авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 9 |

«ЛИТЕРАТУРА 9 класс Учебник-хрестоматия для о б щ е о б р а з о в а т е л ь н ы х учреждений В двух частях Часть 1 ...»

-- [ Страница 4 ] --

Всё в глубоком мертвом сне, Страшное молчанье...

Ч у, Светлана!.. в тишине Л е г к о е журчанье...

Вот глядит: к ней в уголок Белоснежный голубок С светлыми глазами, Т и х о вея, прилетел, К ней на перси тихо сел, Обнял их крылами.

Смолкло всё опять кругом...

Вот Светлане мнится, Ч т о под белым полотном Мертвый шевелится...

Сорвался покров;

мертвец ( Л и к мрачнее ночи) Виден весь — на лбу венец, Затворены очи.

Вдруг... в устах сомкнутых стон;

Силится раздвинуть он Руки охладелы...

Что девица?..

Дрожит...

Гибель близко... но не спит Голубочек белый.

Встрепенулся, развернул Л е г к и е он крилы;

К мертвецу на грудь вспорхнул.

Всей лишенный силы, Простонав, заскрежетал Страшно он зубами И на деву засверкал Грозными очами...

Снова бледность на устах;

В закатившихся глазах Смерть изобразилась...

Г л я д ь, Светлана... о Творец!

М и л ы й друг ее — мертвец!

Ах!.. и пробудилась.

Где ж?.. У зеркала одна Посреди светлицы;

В тонкий занавес окна Светит л у ч денницы;

Ш у м н ы й бьет крылом петух, День встречая пеньем;

Всё блестит... Светланин дух Смутен сновиденьем.

« А х ! ужасный, грозный сон!

Не добро вещает он — Горькую судьбину;

Тайный мрак грядущих дней, Ч т о с у л и ш ь душе моей, Радость иль к р у ч и н у ? »

Села ( т я ж к о ноет грудь) Под окном Светлана;

Из окна широкий путь Виден сквозь тумана;

Снег на солнышке блестит, Пар алеет тонкий...

Чу!.. в дали пустой гремит К о л о к о л ь ч и к звонкий;

На дороге снежный прах;

Мчат, как будто на к р ы л а х, Санки кони рьяны;

Б л и ж е ;

вот уж у ворот;

Статный гость к крыльцу идет.

Кто?.. Ж е н и х Светланы.

Что же твой, Светлана, сон, Прорицатель муки?

Друг с тобой;

всё тот же он В опыте разлуки;

Та ж любовь в его очах, Те ж приятны взоры;

Те ж на сладостных устах М и л ы разговоры.

Отворяйся ж, Божий храм;

Вы летите к небесам, Верные обеты;

Соберитесь, стар и млад;

Сдвинув звонки чаши, в лад Пойте: многи леты!

У л ы б н и с ь, моя краса, На мою б а л л а д у ;

В ней большие чудеса, Очень мало с к л а д у.

Взором счастливый твоим, Не хочу и славы;

Слава — нас учили — дым;

Свет — судья л у к а в ы й.

Вот баллады толк моей:

« Л у ч ш и й друг нам в жизни сей Вера в Провиденье.

Благ Зиждителя закон:

Здесь несчастье — л ж и в ы й сон;

Счастье — пробужденье».

О! не знай сих страшных снов Ты, моя Светлана...

Будь, Создатель, ей покров!

Ни печали рана, Ни минутной грусти тень К ней да не коснется;

В ней душа — как ясный день;

А х ! да пронесется Мимо — бедствия рука, Как приятный ручейка Блеск на лоне л у г а, Будь вся жизнь ее светла, Будь веселость, как была, Дней ее подруга.

1. Подготовьте краткий рассказ о жизни и творчестве В. А. Жуковского на основе статей в учебнике.

2. Вы прочитали балладу «Светлана» Жуковского. Какое впе чатление оставило чтение?

3. В чем смысл баллады «Светлана»? Почему автор начинает ее с описания гаданий «в крещенский вечерок»? С чего на чинается сон героини и чем он завершается?

4. Можно ли считать, что Жуковский написал эту балладу в шутливом ключе? Сравните сюжет этой баллады с сюже тами известных Вам других баллад Жуковского (например, «Кубок»).

5. Литературовед Н. В. Измайлов пишет, что «линия средне вековых баллад на сюжеты, почерпнутые из народных пре даний, проходит, так же как и линия античных баллад, че рез весь центральный период творчества Жуковского.

«Светлана» была явным переосмыслением канонов балла ды» (кончается не трагической, а счастливой развязкой, ее фантастика снимается тем, что вмешательство потусторон них сил оказывается сном и т. д.). Согласны ли Вы с этим суждением? Найдите подтверждение своей точки зрения в тексте баллады.

6. Жуковский признавался: «Я часто замечал, что у меня на иболее светлых мыслей тогда, как их надобно импровизи ровать в выражение и в дополнение чужих мыслей. Мой ум — как огниво, которым надобно ударить об кремень, чтобы из него выскочила искра. Это вообще характер мое го авторского творчества;

у меня почти все или чужое или по поводу чужого — и все, однако, мое». Замечали ли Вы эту особенность поэта?

7. Почему Жуковского называют новатором в области поэти ческого языка?

8. Расскажите о жанре баллады в творчестве Жуковского и назовите основные признаки его баллад.

Мотивируйте суждение о том, что Жуковский — новатор и в области балладного жанра, что он создал национальную балладу. Подтвердите свое суждение на примере баллады «Светлана».

1. Подберите синонимы к словам лукавый, печали, кони рья ны, взоры, лик, робко, хижина, очи, перелетным огнем.

Какие из этих слов можно использовать сегодня? Приведи те примеры.

2. Подготовьте одно из стихотворений или балладу В. А. Жу ковского для выразительного чтения вслух в классе.

Александр Сергеевич ГРИБОЕДОВ (1795—1829) В биографии А. С. Грибоедова до сих пор много неяс ного. Точно неизвестно, когда родился Грибоедов — в 1790 или в 1795 году. Сейчас годом рождения принят 1795-й, другие документы называют иную, более раннюю дату. Д л я понимания жизни и творчества Грибоедова эти расхождения существенны: мы не можем с точностью сказать, кто Грибоедов — вундеркинд, в 13 лет окончив ший Московский университет со степенью кандидата, или нормально развивавшийся человек, который в до вольно зрелом по тем временам возрасте завершил свое единственное произведение. Столь же много туманного и в освещении других мест в биографии драматурга.

Происхождение и ранняя одаренность. А. С. Грибое дов родился в старинной дворянской семье отставного секунд-майора Сергея Ивановича Грибоедова, который ж е н и л с я на своей однофамилице Настасье Федоровне Грибоедовой. Первоначальное образование б у д у щ и й дра матург п о л у ч и л дома под руководством преподавателей Московского университета. В 1803 году поступил в Мос ковский университетский благородный пансион, в 1806 го ду стал студентом словесного отделения Московского университета, которое окончил со степенью кандидата в 1808 году. К этому времени Грибоедов овладел основ ными европейскими языками, знал древние языки.

Позднее он изучал восточные языки. Помимо способно стей к языкам, Грибоедов обладал многочисленными та лантами: успешно занимался философией, археологией, политикой ( с л у ш а л л е к ц и и на этико-политическом отде лении университета), сочинял музыку (известны два его вальса) и импровизировал на фортепиано.

Круг знакомых. Дар сочинительства проявился в нем рано. В университете он написал комедию « Д м и т р и й Д р я н с к о й » (не сохранилась), выставлявшую в смешном свете борьбу русских и немецких профессоров. Блестяще образованный, искрометный остроумец, Грибоедов при влекал к себе тогдашнюю вольнолюбивую офицерскую и штатскую молодежь. Со многими будущими декабрис тами ( И. Д. Я к у ш к и н, Н. И. Тургенев, С. П. Трубецкой, В. Ф. Раевский) он познакомился в смоленском имении дяди по матери. Впоследствии, после выхода из универ ситета, с б л и з и л с я с П. Я. Чаадаевым, П. И. Пестелем, П. А. Катениным, П. А. Вяземским, А. А. Ш а х о в с к и м, А. А. Бестужевым, В. К. Кюхельбекером, А. С. П у ш к и Дом Грибоедовых на Новинском бульваре в Москве (крайний слева).

Литография начала XIX в.

ным, В. Ф. Одоевским, Ф. В. Б у л г а р и н ы м и д р у г и м и из вестными л ю д ь м и, со м н о г и м и из них п о д р у ж и л с я.

Во время Отечественной в о й н ы 1812 года Грибоедов добровольно записался в Московский гусарский полк ( к о р н е т ), но в б о я х не у ч а с т в о в а л. П о с л е в о й н ы с л у ж и л а д ъ ю т а н т о м при г е н е р а л е А. С. К о л о г р и в о в е, пле м я н н и к и к о т о р о г о — Д. Н. и С. П. Б е г и ч е в ы с т а л и его друзьями.

Р а н н и е комедии. В 1815 г о д у Грибоедов перевел с французского пьесу Мариво и в ы п у с т и л ее под назва нием « М о л о д ы е с у п р у г и ». Она б ы л а поставлена в М а л о м театре и стала л и т е р а т у р н ы м и сценическим дебютом драматурга. С тех пор основные интересы с о ч и н и т е л я со средоточились на драматургии, х о т я он выступал и с ли рическими стихами, и в качестве критика. Он отстаивал национальную самобытность литературы, жизненное правдоподобие, ратовал за освобождение словесности от и н о з е м н ы х в л и я н и й и призывал обратиться к народной героике и простому я з ы к у.

В 1816 году Грибоедов в ы ш е л в отставку с военной с л у ж б ы и на с л е д у ю щ и й год ( 1 8 1 7 ) занял место губерн ского секретаря в К о л л е г и и иностранных дел (там с л у ж и л и также А. С. П у ш к и н и В. К. К ю х е л ь б е к е р ). В Пе тербурге завел п и с а т е л ь с к и е и театральные знакомства.

Здесь, в содружестве с д р у з ь я м и - п и с а т е л я м и, создаются ранние к о м е д и и Грибоедова: прозаическая к о м е д и я « С т у д е н т » ( 1 8 1 7 ) в соавторстве с К а т е н и н ы м, « С в о я семья, и л и З а м у ж н я я невеста» ( 1 8 1 7 — 1 8 1 8 ) совместно с А. А. Шаховским и П. И. Хмельницким, «Притворная неверность» ( 1 8 1 8 ) в содружестве с А. А. Ж а н д р о м.

