авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 |

«ЛИТЕРАТУРА 9 класс Учебник-хрестоматия для о б щ е о б р а з о в а т е л ь н ы х учреждений В двух частях Часть 1 ...»

-- [ Страница 8 ] --

В отличие от Печорина Вернер — созерцатель. Он ли шен внутренней активности. Холодная порядочность — вот принцип поведения Вернера. Далее этого нравствен ность доктора не простирается. Он предупреждает Печорина о с л у х а х, распространяемых Грушницким, за говоре, готовящемся преступлении (в пистолет Печорина « з а б у д у т » положить п у л ю ), но избегает и боится личной ответственности: после гибели Грушницкого он отходит в сторону, как будто не имел к ней косвенного отношения, и всю вину молчаливо возлагает на Печорина, не подавая ему при посещении руки. В тот момент, когда Печорин особенно нуждался в душевной поддержке, Вернер де монстративно отказал в ней. Однако внутренне он чув ствовал себя не на высоте положения и ж е л а л, чтобы Печорин первым протянул руку. Доктор готов был отве тить душевным порывом, но Печорин понял, что Вернер хочет уйти от личной ответственности, и расценил поведение доктора как измену и нравственную трусость.

Вулич. В у л и ч — поручик-бретер, с которым Печорин встретился в казачьей станице, один из героев « Ф а т а л и с т а ». По своей натуре В у л и ч замкнут, отчаянно храбр.

Он предстает в повести страстным игроком не только в карты, но и в более широком смысле, расценивая жизнь как роковую игру человека со смертью. Когда среди офицеров заходит спор о том, есть и л и нет пред определение, т. е. подвластны люди некой высшей силе, управляющей их судьбами, или они являются полновла стными хозяевами своей жизни, п о с к о л ь к у обладают рассудком, волей и на них самих лежит ответственность за их поступки, В у л и ч вызывается на себе проверить суть спора. Печорин отрицает предопределение, В у л и ч признает его. Пистолет, приставленный Вуличем ко л б у, должен решить спор. Выстрела не последовало.

Доказательство в пользу предопределения как будто получено, но Печорина не покидают сомнения относи тельно предопределения: «Верно... только не понимаю теперь...» В у л и ч, однако, в этот день погибает, но ина че. Следовательно, результат спора опять неясен. М ы с л ь движется от сомнения к сомнению, а не от незнания че рез сомнение к истине. В у л и ч чужд сомнений. Его сво бодная воля с л у ж и т подтверждением идеи фатализма.

Храбрость, бретерство Вулича проистекают из того, что на жизнь, в том числе и на собственную, он смотрит как на роковую игру, лишенную смысла и цели. Заключен ное им пари вздорно, капризно. Оно выдает желание Ву лича выделиться среди других, подтвердить мнение о нем как об особенном человеке. Веских моральных до водов д л я поставленного опыта у Вулича нет. Его гибель также случайна и нелепа.

Вулич — антипод Печорина, который переводит отвле ченный метафизический спор и историю Вулича в кон кретный философский и социально-психологический план. Храбрость Вулича лежит по ту сторону добра и зла:

она не разрешает какой-либо нравственной задачи, стоя щей перед душой. « Ф а т а л и з м » Печорина проще, прими тивнее и банальнее, но он держится на реальном знании, исключающем «обман чувств или промах рассудка».

Однако в пределах жизни человеку не дано знать, что его ожидает. Печорину дано л и ш ь сомнение, не мешаю щее решительности характера и позволяющее сделать сознательный выбор, в котором этические категории до бра и зла выдвигаются в качестве основных.

Ф а т а л и з м Вулича противоположен и наивному «на родному» фатализму Максима Максимыча ( « В п р о ч е м, видно, уж так у него на роду было написано...»), озна чающему смиренное приятие судьбы, которое уживается и со случайностью, и с нравственной ответственностью человека за свои мысли и поступки.

Максим Максимыч. Максим Максимыч — штабс-капи тан, одно из главных действующих лиц романа, выполня ющее функцию рассказчика и самостоятельного персона жа, противопоставленного Печорину. Максим Максимыч в отличие от других героев выведен в нескольких повес тях ( « Б э л а », «Максим Максимыч», « Ф а т а л и с т » ). Он слу жит здесь постоянно и хорошо знает местные обычаи, нравы, психологию горцев. У Максима Максимыча нет ни пристрастия к Кавказу, ни пренебрежения к горским на родам. Он отдает должное коренным жителям, хотя мно гие их черты ему не по душе, он лишен романтического отношения к чуждому ему краю и трезво воспринимает природу и быт кавказских племен. Но это не значит, что он исключительно прозаичен и лишен поэтического чув ства: его восхищает то, что достойно восхищения. Взгляд на Кавказ Максима Максимыча обусловлен тем, что он принадлежит к другому социально-культурному истори ческому укладу — русскому патриархальному быту. Горцы ему более понятны, чем рефлектирующие соотечественни ки типа Печорина, потому что Максим Максимыч — цельная и «простая» натура.

У него золотое сердце и добрая душа. Он склонен про щать и смиряться перед судьбой, более всего ценить ду шевное спокойствие и избегать приключений. В делах службы он исповедует опять-таки ясные и безыскусствен ные убеждения. На первом месте стоит д л я него долг, но с подчиненными он не чинится и ведет себя по-при ятельски. Командир и начальник в нем берут верх толь ко тогда, когда подчиненные, по его разумению, соверша ют дурные поступки. Сам Максим Максимыч свято верит в дружбу и готов оказать уважение любому человеку.

Кавказ предстает в бесхитростном описании Максима Максимыча как страна, населенная « д и к и м и » народами со своим жизненным укладом, и это описание контраст но романтическим представлениям. Р о л ь Максима Мак симыча как персонажа и рассказчика состоит в том, что бы снять о р е о л р о м а н т и ч е с к о й э к з о т и к и с и з о б р а ж е н и я К а в к а з а и в з г л я н у т ь на него г л а з а м и « п р о с т о г о », не на д е л е н н о г о о с о б ы м и н т е л л е к т о м ч е л о в е к а и рассказчика н а б л ю д а т е л я, не и с к у ш е н н о г о в с л о в е с н о м и с к у с с т в е.

Простодушная позиция присуща Максиму Максимычу и в описании п р и к л ю ч е н и й П е ч о р и н а. И н т е л л е к т у а л ь н ы й герой оценивается ч е л о в е к о м о б ы к н о в е н н ы м, не привык ш и м рассуждать, а п р и н и м а ю щ и м судьбу как д о л ж н о е.

Х о т я М а к с и м М а к с и м ы ч может быть и обидчив, и строг, и р е ш и т е л е н, и с м е т л и в, но он все-таки л и ш е н личност ного самосознания и не в ы д е л и л с я из того патриархаль ного мира, в котором с л о ж и л с я его характер. С такой точ ки зрения П е ч о р и н и В у л и ч к а ж у т с я ему « с т р а н н ы м и ».

М а к с и м М а к с и м ы ч не л ю б и т метафизических прений, он действует по закону здравого с м ы с л а, четко р а з л и ч а я по рядочность и непорядочность, не п о н и м а я с л о ж н о с т и со временных ему л ю д е й и мотивы их поведения. Е м у неяс но, почему П е ч о р и н скучает, но он твердо знает, что с Бэ л о й тот п о с т у п и л н е х о р о ш о и неблагородно. У я з в л я е т с а м о л ю б и е М а к с и м а М а к с и м ы ч а и та х о л о д н а я встреча, какой наградил его П е ч о р и н. По п о н я т и я м старого штабс капитана, л ю д и, п р о с л у ж и в ш и е вместе, становятся ч у т ь ли не р о д н ы м и. П е ч о р и н же вовсе не х о т е л обидеть Мак сима М а к с и м ы ч а, тем более что и обижать-то б ы л о не за что. Просто он ничего не мог сказать своему с о с л у ж и в ц у и никогда не считал его своим д р у г о м.

Благодаря Максиму Максимычу обнаружились и с и л ь н ы е, и с л а б ы е с т о р о н ы п е ч о р и н с к о г о типа: разрыв с п а т р и а р х а л ь н о - н а р о д н ы м с о з н а н и е м, одиночество, по терянность молодого поколения интеллектуалов. Смысл с т о л к н о в е н и я М а к с и м а М а к с и м ы ч а и П е ч о р и н а не в пре о б л а д а н и и и превосходстве л и ч н о г о н а ч а л а над патриар х а л ь н о - н а р о д н ы м и л и п а т р и а р х а л ь н о - н а р о д н о г о над л и ч н ы м, но в их с б л и ж е н и и.

М а к с и м М а к с и м ы ч очень п о н р а в и л с я и Б е л и н с к о м у, и Н и к о л а ю I. Оба у в и д е л и в нем здоровое народное на ч а л о. Однако Б е л и н с к и й н е с ч и т а л М а к с и м а М а к с и м ы ч а «героем нашего времени». Н и к о л а й I, прочтя первую часть повести, о ш и б с я и з а к л ю ч и л, что Л е р м о н т о в и м е л в виду в качестве главного действующего лица старого штабс-капитана. Потом, прочитав вторую часть, импера тор испытал настоящую досаду из-за того, что Максим Максимыч отодвинут с переднего плана повествования и вместо него выдвинут Печорин. Д л я понимания смыс ла «Героя нашего времени» такое перемещение значило:

точка зрения Максима Максимыча на Печорина — одна из возможных, но далеко не единственная, и поэтому в его взгляде на Печорина заключена л и ш ь часть правды.

К н я ж н а Мери. И м я Мери образовано, как сказано в романе, на английский манер (следовательно, княжну по-русски зовут Мария). Характер Мери в романе обри сован подробно и выписан тщательно. Мери в романе страдательное лицо: она подвергается суровым жизнен ным испытаниям и именно на ней Печорин ставит свой жестокий эксперимент разоблачения Грушницкого.

Не ради Мери осуществляется опыт, но девушка втяги вается в него силою игры Печорина, поскольку имела несчастье обратить заинтересованный взор на лжероман тика и лжегероя. Одновременно в романе во всей остро те решается проблема любви — подлинной и мнимой.

Сюжет повести основан на любовном треугольнике:

Грушницкий — Мери — Печорин. Избавляясь от влюб ленности Грушницкого, Мери влюбляется в Печорина, но оба чувства оказываются и л л ю з о р н ы м и. Влюблен ность Грушницкого не более чем волокитство, хотя он искренне убежден в том, что любит Мери. К тому же Грушницкий не жених. Влюбленность Печорина — мни мая с самого начала. Притворная любовь Печорина уничтожает притворную любовь Грушницкого. Любовь Мери к Печорину остается без взаимности и перераста ет в противоположность — ненависть, оскорбленную лю бовь. Мери, таким образом, ошибается дважды. Она жи вет в искусственном, условном мире, ее чистая и наив ная душа помещена в несвойственное этой душе окружение, где эгоистические интересы и страсти прикрыты различными масками. Мери угрожает не толь ко Печорин, но и «водяное общество». Так, некая толстая дама чувствует себя задетой Мери ( « У ж ее надо бы про «Герой нашего времени». Мери на прогулке.

