авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 22 |

«Ассоциация «Российская политическая энциклопедия» The Association «The Russian Political Encyclopedia» Государственная архивная служба Российской Федерации State Archives Service ...»

-- [ Страница 15 ] --

Действительно, хотя и желая, может быть, счесть голоса за и против некоторых предложений, мы не можем придавать существованию большинства и меньшинства такой же смысл, какой им дается парламентарскими группами и конгрессами, где меньшинство обязано подчиняться решениям большинства. Мы не допускаем решений с обязательным характером, что не мешает нам интересоваться знать, сколько групп и товарищей разделяют какое-нибудь определенное мнение. На наших заседаниях дискуссии имеют такой же характер, как дискуссии, происходящие на международных научных конгрессах. Следовательно, мы не видим никакого неудобства, чтобы товарищи, явившиеся в качестве отдельных личностей, были такими же желанными- гостями, как и делегаты групп, лишь бы Воззвание нескольких анархических групп. – К публикации данного воззвания предпослано следующее примечание П.А.Кропоткина: «Статья Корнелиссена была уже набрана (см. док. 172 – В.К.), когда мы получили следующее воззвание нескольких анархических групп. Мы печатаем его вполне, так как в нем подняты некоторые важные вопросы–о способе организации съезда, о том, кого принимать на этот конгресс, вотировать или нет по теоретическим и программным вопросам и т.д.

Хотя товарищи, взявшие на себя созыв конгресса, и придали своему воззванию форму, из которой можно заключить, что все эти вопросы уже решенные, но мы напомним нашим товарищам, что печатаемое воззвание есть, пока не что иное, как предложение.

Какую форму придать съезду, и все, что касается его внутренней организации, – все это еще вопросы, по которым мы должны сперва выслушать мнение анархических групп и организаций во Франции, в Испании, в России и так далее, прежде чем властно решать их.

Поэтому мы просим наших русских товарищей присылать нам свои соображения по этому поводу, а мы с своей стороны будем сообщать нашим читателям, какие мнения высказываются по этим вопросам в анархической печати разных стран. П.К.».

П.К. – псевдоним П.А.Кропоткина. Его прим. см.: «Листки "Хлеб и Воля"». Лондон. 1907. № 8. 15 февраля. С. 7.

...товарищи... могли, по крайней мере, обсудить один или два важных пункта. – На тайных собраниях 19-21.9.1900 г. прибывшие делегаты из 13 государств мира обсуждали создавшуюся для анархистов ситуацию и способы выхода из нее. Так как деятельность форума оказалась свернута решением французского правительства, то для ознакомления общественности делегатами было принято решение опубликовать представленные в бюро конгресса доклады анархистов в различных странах. Русские участники несостоявшегося конгресса – П.А.Кропоткин и В.Н.Черкезов (Черкезишвили), представлявшие Лондонскую группу А.-К. «Свобода» («Freedon»), смогли поместить и опубликовать свои теоретические доклады в отдельном издании, вышедшем на русском языке в Лондоне в 1902 г. См.: Доклады международному революционному рабочему конгрессу... Указ. соч. С. I-VII, 1-118.

только эти товарищи предполагались искренними и чистосердечными.

Кроме групп и товарищей анархистов, мы будем рады также всем делегатам синдикатов и всем синдикалистским организациям, явившимся лично, всем делегатам коммунистических колоний и т.д. Мы обращаемся ко всем тем, кто желает работать к подготовке лучшего общества, общества, в котором будут господствовать принципы коммунизма и свободы.

Мы созываем вас на наш конгресс на обсуждение не только части наших анархических и коммунистических принципов и пропаганды, как это делают, например, конгрессы свободомыслящих или антимилитаристские конгрессы, но на обсуждение этих принципов и пропаганды во всей их широте.

Потому что мы знаем, насколько в общественной жизни все проблемы связаны одна за другую. И мы думаем, что необходимость придти к соглашению относительно некоторых существенных пунктов принципа и тактики делает для нас если не необходимой, встречу на международном собрании.

За эти последние годы принципы и тактики свободных коммунистов и анархистов обнаружили новые пути. Не забегая вперед, относительно порядка дня, который будет позднее указан группами, мы заметим, что прямое воздействие так сильно и так сознательно проявилось в некоторых странах, под влиянием именно наших товарищей, свидетельствуя, таким образом, о прогрессе который делают наши идеи в рабочих кругах, что обсуждение проблем, вызываемых ею, одно уже оправдало бы созыв международного конгресса.

Но есть другие вопросы столь же интересные, как антимилитаристская пропаганда, отношения между свободно-коммунистическим и анархическим движением, с одной стороны и некоторыми религиозными движениями (толстоизм, христианский анархизм), с другой, пункт, который не мог обсуждаться на конгрессе 1900 года. Наконец, средства, которые нужно употребить, чтобы войти интернационально в более прямые сношения, требуют глубокого обсуждения и т.д.

Дискуссии на Амстердамском конгрессе будут происходить по преимуществу на французском, немецком и английском языках. Если будет выражено желание говорить на каком-нибудь другом языке, то это желание будет удовлетворено, как исключение, в случае, если перевод не представит слишком больших затруднений.

Так как конгресс будет происходить в июле или августе месяце, то мы просим, чтобы все доклады, которые должны будут прочитаны или розданы во время заседаний, были доставлены нам до 1-го июля 1907 года на адрес секретаря Федерации свободных коммунистов Голландии: Job J.Lodewijk, Cornells Authoniszstraat, 49, Amsterdam (Hollande). Мы просим также все группы и федерации, которые решат послать делегатов, сообщить нам об этом до этого же числа. Та и другая мера сильно помогут хорошей подготовке конгресса приему товарищей.

Затем, подготовление конгресса потребует расходов, которых не могут на себя взять одни голландские и бельгийские группы, хотя после можно будет сговориться, насчет способа уплаты этих расходов группами и лицами, присутствующими на конгрессе, мы заметим, что часть расходов (в особенности расходы на печатание, включая сюда в случае надобности и печатание докладов) мы должны уже будем уплатить раньше конгресса.

Всякие посылки денег для помощи конгрессу адресуйте кассиру нидерландской федерации:

J.L.Bruijn, Keplerstraat, 170, Lanlaye (Hollande), все эти посылки будут опубликованы в «Bulletin de l’Internationale Libertaire», где будут также опубликованы все дальнейшие сведения и сообщения, относящиеся к конгрессу. Адрес «Бюллетеня» следующий: Georges Thonar, 97, rue Laixheau, Herstal-Liege, Belgique.

Товарищи, со всею энергиею работайте для успеха Анархического Коммунистического Рабочего Конгресса 1907 года, в Амстердаме.

Да здравствует Анархический Интернационал!

За Федерацию голландских свободных коммунистов:

Секретарь Job J.Lodewijk, Cornelis-Authoniszstraat, 49, Amsterdam (Hollande);

за Бельгийскую свободно-коммунистическую группу: главный секретарь G.Thonar;

за Германскую Анархическую Федерацию: главный секретарь Paul Fraubse;

за Анархическую Федерацию Богемии: K.Vohryzek et L.Knotek;

за Федерацию анархистов еврейского наречия в Лондоне: секретарь А.ШАПИРО.

ЛИСТКИ «ХЛЕБ И ВОЛЯ»: Орган комунистов-анархистов. [Лондон], 1907. №8. 15 февраля. С. 7-8.

№174. ПОДГОТОВЛЕНИЕ АМСТЕРДАМСКОГО КОНГРЕССА Пропаганда в пользу идеи международного съезда, которую ведут в особенности бельгийские и голландские товарищи, приводит, пока, во всяком случае, к интересному обмену мыслей между анархическими группами. В третьем номере издающегося в Бельгии «Бюллетеня»232 мы находим письмо от редакции португальской газеты «Terra Livre» («Свободная Земля»), издающейся в Бразилии. Авторы этого письма считают проект организации Анархического Интернационала (проект, выдвигаемый бельгийцами) слишком искусственным и предлагают объединение лишь для конкретного, определенного дела. Одним из самых насущных дел этого рода они считают создание международного анархического органа, посвященного исключительно ознакомлению товарищей с положением движения и пропаганды в разных странах, с существующими анархическими группами, с текущей литературой и т.д.

Редактирование такого органа «Terra Livre» предлагает поручить двум товарищам, особенно компе тентным в смысле истории и литературы движения: Максу Неттлау и Джеймсу Гильому.

В другой статье итальянская группа «La Gioventu Libertaria» («Анархическая молодежь») сообщает, что итальянские анархисты примут участие в съезде. Попутно авторы высказывают несколько интересных мыслей по поводу индивидуализма, его непоследовательности и фантастичности;

из их статьи ясно видно, что в Италии, как и повсюду, собственно индивидуалистического анархизма, как течения не существует:

есть только отдельные личности, остающиеся за бортом общего движения коммунистического анархизма.

Интересно, сто в Италии анархисты не допустили социал-демократию монополизировать слово «социализм» и называются обыкновенно социалистами-анархистами. Этим избегается много ошибок, а для наших товарищей сберегается много сил, идущих иначе на то, чтобы объяснять невежественным или недобросовестным противникам, что социализм и анархизм – не противоположны.

В следующем номере бельгийского « Бюллетеня» будет напечатан отчет о происходившем недавно конгрессе голландской анархической федерации. Мы поговорим о нем в следующий раз233.

ЛИСТКИ «ХЛЕБ И ВОЛЯ»: Орган коммунистов-анархистов. [Лондон], 1907. №16. 7 июня. С. № «ГОЛЛАНДИЯ. Недавно состоялся в Гарлеме234 третий съезд голландской Федерации свободных коммунистов, т.е. анархистов. Главным предметом занятий съезда была на этот раз выработка программы будущего Амстердамского конгресса (мы говорим об этом отдельно);

затем были прочитаны доклады о финансовом и организационном положении Федерации, обсуждались вопросы о новых изданиях (прокламациях, брошюрах). Решено расширить издававшийся до сих пор орган и сделать его еженедельным. Кроме того, этому органу – который будет носить название «De vrije Communist»

(«Свободный Коммунист») решено придать более боевой характер. Остальных вопросов мы не отмечаем, потому что они имеют слишком местный и специальный интерес».

