авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |
-- [ Страница 1 ] --

1

Озеро

сломанных

копий

Практическая психология

и эзотерика XXI века

Санкт-Петербург

2О13

2

ББК

53.59

О46

О46 Озеро сломанных копий. Практическая эзотерика. XXI век. /

Сборник. — СПб.: Издательство «Вектор» — 2013. — 160 с.

ISBN 978 5 9684 2054 1

«Озеро сломанных копий», как и предыдущие выпуски альманаха:

«Обратный отсчёт», «Открытая дверь», «Оранжевая долина», «Острова Реаль ности», «ОверТайм» — проект, цель которого познакомить читателя со всем многообразием школ и направлений современной эзотерики и психологии.

На его страницах представлены авторы, статьи которых объединены единой темой: развитие человека и человечества. Чем шире география и тематика, тем ярче взгляд на реальный мир. Оригинальные практики, пробуждающие скрытый потенциал каждого из нас, вопросы изменения сознания, жизненные кризисы... — мы предоставили слово как признанным специалистам, так и начинающим авторам.

ISBN 978 5 9684 2054 Озеро сломанных копий htpp://www.sesame.spb.ru © Издательство «Вектор», © Издательство А. Голода, Содержание Алла Киселева. Другая женщина Андрей Жандр. Кризисы развития Личности Человека Наталья Прокофьева. Пять видов деятельности.

Пять способов организации своего бытия Анатолий Гусинский. Белое и Чёрное Александр Сафронов. Поговори со мной Алексей Коноводов. В обнимку с тревогой Ева Весельницкая. Особенности женского интеллекта Виолетта Полынцова. Предсказания племени Майя Борис Моносов. Магические путешествия по Европе Светлана Таурте. Практика Таро. Законы исполнения желаний Сергей Терешкин. Психоаналитические практики сакрального календаря. Родовой канал Юрий Савельев. Домовые — это правда или вымысел? Сергей Иванов. Язык реальности и «нереальности» Владимир Теплицкий. Формирование нового понимания мироздания Дмитрий Михайлевский. О пространстве Александр Климов. Когнитивные матрицы Татьяна Свердлова.

Человек — это система Космоса. И может творить чудеса! На перекрёстке — человечество, и общий путь зависит от выбора каждого из нас Кто мы, откуда и куда? Высокий жизненный путь. Каждый должен прийти к этому сам Сознание развивается знаниями, радостью и любовью.

Впереди серьёзная работа Сегодня всё в наших руках, всё в наших возможностях! В человеке заложены великие способности Творения миров. И — себя. Человек — Система — Космос Мысли в Пасхальный день:о жизни и Божественном Пути Книжные новинки авторов альманаха Александр Голод. Философия Голода Наваждение 4 Алла Киселева Алла Киселева Художник, писатель.

Автор романа «Осторожно: Боги», колоды «ТАРО ОТРАЖЕНИЙ», карт «Лестница Огама»

(древесный алфавит друидов)*.

www.allaspb.ru Другая женщина Согласно народной молве, Жанна не была казнена.

Её подменили другой заключённой.

Р. Амберлен, «Драмы и секреты истории»

В конце концов, велели её сжечь при всём народе.

Или какую нибудь другую женщину, похожую на неё.

О чём многие люди имели и всё ещё имеют разные мнения.

Р. Амберлен, «Драмы и секреты истории»

Я молча смотрел на неё. Невысокого роста, худенькая и угловатая, голова втянута в плечи. Она напоминала маленького птенчика, только что выпавшего из гнезда.

Невыразительное бледное личико, сухие сжатые губы — она была смертельно напугана, но старалась изо всех сил скрыть свой страх. Получалось это у неё плохо.

— Как зовут то тебя? — я спросил спокойно и мягко, так, будто мы с ней случайно встретились на рынке или на ярмарке.

Она несколько раз моргнула и тихонько выдохнула: «Полетта». В голосе слышалась дрожь.

Я кивнул и зачем то сказал: «Это хорошо». Во всём этом не было ничего хорошего, да и не могло быть. Грязная сырая камера, где то высоко — маленькое окошко с решёт кой. Воздух спёртый и пыльный. Девочка пристально смотрела на меня и ждала. Ждала и надеялась, что я спасу её. Свет надежды и тень отчаяния. Я видел, что моё молчание ей кажется бесконечным. Нужно было что нибудь сказать, начать говорить, что то объяснять, но, видит Бог, я не знал как.

— Ты где живёшь, Полетта? — спросил я просто так, чтобы только не молчать, надеясь, что вскоре решимость вернётся ко мне.

Озеро сломанных копий — Не здесь, в деревне, неподалеку отсюда, — и она быстро произнесла название, которое я не понял. Да, если честно, и не старался понять. Какое это имело значение?

— А что ты делала здесь, в Руане?

— К жениху приехала, — улыбка промелькнула и погасла, а лицо на миг стало почти красивым.

— Вот как. А его как звать?

— Жако, — и снова улыбка, теперь с оттенком печали.

Я содрогнулся и молча выругался: «Чёртов Жако». Ну, конечно же, Жако. Никто другой у нас такими вещами не занимался. То то я сегодня утром слышал, что ему обещали Другая женщина повышение, а сам он хвастался немалыми деньгами. Девушка смотрела на меня с тревогой, и я забеспокоился, что, задумавшись, потерял над собой контроль.

— А давно вы помолвлены? — спросил я как можно спокойнее.

Она смущенно потупилась.

— Нет, совсем недавно, — потом вдруг вскинула голову. — Вы чего дурного не подумайте. Я не какая нибудь там вертихвостка, чтобы вот так, только познакомились и уже жених. Но мой Жако, он такой удивительный…— Она замолчала, видно было, что в данный момент все её мысли занимал только ненаглядный жених.

— И чем же это, позволь узнать? — поинтересовался я, чувствуя, как подступает злость. Очевидно, что то недопустимое всё же отразилось у меня на лице, а тон перестал быть доброжелательно бесстрастным. Её лицо вдруг окаменело, а губы упрямо сжались, и я увидел, что этот маленький воробушек превратился в орлицу, защищающую своё гнездо.

— Да, удивительный, — повторила она, и кулаки её сжались, голос дрогнул, и она прошептала чуть слышно, — зачем вы так, вы же ничегошеньки не знаете?

— Так расскажите мне, вот я и знать буду, — как можно мягче проговорил я.

— Я, ну... — Она запнулась, ещё переживая свою обиду, не находя слов, чтобы выразить душившие её эмоции. — Я ведь совсем одна. Вырастил меня отец, а он вот уже год как помер. Матери я не знала, отец не любил говорить про неё, да в деревне то много не скроешь. Вот я и подслушала, что про неё люди говорят, такое, что вашей милости мне и повторять совестно. Так что я о ней и не думаю и знать не хочу, где она и что делает. Хозяйство у меня маленькое, работаю много, а живу впроголодь. Помощи ни у кого не прошу, перебиваюсь сама, слава богу, — тут она торопливо перекрестилась.

— Да и не красавица я, — добавила она. Последнюю фразу она сказала просто и очень спокойно, без тайной надежды, что я буду с ней спорить. Кокетства в этой маленькой птахе не было ни на грош. Я и не собирался говорить комплименты, тут не поспоришь, она всё правильно сказала, совсем не красавица. Между тем она продолжала:

— Отец меня любил и баловал, как мог. Он мне всегда говорил, что я родилась счастливой, что меня везде удача найдёт. Он так и звал меня — счастливица. Вот только после его смерти никто об этом уже и не вспоминал. Да и некому было, соседи захаживать то ко мне почти совсем перестали. Изредка только заходят, боятся, видно, чтоб тут не померла совсем в одиночестве. Вот я и поняла, что это отца моего они любили, а я так, всем без надобности. А две недели назад появился Жако. Я заприметила его сразу, как увидела. Он шёл по дороге, прямо к моему дому. Я тогда ещё подумала: «Это надо ж, какой красавчик. Вот счастливица та, что его женой станет». Я просто представить себе не могла, что у него жена уже есть. Он шёл не торопясь так, а я все смотрела и смотрела на него. И вдруг он подошёл прямо ко мне, и заговорил так, будто бы шёл он ко мне, и ждал, когда же я его встречу.

Она умолкла. Видно было, что мысли её далеко. Я словно видел тот день её гла зами: весеннее тепло, ласковое солнце и обворожительная улыбка хитрого мерзавца.

В чём то она была совершенно права: он не был женат и шёл действительно к ней. Явно последил за ней пару дней, да и людей в деревне осторожно порасспрашивал, на такие дела он мастер был. Вызнал про неё всё: кто такая, есть ли родные знакомые. Всё вызнал, чтобы ошибок не наделать, Жако всегда был предусмотрительным негодяем.

Она очнулась от воспоминаний, посмотрела на меня недоумённо, словно не понимая, зачем я здесь и что она тут делает. Солнечный свет того далёкого дня ещё освещал её лицо. Улыбнувшись, она продолжала:

— Вот так и случилось, что отец прав оказался, называя меня счастливицей. Добрее и ласковей жениха никогда ни у кого не было. Я сразу ему сказала, что денег за мной никто никаких не даст. Я, когда говорила ему это, так боялась, что он уйдёт и никогда 6 Алла Киселева больше я его не увижу. Да только зря боялась, ему всё нипочем. Засмеялся он только, обнял меня и сказал: «Не беспокойся, я о тебе позабочусь». И так он это сказал, что я сразу ему поверила и перестала бояться. Я и сейчас верю, — чуть с вызовом закончила она.