Художник В. Верещагин у ч и т ь... » ), и драгунский капитан, ее кавалер, берется это исполнить. Печорин разрушает его замысел и спасает Ме ри от клеветы драгунского капитана и его шайки. Мел кий эпизод на танцах (приглашение со стороны пьяного господина во фраке) также выдает хрупкость будто бы устойчивого состояния княжны Мери в свете и вообще в мире. Несмотря на богатство, на социальное положение, на связи, Мери постоянно подстерегают опасности. Ее юная, светлая душа воспитана «светом», Мери воспри няла его привычки и поведение. Природное начало в Ме ри погружено в несвойственную ему среду условности, господствующих приличий, прикрывающих, маскирую щих подлинные мотивы поведения и подлинные страсти.

Беда Мери заключается в том, что она не отличает маску от лица, хотя и чувствует разницу между непо средственным душевным порывом и светским этикетом.

Видя мучения раненого Грушницкого, уронившего ста кан, «она к нему подскочила, нагнулась и подняла ста кан и подала ему с телодвижением, исполненным невы разимой прелести;

потом ужасно покраснела, о г л я н у л а с ь на галерею и, убедившись, что ее маменька ничего не видела, кажется, тотчас же у с п о к о и л а с ь ».

Наблюдая за княжной Мери, Печорин угадывает в не искушенном жизнью существе противоборство двух по буждений — естественности, непосредственной чистоты, нравственной свежести и соблюдения светских прили чий. Дерзкий лорнет Печорина рассердил княжну, но са ма Мери тоже смотрит через стеклышко на толстую да му. Поведение Мери кажется Печорину искусственным, как и знакомое ему поведение московских и иных сто л и ч н ы х девиц. Поэтому в его взгляде на Мери преобла дает ирония. Герой решается доказать Мери, как ошиба ется она, принимая волокитство за любовь, как неглубо ко судит о л ю д я х, примеряя к ним обманчивые светские маски. В Грушницком Мери видит разжалованного офи цера, страдающего и несчастного, и потому проникается к нему сочувствием. Пустая банальность его речей ка жется ей интересной и достойной внимания.

Печорин, глазами которого читатель изучает княжну, не отличает Мери от других светских девушек: ему из вестны все изгибы их мыслей и чувств. Однако Мери не вмещается в те рамки, в которые заключил ее Печорин.

Она выказывает и отзывчивость, и благородство, пони мает, что ошиблась в Грушницком. Мери с доверием от носится к л ю д я м и не предполагает интриги и коварства со стороны Печорина.

Герой помог Мери разглядеть фальшивость и позерство юнкера, рядящегося в тогу мрачного героя романа, но сам влюбил в себя княжну, не чувствуя к ней влечения. Мери снова обманута, и на сей раз человеком действительно « с т р а ш н ы м » и неза урядным, знающим тонкости женской психологии, но не подозревающим, что имеет дело не с ветреной светской кокеткой, а с действительно достойным любви челове ком. Следовательно, обманута не только княжна, но не ожиданно д л я себя обманулся и Печорин: он принял Ме ри за обычную светскую девушку, а ему открылась г л у бокая натура. По мере того как герой пленяет Мери и ставит на ней свой опыт, ирония его рассказа исче зает. Жеманство, кокетство, притворство — все у ш л о прочь, и Печорин отдает себе отчет в том, что поступил с Мери жестоко.

« Г е р о й нашего в р е м е н и ». Печорин и княжна Мери.

Художник В. Серов Опыт П е ч о р и н а у д а л с я : о н д о б и л с я л ю б в и М е р и, раз венчав Г р у ш н и ц к о г о, д а ж е з а щ и т и л ее честь от к л е в е ты. Однако р е з у л ь т а т « с м е ш н о г о » р а з в л е ч е н и я ( « я над вами с м е я л с я » ) д р а м а т и ч е н, вовсе не весел, но и не л и шен положительного значения. Нравственно и душевно М е р и в ы р о с л а, и в л а с т ь с в е т с к и х законов о т н ы н е станет д л я нее о т н о с и т е л ь н о й, а не а б с о л ю т н о й. М е р и придется у ч и т ь с я п о н и м а т ь и л ю б и т ь ч е л о в е ч е с т в о, п о т о м у что она о б м а н у л а с ь не в одном л и ш ь Г р у ш н и ц к о м, но и в не п о х о ж е м на него П е ч о р и н е. Здесь у ж е н е д а л е к о до ми з а н т р о п и и, до ч е л о в е к о н е н а в и с т н и ч е с т в а и с к е п т и ч е с к о го о т н о ш е н и я к л ю б в и, к п р е к р а с н о м у и в о з в ы ш е н н о м у.

Н е н а в и с т ь, з а м е щ а ю щ а я чувство л ю б в и, м о ж е т касаться не т о л ь к о к о н к р е т н о г о с л у ч а я, а стать п р и н ц и п о м, нор м о й поведения и обрести а б с о л ю т н ы й х а р а к т е р.

А в т о р о с т а в л я е т М е р и на распутье, и ч и т а т е л ь не зна ет, с л о м л е н а она и л и найдет с и л ы п р е о д о л е т ь « у р о к » П е чорина. Всеразрушающее отрицание жизни, ее светлых сторон не искупает того трезвого, к р и т и ч е с к о г о, самосто ятельного восприятия жизни, что привнес Печорин в судьбу Мери.

В творческой лаборатории М. Ю. Лермонтова.

К истории создания романа « Г е р о й нашего времени»

Н е д о л г а я, но я р к а я ж и з н ь Л е р м о н т о в а до сих пор п о л н а загадок и п р о д о л ж а е т волновать нас. К а к много ус пел совершить он и с к о л ь к о з а м ы с л о в осталось не испол нено из-за преждевременной г и б е л и поэта... Н е о б ы ч а й н а и судьба л е р м о н т о в с к о г о н а с л е д и я. П р и ж и з н и поэта бы л и изданы л и ш ь две к н и г и : « Г е р о й н а ш е г о в р е м е н и »

и сборник, в к л ю ч а ю щ и й 26 с т и х о т в о р е н и й и две поэмы.

М н о г и е л е р м о н т о в с к и е автографы и р и с у н к и р а з о ш л и с ь среди друзей, с о с л у ж и в ц е в и родственников поэта и бы ли собраны и о п у б л и к о в а н ы позднее. Н е к о т о р ы е из н и х у т е р я н ы безвозвратно. И все-таки б л а г о д а р я н е у с т а н н ы м поискам и и с с л е д о в а н и я м лермонтоведов ныне мы распо л а г а е м ш е с т и т о м н ы м а к а д е м и ч е с к и м собранием сочине ний Л е р м о н т о в а и о б ш и р н ы м м а т е р и а л о м о ж и з н и и творчестве поэта — « Л е р м о н т о в с к о й э н ц и к л о п е д и е й ».

Одним из н е о б ы ч а й н ы х я в л е н и й в р у с с к о й л и т е р а т у ре стал роман « Г е р о й н а ш е г о в р е м е н и ». Он в ы ш е л от д е л ь н ы м и з д а н и е м в П е т е р б у р г е весной 1840 года. Ма л е н ь к а я книга о б ъ е м о м всего семь п е ч а т н ы х л и с т о в вот у ж е н а п р о т я ж е н и и п о л у т о р а веков с л у ж и т о б ъ е к т о м м н о г о ч и с л е н н ы х и с с л е д о в а н и й и споров и н и с к о л ь к о не п о т е р я л а своей ж и з н е н н о й остроты и в н а ш и дни. Спо ры ведутся об образе П е ч о р и н а, об и д е я х и с т и л е напи с а н и я р о м а н а... Но в о д н о м все е д и н о д у ш н ы : что это у д и в и т е л ь н ы й р у с с к и й роман, с о в е р ш е н н е й ш е е прозаи ч е с к о е произведение. « Н и к т о е щ е не п и с а л у нас т а к о ю правильною, прекрасною и благоуханною п р о з о ю », — отозвался о «Герое нашего времени» Гоголь, а Белин с к и й о т м е т и л : « В о т к н и г а, которой с у ж д е н о н и к о г д а н е с т а р и т ь с я, п о т о м у что при самом р о ж д е н и и ее она б ы л а вспрыснута ж и в о ю водою п о э з и и ».

Т в о р ч е с к а я и с т о р и я с о з д а н и я романа « Г е р о й н а ш е г о в р е м е н и » восстановлена л и ш ь в о б щ и х ч е р т а х. Извест но, что в основу его л е г л и в п е ч а т л е н и я Л е р м о н т о в а от п о е з д к и на К а в к а з в 1837 г о д у, к у д а он б ы л с о с л а н за стихи на смерть Пушкина, а сам роман создавался в Пе тербурге в период с 1838 до начала 1840 года. К сожа лению, ни в письмах Лермонтова, ни в его заметках нет каких-либо сведений, касающихся работы над романом.

Крайне скудно и рукописное наследие, не позволяющее полностью сопоставить с рукописью текст романа.

Все необычно в этой книге, начиная с композиции.

Роман состоит из пяти вполне самостоятельных и закон ченных повестей, объединенных одним героем. Если сле довать хронологии событий, то эти повести должны рас полагаться в следующем порядке: « Т а м а н ь » (Печорин едет из Петербурга в действующий отряд), « К н я ж н а Ме р и » (Печорин после экспедиции отдыхает в Пятигорске), « Б э л а » (за дуэль с Грушницким Печорина переводят на « л и н и ю » в крепость), « Ф а т а л и с т » (он отлучается на две недели в казачью станицу), « М а к с и м М а к с и м ы ч » (спус тя пять лет проездом в Персию Печорин встречается на Кавказе с Максимом Максимычем и офицером-повество вателем). И завершаются эти события сообщением о смер ти героя на обратном пути из Персии, приведенным в предисловии к « Ж у р н а л у П е ч о р и н а ».

Но Лермонтов нарушает эту последовательность и подчиняет ее другой задаче — всесторонне раскрыть характер Печорина сначала с ч у ж и х слов, потом через описание встречи с ним, а далее через дневник самого Печорина. И цикл самостоятельных повестей превраща ется в увлекательный психологический роман, чтение которого, по словам Белинского, доставляет нам истин ное наслаждение: «... в з г л я д наш упал на первую стра ницу — и страницы начали одна за другой переворачи ваться под р у к о ю... »

«... У него (Лермонтова) не было чрезмерного автор ского самолюбия;

он не доверял себе, с л у ш а л охотно критические замечания тех, в чьей дружбе был уверен и на чей вкус н а д е я л с я ». Шан-Гирей.