ЛИСТКИ «ХЛЕБ И ВОЛЯ»:

Орган коммунистов-анархистов. [Лондон], 1907. №17. 21 июня. С. 7.

№176. АМСТЕРДАМСКИЙ КОНГРЕСС (ПРОЕКТ ПРОГРАММЫ ЗАНЯТИЙ БУДУЩЕГО КОНГРЕССА) Конгресс соберется в конце августа, от 26-го до 31-го. Товарищи, занимающиеся организацией его, выработали для удобства обсуждения вопросов следующий план: ввиду того, что докладов по постав ленным вопросам будет много и читать их все на заседаниях окажется невозможным, предлагается избрать по каждому из вопросов двух товарищей, которые изучат доклады и познакомят с ними вкратце В третьем номере издающегося в Бельгии «Бюллетеня»... – Речь идет о т.н. «Международном Освободительном Бюллетене»

(«Bulletin de l’International Libertaire»), издаваемом бельгийскими анархистами с 1907 г.

Мы поговорим о нем в следующий раз. – Действительно, в следующем номере «Листки "Хлеб и Воля"» (1907. №17. 21 июня.

С. 7) в разделе «Заграничная хроника» под заголовком «Голландия» содержался материал о III съезде голландской Федерации свободных коммунистов (анархистов). В силу важности заседаний данного форума (обсуждавшего программу будущего Амстердамского конгресса анархистов), этот материал мы приводим полностью в док. 175.

«Голландия. Недавно состоялся в Гарлеме... – Правильно: Хаарлем, пригород Роттердама.

остальных в начале каждого заседания съезда. Пока вопросы распределяются так (по порядку обсуждения их):

1. АНАРХИЗМ И СИНДИКАЛИЗМ. Докладчики: Монатт (Париж) и Тернер (Лондон).

2. ВСЕОБЩАЯ СТАЧКА И ПОЛИТИЧЕСКАЯ СТАЧКА. Докладчики;

Фридеберг (Берлин) и Малатеста (Италия).

3. АНАРХИЗМ И ОРГАНИЗАЦИЯ. Докладчики: Тонар (Бельгия) и Дюнуа (Париж).

4. АНТИМИЛИТАРИЗМ КАК ТАКТИКА АНАРХИЗМА. Докладчики: Марманд '(Париж) и Рамус (Лондон).

5. ПРОИЗВОДИТЕЛЬНЫЕ АССОЦИАЦИИ И АНАРХИЗМ. Докладчики: Ландауэр (Германия), ван Эеден (Голландия), Шалелье (Бельгия), Самсон (Голландия).

6. РУССКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ. Русским группам предлагается назначить докладчика.

7. АЛКОГОЛИЗМ И АНАРХИЯ. Докладчик: ван-Ресс (Голландия).

8. СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА И АНАРХИЗМ. Докладчик: Рамус.

Два заседания (28-го и 30-го утром) будут заседаниями частного характера, т.е. на них приглашаются присутствовать только те товарищи, которые согласны с проектом основания Анархического Ин тернационала235. В этих заседаниях будут обсуждаться следующие вопросы:

1. ОРГАНИЗАЦИЯ АНАРХИЧЕСКОГО ИНТЕРНАЦИОНАЛА. (Предложение Анархическо Коммунистической организации Бельгии).

2. СОСТАВЛЕНИЕ ПРИНЦИПИАЛЬНОЙ АНАРХО-КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ДЕКЛАРАЦИИ.

(Предложение Анархической Федерации Германии).

3. СОЗДАНИЕ МЕЖДУНАРОДНОГО БЮЛЛЕТЕНЯ, ОРГАНА ДЛЯ ДОСТАВЛЕНИЯ СВЕДЕНИЙ О ДВИЖЕНИИ. (Предложение португальской газеты «Terra Livre» («Свободная Земля»)).

Программа эта была выработана на съезде голландских анархистов236;

но само собою разумеется, что съезд может ее совершенно изменить.

Русские товарищи до сих пор ничем не проявили своего отношения к конгрессу – ни положительного, ни отрицательного. Не говоря уже о том, что в числе поставленных вопросов имеется во прос – Чему учит международных революционеров русская революция? – Нашим товарищам, вообще, не следовало бы упускать случая ближе ознакомиться с заграничным движением и завязать с ним более прочные связи. Может быть, и опыт стран, где анархическое движение возникло раньше нашего, мог бы нас кое-чему научить и предотвратить кое-какие ошибки.

ЛИСТКИ «ХЛЕБ И ВОЛЯ»:

Орган коммунистов-анархистов. [Лондон], 1907. № 17. 21 июня. С. 7.

№177. ЗАЯВЛЕНИЕ ЕКАТЕРИНОСЛАВСКОЙ ГРУППЫ АНАРХИСТОВ КОММУНИСТОВ Екатеринославская группа стоит вне всякой фракционности русских анархистов-коммунистов и по вопросу об организации анархистской активной массы приняла следующие принципы: она организуется на совершенно новых началах, разделяя работу на две крупные категории: боевую и организационную, признавая, что только лишь такой тип организации (федерации боевых и организационных сил отдельно) сможет дать возможность каждой личности принести на алтарь классовой борьбы рабочего с буржуазией максимум своих способностей и увеличить ряды действительно активно борющихся пролетариев анархистов, восставших за свои классовые интересы против современного общества.

В год с лишним существования организации рабочих анархистов-коммунистов в Екатеринославе...которые согласны с проектом основания Анархического Интернационала. – По данному вопросу в источнике приводится подстрочный комментарий П.А.Кропоткина: «Так как самый вопрос об основании Анархического Интернационала оказывается еще крайне спорным, то такое предрешение его, предлагаемое голландскими товарищами, едва ли будет допущено конгрессом, который несомненно захочет сам выслушать доводы «за» и «против», раньше чем высказываться в ту или другую сторону».

См.: «Листки "Хлеб и Воля"». Лондон. 1907. № 17. 21 июня. С. 7.

Программа эта была выработана на съезде голландских анархистов. – По свидетельству редакции «Листки "Хлеб и Воля"», она взяла этот материал из №4 бельгийского «Международного Освободительного Бюллетеня». См.: «Листки "Хлеб и Воля"».

Лондон. 1907. №17. 21 июня. С. 7.

В год с лишним существования организации рабочих анархистов-коммунистов в Екатеринославе... – Активные действия анархистов в Екатеринославе и его предместьях начались с сентября 1905 г.

нам удалось заложить прочные основания анархизма в рабочем движении и привлечь на свою сторону широкие симпатии здешнего пролетариата, среди которого в крупных промышленных предприятиях мы создали Анархические Федерации: 1) на Трубном заводе, 2) в железнодорожных мастерских в 3) в мелких предприятиях – федерации цехов: а) портных, б) заготовщиков, д) хлебопеков и, кроме того, районные федерация: Амурскую, Нижнеднепровскую, Екатеринославскую и Койдакскую. За год с лишним работы «организацией» было совершено около 70-ти террористических актов, кроме вооруженных сопротивлений, побегов и экспроприации, – также закупалось оружие, и было распространено много литературы и прокламаций.

ГРУППА.

Екатеринослав, 5 августа 1907 г.

Это заявление было прислано при вопросах, которые Группа предлагала обсуждать в Амстердаме, и которые она послала товарищу, предлагавшему ехать от ее имени на конгресс238. (Примечание редакции «БУРЕВЕСТНИКА»).

БУРЕВЕСТНИК:

Орган русских анархистов-коммунистов. [Париж-Женева], 1907. №6-7. Сентябрь-октябрь. С. №178. ПИСЬМО АМСТЕРДАМСКОМУ КОНГРЕССУ (посланное товарищу Н.РОГДАЕВУ239 для прочтения на конгрессе) Анархизм возрождается в Европе!

Как будто поняв, наконец, необходимость спуститься с высей чистой теории, где он обретался в течение долгих лет, он стремится отныне осуществиться в жизни, перейти к практике, превратиться из абстрактного понятия в живое и животворящее действие. Но этому новому направлению в анархизме должно соответствовать более точное знание условий жизни трудящихся масс, более ясное и более глу бокое понимание многочисленных и бесконечно разнообразных форм, в которые облекается в разных странах социальная борьба. И как попытку подобного рода мы рассматриваем Амстердамский конгресс и приветствуем собравшихся здесь товарищей не только как носителей высокой и славной идеи анархизма, но и как работников, призванных наметить широкие пути для будущего анархического действия.

Уже умирает иллюзия «мирных завоеваний», которая так долго расслабляла всякую энергию, подрывала всякую способность революционного сопротивления. Эксплуатируемые массы как будто на чинают пробуждаться от оцепенения, в которое погрузили их политиканы всех мастей. Они устали ждать осуществления тех заманчивых обещаний, которые с таким великодушием расточали им в течение полувека сторонники «мирной революции»;

они не хотят больше обещаний, они поняли, наконец, что воздействие, и только революционное, разрушительное воздействие, одно может положить конец существующему строю. С точки зрения грядущей революции это пробуждение пролетарского сознания представляет уже, конечно, большой шаг вперед;

но это далеко не все. Понять необходимость действия еще не значит действовать;

и для того, чтобы рабочий класс извлек пользу из истин, купленных им ценою стольких жертв и разочарований, нужно, чтобы он действовал;

но для этого необходимо раньше всего воскресить в нем революционный дух и революционное настроение, которые, благодаря его научным «друзьям», почти умерли... Вот наша роль, вот предстоящая нам великая задача: революционное воспитание пролетариата.

Дух возмущения носится теперь над старой Европой. Повсюду трудовой мир волнуется, пытается стряхнуть вековое ярмо, которое давит и душит его;

и повсюду привилегированные классы оказывают отчаянное сопротивление стремлениям наемных рабов. Между господами и рабами столкновения...и которые она послала товарищу, предлагавшему ехать от ее имени на конгресс. – Речь идет о письме в редакцию «Анархиста» (Париж. 1907. №1. 30 октября. С. 27) главы русской делегации на Амстердамском анархическом конгрессе 1907 г.

