авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |
-- [ Страница 1 ] --

ЛИТЕРАТУРА

9 класс

Учебник-хрестоматия

для о б щ е о б р а з о в а т е л ь н ы х

учреждений

В двух частях

Часть 1

Под редакцией В. Я. К о р о в и н о й

Рекомендовано

Министерством образования и науки

Российской Федерации

12-е издание, переработанное и дополненное

«Просвещение»

ОАО «Московские учебники»

Москва 2006

УДК 373.167.1:82.0

ББК 83.3я72

Л64 Авторы-составители:

В. Я. Коровина, В. И. Коровин, И. С. Збарский, В. П. Журавлёв В учебнике-хрестоматии главы о Бунине, Заболоцком, Мая ковском, Твардовском, Ахматовой, методический аппарат ко всем главам (вопросы и задания, «Обогащайте свою речь», вос поминания, «В творческой лаборатории писателя» и пр.), раз делы «Романсы и песни на слова русских писателей X I X — XX веков», о художественном чтении (советы В. С. Ланового, A. М. Бруссер), «Краткий словарь литературоведческих терми нов» подготовлены В. Я. Коровиной.

Разделы «Древнерусская литература», «Шедевры русской литературы X I X века», «Поэзия X I X века», рассказы о писа телях: Ломоносове, Державине, Радищеве, Карамзине, Жуков ском, Грибоедове, Пушкине, Лермонтове, Гоголе, Островском, Достоевском, Чехове, Блоке, Есенине, Цветаевой, Пастернаке, Солженицыне, Катулле, Горации, Данте, Шекспире, Гёте — подготовлены В. И. Коровиным.

Главы о Шолохове (совместно с В. П. Журавлёвым) и о Бул гакове подготовлены И. С. Збарским.

Глава о Шолохове (совместно с И. С. Збарским), словарь имен, раздел «Литературные места России» подготовлены B. П. Журавлёвым.

Л и т е р а т у р а. 9 к л. У ч е б. - х р е с т о м а т и я д л я обще Л 6 4 образоват. у ч р е ж д е н и й. В 2 ч. Ч. 1 / [авт.-сост.

В. Я. Коровина и др.];

под ред. В. Я. К о р о в и н о й. — 12-е изд., перераб. и д о п. — М. : Просвещение, О А О « М о с к о в с к и е у ч е б н и к и », 2006.— 369 с. : и л.

ISBN 5-7853-0683-2 (ч. 1) 3^7.1:82. ISBN 5-7853-0682-4 (общ.) © Издательство « П р о с в е щ е н и е », © Художественное оформление.

ISBN 5-7853-0683-2 (ч. 1) Издательство « П р о с в е щ е н и е », Все права з а щ и щ е н ы Слово к девятиклассникам Девятый класс завершает основное общее образова ние. П о с к о л ь к у не все учащиеся продолжат обучение в десятом-одиннадцатом классах общеобразовательной ш к о л ы, то авторы считают необходимым как можно ши ре познакомить учащихся с произведениями русской ли тературы, включив в учебное пособие в соответствии с программой наиболее значительные тексты.

Авторы старались отобрать важнейшие из них, не за гружая обилием теоретических и критических статей и высказываний, помочь осмыслить особенности творче ства писателя, приобщить читателей к самостоятельному чтению, к работе в библиотеках. Л у ч ш и й способ овла деть читательским мастерством — индивидуальное зна комство с художественными текстами и критическими материалами при подготовке к сообщению, беседе, до к л а д у, сочинению. Д л я этого необходимо активное уча стие каждого на уроках литературы, во внеклассной ра боте в организации вечера, конкурса, литературной вик торины.

« И з у ч и т ь поэта значит не только ознакомиться, через усиленное и повторяемое чтение, с его произведениями, но и перечувствовать, пережить их... Пережить творе ния поэта значит переносить, перечувствовать в душе своей все богатство, всю г л у б и н у их содержания, пере болеть их болезнями, перестрадать их скорбями, пере блаженствовать их радостью, их торжеством, их надеж дами. Н е л ь з я понять поэта, не будучи некоторое время под его исключительным влиянием, не полюбив смот реть его глазами, слышать его с л у х о м, говорить его язы ком»1.

Именно такого чтения мы и желаем Вам!

Б е л и н с к и й В. Г. Сочинения Александра П у ш к и н а. — М., 1955.— Т. 7.— С. 310.

Древнерусская литература Словесное искусство Древней Руси берет свое начало в Средние века и относится к кон цу X и первым годам XI столетия. Это время от нас столь далеко, что живущему сейчас че ловеку трудно понять ушедший в глубину ве ков своеобразный и теперь уже ставший таин ственным книжный и культурный мир. Д л я то го чтобы проникнуть в него, надо знать историю, религию, особенности эстетических представлений тогдашнего человека.

С принятием христианства, православия как государственной религии, пришедшей к нам из Византии через земли южных славян, главным образом через Болгарию, в Древней Р у с и появились книги — церковно-служеб ные и повествовательно-исторические. Они были написаны на церковно-славянском язы ке. Так Древняя Русь приобщалась к гречес кой и общеславянской православной пись менности и к у л ь т у р е.

В основе церковно-славянских текстов ле жала система религиозных представлений о мире, согласно которой Бог — Творец всего сущего. Приступая к своему сочинению, писа тель того времени, образ которого воплощен Пушкиным в летописце Пимене в трагедии «Борис Годунов», прежде всего заручался под держкой Бога, прося Его в своих молитвах оказать помощь в предпринимаемом труде.

Древнерусская литература описывала раз личные исторические события — походы князей, сражения против печенегов и полов цев, битвы князей за киевский престол.

Средневековый писатель хорошо знал причи ну происходивших событий: все они б ы л и д л я него проявлениями Божьей воли.

Древнерусская литература отличается вы сокой духовностью. Ее главный интерес со средоточен на жизни человеческой д у ш и, на воспита нии и совершенствовании нравственного начала в чело веке, тогда как внешнее, предметное отступает на вто рой план. Подобно тому как на иконе весь первый план занимают л и к и очи ( л и к — свет д у ш и, очи — вход во внутренний мир и отражение внутреннего света), так и в литературе древнерусский писатель прославляет из вечно ценные душевные качества — милосердие, скромность, бескорыстие, душевную прямоту и откры тость.

Древнерусская литература носила исключительно ис торический характер. Она не допускала художественно го вымысла. Это позволило академику Д. С. Лихачеву назвать ее стиль « с т и л е м монументального историзма».

Вымысел допускается в древнерусские тексты не ранее X V I I века, когда начинает складываться светская лите ратура.

Средневекового писателя не интересует частный чело век с его сугубо земными заботами, печалями и радос тями. Он занят событиями государственного масштаба и значения, и поэтому в центре его внимания оказывают ся князья, бояре, воеводы, священнослужители высоко го сана. Они пребывают в историческом освещении в двух планах — реально-историческом и религиозно-сим волическом. Древний человек на Руси верил, что князь Владимир крестил Р у с ь и что существуют бесы черные, с к р ы л ь я м и и хвостами, соблазняющие на негодные по ступки.

Древнерусский книжник не мог писать, «добру и з л у внимая равнодушно». Он страстно и открыто выражал свою политическую и нравственную позицию.

Еще одна особенность древнерусской литературы за ключается в том, что она всегда соблюдает этикет — этикет миропорядка, этикет поведения и этикет словес ный. По словам Д. С. Лихачева, писатель того времени ясно представлял себе, « к а к должен был совершаться тот и л и иной ход с о б ы т и й », «как должно было вести се бя действующее л и ц о », «какими словами должен описы вать писатель совершающееся». Все имело свой чин, свой порядок, нарушить который было нельзя. Поэтому в памятниках очень много « о б щ и х м е с т ». Древнерусский писатель дорожил общим, повторяющимся, легко узна ваемым и избегал всего непривычного, частного, случай ного. Вот почему обильные цитирования из разных источников, к которым прибегали средневековые книж к и, — свидетельство высокой образованности, начитанно сти и к у л ь т у р ы. Но это не значит, что писатель не мог воспользоваться разными письменными и устными тра дициями, чем и отличается «Слово о п о л к у И г о р е в е ».

Содержание и эстетика древнерусской литературы во площены в своеобразной системе жанров. Каждый жанр был непосредственно связан с практической жизнью и обслуживал свою область деятельности. Летописание бы ло вызвано потребностью государства иметь свою пись менную историю. Ж а н р ы богослужебной литературы ( П р о л о г, А п о с т о л, Часослов и др.) предназначались д л я отправления церковных с л у ж б (треб) и обрядов. Ратные подвиги изображались в воинских повестях. Путешест вия с разной целью — в хождениях. Описания жизни святых и л и князей — в житиях, также имевших свои отличия. Д л я каждого жанра был установлен свой ка нон 1. Письменная литература развивала эпические жан ры (повесть, сказание), лирические (слово, поучение), лиро-эпические (житие). Среди жанров существовала строгая иерархия: главным жанром считалось Священ ное Писание, за ним ш л и гимнография и « с л о в а », тол кующие Писание и разъясняющие смысл христианских праздников, затем — жития святых. В X V I I веке древне русская литература обогатилась стихотворными форма ми, жанрами сатиры и драмы, а житие святого перерас тает в повесть бытового и л и мемуарно-автобиографичес кого характера.

Древнерусская литература, насчитывая семь веков, прошла долгий и впечатляющий путь развития.

Ее первый период — XI — первая треть X I I века, когда в Древней Руси существуют два центра — Киев и Новгород. Этот период отличается относительным един ством литературы и в целом характеризуется как пери од ученичества. Главная идея произведений — превос ходство христианства над язычеством («Повесть вре менных лет», «Житие Феодосия Печерского», «Слово о Канон — строгие правила, нормы.

Законе и Благодати» митрополита Иллариона, «Хож дение» игумена Даниила, «Поучение» Владимира Моно маха ).

Второй период — вторая треть X I I — первая треть X I I I века. Этот период характеризуется появлением об ластных литературных центров (Владимир, Ростов, Смо ленск, Галич, П о л о ц к, Туров). Основные произведения — «Слово о полку Игореве», Киево-Печерский патерик, «Слово» Кирилла Туровского, «Моление» Даниила За точника.

Третий период — трагический, связанный с монголо татарским нашествием и борьбой с ним (вторая треть X I I I — конец X I V века). Здесь господствует одна тема — героическая, сопряженная с верой в национальное воз рождение.

Четвертый период — конец X I V — X V век 4— время подъема национального самосознания, проявившегося в идее собирания земель, в формировании нравственного идеала. Это нашло отражение в житиях святых, напи санных Епифанием Премудрым.