В к р у г у петербургской м о л о д е ж и он упивается д у х о м в о л ь н о л ю б и я, п о я в л я е т с я на веселых п и р у ш к а х. Однаж ды он о к а з а л с я замешанным в д у э л ь н у ю историю. На по единке Грибоедов б ы л л е г к о ранен.

Вскоре он принял место секретаря русской дипломатиче ской миссии в Персии и в августе 1818 г. выехал на Восток.

Сразу по прибытии в Тавриз Грибоедов в с т у п и л с я за р у с с к и х п л е н н ы х и д е я т е л ь н о х л о п о т а л об их отправке на родину. Свой отъезд на Восток писатель рассматри вал как добровольное заточение в « д и п л о м а т и ч е с к и й мо настырь». Он воспользовался им д л я серьезных научных и литературных занятий. Тогда он стал склоняться к мысли, что к л ю ч к раскрытию характера человека ле жит в его национально-историческом своеобразии.

По преданию, именно в Тавризе (по одним сведениям — в 1818 году, по другим — в 1820 году) у него возникает замысел комедии « Г о р е от у м а ».

Замысел комедии «Горе от ума» и ход работы над ней. Источники текста. В начале 1822 года Грибоедов ос тавил Персию и прибыл в Тифлис. Его определили в ставку главноуправляющего Грузией генерала А. П. Ермолова « п о дипломатической ч а с т и ». Туда, на Кавказ, приехал и В. К. Кюхельбекер. Общаясь с ним и наблюдая за ним, Грибоедов создавал первые два акта « Г о р я от у м а ». С ними он уехал в долгосрочный отпуск в Москву. Поселившись на лето в тульском имении Бе гичевых, драматург переписал начало комедии и сочи нил третий и четвертый акты. Эта рукопись сохранилась (Исторический музей в Москве) и п о л у ч и л а название « М у з е й н ы й автограф».

Осенью 1823 года в Москве Грибоедов сочинил оперу водевиль « К т о брат, кто сестра, и л и Обман за обманом».

М у з ы к у к опере написал композитор А. Н. Верстовский.

Опера была поставлена в Москве и в Петербурге.

В 1824 году Грибоедов уехал в Петербург и поселил ся у своего родственника, поэта А. И. Одоевского. По до роге из Москвы в Петербург драматурга, по его призна нию, « о с е н и л о », и он придумал «новую развязку» коме дии « Г о р е от у м а » — сцену разоблачения М о л ч а л и н а в глазах Софьи. В Петербурге он продолжал совершен ствовать комедию и к осени ее закончил.

Грибоедов был лично знаком с великим князем Ни колаем Павловичем ( б у д у щ и м императором Николаем I), с генерал-губернатором Петербурга Милорадовичем, с министром Ланским, с другими видными сановника ми. Однако ни напечатать комедию, ни поставить ее на сцене драматургу не удалось. Тогда же в департаменте его друга, крупного чиновника и драматурга А. А. Ж а н дра, комедия была переписана в множестве экземпляров и разошлась по всей России. Не б ы л о культурной дво рянской семьи, которая не и м е л а бы списка и л и копии комедии « Г о р е от у м а ». Эта с о д е р ж а щ а я множество по марок р у к о п и с ь, с которой с о с т а в л я л и с ь списки, разле тевшиеся по стране, также с о х р а н и л а с ь и п о л у ч и л а на звание « Ж а н д р о в с к а я р у к о п и с ь ».

Н е о ж и д а н н о удача все-таки у л ы б н у л а с ь Грибоедову;

д р у ж е с к и н а с т р о е н н ы й к н е м у Ф. В. Б у л г а р и н собрал ся издавать театральный а л ь м а н а х « Р у с с к а я Т а л и я на 1825 г о д ». В конце 1824 года а л ь м а н а х в ы ш е л в свет, и в нем комедия « Г о р е от у м а » (в н е п о л н о м виде).

П р и ж и з н и драматурга к о м е д и я так и не была пол ностью издана, но автор п р о д о л ж а л над ней работать.

Следы правки с о х р а н и л и с ь в р у к о п и с и, к о т о р у ю Гри боедов, у е з ж а я в 1828 году в П е р с и ю, подарил Б у л г а р и ну. На ней есть надпись: « Г о р е мое поручаю Б у л г а р и н у.

Верный друг Грибоедов. 5 и ю н я 1828 г о д а ».

П о с л е з а в е р ш е н и я комедии « Г о р е о т у м а ». Общест венные в з г л я д ы. Грибоедов-дипломат. И писатель, и дип л о м а т, п о л н ы й новых замыслов, л е т о м 1825 года он воз вратился на Кавказ. Здесь его застало известие о восста нии декабристов на Сенатской п л о щ а д и. Грибоедов р а з д е л я л многие декабристские и д е а л ы : он стоял за л и ч н у ю и п о л и т и ч е с к у ю независимость, ж е л а л отмены кре постного права, устранения государственного бюрокра тизма, считал, что Р о с с и и н е л ь з я терять н а ц и о н а л ь н о г о своеобразия и самобытности. Его комедия « Г о р е от у м а »

родилась в г у щ е в о л ь н о л ю б и в ы х разговоров с декабрис тами. Историк В. О. К л ю ч е в с к и й и м е л полное право ска зать, что « Г о р е от у м а » — « с а м о е серьезное политичес кое произведение русской литературы X I X в е к а ». Однако, с о г л а ш а я с ь с декабристами в необходимости изменений, Грибоедов и с п ы т ы в а л г л у б о к и й скептицизм по поводу их успеха. Он п о л а г а л, что с и л ы самодержавия превос ходят с и л ы просвещенных дворян и что само общество не готово к переменам, которые будут по этой причине ему враждебны. К р о м е того, он б ы л убежден, что тай ный заговор с ц е л ь ю насильственного переворота не при несет восставшим победы. П о - в и д и м о м у, п и с а т е л ь не в с т у п и л в тайное общество. На следствии, однако, двое из декабристов п о к а з а л и, что Грибоедов б ы л принят в организацию Р ы л е е в ы м. Допрошенный вслед за тем Рылеев заявил, что он только испытывал своего друга, но, увидев его желание уклониться, оставил свои попыт ки. Все же в январе 1826 года Грибоедова арестовали и доставили в Петербург. Он полностью отрицал свою принадлежность к восставшим и ссылался на комедию, где в смешном виде выведен «заговорщиком» Репетилов.

Следствие пришло к выводу, что Грибоедов невиновен.

Л е т о м 1826 года драматург был освобожден с «очис т и т е л ь н ы м » аттестатом и принят Николаем I, который вскоре произвел его в чин надворного советника. Осенью 1826 года писатель отбыл на Кавказ, где началась война с Персией. После участия в сражениях Грибоедов сыг рал видную роль в государственных делах, став одним из авторов выгодного д л я России Туркманчайского ми ра (1828). Он сформулировал несколько статей договора и отредактировал весь текст, с чем прибыл в Петербург.

Н и к о л а й I щедро наградил дипломата, произвел его в ранг полномочного министра-резидента России в Пер сии. Русское общество также встретило Грибоедова с восхищением. Он часто встречался с литераторами, му зыкантами, его видели в кругу Пушкина, Вяземского, Крылова, Мицкевича, М. И. Г л и н к и.

Последний год жизни А. С. Грибоедова. В 1828 году к Грибоедову пришла большая любовь. Он женился на Н. А. Чавчавадзе, дочери известного поэта и обществен ного деятеля Грузии. Вместе с женой драматург отпра вился в Тавриз, где находились иностранные миссии.

Дипломатическая служба Грибоедова состояла в на блюдении за исполнением Туркманчайского договора, по которому Персии полагалось выплатить России кон трибуцию и освободить русских пленных д л я отправки домой. Деятельность его осложнялась крайней бедностью разоренной войной страны, ростом антирусских и анти православных настроений, фанатизмом суеверной толпы и интригами англичан, препятствовавших установлению дружеских отношений между Россией и Персией.

В начале декабря 1828 года Грибоедов выехал в Те геран д л я встречи с шахом. Он у ж е собирался в обрат ный путь, когда к нему за помощью обратились две ар мянки и евнух, вывезенные из А р м е н и и. Их просьба за ключалась в том, чтобы Грибоедов предоставил им убе жище и затем переправил на родину. Как русский посол и православный христианин, Грибоедов не мог отказать в этой просьбе. Но фанатичное духовенство сочло посту пок русского министра осквернением мусульманских за конов и оскорблением шаха (армянки были из его гаре ма). Оно сумело воспламенить т о л п у, которая ворвалась в русскую миссию и устроила погром. Все, кроме секре таря миссии, б ы л и перебиты. Грибоедов мужественно защищался, но пал под напором превосходящей силы.

Л и ц о и тело дипломата были обезображены до неузна ваемости. Труп Грибоедова опознали только по простре ленной на дуэли в молодости руке. Так погиб выдаю щийся русский дипломат, автор знаменитой комедии «Горе от у м а », человек разнообразных дарований, один из самых блестящих умов, когда-либо рожденных рус ской землей. П у ш к и н в « П у т е ш е с т в и и в А р з р у м во время похода 1829 года» описал свою прощальную встречу не с живым Грибоедовым, а с его возвращав шимся в Россию мертвым телом.

О комедии «Горе от ума» (1824) Комедия «Горе от у м а » была задумана Грибоедовым в 1818 или в 1820 году и закончена в 1824 году. П о л ностью при жизни автора она не была напечатана.

Замысел комедии. С самого начала замысел комедии включал сочетание легкой светской комедии с комедией нравов и с водевилем. В некоторых списках тексту ко медии «Горе от у м а » был предпослан эпиграф чисто во девильного свойства:

Судьба, проказница-шалунья, Определила так сама:

Всем г л у п ы м — счастье от безумья, Всем умным — горе от ума.

Выражение «горе от у м а » пришло из водевиля, но ли шилось того шаловливого оттенка, который оно несло там, и его смысл стал более серьезным, более драматич ным, не утратив афористической остроты и парадоксаль ности, особенно очевидной, если иметь в виду просве тительский фон комедии (просветители обожествляли разум, а в комедии Грибоедова как раз ум становился причиной несчастий). Раннее название «Горе у м у » под черкивало, что основным «героем» комедии выступает просветительский разум, отвлеченный ум, его носите лем, сценическим инструментом является Чацкий. В но вом названии Грибоедов сменил акценты: теперь Ч а ц к и й выдвинулся главным героем, ум стал одним из его свойств, качеств, определивших содержание характера и личности. В окончательном названии не сохранилось нравоучительного оттенка, свойственного содержанию комедии нравов и просветительской драматургии. В чи стом виде ни одна из бытовавших на русской сцене жан ровых разновидностей комедии (ни л е г к а я светская ко медия, ни комедия нравов) не могла помочь драматургу.