«...Возьмите повесть Лермонтова « Т а м а н ь », в ней не найдешь ни слова, которое можно было бы выбросить или вставить;

вся она от начала до конца звучит одним гармоническим аккордом;

какой чудный язык, как лег ко, кажется, написано. Но загляните в первую рукопись:

она вся перемарана, полна вставок, отметок на отдель н ы х б у м а ж к а х, н а к л е е н н ы х о б л а т к а м и в разных мес тах...» Д. Григорович.

« Г е р о й нашего времени» — единственный роман, кото рый успел написать Лермонтов. Но сохранились сведения об авторских замыслах написать несколько романов из разных эпох русской жизни, и м е ю щ и х между собой связь и некоторое единство. Остается т о л ь к о сожалеть, что мы никогда не узнаем, чего бы достиг его гений....

И здесь уместно привести высказывание Л. Н. Толстого:

« В о т кого ж а л ь, что так рано у м е р... К а к и е с и л ы бы ли у этого человека! Ч т о бы сделать он мог! Он начал сразу как власть и м е ю щ и й ».

По С. В. Чекалину. «Лермонтов»

1. Каковы основные мотивы лирики Лермонтова?

2. Вступают ли лирические жанры в соприкосновение друг с другом? Приведите примеры и объясните, как это проис ходит (например, послание и лирический рассказ, романс и элегия, элегия и ода). (См. Словарь в конце учебника.) 3. Определите своеобразие стихотворений о поэте и поэзии А. С. Пушкина и М. Ю. Лермонтова.

4. Какие поэмы Лермонтова Вам известны? Каковы их темы, сюжеты?

5. Каковы конфликты лермонтовских романтических поэм и чем они отличаются от пушкинских?

6. Каковы особенности композиции романа «Герой нашего времени»?

7. Каков характер Печорина? Он «герой» или «злодей»?

Осуждает или оправдывает Печорина автор?

8. Сопоставьте характеры и судьбы Печорина и Онегина. Под готовьте рассуждение на эту тему.

9. Подготовьте (на выбор) характеристику одного из героев — Грушницкого, Княжны Мери, Веры, Вулича, Вернера, Мак сима Максимыча и др.

10. Какую роль играют эти персонажи в раскрытии характера главного героя?

11. Почему лермонтовский роман называют психологическим?

12. Какое место в романе «Герой нашего времени» занимает каждая повесть?

13. Подготовьте устное высказывание на тему «Мотивы лири ки Лермонтова» или «Критика о романе «Герой нашего времени» (на выбор).

14. Проанализируйте одну из сцен свидания Печорина и Веры, Печорина и Мери, Печорина и Бэлы (на выбор).

15. Можно ли «Героя нашего времени» отнести к шедеврам русской литературы X I X века? Кто из героев этого произ ведения кажется самой интересной или самой загадочной личностью? Проанализируйте одну из сцен, эпизоды, кото рые характерны для этого произведения.

16. Постарайтесь на одной из сцен или эпизоде показать осо бенности стиля Лермонтова (психологизм, ясность, лако низм и другие черты, о которых говорили современники Лермонтова и наши современники).

17. Как проявляется характер Печорина во взаимоотношениях с Грушницким, Вернером, Верой, княжной Мери?

Меняется ли характер Мери, Веры на протяжении их вза 18.

имоотношений с Печориным?

19. Что пишет Н. Добролюбов о Печорине? Каково мнение В. Бе линского? К какой точке зрения присоединились бы Вы?

Составьте небольшую сравнительную таблицу по приведен ному образцу.

В. Г. Белинский Н. А. Добролюбов...Что такое Онегин?...Он Перед в а м и д р у г о й ч е л о в е к, с я в л я е т с я в р о м а н е челове- более с т р а с т н о й д у ш о й, с бо к о м, которого убили воспи- лее широким самолюбием.

тание и светская ж и з н ь, ко- Этот имеет в себе к а к будто от т о р о м у все п р и г л я д е л о с ь, все п р и р о д ы все то, ч т о д л я Оне приелось... Не таков Печо- г и н а составляет предмет за р и н. Этот ч е л о в е к не равно- бот. Он не х л о п о ч е т о туалете д у ш н о, н е а п а т и ч е с к и несет и наряде: он с в е т с к и й ч е л о в е к свое с т р а д а н и е : бешено г о н я - и без этого. Е м у не н у ж н о под ется он за ж и з н ь ю, и щ а ее б и р а т ь слова и б л и с т а т ь м и повсюду;

горько обвиняет он ш у р н ы м з н а н и е м : и без этого себя в с в о и х з а б л у ж д е н и я х... я з ы к у него к а к бритва...

Николай Васильевич ГОГОЛЬ (1809—1852) Г о г о л ь не п и ш е т, а р и с у е т ;

его и з о б р а ж е н и я д ы ш а т ж и в ы м и к р а с к а м и д е й с т в и т е л ь н о с т и. Ви д и ш ь и с л ы ш и ш ь и х. К а ж д о е слово, к а ж д а я фра за р е з к о, о п р е д е л е н н о, р е л ь е ф н о в ы р а ж а е т у него м ы с л ь, и т щ е т н о х о т е л и бы вы п р и д у м а т ь д р у г о е слово или другую фразу д л я в ы р а ж е н и я этой мысли.

В. Белинский Николай Васильевич Гоголь родился на Украине, в П о л т а в с к о й г у б е р н и и, в семье п о м е щ и к о в. В 1818 го ду родители о т д а л и его в П о л т а в с к о е уездное у ч и л и щ е, в 1821 году — в Н е ж и н с к у ю гимназию высших наук д л я п р о д о л ж е н и я образования. С ю н о ш е с к и х лет Г о г о л ь по л о н с т р е м л е н и я принести п о л ь з у государству на граж данской с л у ж б е, внушать м о л о д о м у п о к о л е н и ю высокие истины в качестве у ч и т е л я и л и с театральных подмост ков. Ю р и с п р у д е н ц и ю он считал р е ш а ю щ и м фактором в государстве. Ю н ы й Г о г о л ь п о л а г а л, что т о л ь к о в сто л и ц е империи Петербурге он сможет п о л н о и у с п е ш н о проявить себя на государственной ниве. Однако Петер бург встретил его неласково, карьера не с л о ж и л а с ь, но Г о г о л ь не пал д у х о м. Е м у о т к р ы л о с ь писательское по п р и щ е, которое зависело т о л ь к о от него самого, от его т а л а н т а и упорства. Г о г о л ь и з д а л н а ч а т у ю е щ е в гимна з и и р о м а н т и ч е с к у ю п о э м у, но она у с п е х а не и м е л а, и он, у д р у ч е н н ы й автор, с к у п и л и у н и ч т о ж и л т и р а ж.

П е т е р б у р г п р е д с т а в л я л с я ему городом обмана, с к у к и, н а ж и в ы, а родная У к р а и н а по к о н т р а с т у со с т о л и ц е й — в е с е л о й, п о л н о й задора, песен, л е г е н д страной, где царят в о л я, у д а л ь, д у ш е в н о е здоровье. В с т о л и ц е к а ж д ы й ж и вет д л я себя и с т р е м и т с я к а з а т ь с я не тем, что он есть, а з н а ч и т е л ь н о к р у п н е е. Т а м, на У к р а и н е, в б о л ь ш и н стве своем л ю д и — т о в а р и щ и. У н и х о б щ и е интересы, об щ и е заботы, о б щ и е чувства, а е с л и кто-то о б о с о б л я е т с я от соседей, то его сразу распознают и нередко он несет наказание. У к р а и н а живет народной с т и х и й н о й ж и з н ь ю.

П о ч в а б ы т и я ее ж и т е л е й — народные с к а з к и, песни, л е генды, народная фантазия. М о л о д о й л и т е р а т о р вдохно венно пишет повести « В е ч е р а н а х у т о р е б л и з Д и к а н ь к и », к о т о р ы е в ы ш л и в д в у х ч а с т я х. Все з н а м е н и т ы е в те го ды п и с а т е л и встретили их восторженно. Сам П у ш к и н от м е т и л « В е ч е р а... » как одно из п р и м е ч а т е л ь н ы х литера турных явлений. Гоголь вошел в круг петербургских, а затем и м о с к о в с к и х л и т е р а т о р о в. С п о м о щ ь ю Ж у к о в ского он становится преподавателем П е д а г о г и ч е с к о г о ин ститута, затем занимает д о л ж н о с т ь профессора в Петер б у р г с к о м университете по кафедре всеобщей истории.

С 1832 по 1834 год Н и к о л а й В а с и л ь е в и ч готовит сбор ник « М и р г о р о д », выстраивая его по к о н т р а с т у : с одной стороны, г е р о и ч е с к а я и с т о р и ч е с к а я повесть « Т а р а с Б у л ь б а », где о ж и в а ю т т р а д и ц и и в о л ь н о г о казачества, идеи и чувства товарищества и братства, с д р у г о й — гротеск ( « К а к п о с с о р и л и с ь Иван И в а н о в и ч с И в а н о м Н и к и ф о р о вичем»), комическая и грустная и д и л л и я («Старосвет ские п о м е щ и к и » ). О с о б н я к о м стоит н а с ы щ е н н а я фантас т и к о й д е м о н и ч е с к а я повесть « В и й » о п а г у б н о й красоте, к о т о р о й отдал д у ш у м о л о д о й п а р у б о к.

П о с л е « М и р г о р о д а » Г о г о л ь написал п р о и з в е д е н и я, во шедшие в цикл «Петербургские повести», комедию « Р е в и з о р », начал работу над поэмой « М е р т в ы е д у ш и ».

В 1836 г о д у он п у т е ш е с т в у е т по Г е р м а н и и, Ш в е й ц а рии, Ф р а н ц и и, И т а л и и. В П а р и ж е с г л у б о к о й п е ч а л ь ю узнает о смерти П у ш к и н а. В 1841 г о д у п и с а т е л ь нена д о л г о п р и е х а л в Р о с с и ю, затем п о с е л и л с я в И т а л и и.

В Р и м е о н з а в е р ш и л п е р в ы й том « М е р т в ы х д у ш ».

Д л я и з д а н и я п и с а т е л ь в о з в р а т и л с я в Р о с с и ю, п о с л е чего снова у е х а л в И т а л и ю, где р е д а к т и р у е т д л я переизданий свои п р о и з в е д е н и я, создает н о в ы е — сборник « П е т е р б у р г с к и е п о в е с т и », п о с в я щ е н н ы й ж и з н и северной с т о л и ц ы. Сюда в о ш л а и повесть « Ш и н е л ь » о бедном, незамет ном, з а т е р я н н о м ч и н о в н и к е — А к а к и и А к а к и е в и ч е Баш мачки не, с к о т о р ы м с л у ч и л а с ь беда — н о ч н ы е г р а б и т е л и л и ш а ю т его ш и н е л и.