Я молча кивнул. Да кто бы сомневался? Жако и не врал, по крайне мере в этом. Он и вправду о ней позаботился, и очень и очень скоро она уже ни в чём не будет нуждаться.

Да, он ведь такой заботливый, этот гадёныш. Я ещё раз кивнул, мол, верю, конечно же, верю. Как же можно в такое и не поверить? Она упокоилась, видя, что я не подвергаю сомнению честность её обожаемого жениха, и продолжила свой рассказ:

Иллюстрации художника Аллы Киселевой Озеро сломанных копий Другая женщина — А вчера он вдруг в город засобирался, сказал, что всё для свадьбы подготовить надобно. А мне велел на следующий день, то есть сегодня, значит, прямо с утра в город приехать. Сказал, что будет ждать на рыночной площади, недалеко от собора. Вот я и приехала, всё сделала, как он сказал. Да только Жако я так и не встретила. Подошли ко мне какие то мужчины и, именем короля, потребовали, чтобы я пошла с ними. Вот так я оказалась здесь.

На её глазах показались слёзы, и я испугался, что она сейчас всерьёз расплачется.

А я ой как не люблю, когда они плачут, женщины то есть. Но она сдержалась, и я облег чённо вздохнул. Пока пронесло, но вряд ли вообще без слёз обойдётся.

— А зачем меня сюда привели? С Жако что то случилось? — она испуганно прижала руку к груди, и я машинально отметил, что кисть у неё маленькая, а пальцы длинные и тонкие. Красивые руки, не похожие на руки крестьянки.

Губы её подрагивали, и я поспешил успокоить бедняжку:

— С ним всё в полном порядке, — а про себя подумал, что с такими, как Жако, ничего и не может случиться.

— А что же тогда? Я то ведь никому и ничего плохого не сделала.

Я вздохнул. Что я мог ей сказать? Как объяснить ей, что кому то понадобилась её жизнь, её тело? Что одну только душу она и могла оставить себе. Как ей сказать, что она — бесполезное маленькое существо, а та, другая, представляет несомненную ценность?

Что её единственный грех в том, что она немного похожа на ту, другую, на Жанну, прозванную Девой? Немного, а большего им и не надо, кто там в толпе да под капюшоном чего разглядит. Как я мог сказать ей, что есть кто то, кто имеет право решать, кому жить, а кому умирать?

Я заставил себя остановиться, пока мои мысли не стали совсем уж богохульными.

Мне надо было что то сказать ей, но слова не шли, и только гулко стучала одна единственная мысль: «Птенец, выпавший из гнезда, а где то рядом бродит кошка — скоро, очень скоро она получит свою добычу». Девочка ждала ответа, а я не мог, я молчал.

Впервые в жизни мне нечего было сказать. О нет, вы не подумайте, я не ангел, и не впер вой мне объявлять приговор невиновному. И никогда я не сомневался, потому что знал, что так надо. Знал, что это на благо государству, обществу, людям, братьям и сёстрам моим. Почему же теперь я словно онемел и не мог произнести ни слова?

Внезапно я поднялся, слишком резко, наверное, потому что малышка дёрнулась и вся сжалась от страха. Я постарался изобразить что то похожее на улыбку и покачал головой. Сделал несколько шагов, каждый шаг был таким тягучим и медленным, что казался длинною в жизнь. Когда же я всё таки подошёл к ней, то просто протянул руку и погладил её по голове. Очень легонько, осторожно успокаивая. И вышел из камеры, так и не сказав ни слова.

Голова разрывалась от боли, да так, что думать было больно. Правда, у меня хватило сил придти к ним и сказать, что я больше не с ними, или что я больше не часть их.

Я, правда, не помню, как сказал тогда. Может, я что то говорил, может, они мне что то отвечали. Обо всём этом я могу теперь только догадываться.

Потом дома три дня я лежал в лихорадке, в полном одиночестве, и был абсолютно уверен, что умираю. Но всё случилось по другому, я выздоровел. Когда через неделю я покидал город, на площади жгли кого то. Я не хотел знать кого, Полетту или Жанну, Жанну или Полетту. Я не знал, кто из них стал непорочной невестой огненного жениха, чьё тело ласкали теперь языки жаркого пламени. Потом, уже много позже, ко мне приходили какие то люди и задавали много вопросов. Они все спрашивали о Жанне. На все вопросы я только мотал головой, и упрямо твердил: «Не знаю, не помню».

Потом ходить перестали, и я остался один. Днём я шью обувь, хорошую и добротную.

А ночью... ночью, если мне удаётся заснуть, вижу во сне лицо жалкого подбитого воробушка. Я тяну к ней руку, а она отшатывается от меня и исчезает.

8 Алла Киселева. Другая женщина Озеро сломанных копий Андрей Жандр Андрей Жандр, доктор психологических наук,профессор, p. Vangazi, Латвия Первая публикация (на латышском языке):

Genndrre: Cilveka personibas attistibas krizes.// Zurnals Psihologiya mums. 2012, №2 (60). — Riga, Izdevniecibasnams uadzet. 2012, L. 56–61.

0,5 п. л.

Кризисы развития личности человека Что это такое — кризисы развития личности человека?

История человека начинается в его зачатии. Эта история восходит к его маме и его папе, которые однажды решили выразить свои чувства друг к другу рождением ребёнка (или всё таки Человека?..). И вот с этого самого момента, когда произошло зачатие и возникла искра будущей жизни, и начинают свою уникальную историю процессы развития и становления нашей личности.

Классическая психология, от Фрейда к Эриксону, сформулировала определение пяти стадий психосексуального развития личности:

1. Оральный — от зачатия до 9 месяцев, когда формируется внутренняя альтернатива человека: доверие — недоверие.

2. Анальный — от 9 месяцев до двух с половиной лет, возраст, в котором закла дывается альтернатива: автономность (право на оригинальность своего «Я») — стыд (отрицание в себе оригинальности).

3. Фаллический (от фаллос — возноситься) — от двух с половиной лет до начала восьмого года жизни, период, в котором формируется альтернатива: инициатива — чувство вины.

4. Латентный — от начала восьмого года жизни до двенадцати лет. Это тот возраст, когда в человеке формируется альтернатива: трудолюбие (право трудиться на себя, во Имя своё) — комплекс неполноценности (ложные чувства долга, обязанностей, вины).

5. Генитальный — от двенадцати до восемнадцати лет. В этом суммирующем периоде жизни человека, где складываются и каким то образом соединяются предыдущие четыре стадии, создаётся альтернатива ИДЕНТИЧНОСТИ: установлением идентичности своему «Я» в себе — либо в окружающих человека людях.

Эти пять периодов проявляют статические параметры — структуру качества жизни человека. Если угодно, проявляют в сознании человека кристалл своей личности, матрицу его «Я».

Одновременно с наработкой в сознании установок на восприятие своих возмож ностей и своей позиции — функция рассмотренных пяти стадий развития личности, взрослеющий человек переживает один за другим три кризиса. Само слово «кризис»

вовсе не страшное — в переводе с греческого оно обозначает развилку дорог, разбегание путей, направлений движения.

То есть назначение кризисов — сформулировать динамические процессы проявления своего «Я» в сознании человека. Определить в нём принципы реализации и осуществле ния себя в повседневных контактах — в приватных, неформально социальных (обучение, 10 Кризисы развития Личности Человека взаимодействие с людьми в обществе и т. д.) и структурированно социальных (практика бизнеса, то есть осуществление себя человеком в трудовых отношениях).

Эти кризисы последовательно располагаются: в возрасте перехода второй стадии психосексуального развития в третью, между четвертой и пятой стадиями, и, наконец, третий кризис результирует Время Детства человека и наполняет собою время жизни человека от восемнадцати лет до двадцати одного года.

Первый кризис — это Кризис осознания своего «Я». Он проявляется в потребности рисовать и начинать осмысленно играть. Оттого проективные тесты строятся, прежде всего, на рисунке, через который человек в любом возрасте своей жизни передаёт — вновь и вновь — текущее состояние Кризиса осознания своего «Я». В деловых играх и ролевых психотерапевтических играх происходит формализация в сознании человека, на что у него существует право в осмыслении своего «Я»: право на выражение своей индивидуальности (мотивация стремления к успеху) или отказ от права выражать себя, проявляемый в ожидании внешних установок на осуществление какой либо деятельности, предложенной ему извне (мотивация избегания неудач).

Второй кризис — это Кризис переживания своего «Я». На пороге двенадцати лет сознание человека дарит ему удивительный феномен — неудовлетворённость. На этой точке, собственно, происходит переход от ребёнка как такового к взрослеющему человеку в форме и статусе ребёнка. Эта неудовлетворённость начинает развивать мятежность и протестность в человеке. Проявляется этот кризис в обращении к музыке. Вот отчего вчерашний ребёнок, превращаясь в подростка, начинает дружить по принципу: «какую музыку слушаешь?» — то есть на идентичности внутреннего вектора неудовле творённости. Именно по этой причине любой человек в дальнейшей своей жизни, именно музыкой регулирует свои внутренние переживания себя и осуществление жизни. По этой причине, развивая свои отношения с музыкой, человек конструктивизирует пережива ния своего «Я» — с неудовлетворённости как тупика сознание человека восходит к неудовлетворенности как источнику креативной энергии в себе. В этом, собственно, и есть предназначение этого кризиса в структуре личности человека.