Пятый период — эпоха Московского централизованно го государства (конец X V — X V I век). Он характеризуется слиянием областных литератур в общерусскую. Здесь до стигает необычайного расцвета публицистика. Основные произведения — «Повесть о Петре и Февронии Муром ских» Ермолая-Эразма, «Хождение за три моря» Афана сия Никитина, «Великие "Четьи-Минеи"», «Домо строй», переписка Ивана Грозного с Андреем Курбским.

Шестой период — смутное время, столкновение ста рых и новых принципов письма. Этот период подразде ляется на два отрезка: с начала по 60-е годы X V I I века и с 60-х годов по конец X V I I века. В первый отрезок разрушается старый метод изображения действительно сти и обновляется жанровая система. Во второй отрезок литература расчленяется на демократическую и офици альную. Общим становится внимание к человеку, усили вается автобиографическое начало. Основные сочинения — «Повесть о Шемякином суде», «Повесть о Ерше Ершо виче», «Житие протопопа Аввакума».

Семнадцатый век завершает историю древнерусской литературы с присущими ей едиными принципами. По 1а* сле этого с X V I I I века открывается история светской ху дожественной л и т е р а т у р ы.

1. Ч т о л е ж а л о в основе ц е р к о в н о - с л а в я н с к и х т е к с т о в и ч т о от личало древнерусскую литературу?

2. Какие жанры древнерусской литературы существовали и какие из них знакомы Вам по предыдущим классам?

3. Какие произведения древнерусской литературы известны Вам по курсам 5, 6, 7, 8 классов? Назовите героев изучен ных ранее произведений древнерусской литературы. Рас скажите об одном из них.

4. Какие периоды прошла в своем развитии древнерусская литература?

5. Перечитайте и расскажите статью о древнерусской литера туре, составьте подробный план текста.

О «Слове о полку Игореве»

« С л о в о... » в ы р о с л о на п л о д о т в о р н о й почве русской к у л ь т у р ы X I I в. Оно г л у б о к и м и к о р н я м и связано с на родной к у л ь т у р о й, с народным я з ы к о м, с народным ми ровоззрением, отвечало народным ч а я н и я м, оно создано в годы, когда процесс феодального д р о б л е н и я Р у с и до стиг н а и б о л ь ш е й с и л ы. М н о ж е с т в о м е л к и х феодальных « п о л у г о с у д а р с т в » - к н я ж е с т в враждуют м е ж д у собой, ос паривая друг у друга в л а д е н и я, старшинство, втягиваясь в братоубийственные войны во и м я эгоистических кня ж е с к и х интересов. Я р к и й пример единства к у л ь т у р ы Р у си X I I в. — « С л о в о о п о л к у И г о р е в е », в е л и ч а й ш и й па мятник л и т е р а т у р ы Р у с и. Оно обращено к б у д у щ е м у, а не к п р о ш л о м у. Из всех произведений X I — X I I вв. имен но в нем яснее всего видны э л е м е н т ы б у д у щ и х литера тур — русской, у к р а и н с к о й и б е л о р у с с к о й.

« С л о в о о п о л к у И г о р е в е » посвящено п о х о д у против половцев в 1185 г. м а л о з н а ч и т е л ь н о г о новгород-север ского к н я з я И г о р я Святославича.

П р и з ы в к единению перед л и ц о м внешней опасности пронизывает собой все « С л о в о... » от начала и до конца.

Н е о б х о д и м о с т ь этого единения автор доказывает на при мере неудачного похода И г о р я м н о г о ч и с л е н н ы м и исто рическими сопоставлениями, изображением послед ствий к н я ж е с к и х усобиц, р и с у я ш и р о к и й образ Р у с с к о й Летописная повесть о походе Игоря.

Игорь Святославич выступает в поход.

Миниатюра мирового летописного свода XII в.

з е м л и, полной городов, рек и многочисленных обитате л е й, рисуя русскую природу, бескрайние просторы Ро дины.

...«Слово о п о л к у Игореве» обращало свой призыв не только к русским князьям, но и к общественному мне нию всего русского народа... Свои суждения автор «Сло ва...» не отделяет от общественного мнения. Выразите л е м этого мнения он себя и признает, стремясь передать свою оценку событий, свою оценку современного поло жения Руси как оценку общенародную.

...Автор занимал независимую патриотическую пози цию, по духу своему близкую широким слоям трудового населения Руси. Его произведение — горячий призыв к единству Руси перед лицом внешней опасности, призыв к защите мирного созидательного труда русского населе ния — земледельцев и ремесленников. Его художественная система тесно связана с русским народным творчеством...

По Д. С. Лихачеву 1. Подготовьте пересказ очерка Д. С. Лихачева по учебнику или по книге «Слово о полку Игореве» (серия «Литератур ные памятники»), подчеркнув главные мысли автора.

2. Как охарактеризовать годы, когда создавалось произведе ние?

3. Прочитайте текст «Слова о полку Игореве» в переводе Н. Заболоцкого (о творчестве Н. А. Заболоцкого Вы може те прочитать на с. 134-152 второй части учебника), позна комьтесь с историей рукописи по рассказу литературоведа Н. Гудзия. Расскажите о своих впечатлениях.

Из истории рукописи Д р а г о ц е н н е й ш и й памятник старинной русской лите ратуры — « С л о в о о п о л к у И г о р е в е » написано по поводу неудачного похода на половцев северского к н я з я И г о р я Святославича в союзе с его братом Всеволодом из Труб чевска, сыном В л а д и м и р о м из П у т и в л я и п л е м я н н и к о м Святославом О л ь г о в и ч е м из Р ы л ь с к а. П о х о д состоялся в конце а п р е л я — начале мая 1185 г. П о м и м о « С л о в а о п о л к у И г о р е в е », о нем рассказывается в Лаврентьев ской, И п а т ь е в с к о й, а т а к ж е в п о з д н е й ш и х л е т о п и с я х.

... « С л о в о... » написано вскоре после похода. Открыто оно в конце X V I I I в. собирателем и л ю б и т е л е м древностей гр. А. И. М у с и н ы м - П у ш к и н ы м, впервые о п у б л и к о в а н о им в 1800 г. в Москве. Вскоре б ы л а снята к о п и я д л я Екатерины I I. В 1812 г. во время нашествия Н а п о л е о н а среди д р у г и х рукописей М у с и н а - П у ш к и н а, х р а н и в ш и х ся в его московской б и б л и о т е к е, погибла рукопись, со д е р ж а щ а я в себе текст памятника. Т а к и м образом погиб единственный старый список « С л о в а... », и мы обладаем теперь л и ш ь поздней екатерининской копией с него кон ца X V I I I в. и первопечатным текстом памятника.

На первых порах, еще до г и б е л и р у к о п и с и, сделано б ы л о н е с к о л ь к о переводов его, в том ч и с л е стихотвор н ы х, на современный р у с с к и й я з ы к. Н е м н о г о ч и с л е н н ы е попытки изучения памятника сводились преимуществен но к комментированию его т е м н ы х мест. Б ы л и и споры 0 древности текста, некоторые считали его даже поддел кой. Появились труды Н. Тихонравова, А. Потебни, В. Перетца, В. Р ж и г и и других исследователей. Огромно число переводов — Я. Пожарского, П. Буткова, Н. Ар цыбашева, позднее — В. Жуковского, И. Козлова, А. Май кова, Н. Заболоцкого, Д. Лихачева и др.

По Н. К. Гудзию Слово о полку Игореве Перевод Н. А. Заболоцкого Вступление Не пора ль нам, братия, начать О походе Игоревом слово, Чтоб старинной речью рассказать Про деянья князя удалого?

А воспеть нам, братия, его — В похвалу трудам его и ранам — По былинам времени сего, Не гоняясь мыслью за Бояном.

Тот Боян, исполнен дивных сил, Приступая к вещему напеву, Серым волком по полю к р у ж и л, Как орел, под облаком парил, Растекался мыслию по древу 1.

Ж и л он в громе дедовских побед, Знал немало подвигов и схваток, И на стадо лебедей 2 чуть свет Выпускал он соколов десяток.

И, встречая в воздухе врага, Начинали соколы расправу, И взлетала лебедь в облака, И трубила славу Ярославу, Пела древний киевский престол, Поединок славила старинный, Где Мстислав Редедю заколол Перед всей косожскою дружиной, И Роману Красному хвалу Пела лебедь, падая во м г л у.

Растекался мыслию по древу — рассказывал подробно.

Сравнение древнего певца, играющего на г у с л я х, с соколиной охотой.

И Но не десять соколов пускал Наш Боян, но, вспомнив дни былые, Вещие персты он подымал И на струны возлагал живые,— Вздрагивали струны, трепетали, Сами князям славу рокотали.

Мы же по-иному замышленью Эту повесть о године бед Доведем до Игоревых лет И прославим Игоря, который, Напрягая разум, полный сил, Мужество избрал себе опорой, Ратным духом 1 сердце поострил И повел п о л к и родного края, Половецким землям угрожая.

О Боян, старинный соловей!

Приступая к вещему напеву, Если б ты о битвах наших дней П е л, скача по мысленному древу;

Если б ты, взлетев под облака, Нашу славу с дедовскою славой Сочетал на долгие века, Чтоб прославить сына Святослава;

Если б ты Траяновой тропой Средь полей помчался и курганов,— Так бы ныне был воспет тобой Игорь-князь, могучий внук Траянов:

« Т о не буря соколов несет За поля широкие и долы, То не стаи галочьи летят К Дону на великие просторы!»

И л и так воспеть тебе, Боян, Внук Велесов, наш военный стан:

«За Сулою кони ржут, Слава в Киеве звенит, В Новеграде трубы громкие трубят, Во Путивле стяги бранные стоят!»

Ратным духом — в о и н с к и м д у х о м.

Траянова тропа — заграница.

Часть первая Игорь-князь с могучею дружиной Мила-брата Всеволода ждет.

Молвит буй-тур Всеволод: — Единый Ты мне брат, мой Игорь, и оплот!

Дети Святослава мы с тобою, Так седлай же борзых коней, брат!

А мои давно готовы к бою, Возле Курска под седлом стоят.

— А куряне славные — Витязи исправные:

Родились под трубами, Р о с л и под шеломами, Выросли, как воины, «Слово о полку Игореве». Затмение солнца.

Художник В. Фаворский С конца копья вскормлены.

Все пути им ведомы, Все яруги 1 знаемы, Л у к и их натянуты, К о л ч а н ы отворены, Сабли их наточены, Ш е л о м ы позолочены.