В повести Г о г о л ь изобразил характер « м а л е н ь к о г о че л о в е к а ». Тот порой л и ш е н слова и почти ничего не может в ы м о л в и т ь, а и з ъ я с н я е т с я одними п р е д л о г а м и и наречи я м и. Действие происходит не просто зимой в морозном се верном городе, а в атмосфере мирового х о л о д а, окружаю щ е г о А к а к и я А к а к и е в и ч а. На него отовсюду дует ветер, который в конце концов сдувает ж а л к о г о чиновника с л и ца з е м л и. Справив ш и н е л ь, Б а ш м а ч к и н испытывает миг в е л и ч а й ш е г о торжества. Он называет ш и н е л ь « п о д р у г о й ж и з н и », и даже н е с к о л ь к о раз на его л и ц е м е л ь к а е т усмешка, чего за ним никогда не наблюдалось. Отметив обнову выпивкой с с о с л у ж и в ц а м и, Башмачкин при возвра щ е н и и домой подвергается нападению и л и ш а е т с я шине л и. Величайшее торжество сменяется величайшей катаст рофой. Все п о п ы т к и А к а к и я А к а к и е в и ч а вернуть потерю ни к чему не приводят: бюрократическая машина бездуш на и х о л о д н а. Герой в ы н у ж д е н б ы л вновь ходить в ста рой, дырявой ш и н е л и. В конце концов он з а б о л е л и умер.

С о ц и а л ь н а я н и к ч е м н о с т ь А к а к и я А к а к и е в и ч а сдела л а его н и ч т о ж н ы м ч е л о в е к о м, к о т о р ы й и м е л т о л ь к о од ну страсть: одни б у к в ы б ы л и у него фаворитами, он л ю б и л переписывать б у м а г и без в с я к о г о с м ы с л а, п о д ч и н я ясь л и ш ь формальному акту письма. Личное начало з а г л о х л о в « м а л е н ь к о м ч е л о в е к е », но это не значит, что совсем и с ч е з л о и з его д у ш и. П о с л е смерти А к а к и я А к а киевича п о я в л я е т с я и з н е б ы т и я м с т и т е л ь, к о т о р ы й сры вает с ч и н о в н и к о в ш и н е л и и у с п о к а и в а е т с я л и ш ь тогда, к о г д а в его р у к а х о к а з ы в а е т с я г е н е р а л ь с к а я ш и н е л ь, ш и н е л ь того «значительного л и ц а », которое отказало А к а к и ю А к а к и е в и ч у в п о м о щ и. П о с м е р т н ы й бунт ге р о я — это вызов всеобщей б ю р о к р а т и и и всему п о р я д к у.

Н е о щ у щ а е т он, у г н е т е н н ы й пустотой д е й с т в и т е л ь н о с т и, и с и л ы Б о г а. Л и ш ь перед к о н ц о м ж и з н и я в и л с я Баш м а ч к и н у с в е т л ы й гость в виде ш и н е л и — я в н ы й намек на а н г е л а.

В 1842 г о д у в ы ш л и в свет « М е р т в ы е д у ш и », первый том — л и ш ь одна часть о г р о м н о г о з а м ы с л а, образцом ко т о р о г о п о с л у ж и л а поэма и т а л ь я н с к о г о поэта Д а н т е « Б о ж е с т в е н н а я к о м е д и я », с о с т о я щ а я и з трех частей ( « А д », « Ч и с т и л и щ е », « Р а й » ). Г о г о л ь п р е д п о л а г а л показать иде а л ь н ы х р у с с к и х л ю д е й, к о т о р ы е нравственно очисти л и с ь, п р о й д я и с п ы т а н и я страданием.

О б щ и й з а м ы с е л б ы л в о з в ы ш е н н ы м и г р а н д и о з н ы м по м а с ш т а б у. Г о г о л ь н а м е р е в а л с я поведать м и р у о в е л и ч и и д у ш и р у с с к о г о ч е л о в е к а, о д у х о в н о м с о д е р ж а н и и рус ской ж и з н и в ее и д е а л е, рассказать о том, к а к у ю гро м а д н у ю р о л ь призвана сыграть Р о с с и я д л я д р у г и х наро дов и стран. П о э м а м ы с л и л а с ь автором как воспевание б о г а т е й ш е й н а ц и о н а л ь н о й д у ш и. В первом же томе дей с т в о в а л и не ж и в ы е, а мертвые д у ш и, к о т о р ы е д о с т о й н ы с а т и р и ч е с к о г о с м е х а. Д л я этого б ы л и и с п о л ь з о в а н ы при емы романа-путешествия (Чичиков объезжает Россию), романа-воспитания (биографии Чичикова и П л ю ш к и н а ), п л у т о в с к о г о романа ( с ю ж е т первого тома основан на афе ре Ч и ч и к о в а ).

Работа над в т о р ы м т о м о м « М е р т в ы х д у ш » п р и в е л а Гоголя к глубокому духовному кризису: отрицательные герои д а л и с ь ему к у д а л у ч ш е п о л о ж и т е л ь н ы х. Х у д о ж ник п о н и м а л, что поэма требует ж и в ы х картин, к о т о р ы е бы у б е ж д а л и ч и т а т е л я к о н к р е т н о с т ь ю, т о ч н о с т ь ю и си л о й и з о б р а ж е н и я. Он о б в и н и л себя в том, что о к л е в е т а л Р о с с и ю, н а с е л и в « М е р т в ы е д у ш и » у р о д а м и и не сумев превратить их в п о л о ж и т е л ь н ы х героев. Б о л е з н е н н о пе р е ж и в а я н е у д а ч и со в т о р ы м и т р е т ь и м т о м а м и, он пы тался найти выход, просил милости у Бога, написал к н и г у « В ы б р а н н ы е места из п е р е п и с к и с д р у з ь я м и », ос новная м ы с л ь которой — р е л и г и о з н о е п о к а я н и е и стра с т н ы й призыв к вере. Та же и д е я пронизывает и « А в т о р с к у ю и с п о в е д ь ». И з м у ч е н н ы й д у ш е в н о й б о р ь б о й, Го г о л ь в 1852 г о д у с ж е г второй том « М е р т в ы х д у ш ».

Вскоре, б у к в а л ь н о через н е с к о л ь к о дней, он у м е р, из н у р е н н ы й с т р а д а н и я м и и не н а й д я п р и м и р е н и я с собой.

В с я М о с к в а х о р о н и л а своего г е н и а л ь н о г о с ы н а, ч ь е в л и я н и е на д у х России, на ее к у л ь т у р у, на ее искусство слова неоценимо.

В. Коровин Прочитайте внимательно статью В. Коровина о Н. В. Гого ле. Подготовьте ее пересказ.

Что говорит о Гоголе Белинский в эпиграфе к статье?

Что рассказывается в статье о повести « Ш и н е л ь » ? Прочи тайте повесть « Ш и н е л ь » целиком. Поразмышляйте над судьбой героя, его горестями и радостями.

4. Что Вы узнали из рассказа о Гоголе, об особой роли «Мерт вых д у ш » в его жизни и судьбе? Познакомьтесь с этим про изведением.

В творческой л а б о р а т о р и и Н. В. Г о г о л я « М е р т в ы е д у ш и » — величайшее произведение Гого л я. Он п р и с т у п и л к его написанию м о л о д ы м человеком, почти юношей;

вошел с ним в пору зрелости;

приблизил ся к последней ж и з н е н н о й черте. « М е р т в ы м д у ш а м » Го г о л ь о т д а л все — и с в о й х у д о ж н и ч е с к и й г е н и й, и и с т у п ленность м ы с л и, и страстность надежды. « М е р т в ы е ду ш и » — это ж и з н ь Г о г о л я, е г о б е с с м е р т и е и е г о с м е р т ь ».

Ю. Манн. «В поисках живой души»

« Е с л и эта п о э м а п о с п р а в е д л и в о с т и м о ж е т н а з в а т ь с я п а м я т н и к о м его как писателя, т о с н е м е н ь ш е й основа т е л ь н о с т ь ю п о з в о л е н о с к а з а т ь, ч т о с н е й г о т о в и л о н се бе и гробницу как ч е л о в е к у. «Мертвые души» была та п о д в и ж н и ч е с к а я к е л ь я, в к о т о р о й он б и л с я и с т р а д а л до тех пор, пока в ы н е с л и его б е з д ы х а н н ы м из н е е ».

II. В. Анненков С. И. М а ш и н с к и й отмечал, что « г л а в н ы м делом жиз ни Г о г о л я явились «Мертвые д у ш и ». Его писательская биография п р о д о л ж а л а с ь двадцать три года. Из них око л о с е м н а д ц а т и л е т б ы л и о т д а н ы р а б о т е над « М е р т в ы м и душами ».

Е щ е т о л ь к о начав писать это произведение, Г о г о л ь проникся у б е ж д е н и е м в его и с к л ю ч и т е л ь н о й важности, в том, что оно д о л ж н о сыграть какую-то особую р о л ь в с у д ь б а х Р о с с и и и т е м п р о с л а в и т ь и м я автора.... О н писал Ж у к о в с к о м у : « К л я н у с ь, я что-то сделаю, чего не д е л а е т о б ы к н о в е н н ы й ч е л о в е к.... Это в е л и к и й пере л о м, в е л и к а я эпоха моей ж и з н и »....

С к о л ь бы, однако, не б ы л о в е л и к о значение « М е р т вых д у ш », нет н у ж д ы противопоставлять и х предше ствующему творчеству писателя. Без «Вечеров на хуторе б л и з Д и к а н ь к и » и « М и р г о р о д а », « П е т е р б у р г с к и х повес т е й » и « Р е в и з о р а » не б ы л о бы « М е р т в ы х д у ш ». Разви тие творчества Г о г о л я ш л о необыкновенно быстро, ин тенсивно. М е ж д у выходом в свет первого ц и к л а его по вестей и н а ч а л о м работы над « М е р т в ы м и д у ш а м и »

п р о ш л о всего три-четыре года. Но громадный х у д о ж е ственный опыт, приобретенный Г о г о л е м в процессе рабо ты над своими первыми произведениями, дал возмож ность создать г е н и а л ь н у ю поэму.

Есть писатели, л е г к о и свободно придумывающие сю ж е т ы своих сочинений. Г о г о л ь к их ч и с л у не относился.

Он б ы л м у ч и т е л ь н о не изобретателен на сюжеты. С вели к и м трудом давался ему сюжет каждого произведения.

Е м у н у ж е н б ы л всегда внешний т о л ч о к, чтобы о к р ы л и т ь фантазию.... Сюжетом « М е р т в ы х д у ш » Г о г о л ь, б ы л обязан П у ш к и н у, давно внушавшему ему м ы с л ь написать б о л ь ш о е эпическое произведение. Об этом вспоминал Го г о л ь в « А в т о р с к о й и с п о в е д и ». П у ш к и н рассказал Г о г о л ю историю похождений некоего авантюриста, скупавшего у помещиков у м е р ш и х крестьян, чтобы з а л о ж и т ь их как ж и в ы х в Опекунском совете 1 и п о л у ч и т ь изрядную ссуду.