Д л я воссоздания общественного конфликта Грибоедову понадобилась традиция « в ы с о к о й » комедии. Она была широко представлена во Франции комедиями классициз ма, в частности Мольера. К его драматургии и обратил ся автор комедии «Горе от у м а ».

Сюжет и жанр. Грибоедовская комедия сразу напом нила читателям сюжет комедии Мольера « М и з а н т р о п ».

В этом произведении герой — А л ь ц е с т — был противо поставлен всему обществу, пороки которого вызывали у него презрение и негодование, и он обрушивал на них град насмешек и колкостей.

Сюжетную схему «Мизантропа» Грибоедов не повто р я л, но учитывал. Оба — и А л ь ц е с т, и Чацкий — носят в душах идеал человека и человечества. Они любят лю дей и хотят, чтобы в мире царили свобода, ум, любовь, чтобы не было л ж и и пошлости, лицемерия и угодниче ства, чтобы в л ю д я х укрепились понятия чести и лично го достоинства. Различие между образом Альцеста и об разом Чацкого проявилось в том, что Альцест видит иде альное общество в прошлом, Чацкий — в будущем.

Поэтому если А л ь ц е с т постоянно мрачен, сердит, раз дражен и желчен, не способен к шуткам, то Чацкий на протяжении почти всей комедии, за исключением по следнего действия, демонстрирует душевное здоровье, бодрость, жизнелюбие. Он весел, насмешлив, остроумен.

Альцест принимает современное ему общество за весь род людской, и его скептицизм адресован всему человече ству. Чацкий негодует против конкретного общественно социального уклада и вовсе не мыслит себя врагом всего человечества.

Кроме комедийных жанров, в «Горе от у м а » легко найти и другие. На комедию оказала влияние ода, вы сокий, торжественный или обличительный жанр лириче ской поэзии (монологи Чацкого и отчасти Фамусова — это своего рода оды, либо похвальные, либо сатиричес кие;

по своей обширности они близки монологам траге дий). Из « н и з к и х » жанров л е г к о найти следы эпиграм мы на явление и л и на лицо, пародии на балладу Жуков ского (вымышленный сон, который Софья рассказывает Фамусову). Кроме того, в наброске о «Горе от у м а » Гри боедов назвал свое сочинение «сценической поэмой»

в духе романтических драм и драматических поэм кон ца X V I I I — начала X I X века.

Еще одна особенность « Г о р я от у м а », присущая вооб ще русской комедии и европейской драматургии,— ори ентация не только на сцену, но и на устное произнесе ние, на чтение.

П р о д о л ж а я традиции « в ы с о к о й » комедии, которая, по словам Пушкина, «нередко близко подходит к траге д и и », наполняя ее новым жизненным содержанием, Гри боедов удерживал связь с устойчивыми комедийными конфликтами, образами-масками, комедийными ситуа циями. Среди таких постоянных сценических масок (амплуа) — служанка (субретка), первый любовник, л о ж н ы й жених, легковерный отец и др. Их роли отданы Л и з е, М о л ч а л и н у, Скалозубу, Фамусову. Однако драма тург резко осложняет театральные амплуа. Например, типичная маска пустомели отдана Репетилову, но его пу стословие « и д е й н о » : в словах этого персонажа торже ствует выхолощенная оппозиционность. На роль ложного жениха претендуют сразу три персонажа: Чацкий, М о л чалин, Скалозуб. Р о л ь Молчалина совмещена с ролью г л у п о г о любовника. А в Чацком можно увидеть сразу че тыре амплуа — злого умника, говоруна, ложного жени ха и героя-резонера. Грибоедов блестяще соединил тра диционные театральные маски с живыми типами, с жи выми чертами действующих лиц, чтобы не только со здать новые комбинации амплуа, но и обосновать коме дийные маски жизненным материалом. Житейское правдоподобие не должно было противоречить критери ям художественной правды.

Целостное восприятие сюжета требовало соблюдения драматургических правил, дисциплины мысли, законов композиции, организации комедийного материала. Та кие правила выработало искусство классицизма (един ство места, времени и действия). Однако Грибоедов при давал им не формальный, а содержательный смысл. Так, единство действия, хотя и ослабленное, обусловлено не примиримым столкновением Чацкого с обществом и с его главными лицами (Фамусовым, Софьей, Молча л и н ы м ). Единство места нужно драматургу потому, что конфликт происходит в доме Фамусова, символизирую щем всю аристократически-патриархальную Москву.

Единство времени также получает свое оправдание: три года странствовал Чацкий, но мало изменился, остав шись прежним, благородным, увлеченным, задорным, несколько восторженным молодым человеком, нисколь ко не повзрослевшим, волнуемым теми же надеждами и и л л ю з и я м и. Один день в доме Фамусова открыл ему такое знание о мире, о л ю д я х, которое до этого дня бы ло ему недоступно. Он сразу повзрослел, возмужал, стал более трезвым и менее восторженным.

Традиция « в ы с о к о й » комедии в «Горе от у м а » пона добилась Грибоедову д л я построения интриги. Ч а ц к и й находится в резком противоречии с обществом. Напри мер, если Фамусов и М о л ч а л и н понимают « у м » как практическую хитрость, как умение приспособиться, подольститься к власть имущим и добиться личного бла г о п о л у ч и я, то в представлении Ч а ц к о г о « у м » связан с л и ч н о й независимостью, свободой духа и чувства, с гражданским служением на пользу общества. Все это свидетельствует о том, что автор стремился создать и со здавал общественную комедию.

Однако общественная л и н и я, составляющая сюжет, не сразу выступает наружу. Интрига завязывается лю бовью. Действие начинает развертываться благодаря ин тимным отношениям героев. Постепенно обе л и н и и — любовная и общественная — сливаются (в любви Софьи к М о л ч а л и н у проступает не только личное предпочтение и л и каприз, но и обусловленность общественными при чинами) и достигают кульминации. Кульминационный момент в «Горе от у м а » — третье действие, сцена вече ра у Фамусовых, где Софья пускает с л у х, будто Ч а ц к и й сошел с ума. Отсюда обе л и н и и идут вместе. В конце четвертого действия интрига развязывается, обе л и н и и разрешаются: Ч а ц к и й узнает правду о любви Софьи и о том, что он чужд обществу, которое не только не бо ится его критики, обличений и насмешек, но и само пе решло в атаку, в ы т о л к н у л о героя из привычной ему по рождению и воспитанию среды и вынудило его бежать неведомо куда. Тем самым Грибоедов намеренно ослабил единство действия, под которым понимается «строгая причинно-следственная связность событий и эпизодов».

«Две комедии,— писал И. А. Гончаров в статье « М и л ь о н т е р з а н и й », — как будто вложены одна в другую;

одна, так сказать, частная, мелкая, домашняя... это интрига любви... Когда первая прерывается, в промежутке явля ется неожиданно другая, и действие завязывается сно ва...»

Наряду с содержательным переосмыслением класси цистической драматургии Грибоедов смело и решитель но нарушил одно из условий комедии классицизма. Он написал пьесу вольными ямбами, разностопными стиха ми (ямб у него то трехстопный, то четырехстопный, а то и пяти-шестистопный), какими обычно писались басни.

Конфликт и система персонажей комедии. Конфликт комедии состоит в том, что Чацкий, благородный моло дой человек, ведущий свободную жизнь (он нигде не с л у ж и т, хотя был офицером и состоял при неких мини страх), независимый от старых нравственных догм, пат риотически настроенный, неожиданно возвращается в Москву. Как и раньше, он влюблен в Софью, с кото рой вместе воспитывался в доме Фамусова и к которой сейчас, по возвращении, испытывает большое чувство, усиленное разлукой. По мере развития действия в Чац ком растет предчувствие « и з м е н ы » Софьи и решимость узнать, кто же стал избранником барышни ( « Д о ж д у с ь ее/и вынужу признанье:/Кто наконец ей мил? М о л ч а лин! С к а л о з у б ! » ). « У м » внушает Чацкому, что Софья не может любить человека с такой низкой душой, как М о л чалин, а сердце сигнализирует герою, что у него есть со перники. Этот разлад ума и сердца ведет к теме любов ного помешательства, безумия от любви, теме, издавна бывшей пружиной комедии. Постепенно, однако, мета фора «развеществляется», т. е. словам возвращается их первичный смысл. Начиная с третьего действия любов ное сумасшествие превращается в настоящее: Софья пу скает с л у х, будто Ч а ц к и й и в самом деле сошел с ума, повредился рассудком. А потом речь снова заходит о возможном умопомрачении, только не от любви, а от московского воздуха, которым дышат персонажи и кото рым вынужден дышать герой:

Вы правы: из огня тот выйдет невредим, Кто с вами день пробыть успеет, Подышит воздухом одним И в нем рассудок уцелеет.

Тема безумия от любви, сначала игривая, л е г к а я в словах Л и з ы, постепенно наполняется широким и г л у боким содержанием и получает даже зловещий оттенок.

В соответствии с конфликтом строится и система пер сонажей. На одном полюсе — Чацкий, его незримые, но упоминаемые в комедии малочисленные единомыш ленники, на другом — фамусовская Москва. Сила Чац кого — в пылкости и свежести впечатлений, в независи мости м ы с л и, в нетерпимости, с какой он отстаивает свои убеждения, невзирая на лица и обстоятельства, ко торые могут ему повредить. Слабость — в той же нетер пимости, в той же пылкости, которые мешают ему обду мать поступки, трезво взглянуть и на себя, и на барскую Москву. Могущество Москвы — в сплоченности (несмот ря на мелкие стычки и споры, несмотря на зависть и су ету), в единообразии уклада и в единомыслии. Личность признается личностью постольку, поскольку она соглас на со всеми. Московское общество приводит все мнения к одному, общему, допуская разногласия по мелочам.

Москва, наконец, живет родственными и дружескими связями. В старой столице торжествует круговая род ственно-дружественная порука, а не дело. Фамусов и мос ковское общество хотят законсервировать, заморозить старый у к л а д. Понятно, что такое желание утопично.