Сами скачут по полю волками И, всегда готовые к борьбе, Добывают острыми мечами К н я з ю — славы, почестей — себе!

Но, взглянув на солнце в этот день, Подивился Игорь на светило:

Середь бела-дня ночная тень Ополченья русские покрыла.

И, не зная, что сулит 2 судьбина, Князь промолвил: — Братья и дружина!

Л у ч ш е быть убиту от мечей, Ч е м от рук поганых полонёну!

Сядем, братья, на л и х и х коней Да посмотрим синего мы Дону! — Вспала князю эта мысль на ум — Искусить неведомого края, И сказал он, полон ратных дум, Знаменьем небес пренебрегая:

— Копие хочу я преломить В половецком поле незнакомом, С вами, братья, голову сложить Л и б о Дону зачерпнуть шеломом!

Игорь-князь во злат-стремень вступает, В чистое он поле выезжает.

Солнце тьмою путь ему закрыло, Ночь грозою птиц перебудила, Свист зверей несется, полон гнева, Кличет Див над ним с вершины древа, Кличет Див, как половец в дозоре, буераки.

Сулит — обещает, предрекает.

За С у л у, на Сурож, на Поморье, Корсуню и всей округе ханской, И тебе, болван тмутороканский!

И бегут, заслышав о набеге, Половцы сквозь степи и яруги, И скрипят их старые телеги, Голосят, как лебеди в испуге.

Игорь к Дону движется с полками, А беда несется вслед за ним:

Птицы, поднимаясь над дубами, Реют с криком жалобным своим, По оврагам волки завывают, Крик орлов доносится из м г л ы — Знать, на кости русские скликают Зверя кровожадные орлы;

Уж лиса на щит червлёный 1 брешет, Стон и скрежет в сумраке ночном...

О Русская земля!

Ты уже за х о л м о м.

Д о л г о длится ночь. Но засветился Утренними зорями восток.

Уж туман над полем з а к л у б и л с я, Говор галок в роще пробудился, Соловьиный щекот приумолк.

Русичи, сомкнув щиты рядами, К славной изготовились борьбе, Добывая острыми мечами К н я з ю — славы, почестей — себе.

На рассвете, в пятницу, в туманах, Стрелами по полю полетев, Смяло войско половцев поганых И умчало половецких дев.

Захватили золота без счета, Груду аксамитов 2 и шелков, Вымостили топкие болота Червлёный — красный.

Аксамит — бархат.

Япанчами 1 красными врагов.

А червлёный стяг с хоругвью белой, Ч е л к у и копье из серебра Взял в награду Святославич смелый, Не ж е л а я прочего добра.

Выбрав в поле место д л я ночлега И нуждаясь в отдыхе давно, Спит гнездо бесстрашное Олега — Далеко подвинулось оно!

Залетело храброе далече, И никто ему не господин — Будь то сокол, будь то гордый кречет, Будь то черный ворон — половчин.

А в степи, с ордой своею дикой Серым волком рыская чуть свет, Старый Гзак на Дон бежит великий, И Кончак спешит ему вослед.

Ночь прошла, и кровяные зори Возвещают бедствие с утра.

Туча надвигается от моря На четыре княжеских шатра.

Чтоб четыре солнца не сверкали, Освещая Игореву рать, Быть сегодня грому на К а я л е, Л и т ь дождю и стрелами хлестать!

Уж трепещут синие зарницы, Вспыхивают молнии кругом.

Вот где копьям русским преломиться, Вот где саблям острым притупиться, Загремев о вражеский шелом!

О Русская земля!

Ты у ж е за холмом.

Вот Стрибожьи вылетели внуки — Зашумели ветры у реки, Я п а н ч а — род плаща.

Стрибожьи... внуки — ветры;

Стрибог — русский языческий бог воз д у ш н ы х стихий — бури, ветра.

И взметнули вражеские л у к и Т у ч у стрел на русские полки.

Стоном стонет мать-земля сырая, Мутно реки быстрые текут, П ы л ь несется, поле покрывая, Стяги п л е щ у т : половцы идут!

С Дона, с моря, с криками и с воем Валит враг, но, полон ратных сил, Русский стан сомкнулся перед боем — Щ и т к щ и т у — и степь загородил.

Славный яр-тур 1 Всеволод! С полками В обороне крепко ты стоишь, П р ы щ е ш ь стрелы, острыми клинками О шеломы ратные гремишь.

Где ты ни проскачешь, тур, шеломом Золотым посвечивая, там Ш и ш а к и земель аварских с громом Падают, разбиты пополам.

И слетают головы с поганых, Саблями порублены в бою, И тебе л и, тур, скорбеть о ранах, Если жизнь не ценишь ты свою!

Если ты на ратном этом поле Позабыл о славе прежних дней, О златом черниговском престоле, О желанной Глебовне своей!

Б ы л и, братья, времена Траяна, Миновали Ярослава годы, Позабылись правнуками рано Грозные Олеговы походы.

Тот Олег мечом ковал крамолу 2, Пробираясь к отчему престолу, Сеял стрелы и, готовясь к брани, Яр тур — эпитет (яростный, грозный и могучий, как дикий бык), которым наделен Всеволод Святославич, князь трубчевский и кур ский, брат И г о р я Святославича новгород-северского;

он назван в «Слове о полку Игореве» « м и л брат», «буй-тур».

Ковал крамолу — ссорился ( к р а м о л а — ссора, предательство).

В злат-стремень вступал в Тмуторокани.

В злат-стремень вступал, готовясь к сече, Звон тот с л у ш а л Всеволод далече, А Владимир за своей стеною У ш и затыкал перед бедою.

А Борису, сыну Вячеслава, Зелен-саван у Канина брега Присудила воинская слава За обиду храброго Олега.

На такой же горестной К а я л е, Протянув носилки между вьюков, Святополк отца увез в печали, На конях угорских убаюкав.

Прозван Гориславичем в народе, Князь Олег пришел на Р у с ь, как ворог, Внук Даждь-бога бедствовал в походе, Век людской в крамолах стал недолог.

И не стало жизни нам богатой, Редко в поле выходил оратай, Вороны над пашнями к р у ж и л и с ь, На убитых с криками садились, Да слетались г а л к и на беседу, Собираясь стаями к обеду...

Много битв в те годы отзвучало, Но такой, как эта, не бывало.

Уж с утра до вечера и снова — С вечера до самого утра Бьется войско князя удалого, И растет кровавых тел гора.

День и ночь над полем незнакомым Стрелы половецкие свистят, Сабли ударяют по шеломам, Копья харалужные 1 трещат.

Мертвыми усеяно костями, Далеко от крови почернев, Харалужные — стальные, булатные.

Задымилось поле под ногами, И взошел великими скорбями На Р у с и кровавый тот посев.

Ч т о там шумит, Ч т о там звенит Далеко во мгле, перед зарею?

Игорь, весь израненный, спешит Беглецов вернуть обратно к бою.

Не удержишь вражескую рать!

Ж а л к о брата Игорю терять.

Бились день, рубились день, другой, В третий день к п о л у д н ю стяги пали, И расстался с братом брат родной На реке кровавой, на К а я л е.

Недостало русичам вина, Славный пир дружины завершили — Напоили сватов допьяна Да и сами головы с л о ж и л и.

Степь поникла, жалости полна, И деревья ветви п р и к л о н и л и.

И настала тяжкая година, П о г л о т и л а русичей чужбина, Поднялась Обида от курганов И вступила девой в край Траянов.

К р ы л ь я м и лебяжьими всплеснула, Дон и море оглашая криком, Времена довольства пошатнула, Возвестив о бедствии великом.

А князья дружин не собирают, Не идут войной на супостата, Малое великим называют И куют крамолу брат на брата.

А враги на Русь несутся тучей, И повсюду бедствие и горе.

Далеко ты, сокол наш могучий, Птиц бия, у ш е л на сине-море!

Не воскреснуть Игоря дружине, Не подняться после грозной сечи!

И явилась Карна и в кручине Смертный вопль исторгла, и далече Заметалась Ж е л я 1 по дорогам, Потрясая искрометным рогом.

И от края, братья, и до края П а л и жены русские, рыдая:

— Уж не видеть м и л ы х лад нам боле!

Кто разбудит их на ратном поле?

Их теперь нам мыслию не смыслить, Их теперь нам думою не сдумать, И не жить нам в тереме богатом, Не звенеть нам серебром да златом!

Стонет, братья, Киев над горою, Т я ж е л а Чернигову напасть, И печаль обильною рекою По селеньям русским разлилась.

И нависли половцы над нами, Дань берут по белке со двора, И растет крамола меж князьями, И не видно от князей добра.

Игорь-князь и Всеволод отважный — Святослава храбрые сыны — Вот ведь кто с дружиною бесстрашной Разбудил поганых д л я войны!

А давно ли мощною рукою За обиды наши покарав, Это зло великою грозою У с ы п и л отец их Святослав!

Был он грозен в Киеве с врагами И поганых ратей не щадил — Устрашил их сильными полками, Порубил булатными мечами Карна и Желя (Жля) — погребальные божества;

Карна — олицетво рение кары и скорби;

Желя (Жля) — плач по убитым.

И на Степь ногою наступил.

Потоптал х о л м ы он и яруги, Возмутил теченье быстрых рек, И с с у ш и л болотные округи, Степь до л у к о м о р ь я пересек.

А того поганого Кобяка Из ж е л е з н ы х вражеских рядов Вихрем вырвал и упал — собака — В Киеве, у к н я ж ь и х теремов.

Венецейцы, греки и морава Ч т о ни день о русичах поют, Величают князя Святослава, Игоря отважного к л я н у т.

И смеется гость земли немецкой, Ч т о когда не стало больше сил, Игорь-князь в К а я л е половецкой Русские богатства утопил.

И бежит молва про удалого, Будто он, на Р у с ь накликав зло, Из седла, несчастный, золотого Пересел в кащеево седло...

П р и у м о л к л и города, и снова На Руси веселье п о л е г л о.

Часть вторая В Киеве далеком, на горах, Смутный сон приснился Святославу, И объял его великий страх, И собрал бояр он по уставу.

— С вечера до нынешнего дня,— М о л в и л князь, поникнув головою,— На кровати тисовой меня Покрывали черной пеленою.

Ч е р п а л и мне синее вино, Горькое отравленное зелье, Сыпали жемчуг на полотно Из колчанов вражьего изделья.

Златоверхий терем мой стоял Без конька, и, предвещая горе, Серый ворон в Плесенске кричал И л е т е л, ш у м я, на сине-море.

