Mixed East Indian Dialects, with Dialogs Afxed, Spoken in All the Eastern Countries… L., 1801.

Mmd H. Gersim Stepnavhich Liyebedeph. Dhk, 2010.

Perfect Ceremonies of the Supreme Order of the Holy Royal Arch. L., 1907.

Seton-Karr N.S. Selections from Calcutta Gazettes. [Vol. I]. Calcutta,1864.

Vassilkov Ya.V. From the history of Indian Studies in Russia: Gerasim Lebedev and the Freemasons // Bertil Tikkanen & Albion M. Butters (eds.).

Prvparaprajbhinandanam. East and West. Past and Present. Indological and Other Essays in Honour of Klaus Karttunen. (Studia Orientalia 110).

Helsinki, 2011. P. 317–330.

Williamson T. The East India Vade-Mecum;

or Complete Guide to Gen tlemen intended for the Civil, Military or Naval Service of the Hon. East In dia Company. Vol. II. L., 1810.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_03/978-5-88431-210-4/ © МАЭ РАН Я.В. Васильков Список сокращений Архив востоковедов ИВР РАН — Архив востоковедов Института восточных рукописей Российской Академии наук РГА ВМФ — Российский государственный архив Военно-морского флота РГАЛИ — Российский государственный архив литературы и искус ства РО ИРЛИ РАН (ПД) — Рукописный отдел Института русской лите ратуры Российской Академии наук (Пушкинский дом) СПбФ АРАН — Санкт-Петербургский филиал Архива Российской Академии наук Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_03/978-5-88431-210-4/ © МАЭ РАН IN MEMORIAM Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_03/978-5-88431-210-4/ © МАЭ РАН Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_03/978-5-88431-210-4/ © МАЭ РАН НИКИТА ВЛАДИМИРОВИЧ ГУРОВ (15.06.1935–04.12.2009) К моменту, когда этот сборник увидит свет, исполнится уже три года с того дня, когда мы потеряли Никиту Владимировича.

Но кажется, что это случилось недавно. Иногда мы так же остро, как в те дни, ощущаем боль утраты, но в то же время мы продол жаем вести с ним диалог, и он, как прежде, говорит с нами, чему свидетельством могут быть хотя бы его статьи, посмертно публи куемые в Зографских сборниках. В памяти всех, кто знал Никиту Владимировича, остается живым его благородный и необычайно обаятельный образ.

Н.В. Гуров был редким в наше время человеком, воспитан ным в добрых старых традициях высокой русской (и конкретно петербургской) культуры. Он считал неприличным рассказывать кому-нибудь без крайней необходимости о своих предках, хотя ему было чем гордиться: упомянем здесь только, что его отец, Владимир Алексеевич Гуров (1892–1947) был выдающимся уче ным-радиотехником, продолжателем дела А.С. Попова и одним из пионеров отечественного «дальновидения» (телевидения).

Ни о ком от Никиты Владимировича нельзя было услышать худо го слова (разве что едкую шутку), в общении он был приветлив и доброжелателен со всеми без различия, всегда готов прийти на помощь. У него просто не могло быть врагов, за исключением, пожалуй, завистников. Для нашего нынешнего общества, разди Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_03/978-5-88431-210-4/ © МАЭ РАН Никита Владимирович Гуров раемого непримиримыми противоречиями, Никита Владимиро вич был живым уроком, поскольку ставил выше всего добрые человеческие отношения и мог на протяжении многих лет под держивать тесное дружеское и деловое общение с людьми, каза лось бы, противоположными ему по своим политическим или философским взглядам.

В последние годы Никита Владимирович стойко боролся с болезнью. При этом он ни разу не позволил недугу хоть в малой степени помешать главному его делу — занятиям со студентами.

За день до кончины он еще читал лекции на кафедре. И почти никому и никогда он, в силу своих принципов, не жаловался на состояние здоровья;

вот почему его внезапный уход стал для всех трагической неожиданностью.