Третий кризис, который итожит пору детства, — Кризис первичной реализации себя.

Он проявляется в конфликте предощущения своих бизнес возможностей с тем реальным положением дел, которые определены возрастом человека. То есть, к примеру, предощущая в себе крупного руководителя, человеку в его восемнадцать сложно принять тот факт, что должны пройти годы и годы его учёбы и начала карьеры, когда однажды сможет материализоваться такое ощущение своих возможностей. Это и есть суть кризиса первичной реализации себя. Оттого человеку в эту пору жизни часто оказывается интересен театр. Драматургия и спектакль — это тот инструмент, который и в дальнейшей жизни человека будет позволять ему нарабатывать культуру диалога, развивать речь, обучать переговорным техникам. Наконец, уметь слышать себя и слышать людей. И ещё:

драматургия — это пример социомоделирования, в котором человеку предоставляется возможность проследить вектор развития тех или иных ситуаций, увидеть последствия того или иного своего поведения. Увидеть необратимость хода развития ситуаций, определённых тем или иным его решением.

Озеро сломанных копий КРИЗИС ПЕРВЫЙ:

ПРИРОДА ИГРЫ или ИГРА В ПРИРОДНОЕ Этимология слова «игра» восходит к двум взаимодополняющим элементам:

санскритские истоки этого слова означают «трогаться, двигаться», а дословное образование объединило два корня: «иго» и «Ра», порождая значение «владычество света».

Таким образом, понятие «иго» направлено на что то подчинённое, в данном случае на начальное, неразумное, неосознавшее себя. Естественно, имеется в виду не сам Свет, Андрей Жандр. Кризисы развития Личности Человека а его воплощение своей частицей — Душой — в мир материальный, плотный, овеществлённый, озарить который возможно лишь при особом акценте именно на него — Свет. Именно по этой причине такая форма владычества наставляет, обучает, требует, для того чтобы объект воздействия «ига» тронулся, двинулся с места, пришёл в движении, начал развиваться, образовываться.

Таким образом, ментальность славянских культур определила назначение игры, сформировала соответствующий архетипический образ, заложило восприятие игры, определила функцию игр и, соответственно, методологию их организации. (Для сопоставления: в культуре Германии понятие игры —spiеle— восходит к Spiegel, то есть к зеркалу, отражению. Отсюда следует объяснение ментальной установки германской культуры на игру как отражающую, объясняющую и посредством этого исследующую что либо в человеке или в обществе.) Рассмотренный этимологический канон позволяет понять сложившееся отношение к пространству игры, к восприятию игры сознанием человека. Роль игры как обучающего пространства, в котором происходит процесс воспитания, назидания, наставления, принципиально различен в каждой культуре — в приведенном сопоставлении отчетливо прослеживается пример различений такого характера.

Отчего тогда человек провоцируется замкнуться в условиях игры? В силу каких причин человеку оказывается милее игра, чем осуществление в фактах жизни того, чему он обучился в игре? В каждом элементе игры заложена установка на повторение, воспроизведение — что требуется от человека в процессе его воспитания?

Первое. Воспроизведение предъявленных установок и требований для осуще ствления подсознательно безусловных навыков в будущей жизни выросшего человека.

Второе. Назидание. Эта функция игры в самом своём психическом механизме воздействия в чём то не только закладывает позитивные социальные навыки, но и вместе с ними в чём то зомбирует сознание личности, стремясь подавить его индивидуальность.

Карл Бюллер, немецкий психолог в области развития личности, говорил, что дрессура ребёнка определяет качество социальных навыков взрослого. (Комментарии к этой мысли за вами, читатель.) Третье. Наставление. Морально этическая функция игры. Её назначение — воспитание в сознании человека свободы выбора и ответственности за осуществляемые предпочтение, что развивает в человеке культуру сопоставления, реализует в сознании человека подлинное взросление, научает человека уважительному отношению к личности в себе и в каждом. Английская поговорка о продукте, воспитанном в сознании человека, звучит так: «Свобода размахивать кулаками кончается в дюйме от носа собеседника».

Оттого эта функция так редко включается в методологию игры в патриархально тоталитарных государствах.

В результате, очень и очень часто человек ограничивает рамки своей жизни пространством репродукции игровых форм: человек постоянно воспитывается для подготовки к жизни, коллекционирует назидания для подготовки к жизни. При этом исключается само осуществление жизни.

Достигая возраста Jarganga — года странствий, периода с двадцать первого по двадцать седьмой год жизни, человек сам, не замечая того, сворачивает вновь в детство, так как он привык, что жизнь — игра, что любая ситуация — всего лишь обучение чему либо кем то из взрослых и, значит, ответственных. Которые всегда рядом и которые всё исправят, подстрахуют, спасут, если вдруг нечаянно заиграешься.

Так формат ментального восприятия игры славянами на уровне бессознательных мотиваций провоцирует инфантильность, безответственность, создаёт иллюзию безопасности и поправимости во всём спектре ситуаций — от рутинных повседневных вопросов и обстоятельств до темы жизни и смерти.

Оставшись нереализованным по существу ребёнком, человек стремится — бессознательно! — компенсировать отсутствовавшее у него детство, прежде всего, через 12 Кризисы развития Личности Человека порождение жизни. И он порождает ребёнка, которому предоставляет авансом пьедестал, потому как он — ребёнок — для него воплощение идеи того ребёнка, который не состоялся в нём самом! Малыш, рождённый с такой установкой, нарабатывает неосознаваемую привычку в любой жизненной ситуации требовать себе этот самый пьедестал. Для него это становится единственной истиной и единственно возможным результатом в любой ситуации, вне зависимости от своего вложения сил и нравственных затрат.

С ним играли в детском периоде его жизни — то есть предлагали ту или иную игру, не спрашивая его мнения, не пробуждая в нём инициативы. И он продолжает ждать и в последующих возрастных периодах, когда ему вновь и вновь что то предложат, оскорбляясь при этом, почему не учитывают его мнение, почему не предоставляют инициативы. Но на вопрос о его мнении и на предложение проявить инициативу он обижается ещё больше, так как не знает и не может знать, что это за состояния. Их просто не было в его детстве, они были даже не изъяты — изначально не представлены! — в его развитии для формирования такого качества, как нравственная воля. Ему внушили, что он — ребёнок, что всё, что говорится старшими, — истина, и только в такой жизненной логике возможен результат. Это те дети, которыми они и остаются. По расстановкам семейного сценария Бёрна, они так и именуются «Дети».

С другой стороны, есть те, которых в упомянутых ролевых расстановках семейного сценария называют «Родители» и которые репродуцируют данный процесс. Это те люди, с которыми не играли в их детстве, но которые видели, что играют с другими. Поэтому они могли только взять, и при этом силой.

Отсюда возникает агрессивная инфантильность и циничная безответственность, которая проявляет себя через атрибутивную компенсацию фактически отсутствовавшего у них детства, отсутствовавшей в нём игры. Для них естественно взять, в том они полагают свою единственную истину и на том строят свой результат. Потребляя, агрессивно и цинично, пассивную часть общества, они и становятся для неё теми самыми старшими и ответственными через совершаемый акт потребления. В результате происходит воспроизводство среды обитания, в которой вновь рождаются пассивная и активная её части. Те, с которыми будут играть, лишая ответственности и инициативы, и те, которые, будучи брошены, оставлены, научатся брать у тех, с кем играют...

Здесь нет дуальности выбора — вульгарный уровень не предполагает дилеммы — для этого необходимо пробуждённая потребность учиться. Здесь же есть одно страдательное наклонение.

Дуальность выбора возникает тогда, когда человек разделяет своё действие и его побудительный мотив. Когда он задумывается над подоплёкой того явления, что в основе любого действия лежит страх — банальный испуг, страх голода, страх быть забытым, страх потеряться, страх неочевидности (незнания, непонимания), страх принуждения, страх смерти, страх жизни. Само понятие «страх» является эмоциональной сублимацией слова «страда», которое обозначает напряжённый труд, интенсивную затрату сил. Так вот, когда психические, то есть душевные, силы не сублимируются в страду, они — естественно, ища выхода,— сублимируются в страх.

Так неумение, следующее из необученности состоянию страды, становится причиной, Озеро сломанных копий генерирующей страх. Ибо в игре, обучаясь навыкам, а не самому процессу труда любого рода и характера, роковым образом происходит разделение объекта и субъекта, в сознание человека не закладывается логическая база причинно следственных связей между проявлением себя и возникающим качеством жизни. Вот в чём корень порочности застревания в игре — сколько не меняй её методологию, от ментального влияния, лежащего в наполнении содержания понятия игры, не уйдёшь.

По этой же причине малыш так жёстко реагирует на слово «ребёнок», что в переводе с древнекритского означает «раб», а санскритские корни ещё лучше — сирота, которого используют на полевых работах.

Андрей Жандр. Кризисы развития Личности Человека Позитивный аспект страха состоит в том, чтобы «выдавить» человека из инфантиль ности и бездумности, так как за состоянием погружения в страх, пребывания в страхе лежит мир Божественной Любви. Говоря о роли страха, следует помнить, что его исток в первородном грехе человека, создавшем неизживаемый комплекс вины, который и генерирует первородный страх. Это состояние следует понимать как страх лишиться Его любви, оттолкнув её от себя, что происходит, прежде всего, тогда, когда человек отказывается от самого себя, а значит — от Его любви, Его дыхания — Духа Святого Господа Животворящего. Только о такого рода страхе и говорит Священное Писание, когда не страх возмездия и наказания, но осознанная, выстраданная потребность в воз даянии и наказе Божьем единственно способна дать Человеку прозрение.