И бояре князю отвечали:

— Смутен ум твой, княже, от печали.

Не твои ли два любимых чада Поднялись над полем незнакомым — Поискать Тмуторокани-града Л и б о Дону зачерпнуть шеломом?

Да напрасны были их у с и л ь я.

Посмеявшись на твои седины, Подрубили половцы им к р ы л ь я, А самих опутали в путины.

В третий день окончилась борьба На реке кровавой, на К а я л е, И погасли в небе два столба, Два светила в сумраке пропали.

Вместе с ними, за море упав, Два прекрасных месяца затмились — Молодой Олег и Святослав В темноту ночную погрузились.

И закрылось небо, и погас Белый свет над Русскою землею, И, как барсы лютые, на нас К и н у л и с ь поганые с войною.

И воздвиглась на Х в а л у Х у л а, И на волю вырвалось Насилье, П р я н у л Див 1 на землю, и была Ночь кругом и горя изобилье.

Девы готские у края Моря синего живут.

Русским золотом играя, Время Бусово поют.

Прянул — внезапно п р ы г н у л. Див — демонический персонаж вос точнославянской языческой мифологии.

Месть лелеют Шаруканью, Нет конца их ликованью...

Нас же, братия-дружина, Т о л ь к о беды стерегут.

И тогда великий Святослав Изронил 1 свое златое слово, Со слезами смешано, сказав:

— О сыны, не ждал я зла такого!

Загубили юность вы свою, На врага не вовремя напали, Не с великой честию в бою Вражью кровь на землю проливали.

Ваше сердце в кованой броне Закалилось в буйстве самочинном.

Что ж вы, дети, натворили мне И моим серебряным сединам?

Где мой брат, мой грозный Ярослав, Где его черниговские с л у г и, Где татраны, ж и т е л и дубрав, Топчаки, ольберы и ревуги?

А ведь было время — без щитов, Выхватив ножи из голенища, Ш л и они на полчища врагов, Чтоб отмстить за наши пепелища.

Вот где славы прадедовской гром!

Вы ж решили бить наудалую:

« Н а ш у славу силой мы возьмем, А за ней поделим и б ы л у ю ».

Диво ль старцу — мне помолодеть?

Старый сокол, хоть и слаб он с виду, Высоко заставит птиц лететь, Н и к о м у не даст гнезда в обиду.

Да князья помочь мне не хотят, М а л о т о л к у в силе молодецкой.

Время, что л и, двинулось назад?

Ведь под самым Римовым кричат Русичи под саблей половецкой!

Изронил — произнес.

И Владимир в ранах, чуть живой,— Горе князю в сече боевой!

Князь великий Всеволод! Д о к о л е М у к и нам великие терпеть?

Не тебе ль на суздальском престоле О престоле отчем порадеть?

Ты и В о л г у веслами расплещешь, Ты шеломом вычерпаешь Дон, Из живых ты л у к о в стрелы мечешь, Сыновьями Глеба окружен.

Если б ты привел на помощь рати, Чтоб врага не выпустить из р у к, — Продавали б девок по ногате, А рабов — по резани на круг.

Вы, князья буй-Рюрик и Давид!

С м о л к л и ваши воинские громы.

А не ваши ль плавали в крови Золотом покрытые шеломы?

И не ваши ль храбрые полки Рыкают, как туры, умирая От каленой сабли, от руки Ратника неведомого края?

| Встаньте, государи, в злат-стремень За обиду в этот черный день, За Р у с с к у ю землю, За Игоревы раны — У д а л о г о сына Святославича! | Ярослав, князь галицкий! Твой град Высоко стоит под облаками.

Оседлал вершины ты Карпат И подпер железными полками.

На своем престоле золотом Восемь дел ты, князь, решаешь разом, И народ зовет тебя кругом Осмомыслом — за великий разум.

Дверь Дуная заперев на к л ю ч, К о р о л ю дорогу заступая, Бремена ты мечешь выше туч, Суд вершишь до самого Дуная.

Власть твоя по з е м л я м потекла, В Киевские входишь ты пределы, И в салтанов с отчего стола Ты пускаешь княжеские стрелы.

Так стреляй в Кончака, государь, С дальних гор на ворога ударь — За Р у с с к у ю землю, За Игоревы раны — У д а л о г о сына Святославича!

Вы, князья Мстислав и буй-Роман!

Мчит ваш ум на подвиг мысль живая.

И несетесь вы на вражий стан, Соколом ширяясь сквозь туман, П т и ц у в буйстве одолеть желая.

Вся в железе княжеская грудь, Золотом шелом латинский блещет, И повсюду, где лежит ваш путь, Вся з е м л я от тяжести трепещет.

Хинову вы били и Л и т в у ;

Деремела, половцы, ятвяги, Бросив копья, пали на траву И с к л о н и л и буйную главу Под мечи булатные и стяги.

Но уж прежней славы больше с нами нет.

Уж не светит Игорю солнца ясный свет.

Не ко благу дерево листья уронило:

Поганое войско грады поделило.

По Суле, по Роси счету нет врагу.

Не воскреснуть Игореву храброму п о л к у !

Дон зовет нас, княже, кличет нас с тобой!

Ольговичи храбрые одни вступили в бой.

К н я з ь И н г в а р ь, к н я з ь Всеволод 1 ! И вас М ы зовем д л я д а л ь н е г о п о х о д а, Т р о е ведь М с т и с л а в и ч е й 2 у нас, Ш е с т о к р ы л ь ц е в к н я ж е с к о г о рода 3 !

Не в бою ли вы себе честном Города и в о л о с т и д о с т а л и ?

Г д е ж е ваш о т е ч е с к и й ш е л о м, Верный щит, копье из л я ш с к о й стали?

Ч т о б ворота П о л ю запереть, В а ш и м с т р е л а м время зазвенеть За Р у с с к у ю з е м л ю, За И г о р е в ы раны — У д а л о г о сына С в я т о с л а в и ч а !

У ж н е течет серебряной с т р у е ю К Переяславлю-городу Сула.

У ж е Д в и н а з а п о л о ц к о й стеною Под к л и к п о г а н ы х в топи у т е к л а.

Н о И з я с л а в, В а с и л ь к о в сын, м е ч а м и В Литовские шеломы позвонил, Один с с в о и м и х р а б р ы м и п о л к а м и Всеславу-деду славы прирубил.

И сам, п р и р у б л е н с а б л е ю к а л е н о й, В ч у ж о м к р а ю, среди к р о в а в ы х трав, К и п у ч е й к р о в ь ю в битве о б а г р е н н ы й, У п а л н а щ и т ч е р в л е н ы й, простонав:

— Твою дружину, княже, приодели Л и ш ь п т и ч ь и к р ы л ь я у с т е п н ы х дорог, И п о л и з а л и кровь на ю н о м т е л е Л е с н ы е звери, в ы й д я и з б е р л о г. — Князь Ингварь, князь Всеволод — имеются в виду сыновья Ярослава Изяславича Л у ц к о г о.

Трое ведь Мстиславичей — имеются в виду Роман, Святослав и Все волод, сыновья Мстислава Изяславича, князя Волынского.

Шестокрыльцев княжеского рода — Мстиславичи (Роман, Святослав и Всеволод) сравниваются здесь с соколами, у которых каждое крыло (особенно это видно при парении) делится на три части;

автор хотел сказать, что руки каждого Мстиславича подобны к р ы л ь я м сокола, поэтому Мстиславичи названы « ш е с т о к р ы л ь ц а м и ».

И в смертный час на помощь храбру Никто из братьев в бой не поспешил.

Один в степи свою ж е м ч у ж н у душу Из храброго он тела изронил.

Через златое, братья, ожерелье У ш л а она, покинув свой приют.

П е ч а л ь н ы песни, замерло веселье, Л и ш ь трубы городенские поют...

Ярослав и правнуки Всеслава!

Преклоните стяги! Бросьте меч!

Вы из древней выскочили славы, К о л ь решили честью пренебречь.

Это вы раздорами и смутой К нам на Русь поганых завели, И с тех пор житья нам нет от лютой Половецкой проклятой земли!

Ш е л седьмой по счету век Траянов.

Князь могучий полоцкий Всеслав К и н у л жребий, в будущее глянув, О своей любимой загадав.

З а м ы ш л я я новую крамолу, Он опору в Киеве нашел И примчался к древнему престолу, И копьем ударил о престол.

Но не дрогнул старый княжий терем, И Всеслав, повиснув в синей мгле, Выскочил из Белгорода зверем — Не жилец на Киевской земле.

И, звеня секирами на славу, Двери новгородские открыл, И расшиб он славу Ярославу, И с Д у д у т о к через лес-дубраву До Немиги волком проскочил.

А на речке, братья, на Немиге К н я ж ь ю честь в обиду не дают — День и ночь снопы кладут на риге, Не снопы, а головы кладут.

Не цепом — мечом своим булатным В том краю молотит земледел, И кладет он жизнь на поле ратном, Веет душу из кровавых тел.

Берега Немиги той проклятой Почернели от кровавых трав — Не добром засеял их оратай, А костями русскими — Всеслав.

Тот Всеслав людей судом судил, Города Всеслав князьям д е л и л, Сам всю ночь, как зверь, б л у ж д а л в тумане, Вечер — в Киеве, до зорь — в Тмуторокани, Словно волк, напав на верный путь, Мог он Хорсу бег пересягнуть.

У Софии в П о л о ц к е, бывало, Позвонят к заутрене, а он В Киеве, едва заря настала, К о л о к о л ь н ы й слышит перезвон.

И хотя в его могучем теле Обитала вещая душа, Все ж страданья князя одолели И погиб он, местию дыша.

Так свершил он путь свой небывалый.

И сказал Боян ему тогда:

« К н я з ь Всеслав! Ни мудрый, ни у д а л ы й Не минуют Божьего с у д а ».

О, стонать тебе, з е м л я родная, Прежние годины вспоминая И князей давно минувших лет!

Старого Владимира уж нет.

Был он храбр, и никакая сила К Киеву б его не пригвоздила.

Кто же стяги древние хранит?

Эти — Рюрик носит, те — Давид, Но не вместе их знамена п л е щ у т, Врозь поют их копия и б л е щ у т.

«Слово о полку Игореве».

Плач Ярославны. Художник В. Фаворский Часть третья Над широким берегом Дуная, Над великой Галицкой землей Плачет, из П у т и в л я долетая, Голос Ярославны молодой:

— Обернусь я, бедная, к у к у ш к о й, По Дунаю-речке полечу И рукав с бобровою опушкой, Наклонясь, в К а я л е омочу.