Н.И.Рогдаева под названием «С Амстердамского анархического конгресса», в котором действительно излагалось письмо Екатеринославской организации А.-К. с предлагаемыми вопросами повестки дня конгресса. (См. док. 175).

Письмо амстердамскому конгрессу (посланное товарищу Н.Рогдаеву для прочтения на конгрессе). – Н.И.Рогдаев – псевдоним известного анархиста, активного участника и организатора российского анархического движения первой четверти XX века Николая Игнатьевича Музиля (1880-1934). Этот и другие свои псевдонимы – Н.Р., «Дядя Ваня» и пр. он взял, во избежание путаницы с полным тезкой Н.И.Музилем (1839-1906), актером московского Малого театра.

становятся все чаще. Но тогда как господа, для своего торжества, не останавливаются ни перед каким насилием, рабы размышляют, взвешивают – и это в то время, когда надо действовать!.. Мы, анархисты, должны научить их действовать, чтобы разбить их цепи, чтобы на развалинах прошлого построить новый мир!..

Но для этого, для того, чтобы достойно выполнить свою задачу, чтобы действительно всегда и везде играть рель революционного фермента, будем революционерами сами! Будем разрушителями всего того, что унижает человеческое достоинство, что стесняет человеческую свободу.

Пусть грохот русской революции пробудит энергию всех, возбудит во всех смелость;

пусть весь анархический мир следует примеру русских товарищей. Они революционеры! Они сильны не только словом, но и делом;

и это дело наводит ужас на всех хищников современного строя.

Да здравствует же анархическое действие!..

ГРУППА АНАРХИСТОВ-КОММУНИСТОВ «БУРЕВЕСТНИК».

26 августа 1907 года.

БУРЕВЕСТНИК:

Орган русских анархистов-коммунистов. [Париж-Женева], 1907. № 6-7. Сентябрь-октябрь. С. 27.

Часть V. МАТЕРИАЛЫ АМСТЕРДАМСКОГО АНАРХИЧЕСКОГО КОНГРЕССА (26- АВГУСТА 1907 г.) №179. ДОКЛАД Н.И.РОГДАЕВА (РОССИЯ) НА МЕЖДУНАРОДНОМ АНАРХИЧЕСКОМ КОНГРЕССЕ 1907 г. В АМСТЕРДАМЕ 26 августа 1907 г.

Часть I [...] Часть II РАЗЛИЧНЫЕ ТЕЧЕНИЯ В РУССКОМ АНАРХИЗМЕ После многолетнего перерыва анархизм возродился в России как рабочее, революционное движение.

Много причин способствовало развитию этой идеи. С одной стороны, под влиянием самой жизни появились различные течения революционной мысли, которые, несмотря на примеси якобинско бланкистских идей, вырабатывали мало-помалу принципы чистого анархизма;

с другой стороны – эта идея (анархизма) кристаллизовалась, чисто стихийно, в самих рабочих массах, часто помимо и даже вопреки влиянию и пропаганде социально-революционных партий.

Укажем на некоторые примеры.

Так, в центре нефтяных промыслов, в Баку, появилась целая группа рабочих-социалистов «антимилитаристов», которая приняла энергичное участие в возникшей всеобщей стачке, применяя эконо мический террор.

Этой группе приписывали, между прочим, поджоги буровых вышек в Черном Городе и Биби-Эйбате (это «некультурное средство» борьбы, на языке политических революционеров), которые причинили миллионные убытки королям нефтяной промышленности Нобелю, Манташеву, Ротшильду и К° и др.

Аналогичные группы возникали и в других местах империи, между прочим, среди шахтеров каменноугольного бассейна. Позднее, на юге России, и затем в Западном крае, возникли полуанархические группы так называемых «махаевцев».

Впоследствии они присвоили себе название партии «Рабочего Заговора» и работали в Санкт Доклад Н.И.Рогдаева (Россия) на международном анархистском конгрессе 1907 г. в Амстердаме. – Часть I. – В русской печати не публиковалась. Редакция «Буревестника», опубликовавшая вторую часть доклада, объяснила это обстоятельство следующим образом: «Мы опускаем первую часть доклада тов. Н.Рогдаева, как малоинтересную для русских товарищей». – См.: «Буревестник»: Орган русских А.-К. Париж-Женева. 1907. №8. Ноябрь. С. 9. Краткое изложение доклада РОГДАЕВА имеется также в немецком, французском, английском варианте отчетов о ходе работы Амстердамского конгресса 1907 г. – См.:

Resolutionen des Anarchischen Kongressis in Amsterdam v.24 b.31 August. London, 1907. S. 7-8, 11-12;

Congrs Anarchiste tenu a Amsterdam. Aout 1907. Compte-rendu analytique des seances et rsum des rapports sur l’tat du mouvement dans de monde entier.

Paris, 1908. P. 10, 15, 72-74;

The International Anarchist Congress Held at the Plancius Hall, Amsterdam, on August 26th-31st, 1907.

London, 1907. P. 7.

Часть П. Различные течения в русском анархизме. – Опубликованный текст представляет собой вторую часть доклада Н.И.Рогдаева на Амстердамском конгрессе 1907 г.

Петербурге и Варшаве.

Эти группы признавали чисто анархическую тактику, энергично пропагандируя всеобщую стачку, экономический террор, массовую экспроприацию буржуазии, резко нападая на государственный соци ализм и критикуя политическую (парламентскую) деятельность.

Призывая пролетариат к насильственной классовой борьбе, «махаевцы» первое время работали на руку анархическому социализму. Что касается до их идеала, конечной цели, тj они его совершенно игнорировали242, призывая массы исключительно к разрушительной работе. Какая бы ни была в этом «учении» смесь бланкизма, тред-юнионизма и анархизма, оно для России того времени было «новым словом» и сыграло немалую роль в деле сформирования первых анархистских групп.

Многие рабочие видели в нем свежую, живительную струю – оно выводило их из удушливой, пропитанной «политиканством» атмосферы социалистических партий.

Рабочим-революционерам нравилась резкая критика государства н в капитализма и нападки на интеллигенцию;

они хорошо усваивали принцип классовой борьбы, «ведущий, путем экономического террора и всеобщей стачки, к чисто пролетарской революции».

В некоторых южных и северо-западных городах возникают полуанархистские группы, которые ведут энергичную пропаганду.

Рабочие проводят здесь чисто анархическую тактику (экономический террор, всеобщие стачки, саботаж и пр.), им недостает только цели, во имя которой нужно бороться;

это и даст впоследствии анар хический социализм.

До сих пор мы говорили об идеологических течениях, перейдем теперь к чисто стихийным.

На далеком Урале среди гор и лесов, в уединенных железных и медных рудниках, в 1900-1901 гг.

зародилась среди рабочих оригинальная секта «Иеговистов»243.

Крестьяне-рудокопы, помимо революционной пропаганды, самостоятельно вырабатывали анархическую доктрину.

Вдохновляясь своей идеей, они совершают целый ряд актов, направленных против горных инспекторов, буржуа, полицейских, применяя для этой цели страшное орудие – динамит, который находился у них в изобилии, как средство при добывании руды.

«Иеговисты» думали, что, только истребив всех служителей дьявола, власть и капитал имущих, можно водворить на земле «царство правды», то есть Анархию. Как бы ни было своеобразно это учение, оно ценно для нас тем, что ставило ребром вопрос о резкой борьбе с власть и капитал имущими.

Второй сектой, возникшей также стихийно и носившей анархический оттенок, было наше «духоборство». Это течение диаметрально противоположно воинствующему «иеговизму». Оно, наоборот, совершенно мирное, отрицает всякое насилие, даже против угнетателей;

они должны жить только «по божьему», отказываясь от уплаты податей, военной службы, в вольных, земледельческих общинах.

Крестьяне-духоборы сжигали оружие, отказывались идти в армию, исполнять церковные обряды, за что их жестоко преследовало правительство. Все вожди движения были осуждены на каторгу, Сама же масса их последователей сослана в нездоровый климат Закавказья.

Духоборов всячески истязали, насиловали, что побудило большинство из них эмигрировать сначала на остров Кипр, а затем в Канаду, где они основали теперь громадную коммунистическую общину. Этой беглой характеристикой стихийных и идеологических течений, носящих заметную анархическую окраску, Что касается до их идеала, конечной цели, то они его совершенно игнорировали... – Фраза снабжена примечанием Н.Рогдаева: 4Партия «Рабочий Заговор» создалась под влиянием пропаганды Вольского, бывшего польского социалиста, написавшего известную книгу: «Умственный рабочий». В этом труде он обосновывает свое учение, для которого характерна следующая особенность: враждебное отношение к роли революционной интеллигенции. Это она навязывает массам идеалы демократии, социализма, анархизма. У пролетариата же одна цель – борьба за равный доход и равное образование. Поэтому долой идеалы – эту религию, которая отвлекает массы от непосредственной борьбы за конкретные требования. В будущем массы устроятся сами, как им будет угодно.

Теперь же их нужно звать только к полному разрушению капитализма, тайно организуя революцию «Заговор», – посредством ряда бунтов, восстаний, террора, стачек чисто экономического характера». См.: «Буревестник». 1907. №8. Ноябрь. С. 9.

...в 1900–1901 гг. зародилась среди рабочих оригинальная секта «Иеговистов». – К предложению дается примечание Н.Рогдаева: «Полу-мистическая доктрина «Иеговизма» состояла в следующем: мир разделен на два типа людей – «Иеговистов», несущих «божеские начала», к которым причислялись все бедные, трудящиеся люди и «сатанистов» – т.е. всех праздных, тунеядцев, как-то: попов, буржуа, чиновников. Между ними может быть одна только непримиримая борьба. Правительство вскоре уничтожило эту опасную секту, сослав ее главных представителей в каторжные работы». См. там же. С. 9.

и заканчиваем описание эпохи, предшествующей появлению в России чистого анархизма. В то самое время, когда в России возникали эти течения, в заграничных русских колониях Швейцарии, Англии и Франции велась уже систематическая пропаганда коммунистического анархизма, и ораторы-анархисты часто выступали на многочисленных митингах и собраниях.