Из-за полного отсутствия тщеславия Никита Владимирович не заводил архива (остались только горы разрозненных исписан ных листков бумаги) и никогда не составлял списка своих опу бликованных работ. Может быть, поэтому до сих пор его научная деятельность не получила должной оценки. В биографической справке о Н.В. Гурове на сайте СПбГУ сказано, что им опублико ваны при жизни 30 научных работ. Ниже мы приводим список опубликованных трудов Никиты Владимировича, составленный по материалам его домашней библиотеки, а также по итогам по иска в периодике и сборниках статей. В этом списке, как вы може те видеть, более 80-ти названий, и, несомненно, список еще будет пополняться. Для университетского ученого, поглощенного пре подавательской деятельностью и повседневной жизнью факуль тета (Н.В. Гуров, в частности, много лет активно работал в проф бюро), это немалый список, свидетельствующий об интенсивных занятиях наукой. Опираясь на него, постараемся дать здесь крат кий очерк жизненного и творческого пути Никиты Владимирови ча, отмечая основные направления его многосторонней научной деятельности.

Рожденный в Ленинграде, Н.В. Гуров здесь же пережил, уже в возрасте, о котором остаются воспоминания, первую блокад ную зиму. В 1942 г. был эвакуирован вместе с матерью (Марина Алексеевна Гурова, урожденная Люце) в Молотовскую (Перм скую) область. Образование начал в 1943-м в Черновской сель Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_03/978-5-88431-210-4/ © МАЭ РАН Никита Владимирович Гуров ской школе Краснокатского района. В 1944 г. вернулся в Ленин град. По окончании школы, в 1953 г., поступил на первый курс кафедры индийской филологии восточного факультета ЛГУ.

Освоив в процессе обучения хинди, урду и санскрит, Никита Владимирович первоначально занимался в основном грамматикой хинди (название его дипломной работы — «Выражение субъектно объектных отношений в хинди»), но затем у него появилась воз можность ознакомиться с дравидийскими языками. В это время в Ленинград приехала из Индии профессор Муллумуди Адилак шми, которая преподавала на кафедре разговорный и классический тамильский язык, а также читала историю тамильской литературы и фольклора. Параллельно она проводила факультативные занятия по своему родному языку — наименее у нас тогда изученному те лугу [Костина, Смирнова 2009: 183]. Оценив способности и знания увлеченного новым предметом студента, М. Адилакшми начала целенаправленно готовить его как специалиста по телугу. В аспи рантуру при кафедре Никита Владимирович поступил в 1958 г. уже по специальности «Дравидийская филология».

Окончив в 1961 г. аспирантуру, Никита Владимирович сразу же занял должность ассистента кафедры и с 1962 г. приступил к пре подаванию всего комплекса дисциплин на отделении телугу (фоне тика, грамматика, древние и современные тексты, устная практика и переводы, курсы литературы телугу и сравнительной грамматики дравидийских языков). В 1960-х годах выходят его первые статьи по филологии телугу (см. № 2, 3, 5 в «Списке опубликованных работ»), а также написанный совместно с московским индологом З.Н. Петруничевой краткий очерк литературы телугу (№ 6).

В конце 1960-х Никита Владимирович входит в состав груп пы по дешифровке протоиндийской (хараппской) письменности, которую возглавлял Ю.В. Кнорозов. Группа работала на базе Ле нинградского отделения Института этнографии. Именно Никита Владимирович создал лингвистическую базу дешифровки прото индийского письма, предложив протодравидийскую языковую интерпретацию выявленных Ю.В. Кнорозовым устойчивых соче таний (блоков) хараппских знаков.

В 1971 г. Н.В. Гуров защитил кандидатскую диссертацию «Некоторые проблемы лингвистической интерпретации протоин Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_03/978-5-88431-210-4/ © МАЭ РАН Никита Владимирович Гуров дийских текстов» (см. № 10 — автореферат), а до и после защиты опубликовал серию статей по протоиндийской тематике (№ 7–9, 11, 12, 18, 19). Протодравидийская атрибуция хараппской пись менности, обоснованная у нас Н.В. Гуровым и Ю.В. Кнорозовым (впоследствии также М.Ф. Альбедиль), в Финляндии — группой А. Парполы и в Индии — А. Махадеваном, остается до сих пор наиболее правдоподобной гипотезой, которую, впрочем, можно будет считать доказанной лишь тогда, когда будут найдены значи тельные по объему тексты либо билингвы.

Параллельно Никита Владимирович участвовал (совместно с З.Н. Петруничевой и С.Я. Дзенит) в составлении и издании пер вого «Телугу-русского словаря» (№ 13, 14).