У л е т я т, развеются туманы, Приоткроет очи Игорь-князь, И утру кровавые я раны, Над могучим телом наклонясь.

Далеко в П у т и в л е, на забрале, Л и ш ь заря займется поутру, Ярославна, полная печали, Как к у к у ш к а, кличет на юру:

— Что ты, Ветер, злобно повеваешь, Ч т о к л у б и ш ь туманы у реки, Стрелы половецкие вздымаешь, Мечешь их на русские полки?

Ч е м тебе не любо на просторе Высоко под облаком летать, К о р а б л и л е л е я т ь в с и н е м море, За кормою волны колыхать?

Т ы ж е, с т р е л ы в р а ж е с к и е сея, Т о л ь к о смертью веешь с в ы с о т ы.

А х, зачем, зачем мое в е с е л ь е В к о в ы л я х навек р а з в е я л ты?

На заре в П у т и в л е п р и ч и т а я, К а к к у к у ш к а раннею весной, Ярославна кличет молодая, Н а стене р ы д а я г о р о д с к о й :

— Д н е п р мой с л а в н ы й ! К а м е н н ы е г о р ы В з е м л я х п о л о в е ц к и х ты п р о б и л, Святослава в д а л ь н и е просторы До полков Кобяковых носил.

В о з л е л е й ж е к н я з я, господине, С о х р а н и на д а л ь н е й стороне, Чтоб забыла слезы я отныне, Ч т о б ы ж и в в е р н у л с я о н к о мне!

Д а л е к о в П у т и в л е, на з а б р а л е, Л и ш ь заря з а й м е т с я п о у т р у, Ярославна, полная печали, Как кукушка, кличет на юру:

— С о л н ц е т р и ж д ы с в е т л о е ! С тобою К а ж д о м у приветно и т е п л о.

Ч т о ж ты войско к н я з я у д а л о е Жаркими лучами обожгло?

И зачем в п у с т ы н е ты безводной Под у д а р о м г р о з н ы х п о л о в ч а н Ж а ж д о ю стянуло л у к походный, Горем переполнило колчан?

И в з ы г р а л о море. Сквозь т у м а н В и х р ь п р о м ч а л с я к северу р о д н о м у — Сам Господь из п о л о в е ц к и х стран К н я з ю путь указывает к дому.

У ж п о г а с л и зори. И г о р ь спит — Д р е м л е т И г о р ь, но не засыпает.

Игорь к Дону мыслями летит, Д о Донца д о р о г у и з м е р я е т.

Вот у ж п о л н о ч ь. К о н ь давно готов.

К т о свистит в тумане за рекою?

То Овлур. Его условный зов Слышит князь, укрытый темнотою:

— Выходи, князь Игорь! — И едва Смолк Овлур, как от ночного г у л а Вздрогнула з е м л я, Зашумела трава, Буйным ветром вежи 1 всколыхнуло.

В горностая-белку обратясь, К тростникам помчался Игорь-князь И п о п л ы л, как гоголь, на волне, П о л е т е л, как ветер, на коне.

Конь упал, и князь с коня долой, Серым волком скачет он домой.

Словно сокол, вьется в облака, Увидав Донец издалека.

Без дорог летит и без путей, Бьет к обеду уток-лебедей.

Там, где Игорь соколом летит, Там Овлур, как серый волк, бежит, Все в росе от полуночных трав, Борзых коней в беге надорвав.

Уж не каркнет ворон в поле, Уж не крикнет галка там, Не трещат сороки боле, Т о л ь к о скачут по кустам.

Д я т л ы, Игоря встречая, Стуком кажут путь к реке, И, рассвет веселый возвещая, Соловьи л и к у ю т вдалеке.

И, на волнах витязя л е л е я, Рек Донец: — Велик ты, Игорь-князь!

Вежа — шатер, палатка, шалаш.

Русским з е м л я м ты принес веселье, Из неволи к дому возвратись.

— О, река! — ответил князь.— Немало И тебе величья! В час ночной Ты на волнах Игоря качала, Берег свой серебряный устлала Д л я него зеленою травой.

И когда дремал он под листвою, Где царила сумрачная мгла, Страж ему был гоголь над водою, Чайка князя в небе стерегла.

А не всем рекам такая слава.

Вот Стугна, худой имея нрав, Р а з л и л а с ь близ устья величаво, Все ручьи соседние пожрав, И закрыла Днепр от Ростислава, И погиб в пучине Ростислав.

Плачет мать над темною рекою, К л и ч е т сына-юношу во м г л е, И цветы поникли, и с тоскою П р и к л о н и л о с ь дерево к земле.

Не сороки во поле стрекочут, Не вороны к л и ч у т у Донца — Кони половецкие топочут, Гзак с Кончаком ищут беглеца.

И сказал Кончаку старый Гзак 1 :

— Если сокол улетает в терем, Соколенок попадет впросак — Золотой стрелой его подстрелим.— И тогда сказал ему Кончак:

— Если сокол к терему стремится, Соколенок попадет впросак — Мы его опутаем девицей.

— К о л ь его опутаем девицей,— Отвечал Кончаку старый Гзак,— Он с девицей в терем свой умчится, Гзак — половецкие ханы.

Кончак, И начнет нас бить л ю б а я птица В п о л о в е ц к о м п о л е, хан К о н ч а к !

И изрек Боян, чем к о н ч и т ь речь Песнотворцу князя Святослава:

— Т я ж к о, братья, г о л о в е без п л е ч, Г о р ь к о т е л у, к о л ь оно б е з г л а в о. — Мрак стоит над Р у с с к о ю з е м л е й :

Г о р ь к о ей без И г о р я одной.

Но восходит с о л н ц е в небеси — И г о р ь - к н я з ь я в и л с я на Р у с и.

Вьются песни с д а л ь н е г о Д у н а я, Ч е р е з море в Киев д о л е т а я.

П о Боричеву восходит у д а л о й К П и р о г о щ е й Богородице Святой.

И страны рады, И веселы грады.

П е л и песню старым м ы к н я з ь я м, М о л о д ы х настало время славить нам:

Слава к н я з ю И г о р ю, Буй-тур В с е в о л о д у, Владимиру Игоревичу!

Слава всем, кто, не ж а л е я с и л, За христиан п о л к и поганых бил!

Здрав будь, к н я з ь, и вся дружина здрава!

Слава к н я з я м и д р у ж и н е слава!

1. Подумайте, в чем смысл произведения. Как проявляется идея автора в тексте «Золотого слова» Святослава и поче му оно получило такое название? Каким Вы представляете себе автора?

2 Какие приемы помогают автору «Слова...» создать харак теры героев, выразить мысль о единении сил перед лицом внешней опасности?

3. В. Белинский пишет, что «плач Ярославны дышит глубо ким чувством. Это не жена, которая после погибели мужа осталась горькою сиротою, без угла и без куска... это... лю бящая душа тоскливо порывается к своему милому, к сво ей ладе, чтобы омочить в Каяле-реке бобровый рукав и оте реть им кровавые раны на теле возлюбленного». (В. Белин ский. Статьи о народной поэзии.) Согласны ли Вы с мнением знаменитого критика? Каким Вам представляется образ Ярославны?

4. Каково значение князей Игоря и Всеволода в борьбе за единение сил русского воинства? Подготовьте рассказ об одном из них, опираясь на текст «Слова...».

5. Какую роль играют слова и словосочетания: сложить песнь, отвагою запалил себя, заострил сердце, наклика ют, грозу суля, крамолу ковал, изронил златое слово, мо лит, величать, запричитала? Объясните их смысл.

6 Известна ли Вам опера А. Бородина «Князь Игорь»? В чем ее сходство и отличие от текста «Слова о полку Игореве»?

7. Рассмотрите внимательно иллюстрации к «Слову о полку Игореве». Какими представляет себе художник-иллюстра тор портреты героев и что подчеркивает в них (мужество, красоту, величие и т. д.)?

Устно:

1. Составьте предполагаемый диалог с «автором» об особенно стях «Слова...», о героях, их поступках, идее произведе ния.

2. Подготовьте похвальное слово Ярославне в духе поэтики «Слова о полку Игореве».

3. Введите выражения «растекался мыслию по древу», «ковал крамолу», «изронил свое златое слово» в предложения соб ственной конструкции.

Письменно:

Какой план сочинения, доклада, эссе можно составить на темы: «Ярославна — героиня «Слова о полку Игореве»;

«В чем пафос памятника «Слова о полку Игореве»?»;

«В чем актуальность этого произведения в наши дни?»;

«Мое отношение к героям «Слова о полку Игореве».

Русская литература XVIII века В начале X V I I I столетия, в Петровскую эпоху, Россия стала стремительно развивать ся благодаря преобразованиям во всех облас тях государственной и к у л ь т у р н о й жизни.

Эти преобразования привели к централиза ции самодержавной государственности и са ми содействовали ей. В это время укрепилась независимость России, возросла ее военная мощь, произошло к у л ь т у р н о е сближение дер жавы со странами Европы и у с и л и л о с ь ее влияние на европейской арене.

Широко используя достижения отече ственной и мировой науки, культуры, техники, промышленности, образования, Петр I свои ми реформами открыл новые пути д л я рус ской литературы. Несмотря на то что движе ние России после кончины Петра Великого замедлилось, русское общество достигло в X V I I I веке огромных результатов в области к у л ь т у р ы и образования. Русские монархи, в особенности Петр I и Екатерина II, отчетли во понимали, что двинуть вперед страну, раз рушить косные патриархальные порядки, за старелые суеверия, создававшие помехи рос ту материальных ценностей и новым общественным отношениям, утвердить новые светские государственные и моральные нор мы и понятия можно только с помощью об разования, просвещения, к у л ь т у р ы, печати.

В этой связи литературе уделялось исключи тельное внимание.

Различные слои русского общества в этих условиях п о л у ч и л и возможность д л я широ кой умственной и художественной деятельно сти: были открыты Московский университет, общеобразовательные ш к о л ы и профессио нальные у ч и л и щ а, введен новый календарь, основана первая русская газета, учреждены А к а д е м и я наук, Ака демия художеств, Вольное экономическое общество, пер вый постоянный русский театр. Общество п о л у ч и л о воз можность высказывать свои мнения, критиковать дела правительства, вельмож и сановников.

Русская литература X V I I I века унаследовала от древ нерусской литературы высокое представление об искус стве слова и о миссии писателя, о могучем воспитатель ном воздействии книги на общество, на умы и чувства сограждан. Она придала этим исторически сложившим ся особенностям новые формы, используя возможности классицизма и Просвещения.