Небольшие группы русских и еврейских эмигрантов-анархистов занялись издательством анархической литературы.

Напечатаны были сочинения П.Кропоткина, Ж.Грава, В.Черкезова, Э.Реклю, М.Бакунина и многие другие. Изданы были также оригинальные вещи, как, например, брошюры Илиашвили «Мученики Чикаго», «Революция и Временное правительство»244, наконец, книжка – «Новый поход против социал демократии»245. В 1903 году появился первый246 анархический орган «Хлеб и Воля», где сотрудничали:

Кропоткин, Черкезов, Илиашвили и другие авторы.

Пропаганда анархизма концентрировалась, главным образом, в Женеве и Лондоне;

в первом городе среди русской молодежи, во втором – среди многочисленного еврейского пролетариата, ютящегося в квартале Уайтчепель.

Здесь, между прочим, особенным влиянием пользовалась анархическая газета «Arbeiter Freind»

(«Воля Рабочего»), издаваемая на жаргоне Рудольфом Роккером.

В этот же период изданы были газеты «Черное Знамя» и «Новый Мир», а также в Париже анархический журнал «Безначалие»247.

Таким образом, первые ячейки будущих анархистских групп возникли за границей, в период 1900 1903 гг.

В это время некоторые товарищи-пропагандисты уезжают в Россию, переправляя контрабандой первые транспорты анархической литературы. Чисто анархические группы в России возникают только в начале 1904 года, сначала в Одессе, Белостоке и Черниговской губернии248.

В 1905 году анархическая пропаганда уже ведется в следующих пунктах: в Польше (Варшава), на Кавказе (Кутаис), в Новороссии и Украине (Киев, Житомир, Екатеринослав), в некоторых городах Великороссии, как, например, Москве и Санкт-Петербурге, и даже в отдаленном конце Урала (Екатеринбурге).

Мало-помалу движение охватывает новые районы, и в короткое время анархисты, в разных концах империи, насчитывают много групп с значительным числом участников. Первое время пропаганда ведется исключительно среди индустриального пролетариата и отчасти крестьянства, в последнее же время она проникает в среду солдат, учащейся молодежи и люмпен-пролетариата.

Мы еще раньше говорили, что анархизм проник в Россию слишком поздно. Страна уже переживала...брошюры Илиашвили «Мученики Чикаго», «Революция и Временное правительство»... – Перечисляются произведения.

Г.И.Гогелиа (Гогелия), писавшего под псевдонимами – «Оргеиани», «Илиашвили» и др.: Илиашвили К. Памяти чикагских мучеников. Женева, 1905;

Илиашвили К. О революции и революционном правительстве. Женева: Издание группы «Хлеб и Воля», 1905.

...наконец, книжка – «Новый поход против социал-демократии». – Речь идет о следующем издании: Новый поход против социал-демократии. Документы по делу Н.И.Музиля. Б.м. (Группа русских анархистов), 1905. Так как речь шла о книге, в которой отметались все обвинения Рогдаева в провокации, то понятно, почему он привел ее название в данном докладе.

В 1903 году появился первый анархический орган «Хлеб и Воля»... – Примечание Н.Рогдаева: «Мы говорим «первый орган», потому что, полуанархические и анархические газеты не выходили в России последние 20 лет. Органы же, как «Работник», «Община», «Народное дело», «Земля и Воля», «Народная Расправа», издававшиеся в 70-х годах народниками-«бакунистами», давно уже стали библиографической редкостью. То же можно сказать о статьях М.Бакунина, З.Ралли и других». См.:

«Буревестник». 1907. №8. Ноябрь. С. 10.

Здесь Н.Рогдаев допускает неточность. Газета «Новый мир» (Орган группы анархистов-коммунистов-синдикалистов) вышла в Париже 15.10.1905 г. (№1. Гл.ред. – Д.Новомирский);

газета «Черное знамя» появилась в Женеве в декабре 1905 г. (№I. Гл.

ред. – Иуда С.Гроссман);

журнал «Листок группы "Безначалие"» выходил с апреля по сентябрь 1905 г. в Париже (№1-4. Гл. ред.

– С.М.Романов).

Чисто анархические группы в России возникают только в начале 1904 года, сначала в Одессе, Белостоке и Черниговской губернии. – Очередная неточность Рогдаева. Первые анархические группы появляются в России в 1903 г.: весной, среди представителей еврейской интеллигенции и присоединившихся к ним ремесленных рабочих в г. Белостоке Гродненской губернии, и вне контакта с этой группой, летом, в среде учащейся молодежи в г. Нежине Черниговской губернии. См.:

«Белосточанин». Из истории анархического движения в Белостоке // Альманах. Сборник по истории анархического движения в России. Париж. 1909. Т. 1. С. 6, 28;

Придеснянский Л. Первые шаги анархизма на Украине. // Там же. С. 117. Примечательно, что составителем альманаха был Н.И.Рогдаев, таким образом, уже в 1909 г. он исправил свою ошибку в докладе на конгрессе.

бурное время революции... Волны ее вздымались все выше и выше. Всюду вспыхивали бунты, демонстрации, стачки.

Захваченные вихрем событий, пионеры-анархисты не успевали уделять много сил пропаганде и тратили их главным образом на боевые цели. Только когда открылась «эра свобод» и всюду в стране начались многочисленные митинги, куда стекались все классы населения, ораторы-анархисты выступали перед широкой аудиторией, вызывая своими речами симпатии одних и жгучую ненависть других.

Не довольствуясь заграничной литературой, анархисты «явочным порядком» переиздают многочисленные брошюры Кропоткина, Грава, С.Фора, Д.Ньювенгейса, Малатеста и прочих теоретиков.

Выходит также масса листков, серия книг по вопросам революционного синдикализма, всеобщей стачки, парламентаризма, как-то Пьеро, Пуже, Нахт, Фридеберг, Пеллутье, Новомирский. Создается богатая литература, которая даст возможность познакомиться с нашим учением.

Раньше анархизм для «широкой публики» был книгой за семью печатями, и она знакомилась с ним исключительно по трудам «научных социалистов» Энгельса, Ферри, Бебеля, Плеханова и других. Чтобы удовлетворить громадный спрос на наши листки, мы организуем целый ряд тайных типографий. Одни из них арестовываются, но возникают другие.

Так, в период 1904-1906 годов функционировали следующие типографии анархистов-коммунистов:

«Анархия» в Белостоке, «Группы общинников» в Санкт-Петербурге, «Непримиримых» в Одессе, «Набат»

в Черниговской губернии, «Безвластие» в Минске, «Интернационал» в Варшаве и Риге, «Коммуна» на Кавказе, в Ялте «Гидра», затем типография в Екатеринославе и другие.

Кроме того, всюду распространялись прокламации, изданные общей типографией «Федеративных групп анархистов-коммунистов».

Благодаря провалам собственных типографий, с одной стороны, и все увеличивающейся потребности в листках, с другой, приходилось печатать еще так называемым «захватным правом». Оно состояло в следующем: организовывалась группа в 8-10 человек, вооруженных револьверами и бомбой, и, наметив какую-либо буржуазную типографию, завладевали ею. Захватить телефон, арестовать хозяина, поставить часовых у входа – было, обыкновенно, делом нескольких минут.

Под угрозой хозяин приказывал своим рабочим набирать анархические прокламации, и товарищи, уплатив за работу наборщикам, благополучно уходили, нагруженные листками.

Боясь мести со стороны анархистов, хозяин лишь в редких случаях заявлял об этом полиции.

Аналогичных случаев было много;

мы знаем таковые в Екатеринославе, Вильно, Одессе, Тирасполе, Херсонской губернии и другие.

Вполне естественно, что политические партии встретили появление в России анархистов коммунистов крайне враждебно;

они распускали про анархистов различные клеветы и небылицы с целью отвлечь от них рабочие массы. Эти клеветнические выходки слишком хорошо известны нашим западноевропейским товарищам, против которых они уже неоднократно направлялись, чтобы на них стоило останавливаться. Анархистов величали «провокаторами» социальной революции;

некоторые особенно усердные, как польские социалисты и армянские «дрошакисты», шли дальше и становились прямо на сторону реакции, расстреливая «за грабеж», во время стачек и бунтов, рабочих-анархистов. Так поступали «революционные трибуналы» в Варшаве и Баку;

так поступили недавно с нашим товарищем Витманским в Ченстохове. Он был казнен буржуазными революционерами по обвинению в «экспроприации».

К счастью, эта военно-полевая тактика не практиковалась российскими социалистами, и они боролись с нами исключительно на «идейной» почве.

Таким образом, анархисты, с первых шагов своей деятельности, очутились между двух огней: справа было самодержавие, слева – политические партии;

борьба велась на два фронта.

Царское правительство встретило анархизм крайне сурово: оно сразу обрушилось на него рядом репрессий.

Заподозренных в причастности к анархистам арестовывали, сажали в тюрьмы, ссылали в Сибирь, иногда подвергали жестоким пыткам и истязаниям, подобным тем, которые совершали турецкие палачи над македонскими революционерами или испанские инквизиторы в знаменитой тюрьме Монжуих.

Против анархистов все средства были дозволены;

после пыток их обыкновенно расстреливали;

так было в Варшаве, Риге и других городах.

Крайне критическое положение анархистов, над которыми вечно висела угроза погибнуть, погибнуть бесследно, не завоевав еще симпатии масс, не познакомив их с своей идеей, создавало среди них лихорадочное настроение.

Все товарищи доводили «активизм» до крайнего предела;

хотелось заявить об анархизме громче и решительнее, чтобы голос его был услышан пролетариатом.

Предстояла разносторонняя работа;

анархистам нужны были громадные средства для постановки типографий, лабораторий, организации транспортов литературы, содержания нелегальных работников, наконец, вооружения широких масс, в виду надвигающейся революции. Где взять эти средства? На кого рассчитывать? На рабочих? Но вначале они еще не были знакомы с анархизмом, к тому же, изнуренные безработицей и кризисами, не могли оказывать материальной поддержки нашему движению.

Что же касается до буржуазной интеллигенции, то нам надеяться на нее было бы, по меньшей мере, наивным.