Постижение сути поступков порождает вопрос о феномене Личности в себе, и вот тогда наступает пора ментального аспекта игры как spiele — игры, как отражения своих поступков, своего «Я». Это происходит в тот момент, когда человек вступает на путь Образования, то есть проявления своего образа в своём сознании, в укладе принципов построения и организации своей жизни.

Именно на этом уровне происходит проявление Божественного Ребёнка как Архетипа третьего Аркана, когда человек начинает осознанно контролировать свои проявления, обращаться к традициям личности, её кармической памяти. Тогда возникает отражение в нём Лика Божьего как единственной Истины Бытия, подлежащей, тем не менее, полемике и обсуждению, как инструментам осознанного выявления её — Истины, что единственно возможно тогда, когда проявилась своя позиция, свой критический взгляд на природу вещей. Через это происходит обретение Образа Солнца в своей Душе, как акт мажорной трансформации происходит преображение личности в архетип Апостола (твердыня света), что есть Духовное Возрождение и базовая задача любой инкарнации человека.

На этом пути, открыв для себя феномен неповторимости каждого мига бытия, его уникальность и значимость, претерпев потрясение от количества растраченного сокровенного таинства Дара Жизни, душа человека пробуждает свои духовные силы. Те силы, которые уводят её от диалога с миром тела в жизнь своим исключительным предназначением — быть средой медиумом между животворящей силой духа и сознанием человека, потенциально содержащего в себе знание смысла данного конкретного бытия, который она, душа, и призвана раскрыть актом его, человека, одушевления.

КРИЗИС ВТОРОЙ КАТАРСИС ЛЮБВИ:

Обновление чувственности, или Обретение чувства?

Кризис двенадцати лет — кризис переживания своего «Я» — реализуется рождением в сознании человека чувства неудовлетворённости. Неудовлетворённости, которая становятся всё ярче к вечеру каждого дня. Естественно, что сознание этой возрастной поры жизни человека ещё не способно прозреть в этом феномене модель человеческой жизни: безмятежность утра — поры детства;

энергию, деятельность дня — поры взросления и зрелости;

и грустные интонации ретровзгляда на прожитое вечером человеческой жизни — когда он начинает позволять себе стареть.

Степень интенсивности в этой неудовлетворённости, вчера ещё ребёнка, а сегодня уже подростка, определяется состоянием эмоционально чувственной наполненности среды его жизни. То есть тем, насколько семья, в которой растёт и формируется человек, наполнена эмоциями и чувствами, уровнем их культуры, полифонией их адреса.

Эмоционально чувственный вакуум будет способствовать гнетущему влиянию возникшего неудовлетворения на формирующееся сознание, порождая дальнейшее укрепление мотивации на избегание неудач.

14 Кризисы развития Личности Человека И, напротив, жизнерадостность и позитивный ток эмоционально чувственного континуума реализует позитивное восприятие пришедшей неудовлетворённости, завершит формирование мотивации стремления к успеху как осознанного локуса в сознании формирующейся в нём Личности.

Оттого центральным элементом этой поры жизни становится обращение к Чувству Любви. При этом Любви не родителя к ребёнку, а уже Любви человеческой — любви к Личности, к осуществляемой деятельности, которая в эту пору жизни является не только учёбой, но, прежде всего, становлением индивидуальных, личных приоритетов в обуче нии, наконец, начинается прозрение нарождающейся потребности в Любви как Чувству между Женщиной и Мужчиной.

То есть анима человека, наше женское начало, устремляется в романтическо чувственной поиск, в котором девочка будет превращаться в девушку, а мальчик устремляется в поиск религиозный (поиск идейного авторитета), в котором он из мальчика будет превращаться в юношу.

Как было отмечено в первой главе, исследующей психологические основы игры, её особенностью и её предназначением является пробуждение Души. В том числе раскрытие её качества среды медиума, связующей природу творящей энергии Логоса с материей, тем самым одухотворяющим её факт проявленного бытия.

Проявленная самость, как продукт Игры, высший и идеальный, упирается в тему одиночества, что порождает вопрос о смысле и предназначении той конкретной и неповторимой индивидуальности, что проявилась в разуме индивида.

И именно открытие феномена одиночества своего «Я» заставляет человека устре мит ся к идее кооперации на тех или иных принципах, как обретение предвосхищаемой и предощущаемой полноты жизни. Это устремление к кооперации состоявшейся Самости человека будет калькой с тех принципов контактирования в Игре, что он освоил на неосо знаваемой, невинной части формирования своего «Я».

Следовательно, те принципы модальности Игры, включая особенности нарабо танной формы контактов в ней, что были освоены и усвоены человеком, лягут в основу взаимодействия его самости, проявив степень её проявленной зрелости, одухотворённости, нравственности или, напротив, инфантильности, аморфности, безликости.

Отсюда — катарсис любви, чем собственно являет собой любая кооперация самости индивида, и будет проявлена либо как обновление чувственности, при этом регулярно и циклично возобновляемая за счёт сменяемого партнёра, за счёт изменения восприятия одного и того же, для чего он (они) единственно оказывается нужен (нужны), либо — обретение Чувства, как нравственной вершины, восхождение к которой воплотит в себе то или иное качество данной индивидуальности.

Таким образом, Второй кризис взросления человека создаёт лейтмотив постоянного разговора о любви, как предмете, специфической категории в философии человека, и представляет собою рассмотрение отмеченной дуальности.

Любви в психике человека присущ ряд уровней проявления воплощения себя.

Так, будучи в сознании развивающегося человека к его двенадцати годам всё ещё эмоцией, Любовь «дефлорирует» невинное «Я» человеческой личности, реализуя тем Озеро сломанных копий самым исследуемый феномен — откуда, из каких истоков к человеку приходит состояние неудовлетворённости, рождая Кризис переживания Своего «Я».

Кризис переживания, наделяя человека всё большей неудовлетворённостью, выво дит её, формирующуюся Личность, из безмятежности Игры к первому осознанию ответственности за жизнь. Ответственности за Жизнь во всех смыслах этого опре деления.

Таким образом, именно Любовь, являясь квинтэссенцией света, озаряет факт одушевления, прозрения предвечности. Тогда становится объяснима базальная проблема темы любви — она нематериальна, и, следовательно, не поддаётся мате Андрей Жандр. Кризисы развития Личности Человека риально атрибутивному представлению. По этой причине, говоря о Любви, мы говорим о кванте света, в котором проступают кроки Души человека и который, таким образом, являет её, Душу человека, миру.

Результатом такого процесса оказывается становление исходных позиций в индивиде — либо влечение к эстетическим критериям в своей Личности и в Личности каждого другого человека (экстравертность) как воплощения Мира Чувств его Души, либо возникает Влюблённость в собственное Эго (интровертивность).

Первая дилемма являет собою полемику Души и Влюблённости. Душе дано чувствовать, Влюблённости свойственна чувственность. Чувства Души всегда будут от Бога, чувственность всегда будет происходить от вожделения плоти. Душа, устремляя человека к его Единственному, развивает его мышление, научает Слову, проявляет сознание своей личности, просветляет состоянием Любви, наделяет покоем и умиротворённостью, так как эта инстанция Любви — агапэ — связует Его и Её через божественное в их природе. Влюблённость, будучи влечением тела, заставляет человека терзаться (терзать себя), мучиться (мучить себя), пытаться (пытать себя).

Второй дилеммой предстаёт конфликт Слова, как образа возникшего представления о своём Я, и сути своего призвания, предназначения на общественном поприще. То есть это те самые качели, на которых раскачивается мир переживаний человека над депрессивной пустотой небытия: погружение в тему своих треволнений и страданий — погружение в мир дела, профессии, специальности. Ошибкой здесь становится представление об этих темах как противостоящих друг другу, несовместимых между собой, якобы взаимоисключающих.

Если первой дилемме принципиален выбор, нравственное предпочтение, диффе ренциация, то во второй дилемме человек учится интегративности. То есть согласованию обоих начал.

К человеку приходит инсайт — озарение, что вне такой интегративности невозможно полноценно быть собой, чувствовать себя человеком. Именно принятие, полное и безусловное, без человеческих проб вмешаться и обуздать то или иное отдельно взятое начало. Так как то, что представляется качелями, на самом деле являет собою спираль.

Спираль, развивающую указанные темы через их взаимодействие друг с другом, а значит творящую тем самым Личность человека, проявляющую полноту качества его инди видуальности.

Примат Души в первой дилемме (эстетика чувств, красота мира, качество в том и чем живёт человек) достаточно естественно способен разрешить генеральную проблему человека — противопоставление занятия и увлечений, а затем там, во взрослой жизни, разрушающее противопоставление бизнеса и чувств. Личность, которая уже тогда, в свои двенадцать, интуитивно потянулась к Красоте как канону правильности и подлинности в жизни человека, начинает как бы сама по себе плавно скользить по спирали такого рода, всё более явственно и осознанно сублимируя Силу чувств в успешность в бизнесе и сублимируя успех в бизнесе в ещё большую силу своих Чувств.

Эгоцентрированное предпочтение влюблённости — напротив — заставляет такого человека всё более судорожно метаться между темами личных чувственных проблем — с одной стороны, и службы, труда — с другой, что порождает пресловутое деление жизни и партнёров на тех, кто «для здоровья» и тех, которые «для души». Подобное оборачивается пустотой, разъедающей внутренний мир индивида, однажды обрывающий его связи с собственной Душой и, следовательно, лишающей возможности обрести те итоги, что были потенциально возможны для его «Я».