Главной идеей развития литературы в эпоху класси цизма стал пафос государственного строительства и пре образований. Поэтому на первый план в литературе вы двинулись высокая гражданско-патриотическая поэзия и обличительно-сатирическая критика пороков общества и государства, обстоятельств и людей, мешавших прогрес су. Центральным жанром высокой гражданской поэзии была ода. Критическое направление представляли жан ры высокой сатиры, близкой к оде, басня и бытовая ко медия нравов.

Эти основные направления развития литературы оп ределились в начале века. В первой трети столетия сфор мировался классицизм, рождению которого способство вал один из высших иерархов православной церкви — писатель Основоположниками Феофан Прокопович.


классицизма стали А. Д. Кантемир, В. К. Тредиаков ский и М. В. Ломоносов. Помимо них, крупнейшим пи сателем, чье творчество началось в первую половину X V I I I века, был А. П. Сумароков.

Во второй половине X V I I I века, примерно с 1760-х го дов, в литературе наступил новый период. В это время появляются новые жанры: прозаический роман, повесть, комическая опера и « с л е з н а я драма».

П о с к о л ь к у социальные противоречия у г л у б л я л и с ь, то все большее распространение п о л у ч а л а сатира. Чтобы смягчить ее воздействие на общество, Екатерина II сама стала негласной издательницей сатирического журнала «Всякая всячина». Императрица хотела уменьшить роль общественной сатиры и увеличить значение правитель ственной сатиры, с л у ж а щ е й политическим интересам монархии. Она пригласила следовать ее примеру писате лей и издателей. Русское общество воспользовалось этим. В России сразу же появилось несколько сатириче ских журналов ( « И то, и с и о », « С м е с ь », « А д с к а я поч т а », « Т р у т е н ь », « Н и то, ни сио в прозе и с т и х а х », « П о д е н щ и н а » ). Самыми радикальными журналами, воевав шими с екатерининской « В с я к о й в с я ч и н о й », б ы л и журналы выдающегося русского просветителя Н. И. Но викова — « Т р у т е н ь » и « Ж и в о п и с е ц ».

Сатирическое направление почти целиком господство вало в стихотворениях ( « П о с л а н и е к слугам моим Шуми лову, Ваньке и П е т р у ш к е », « Л и с и ц а - к а з н о д е й » ) и коме диях ( « К о р и о н », « Б р и г а д и р », « Н е д о р о с л ь » ) Д. И. Фон в комедиях («Хвастун», визина, Я. Б. Княжнина « Ч у д а к и » ), в комедии « Я б е д а » В. В. Капниста, в про зе и комедиях И. А. Крылова ( « П р о к а з н и к и », «Трумф, или П о д щ и п а » и написанных у ж е в начале X I X века «Модная л а в к а » и « У р о к д о ч к а м » ).

В это же время не остывает интерес и к большим вы соким формам литературы. П о с л е трагедий А. П. Сума рокова в последней четверти X V I I I века к этому жанру обращаются Я. Б. К н я ж н и н ( « Р о с с л а в », «Вадим Новго р о д с к и й » ) и другие драматурги, например Н. П. Нико лев («Сорена и З а м и р » ).

Во второй половине X V I I I века жанровая система классицизма начинает сковывать творческую мысль пи сателей, и они пытаются ее разрушить и реформировать.

Героическая поэма, характерная д л я Кантемира ( « П е т р и а д а » ), Ломоносова ( « П е т р В е л и к и й » ), Сумарокова ( « Д и митриада»), теперь отходит на второй план. Последняя попытка в этом жанре — « Р о с с и я д а » М. М. Хераскова — не увенчалась успехом. С тех пор излюбленными д л я рус ских авторов становятся жанры «ироикомической» по эмы, шутливой поэмы и комической оперы, в которых иронически перелицовывался жанр героической поэмы ( « И г р о к л о м б е р а », « Е л и с е й, или Раздраженный В а к х »

В. И. Майкова;

« Д у ш е н ь к а » И. Ф. Богдановича).

Те же тенденции исчерпанности классицизма как ли тературного направления заметны и в творчестве круп нейшего поэта X V I I I века Г. Р. Державина, обновившего принципы классицизма и предварившего возникновение романтизма.

В конце X V I I I века в литературе возникает новое ли тературное направление — сентиментализм. Он оказал сильное влияние на А. Н. Радищева, крупнейшего рус ского м ы с л и т е л я и гневного писателя, чувство которого было возмущено народными бедами, угнетенным поло жением крестьян и простого русского человека вообще.

Основное его сочинение — «Путешествие из Петербурга в М о с к в у » — написано в любимом сентименталистами жанре «путешествия» и вызвано душевным потрясением от увиденных им картин несправедливости и беззако ния. Эта « ч у в с т в и т е л ь н о с т ь », сердечная озабоченность чрезвычайно близка сентименталистам.

Основоположником сентиментализма и крупнейшим писателем этого направления был Н. М. Карамзин — поэт, прозаик, публицист, журналист, «последний лето писец и первый наш и с т о р и к », по словам Пушкина, и реформатор русского литературного языка. Многие сти хотворения, баллады и повести принесли ему всероссий скую известность. Наибольшие его заслуги связаны с та кими произведениями, как « П и с ь м а русского путеше ственника», повесть «Бедная Л и з а », «История государства Р о с с и й с к о г о », а также с преобразованием литературного языка. Карамзин наметил и осуществил реформу, благо даря которой устранялся разрыв между устным, разго ворным и письменным, книжным языком русского об щества. Карамзин хотел, чтобы русский литературный язык столь же ясно и точно выражал новые понятия и представления, сложившиеся в X V I I I веке, как и язык французский, на котором говорило русское образованное общество.

Ближайшим соратником Карамзина стал И. И. Дми триев, автор популярных историко-патриотических со чинений, песен, романсов, сатирических сказок и басен ( « Е р м а к », «Освобождение М о с к в ы », «Стонет сизый голу б о ч е к... », « Ч у ж о й т о л к », « М о д н а я жена» и др.). Прин ципы сентиментализма талантливо воплотил в своих песнях в народном духе Ю. А. Нелединский-Мелецкий, которому принадлежат несколько песен (например, « В ы й д у я на р е ч е н ь к у... » ), сохранившихся в песенном репертуаре до наших дней.

Русская литература X V I I I века в своем стремитель ном развитии обеспечила б у д у щ и е великие достижения искусства слова, последовавшие в X I X столетии. Она почти догнала ведущие европейские литературы и смог ла «... в просвещении стать с веком наравне».

Классицизм ( о т лат. classicus — образцовый) — ху дожественный стиль и эстетическое направление в европейской литературе и искусстве X V I I — нача ла X V I I I века, одной из важнейших черт которого я в л я л о с ь обращение к образам античной литературы и искусства как идеальному эстетическому эталону.

Поэтика классицизма начинала складываться в эпоху позднего Возрождения в Италии, сформиро валась в X V I I веке во Франции. Классицисты счита ют непременным условием строгое соблюдение незыб л е м ы х правил, которые почерпнуты из античной по этики А р и с т о т е л я, Горация. Эстетика классицизма устанавливает строгую иерархию жанров: «высокие»

жанры — трагедия, эпопея, ода;

«низкие» жанры — комедия, сатира, басня.

Во Франции особого развития достигли « н и з к и е »

жанры — басня ( Ж. Лафонтен), сатира ( Н. Буало).

Комедии Мольера перестали быть « н и з к и м » жанром, его л у ч ш и е пьесы п о л у ч и л и название высокой коме дии. После Великой французской революции класси цизм пришел в упадок.

В России классицизм зародился во второй четвер ти X V I I I века ( А. Д. Кантемир, В. К. Тредиаковский, М. В. Ломоносов и др.). Ему свойственна сатирическая направленность — сатира, басня, комедия. Нацио нально-историческая тематика преобладает над антич ной ( А. П. Сумароков, Я. Б. Княжнин);

высок уровень развития оды (М. В. Ломоносов, Г. Р. Державин), большое место занимает жанр военно-патриотической поэмы. В то время эстетические нормы сыграли поло жительную роль — была достигнута ясность и чет 2а* кость художественной формы. В начале X I X века ка ноны классицизма, требующие закона трех единств — времени, места, действия, стали мешать развитию реа листического искусства. С критикой « п р а в и л » класси цизма выступили А. С. Пушкин, А. С. Грибоедов, В. Г. Б е л и н с к и й.

1. Почему Россия стала стремительно развиваться в XVIII веке?

2. Что нового в культуре и просвещении появилось в X V I I I ве ке? Какие новые жанры стали популярны с 1760-х годов?

Назовите несколько журналов, издававшихся в X V I I I веке.

3. Со многими писателями знакомит нас XVIII век — это А. Кан темир, В. Тредиаковский, М. Ломоносов, А. Сумароков, М. Хе расков, Д. Фонвизин, И. Дмитриев, И. Крылов, Г. Державин, А. Радищев. С творчеством каких писателей X V I I I столе тия Вы уже встречались? Расскажите об одном из них.

4. Кто автор приведенных текстов?

Случились вместе два астронома в пиру И спорили весьма между собой в жару....

Не умел я притворяться, На святого походить, Важным саном надуваться И философа брать вид....

5. Какое направление мы называем классицизмом? Когда и где он зародился? Каковы его особенности во Франции и в России?

6. Приведите пример произведения, относящегося к класси цизму, кратко охарактеризуйте это произведение.

7. Исследователь русской литературы X V I I I века В. И. Федо ров пишет:

« Р у с с к а я л и т е р а т у р а X V I I I в. в ы п о л н и л а прежде все го свою г л а в н у ю задачу — с о ц и а л ь н о и нравственно вос питывать своих современников. Одновременно с этим она во многом подготовила б л и с т а т е л ь н ы й расцвет рус ской к л а с с и к и X I X в. ».

В течение X V I I I с т о л е т и я наиболее п о л н о в ы я в и л и се бя к л а с с и ц и з м и с е н т и м е н т а л и з м. Эти направления-ан типоды не т о л ь к о противостояли друг д р у г у, как бы по делив м е ж д у собой разные стороны л ю д с к о й деятельно сти, « р а з у м » и « ч у в с т в о » человека.

Создав б о л ь ш у ю г а л е р е ю разнообразных характеров из всех сословий, писатели р а з л и ч н ы х направлений об щ и м и у с и л и я м и д а л и возможность п о с л е д у ю щ и м поко л е н и я м узнать, чем ж и л и л ю д и X V I I I века, что они ду м а л и, как они чувствовали.