Но его нельзя недооценивать. Неподвижность и косность могут быть удержаны только невежеством. Отсюда ясно, что главным врагом Фамусова и его гостей становится учение, просвещение ( « У ч е н ь е — вот чума, ученость — вот п р и ч и н а » ). Ч а ц к и й недооценивает приспособляе мость Москвы к изменяющимся условиям. Он уверен, что нынешних успехов разума и просвещения достаточ но д л я полного обновления общества, которое, думает Чацкий, обречено безвозвратно исчезнуть. Послушав Фа мусова и Молчалина, Чацкий решает, что «век нынеш н и й » у ж е пересилил «век м и н у в ш и й » ( « Н е т, нынче свет уж не таков...», «...нынче смех страшит и держит стыд в у з д е » ). Однако Чацкий жестоко ошибается. Если в на чале комедии он высоко возвышается над обществом, то по мере развития действия его энтузиазм постепенно тает, и он все больше чувствует зависимость от фамусов ской Москвы, которая оплетает его вздорными слухами, непонятными отношениями, пустыми разговорами, вздорными советами, сплетнями и всяческой суетой.

Становится очевидно, что Ч а ц к и й — одиночка, бросаю щий вызов фамусовскому миру.

Ч е м возвышеннее и трагичнее обрисовывается Чац кий, тем более г л у п ы м и, нелепыми и пошлыми изобра жаются обстоятельства, в которые он попадает.

Грибоедов очень тонко и точно подметил, откуда фа мусовское общество черпает пополнение. Кроме главно го антагониста Фамусова, пародийного антагониста Ре петилова, у Чацкого есть еще один — Молчалин.

Человеческие качества М о л ч а л и н а прямо согласуют ся с его жизненными правилами, которые он четко фор мулирует: умеренность и аккуратность, зависимость от других, бессловесность и отказ от собственных мнений.

В общении М о л ч а л и н а с фамусовским кругом его речь становится вкрадчивой, сдержанной. М о л ч а л и н знает дистанцию и соблюдает предписанный слуге и служаще му этикет. Однако его молчаливость пропадает, когда он оказывается наедине с Л и з о й. Т у т он красноречив, мно г о с л о в е н, развязен, груб, ф а м и л ь я р е н и беззастенчиво циничен.

В языке М о л ч а л и н а угадываются два речевых потока:

один — мещанско-чиновничий, свидетельствующий о низ ком происхождении и связанный с грубостью чувств, не развитостью, примитивностью д у ш е в н ы х свойств ( « Я в Софье П а в л о в н е не в и ж у ничего з а в и д н о г о », « П о й д е м л ю б о в ь д е л и т ь / П л а ч е в н о й нашей к р а л и » и т. п.);

дру гой — к н и ж н о - с е н т и м е н т а л ь н ы й. Молчалин недаром усердно посещал Софью. Он у с в о и л от о б щ е н и я с ней с е н т и м е н т а л ь н о - к н и ж н ы й я з ы к жестов и в л ю б л е н н ы х поз, б е з м о л в н ы х вздохов, робких и д о л г и х в з г л я д о в, вза и м н ы х н е ж н ы х п о ж а т и й рук и т а к у ю же сентименталь н о - к н и ж н у ю, у т о н ч е н н у ю, чувственную речь, к о т о р а я сращивается у М о л ч а л и н а с м е щ а н с к о - с у с а л ь н ы м, при торно-сладким языком, изобилующим уменьшительно л а с к а т е л ь н ы м и словами ( « В е с е л о е созданье ты! Ж и в о е ! », « К а к о е л и ч и к о т в о е ! », « П о д у ш е ч к а, и з бисера у з о р », « И г о л ь н и ч е к и н о ж н и ч к и, как м и л ы ! » и т. п.).

Н е к о т о р ы е п е р е к л и ч к и образов и мотивов в словах М о л ч а л и н а и Софьи намекают на то, что М о л ч а л и н л е г ко усваивает искусственную к н и ж н у ю к у л ь т у р у и что у р о к и Софьи не п р о п а л и даром. М о л ч а л и в ы й платониче ский в о з д ы х а т е л ь и в л ю б л е н н а я в него барышня стано вятся опасно нравственно б л и з к и ( М о л ч а л и н — Л и з е :

« С е г о д н я болен я, обвязки не с н и м у ;

/ П р и д и в обед, по будь со м н о ю ;

/ Я правду всю тебе о т к р о ю » ;

Софья — Л и зе: « Б ы л а у батюшки, там нету никого./Сегодня я боль на, и не пойду обедать,/Скажи М о л ч а л и н у, и позови его,/ Ч т о б он п р и ш е л меня п р о в е д а т ь » ). Это с б л и ж е н и е Софьи и М о л ч а л и н а знаменательно: в нем угадывается резко отрицательное отношение Грибоедова к сентиментализ м у, карамзинизму и новейшему романтизму. Особенно отчетливо осуждение сентиментализма проступает в об разе Софьи.

Софья (по-гречески — мудрость) вовсе не г л у п а, и ей совсем не ч у ж д а новизна. Но новизна новизне рознь.

Грибоедов, как и его герой Ч а ц к и й, — сторонник д а л е к о не всякой новизны, а т о л ь к о такой, которая облагоражи вает нравы и сулит п о л ь з у обществу. Драматурга зани мает вопрос, почему неглупая девушка, которая могла бы составить счастье Чацкому, став его настоящей подругой, изменяет своим ранним духовным и душевным потребно стям (когда-то она разделяла взгляды Чацкого) и по соб ственной воле попадает в г л у п о е, смешное положение.

Грибоедов словно иронизирует над именем Софьи: какая тут мудрость, если в конце комедии героиня узнает, что она жестоко обманута и обманулась? Более даже обману лась, чем была обманута, потому что не Молчалин игра ет активную роль в романе Софьи, а она сама.

Французское влияние — мода, лавки Кузнецкого моста, чтение французских книг — все это стало потреб ностью Софьи. Невиданная смелость — приглашение Молчалина к себе в спальню ночью — навеяна именно романами, большей частью сентиментальными, романти ческими балладами, чувствительными историями. Каза лось бы, Софья не страшится чужого мнения. И в этом видна горячая, цельная натура, готовая отстаивать свое право на любовь. Однако д л я Грибоедова в непокорстве Софьи заключено чуждое русской девушке и женщине качество. Им более к л и ц у, согласно национальным нра вам, кротость, послушание, а не вызов воле родителей.

Ради ничтожного существа Софья отстаивает свое мне ние и рада пожертвовать собой. Н е г л у п а я девушка нео жиданно д л я себя оказывается в состоянии любовного « о с л е п л е н и я », любовного «помешательства».

Своеобразной пародией на любовь Софьи к М о л ч а л и ну и на сюжет, придуманный Софьей, оказывается рас сказанный ею « с о н », очень похожий на баллады Ж у к о в ского. Драматург даже повторяет, иронически переос мысливая, окончание баллады Жуковского «Светлана»

(ср.: «В ней большие чудеса,/Очень мало с к л а д у » — « Г д е чудеса, там мало с к л а д у » ). Смысл этого повтора ясен:

Софья придумала себя, придумала Молчалина, и все это вместе — результат любовного дурмана, причина которого — новомодные литературные поветрия и вея ния. В финале комедии туман рассеивается, и выдуман ный Софьей любовный сентиментальный роман терпит крах. Т у т, словно в насмешку над героиней, сбывается ее дурной балладный « с о н » : отец грозит р а з л у ч и т ь Софью с Молчалиным и удалить их в разные концы импе рии. Софье некого винить — она сама виновата в том, что впала в обман.

В лице Софьи Грибоедов раскритиковал сентимента лизм, в лице Чацкого — просветительские и романтиче ские мечтания, с л и ш к о м безмятежное приятие жизни.

Как писатель, он изначально не принял романтизма. Но само течение жизни заставило Грибоедова пересмотреть свои в з г л я д ы. Не жаловавший романтиков, драматург финалом своей комедии вынужден признать, что роман тический жест Чацкого, его бегство — следствие жиз ненных обстоятельств, которые, у г л у б л я я разочарование в обществе, перерастающее в непримиримый конфликт, выталкивают героя из среды. Стало быть, сама жизнь порождает романтизм и романтических скитальцев, по добных Чацкому. Герой становится романтическим из гнанником вследствие того, что его убеждения, чувства, весь образ существования не могут быть примирены со светским кругом, где его ожидает духовная гибель и где он не сможет сохранить свое лицо. Ж и з н ь делает Чац кого вынужденным романтиком, превращая его в изгоя.

Не случайно, что некоторые последующие произведения намечены Грибоедовым в духе романтизма.

Критика о комедии. А. С. Пушкин о « Г о р е от у м а ».

После публикации в « Р у с с к о й Т а л и и » критика, у ж е зна комая по спискам с «Горем от у м а », п о л у ч и л а возмож ность широко обсудить комедию на страницах печати.

Среди многочисленных откликов следует выделить от зыв А. С. Пушкина. П у ш к и н, по его собственному при знанию, при чтении комедии « н а с л а ж д а л с я » и особенно отметил меткость языка. В то же время он сделал ряд принципиальных замечаний, касавшихся нарушения правдоподобия характеров и немотивированности коме дийной интриги. В письме к П. А. Вяземскому он пи сал: «... В о всей комедии ни плана, ни мысли главной, ни истины. Чацкий совсем не умный человек — но Гри боедов очень у м е н ». В письме к А. А. Бестужеву Пуш кин несколько смягчил свою оценку, но в отношении Чацкого остался тверд: «В комедии «Горе от у м а » кто умное действующее лицо? ответ: Грибоедов». П у ш к и н воспринимал «Горе от у м а » в русле европейской коме дии об « у м н и к е ». Он у с м о т р е л непоследовательном Грибоедова в том, что Ч а ц к и й замечает г л у п о с т ь Реше тилова, а сам оказывается в таком же странном и сомни т е л ь н о м п о л о ж е н и и : проповедует среди тех, кто понт его не может, и говорит тогда, когда его никто не слу шает. Ч е м в таком случае он умнее Фамусова и л и Реше тилова? Ч а ц к и й высказывает у м н ы е м ы с л и. Откуда он их в з я л, если он не умен? Их с о о б щ и л ему Грибоедов.

Следовательно, Ч а ц к и й — передатчик идей Грибоедова, герой-резонер, доносящий до зрителей авторскую т ч у ок зрения 1. Как герой-резонер, Ч а ц к и й получает возмож ность непосредственно обращаться к з р и т е л я м. Но тогда существенно ослабевает его связь с действующими лица ми, которых он не замечает и не с л ы ш и т. Получается, что, л и ш и в ш и с ь такого взаимодействия, герой и по эо тй причине попадает в комические, смешные положения.

Конечно, П у ш к и н хорошо п о н и м а л, что дискредита ция Ч а ц к о г о не входила в намерение Грибоедова, но не вольно произошла потому, что Грибоедов не преодолел до конца правил драматургии классицизма. Так называ емый реализм « Г о р я от у м а » еще очень условен, xoтя в комедии сделан р е ш и т е л ь н ы й шаг в реалистическом н- а правлении, особенно в передаче нравов и характеров о- б щества, в языке и стихе. Слабость в о п л о щ е н и я замысла з а к л ю ч а л а с ь в том, что автор присутствовал в комедии, тогда как в подлинно реалистической драматургии он не д о л ж е н обнаруживать себя. А в т о р с к а я м ы с л ь обязана вытекать из взаимодействия персонажей.