Третья дилемма являет собою потаённый план. Латентный, предстающий как подоплека изложенных выше процессов. Эстетические критерии личности, стиль выбора и предпочтения, проявляясь вовне, становятся источником переживания, стресса.

Характер этого уровня переживания человека предстаёт как следствие предыдущих двух, резюмирует, выступая своеобразной констатацией.

16 Кризисы развития Личности Человека Проблема этого этапа во многом аналогична предыдущему — прежде всего отсутствием, по сути, природы, характеризующей дилемму — наличием выбора, постановкой подлинной альтернативы pro i contra. Эстетический канон личности, определяющий мир его предпочтения во вкусах, ценностях, этических категориях, отношении к талантам и способностям, красоте как продукту таланта — всё это в сово купности определяет, собственно, природу физического аспекта любви, в данном случае как чувства или как интеллектуального упражнения рассудка человеческого эго. То есть именно здесь, в этом заключена собственно дилемма, как водораздел, организующий психику человека одним из двух возможных образов.

Сублимирование любви как эмоции в любовь как чувство предполагает зрелость личности человека, так как подобного рода сублимация требует, имеет своим непреложным условием способность к подчинению своего образа определённому представлению о нравственных ценностях, а не принятому социальному канону.

Таким образом, любовь как чувство проявляет индивидуальность личности человека, при этом не только как озвучивание его внутренней позиции, но и как следующий из неё его гражданский облик.

С другой стороны, страх перед стихией эмоций провоцирует человека на жёсткое подчинение их природе рассудочного. В человеке происходит жёсткое противостояние между эмоциональной сдержанностью (как условием, позволяющим состояться силе чувств, определяющих глубину и содержательность его, человека, Личности), и стрем лением к эмоциональной раскрепощённости как процессу, позволяющему снимать избыточное внутреннее давление, избавляться от возникающего напряжения. У этих процессов есть свои плюсы и свои минусы.

Так, избыточная эмоциональность развивает центробежные процессы, когда человек однажды уже оказывается не готов хоть как то контролировать поток своего эмо ционирования и у него, раз за разом, приключается «выкидыш» не успевших оформиться и созреть чувств. Такому человеку постоянно недостаёт сил для решения принципиальных жизненных вопросов, так как он приучил себя избавляться от того единственного напряжения, которое одно только оказывается способно решать принципиальные проблемы бытия.

Избыточный контроль над малейшей толикой проявления эмоций, скупость на них чреваты иной, не менее печальной проблемой, «липтопедией» (омертвление плода) чувств, когда человеку недостаёт сил уже иного рода, сообщаемых как раз эмоциями, для рождения, то есть полноценного проявления созревших чувств и того уровня сил, на которые они способны.

Почти каждый начинающий жить человек вначале исходит из условия, что пред ставляется ему более рациональным, социально выгодным. Но тогда человеку не вопло тить в себе свою собственную личность, что единственно возможно тогда, когда любовь как эмоция превращается в любовь как чувство, так как подавление эмоций подавляет и саму способность любить.

Так возникает умозрительная концепция рассудочной любви как одного из интеллектуальных упражнений, когда человеку, с точки зрения рассудка, однажды Озеро сломанных копий представляется, что он якобы любит, так как той или иной жизненной ситуации соответствует, по критериям рассудка, состояние такого рода и свойства. Это — основа договорных браков и гражданских отношений, основанных на взаимовыгодных условиях, когда этикетка «любовь» прикрепляется к продукту развития социального статуса человека в той или иной его рассудочной логике. Но такая профанация таинства любви не может не иметь последствий.

Альтернатива, рассмотренная выше, проявившись в жизни человека как стресс, потрясение и переживание в своём начальном этапе, преобразуется со временем в закономерную полноту жизненной состоятельности, становящейся результатом вер Андрей Жандр. Кризисы развития Личности Человека ности нравственным принципам. Интеллектуальные же экзерсисы всегда проделывают обратный путь — от полноты первоначального социально состоятельного результата к разрушению материи во всех возможных её видах.

Способных же преодолеть печальные последствия критерия первичного выбора, находящих в себе силу достоинства пересмотреть подобные устои собственного бытия, оказывается чрезвычайно немного. По этой причине столь драматичен финал человеческих жизней — устроенный материальный план при полной внутренней опустошённости, печали и одиночестве, с исполненным тоски и неприкаянности взглядом на всё более отчётливые, итожащие человеческие дни берёзки.

Четвертая дилемма представляет собою содержание, подоплёку, своеобразное четвёртое измерение всех предшествовавших этапов. Умение сочетать радости Ида — плотского аспекта существования с духовными нормами и принципами Супер Эго (в его фактическом значении, не по Фрейду) — это та сверхзадача, в осуществлении которой, в способности разрешить которую и проверяется, собственно, полнота состоятельности личности каждого человека.

Умение радоваться физической гамме чувств, интенсивно и полно проживать все дары воплощённости Души в теле с одной стороны, и никогда не злоупотреблять этим в ущерб духовной интенсивности бытия как единственного предназначения жизни — предстаёт нравственным perpetuum mobile развития человечества поколения за поколением.

Переходя от обзора дилемм к генезису или метаморфозису превращения любви как эмоции в некий конечный продукт, следует выделить исходную и отправную точку, содержащуюся в специфике характера предощущения, предвосхищения, предзнания любви. Такого рода трехмерность её восприятия выявляет базисную константу параметров эмоции в целом. Систематизирует и упорядочивает представление о харак тере истоков её природы в психике человека. Следовательно, качество этих параметров, интенсивность их построения и осознанность в понимании их предназначения в природе своей личности, что закладывается в игровом периоде становления «Я» чело века, позволяет определить позицию индивида не только в любви как праэмоции, но и по отношению к прочим эмоциям, предстающим в таком случае обусловленными её качеством.

Как было отмечено в обзоре дилемм, разрешение их образует в психике личности разделение на способность сублимировать эмоции в чувства или, при отсутствии подобного, возникает устойчивый процесс подавления эмоций, замещения их на интеллектуальные упражнения. Возникшее разделение закрепляется в рецепторах восприятия самовосприятия человека, фиксирует сами принципы обработки инфор мации, градирует позицию на свой (моё) — чужой (чужеродное). Примат чувства или интеллекта, как опорного, столбового пути, по которому пойдёт процесс преобразования эмоций (то есть сублимирование — подавление), становится, таким образом, основополагающим делением по психическим модальностям проявления — восприятия основ бытия, предопределяя всё дальнейшее поведение индивидуума: стиль, манеры, категории в любом аспекте социального и личностного проявления своего «Я».

Что же предопределяет вектор направленности развития эмоций? Качество полученного человеком образования, понимая под ним не некую сумму знаний, но адекватное представление о своём Образе, своём предназначении, что предполагает здоровую степень любви к себе самому.

Так как человека, которого в детстве не научили любить себя, невозможно представить способным любить кого либо или что либо. Способность любить начинается с понимания своего предназначения. С осознания неповторимой ценности данной человеку жизни, её смысла и совокупности тех задач, для исполнении которых она и дана.

18 Кризисы развития Личности Человека Попытки приучить человека любить родину, физических родителей, общественные ценности и даже окружающих людей как некую умозрительную абстракцию потерпят неудачу, так как человек не может знать, что такое любить что либо вне себя, пока он не прочувствовал это состояние внутри себя, по отношению к себе самому. Пока он не oсознает живительную и жизнетворящую силу любви, пробуждающую радость жить, вглядываться в свете такой радости в любые проявления дара жизни. Следовательно, прежде чем спрашивать с человека качество его жизни, следует внимательно разглядеть истоки его жизни, выявить в них отправные ценностные посылки, на которых его взрастили.

Любовь является продуктом веры. Безверие физических родителей, атмосфера безверия, в которой происходит первичное знакомство растущего человека с каноном жизни, лишает его нравственных отправных истоков, приучает видеть житейскую состоятельность исключительно в собственных возможностях физического характера и свойства, предавая забвению духовную первооснову бытия.

Следовательно, в этом случае отправной точкой жизни становится безверие такого человека, когда не возникает самой возможности, в силу отсутствия потребности, обрести любовь в том её качестве, которое единственно соответствует сути любви.

Но здесь вновь приходится обратиться к ментальной наполненности слова его происхождением в языке. Корни славянского слова «любовь» — санскритские, в котором исходный элемент несёт состояние желания, вожделения. Отсюда ментальное напол нение сознания образами, порождаемыми словом «любовь», предопределены доминиро ванием плотского, сугубо материального, прикладного. В то время как латинское определение любви — amor — являет собою состояние, следующее из судьбы, рока, противостоящее смерти и небытию.

Таким образом, возможность научиться сублимировать эмоции в чувства пред определяется привитой культурой требовательности к своему образу как формой ответственности перед предоставленной индивиду жизнью. И, напротив, страх перед эмоциональностью, уничижительное к ней отношение всегда следуют из отсутствия подобного рода культуры. Так происходит разделение между сенситивным и интел лектуальным в психе субъекта бытия. Возникает разделение в базисе воспоследовавшего из него мировоззрения. Предопределяется генезис личности или метаморфозис её формы.

Инструментарием чувств являет себя чувственный опыт, который становится опорой повседневного бытия личности. Интеллект же проявляет себя посредством логики.