Вместе с тем л и т е р а т у р а к л а с с и ц и з м а стала новым этапом в развитии отечественной л и т е р а т у р ы. Отвечая требованиям эпохи, она создала образ нового человека — гражданина и патриота, у б е ж д е н н о г о в том, что « д л я п о л ь з ы общества к о л ь радостно т р у д и т ь с я ». Этот чело век д о л ж е н п р о н и к н у т ь в тайны мироздания, стать ак тивной творческой натурой. Д л я всего этого он вынуж ден отказаться от л и ч н о г о б л а г о п о л у ч и я, обуздать свои страсти, подчинить свои чувства общественному д о л г у.


С этой ц е л ь ю многие п и с а т е л и - к л а с с и ц и с т ы вполне осознанно с т р е м и л и с ь превратить л и т е р а т у р у и театр в « у ч е б н и к ж и з н и » : не с л у ч а й н о Сумароков назвал театр « у ч и л и щ е м бродягам по ж и з н и ч е л о в е ч е с к о й ». В обще н а ц и о н а л ь н ы х, общегосударственных масштабах эту за дачу ставил Л о м о н о с о в. П ы т а л с я решить ее и Сумаро ков, и деятельность его нередко в ы х о д и л а за рамки со словно-дворянских интересов, оказывалась плодотворной и д л я ш и р о к и х демократических кругов.

Значение русской л и т е р а т у р ы X V I I I века не исчерпы вается даже тем, что она ставила и по возможности ре ш а л а наболевшие вопросы своего времени и во многом подготовила б л е с т я щ и е достижения л и т е р а т у р ы X I X ве ка: творчество ряда п и с а т е л е й п о с л е д н и х д е с я т и л е т и й X V I I I века (в б о л ь ш е й и л и м е н ь ш е й степени, в той и л и иной форме) с т а л о одним из о р г а н и ч е с к и х с л а г а е м ы х в развитии живого л и т е р а т у р н о г о процесса начала сле дующего столетия. К ч и с л у таких писателей следует в первую очередь отнести Ф о н в и з и н а, Р а д и щ е в а, Держа вина, Карамзина, К р ы л о в а. В состав л и т е р а т у р ы нового века в о ш л и не т о л ь к о те произведения, которые б ы л и написаны в этот период, но и такие, какие б ы л и созда ны раньше.

8. Сформулируйте ответ на вопрос, в чем заключаются дости жения литературы X V I I I века, опираясь на суждения В. И. Федорова и статью в учебнике.

9. Подготовьте пересказы статей о русской литературе XVIII ве ка и о классицизме.

Михаил Васильевич ЛОМОНОСОВ (1711—1765) Обращаясь к босоногому крестьянскому мальчишке ш к о л ь н и к у, Некрасов ободрял его ставшими впослед ствии крылатыми словами:

Скоро сам узнаешь в школе, Как архангельский мужик По своей и Божьей воле Стал разумен и велик.

Славная биография Ломоносова ныне хорошо извест на каждому ш к о л ь н и к у. Закончив обучение в Славяно греко-латинской академии, а затем в Германии, Ломоно сов 8 июня 1741 года прибыл в Петербург. Здесь нача лась его блестящая академическая и писательская деятельность. По словам Пушкина, «соединяя необыкно венную силу воли с необыкновенною силою понятия, Ло моносов обнял все отрасли просвещения. Жажда науки была сильнейшею страстию сей души, исполненной стра стей. Историк, ритор, механик, химик, художник и сти хотворец, он все испытал и все п р о н и к ». В 1745 году он становится профессором химии. Научные открытия сле дуют одно за другим. Диапазон исследований ученого необычайно велик: химия и физика, навигация и море плавание, астрономия и история, право и ф и л о л о г и я.

Нет, п о ж а л у й, ни одной области знания, куда бы не про ник светлый ум Ломоносова. Горячий патриот России, Ломоносов выступал за расцвет русской науки. По его инициативе был открыт Московский университет. Впро чем, он сам б ы л, по г л у б о к о м у и верному замечанию Пушкина, «первым нашим университетом».

Разнообразие начинаний, дерзость ума, необъятные замыслы, обширность и глубина знаний ставят Ломоно сова рядом с титанами Возрождения, такими, как Ми келанджело и Леонардо да Винчи. Действительно, Ломо носову присущ поистине энциклопедический размах.

«Этот знаменитый ученый,— писал Герцен,— был типом русского человека как по своему энциклопедизму, так и по остроте своего п о н и м а н и я ».

Ц е л ь ю жизни Ломоносова до самого последнего дня было «утверждение наук в отечестве», которое он счи тал залогом процветания своей Родины. Тем же пафосом просвещения проникнута его филологическая и поэтиче ская деятельность. У ч е н ы й стремился постичь тайны языка и тайны стихотворства. Еще в 1736 году он при обрел трактат теоретика русского стиха В. К. Тредиа ковского « Н о в ы й и краткий способ к сложению россий ских с т и х о в », который его чрезвычайно заинтересовал.

В Германии Ломоносов написал возражение Тредиа ковскому и отослал в Петербург вместе с одой « Н а взя тие Х о т и н а » в качестве отчета о своих занятиях.

В « П и с ь м е о правилах российского стихотворства» Ло моносов смело распространил тонический принцип на все русское стихосложение (Тредиаковский считал, что можно пользоваться только двустопными стихами, глав ным образом хореическими). Ломоносов признавал и двустопные, и трехстопные стихи. Он блестяще вскрыл выразительные возможности ямба.

Заботой о свободе выражения отмечена и реформа Л о моносова в области литературного языка. В 1757 году ученый написал предисловие к собранию сочинений «О пользе книг церковных в российском я з ы к е », в ко тором и з л о ж и л знаменитую теорию «трех ш т и л е й ». Он разделил слова по стилистической окраске на несколько родов. К первому он отнес лексику церковнославянско го и русского языка, ко второму — знакомые по книгам и понятные церковнославянские слова, но редкие в раз говорном языке, к третьему — слова живой речи, кото рых нет в церковных книгах. Отдельную группу соста вили простонародные слова, которые только ограничен но м о г л и употребляться в сочинениях. В зависимости от количественного смешения слов трех родов создается тот и л и иной стиль: « в ы с о к и й » — церковнославянские сло ва и русские, « с р е д н и й » — русские слова с небольшой примесью церковнославянских слов, « н и з к и й » — рус ские слова разговорного языка с добавлением слов про стонародных и малого числа церковнославянских.

Каждому стилю соответствуют свои жанры: «высо к и е » — героические поэмы, оды, трагедии, похвальные надписи;

«средние» — драмы, сатиры, эклоги, и д и л л и и, послания, дружеские письма, элегии;

« н и з к и е » — коме дии, эпиграммы, песни, басни. Такое четкое разграниче ние, теоретически очень простое, на практике приводи ло к обособлению « в ы с о к и х » жанров, что затем сказа лось на развитии литературы.

Реформы Ломоносова в сферах литературного языка и стихосложения соответствовали к у л ь т у р н ы м потребно стям нации. Д л я выражения значительного националь ного содержания были необходимы новые литературные формы, и Ломоносов своими реформами открывал перед поэзией широкие художественные горизонты.

Россия в X V I I I веке стала догонять ведущие европей ские страны. Петр I мощной державной рукой двинул страну по пути европейской цивилизации. Петровские реформы разбудили нацию, в с к о л ы х н у л и ее внутренние силы. Это было время, когда, по словам Пушкина, «Рос сия молодая/В бореньях силы напрягая,/ М у ж а л а с гени ем П е т р а ». Поэтому Петр I стал д л я Ломоносова образ цом идеального просвещенного монарха.

В полном согласии с веком Просвещения Ломоносов считал главной преобразовательной силой человеческий разум, мысль, мышление, которым все подвластно. Ра зум воплощен прежде всего в Боге, который наделяет им просвещенных людей, в особенности монархов, посколь ку от них зависит сделать подданных счастливыми, и, наконец, всякого человека, отличая его тем от неживой природы и животного царства.

«Вечернее размышление о Божием Величестве при случае великого северного сияния» (1743). В этой фило софской оде Ломоносов задумывается о могуществе Бо жественного разума: «Скажите ж, к о л ь велик Творец?»

Величие Божественного разума проявилось прежде всего в том, что Бог внес порядок, или, как тогда гово рили, « ч и н », в устройство Вселенной, подчинив ее впол не ясным и твердым законам, устранив хаос и беспоря док: после дня с неумолимостью наступает ночь, после ночи встает солнце и настает утро. Этот закон устрой ства природной жизни ясен, тверд и прост.

Каждому явлению, предмету и живому существу от ведено свое место. Человек в сравнении со Вселенной — малая и, казалось бы, незаметная « п е с ч и н к а », однако Бог передал человеку часть своей привилегии и наделил человека разумом, который превратил « п е с ч и н к у » в мо гучее существо. Он сделал это с тем, чтобы человек ис следовал законы Вселенной и обратил их себе на поль зу. Таким образом, в основе человеческого существа лежит мыслительная деятельность, побуждающая иссле довать мир, постигать его законы и проникать в тайные, неизведанные г л у б и н ы его строения. М ы с л ь дает челове ку возможность воображать и изучать эти законы, стро ить гипотезы и пытаться найти истину:

Но где ж, натура, твой закон?

С полночных стран встает заря!

Непосредственно эти строки относятся к установле нию причины северного сияния, которую в ту пору от гадывал Ломоносов, но в целом они характеризуют от ношение ученого к тайнам природы, которые предстоит открыть человечеству.

Из стихотворения ясно, что разум человека, способный объять Вселенную и отыскать ее законы — « у с т а в ы », представляет ее бесконечной, вечно живой, никуда не ис чезающей. В этом состоит величие Бога и сотворенной Им Вселенной. Но столь же величествен и разум челове ка, направленный на изучение законов мира.

Вместе с тем восхищение величием Бога, Вселенной не свободно от «пиитического ужаса» перед природой: Ломо носов никогда не забывает, что могущество разума дано «ничтожной п ы л и », «песчинке» бытия, которая в отличие от Вселенной смертна. Испытывая восторг перед разумом человека, он одновременно чувствует священный трепет.

Он поет гимн разумному человеку при ясном сознании скоротечности существования. Эти два чувства рождают «парение м ы с л и ». Поэт стремится постичь внутреннюю гармонию природы и преклоняется перед ее мощью.