Чацкого связывают с Грибоедовым некоторые общие ощущения: ав тор « Г о р я от у м а », так же как его герой, переживал драматический разлад между мечтательностью и скептицизмом;

он говорил о себе, что чувствует себя гонимым человеком, которого не понимают oкру жающие, что мечтает о том, «где бы найти уголок д л я уединения.

Вместе с тем Грибоедов сделал ощутимые попытки представить Чац кого самостоятельным лицом, а не рупором автора, наделив героя чертами, свойственными его знакомым. Однако в целом дистанция, разделяющая Грибоедова и Чацкого, невелика. Так, избавлением от мечтательства и преодоление его — это душевный путь не только Чацкого, но и создателя его образа.

И. А. Гончаров Мильон терзаний (Критический этюд) Комедия «Горе от у м а » держится каким-то особняком в литературе.... Она, как столетний старик, около которого все, отжив по очереди свою пору, умирают и валятся, а он ходит, бодрый и свежий, между могилами старых и к о л ы б е л я м и новых людей. И никому в голову не приходит, что настанет когда-нибудь и его черед.

...

Главная роль, конечно,— роль Чацкого, без которого не было бы комедии, а была бы, п о ж а л у й, картина нра вов....

Можно было бы подумать, что Грибоедов, из отече ской любви к своему герою, польстил ему в заглавии, как будто предупредив читателя, что герой его умен, а все прочие около него не умны.

Но Чацкий не только умнее всех прочих л и ц, но и по л о ж и т е л ь н о умен. Речь его кипит умом, остроумием.

У него есть и сердце, и притом он безукоризненно чес тен. Словом,— это человек не только умный, но и раз витой, с чувством, и л и, как рекомендует его горничная Л и з а, он «чувствителен, и весел, и остер!». Т о л ь к о лич ное его горе произошло не от одного ума, а более от дру гих причин, где ум его играл страдательную роль....

Ч а ц к и й, как видно,... готовился серьезно к дея тельности. «Он славно пишет, переводит», говорит о нем Фамусов, и все твердят о его высоком уме. Он, конечно, путешествовал... учился, читал, принимался, как видно, за труд, был в сношениях с министрами и разошелся — не трудно догадаться почему:

С л у ж и т ь бы рад, прислуживаться тошно,— намекает он сам....

Всякий шаг, почти всякое слово в пьесе тесно связа ны с игрой чувства его к Софье, раздраженного какою то л о ж ь ю в ее поступках, которую он и бьется разгадать до самого конца. Весь ум его и все силы уходят в эту борьбу: она и п о с л у ж и л а мотивом, поводом к раздраже ниям, к тому « м и л ь о н у терзаний», под влиянием кото рых он только и мог сыграть указанную ему Грибоедо вым роль, роль гораздо большего, высшего значения, не ж е л и неудачная любовь, словом, роль, д л я которой и родилась вся комедия....

Он и в Москву, и к Фамусову приехал, очевидно, д л я Софьи и к одной Софье. До других ему дела нет: ему и теперь досадно, что он вместо нее нашел одного Фаму сова. « К а к здесь бы ей не б ы т ь ? » — задается он вопро сом, припоминая прежнюю юношескую свою любовь, ко торую в нем « н и даль не о х л а д и л а, ни развлечение, ни перемена м е с т », — и мучается ее холодностью....

М о л ч а л и н после сцены в сенях не может оставаться прежним М о л ч а л и н ы м. Маска сдернута, его узнали, и ему, как пойманному вору, надо прятаться в у г о л. Го ричи, Загорецкий, княжны — все попали под град его выстрелов, и эти выстрелы не останутся бесследны.

В этом, до сих пор согласном, хоре иные голоса, еще смелые вчера, смолкнут и л и раздадутся другие и « з а »

и « п р о т и в ». Битва только разгорелась.... Н у ж е н был только взрыв, бой, и он завязался, упорный и горя чий — в один день в одном доме, но последствия его, как мы выше сказали, отразились на всей Москве и Рос сии. Чацкий породил раскол, и если обманулся в своих л и ч н ы х ц е л я х, не нашел «прелести встреч, живого уча с т и я », то брызнул сам на з а г л о х ш у ю почву живой во дой — увезя с собой « м и л ь о н терзаний», этот терновый венец Ч а ц к и х — терзаний от всего: от « у м а », а еще бо лее от «оскорбленного чувства»....

Р о л ь и физиономия Ч а ц к и х неизменна. Чацкий боль ше всего обличитель л ж и и всего, что отжило, что за глушает новую жизнь, « ж и з н ь свободную»....

Он очень положителен в своих требованиях и заявля ет их в готовой форме, выработанной не им, а у ж е нача тым веком. Он не гонит с юношеской запальчивостью со сцены всего, что у ц е л е л о, что, по законам разума и спра ведливости, как по естественным законам в природе фи зической, осталось доживать свой срок, что может и должно быть терпимо. Он требует места и свободы сво ему веку: просит дела, но не хочет прислуживаться и клеймит позором низкопоклонство и шутовство. Он требует « с л у ж б ы д е л у, а не л и ц а м », не смешивает «ве селья и л и дурачества с д е л о м », как М о л ч а л и н, — он тя готится среди пустой, праздной толпы « м у ч и т е л е й, зло вещих старух, вздорных стариков», отказываясь прекло няться перед их авторитетом дряхлости, чинолюбия и проч. Его возмущают безобразные проявления крепост ного права, безумная роскошь и отвратительные нравы «разливанья в пирах и мотовстве» — явления умствен ной и нравственной слепоты и растления.

Его идеал «свободной ж и з н и » определен: это — сво бода от всех этих исчисленных цепей рабства, которыми оковано общество, а потом свобода — «вперить в науки ум, а л ч у щ и й п о з н а н и й », и л и беспрепятственно преда ваться «искусствам творческим, высоким и прекрас н ы м », — свобода « с л у ж и т ь или не с л у ж и т ь », « ж и т ь в де ревне и л и путешествовать», не слывя за то ни разбойни ком, ни з а ж и г а т е л е м, — и ряд дальнейших очередных подобных шагов к свободе — от несвободы....

Чацкий сломлен количеством старой силы, нанеся ей в свою очередь смертельный удар качеством с и л ы свежей.

Он вечный обличитель л ж и, запрятавшейся в посло вицу: «Один в поле не в о и н ». Нет, воин, если он Чац кий, и притом победитель, но передовой воин, застрель щик и — всегда жертва.

Ему оставалось уехать;

но на сцену вторгается дру гая, живая, бойкая комедия, открывается разом не сколько новых перспектив московской жизни, которые не только вытесняют из памяти зрителя интригу Чацко го, но и сам Чацкий как будто забывает о ней и меша ется в толпу. Около него группируются и играют, каж дый свою роль, новые лица. Это бал со всей московской обстановкой, с рядом живых сценических очерков, в ко торых каждая группа образует свою отдельную комедию, с полной обрисовкой характеров, успевших в несколь ких словах разыграться в законченное действие....

Но чаша переполнилась. Он выходит из задних ком нат уже окончательно расстроенный и по старой дружбе в толпе опять идет к Софье, надеясь хоть на простое со чувствие. Он поверяет ей свое душевное состояние:

Мильон терзаний! — говорит он.

Груди от дружеских тисков, Ногам от шарканья, ушам от восклицаний, А пуще голове от всяких пустяков!

Душа здесь у меня каким-то горем сжата! — ж а л у е т с я он ей, не подозревая, какой заговор созрел против него в неприятельском лагере.

« М и л ь о н терзаний» и « г о р е » ! — вот что он пожал за все, что успел посеять. До сих пор он был непобедим: ум его беспощадно поражал больные места врагов. Фамусов ничего не находит, как только зажать уши против его л о г и к и, и отстреливается общими местами старой мора л и. М о л ч а л и н смолкает, к н я ж н ы, графини — пятятся прочь от него, обожженные крапивой его смеха, и преж ний друг его, Софья, которую одну он щадит, лукавит, скользит и наносит ему главный удар втихомолку, объ явив его под рукой, вскользь, сумасшедшим.

Он чувствовал свою с и л у и говорил уверенно. Но борьба его истомила. Он очевидно ослабел от этого « м и л ь она терзаний», и расстройство обнаружилось в нем так заметно, что около него группируются все гости, как со бирается толпа около всякого явления, выходящего из обыкновенного порядка вещей.

Он не только грустен, но и желчен, придирчив. Он, как раненый, собирает все с и л ы, делает вызов толпе — и наносит удар всем,— но не хватило у него мощи про тив соединенного врага.

Он впадает в преувеличения, почти в нетрезвость ре чи, и подтверждает во мнении гостей распущенный Софьей с л у х о его сумасшествии. Слышится у ж е не ос трый, ядовитый сарказм,— в который вставлена верная, определенная идея, правда,— а какая-то горькая жало ба, как будто на л и ч н у ю обиду, на пустую или, по его же словам, «незначащую встречу с французиком из Бор д о », которую он, в нормальном состоянии духа, едва ли бы заметил....

Отделавшись от болтовни Репетилова и спрятавшись в швейцарскую в ожидании кареты, он подглядел сви дание Софьи с М о л ч а л и н ы м и разыграл роль Отелло, не имея на то никаких прав. Он упрекает ее, зачем она его «надеждой з а в л е к л а », зачем прямо не сказала, что про шлое забыто. Т у т что ни слово — то неправда. Никакой надеждой она его не завлекала. Она только и делала, что уходила от него, едва говорила с ним, призналась в рав нодушии, назвала какой-то старый детский роман и пря танье по у г л а м ребячеством и даже намекнула, что «Бог ее свел с М о л ч а л и н ы м ».

А он потому только, что...так страстно и так низко Был расточитель нежных слов, в ярости, за собственное свое бесполезное унижение, за напущенный на себя добровольно самим собою обман,— казнит всех, а ей бросает жестокое и несправедливое слово:

С вами я горжусь моим разрывом,— когда нечего было и разрывать! Наконец, просто дохо дит до брани, изливая ж е л ч ь :

На дочь, и на отца, И на любовника-глупца, и кипит бешенством на всех, «на мучителей, толпу пре дателей, нескладных умников, л у к а в ы х простаков, ста рух з л о в е щ и х » и т. д. И уезжает из Москвы искать «уго лок оскорбленному чувству», произнося всему беспощад ный суд и приговор!