История эта могла показаться Г о г о л ю не более диковин ной, чем та, о которой он рассказал в т о л ь к о что закон ченной повести « Н о с »....

Художественная структура «Мертвых д у ш » очень свое образна. Сюжет состоит из трех внешне з а м к н у т ы х, но внутренне связанных м е ж д у собой звеньев: помещи ки, городское чиновничество и жизнеописание Ч и ч и к о в а.

К а ж д о е из этих звеньев помогает обстоятельнее и г л у б ж е раскрыть идейный и художественный замысел Г о г о л я.

С. Машинский. «Художественный мир Гоголя»

1. Как оценки Ю. Манна, В. Коровина, П. Анненкова помога ют Вам осознать громадность подвига и глубину страдания Опекунский совет — ведомство, которое заботилось о вдовах, сиро тах и о внебрачных детях.

автора знаменитой поэмы «Мертвые д у ш и » ? Прочитайте ее, познакомьтесь с литературой о ней, например, с книгой Ю. Манна «В поисках живой д у ш и ».

2. Подумайте, чем интересны герои. В чем смысл поэмы? Ка кую роль она сыграла в судьбе писателя?

3. Согласны ли Вы с рассуждениями литературоведа С. Ма шинского? Что в его суждениях близко Вам и особенно за интересовало Вас?

4. Какие герои Н. В. Гоголя видят в себе «значительную» пер сону, а на самом деле представляют собой «сочетание ре альной мизерности, духовной нищеты»?

О поэме «Мертвые души»

Первоначально Гоголь задумал «предлинный роман»

в к о м и ч е с к о м к л ю ч е : он, п о е г о с л о в а м, х о т е л и з о б р а зить «всю Р у с ь », но с «одного б о к у ». Однако с началом р а б о т ы з а г р а н и ц е й над « М е р т в ы м и д у ш а м и » з а м ы с е л претерпел очень существенные изменения.

« Я д у м а л п р о с т о, — п и с а л Г о г о л ь в « А в т о р с к о й испо в е д и », — ч т о с м е ш н о й п р о е к т, и с п о л н е н и е м к о т о р о г о за н я т Ч и ч и к о в, наведет м е н я с а м н а р а з н о о б р а з н ы е л и ц а и х а р а к т е р ы ;

ч т о р о д и в ш а я с я во м н е с а м о м о х о т а сме я т ь с я создаст с а м а с о б о ю м н о ж е с т в о с м е ш н ы х я в л е н и й, которые я намерен был перемешать с трогательными.

Н о н а в с я к о м ш а г у я б ы л о с т а н а в л и в а е м в о п р о с а м и : за ч е м ? К ч е м у это? Ч т о д о л ж е н с к а з а т ь с о б о ю т а к о й - т о х а рактер?... Ч е м более я о б д у м ы в а л мое сочинение, тем более видел, что не с л у ч а й н о следует мне взять характе р ы, к а к и е п о п а д у т с я, н о и з б р а т ь о д н и те, н а к о т о р ы х за метней и г л у б ж е отпечатались истинно русские, корен н ы е свойства н а ш и. М н е х о т е л о с ь в с о ч и н е н и и м о е м вы ставить п р е и м у щ е с т в е н н о те в ы с ш и е свойства русской природы, которые еще не всеми ценятся справедливо, и п р е и м у щ е с т в е н н о те низкие, которые е щ е недостаточ но в с е м и о с м е я н ы и п о р а ж е н ы ».

Г о г о л ь з а д а л себе г л а в н ы й в о п р о с : з а ч е м, с к а к о й ц е л ь ю он смеется? Он не х о т е л смеяться ради безотчет ного пустого веселья, он не х о т е л комиковать ради ко м и к о в а н и я, но не х о т е л смеяться и ради простого разоб л а ч е н и я. Сила его смеха д о л ж н а была, по его словам, помочь ему «так ярко изобразить недостатки, что их в о з н е н а в и д и т ч и т а т е л ь, е с л и б ы д а ж е н а ш е л и х в себе с а м о м ». Но « в о з н е н а в и д е т ь » и « у н и ч т о ж и т ь недостат к и » — мысль разрушительная. М е ж д у тем Г о г о л ь все бо лее задумывается о созидании, о положительной пользе, какую он может принести России.

Впоследствии, в «Авторской исповеди», он утверждал, что работа над «Мертвыми душами» во весь рост постави ла перед ним идею государственной пользы писательского дела: «...творя творение свое, он (автор) исполняет имен но тот долг, д л я которого он призван на землю, для кото рого именно даны ему способности и с и л ы ». Исполняя этот долг, наложенный на автора свыше, автор « с л у ж и т в то же самое время так же государству своему, как бы он действительно находился в государственной с л у ж б е ».

Больше того: не только мысль о земной государствен ной пользе движет Гоголем, но и мысль об исполнении избранной миссии, Божественного поручения: «И ныне я чувствую, что не земная воля направляет путь м о й ».

Г о г о л ь надеется разгадать загадку и узнать истинное предназначение России и дорогу к ее спасению. Отсюда возникает предощущение литературного подвига, в кото ром сливаются воедино подвиг писательский, подвиг нравственно-человеческий, подвиг патриотический и по двиг религиозного с л у ж е н и я. Такого рода Божественное поручение никак не может ставить перед писателем раз рушительные цели, которые могут выступить л и ш ь как временно необходимые, но не всеобъемлющие.

Мысль, охватывающая весь замысел, должна быть сози дательной и соответствующей благому Промыслу, неземной высшей воле, совпадающей с государственной пользой и па триотическим устремлением. Смех помогает прояснить по ложительную, созидательную идею, потом, когда она вос торжествует, уничтожается и исчезает, сам себя исчерпав.

Такой идеей являются «высшие свойства русской природы», великое духовное богатство России и высокие душевные достоинства русского человека. Ц е л ь Г о г о л я состоит, по его представлению, в том, чтобы так изобра зить эти достоинства, « ч т о к ним возгорится любовью русский ч е л о в е к ». И тогда «разнообразие богатств и да ров, доставшихся на его долю преимущественно перед другими народами», представит Россию во всем духов ном великолепии и красоте. Такой она явится перед взо рами других народов и государств!

Но сначала надо, чтобы русский человек возненави дел свои недостатки и пороки, а возненавидев, испытал бы острую потребность посмеяться над ними и сжечь их в очистительном смеховом огне. Тогда, испытав нена висть к недостаткам, он перестрадает свое ничтожество и через страдание сильнее и г л у б ж е возлюбит свои до стоинства, причем, может быть, те, которые не только сгорят, но и преобразятся с помощью беспощадного смеха.

Следовательно, чем сильнее и бесстрашнее смех над недостатками, тем сильнее и г л у б ж е любовь к достоин ствам. Два свойства русского человека — отрицательное и положительное — требуют от писателя напряжения двух сил — смеха и лирики, ненависти и любви. Следо вательно, уже не с одного, комического, боку рисуется теперь Г о г о л ю его замысел и весь обширный труд, а со всех сторон. « В с я Р у с ь, — пишет он,— отзовется в н е м ».

Он теперь хочет, чтобы по прочтении его сочинения пе ред читателями «предстал как бы невольно весь русский человек...».

Отныне, со времени возобновления за границей рабо ты над «Мертвыми д у ш а м и », замысел произведения ста новится универсальным, всеобъемлющим.

В это время Г о г о л ь чувствует громадный прилив творческих сил, в его настроения проникают мотивы из бранничества и мессианства.

Осенью 1836 года писатель переехал в Париж и там зимой 1837 года узнал о смерти А. С. Пушкина. Потря сенный, писатель теперь считает свой труд «священным завещанием» поэта.

Весной 1837 года он приехал в Рим, потом весь год провел в путешествиях по И т а л и и, Германии, Швей царии. Наконец, осенью он поселился в Риме и там в течение двух лет завершил первый том « М е р т в ы х душ».

В Риме, к о л ы б е л и христианской цивилизации, Го г о л ь чувствует подъем физических и душевных сил. Ему пишется легко. Но он тоскует по России и представляет ее теперь целой, неразделимой, всю сразу. Однако из бранный масштаб не освобождает его писательский взгляд от подробностей, мелочей и случайностей, кото рые сильнее и ярче оттеняют всеохватность замысла.

В «Мертвых д у ш а х » всеобъемлемость слита с детализа цией и через детализацию проступает всеобщность.

Г о г о л ь читает « М е р т в ы е д у ш и » (1842). В 1839 году Г о г о л ь уехал в Германию и в том же году прибыл сна чала в Москву, затем в Петербург (конец октября). Здесь у своих старых знакомых Гоголь читал начальные гла вы « М е р т в ы х д у ш ». Весной 1840 года Г о г о л ь снова уехал в Италию. По дороге, в Вене, столице Австрии, с ним с л у ч и л с я приступ тяжелой нервной болезни. Он у с и л и л религиозно-мистическую настроенность писате л я, и отныне, по воспоминаниям современников, Гоголь уже разговаривал со всеми «как власть и м у щ и й », полу чивший ее свыше и потому обязанный всем давать на ставления и советы. В поведении Г о г о л я явно усилива ются и все более растут наклонности к моральным про поведям. Это стало прямым следствием обстоятельств, взятых на себя Гоголем: мистически спасти Отечество, открыв ему путь духовного исправления. Идея мессиан ского подвига, который Г о г о л ь хотел исполнить, подо рвала физическое здоровье писателя и надломила его ду шевные силы.

В течение осени 1841 года Г о г о л ь отделывает первый том «Мертвых д у ш », затем через Петербург приезжает в Москву и читает друзьям последние пять глав. В ян варе 1842 года рукопись была переправлена в Петербург, где поступила в цензуру и в начале марта разрешена к печати, но с изменением заглавия ( « П о х о ж д е н и е Чи чикова, или Мертвые д у ш и » ) и исключением «Повести о капитане К о п е й к и н е ». Писателю пришлось согласить ся, хотя замысел Г о г о л я был изменен: вместо мысли об омертвении человечества и его духовном воскрешении на первое место выходили авантюрные приключения Чичи кова. В мае 1842 года первый том вышел в свет.

Критика. Критика встретила первый том «Мертвых д у ш » в целом очень сочувственно, понимая, что обсуж дает великое творение литературы. Однако среди востор женных откликов встречались и отрицательные. Отпор им был дан в статьях Белинского, критика и поэта «Мертвые души». Русь. Художник А. Лаптев П. П л е т н е в а, к р и т и к а, историка и теоретика л и т е р а т у р ы, поэта С. Ш е в ы р е в а.