В самых обычных явлениях Ломоносов замечает дей ствие скрытых стихийных сил. Ж а ж д а познания сочета ется с поэтическим чувством природы. Поэт оказывает ся лицом к л и ц у с космосом, со всей необозримой и бес конечной Вселенной. Научные представления того времени б ы л и бессильны объяснить многие физические и иные явления, и поэт призывает на помощь фантазию, которая не была произвольным вымыслом, а основыва лась на научном предвидении. Так рождается у Ломоно сова живописное изображение космоса. Главная идея этой картины — неисчерпаемость космической жизни, существование в ней множественности миров:

Открылась бездна, звезд полна;

Звездам числа нет, бездне дна.

Испытывая восторг и священный ужас, Ломоносов в духе века Просвещения изображает человека не бессиль ным, подавленным и сникшим созерцателем, а деятелем, которому дороги не только теоретические, но и практи ческие результаты его умственных трудов. Когда Ломо носов писал: «Теряюсь, мысльми у т о м л е н ! », он имел в виду не растерянность человека, а недостаточность зна ний д л я объяснения всемогущества природы и слож ность задач, стоящих перед ученым. Он « м ы с л ь м и утом л е н », потому что твердо верит в познаваемость мира, но еще не может познать его законы.

Предмет забот и поэтического поклонения Ломоносо ва — мудрая, могущественная, счастливая, процветаю щая и пребывающая в мире Россия. П о с к о л ь к у просве щенная Россия олицетворялась Ломоносовым в просве щенной императрице-самодержице, то, представляя жи вописный портрет страны, поэт изображает ее в виде ве личественной и дородной женщины с атрибутами цар ской власти — порфирой, скипетром и венцом.

«Ода на день восшествия на Всероссийский престол Ее Величества государыни императрицы Елисаветы Пе тровны 1747 года». Вот как начинает Ломоносов свою знаменитую оду:

Царей и царств земных отрада, Возлюбленная тишина, Блаженство сел, градов ограда, К о л ь ты полезна и красна!

Царствование Елизаветы п р о с л а в л я е т с я, оно пред стает величественным, богатым и прекрасным ( « ц в е т ы пестреют», « к л а с ы на п о л я х ж е л т е ю т », «сокровищ пол ны к о р а б л и » ). З а с л у г у императрицы поэт видит в том, что она «войне поставила к о н е ц » и печется о «россов счастье». К а з а л о с ь бы, изображена вполне идилличес кая картина благоденствия русской нации. Однако это л и ш ь непременное условие, подступ к основной м ы с л и.

Россия процветает, но она м о г л а бы быть еще краше, еще просвещеннее, если бы государыня осуществила преобразования в д у х е Петровых дел. П о х в а л ы Ломоно сова относятся не столько к настоящему, с к о л ь к о к бу дущему.

Похвальная ода под пером Ломоносова перестала быть «должностным ж а н р о м », т. е. жанром только хва л е б н ы м, т о л ь к о славословным. Не заслуги Елизаветы волнуют Ломоносова, а настоящее и будущее России.

Одический поэт выступает от лица всей нации и созна ет себя выразителем общегосударственной точки зрения.

Поэзия становится в его понимании великой националь ной силой, равной по своему значению и могуществу верховной власти.

В «Оде на день восшествия на Всероссийский престол Ее Величества... Елисаветы Петровны 1747 года» возни кает пластическая а л л е г о р и я науки, представляющая со бой реализацию мифологического образа Минервы — бо гини мудрости.

Помимо зрительных представлений, Ломоносов воз действует и звуковыми. Звукопись его явно рассчитана на эстетический эффект:

П л у т о н в расселинах мятется, Ч т о россам в руки предается Драгой его металл из гор...

Благодаря таким поэтическим принципам ода приоб ретает торжественность, монументальность, пышность и великолепие.

Выражая свой восторг, свое восхищение славными деяниями императрицы, поэт избирает слова «высокие» — славянизмы, мифологические и библейские имена. Они связываются друг с другом не по конкретному значе нию, а по их эмоциональной насыщенности, по их сти листической окраске: вместо русских слов « с е р е б р о », « з о л о т о » Ломоносов непременно употребит славянские пары — « с р е б р о », « з л а т о » ( « С р е б р о и злато истека е т... » ), вместо «Петрова д о ч ь » предпочтет «Петрова д щ е р ь », вместо современного ему названия реки Сена — старинное Секвана.

П о с к о л ь к у основной тон оды — восторг, а носителем его является автор, то он же выступает и объединяющим лирическим началом, благодаря которому ода восприни мается как целостный жанр. Волнение автора обуслов ливает не только нарушение логической связи между ча стями оды, но и их объединение. В авторском лиричес ком монологе право голоса получают мифологические герои, исторические лица: в оде « Н а взятие Х о т и н а » Ге рой (вероятно, Петр I) обращается с речью к другому Ге рою (Ивану Грозному), слово дается и богу солнца Фебу, который тоже славит победу русских. А в «Оде на день восшествия на Всероссийский престол Ее Величества...

Елисаветы Петровны 1747 года» говорят «сомненная Нева» и «божественны н а у к и ».

Духовные оды создавались как философские произве дения. В них поэт перелагал П с а л т ы р ь, но только те псалмы, которые близки его чувствам. При этом Ломо носова привлекала возможность использовать сюжеты псалмов д л я выражения мыслей и чувств философского и отчасти личного характера. Известно, что Ломоносову приходилось отстаивать свои взгляды в жестокой борьбе с псевдоучеными, с косными фанатиками. Поэтому в ду ховных одах развиваются две основные темы — несовер шенство человеческого общества, одиночество самого по эта и человека вообще во враждебном ему мире, с одной стороны, с другой — величие природы.

Ломоносов знал, что живет в злом мире, что окружен врагами — м е л к и м и л ь с т е ц а м и, интриганами, корысто л ю б ц а м и, которые завидовали его гению. И все-таки он не падает д у х о м, надеется побороть з л о, потому что за поэтом — истина и справедливость. Л и ч н а я тема возвы шается у Ломоносова до общефилософского обобщения.

Могущество светлого разума несомненно д л я Ломоносо ва и в будущем, и в живой современности. Поэт не уста вал ратовать за серьезные изыскания, за развитие просве щения. У ч е н ы й посвящал вдохновенные поэтические про изведения успехам отечественной и мировой науки.

Неподдельная радость и гордость искрятся в « П и с ь м е о пользе с т е к л а ». Эта эпистола (дружеское послание), при надлежащая к жанру «дидактической поэзии», становит ся хвалебной одой стеклу, природные свойства которого раскрылись благодаря успехам у ч е н ы х. Не сухой трактат о свойствах стекла, а волнение поэта-ученого и пафос на учных открытий передают строки этого произведения. Л о моносова интересует не изложение научных теорий, а по этическая сторона науки — вдохновенное творчество и по лет фантазии, дарящие человеку наслаждение богатствами природы и возможность разумного их использования.

П о э з и я Л о м о н о с о в а, как и его научная, в том ч и с л е ф и л о л о г и ч е с к а я, д е я т е л ь н о с т ь, п р о д о л ж а л а националь н у ю п о л и т и к у Петра I, смело двинувшего страну по пу ти просвещения и прогресса. Пафос строительства запе ч а т л е л с я в г р о м к и х словах Л о м о н о с о в а, « л и р а » которо го, п о словам П. А. В я з е м с к о г о, « б ы л а о т г о л о с к о м п о л т а в с к и х п у ш е к ». У б е ж д е н н ы й и « с а м о б ы т н ы й спо д в и ж н и к п р о с в е щ е н и я », как назвал Л о м о н о с о в а П у ш кин, автор восторженных од пропел х в а л у человеческо му разуму и сам я в и л с я ж и в ы м в о п л о щ е н и е м его дерз новенной м о щ и.

1. Где учился Ломоносов? Каких научных областей коснулись его исследования и какими талантами он был щедро ода рен? Какие из его произведений Вам известны? О чем они?

2. Какие черты характера Ломоносова помогли ему стать ря дом с великими учеными мира?

3. Что явилось целью жизни Ломоносова?

4. Ч т о Вы знаете о теории «трех штилей»? Поставьте слова высокий, средний, низкий с каждым рядом жанров:

героические поэмы, оды, трагедии — драмы, сатиры, письма, элегии — комедии, эпиграммы, песни, басни — 5. Как назвал Ломоносова А. С. Пушкин?

6. Прочитайте произведения Ломоносова, расскажите о своих впечатлениях.

Вечернее размышление о Божием Величестве при случае великого северного сияния Л и ц е свое скрывает день;

П о л я п о к р ы л а мрачна ночь;

В з о ш л а на горы черна тень;

Л у ч и от нас с к л о н и л и с ь прочь;

О т к р ы л а с ь бездна, звезд п о л н а ;

Звездам ч и с л а нет, бездне дна.

П е с ч и н к а как в морских в о л н а х, Как м а л а искра в вечном л ь д е, Как в с и л ь н о м вихре тонкий прах, В свирепом как перо огне, Так я, в сей бездне у г л у б л е н, Теряюсь, м ы с л ь м и у т о м л е н !

У с т а п р е м у д р ы х нам г л а с я т :

Т а м разных множество светов;

Несчетны солнца там горят, Народы там и круг веков:

Д л я общей славы Божества Т а м равна сила естества.

Но где ж, натура, твой закон?

С п о л н о ч н ы х стран встает заря!

Не солнце ль ставит там свой трон?

Н е л ь д и с т ы л ь м е щ у т огнь моря?

Се х л а д н ы й п л а м е н ь нас п о к р ы л !

Се в ночь на з е м л ю день в с т у п и л !

О вы, которых быстрый зрак Пронзает в к н и г у вечных прав, К о т о р ы м м а л ы й вещи знак Я в л я е т естества устав, Вам путь известен всех планет;

Скажите, что нас так мятет?

Ч т о зыблет ясный ночью л у ч ?

Ч т о тонкий пламень в твердь разит?

Как м о л н и я без г р о з н ы х т у ч Стремится от з е м л и в зенит?

Как может быть, чтоб м е р з л ы й пар Среди зимы р о ж д а л пожар?

Т а м спорит жирна м г л а с водой;

И л ь солнечны лучи блестят, С к л о н я с ь сквозь воздух к нам густой;

И л ь т у ч н ы х гор верьхи горят;

И л ь в море дуть престал зефир 1, И г л а д к и в о л н ы бьют в эфир.

Сомнений п о л о н ваш ответ О том, что окрест б л и ж н и х мест.

Скажите ж, к о л ь пространен свет?

И что м а л е й ш и х д а л е звезд?

Несведом тварей вам конец?

Скажите ж, к о л ь велик Творец?



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.