Оставалось одно: мечтать о том времени, когда у нас будут средства и возможность работать. Но анархисты-коммунисты не могли ограничиваться мечтанием, они стремились к действию...

Не имея типографий, они печатали листки «захватным правом», не имея динамита и своих лабораторий – они похищали его в Донецких рудниках и на Урале.

Этого было мало;

и вот, у групп созрела идея приобретать деньги конфискацией их в правительственных учреждениях и у крупной буржуазии. Настает эра «экспроприации», то есть вооруженных нападений на представителей Государства и Капитала.

Мартиролог погибших во время этих нападений громаден: многие товарищи пали при сопротивлении, многие казнены по приговорам военно-полевых судов.

Часто «экспроприации» совершали и политические партии (даже социал-демократы, как это было в Москве, Уфе, Квирилах в Грузии), а также частные лица, прикрываясь иногда именем анархизма.

Чтобы отмежеваться от нежелательных форм, которые принимали иногда подобные «экспроприации», – анархисты-коммунисты выпускали заявления, где сообщали, что они признают:

1) «экспроприации у крупных буржуа и Государства»;

2) что эти «экспроприации совершаются на нужды революции, притом в форме вооруженных нападений»;

3) что «анархисты не смотрят на них как на тактику, разрушающую капиталистическое общество»249, и 4) что, наконец, во избежание спекуляций в будущем, «они будут опубликовывать заявление по поводу каждой конфискации, совершенной группой».

Первой поступила так «Группа рабочих анархистов-коммунистов» г. Екатеринослава, которая, организовав многотысячный митинг Трубного завода и железнодорожных мастерских, приняла резолюцию, протестующую против злоупотреблений именем анархизма250.

Все присутствовавшие рабочие поддержали этот протест.

Прежде чем перейти к истории групп в отдельных районах и их деятельности, остается сказать несколько слов по поводу течений, существующих в русском анархизме.

Мы уже упоминали раньше о женевской группе, издававшей газету «Хлеб и Воля». Группа по духу очень напоминает французский орган анархистов «Revolt» («Бунтовщик»).

Программа и принципы «хлебовольцев» те же, что и у интернационального анархизма «бакунистско кропоткинского» направления.

Это синдикалистское течение в нашем движении;

оно имеет в России и за границей самую богатую литературу: в Швейцарии и Лондоне были изданы различные брошюры и 24 номера газеты «Хлеб и Воля».

...что «анархисты не смотрят на них, как на тактику, разрушающую капиталистическое общество». – Примечание Н.Рогдаева:

«Правда, в России существовали анархисты, возводившие «экспроприации» в тактику. Аналогичное течение намечалось в группах «Безначалие», работавших в Киеве и Петербурге. Доведя эту идею до абсурда, некоторые «безначальны»

рекомендовали пролетариям бросать работу на заводах и жить исключительно «личными экспроприациями». Была еще в Одес се группа «Черные Вороны», совершившая ряд дерзких нападений и грабежей. Но она не имела никакого отношения к идейному анархизму. Это были просто «бомбисты-экспроприаторы», за которыми нельзя отрицать только одного, безумной отваги при нападениях, напоминающей «бандитов-ножевиков» Южной Италии. Что же касается до ежедневно совершаемых в России мелких грабежей и «экспроприации», то это в большинстве случаев дело безработных. Кризис и перспектива голодной смерти заставляют их добывать хлеб столь рискованным способом». См.: «Буревестник». 1907. № 8. Ноябрь. С. И.

...протестующую против злоупотреблений именем анархизма. – Данный документ приводится в нашем издании. См. док.

135.

В последнее время за границей издавались два органа родственного направления, один: «Листки Хлеб и Воля» (18 номеров), более правое, и «Буревестник» (7 номеров), носивший первое время форму вольно-дискуссионного органа251.

В России «хлебовольцы» имели свои издательства: в Москве (группа «Свобода»), в Тифлисе (группа «Рабочий»), а также различными фирмами был издан ряд мелких брошюр и два больших сборника «Хлеб и Воля», «Черное Знамя», чисто «хлебовольческо-го» направления.

Приверженцы группы «Хлеб и Воля» работали, главным образом, на Севере России, Урале, в Черниговской губернии, на Кавказе, отчасти, в Новороссии и некоторых городах Литвы.

Родственная им, в своем отношении к беспартийному движению, была группа «Новый Мир», которая в опубликованной ею программе «Южно-Русских Анархистов-Синдикалистов» высказывалась резко против «безмотивного террора» (то есть метания бомб в кофейни, театры, рестораны и прочие места сборищ буржуазии) и призывала товарищей к организации тайных синдикатов. Эти тайные синдикаты должны входить в открытые беспартийные профессиональные союзы с целью пропаганды анархических идей и борьбы с теми политическими течениями, которые стремятся подчинить движение пролетариата и эксплуатировать его в интересах политической «избирательной борьбы», то есть с социалистами государственниками.

Группа «Новый Мир», работавшая главным образом в Одессе и отчасти в Киеве и Кривом Роге (рудники Херсонской губернии), обосновала первоначально свои принципы на чисто марксистской философии;

она издала один номер журнала «Новый Мир» и недавно выпустила в Одессе номер газеты «Вольный Рабочий». Кроме того, ею изданы брошюры: «Манифест Анархистов-Коммунистов» и «Основы синдикального анархизма»252.

Есть еще в России анархисты-коммунисты, являющиеся антисиндикалистами;

одни из них чистые антисиндикалисты и противники всякой борьбы за конкретные требования масс;

другие – менее пос ледовательны и отрицают только легальный беспартийный синдикализм, а также смотрят на борьбу за экономические частичные требования как на «печальную необходимость».

Первые – сторонники групп «Безначалие», вторые – «Черного Знамени». Разберем их положения.

Начнем с «безначальцев». Формулируя свои взгляды, они резко выступают против всякого профес сионального движения и опираются, главным образом, на безработных и люмпен-пролетариев.

С их помощью они надеются организовать «мятежные шайки» для террористической, партизанской борьбы, разрушающей одновременно Капитал и Государство.

По их мнению, не нужно никакой борьбы ни за сокращение рабочего дня, ни за повышение заработной платы: рабочие массы уже и без того погрязли в болоте «конкретных требований».

Задача же анархистов – вызвать в массах бурную революцию, ведущую к полному разрушению государственно-капиталистического строя. Рабочий класс должен предъявить буржуазии одно требование:

перестать существовать, ибо «смерть буржуазии есть жизнь рабочих». За границей «безначальцы»

издали и ввезли в Россию ряд брошюр, как, например, Бидбея: «Тупорыловы» и «Люцифер» (сатиры на социал-демократов), Дерябина «За землю и волю», Ростовдева «К крестьянам» и «Наша тактика», наконец, четыре номера журнала «Безначалие»253.

Недавно еще издан номер газеты того же направления, на польском и еврейском языках:

«Революционный Голос»254.

До настоящего времени сколько-нибудь активно это направление в России не проявлялось.

., Существовало оно в анархических группах в Киеве, Санкт-Петербурге, Варшаве и отчасти Минске...и «Буревестник» (7 номеров), носивший первое время форму вольно-дискуссионного органа. – В окончательном виде, к марту 1910 г. вышло из печати 19 номеров «Буревестника», приобретшего с весны – лета 1908 г. (его главным редактором стал Н.И.Рогдаев) выраженную анархо-коммунистическую ориентацию.

...ею изданы брошюры: «Манифест Анархистов-Коммунистов» и «Основы синдикального анархизма». – Эти книги принадлежали перу Д.И.Новомирского и появились в Одессе в 1906–1907 гг. Частичные выдержки из них приводятся в нашем издании (см. док. 120-123).

Полное название данных произведений: Бидбей. О революции и о казарменных добродетелях господ Тупорыловых;

Его же.

О Люцифере, великом духе возмущения, «несознательности» анархии и безначалия» (оба изданы в 1905 г.);

Дерябин В. За землю и волю. Б.м., 1905;

Ростовцев Т. (Дивногорский Н.В.). К крестьянам. Б.м., 1905;

Его же. Наша тактика. Женева, 1906.

...издан номер газеты того же направления, на польском и еврейском языках: «Революционный Голос». – Газета «Glos revoluzyjny» («Революционный голос») выходила в 1906-1907 гг. в Варшаве как орган анархистов-коммунистов «чернознаменцев» (появилось 2 номера).

и Тамбове.

Надо заметить, что это течение далеко не новое в русском анархизме. Достаточно вспомнить газету «Народная расправа» С.Нечаева, чтобы увидеть, что «безначальцы», за некоторыми новшествами, хотели просто реставрировать «нечаевский анархизм», в котором Удивительно переплетались идеи чистого «бакунизма» с различными переживаниями «бланкизма».

Прийдя в 70-ые годы, в соприкосновении с действительностью, это течение потерпело полное фиаско;

то же случилось с нашими «безначальцами» теперь. Чистых групп их направления в настоящее время в России мы не знаем.

Второе «антисиндикалистское» течение сгруппировалось сначала вокруг органа «Черное Знамя», потом – возле «Бунтаря»255.

Правда, у этого направления совершенно отсутствует литература, но зато оно проявило себя целым рядом антибуржуазных актов, причем характерными среди них являются так называемые «безмотивные».

Подобные выступления анархистов имели место и в Западной Европе. Достаточно вспомнить взрывы бомб в кафе, в театрах «Бель-кур» и «Лицео», многочисленные акты и покушения в Бельгии и на конец, террористические акты Лотье и Луиджи Луккени. Русскими «безмотивниками» – группой «Черное Знамя», были 'Совершены два покушения – в кофейне Либмана в Одессе и ресторане «Бристоль» в Варшаве257.

«Безмотивный террор» применялся против буржуа не за какие-либо отдельные поступки последнего, а исключительно за принадлежность к классу паразитов-эксплуататоров. Эту тактику «черно-знаменцы»

особенно рекомендуют рабочему классу.

Путем таких действий они думают обострить классовую борьбу против всех властвующих и угнетающих.

Острая безработица и кризис, виновниками которых являлись Привилегированные классы, создавали среди пролетариата настроение, вызвавшее симпатию к актам, поражающим буржуа «en masse».