Вскоре тогда ж е р а з в е р н у л а с ь п о л е м и к а м е ж д у запад ником В. Г. Б е л и н с к и м и славянофилом К. С. А к с а к о вым п о поводу « М е р т в ы х д у ш ». К. С. А к с а к о в, п р а в и л ь но о т м е т и в ш и й связь поэмы с а н т и ч н ы м эпосом Г о м е р а, с и л ь н о, однако, п р е у в е л и ч и л ее, п о л а г а я, что Г о г о л ь на с т о л ь к о п р о н и к с я э п и ч е с к и м с о з н а н и е м древности, что в о с к р е с и л его и в ы с т у п и л б е с с т р а с т н ы м х у д о ж н и к о м.

А к с а к о в б ы л прав, у л о в и в связь м е ж д у эпосом Г о м е р а и « М е р т в ы м и д у ш а м и ». Но он не прав в том, что не при д а л з н а ч е н и я сатире Г о г о л я и л и р и ч е с к о м у пафосу «Мертвых душ».

М н е н и е А к с а к о в а б ы л о оспорено Б е л и н с к и м, к о т о р ы й настаивал на с а т и р и ч е с к о м х а р а к т е р е г о г о л е в с к о г о пись ма и на новой э п и ч е с к о й манере, п р и с у щ е й с о в р е м е н н ы м р о м а н и с т а м. Это б ы л о п р а в и л ь н о. Однако Б е л и н с к и й с д е л а л п р о м а х : о н р е ш и т е л ь н о отверг в с я к у ю связь «Мертвых д у ш » с произведениями Гомера. А это было неосновательно, потому что именно во время работы над поэмой Гоголь заново перечитывал эпические поэмы Го мера и обращался к его опыту.

Когда появились критические оценки и развернулась полемика, Г о г о л я не было в России. В июне 1842 года он снова уехал за границу, сначала в Германию, потом в любимый им Р и м. Здесь писатель работал над вторым томом «Мертвых д у ш » и готовил первое издание собра ния своих сочинений, куда включил много ранее нача тых произведений.


Второй том « М е р т в ы х д у ш ». Второй том пишется долго и трудно ( « М е р т в ы е д у ш и » « п и ш у т с я и не пишут с я », по словам Г о г о л я ). Мешают болезнь и отчасти но вые умонастроения, новые духовные искания. Г о г о л ь те перь воспринимает сочинение «Мертвых д у ш » как мо мент собственного жизнестроительства, как л и ч н ы й опыт такого устроения своего духовного и душевного ми ра, который он хотел бы передать ближайшим современ никам. Религиозно-мистическая настроенность писателя растет, как растет умственное и нервное напряжение, связанное с новым смыслом совершаемого писательско го труда. Гоголю кажется, что он медлит и слишком гру бо выражает свои идеи. Он надрывает себя и в начале 1845 года впадает в глубочайший душевный кризис. Пи сатель уезжает в Париж, затем в Германию, где переез жает из города в город, советуется с тамошними знаме нитостями о способах лечения.

В июле 1845 года, в состоянии резкого обострения здоровья, Гоголь сжигает рукопись второго тома «Мерт вых д у ш ». Причиной тому, как объяснил впоследствии Гоголь, послужила та самая положительная, созидатель ная идея, которую писатель п о л о ж и л в основание свое го огромного, всеобъемлющего и универсального замыс л а. Г о г о л ю никак не удавалось художественно убеди тельно воспроизвести идеал. Он считал, что все попытки передать и донести высоту идеала б ы л и недостаточно впечатляющими. Г о г о л ь все еще был уверен, что ему по плечу та мистическая непосильная задача, которую он на себя взвалил,— стать своеобразным пророком и выве сти Р о с с и ю из д у х о в н о й т ь м ы к д у х о в н о м у свету. Одна ко такая ц е л ь не т о л ь к о оказалась непосильной, но и расходилась с дарованием Г о г о л я. Его талант б ы л по п р е и м у щ е с т в у комический, р а с к р ы в а ю щ и й темные, смешные, порочные стороны ж и з н и. Замысел же « М е р т вых д у ш » — в е л и ч е с т в е н н о - л и р и ч е с к и й, воспевающий и п р о с л а в л я ю щ и й духовно прекрасные начала русской ж и з н и. Противоречие м е ж д у з а м ы с л о м и своеобразием г е н и а л ь н о г о дарования у с у г у б л я л о д у ш е в н у ю б о л е з н ь Г о г о л я. П и с а т е л ь п о г у б и л себя, поставив перед собой не в ы п о л н и м ы е ц е л и, и постоянно у п р е к а л и обвинял себя, что не может этих ц е л е й достичь.

Л и ш ь к осени 1845 года здоровье Г о г о л я у л у ч ш и л о с ь, и он п р и с т у п и л к п р о д о л ж е н и ю своей поэмы. На следу ю щ и й год писатель отправляется странствовать, потом п о с е л я е т с я в И т а л и и — в Н е а п о л е. Ч т о б ы как-то оправ даться перед ч и т а т е л я м и и объяснить причины, по кото р ы м затягивается окончание второго тома « М е р т в ы х д у ш », и чтобы все-таки и з л о ж и т ь свои идеи, Г о г о л ь ре ш и л напечатать « В ы б р а н н ы е места из переписки с дру з ь я м и ». В 1847 году книга появилась в Петербурге.

« В ы б р а н н ы е места из переписки с д р у з ь я м и » (1847).

Г о г о л ь, выпуская « В ы б р а н н ы е м е с т а... », вероятно, никак не предполагал, что его новый труд вызовет бурю мне ний, толков, х у л ы, осуждений, встретит такую г л у х у ю стену н е п о н и м а н и я. Л и ш ь В я з е м с к и й и поэт, к р и т и к А п. Григорьев настаивали на осторожном отношении к книге. Ап. Григорьев писал, что Г о г о л ь обнажил в кни ге болезненность своей д у ш и и всю о б щ у ю нашу болез ненность, имея в виду тот кризис, который переживала страна и который через н е с к о л ь к о л е т, во время К р ы м ской кампании и обидного, горького поражения России, стал очевиден всем. Однако большинство других крити ков, в том ч и с л е и Б е л и н с к и й, встретили к н и г у враждеб но. Одни из них писали, что претензии Г о г о л я с л и ш к о м в е л и к и, но не основательны. Д р у г и е п о л а г а л и, что Г о г о л ь погряз в противоречиях, из которых не может выбрать ся. Третьи считали, что Г о г о л ь изменил своему х у д о ж н и ческому призванию. Б е л и н с к и й упрекал Г о г о л я в том, что из прогрессивного сатирического писателя, обличите ля пороков современного общества он превратился в кон серватора и мракобеса, защищающего отвергаемые всеми м ы с л я щ и м и людьми России отжившие устои.

И все, кроме нескольких вдумчивых и хорошо чув ствующих Г о г о л я людей, были не правы.

«Выбранные места из переписки с друзьями» свиде тельствовали прежде всего о том, что болезнь души при няла у Г о г о л я новые и опасные формы. Речь идет не о сумасшествии, но г л у б о к о м нервном расстройстве вследствие принятых на себя Гоголем непосильных обя зательств. Г о г о л ь п о л а г а л, что если ему дан талант, а это никем сомнению не подвергалось, то, стало быть, на него возложена миссия свыше. И чем громаднее та лант, тем выше обязательства. Не исполнить их — зна чит не исполнить Высшую Волю. Это тяжкий, неиску паемый грех. Д л я Г о г о л я, как д л я православного хрис тианина, отказ от миссии избавителя России, через нее — от избавителя человечества невозможен. Поверив в свое избранничество, Гоголь стал разговаривать с друзь ями и близкими знакомыми так, словно перед ними был один из учеников Христа, один из апостолов или, по крайней мере, пророков. Г о г о л ь вполне серьезно, бук вально, не метафорически, счел себя « у ч и т е л е м ж и з н и ».

«Выбранные места...» и стали пламенной « у ч и т е л ь ской» книгой, проповеди и поучения в которой касались самых разных сторон жизни — лихоимства, презрения к законам, семейных устоев, хотя у Г о г о л я не б ы л о семьи. Но, главное, писатель разочаровался в живитель ном нравственном воздействии на людей художественной литературы. Осознав ее крайне слабой и не дающей ощу тимых результатов, писатель вынужден был признать, что и его художественные произведения тоже не выпол няют « у ч и т е л ь н о й » роли. Гоголь был готов отречься от них. Он приходит к выводу, что гораздо действеннее ху дожественной литературы д л я воспитания человека ре лигиозно-нравственная проповедь, моральное поучение, религиозная публицистика. Из нравственного тупика, в какой попали Россия и русский человек, есть, по мыс ли Г о г о л я, один выход — общее желание всех русских людей — от крестьянина до царя — заново устроить свое духовное, «внутреннее хозяйство» и одновременно жиз неустроить свой общий дом на началах подлинной нрав ственности, законы которой напечатаны в священных книгах православия и в церковных текстах. Все сосло вия и звания обязаны выполнить этот нравственный долг, и тогда Россия, обретя «идеальное небесное госу дарство», выполнит перед другими народами высокую обязанность, наложенную на нее свыше.

Это была утопия, не лишенная критического начала, отвергающая существующий в России порядок, но все таки утопия. Она не предполагала ни преобразования политического устройства Российского государства, ни социальных реформ, в которых оно нуждалось.

«Выбранные места...» б ы л и публицистической кни гой и не могли заменить художественной прозы. Публи ка, кроме нескольких близких Г о г о л ю друзей, думала, что писатель полон творческих сил. На самом деле Го голь давно не выпускал новых художественных произве дений. Появившиеся в четырехтомном собрании сочине ний (1843) не опубликованные раньше повесть « Ш и н е л ь » и комедия « Ж е н и т ь б а » б ы л и начаты значительно раньше — в 1836 и в 1833 годах. Кроме нескольких не б о л ь ш и х произведений, большей частью статей, пьес разъяснений к « Р е в и з о р у », Г о г о л ь за десятилетие с 1842 по 1852 год не написал почти ничего. Второй том «Мертвых д у ш » ему не давался, к третьему он не мог и приступить.

Отклики на «Выбранные места...» застали его во вре мя переезда из Италии в Германию. «Здоровье мое,— писал Г о г о л ь, — потряслось от этой д л я меня сокруши тельной истории по поводу моей к н и г и... » Считая себя непонятым, Г о г о л ь полагает, что снова должен объяс ниться с читающей публикой и с критикой. Он пишет « А в т о р с к у ю исповедь» (заглавие Г о г о л ю не принадле жит), но не публикует ее (появилась после смерти авто ра). В ней он заявляет, что никогда не изменял себе и своим художественным созданиям. Признавая неудачу «Выбранных м е с т... », Гоголь тем не менее надеется по править ее вторым томом своего обширного сочинения:

«...не позабывайте, что у меня есть постоянный труд:

эти самые «Мертвые д у ш и »... ».

Писатель не оставляет попыток снова начать второй том и с этой целью зимой 1847/48 года в Италии чита ет русские книги по самым различным областям знаний, стремясь « о к у н у т ь с я покрепче в коренной русский д у х ».