Чувственный опыт по своей природе иррационален. Он не может быть до конца алгоритмизирован. По этой причине он и устрашает человека, так как вводит в мир его ощущений нечто такое, что лежит за границей физических возможностей чувств его психики. Вводит в них то, что постигается лишь состоянием веры. Но именно такое состояние являет себя однажды откровением, способным стать проводником в жизнь человека любви как духовного созвучия.


В противоположность подобному логика абсолютно рациональна. В ней нет места необъяснимому и непостижимому. Её алгоритмы — сплошь плоды интеллектуальных Озеро сломанных копий экзерсисов горделивого ума вознёсшего себя человека. И потому, когда любит такая индивидуальность, она любит предсказуемо, не допуская малейших неясностей и неточностей, стремясь предвосхитить малейшие нюансы пребывания в этом состоянии, что оборачивается диктатом и подавлением в объекте чувств всего, что не алго ритмизируется и не контролируется — со всеми неизбежными отсюда выводами и неизбежными для такой логики последствиями.

Продуктом чувственного опыта становится мышление как категория, следующая из доверия себя человеком состоянию веры. Не случайно, что многие величай шие гуманисты, вне зависимости друг от друга, формулировали одну и ту же максиму:

Андрей Жандр. Кризисы развития Личности Человека «Я мыслю, значит, я существую». Так как ощущение себя сущим, то есть полнокровно связанным, сопряжённым с бытием, возникает единственно из любви как повседневное мироощущение себя человеком. Когда такое состояние не завязано, не обусловлено фактом обязательности его подтверждения исключительно иной человеческой структурой, но следует из объективной самодостаточности вошедшей в бытие чело века.

В противоположность ему, чувственному опыту, созерцательность как продукт логики предстаёт скорее её атрибутом, специфическим развитием подчинения психики её диктату, её нормам и требованиям. Дедукция незаметно для её служителя закукливает в себя индивида, предельно субъективизирует его систему взглядов, предельно дистанцирует от подлинного и естественного природе человека.

Всё, что не укладывается в нормы рассудочной концепции, выстроенной таким индивидом, отметается априори, порождая, по сути, догматизм и начётничество. То, что полагает в своей природе любовью такой человек, на самом деле есть совокупность социальных стереотипов и представлений о состоянии подобного рода и правилах пребывания в нём. Но за этим нет и не может быть полноты индивидуальности. Здесь личность окончательно замещается ее абстракцией, виртуальным парафразом на некогда полнокровные свои истоки, какими они были в своей исходной данности у такого человека.

Мышление определяет себя интенсивностью и качеством возникающего сознания.

Созерцательность неизбежно обрывается чувствительностью, то есть сентименталь ностью — вспомним того же Шерлока Холмса! Сознание, по самой своей этимологии, предполагает полноту объединения с накопленным массивом знания. То есть вос принятого и прочувствованного ряда знаков как совокупности того знания, что, предназначаясь данному индивиду, стало плотью и духом бытия его личности через генезис любви от стихии первоначальной эмоции к разуму как упорядоченному и нравственно контролируемому состоянию непрерывного пребывания в ней.

Сентиментальность, как крайняя форма чувственности, становится тем тупиком, в который заводит самого себя человек, избравший себе в поклонение его Величество рассудок и себя — человека как единственного творца своей жизни. Поэтому сентиментальность — чувственность всегда обставляет себя жестокостью и насилием, потому как природа её лежит в ненависти. Ненависть — это не только неразделённая любовь. Ненависть — это и осознание предательства себя и своей жизни, которое всё равно придёт к человеку, прожившему вне любви на вольном или невольном преда тельстве её.

...Игра превращается в жизнь через свет любви. Без него жизнь не наступает никогда.

Профанация любви игрой есть отказ от предназначения жизни как божественного дара, что происходит из за безверия и атеизма. «Что наша жизнь? — Игра!» — начертал человек, не умевший любить, не захотевший этому научиться, экстраполировавший личную любовную несостоятельность на сам Принцип бытия, заключенный в таинстве любви.

Предназначение которого, основополагающего Принципа бытия, состоит в преобра зовании навыков жить и выживать, чем являет свою суть игра, в ежедневное и ежечасное порождение качества Жизни, посредством воплощения себя в неё, жизнь, Любовью.

Книги А. Л. Жандра по данной теме:

1. Имя — матрица судьбы. СПб. Афина, 2010.

2. Число как универсальный информационный ресурс. Психоанализ личности посредством системы Арканов. СПб. Афина, 2010.

3. Семь красок бытия, семь нот потока наших дней. СПб. Издательство А. Голода, 2010.

20 Наталья Прокофьева Наталья Прокофьева, г. Москва Практикующий психолог, оргконсультант в области развития персонала, ведущая авторских тренингов и групп личностного и профессионального развития, автор ряда статей по психологии и практической философии.

www.psy studio.ru natalia@psy studio.ru 8 916 642 89 Пять видов деятельности.

Пять способов организации своего бытия «Движение — это жизнь» — гласит древняя пословица. В век стремительных технологий многие люди делают это утверждение девизом жизни. При этом не заду мываясь о смысле ещё одного высказывания: «Много движений и никаких достижений».

Вечный вопрос о качестве и количестве — двух философских категориях, обсуждаемых Аристотелем, Кантом, Гегелем, Энгельсом. Так всё таки «движение — это жизнь» или «жизнь — это движение»? Предлагаю и нам с вами читатель порассуждать о том, как часто «количество» наших движений переходит в «качество» нашей жизни.

Движение человека начинается с момента его зачатия и продолжается в утробе матери фактом пренатального развития. Движение — это физиологическая функция любого живого организма. А вот Личностью человека делает Деятельность, которую он для себя осознанно выбирает и которая формирует его жизненный путь.

Существует пять видов деятельности: Социально полезная, Романтическая, Протестная, Иллюзорная и Доказательная. «Узки Врата» — только одна из них ведёт человека к Высшему Себе: к «Индивидуации» по К. Юнгу, «Самоактуализации» по А. Маслоу, «Зрелости» по Г. Олпорту, «Я идентичности» по Э. Эриксону, «Реализации внутренней сущности» по Ш. Бюллер, «Осуществлению смысла» по В. Франклу. Две из них являются неким компромиссом, переходным моментом из мира подчинённости законам взрослых в свой собственный свободный мир;

и ещё две являются откровенно разрушительными.

Мы говорим о пяти видах деятельности, потому что человек имеет пять конечностей и на каждой из них ещё по пять органов, которые находятся в активном взаимодействии с миром. Вспомним также «Витрувианского человека» Леонардо да Винчи, позиция тела которого точно повторяет пятиконечную звезду.

Озеро сломанных копий С момента зачатия человек начинает постепенно развиваться, и это развитие подчиняется определённым законам: закону Божьему (природному), а с определённого момента и закону, который человек для себя устанавливает сам и несёт за него ответственность;

социальным инициирующим актам;

кризисам взросления и т. д.

Период земного существования предполагает пять этапов восхождения человека от досознательности к зрелости: первый — досознательный;

второй — становление сознания;

третий — становление личности;

четвертый — взросление;

пятый — зрелость.

Так, человек сначала полностью зависит от опеки отца и матери, затем проходит стадию воспитания в нём ответственности и постепенно приходит к моменту вступления в пол ноту ответственности за себя и свою жизнь.

Пять видов деятельности. Пять способов организации своего бытия Предметом нашего размышления являются причины определённых перекосов в развитии человека, которые заставляют его обращаться к деятельности Иллюзорной и Доказательной, что приводит к неудовлетворённости, невозможности быть полно ценным творцом своей жизни, к проблемам морально волевого и морально чувственного характера, невозможности полноценно любить, быть любимым, и создавать то качество жизни, которое вдохновляет и ведёт к полному раскрытию себя.

Мы порассуждаем с вами о том, почему так труден и длинен путь человека к Социально полезной деятельности, которая является единственно возможной для Личности развивающейся, уважающей себя, готовой творить себя и свою жизнь, совершать социально полезные поступки. Рассмотрим Протестную и Романтическую деятельность как некий мостик, переходный момент, который может использовать человек в определённые этапы своего ментального и нравственного развития, чтобы совершить преобразование того, в чём он жил, в Социально полезную деятельность.

Деятельность можно определить как специфический вид активности человека, направленной на познание и творческое преобразование окружающего мира, включая самого себя и условия своего существования.

«Лицо» (личность) человек приобретает, совершая определённые поступки.

Вспомним уже ставшее крылатым выражение: «Личностью не рождаются — личностью становятся». Так поступки приводят человека либо к целостности и полноте суще ствования, либо к обезличенности и неудовлетворённости. Иисус Христос в Нагорной проповеди сказал: «По плодам их узнаете их». Дела сами говорят за человека.

Так, чтобы понять для самого себя, какой вид деятельности на данном этапе жизненного пути у вас является ведущим, нужно честно ответить себе на несколько вопросов: каково мое психоэмоциональное состояние? Что я с этого получаю? Что я предлагаю миру? Последний вопрос не случаен, так как понятие Деятельности вне социального контекста не существует.

А. Адлер, описав процесс развития человека с точки зрения социальной полезности, вывел максиму: «Человек есть сумма поставленных целей и решённых задач». Человек, который видит Точкой сборки свою собственную Систему ценностей, чётко ставит Цели и постепенно осуществляет их — имеет «мужество творить» свою жизнь и выбирает Социально полезную деятельность, которая даёт ему здоровое эмоциональное наполнение, возможность достойного заработка и возможность принести пользу для мира. Нужно честно признать, что лишь небольшое количество людей удостаивают себя чести быть счастливыми.