Второй особенностью «чернознаменского» направления является резко критическое отношение к участию анархистов в беспартийных профессиональных союзах, которые приучают рабочих к легализму и исключительной борьбе за минимальные требования (как 8-ми часовой рабочий день, воскресный отдых и проч.). Заявляя, что анархисты-коммунисты должны вести чисто классовую борьбу, не обращая внимания на какое бы то ни было «смягчение» государственных форм (будь это даже демократическая республика), – они признают только насильственно-революционную тактику.


Сторонники «Черного Знамени» сходятся с партией «Рабочего Заговора» во взгляде на роль революционной интеллигенции.

Отрицательно относясь к западноевропейскому анархизму, они упрекают товарищей (особенно немецких и французских) в оппортунизме и, часто ссылаясь на Бакунина и Моста, говорят, что совре менные европейские анархисты не применяют классовой тактики революционного анархизма, легализируясь и размениваясь на частности, как-то: антиклерикализм, синдикализм, неомальтузианство, антимилитаризм и пр.

...«антисиндикалистское» течение сгруппировалось сначала вокруг органа «Черное Знамя», потом – возле «Бунтаря». – Примечание Н.Рогдаева: «Того и другого органа вышло пока по одному номеру». Для «Черного Знамени» это осталось так и в дальнейшем, а «Бунтаря» за 1906, 1908–1909 гг. вышло 5 номеров.

...и наконец, террористические акты Лотье и Луиджи Луккени. – Н.Рогдаев имеет в виду серию покушений и террористических актов анархистов и их последователей в 80-х годах. XIX в.– начале XX в. в различных странах Западной Европы (Франция, Бельгия, Испания, Швейцария). Об акциях Лотье и Луккени см. прим. 108, 110.

...два покушения – в кофейне Либмана в Одессе и ресторане «Бристоль» в Варшаве.

Акции одесских анархистов 17 декабря 1905 г. близ кофейни Либмана – В истории российского анархистского движения эта «операция» считается одним из первых крупных актов антибуржуазного террора. В состав исполнителей вошли члены Одесской рабочей группы А.-К. (фракции чернознаменцев-«6езмотивников») Б.Л.Шерешевская-Вейсбром, И.Г.Бронштейн, М.Мец, С.Шашек, Э.Г.Э.Таратута. Руководил акцией К.М.Эрделевский. Царское правительство жестоко расправилось с бомбометателями: Шерешевская, Бронштейн и Мец были приговорены к смертной казни и казнены 15.11.1906 г. в Одессе.

Шашек и Таратута получили 17 лет каторги. Удалось скрыться только Эрделевскому, но в 1908 г. он погиб при вооруженном сопротивлении в Виннице.

Взрыв бомб близ ресторана «Бристоль» в Варшаве устроили члены местной группы «чернознаменцев» во главе с И.Блюменфельдом в октябре 1905 г.

«Чернознаменцы» всегда работали вместе с другими фракциями анархизма и лишь в последнее время выделились в самостоятельные группы. Причиной тому послужило разногласие по вопросу об участии в автономном профессиональном движении.

Работая во имя чисто анархических профессиональных союзов, и притом непременно тайных, – они к другим формам рабочего движения, как тред-юнионизм и революционный синдикализм, относятся безусловно отрицательно.

В 1906 году в рядах «чернознаменцев» намечалось два типа работников: индивидуальные террористы «безмотивники» и «коммунары».

Первые готовились вести исключительно антибуржуазную борьбу путем индивидуальных покушений;

вторые стремились дополнить ее частичным восстанием, во имя провозглашения в селах и городах Анархических Коммун.

«Коммунары» говорили приблизительно следующее: «Пусть эти коммуны возникнут в одном районе, пусть даже погибнут, блеснув как яркий метеор, – сами попытки не пропадут бесследно. Глубоко запав в душу рабочего, они заставят его снова и снова подняться во имя торжества пролетарского идеала».

В России, однако, это течение имело очень мало последователей;

они («коммунары») концентрировались главным образом в Новороссии и Западном крае, где работали вместе с другими фракциями, чистые группы их существовали только в Варшаве, Одессе и Белостоке.

Заканчивая этот беглый очерк, остается сказать несколько слов о других направлениях в анархизме, которые у нас существуют под именем «индивидуалистического» анархизма.

Этот последний ничем себя не проявил в революционной борьбе;

он был представлен небольшими кружками литераторов и отдельных лиц, издававших переводы сочинений Штирнера, Туккера, Маккэя, а также оригинальные брошюры, как «Анархический индивидуализм» Виконта, два сборника «Индивидуалист», «Новое направление в анархизме» Льва Черного, «Общественные идеалы современ ного человечества» А. Борового. Сторонники «индивидуалистического анархизма» были в Москве, Киеве и Санкт-Петербурге258.

Кроме того, в Санкт-Петербурге еще существовал кружок так называемых «мистических анархистов», которые издавали литературные сборники и свой журнал259.

Наконец, последователи учения Льва Толстого, иногда называющие себя «христианскими анархистами», составляют тоже одно из течений в русском анархизме;

они имеют обширную литературу и одно время издавали в Лондоне, под редакцией В.Черткова, журнал «Свободное слово»260.

В жизни «толстовцы» проявили себя постольку, поскольку опирались на различные рационалистические секты, существующие в русском крестьянстве, как духоборы, штундисты и другие.

Некоторые из них проявили себя индивидуальными отказами от военной службы;

другие занимались, главным образом, культурнической деятельностью, основывая маленькие земледельческие коммуны.

Таковы различные оттенки русского анархизма.

В нашем докладе мы останавливались исключительно на рабочем и революционном анархизме;

...сторонники «индивидуалистического анархизма» были в Москве, Киеве и Санкт-Петербурге. – Это подтверждается архивными источниками. В ноябре 1906 г. неизвестный петербургский корреспондент писал М.И.Гольдсмит в Париж: «Здесь много кружков изучающих анархизм. Вообще большой интерес к нему у интеллигенции, не говоря уже о рабочих. Последнее время, правда, интеллигенты пытаются обосновать индивидуалистический анархизм...» См.: ГАРФ. Ф. 5969. Оп. 1. Д. 191. Л.

25.

...существовал кружок так называемых «мистических анархистов», которые издавали литературные сборники и свой журнал.

– Речь идет о своеобразном объединении представителей творческой элиты петербургского общества, писателей и поэтов, сторонников индивидуализма (объединение произошло в конце 1906 г.). «Мистическими анархистами» себя считали С.Городецкий, И.Давыдов, Вяч.Иванов, А.Мейер, С.Рафалович, П.Соловьев, Г.Чулков, Л.Шестов, К.Эрберг, в известной степени А.Ветров, М.Гофман, отчасти Д.С.Мережковский, З.Н.Гиппиус, Д.В.Философов. Многие из них стали авторами трех альманахов «Факелы», появившихся в 1906–1908 гг. в Петербурге под редакцией Г.И.Чулкова и сборника «Белые ночи» (СПб., 1907, редактор-издатель тот же).

...последователи учения Льва Толстого... имеют обширную литературу и одно время издавали в Лондоне, под редакцией В.Черткова, журнал «Свободное слово». – «Английские толстовцы» («христианские анархисты») действительно в 1898–1905 гг.

издавали большое число периодических изданий. Указываем основные: «Свободное слово» (периодический сборник;

Пэрлее, 1898, №1. Редакторы: В.Г.Чертков, И.И.Бирюков);

«Листки "Свободного слова"» (газета;

Крайстчэрч. 1898-1901. №1-23. Гл. ред.

- В.Г.Чертков);

«Свободная мысль» (ежемесячный обзор;

Б.м. 1900. Гл. ред. - И.И.Бирюков);

«Народные листки» (газета;

Лондон. 1901. №1-10);

журнал «Свободное слово», упоминаемый в докладе Н.Рогдаева издавался с 1901 по 1905 г. в Лондоне под редакцией В.Г.Черткова (вышло 18 номеров).

делая подсчет приверженцев, мы можем сказать, что они преобладали преимущественно на Юге России, Кавказе, (в) Польше и Литве, где в последние годы ведется наиболее острая и решительная борьба.

Часть III КРАТКИЙ ОЧЕРК АНАРХИЧЕСКОГО ДВИЖЕНИЯ В ПОЛЬШЕ, ЛИТВЕ И ЛИФЛЯНДИИ Прежде, чем дать очерк развития анархизма в Польше, мы должны в кратких чертах охарактеризовать те формы, которые приняло местное рабочее движение.

Польский пролетариат в центрах текстильной индустрии (Варшава, Лодзь, Пабианцы и др.) и в каменноугольном районе (Домброво и Сосновицы) давно уже ведет упорную борьбу с капиталистами;

эта борьба приучила его часто применять бурные стачки, сопровождаемые экономическим террором и различными партизанскими действиями. Но эту чисто классовую борьбу пролетариата постоянно парализовали различные национальные движения. Наглая политика самодержавия, проводимая с особенной силой в Польше, ложилась тяжелым бременем, главным образом, на спину рабочего класса;

этим исключительным положением пролетариата и пользовались различные национально демократические партии. «Народовые демократы» доказывали ему, что преступно-де вести классовую борьбу внутри самой польской нации, когда она вся страдает от общего гнета – царского правительства, даже социалисты не освободились от этой национальной точки зрения;

правда, у них она формулировалась несколько иначе: они звали рабочий класс к вооруженному восстанию во имя провозглашения независимой Польской Республики (только социал-демократы, кипившиеся на словах своим интернационализмом, звали к борьбе за общероссийскую демократию).

Партийный антагонизм в недрах польского рабочего движения имеет и свою кровавую историю;

мы не будем на ней останавливаться и ограничимся лишь приведением минимального подсчета газеты «Товарищ», по которому в течение одного последнего полугодия в Лодзи убито (на партийной почве, во время столкновений «народовцев» с социалистами) 127 рабочих и 6 работниц;

в то же самое время со стороны слуг царского правительства в этот период убито всего 15 и ранено 6 человек. Только узкое политиканство и национальный фанатизм могли создать в рядах пролетариата такое отвратительное явление! В дальнейшем пролетариат может очиститься от этих переживаний только одним путем:

организацией в чисто классовые беспартийные союзы для ведения непосредственной борьбы с капита листами и освобождением от религиозного, политического и национального сектантства.