Отойдя в середине 1970-х гг. от занятий дешифровкой ха раппского письма (см., однако: № 23, 45, 52, 76), Никита Влади мирович обратился к более широкой проблеме этногенеза дра видов и роли дравидийского субстрата в формировании индийской цивилизации. Широкий резонанс имели такие его статьи на эту тему, как «Южнодравидийская легенда о прароди не» (№ 21) или «К этимологии ведического pai- (вед. pai-, гонд. pani-or)» (№ 22, 74). Более поздняя статья Никиты Влади мировича «Дравидийские элементы в текстах ранних самхит»

(№ 30) вызвала заинтересованный отклик старейшины ведий ских штудий в Европе, профессора Ф.Б.Я. Кёйпера, который в своей монографии «Арии в Ригведе», в последнем абзаце «За ключения», солидаризировался с мнением Н.В. Гурова о том, что «Ригведа» уже не была памятником «чисто арийским», ого ворив, правда, что это справедливо по отношению к языку «Риг веды» и к этническому происхождению части ее создателей, но не к культуре, представленной этим текстом, поскольку творцы «Ригведы» называли «ариями» всех тех, кто совершали ведий ские обряды и вообще следовали ведийской традиции [Kuiper 1991: 96].

Ф.Б.Я. Кёйпер также счел приемлемой предложенную Н.В. Гуровым этимологию имени ведийских Пани [Там же: 19].

В свою очередь Никита Владимирович в некоторых своих более поздних работах комментировал список иноязычной лексики в «Ригведе», составленный Кёйпером [Kuiper 1991: 90–93], и при Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_03/978-5-88431-210-4/ © МАЭ РАН Никита Владимирович Гуров шел на основе этого списка к выводам, имеющим большое значе ние для истории арийских миграций и проблеме генезиса индий ской цивилизации (№ 53, 81).

В первой половине 1980-х годов вышли две статьи, написан ные Никитой Владимировичем совместно с Г.М. Бонгард-Леви ным. В этих работах (№ 23, 28) авторы применили для решения проблем протоиндийской цивилизации и этногенеза дравидов комплексный метод, успешно сочетающий данные лингвистики с данными истории и археологии.

Начало 1990-х годов отмечено выходом в свет ряда значимых работ Н.В. Гурова в области индологической лингвистики. Само по себе обращение редколлегии «Лингвистического энциклопе дического словаря» к Никите Владимировичу с предложением написать статьи по всем основным дравидийским языкам уже свидетельствовало о признании его высшим отечественным авто ритетом в этой области индологического языкознания. Образцо вые статьи Н.В. Гурова (№ 36–42) вполне оправдали ожидания.

В этот же период постоянные обсуждения с Г.А. Зографом про блем южноазиатского лингвистического ареала имели следстви ем их совместное выступление на конференции в Ужгороде (№ 43) и статью в главном лингвистическом журнале стра ны «Вопросы языкознания» (№ 44).

Как известно, востоковедение в СССР развивалось в значи тельной степени автономно, в отрыве от мировой науки. Научная литература из-за рубежа поступала в ничтожном количестве, вы езд на международные конференции и общение с зарубежными коллегами допускались только для привилегированного мень шинства. При этом в Ленинграде ситуация была значительно хуже, чем в Москве. Многие востоковеды, изучавшие язык и куль туру той или иной страны, никогда не ступали на ее землю. Ники те Владимировичу в 1977 г. выпала большая удача: он был на правлен на длительную стажировку в столицу телугуязычного штата Андхра Прадеш — Хайдерабад, где находится знаменитый Университет Османия.

Помню его настроение по возвращении оттуда и могу предпо ложить, что это было, наверно, счастливейшее время в его жизни.

Он установил дружеские и научные контакты с индийскими кол Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_03/978-5-88431-210-4/ © МАЭ РАН Никита Владимирович Гуров легами, такими, например, как выдающийся дравидолог-линг вист, профессор Бхадрираджу Кришнамурти. Открылась пер спектива научного обмена между университетами, и, что было для него наиболее важным, достигнута договоренность о регу лярной стажировке студентов отделения телугу кафедры индий ской филологии Восточного факультете ЛГУ в Университете Ос мания. По возвращении домой Никита Владимирович сразу же стал готовить поездку первой группы студентов. И группа уехала;

но тут советская действительность нанесла всем мечтам и планам жестокий удар. Один из посланных студентов назад не вернулся:

остался в Индии, а потом перебрался на Запад. Стоит ли гово рить, что после этого не было больше никаких студенческих по ездок, да и сам Никита Владимирович на долгие годы оказался, как тогда говорили, «невыездным».



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.