В январе 1848 года он совершает давно задуманное па ломничество в Иерусалим, к Святым местам. Прибыв ту да, он припадает с молитвой к Гробу Господню и просит Христа помочь ему «собрать все силы наши на произве дение творений, нами л е л е е м ы х ». Понятно, что речь идет о « М е р т в ы х д у ш а х ». Т о л ь к о совершив молитву, Г о г о л ь возвращается в Россию, чтобы не покидать ее у ж е никогда. Он поселяется в Одессе, затем переезжает в Петербург, где знакомится с новыми писателями — Н. А. Некрасовым, И. А. Гончаровым, Д. В. Григорови чем, А. В. Дружининым. Потом Г о г о л ь живет в Москве и присутствует на чтении А. Н. Островским его комедии « Б а н к р у т » ( « С в о и люди — сочтемся»). В это время он решается устроить свою семейную жизнь и делает пред ложение А. М. Виельгорской, но получает отказ, лиш ний раз напомнивший Г о г о л ю об одиночестве и уязвив ший его гордость.

Все это время — с 1849 по 1852 год — Гоголь не пе рестает работать над вторым томом и решается даже чи тать отдельные главы своим друзьям и близким знако мым. Всего было прочитано не менее семи глав. Гоголь сообщает Жуковскому, что второй том близок к оконча нию, 1 января 1852 года он утверждает в другом письме к иному адресату, что второй том «совершенно окончен».


Кризис. В последних числах января Г о г о л я настиг новый душевный кризис. Т о л ч к о м к нему стало извес тие о смерти сестры поэта Н. М. Языкова. Гоголь заду мывается о смерти. Его посещают сомнения в полезнос ти заново написанного им второго тома. Он обвиняет себя в том, что слишком возгордился, не достиг нрав ственного совершенства, возмечтал стать спасителем че ловечества. В своих собственных глазах он превратился в преступника, который не только не прославил Россию, но и оклеветал ее. Эти мысли привели Г о г о л я к выводу, что второй том не т о л ь к о его творческая неудача, но и крах всей жизни. Он понял, что не смог совместить художественное творчество с религиозным служением.

В этом, возможно, Гоголь укрепился после бесед со сво им духовником, священником Матвеем Константинов ским. Душевный кризис Г о г о л я настолько у с и л и л с я, что писатель попросил о причащении Святых Тайн, через несколько дней в ночь с 11 на 12 февраля сжег второй том «Мертвых д у ш » (остались черновики пяти глав). Че рез десять дней после сожжения рукописи 21 февраля 1852 года Г о г о л ь умер. Он погиб, раздавленный тя жестью воображаемой вины.

Х о р о н и л и Г о г о л я тысячи людей. Его отпевали в уни верситетской церкви Св. Татьяны, оттуда до места по гребения в Даниловом монастыре гроб несли на руках профессора и студенты Московского университета.

Над могилой писателя был поставлен надгробный памят ник, на котором высекли надпись со словами из книги библейского пророка Иеремии: « Г о р ь к и м словом моим посмеются».

Замысел « М е р т в ы х д у ш ». Случилось так, что «Мерт вые д у ш и » стали таким произведением Г о г о л я, в кото ром творчество гения, его вершинное творение оберну лось поражением художника, принесшим ему гибель.

Произошло это потому, что замысел Г о г о л я был все объемлющ и грандиозен, но неисполним с самого начала.

«Мертвые д у ш и » были задуманы писателем в трех то мах. Гоголь опирался в своем замысле на эпические по эмы Гомера и на средневековую поэму итальянского по эта Данте «Божественная к о м е д и я ». В духе эпических поэм Гомера, воспевавших греческих богов и героев, Го голь намеревался создать эпопею новейшую, так называ емую « м а л у ю эпопею». Ц е л ь ее заключалась в конечном итоге в прославлении, в пафосном лирическом воспева нии эпической картины превращения некоторых пороч ных персонажей в героев исключительно п о л о ж и т е л ь ных, обладающих л у ч ш и м и качествами русского челове ка. Россия должна была от тома к тому очищаться от скверны и в третьем томе книги Г о г о л я предстать перед всем человечеством во всем блеске нравственного совер шенства, духовного богатства и душевной красоты. Тем самым Россия указывала бы другим народам и государ ствам путь к нравственно-религиозному спасению от коз ней исконного врага Христа и человечества — дьявола, сеющего на земле зло. Пламенная хвала такой России и такого очистившегося от пороков русского человека, став предметом восхищенного воспевания, превращала «Мертвые д у ш и » в поэму. Следовательно, жанровое оп ределение, данное Гоголем своему произведению, отно сится ко всему трехтомному замыслу.

Н у ж н о отметить величайшую творческую смелость Г о г о л я, задумавшего произведение огромного масштаба и общечеловеческого значения. В идее «Мертвых д у ш »

проявились величие души писателя и его художествен ный гений. Однако совершенно ясно, что нравственное совершенство не может быть достигнуто человечеством здесь и сейчас, что нужны многие тысячелетия д л я ус тановления таких отношений между людьми и государ ствами, основами которых станут учение Христа и обще человеческие ценности.

Если бы Гоголь не пытался воплотить нравственное величие русского человека в художественные образы, но представил бы его именно как художественный иде ал, то, вполне возможно, ему удалось бы завершить свое произведение. Но Г о г о л ю подобное решение грандиозной задачи казалось с л и ш к о м ничтожным и у м а л я ю щ и м весь замысел. Ему б ы л о необходимо вдохнуть живую жизнь в мечту, в идеал, чтобы нравственно совершенный русский человек состоял бы из плоти и крови, чтобы он действовал, общался с другими л ю д ь м и, р а з м ы ш л я л и чувствовал. Силой воображения он пытался вызвать его к жизни. Но мечта, идеал не хотели становиться правдоподобной явью.

Г о г о л ь писал не утопию, где условность б у д у щ е г о предполагается самим жанром. Его нравственно непогре шимый человек должен был выглядеть не утопическим созданием, а жизненно правдивым. Однако не было «прототипа» и образца, на которые б ы л и бы похожи во ображенные Гоголем художественные типы. Их еще не родила жизнь, они существовали только в голове худож ника как отвлеченные религиозно-нравственные идеи.

Понятно, что задача сотворить идеал из плоти и крови оказалась непосильной д л я Г о г о л я. Замысел Г о г о л я при всем его величии и стройности обнаружил лежащее вну три его противоречие, которое не м о г л о быть преодоле но. Попытки разрешить это противоречие кончались не удачами.

Гоголевский замысел содержал в себе и величайший взлет художественной идеи, и ее неизбежное падение в том смысле, что он не мог быть никогда завершен. По беда гения была чревата поражением.

Жанровое обозначение « п о э м а », таким образом, отно сится ко всему замыслу и имеет в виду как эпический размах, так и лирический пафос, пронизывающий эпи ческое повествование. В соответствии с приближением к идеалу нравственного совершенства лирический пафос будет возрастать и усиливаться. Художественная неубе дительность идеальных картин станет осознаваться все яснее. Насыщенное лирикой эпическое повествование будет подменяться религиозно-нравственными пропове дями, поучениями и пророчествами. Художественное начало уступит место началу религиозно-этическому, мистически-моральному, выраженному в формах рито рической и дидактической речи. При этом роль автора пророка, автора-проповедника, автора-учителя жизни и носителя религиозно-мистических прозрений с неиз бежностью будет возрастать.

Ж а н р поэмы, помимо связи с эпическими поэмами Гомера, как заметили современники Г о г о л я, имел пря мое литературное отношение к эпической средневековой поэме Данте «Божественная к о м е д и я ». Поэма Данте со держала три части — « А д », « Ч и с т и л и щ е », « Р а й ». По нятно, что « А д » был населен грешниками, в « Ч и с т и л и щ е » помещались те, кто мог очистить свои души от гре хов. В « Р а ю » оказывались чистые, непорочные души праведников. Гоголевский замысел согласовывался с по строением поэмы Данте и завершался тоже райским цар ством, к которому устремлялись и которого достигали Россия и русские люди. При этом герои Г о г о л я, как ге рой Данте, совершали духовный путь по кругам А д а и, поднимаясь из А д а в Ч и с т и л и щ е, очищали себя страда ниями и раскаянием, смывая грехи и тем спасая свои души. Они попадали в Рай, и их л у ч ш и е нравственные качества оживали. Русский человек я в л я л собой образец д л я подражания и обретал статус идеального героя.

Первый том « М е р т в ы х д у ш » соответствовал « А д у »

в поэме Данте, второй — « Ч и с т и л и щ у », третий — « Р а ю ». Два героя Г о г о л я — Чичиков и П л ю ш к и н — должны были из кругов Ада перейти в Чистилище, по том в Рай. Д л я замысла Г о г о л я необходимо, чтобы сна чала его герои оказались в А д у. Автор всем читателям и самим персонажам раскрывал ту ужасную и одновре менно смешную духовную бездну, куда их занесло пре небрежение званием, обязанностями и долгом человека.

Персонажи должны были увидеть непристойные гримасы своих неказистых, уродливых лиц, чтобы вдоволь посме яться над своими изображениями и ужаснуться им.

Первый том, и л и, как говорил Г о г о л ь, « к р ы л ь ц о »

всего грандиозного сооружения, обязательно должен быть комическим, а в отдельных местах сатирическим.

Но одновременно сквозь сатиру д о л ж е н пробиваться вдохновенный лирический голос, постоянно напоминаю щий о втором и, главное, третьем томе. Он, этот лири ческий голос, связывал воедино все три тома и усили вался по мере продвижения к последнему. И вот в кон це первого тома небольшая и уже изрядно потрепанная бричка Чичикова, везомая тройкой, на наших глазах превращается, словно подхваченная неведомой силой, в птицу-тройку и несется по небу и, подобно ей, несет ся Р у с ь, тоже несомая неведомой силой. Эти лирические строки напоминают читателю, какой духовный путь предстоит России, и одновременно заранее объявляют, что он будет высоким примером д л я других народов и государств.

Из этого рассуждения было бы неверно сделать вы вод, что Г о г о л ь у п о д о б л я л три тома « М е р т в ы х д у ш »

трем частям «Божественной комедии» Данте. Он снижал и даже переворачивал композицию поэмы Данте. Речь может идти только об аналогии. Г о г о л ь писал поэму о восстановлении человеческого духа.

Д л я замысла Г о г о л я характерны и другие важные особенности. Нетрудно заметить, что опора на «Боже ственную комедию» Данте предполагала всемирность за мысла « М е р т в ы х д у ш ». Г о г о л ь мыслит чрезвычайно обобщенными категориями и понятиями. Их можно раз делить на три уровня: общенациональное (русское, не мецкое, французское и т. п.), общечеловеческое (земной мир в целом) и, наконец, третий уровень, вселенско-ре лигиозный, охватывающий у ж е не только Россию и зем ной мир в целом, но также небесный и загробный, на ходящийся за гранью, по ту сторону нашего бытия. Л у ч шим доказательством тому с л у ж и т название «Мертвые души».