Если бы у него явилась одна здоровая минута, если бы не жег его « м и л ь о н терзаний», он бы, конечно, сам сделал себе вопрос: «зачем и за что наделал я всю эту к у т е р ь м у ? » И, конечно, не нашел бы ответа.

За него отвечает Грибоедов, который неспроста кон ч и л пьесу этой катастрофой. В ней, не т о л ь к о д л я Софьи, но и д л я Фамусова и всех его гостей, « у м » Чац кого, сверкавший, как л у ч света в целой пьесе, разра зился в конце в тот гром, при котором крестятся, по по словице, мужики.

От грома первая перекрестилась Софья, остававшая ся до самого появления Чацкого, когда М о л ч а л и н у ж е ползал у ног ее, все тою же бессознательною Софьей Павловною, с тою же л о ж ь ю, в какой ее воспитал отец, в какой он прожил сам, весь его дом и весь круг. Еще не опомнившись от стыда и ужаса, когда маска упала с Молчалина, она прежде всего радуется, что «ночью все узнала, что нет укоряющих свидетелей в г л а з а х ! ».

А нет свидетелей, следовательно, все шито да крыто, можно забыть, выйти замуж, п о ж а л у й, за Скалозуба.

...

Это смесь хороших инстинктов с л о ж ь ю, живого ума с отсутствием всякого намека на идеи и убеждения,— путаница понятий, умственная и нравственная слепота — все это не имеет в ней характера л и ч н ы х пороков, а яв ляется как общие черты ее круга. В собственной, лич ной ее физиономии прячется в тени что-то свое, горячее, нежное, даже мечтательное. Остальное принадлежит вос питанию....

Но в Софье Павловне, спешим оговориться, т. е. в чувстве ее к М о л ч а л и н у, есть много искренности....

Софья удивляется хохоту горничной при рассказе, как она с М о л ч а л и н ы м проводит всю ночь: « Н и слова воль ного! — и так вся ночь проходит!», «Враг дерзости, все гда застенчивый, стыдливый!» Вот чем она восхищается в нем! Это смешно, но тут есть какая-то почти грация — и куда далеко до безнравственности....

Вглядываясь г л у б ж е в характер и обстановку Софьи, видишь, что не безнравственность (но и не Бог, конеч но) «свели ее» с М о л ч а л и н ы м. Прежде всего, влечение покровительствовать любимому человеку, бедному, скромному, не смеющему поднять на нее г л а з, — возвы сить его до себя, до своего круга, дать ему семейные пра ва. Без сомнения, ей в этом улыбалась роль властвовать над покорным созданием, сделать его счастье и иметь в нем вечного раба. Не вина, что из этого выходил буду щий « м у ж - м а л ь ч и к, муж-слуга — идеал московских му ж е й ! ». На другие идеалы негде было наткнуться в доме Фамусова.

Вообще к Софье Павловне трудно отнестись не сим патично: в ней есть сильные задатки недюжинной нату ры, живого ума, страстности и женской мягкости. Она загублена в духоте, куда не проникал ни один л у ч све та, ни одна струя свежего воздуха. Недаром л ю б и л ее и Чацкий. П о с л е него она одна из всей этой толпы напра шивается на какое-то грустное чувство, и в душе чита т е л я против нее нет того безучастного смеха, с к а к и м он расстается с прочими л и ц а м и.

Ей, конечно, т я ж е л е е всех, т я ж е л е е даже Ч а ц к о г о, и ей достается свой « м и л ь о н т е р з а н и й ».

Ч а ц к о г о р о л ь — р о л ь страдательная: она иначе и быть не может. Такова р о л ь всех Ч а ц к и х, х о т я она в то же время и всегда победительная. Но они не знают о своей победе, они сеют т о л ь к о, а пожинают другие — и в этом их главное страдание, т. е. в безнадежности успеха....

1. Расскажите о жизни Грибоедова и о его работе над комедией «Горе от ума». Какие источники текста комедии дошли до нас?

2. Ваше общее впечатление после чтения комедии «Горе от ума». Печальны или смешны для Вас события пьесы? По чему комедия называется «Горе от ума»?

3. Опишите гостей Фамусова. В чем своеобразие каждого из них, что их сближает?

4. Как Чацкий в своих монологах обличает невежество, угод ничество, низкопоклонство? Почему Софья решила ото мстить Чацкому? Почему ей это удалось? Какова развязка комедии «Горе от ума»?

5. Какой конфликт определяет столкновение Чацкого с обще ством? Как отразился в комедии исторический конфликт эпохи? Кто из героев принадлежит к «веку минувшему», а кто — к «веку нынешнему»?

6. Подготовьте устную характеристику Чацкого, воссоздайте его биографию. В чем состоит «мильон терзаний» Чацко го? Кто же Чацкий — победитель или побежденный?

7. Прочитайте статью И. А. Гончарова «Мильон терзаний» (в сокращении) и составьте простой план начала статьи (до слов «...и родилась вся комедия»), определите главную мысль этого отрывка.

8. Какие две линии составляют сюжет комедии «Горе от ума» ?

9. Какой конфликт — личный или общественный — выступа ет основным и где они пересекаются?

10. Как Вы думаете, почему «общественная комедия» начина ется с любовной интриги?

11. Прочитайте наизусть выбранный Вами монолог и сделайте его краткий анализ.

12. Какую роль играет тема «ума» в комедии?

13. Почему Пушкин считал, что Чацкий не умный человек?

Каково Ваше мнение? Попробуйте ответить на этот вопрос, « Г о р е от у м а ».

« Г о р е от у м а ». Софья. Художник К. С. Станиславский в роли Н. Кузьмин Фамусова. Фотография рассматривая Чацкого как живое человеческое лицо и как героя комедии, в качестве художественного образа.

14. Какие постановки «Горя от ума» и в каких театрах Вы ви дели? Оцените их с точки зрения понимания авторского за мысла. Чем интересны иллюстрации к комедии? Какие из них кажутся Вам наиболее близкими к характерам героев?

Известно, как много новых поговорок и пословиц рождено с появлением комедии «Горе от ума». Найдите их, подумайте, когда можно использовать их в обычной разговорной речи, когда и в связи с чем использовали их герои комедии А. С. Грибоедова, например:

Ей сна нет от французских книг, А мне от русских больно спится...

У девушек сон утренний так тонок...

Минуй нас пуще всех печалей И барский гнев, и барская любовь...

Нельзя ли для прогулок Подальше выбрать закоулок?..

Обычай мой такой:

Подписано, так с плеч долой.

А х ! Если любит кто кого, Зачем ума искать и ездить так далеко?..

Чуть свет — уж на ногах! И я у ваших ног.

Блажен, кто верует, тепло ему на свете!..

Объясните крылатые выражения в комедии. Введите их в предложения собственной конструкции. Продолжите список крылатых выражений из текста комедии.

Александр Сергеевич ПУШКИН (1799—1837) Приступая к обозрению русской литературы, осиро тевшей после гибели Пушкина, замечательный русский критик А п о л л о н Григорьев в 1859 году писал: «... П у ш кин — наше всё: П у ш к и н — представитель всего нашего душевного, особенного, такого, что остается нашим ду шевным, особенным после всех столкновений с чужим, с другими м и р а м и ». «Вообще ж е, — подводил итог сво им размышлениям критик,— не только в мире художе ственных, но и в мире всех общественных и нравствен ных наших сочувствий — П у ш к и н есть первый и пол ный представитель нашей физиономии».

Поэзия, драматургия, проза, критические статьи, за метки и письма — все виды литературы, к которым при касался П у ш к и н, несут на себе печать его гения. На все жанры распространяются и общие « з а к о н ы » пушкинско го творчества. Но в каждом жанре цельная и многооб разная личность Пушкина отражена своими особенными сторонами.

Ж и з н ь и творческий путь Пушкина начались в эпоху национального и европейского общественного подъема:

Припомните, о други, с той поры, Когда наш круг судьбы соединили, Ч е м у, чему свидетели мы были!...

Игралища таинственной игры, Металися смущенные народы;

И высились и падали цари;

И кровь людей то славы, то свободы, То гордости багрила алтари.

П у ш к и н вступил на литературное поприще в ту ис торическую пору, когда живы б ы л и классицисты, до стиг расцвета сентиментализм, молодые романтики за воевывали поклонников и реализм приносил первые плоды. На глазах у П у ш к и н а у х о д и л а в прошлое рус ская к у л ь т у р а X V I I I века и рождалась новая, облик ко торой, как мы теперь знаем, с л о ж и л с я благодаря его гению. Юный П у ш к и н задорно посмеивался над класси цистами-староверами, участвуя в споре о языке литера туры на стороне своих друзей-карамзинистов, потешал ся над жеманностью и вычурностью слога сентимента листов. Но вместе с тем муза П у ш к и н а, по словам Белинского, « б ы л а вскормлена и воспитана творениями предшествующих поэтов». П у ш к и н отдал дань уваже ния старой к у л ь т у р е и признал за ней достоинство са мостоятельной ценности.

Мужание Пушкина как человека и поэта проходило под знаком «грозы двенадцатого г о д а », резко изменив шей течение истории. Испытав в Л и ц е е и после Л и ц е я влияние ранней декабристской идеологии, П у ш к и н в стихотворениях тех лет выразил настроения русского гражданского вольнолюбия. Он в о з л о ж и л надежду на « з а к о н », р е г у л и р у ю щ и й права монарха и народа ( « В о л ь н о с т ь » ), его увлекал манящий призрак свободы ( « К Ча адаеву»), он сочувствовал « п а д ш и м » ( « Д е р е в н я » ).

Предметом поэзии Пушкина, писал ли он об истори ческих и л и современных событиях, проникал ли в г л у бины национального духа или предавался раздумьям о бытии других стран и народов, всегда была действитель ная жизнь. При этом характеры и конфликты, навеян ные другой национальной к у л ь т у р о й, П у ш к и н воспроиз водил с той же достоверностью и свободой, как и обра зы, рожденные на родной почве. Проникаясь д у х о м изображаемой эпохи, поэт стремился к тому, чтобы история и герои полно и ясно высказывали себя. Он не навязывал персонажам своего взгляда, но наделял их способностью думать, чувствовать, поступать и говорить так, как это свойственно образу их мысли («Прозерпи н а », «Подражания К о р а н у », « П е с н и западных с л а в я н », « Н а п о л е о н » и др.).