Одним словом, польским рабочим необходимо стать на чисто классовую точку зрения, которая была обоснована уже в знаменитом уставе «Интернационала»261, – иначе их движение пойдет и впредь по опасной дороге политического и национального авантюризма. Многие рабочие вступили уже на путь истинно классовой борьбы, все чаще и чаще организуясь в беспартийные профессиональные союзы.


Мы уже упоминали выше, что одной из характерных особенностей польского рабочего движения является резкий радикализм в методах борьбы. Польский работник привык бойкотировать выборы в Государственную Думу и полагаться только на «action directe» (непосредственное воздействие) – в форме стачек, экономического террора, бунтов и пр. И в последние месяцы между рабочими и их ру ководителями возник конфликт. Он особенно обострился после Лондонского съезда российской социал демократии, на котором были приняты резолюции: 1) против беспартийного рабочего съезда, 2) против партизанских действий, единичных и массовых, якобы дезорганизующих революцию, и 3) против «экспроприации», как деморализующего приема борьбы, ожесточающего все общество против революционеров. Постановления центральных комитетов, согласно резолюциям съезда, о разоружении и роспуске боевых дружин вызвали ряд протестов;

еще больше подлили масла в огонь заявления самой непримиримой «революционной фракции ППС» (в Лодзи и Варшаве), в которых она, отказываясь от экономического террора, открещивается от последних убийств фабрикантов и директоров. Кроме того, все социалистические партии значительно понизили свой тон и по отношению к выборам в III-ю Государственную Думу, настолько, что это вызвало среди рабочих, привыкших употреблять «анархические методы» (бойкот и партизанские приемы), резкую оппозицию. Создалось двойственное положение. С одной стороны, современная политика правительства и наглая тактика капиталистов,...которая была обоснована уже в знаменитом уставе «Интернационала»... – Имеется в виду Устав I Интернационала (Международного Товарищества Рабочих), написанный К.Марксом и принятый в Лондоне 28.9.1864 г. в момент основания данной международной организации пролетариата.

организующих локауты, углубляют и расширяют старые революционные приемы борьбы;

с другой – государственные социалисты призывают концентрировать все силы на узкополитической борьбе, вплоть до избирательной агитации.

Многие рабочие, верные своим классовым инстинктам, учуяли в «новом курсе» своих вождей опасный поворот вправо, граничащий с полной изменой недавнему революционному прошлому.

Подобное поведение социалистических комитетов толкнуло многих революционно настроенных рабочих в ряды максимализма, «махаевщины» и анархизма;

вследствие этого в самих социалистических организациях (от Бунда до ППС) появились многочисленные «анархиствующие элементы». Настроение широких масс очень революционно и может быть направлено в сторону острой социально-револю ционной борьбы.

До настоящего времени анархизм играл незначительную роль в польском движении. Одной из главных причин этого слабого успеха анархической пропаганды является почти полное отсутствие литературы. До сих пор на польском языке были изданы следующие книги и брошюры: 1) Кропоткин «Завоевание хлеба», 2) Э.Анри «Речь на суде», 3) Малатеста «Анархия», 4) Кульчицкий «Современный анархизм», 5) Ж.Тонар «Чего хотят анархисты», 6) Зелинский «Лживый социализм», «Всеобщая стачка», «Рабочие профессиональные союзы» и, наконец, два номера газет: «Революционный Голос» и «Вольный мир» (Львов) и журнал «Новая эпоха»262.

Сначала анархическая пропаганда велась только в Варшаве и ее районе, как Седлец, Бела, в последнее же время в Лодзи, Ченстохове и др.

В Варшаве работа началась после январских событий 1905 года. Первая группа «Интернационал»

была организована среди еврейских рабочих, бывших «бундовцев»;

устраивали митинги, где выступали ораторы, говорившие на польском и еврейском языках;

было организовано до 10 пропагандистских кружков (с 125 участниками и более);

сама же группа состояла из 40 членов. К этому периоду относится вмешательство анархистов в целый ряд экономических стачек;

так, во время забастовки пекарей263, которой руководили анархисты-коммунисты, было взорвано несколько печей и облито керосином тесто.

Испуганные собственники уступили, и стачка была выиграна рабочими. Насколько были терроризированы буржуа-хозяева, можно судить по следующему факту, который имел место впоследствии: узнав заранее, что стачкой руководят анархисты, они неоднократно сразу уступали, во избежание «неприятных осложне ний». – Из групповых террористических актов мы можем отметить бомбу, брошенную тов.

Блюменфельдом (впоследствии погибшим) в банкирскую контору Шерешевского, и две бомбы в отель ресторан «Бристоль», где был ранен один буржуа264.

Все время анархистам приходилось вести энергичную борьбу с местными социалистами, которые встречали их крайне враждебно и писали против них статьи в духе «Варшавского Дневника»;

так же приходилось воевать и с «бандитами», которые, прикрываясь именем анархистов, совершали всевозможные вымогательства и грабежи. Когда настали октябрьские дни, анархисты-коммунисты выступали на многолюдных митингах. Вскоре начались репрессии, и полиция стала арестовывать всех заподозренных в причастности к анархизму. Первым был взят анархист-агитатор Виктор Ривкинд, во время распространения среди солдат прокламаций;

его осудили вскоре на 4 года каторги, а впоследствии казнили. Затем последовал целый ряд новых арестов – членов группы «Интернационал», причем было за хвачено много оружия, бомб, динамита, адская машина и тайная типография.

Буржуазная печать, даже либеральная, возмущавшаяся предстоящею казнью лейтенанта Шмидта и пытками над социалисткой-революционеркой М.Спиридоновой, требовала казни арестованных До сих пор на польском языке были изданы следующие книги и брошюры... и, наконец, два номера газет: «Революционный голос» и «Вольный мир» (Львов) и журнал «Новая эпоха». – Перечислен обычный «комплект» пропагандистской литературы (в данном случае распространявшийся на территории Польши), включавший в себя как произведения теоретиков, так и практиков анархизма. Газета «Glos revoluzyjny» («Революционный голос») выходила в 1906-1907 гг. в Варшаве как орган анархистов коммунистов «чернознаменцев» (появилось 2 номера);

газета «Вольный мир» и журнал «Новая эпоха» издавались на территории Галиции в 1906 г.

...во время забастовки пекарей... – Примечание Н.Рогдаева: «Во время первой стачки пекарей, анархисты «явочным порядком» захватили одну пекарню Нахмина и начали производство на «коммунистических началах». Они руководили этой пекарней, удовлетворяли требования служащих, уплатили часть долгов и вели дело до тех пор, пока собственник не пришел с повинной, согласившись удовлетворить все требования рабочих». См.: «Буревестник». 1907. №8. Ноябрь. С. 10.

...две бомбы в отель-ресторан «Бристоль», где был ранен один буржуа. – Взрыв бомб близ ресторана «Бристоль» в Варшаве устроили члены местной группы «чернознаменцев» во главе с И.Блюменфельдом в октябре 1905 г.

товарищей. 4-го января утром в Варшавской цитадели были расстреляны пять анархистов – членов группы «Интернационал». На следующий день в стенах той же крепости расстреляли еще шесть товарищей, среди них был и В.Ривкинд265. Прежде, чем все 16 товарищей были казнены, сыщик Грин (ныне убитый революционерами), вместе со своими сподвижниками, подверг их жестоким пыткам и истязаниям. Впоследствии в польских газетах распространился слух, что весной было поймано рыбаками в Висле вблизи цитадели несколько обезображенных тел, пронзенных пулями, с залитыми смолой лицами.

Это были трупы казненных анархистов. Вот их имена: Соломон Розенцвейг, Яков Гольдшейн, Виктор Ривкинд, Лейб Фурцейг, Яков Кристал, Яков Пфеффер, Куба Игольсон, С.Менджелевский, Карл Скуржа, Игнат Корнбаум, Исаак Шапиро, М.Пугач, Ф.Грауман, Израиль Блюменфельд, Соломон Шаер и Абрам Роткопф.

Надо заметить, что все эти казни были совершены в «дни свобод», без всякого суда, по одному лишь приказу лейб-палача Скалона266.

Так трагически закончился первый период анархической деятельности в Варшаве. Группа была парализована;

уцелевшие члены ее бежали за границу;

другая часть арестованных была сослана на ка торгу и на поселение в Сибирь. Застой в работе продолжался вплоть до августа 1906-го года;

к этому периоду относится возникновение новых анархических групп: «Черное Знамя» и «Свобода». Зимой того же года анархисты руководили уже целым рядом экономических стачек. Когда хозяева-портные объявили локаут, анархисты-рабочие ответили на него саботажем, обливая серной кислотой товары, чем причинили собственникам убытки. Испугавшись, последние уступили требованиям стачечников. Во время забастовки в мастерской Короба анархистами было убито несколько мастеров. Недавно совершено убийство при «экспроприации» одного директора, причем был арестован анархист Зильберштейн, который предается военно-окружному суду. В декабре 1906 года в Варшаве казнены три анархиста-коммуниста, привезенных из Белостока: Савелий Судобичер, Иосиф Мыслинский и Целек – участники вооруженного сопротивления и ряда антибуржуазных актов.

В 1907 году произведены полицией многочисленные аресты анархистов (сразу взято 21) с бомбами и транспортом газеты «Революционный Голос».

Недавно военно-окружной суд приговорил двух анархистов-коммунистов: Исаака Гейликмана и Авеля Коссовского (арестованных в местечке Супрасле, около Белостока, во время всеобщей стачки г., и оказавших вооруженное сопротивление) – к смертной казни через повешение. И.Гейликман уже повешен в Варшавской цитадели;

Коссовскому же казнь заменена вечной каторгой267.