В самом выражении «мертвые д у ш и » есть необыч ность, странность. С одной стороны, «мертвые д у ш и » — это умершие крепостные крестьяне. С другой стороны, «мертвые д у ш и » — это персонажи поэмы, которые загу били себя духовно и душевно, у которых представление об истинном предназначении человека на земле, о его призвании и смысле жизни исказилось, омертвело и умерло. Сами персонажи еще продолжают говорить, двигаться, но души их у ж е умерли. Значительные, до стойные человека мысли и г л у б о к и е, тонкие чувства уже исчезли иногда навсегда, иногда на время.

Есть, однако, еще один смысл выражения «мертвые д у ш и ». Согласно христианскому учению, души не уми рают, они остаются в аду, в чистилище и л и в Раю веч но живыми. Слово « м е р т в ы е » к душам людей, даже умерших, в христианстве не может быть применено.

Умирает плоть, тело, но никак не д у х, не душа. Следо вательно, с такой точки зрения сочетание «мертвые ду ш и » — абсурд. Оно невозможно. Г о г о л ь играет всеми значениями. У него душа может омертветь, умереть и обнаружиться, как у прокурора, только после смерти.

Стало быть, при жизни у прокурора не было души и л и он обладал мертвой душой, что, впрочем, одно и то же.

Омертвевшая, мертвая душа может преобразиться, воскреснуть к новой, вечной жизни и обратиться к доб ру. Вселенско-религиозный и символический смысл «Мертвых д у ш » пронизывает книгу. Неожиданно кресть яне Собакевича, например, оживают: о них рассуждают как о живых. Переселение крестьян на новую землю — это обман и самый большой грех Чичикова. Новой зем л е й в «Откровении ап. Иоанна Богослова ( А п о к а л и п сис)» из Нового Завета называется святой град Иеруса л и м, « с х о д я щ и й от Бога с неба» и означающий Царство Божие. Он откроется людям после Страшного суда, ког да души их преобразятся. Т о л ь к о такими, очищенными и преобразованными, они узрят Бога и Его Царство.

След такого символического переселения в самом серь езном значении слова сохранился в поэме. П о с л е по купки Чичиковым «мертвых д у ш » жители города N рас суждали: «...это правда, никто не продаст хороших лю дей, и мужики Чичикова пьяницы, но нужно принять во внимание, что вот тут-то и есть мораль, тут-то и заклю чена мораль: они теперь негодяи, а, переселившись на новую землю, вдруг могут сделаться отличными поддан ными. Уж было немало таких примеров: просто в мире, да и по истории т о ж е ». Итак, души людей могут преоб разиться. Г о г о л ь и сам намеревался в третьем томе вы вести новые, полностью преображенные души П л ю ш к и на и Чичикова.

Общерусскому, общечеловеческому и вселенско-рели гиозному масштабу в «Мертвых д у ш а х » полярно проти воположен иной — узкий, дробный, детальный, связан ный с проникновением в затаенные у г о л к и поместной жизни и темные з а к о у л к и «внутреннего хозяйства» че ловека, в «сор и д р я з г » повседневных мелочей. Г о г о л ь внимателен к подробностям быта, одежды, обстановки.

Д л я того чтобы купить мертвые души, Чичиков дол жен познакомиться с помещиками, побывать у них и склонить к сделке. В «Авторской исповеди» Гоголь пи сал: « П у ш к и н находил, что сюжет «Мертвых д у ш » хорош д л я меня тем, что дает полную свободу изъездить вместе с героем всю Россию и вывести множество самых разно образных характеров». Следовательно, в поэму включена еще одна важная жанровая форма — роман-путешествие.

Наконец, известно, что главный персонаж — Чичи ков — в конце концов должен был превратиться в иде альное лицо, в героя без страха и упрека. Преобразова ние предполагало перевоспитание и самовоспитание.

Во втором томе у Чичикова п о я в л я л и с ь учителя-воспи татели, которые облегчали ему дорогу нравственного пе рерождения, и сам он, раскаиваясь и страдая, постепен но перевоспитывает себя. Ясно, что в общем замысле Го г о л я существенную роль играл также роман воспитания.

И тут встают, по крайней мере, два вопроса. Верно л и, что если Чичиков копит копейку и стремится разбо гатеть, то он мыслит как буржуа, как капиталист? Что бы ответить на этот вопрос, нужно спросить себя: хочет ли Чичиков пустить деньги в рост и стать ростовщиком?

Мечтает ли он о заводе, о фабрике, допускает ли он м ы с л ь стать промышленником и открыть свое дело?

Нет. Чичиков надеется купить сельцо Павловское в Хер сонской губернии, стать помещиком и жить обеспечен но, в достатке. Он по своему сознанию не буржуа, не ка питалист. Накопительская и буржуазная идея входит в голову помещика, феодала.

Второй вопрос состоит в том, кто же такой Чичиков, если он не наделен сознанием буржуа, но все же явля ется «приобретателем» и в будущем мечтает стать поме щиком? Понять, почему Г о г о л ь выбрал д л я своего анти героя первого тома среднего, ничем не заметного челове ка, помогает «Повесть о капитане К о п е й к и н е ».

Чичиков — человек новой, буржуазной эпохи и ды шит ее атмосферой. Идеи буржуазной эпохи своеобразно преломляются в его уме и характере, во всей его лично сти. В буржуазную эпоху всеобщим кумиром становятся деньги, капитал. Всякие родственные, дружеские, лю бовные связи существуют постольку, поскольку держат ся на денежном интересе, выгодном д л я обеих сторон.

Чичиков однажды увидел шестнадцатилетнюю девушку с золотыми волосами и нежным овалом лица, но его мысли тут же свернули на приданое в двести тысяч руб лей. Иначе говоря, буржуазная эпоха производит зло, но з л о незаметное, угнездившееся в л ю д я х, подобных Чичикову, « с р е д н и х », ничем не примечательных.

Чтобы точнее уяснить, что же это за явление, обоб щенное в Чичикове, Г о г о л ь рассказывает «Повесть о ка питане К о п е й к и н е ». При этом Чичиков удаляется из сю жета, вместо него появляется фантастический двойник, созданный воображением ж и т е л е й губернского города и живущий в с л у х а х, наполнивших провинцию. Город ские чиновники горят желанием женить Чичикова, про слывшего « м и л л и о н щ и к о м » и намеренного совершить крупную сделку. Чичикову начинают подыскивать неве сту, губернаторша знакомит богатого, как предполагают, и неженатого Чичикова со своей дочкой, институткой.

Дамы, проявлявшие исключительный интерес к Чичико в у - м и л л и о н щ и к у (одна из них в духе Татьяны Лариной даже послала ему неподписанное письмо со словами:

« Н е т, я должна к тебе писать!» — тут Г о г о л ь смеется над романтическими, у ж е опошленными страстями), не простили ему короткого увлечения губернаторской дочкой ( « В с е м дамам совершенно не понравилось такое обхождение Ч и ч и к о в а » ). Репутация Чичикова постепен но рушится: то Ноздрев прямо заявит губернатору, про курору и всем чиновникам, что Чичиков «торговал...

м е р т в ы х », то Коробочка, боясь продешевить, справится, почем ходят нынче мертвые души. Дамы составили «за говор» и окончательно погубили «предприятие» Чичикова.

«Мертвые д у ш и », губернаторская дочка и Чичиков сби лись и смешались в головах обывателей города «необык новенно странно».

Сначала «просто приятная д а м а », сославшись на сло ва Коробочки, рассказала «даме, приятной во всех отно ш е н и я х » о том, что Чичиков явился к Настасье Петров не «вооруженный с ног до головы, вроде Ринальда Ри нальдина, и требует: «Продайте,— говорит,— все души, которые у м е р л и ». Коробочка отвечает очень резонно и отказывает. Зачем, однако, Ч и ч и к о в у понадобилось подражать Ринальдино Ринальдини из популярного тог да романа X. Вульпиуса, осталось неизвестным, как и то, с какой стати новый Ринальдо Ринальдини — Чи чиков — потребовал мертвых душ. Но все-таки м ы с л ь о Чичикове как о благородном разбойнике нужно запом нить.

В ходе дальнейшего обсуждения «прелестника» Чи чикова «даму, приятную во всех отношениях» озарила догадка: «Это просто выдумано только д л я прикрытья, а дело вот в чем: он хочет увезти губернаторскую доч ку. Это предположение было неожиданно и во всех от ношениях необыкновенно». Если Чичиков хотел увезти губернаторскую дочку, то зачем ему в придачу к ней по надобились мертвые души, если он намеревался «поку пать мертвые души, так зачем увозить губернаторскую д о ч к у ? » Запутавшись во всем этом, дамы сочли, что Чи чиков не мог решиться на столь «отважный пассаж» без « у ч а с т н и к о в », и к таким помощникам п р и ч и с л и л и Ноздрева.

Чичиков выглядит то благородным разбойником, то романтическим героем, похищающим предмет своего интереса.

« П о в е с т ь о капитане К о п е й к и н е ». Не отстают от жен щин и мужчины. Они собрались у полицеймейстера. Тут тоже возникали предположения, не чиновник ли Чичи ков генерал-губернаторской канцелярии, не фальшиво монетчик л и, но в порыве внезапного и необузданного вдохновения неожиданно вскрикнул почтмейстер: «Это, господа... не кто иной, как капитан Копейкин!» И все присутствующие у с л ы ш а л и «Повесть о капитане Копей к и н е », вставную новеллу, которая, наподобие «Мертвых д у ш », оказалась «в некотором роде целая поэма». Г о г о л ь устами почтмейстера Ивана Андреича пародирует свою поэму, но история капитана Копейкина не только ко мична, но и вполне серьезна, и даже трагична. В этой истории совмещены все обсуждавшиеся чиновниками с л у х и о Чичикове — и о разбойничестве, и о подделке денег.

Обратим внимание на то, что Чичиков — рыцарь ко пейки, что отец завещал ему копить копейку. Из фоль клора известен герой народных песен «вор К о п е й к и н ».

Чичиков в смысловом отношении связан и с капитаном Копейкиным, и с его прототипом «вором К о п е й к и н ы м ».

История капитана Копейкина относится к славной ге роической эпохе 1812 года. Неизвестно где, то ли под Красным, то ли под Лейпцигом, у капитана Копейкина оторвало руку и ногу. Стало быть, Копейкин — участ ник Отечественной войны, одного из главных ее сраже ний — битвы в России, когда Кутузов п о л у ч и л т и т у л светлейшего князя, и л и «битвы народов» в Германии.

После войны заслуженный воин-инвалид, воевавший за Отечество и потерявший способность содержать себя, от правился в Петербург. Там он нашел дом «министра и л и в е л ь м о ж и », который обязан был решить его судьбу. Ко пейкин изъяснил ему свое дело. Министр его не выгнал:



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.