Ж и з н ь в лирике Пушкина увидена «сквозь магичес кий к р и с т а л л » прекрасного и человечного. Это не зна чит, что автор всегда писал только о прекрасных ее сто ронах или стремился искусственно украсить ее. Мера прекрасного заключена д л я поэта в самой жизни как ее неотъемлемое свойство. Он уверен, что в основу бытия положен разумно организованный и прекрасный в своей живой мощи миропорядок:

Но не хочу, о други, умирать;

Я жить хочу, чтоб мыслить и страдать;

И ведаю, мне будут наслажденья Меж горестей, забот и треволненья:

Порой опять гармонией упьюсь, Над вымыслом слезами обольюсь, И может быть — на мой закат печальный Блеснет любовь у л ы б к о ю прощальной.

Содержание и слово п у ш к и н с к о й л и р и к и несут в се бе «чувства д о б р ы е », терпение, кроткую и ясную у л ы б к у, милосердие ( « м и л о с т ь » ), разумное и гармоническое сочетание общественных и частных устремлений. В ли рике 1830-х годов, когда творческие с и л ы поэта достиг ли высшего расцвета, круг переживаний П у ш к и н а особенно разнообразен: сердечная тоска и светлое про зрение, боль одиночества и м ы с л и о поэтическом при звании, наслаждение природой и нравственно-философ ские искания. Но в те же годы гениального х у д о ж н и ка и м ы с л и т е л я о п у т ы в а л и сетью м е л к и х интриг, мешавших свободно дышать и творить. Во многих сти хотворениях П у ш к и н а слышатся неутихающие скорбь и боль:

Снова тучи надо мною Собралися в тишине;

Рок завистливый бедою Угрожает снова мне.

Собственная участь рисуется поэту в широкой пано раме несправедливых общественных отношений, т я ж к и х судеб народа и любого человека вообще. П е ч а л ь прони зывает л и р и к у Пушкина последних лет:

Мне не спится, нет огня;

Всюду мрак и сон докучный.

Ход часов л и ш ь однозвучный Раздается близ меня...

Перед поэтом, у ж е стоявшим на вершине человечес кой и творческой зрелости, открылись возможности ши роких и г л у б о к и х обобщений. В его лирике последних лет заметно преобладали философские размышления, все с большим постоянством звучали библейские, евангель ские мотивы. Отличительной приметой пушкинского слова стала «нагая простота» лирического высказывания ( « Н а холмах Грузии лежит ночная м г л а... », «Я вас лю бил: любовь еще, быть м о ж е т... » ). Это изысканно-благо родная простота, освобожденная от всего лишнего.

Мечтавший о единой национальной к у л ь т у р е и видев ший трагическую разорванность между к у л ь т у р о й дво рянской и к у л ь т у р о й народной, П у ш к и н воплотил свою надежду на их слияние в создании единого националь ного литературного языка. Опираясь на разговорный стиль образованного общества, П у ш к и н соединил с ним книжную и народную речь, причем народный способ вы ражать мысль прямо, ясно, открыто сделал нормой на ционального литературного стиля.

Несмотря на усиление трагических обстоятельств, П у ш к и н не поддается унынию и находит опору оптими стическому мироощущению в истории, в « л е л е ю щ е й ду шу гуманности», по словам В. Г. Белинского, видя в ней проявление общечеловеческого жизненного опыта:

Здравствуй, племя Младое, незнакомое! не я У в и ж у твой могучий поздний возраст, Когда перерастешь моих знакомцев И старую главу их заслонишь От глаз прохожего. Но пусть мой внук У с л ы ш и т ваш приветный шум...

О щ у щ е н и е причастности к историческим судьбам России придает поэту огромные нравственные с и л ы. Эти чески ценной и эстетически з н а ч и т е л ь н о й он признает гуманность как б у д у щ и й г о с п о д с т в у ю щ и й принцип отно шений между людьми: гармония между человеком и природой внутри общества, в самом человеке покоит ся на его добрых чувствах, на способности к сердечнос т и и м и л о с е р д и ю ( « П и р Петра П е р в о г о », « Я памятник себе воздвиг н е р у к о т в о р н ы й... » ). П у ш к и н у с т р е м л я е т с я светлой, прозорливой м ы с л ь ю в такие отдаленные вре мена, когда п о л и т и к а обретет человечность и л и — что одно и то же — когда человечность станет основой поли тики и...народы, распри позабыв, В в е л и к у ю семью соединятся.

К о г д а мы читаем « Б о р и с а Г о д у н о в а », то перед нами как бы оживает средневековая Р у с ь. Современники бы ли поражены верностью тона и словесных красок в мо н о л о г е П и м е н а. « М а л е н ь к и е т р а г е д и и » переносят нас в другие страны Европы, и к а ж д ы й раз мы и з у м л я е м с я исторической зоркости х у д о ж н и к а.

П у ш к и н у всегда свойственно доверие к ж и з н и. В «Ев гении О н е г и н е » ж и в а я ж и з н ь входила в роман, а роман п и с а л с я как ж и з н ь. В « П о в е с т я х Б е л к и н а » к н и ж н ы е си туации з а з в у ч а л и пародийно, а затем неожиданно напол н и л и с ь серьезным содержанием. П у ш к и н с к и е герои в т р у д н ы х испытаниях умеют хранить честь, благород ство, л ю б о в ь ( « К а п и т а н с к а я д о ч к а » ).

«Божественную» гармонию, б л а г о р о д н у ю простоту и артистизм несет сама л и ч н о с т ь поэта. В заветной л и ре, по словам П у ш к и н а, о т л и л а с ь его « д у ш а ». В ней, как сказал Г о г о л ь, чувствуется прообраз прекрасного че ловека, который в б у д у щ е м явится на Р у с и.

Подготовьте рассказ об А. С. Пушкине или об одном из пе риодов его жизни и творчества, например:

Биография А. С. Пушкина 1799—1811 — Москва. Детство поэта.

1811 — 1 8 1 7 — Петербург, Царское Село. Лицей.

1817 — 1 8 2 0 — Петербург. «Вольность», «Деревня», « Р у с л а н и Л ю д м и л а » и др.

1 8 2 0 — 1 8 2 4 — южная ссылка. Р о м а н т и ч е с к и е поэмы.

« Ц ы г а н ы ».

1 8 2 4 — 1 8 2 6 — Михайловское. На п у т и к р е а л и з м у.

« К м о р ю », « Я помню чудное м г н о в е н ь е... », «Борис Го д у н о в » и др.

1 8 2 6 — 1 8 3 0 — после ссылки, или середина жизни.

« А р и о н », « А н ч а р », « Н а х о л м а х Г р у з и и л е ж и т ночная м г л а... » и др.

1 8 3 0 — 1 8 3 7 — последние годы жизни:

1830 — Болдинская осень. « Б е с ы », «Барышня-кресть янка», «Маленькие трагедии», «Евгений Онегин» — V I I I — I X главы.

1831—1833 — Петербург. Вторая «Болдинская осень».

« О с е н ь », « М е д н ы й в с а д н и к » и др.

1834 — 1 8 3 7 — л и р и ч е с к и е стихотворения, « П и к о в а я дама», «Капитанская дочка».

Подготовить рассказ о жизни и творчестве поэта Вам помогут книги, воспоминания, монографические издания, сборники, на пример: Александр Сергеевич Пушкин;

Ю.М.Лотман.

Жизнь Александра Пушкина;

Б. С. Мейлах. Е.А.Маймин.

Пушкин. Жизнь и творчество;

Б. Бурсов. Судьба Пушкина;

Л.П.Гроссман. Пушкин (серия «Жизнь замечательных лю дей» — ЖЗЛ);

Ю.Тынянов. Пушкин;

А. С. П у ш к и н в воспо минаниях современников (в 2 т.);

А. С. Пушкин. Школьный эн циклопедический словарь/Под ред. В. И. Коровина, и др.

П р е д л а г а е м Вам прочитать стихотворения Пушкина и литературоведческие р а з м ы ш л е н и я о н и х.

«К Ч а а д а е в у » (1818). В ряду стихотворений, в кото р ы х л и ч н а я тема сочетается с гражданской и теряет от влеченность, почетное место занимает дружеское посла ние « К Ч а а д а е в у 1 ».

К Чаадаеву Л ю б в и, надежды, т и х о й славы Н е д о л г о н е ж и л нас обман, И с ч е з л и юные забавы, Как сон, как утренний туман;

Яковлевич — русский офицер, м ы с л и т е л ь, обще Чаадаев Петр ственный деятель.

Но в нас горит еще желанье, Под гнетом власти роковой Нетерпеливою душой Отчизны внемлем призыванье.

Мы ждем с томленьем упованья М и н у т ы вольности святой, Как ждет любовник молодой Минуты верного свиданья.

Пока свободою горим, Пока сердца д л я чести живы, Мой друг, отчизне посвятим Д у ш и прекрасные порывы!

Товарищ, верь: взойдет она, Звезда пленительного счастья, Россия вспрянет ото сна, И на обломках самовластья Напишут наши имена!

В этом стихотворении пушкинское вольнолюбие про явилось с особой силой. Пушкин разделяет убеждение дру зей-либералов 1 в том, что радость жизни и счастье человек может постичь лишь в свободном обществе. На первый план выдвигается мысль об Отчизне, служение которой становится потребностью души поэта. В стихотворении чувства Чаадаева и Пушкина объединяются («Недолго не жил нас обман...», « Н о в нас горит еще желанье...», «Мы ждем с томленьем упованья...», «Напишут наши имена!»).

Послание начинается с традиционного элегического зачина, с грустной ноты: упоение жизнью оказалось все го л и ш ь « о б м а н о м ». При столкновении с реальностью мечты о славе, любви, свободе часто оборачиваются не верием, сомнением. Героические и честолюбивые мечты не угасают, а вновь овладевают поэтом. Печальный тон сменяется бодрым, жизнерадостным:

...Но в нас горит еще желанье...

Стихотворение превращается в вольный порыв к сво боде. Страстную ж а ж д у «вольности святой» не могут по бедить ни трудности борьбы, ни грозящие преграды, ни «гнет власти роковой».

Либерал — здесь: свободолюбец.

«Евгений О н е г и н ». X глава. П у ш к и н среди декабристов. Художник Н. Кузьмин В стихотворениях « Д е р е в н я » и « В о л ь н о с т ь » П у ш к и н подразумевал под свободой прежде всего закон, консти туцию, ограничивающие власть царя. В послании «К Ча адаеву» сохранилось такое понимание слова «свобода».

Однако романтический порыв выражен с такой всеобъ емлющей мощью, которая раздвигает и расширяет зна чения слов. При этом гражданский порыв сливается с любовным порывом, и они объединяются в едином чув стве. Вся душа оказывается им объята. Индивидуальное содержание душевного порыва перерастает в сверхлич ное — речь идет о свободе Отечества, о России ( « Р о с с и я вспрянет ото с н а... » ).