Что касается других анархистских групп в Польше, то сведений об их деятельности мы совершенно не имеем;

так, в Лодзи анархистам приписывают убийство богатого фабриканта Куницера (1905 г.) и директора фабрики Познанского – Давида Розенталя (1907 г.);

последний за несколько дней до смерти получил от «Лодзинской группы анархистов-коммунистов» предостережение, что он будет.убит за объявление им локаута. Польские и еврейские социалистические газеты писали, что на подобные акты способны только «подонки общества»;

даже «молодая революционная фракция ППС» выпустила заявление, в котором порицала убийство директора Розенталя268.

...среди них был и В.Ривкинд. – Примечание Н.Рогдаева: «Описание казни 16 анархистов-коммунистов было дано в номере пятом «Буревестника» в статье «Памяти казненных». Действительно, в указанном номере от 30.4.1907 г. под заголовком «Памяти 16-ти товарищей (расстрелянных в Варшаве)» на с. 12 содержалось описание казни.

...по одному лишь приказу лейб-палача Скалона. – Это соответствует истине.

Скалой Георгий Александрович (1847-1914), генерал-адъютант, «варшавский диктатор», в 1905-1914 гг. варшавский генерал губернатор и командующий войсками Варшавского военного округа. В январе 1906 г. садистски расправился с анархистами коммунистами группы «Интернационал». 5.8.1906 г. в Варшаве в него неудачно была брошена бомба.

...Коссовскому же казнь заменена вечной каторгой. – Подр. см.: В.Исаак Гейликман (Некролог). // «Набат». Париж. 1914. №1.

Июль. С. 26-27.

...Давид Розенталь (1907 г.)...за несколько дней до смерти, получил... предостережение, что он будет убит за объявление им (рабочим. – В.К.) локаута... даже «молодая революционная фракция ППС» выпустила заявление, в котором порицала убийство директора Розенталя. – Примечание Н.Рогдаева: «В прокламации «К рабочим», изданной Уральской группой А.-К. (Уфа, г.), сообщается, что лодзинские рабочие во время локаутов, руководимые анархистами, захватывали одежду, пищу, топливо и прочие продукты. Только благодаря применению этих анархических методов, лодзинские рабочие выдержали борьбу с локаутами». См.: «Буревестник». 1907. №8. Ноябрь. С. 10. «Молодая революционная фракция ППС» – лодзинская организация Польской социалистической партии (осн. в 1892 г.), преобразовавшаяся в результате раскола в ППС в одну из ведущих организаций ППС-Революционная фракция (1906 г.), а затем ППС-Левице.

Теперь перейдем к анархическому движению в Литве. Главным центром его является город Белосток и окрестный ткацко-промышленный район. Кроме того, с 1904-1907 гг. анархическое движение существовало в Сморгони, Ковно, Гродно, Вильно, Минске, Бара-новичах, Брест-Литовске, и город Белосток, где сконцентрирована ткацкая индустрия, в которой занято несколько десятков тысяч рабочих, еще в 1903 году стал очагом анархической пропаганды. Возникшая здесь группа анархистов-коммунистов «Борьба» первоначально занималась исключительно распространением своих идей;

ею были изданы на русском языке и жаргоне ряд прокламаций и брошюр, как, например: 1) «Труп», 2) «Симон Адлер», 3) «Воровство» – рассказы из жизни рабочих, 4) «Анархический Коммунизм» Кропоткина, 5) «Религиозная язва» И.Моста, 6) «Студент» – мысли студента о науке в буржуазном обществе, 7) «Анархизм и • политическая борьба» Илиашвили и два доклада анархическому интернациональному конгрессу года: «Раскол среди социалистов-государственников» Черкезова и «Взаимная ответственность и соли дарность рабочих» М.Неттлау269;

из особенно характерных прокламаций можно отметить: «Ко всем рабочим»270, «Ко всем солдатам» – антимилитаристский листок271, «К крестьянам», а также заявления по поводу взрыва у фабриканта Вечорека272, бомбы, брошенной в патруль, и убийства помощника полицмейстера со сворой агентов. В это время устраивались анархистами довольно большие митинги, на которые стекалось от 600 до 800 рабочих;

после двух-трех месяцев упорной работы анархическая группа насчитывала уже около 70-ти активных членов.

Агитационные митинги особенно ожили перед первым мая 1904 года, когда они происходили почти ежедневно. В этот период анархическая группа руководила рядом мелких стачек, некоторые из них были выиграны, благодаря применению экономического террора. Во время безработицы анархисты руководили толпами голодных рабочих и брали насильно в булочных хлеб;

эти поступки вызвали большое недовольство «бундовцев», и они в своих прокламациях резко нападали на анархистов.

В местечке Крынках анархисты-коммунисты произвели вооруженное нападение на волость и конфисковали паспортные бланки273. Когда возникла стачка на ткацких фабриках, буржуа Авраам Каган организовал выписку штрейкбрехеров;

он в то же время являлся представителем «союза фабрикантов» для борьбы с забастовками. Рабочий-анархист Нисан Фарбер ранил кинжалом этого фабриканта274.

Этот первый в Белостоке антибуржуазный акт вызвал всеобщую симпатию стачечников-ткачей и тем самым усилил их интерес к идее анархизма. Впоследствии полиция окружила в лесу митинг рабочих и стреляла, было ранено около 30 человек. В отмщение за это тот же Фарбер бросил 6-го октября (1904 г.) македонскую бомбу в первый полицейский участок;

жертвами этого акта были полицейский надзиратель, два городовых, секретарь полиции, два посетителя – буржуа, – и сам Нисан Фарбер, погибший при взрыве бомбы.

Когда в Лодзи вспыхнула всеобщая стачка и рабочих расстреливали царские войска, белостокский пролетариат из солидарности к борющимся товарищам объявил трехдневную забастовку. Правительство и здесь ответило расстрелом рабочих-демонстрантов;

несмотря на это, во время похорон убитых состоялась грандиозная манифестация из нескольких тысяч рабочих, которая прошла по улицам с пением: «Вы жертвою пали»...

На кладбище, на могилах убитых произнесли речи ораторы-анархисты;

их агитационные речи произвели сильное впечатление на присутствовавших.

После описываемых событий один из войсковых патрулей подошел к памятнику Муравьева, где стояли помощник полицмейстера и его свита. В этот самый момент анархист Арон Елин (впоследствии...два доклада...Черкезова и...М.Неттлау. – Речь идет о следующих докладах: Черкезов В. Раскол среди социалистов государственников // Доклады международному революционному рабочему конгрессу 1900-го года... С. 26-40;

Неттлау М.

Взаимная ответственность и солидарность, их современный вид и возможное развитие в борьбе рабочего класса // Там же. С.

88-101.

«Ко всем рабочим». – Издана Белостокской группой А.-К. в августе 1905 г., приводится в данном сборнике (см. док. 50).

«Ко всем солдатам». – Издана тогда же. См. док. 51. В отношении обращения к крестьянам речь идет о листовке «Ко всем крестьянам. Братья-крестьяне!», изданной в августе 1905 г. теми же белостокскими анархистами. (См. док. 52).

...а также заявления по поводу взрыва у фабриканта Вечорека... – Заявление имело следующее название: «Ко всем рабочим.

30–31 августа 1905 года» и действительно объясняло причины террористического акта против фабриканта Вечорека. (См. док.

53).

...произвели вооруженное нападение на волость и конфисковали паспортные бланки. – Нам не удалось найти подтверждения данному факту.

Рабочий-анархист Нисан Фарбер ранил кинжалом этого фабриканта. – Более подробно о нем и происшествии см. док. 69.

убитый) бросил бомбу с криком: «Да здравствует Анархия!» Взрывом было убито и ранено 10 человек, в том числе помощник полицмейстера, офицер патруля и пристав. Елин же благополучно скрылся.

Однажды солдаты убили одного рабочего;

анархисты-коммунисты снова бросили бомбу в патруль, жертвами взрыва которой были офицер и несколько солдат275.

Энергичное участие в движении принимали также анархисты в январско-октябрьские дни.

Некоторые из них входили даже, как частные лица, в местный Совет рабочих депутатов, где пользовались заметным влиянием276. Во время грандиозной стачки, вспыхнувшей одновременно с событиями 9 января в Санкт-Петербурге, анархисты наряду с другими партиями руководили рабочими и захватили местечко Крынка (ткацкие фабрики около Белостока);

терроризированная полиция бежала, все правительственные учреждения, как почта, телеграф, конторы, были в руках восставших. Анархисты хотели конфисковать денежные суммы, но этому помешали «бундовцы», считая неприкосновенной «общественную собственность». Вскоре прибыли войска, и все было потеряно.

К середине 1906 г. в Белостоке уже существовала довольно сильная «Анархическая Федерация», состоявшая из 4-х цехов: ткачей, кожевников, столяров и портных. Кроме того, функционировало анархистских пропагандистских кружков, из фабрично-заводских и ремесленных рабочих. «Федерация анархистов-коммунистов» вмешивалась в массу стачек, как, например, на механическом заводе Ве-чорека, на паровых мельницах. Кроме того, она поддержала стачку на аппретурных фабриках, вызванную польскими «народовцами». Во время стачки у Вечорека анархисты Гаинский и Нижборский бросили в его дом две бомбы277. Особенно ярко проявила себя Федерация во время всеобщей стачки, которую начали нитяри, в мае 1906 года, впоследствии окрестные фабрики тоже присоединились к этой забастовке.

Фабриканты объединились в синдикат и не соглашались на удовлетворение требований рабочих.

Стачка затянулась;

сотни рабочих страдали от голода;

тогда анархисты-коммунисты организовали ряд экспроприации;

руководя толпами безработных, они нападали на булочные, магазины, склады, забирая всюду мясо, хлеб, овощи и прочие продукты. Кроме того, анархистские «боевые дружины» ходили во домам буржуа и требовали в пользу бастующих деньги.

Фабриканты Фрейндкин и Гендлер предложили «синдикату капиталистов» объявить локаут;

к ним присоединились многие собственники других фабрик;

тогда началась эра анархических антибуржуазных актов: брошены были, одна за другой, бомбы в дома Ген-длера и Рихерта, которые, произведя сильное опустошение, никого не ранили. Бомба же, брошенная в дом Фрейндкина, сильно контузила самого фабриканта;



Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 22 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.