Для того чтобы понять, что заставляет человека двигаться по жизни, минуя эту цель, и игнорировать Социально полезную деятельность, в лучшем случае в пользу Роман тической или Протестной, в худшем — в Иллюзорной и Доказательной, нужно начать с начала и рассмотреть возрастные кризисы становления человека, учитывая его включённость в социальное бытие.

Говорить о возрастных кризисах — задача необычайно сложная, слишком много факторная проблема: много авторов, много мнений. Нам представляется чрезвычайно интересным рассмотреть заявленную проблематику в контексте теории психосоциаль ного развития, предложенной Э. Эриксоном.

Согласно Эриксону, каждая стадия развития сопровождается кризисом (Конфлик том) — неким поворотным моментом в жизни индивида, который возникает вследствие достижения определённого уровня психологической зрелости и требований социума, предъявляемых к нему на данном этапе. У каждой стадии есть своя Эволюционная задача, которая либо успешно решается индивидом, и он благополучно переходит на другой уровень, либо нет, и тогда человек, перейдя на другой уровень, проживает его по «кривизне», так как «зачёт» не сдан.

Развитие пяти внутренних альтернатив (дихотомий) личности и их результативность мы рассмотрим в виде таблицы.

22 Наталья Прокофьева Антипродукт — некорректное Продукт — эволюционная задача разрешение конфликта.

данной стадии развития.

1. От рождения до 1 года — Доверие/Недоверие Пессимистичный взгляд на жизнь.

Доверие себе и окружающему миру. Спо Неверие в свои силы. Чувство собность полагаться на себя и использо внутренней неопределённости.

вать возможности окружающего мира (надежда, как оптимизм в отношении своего культурного пространства).

2. От 1 года до 2,5 лет (кризис осознания своего Я) — Автономия/Стыд Сомнение в своей состоятельности что то Самостоятельность. Самоконтроль.

делать самому. Отрицание своей ориги Право на свою оригинальность.

нальности. Зависимость от других.

Формирование нравственной воли.

3. От 2,5 лет до 7,5 лет — Инициатива/Чувство вины Пассивность. Покорность.

Самоутверждение. Умение ставить цели и Чувство вины за свою активность.

достигать их. Способность трудиться продуктивно. Умение видеть перспективу своего развития. Предприимчивость.

Способность планировать и брать на себя обязательства. Формирование чувства моральной ответственности, совести.

4. От 7,5 лет до 12 лет (кризис переживания своего Я) — Трудолюбие/Комплекс неполноценности Неадекватность, неверие в свои силы.

Уверенность в своих силах. Формирова Чувство неполноценности как в плане ние мотивации стремления к успеху.

использования средств и возможно Предприимчивость. «Вкус» к работе.

стей, так и в плане собственного статуса.

Креативность. Труд во имя своё.

Ложное чувство вины, долга.

Компетентность. Чувство собственной Мотивация избегания неудач.

состоятельности. Самооценка.

«Застревание» в протестной позиции.

Социальные связи.

5. От 12–13 лет до 21 года (кризис первичной реализации себя) — Становление индивидуальности (Я идентичности)/ Ролевое смешение.

Становление идентичности в персонах Установление идентичности своему Я.

окружающего мира.

Формирование Верности подлинно своим Тревога. Одиночество.

нравственным принципам. Осознание от Инфантилизм. Потерянность.

ветственности за свою жизнь. Цельность.

Пять этих важных периодов жизни человека определяют в дальнейшем его направ ленность и внутренние интенции. Травматика (некорректное разрешение конфликта) той или иной стадии развития, приложенная к её антипродукту, формирует в человеке Озеро сломанных копий постановку акцента на избрание локуса своей реализации в той или иной деятельности.

Сложность травматики двух первых психосоциальных стадий заключается в том, что развитие индивида в это время происходит в рамках так называемого досознательного формирования своего Я, когда информация усваивается ребёнком, минуя сознание.

Именно эти импринтинги несут в себе наиболее разрушительное воздействие, так как человек не имеет возможности в полной мере и осознать, и проработать данную проблематику. Это время, когда закладываются два отправных момента: либо полное недоверие своим талантам и стыд за свою несостоятельность и невозможность выступать Творцом своей жизни, либо признание своей автономности и возможность отвечать за свою жизнь, влиять на неё, доверяя себе, людям и силам Вселенной.

Пять видов деятельности. Пять способов организации своего бытия Ещё один очень важный детерминирующий фактор развития: с момента рождения до двух с половиной лет происходит проработка Анимы и Анимуса, что приводит к фор мированию определённого Гендерного статуса. И если ребёнком была запечатлена ролевая функция родителей и при этом не был запечатлён их Гендерный статус (проще говоря, он не видел в маме и папе женщину и мужчину), в дальнейшем это приводит его к игнорированию своего пола и погружению в иллюзорность бытия. И как следствие — перекосы ощущения, осознания, идентификации себя, невозможность жить собой и для себя, что выражается в дальнейшем Иллюзорной и Доказательной деятельностью.

Вторая стадия развития человека итожится Кризисом осознания своего Я. Это первый серьёзный кризис в жизни ребёнка и формирование первой ступени осознанности.

На третьей стадии развития маленький человек начинает осознавать себя как лич ность и ещё более активно осваивает мир с помощью игры. В этом возрасте происходит его самоутверждение. Ребёнок пока ещё по детски строит планы, что то придумывает, фантазирует. У него появляется желание воплощать эти фантазии в жизнь. И если в этот период социальное окружение выступает в роли жёсткого ограничителя, откровенно ругает его за проявление столь бурной инициативы, то у него развивается пассивность, апатия и чувство вины за свою активную позицию, которой он приносит неудобство другим людям. И, наверное, самым разрушительным в этом случае является рождение покорности, когда уже нет себя, как личности, а есть чьё то чужое мнение, желания и указы, которые человек и будет воплощать. Это прямой путь в Иллюзорную деятельность и Обезличенность, жизнь явно не во имя себя, своих результатов и ценностей.

Умение формировать Ценностное содержание своей жизни закладывается у человека в первые пять лет жизни. Примерно в возрасте пяти лет у ребёнка формируется некий прототип модели зрелой личности — «стиль жизни» по Адлеру. Как мы уже посмотрели, формирование у ребёнка антипродукта трёх первых стадий психосоциального развития может быть детерминировано некорректными условиями взросления, которые закладывают у него определённые перекосы в Самоопределении, Целеполагании, чувстве собственной Самоценности.

Адлер обращает внимание на две крайности воспитания, одинаково ведущие к негативным последствиям. Первая — изнеженность и потакание, и как следствие, формирование у ребёнка «комплекса превосходства». Вторая — агрессивное отношение, ведущее к «комплексу неполноценности», «забитости».

Особенности такого воспитания очень далеко отодвигают взрослеющего индивида от возможности выбрать предметом своих устремлений Социально полезную деятель ность. Конечно, «забитость» будет прорабатываться гораздо сложнее.

В первом случае у человека практически отсутствует возможность прийти к чувству Собственной ценности, найти истинно свою внутреннюю Точку сборки, так как сложилась ситуация постоянной оценки личностных качеств извне. Причём отрицательные качества и дефициты ребёнка умалчивались. Это может привести к патологической зависимости от положительной обратной связи: ему постоянно, как наркотик, будут необходимы внешняя оценка и одобрение — без этого он не сможет почувствовать своих «границ».

Такому человеку будет чрезвычайно сложно понять и подвергнуть оценке, что в его поведении действительно Добро, а что Зло, причём как для него самого, так и для окру жающих. Такие люди идут по пути Компенсации, и скорее всего, это путь в Иллюзорную либо Романтическую деятельность. Так как доказывать им особо нечего, они сами нуждаются в постоянном доказательстве того, каковы они есть. До Протестной деятельности, когда возникает интенция выразить своё несогласие, с чем то поспорить и отстоять свою позицию, им пока тоже не дотянуться.

Второй случай предполагает путь Гиперкомпенсации, что вполне может привести к социальной успешности, только вот жизнь такого человека превращается в Доказа тельство всем своей состоятельности длиною в жизнь. Причём заметьте, даже не себе самому, а другим. Это путь в никуда: полное неверие в свои силы, отрицание права на 24 Наталья Прокофьева свои желания и ценности, невозможность услышать и присвоить (отнести к себе) положительные высказывания в свою сторону.

Понятно, что как в одном, так и другом случае нет места своим ценностям и внут ренней целостности, все силы человека уходят на предъявление себя миру через внешнюю атрибутику и «маски». Взрослый, однажды погрузивший ребёнка в «Иллюзию»

небрежно брошенным словом или манипуляцией, возможно, навсегда отрезает путь этого малыша к жизни реальной, порождая в нём искаженное восприятие себя и действительности.

После игры в профессию на шестом году жизни человек вступает в очень важный период развития — он переходит в статус взрослеющего ребёнка.