Д л я сопряжения личной и гражданской тем П у ш к и н использует устойчивые поэтические сращения, которые способны нести и разный, и одинаковый смысл. Напри мер, он употребляет сочетание «горит ж е л а н ь е ». Оно мо жет заключать в себе гражданскую страсть (ср.: « П о к а свободою г о р и м... » ), но может означать и любовную страсть (ср.: «В крови горит огонь ж е л а н ь я » ). Выраже ние «горит ж е л а н ь е » в послании включает в себя оба значения. Так, в порыве вольности участвуют все силы д у ш и. Следовательно, м о ж н о сказать, что элегический с л о в а р ь п о э з и и п о л у ч и л под п е р о м П у ш к и н а в о з м о ж ность выражать гражданские чувства.

1. Какая мысль выдвигается в стихотворении на первый план и почему?

2. Какие значения включает в себя строка «Пока свободою горим...»?

3. С чем сравнивает поэт ожидание вольности д л я своей От чизны?

4. Как Вы понимаете концовку стихотворения?

5. Подготовьте чтение наизусть стихотворения «К Чаадаеву», подчеркнув его свободолюбивый пафос.

«К м о р ю » (1824). Первое стихотворение, написанное на ю г е, — « П о г а с л о дневное с в е т и л о... ». С него началась романтическая южная лирика. Замыкая романтический п е р и о д с в о е г о т в о р ч е с т в а и з а в е р ш а я ю ж н ы й этап с в о е й жизни, П у ш к и н прощался с морем, с вольной стихией океана ( « К м о р ю » ).

К морю П р о щ а й, свободная стихия!

В п о с л е д н и й раз п е р е д о м н о й Ты катишь волны голубые И б л е щ е ш ь гордою красой.

К а к друга ропот з а у н ы в н ы й, К а к зов е г о в п р о щ а л ь н ы й ч а с, Твой грустный ш у м, твой ш у м п р и з ы в н ы й У с л ы ш а л я в п о с л е д н и й раз.

Моей души предел желанный!

К а к часто по брегам твоим Бродил я тихий и туманный, Заветным у м ы с л о м томим!

К а к я л ю б и л твои отзывы, Г л у х и е звуки, бездны глас, И т и ш и н у в вечерний час, И своенравные порывы!

Смиренный парус рыбарей, Твоею прихотью хранимый, Скользит отважно средь зыбей:

Но ты взыграл, неодолимый,— И стая тонет кораблей.

Не удалось навек оставить Мне скучный, неподвижный брег, Тебя восторгами поздравить И по хребтам твоим направить Мой поэтический побег.

Ты ждал, ты звал... я был окован;

Вотще рвалась душа моя:

Могучей страстью очарован, У берегов остался я.

О чем жалеть? Куда бы ныне Я путь беспечный устремил?

Один предмет в твоей пустыне Мою бы душу поразил.

Одна скала, гробница славы...

Там погружались в хладный сон Воспоминанья величавы:

Там угасал Наполеон.

Там он почил среди мучений.

И вслед за ним, как бури шум, Другой от нас умчался гений, Другой властитель наших дум.

Исчез, оплаканный свободой, Оставя миру свой венец.

Ш у м и, взволнуйся непогодой:

Он был, о море, твой певец.

Твой образ был на нем означен, Он духом создан был твоим:

Как ты, могущ, г л у б о к и мрачен, Как ты, ничем неукротим.

Мир опустел... Теперь куда же Меня б ты вынес, океан?

Судьба людей повсюду та же:

Где капля блага, там на страже Уж просвещенье и л ь тиран.

Прощай же, море! Не забуду Твоей торжественной красы И долго, долго слышать буду Твой г у л в вечерние часы.

В леса, в пустыни молчаливы Перенесу, тобою полн, Твои скалы, твои заливы, И блеск, и тень, и говор волн.

Одним из первых лирических произведений, написан ных в Михайловском, было стихотворение «К м о р ю ».

П у ш к и н прощался в нем с югом, морем, романтизмом, подводил итог южному периоду своей творческой судьбы.

Море д л я него символ свободы, символ безбрежной, вольной стихии, родственной его д у х у. Образ моря, со зданный П у ш к и н ы м, прекрасен и величествен. Море полно скрытой силы — оно подчиняется только своему закону («своенравные п о р ы в ы » ), только своей прихоти.

Оно может быть ласковым и губительным, шум его — « г р у с т н ы м » и « п р и з ы в н ы м ». Стихия не терпит никакого внешнего принуждения. В этом она сродни вольному ду х у человека ( « М о е й души предел ж е л а н н ы й ! » ). Такое восприятие моря, человеческой души романтично. Сво бодная воля может быть сдержана сильной страстью ( « М о г у ч е й страстью очарован, у берегов остался я... » ).

Свойства человеческой личности непосредственно связы ваются с качествами «свободной с т и х и и ». Ч е л о в е к у тоже присущи «гордая краса» и «своенравные п о р ы в ы », мощь мысли и чувства. Таковы великие исторические личнос ти: Наполеон и английский поэт-романтик Байрон.

В полном соответствии с поэтикой романтизма выступа ет в стихотворении личность самого поэта. Пустынная сти хия моря противостоит другой пустыне — земному миру, в котором нет ничего родственного гордому и одинокому поэту. Свободной волей оказывается наделен только поэт.

1. К а к о в пафос с т и х о т в о р е н и я ?

2. П о ч е м у д л я в ы р а ж е н и я этого пафоса поэтом избрано море?

3. О б ъ я с н и т е з н а ч е н и е с л о в и с л о в о с о ч е т а н и й, т р о п ы : бле щешь красой, ропот заунывный, шум призывный, предел желанный, заветным- умыслом томим, своенравные поры вы, смиренный парус, твоею прихотью хранимый, сколь зит отважно, рвалась душа моя, путь беспечный устре мил, воспоминанья величавы, неукротим, торжественная краса. К а к и е и з н и х у м е с т н о б ы л о б ы и с п о л ь з о в а т ь в о б ы ч ной разговорной речи?

« П р о р о к » (1826). П у ш к и н всегда з а д у м ы в а л с я о сво ем даре и поэтическом призвании. В М и х а й л о в с к о й с с ы л к е, з а м ы к а я предыдущее творчество и открывая но вый период своей судьбы, он создал стихотворение « П р о р о к ». В этом стихотворении отразилось м о г у ч е е возрож дение д у ш и, сознание п о л н о т ы и зрелости д у х о в н ы х с и л.

Пророк Д у х о в н о й ж а ж д о ю томим, В пустыне мрачной я в л а ч и л с я, И ш е с т и к р ы л ы й серафим На перепутье мне я в и л с я ;

П е р с т а м и л е г к и м и как сон М о и х зениц 1 к о с н у л с я он:

Отверзлись вещие зеницы, Как у испуганной о р л и ц ы.

М о и х у ш е й к о с н у л с я он, И их н а п о л н и л ш у м и звон:

И внял я неба содроганье, И горний ангелов полет, И гад морских подводный ход, И дольней л о з ы прозябанье.

И он к устам моим приник, И вырвал г р е ш н ы й мой я з ы к, И празднословный и л у к а в ы й, И ж а л о м у д р ы я змеи В уста замершие мои Зеницы — глаза, очи.

В л о ж и л десницею 1 кровавой.

И он мне грудь рассек мечом, И сердце трепетное в ы н у л, И у г л ь, п ы л а ю щ и й огнем, Во грудь отверстую водвинул.

Как труп в пустыне я л е ж а л, И Бога глас ко мне воззвал:

«Восстань, пророк, и виждь, и в н е м л и, И с п о л н и с ь волею моей, И, обходя моря и з е м л и, Г л а г о л о м ж г и сердца л ю д е й ».

« П р о р о к » написан в сентябре 1826 года, после того, как поэт п о л у ч и л известие о казни пяти декабристов, последовавшей 13 и ю л я.

« П р о р о к » — программное произведение в творчестве П у ш к и н а. Стихотворение связано с традициями граж данских и философских од Ломоносова и Державина, с произведениями декабристов о поэте-пророке. Поэтичес кая речь П у ш к и н а выдержана в суровом, сдержанном, возвышенно-ораторском тоне. Несмотря на архаический образ пророка, стихотворение обращено не в г л у б ь ве ков, а в п у ш к и н с к у ю современность.

В момент творческого вдохновения, и с п о л н е н и я про роческой миссии все суетное, м е л к о е, п р и з е м л е н н о е и прозаичное д о л ж н о исчезнуть, умереть, стать прахом.

Трудный процесс превращения простого смертного в грозного г л а ш а т а я истины запечатлен в стихотворе нии. Через мучение, через страдание человек преобража ется в Пророка:

Как труп в пустыне я л е ж а л, И Бога глас ко мне воззвал:

«Восстань, пророк, и виждь, и в н е м л и, И с п о л н и с ь волею моей, И, о б х о д я моря и з е м л и, Г л а г о л о м ж г и сердца л ю д е й ».

Пророк у П у ш к и н а — образ человека, каким его запе чатлела Б и б л и я. Его устами говорит Бог, который пове л е л ему возглашать истину. И он не может сойти с пути, 1 Десница — правая рука.

предначертанного Богом. Он избран. У него отнят греш ный я з ы к, который не может осквернять Божественную истину. Т о л ь к о ч и с т ы м и устами дозволено возвещать правду. Высокая миссия-поручение, полученная от Бога, преображает человека и делает его Пророком. Теперь он не принадлежит себе, а исполняет волю Бога. Это роднит древнего Пророка и современного поэта. Ему дан дар сло ва, г л а г о л а, следовательно, он тоже избран, чтобы л ю д и через него у с л ы ш а л и В ы с ш у ю В о л ю. П у ш к и н о щ у щ а л се бя таким поэтом. Его с л у ж е н и е поэзии родственно с л у ж е нию Пророка. Впоследствии он скажет: « В е л е н ь ю Божию, о М у з а, будь п о с л у ш н а ». Создавая б л и з к и й историческо му п р о ш л о м у образ ветхозаветного Пророка, П у ш к и н со относил с ним себя как поэта современности.

Та же задача — правдиво передать исторические со бытия Р у с и и одновременно связать их с настоящим вре менем — р е ш а л а с ь П у ш к и н ы м и в народной трагедии «Борис Годунов».

1. Обратите внимание на то, к а к начинается и к а к заверша ется стихотворение «Пророк». В чем смысл к о н ц о в к и ?

2. Прочитайте стихотворение наизусть, подчеркнув интонаци ей особую миссию поэта.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.