Это вторая ступень формирования осознанности (первая сформировалась в 2,5–3 года), когда у ребёнка на многие вещи открываются глаза, он многое видит и понимает и, соот ветсвенно, становится крайне уязвимым. И здесь требуется огромная мудрость взрослого социального окружения, которое обязано учитывать этот факт. Если этого не происходит и родители продолжают вести себя как и раньше, не замечая, что ребёнок почти вырос, то не избежать печальных последствий. Ведь это время, когда закладываются самые разрушающие травмы психоэмоционального и психосексуального характера. Это период формирования подсознательной мотивации всех дальнейших поступков человека и, соответственно, выбора деятельности, которая будет его либо вдохновлять, либо разру шать. Это так же период формирования своего, индивидуального способа мыслить и действовать, первые пробы самостоятельного взаимодействия с миром, когда, с одной стороны, взрослеющему ребёнку требуется психологическая автономность, а с другой — физиологическая защищённость, которую он себе пока обеспечить не может.

Проблематика этой стадии развития обусловлена ещё тем, что чем сильней ребёнок стремится к автономности, тем больше взрослый старается удержать его в рамках своих предписаний и запретов. Понятно, что действует он, исходя сугубо из своих страхов.

И также понятно, что ребёнка в этом возрасте удержать в рамках невозможно (извините, «тесто подошло»): он либо ломается, либо уходит в оппозицию.

Это время, когда у человека развивается любовь к труду и способность действовать на основе своей Компетентности (знаю — делаю), получая за это вознаграждение (Результат). Для Эриксона трудолюбие включает в себя чувство межличностной компетентности — уверенность в том, что в поисках важных индивидуальных и обще ственных целей человек может оказывать положительное влияние на общество. Таким образом, психосоциальная сила компетентности является основой для эффективного участия в социальной, экономической и политической жизни.

В результате психологических травм, полученных на этом этапе жизни, человек перестаёт верить в свои силы и возможности, у него не формируется значимое отношение к профессиональной и коммуникативной компетентности, появляется недоверие по отношению к своей статусности в семье, среди сверстников и в социальных институтах.

Острое желание самостоятельности при невозможности полноценно обеспечить и защитить себя, начало гормональной перестройки толкают маленького взрослого к определённой степени дезорганизованности и неудовлетворённости. Ведь этот второй серьёзный кризис взросления он впервые вынужден переживать осознанно.

Озеро сломанных копий Степень неудовлетворённости и её созидающая или разрушающая векторность развития во многом будет зависеть от эмоционально чувственной среды, в которой находится ребёнок. Совершенно очевидно, что эмоционально позитивная родительская среда заложит в человеке положительный вектор развития в нём Мотивации стремления к успеху и осознания ответственности за свою жизнь. В то время как подавляющая обстановка приведёт к установке на Мотивацию избегания неудач, в рамках которой человек всю жизнь вынужден бегать по замкнутому кругу своей неосознанности, ранимости, неудовлетворённости и невозможности обрести результат, который вдохновляет и даёт ощущение покоя и защищённости.

Пять видов деятельности. Пять способов организации своего бытия Кризис переживания себя двенадцати лет приводит вчерашнего ребёнка к очень неустойчивой дуальной, неочевидной для него картине мира, в которой появляется больше вопросов, чем ответов, больше страхов и боли, чем спокойного мирного бытия.

И именно это состояние впервые заставляет его задуматься об условиях своего существования. Впервые на пороге двенадцати лет ребёнок получает дар критического осмысления бытия и себя в нём. И как любой дар, его можно как получить и присвоить, так и благополучно «слить» открывающиеся возможности.

Здесь есть только два пути: либо эта неудовлетворённость обернётся тупиком — это путь в Иллюзорно Доказательную деятельность, либо послужит источником креативных интенций, которые приведут человека, возможно сначала через Протест, к Романтической и Социально полезной деятельности.

Итак, подросток впервые критически смотрит на своё окружение, которое, так или иначе, оказывает на него влияние. А дальше он с этим влиянием либо соглашается, либо нет. Навыки конструктивной критики и позитивного разрешения конфликта сформиру ются у него гораздо позднее. Пока же единственный способ заявить своё несогласие с состоявшимся положением вещей ребёнок видит в Протесте. Он впервые получает возможность осознанно протестовать против любого некорректного вторжения в своё Я. И это механизм, как спасательный круг, какое то время держит его на «своей волне» и не даёт утонуть в море несправедливости, агрессии, подавления.

Только вот, с определённого момента круг, который когда то был спасательным, начинает давить, а затем откровенно разрушать сущность человека, потому что человек растёт, а круг, в котором он болтается на поверхности житейского моря, остаётся прежним. А «своя волна» уже не «греет». Когда ты определяешь девизом своей жизни:

«Пусть сильнее грянет буря!», эта же буря тебя однажды и погубит.

Протестная деятельность не может оставаться ведущей в жизни человека и не разрушать его. Здесь стоит вспомнить великих «протестантов»: Ф. Ницше, Ж. П. Сартра, В. Высоцкого, И. Талькова, О. Даля, В. Цоя и др. Все эти люди по своему гениальны.

Жаль только, что гениальность в большинстве случаев освобождает от простого челове ческого счастья и «ввинчивает» человека внутрь своих проблем, которые в большинстве своём определяются неспособностью таких людей строить коммуникативные каналы взаимодействия между своим гениальным наполнением и другими людьми.

Если же неудовлетворённость маленького взрослого не находит выхода в протесте, она может получить в нём прописку очень надолго, а может даже навсегда. Раздражение, самоедство, неумение радоваться даже тем результатам, за которые порадоваться возможно, имеет истоки именно в этой истории. Задача данного этапа развития — научиться присваивать однажды полученный опыт и результаты своего труда.

Паттерн невозможности высказать своё мнение, отстоять свою позицию, пойти наперекор также может стать причиной серьёзных проблем в зрелом возрасте. Здоровый протест в этом возрасте закладывает у ребёнка способность к конструктивной критике.

Невозможность критического осмысления бытия и себя в нём может быть помехой и в выборе Единственно Своей профессиональной деятельности.

Задача следующего, Пятого этапа развития личности, — Кризиса первичной реализации как раз заключается в том, чтобы человек, опираясь на свой морально волевой ресурс, нашёл в себе силы перейти от Протестного или Иллюзорного существования в деятельность Социально полезную или Романтическую.

Так, одних Неудовлетворённость ещё больше укрепляет на позициях Иллюзорно Доказательной жизнедеятельности, а кого то, как Чайку Р. Баха, отправляет открывать для себя новые горизонты и миры. Процент людей, которые отправляются «открывать», откровенно мал. Потому что некорректное прохождение предыдущих стадий развития формирует огромное количество страхов, комплексов и внутренних ограничений, заставляющих подростка предпочесть, порой неосознанно, так и остаться в «розовых очках», что неминуемо ведёт к Иллюзорному мировосприятию.

26 Наталья Прокофьева «Снять розовые очки» предполагает увидеть правду, а дальше с этой правдой надо что то делать. И если у подростка не сложилось доверие к своему мнению и тому, что окружение не отвергнет;

не сформировалась нравственная воля и независимость от мнения других людей;

не появилась уверенность, что проявленная инициатива приведёт к должному результату, который принадлежит конкретно ему, — конечно, ничего не про изойдёт. Инфантильное восприятие мира так и будет украшать нос такого человека. Это привёдет его к Иллюзорному мировосприятию, что практически всегда ведёт к внут ренней фрустрации и агрессивности, как правило, направленной на самого себя.

Деятельность таких людей тоже из разряда Майи — иллюзии. Они творят не «для кого» и не «для чего», а просто творят, чтобы выплеснуть свою внутреннюю энергию.

У такой деятельности нет направленности, целей. Конечно, нет и результата. В таком иллюзорном угаре прошла жизнь А. Моцарта, В. Гога, М. Монро, Э. Пиаф. Неблагополучно сложилась жизнь Э. Хэмингуэя, Л. Н. Толстого.

Итак, Пятая стадия развития личности — стадия, завершающая формирование основ личности. Стадия самая ответственная и, конечно, самая сложная для восприятия: её характеризует самый глубокий Жизненный кризис.

Подросток уже много знает и умеет. Его основная задача состоит в том, чтобы, собрав воедино все имеющиеся к этому времени знания о себе, создать единый образ себя (Эго Идентичность), включающий осознание как прошлого, так и предполагаемого будущего.

Задача, прямо скажем, не из лёгких. В этот период происходит квинтэссенция сразу всех предыдущих кризисов взросления, которые не всегда проходили гладко. И человек вынуж ден сдавать этот и без того сложный экзамен, подбирая при этом «хвосты» предыдущего:

неосознанного, невоплощённого, неассимилированного, непрожитого, нерешённого.

В этот период подросток сталкивается с новыми социальными ролями и связанными с ними требованиями. Наряду с бурным физическим ростом, не менее бурным гормо нальным созреванием, что даёт некие перекосы в эмоциональной сфере, он вынужден решать очень сложные и важные задачи, от которых буквально зависит его дальнейшая жизнь.

Вчерашний ребёнок принимает относительно себя ответственные решения и осознанные выборы. И если эти выборы детерминированы доверием к себе и миру, самостоятельностью, инициативностью и трудолюбием, освоенные навыки помогут ему обрести свою ЦЕЛОСТНОСТЬ.

Положительное качество, связанное с успешным выходом из кризиса периода юно сти, — это Верность прежде всего самому себе: способность сделать свой выбор, найти свой путь в жизни и оставаться верным взятым на себя обязательствам;

это обретение правильного понимания своего Долга.

Выход из Кризиса идентичности как кризиса первичной реализации себя предпола гает только два варианта развития события: обретение «Взрослой идентичности» — жизнь своим умом, во имя своё;



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.