авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

«Вячесл ав Таск аев АНТИЧНАЯ ПОДВОДНАЯ АРХЕОЛОГИЯ СЕВЕРНОГО ПРИЧЕРНОМОРЬЯ Воронцовка, 21 Москва 2009 ТАСКАЕВ В.Н. Античная подводная археология ...»

-- [ Страница 3 ] --

в результате постепенного повышения уровня Чёрного моря и поступле ния солёной воды колодец был заброшен. И вскоре превратился в обыч ную свалку вышедшей из употребления керамики. Керамический мате риал, найденный в верхних слоях колодца и представленный в основном обломками амфор Синопы, Родоса и Гераклеи, относился к концу IV–III веку до н.э. Это позволило определить период времени, когда он перестал функционировать.

Если первый из найденных на дне колодцев удалось обнаружить на западной окраине Нижнего города в 98 метрах от берега, то второй, аналогичный, колодец несколько больших размеров подводные археоло ги смогли найти на противоположной стороне затопленного Патрейского городища в 5 метрах от уреза воды.

Высота каменных кладок, превышающая 2,5 метра, свидетельствова ла о том, что уровень залегания грунтовой пресной воды был на Патрее не везде одинаков. Построенный в IV веке до н.э., этот каменный колодец после долгих лет эксплуатации также превратился в свалку керамики.

Ещё четыре каменных колодца более позднего времени были найдены на расстоянии более 100 метров от берега напротив Патрейской батарей ки. Эти колодцы располагались вдоль берега по одной линии на расстоя нии 30–50 метров один от другого.

Существовавшая на Патрее гидросистема, помимо колодцев, была представлена различными по конструкции водонакопительными устройствами-водосборниками. Один такой водосборник археологи обна ружили в центральной части Нижнего города в 104 метрах от современно го уреза воды.

Сравнительно небольшие размеры прямоугольного сооружения ( x 206 см) и малая высота каменных кладок стен, не превышающая 80 см, позволили отнести данный тип водосборника к числу гидротехнических сооружений индивидуального пользования.

Другой водосборник больших размеров подводные археологи смогли найти при раскопках каменного развала в восточной части Нижнего горо да. Первое предположение сводилось к тому, что данный объект представ лял собой хорошо сохранившееся подвальное помещение с выложенными из камня стенами в одном из жилых домов.

Однако от этого предположения пришлось отказаться после того, как в верхней части кладки одной из стен нашли жёлоб, представляющий собой каменную плиту с вытесанным неглубоким каналом, по которому пресная вода могла подаваться в водосборник.

За все годы археологических исследований на Патрее не было случаев находок водонакопительных емкостей в закрытых каменных строениях.

Жители города для заполнения подобных емкостей могли использовать атмосферные осадки и воду, взятую из колодцев.

По аналогии с подобными археологическими памятниками, ранее изу ченными в Ольвии, можно сделать вывод, что на Патрее основная система водоснабжения базировалась на использовании индивидуальных колод цев и водосборников, причём некоторые из них размещались непосред ственно в жилых постройках.

Исследования гидротехнических сооружений позволили не только по лучить представление о городской инфраструктуре в эллинистический период, но и произвести палеогеографическую реконструкцию обшир ного участка прибрежной акватории Таманского залива, прилегающей к Патрейскому городищу.

В практике отечественной подводной археологии подобные исследо вания имели место в Крыму при раскопках Акры и на Тузле. Благодаря обследованию колодца на дне Керченского пролива на городище Акра ру ководителю Боспорского подводного отряда К.К. Шилику удалось опре делить фактический уровень воды в Черном море в пределах Боспора Киммерийского в античное время и установить расположение береговой линии в древности по отношению к её современному состоянию.

Полученные К.К. Шиликом выводы базировались на основе несколь ких параметров: глубины от поверхности морской воды до верхнего края каменной кладки и полной высоты стенок колодца.

Был учтен и такой немаловажный фактор, как гидрологическая харак теристика прибрежного участка берега, в частности глубина и структура донных отложений и уровень залегания в них грунтовых вод, которые, по мнению К.К. Шилика, могли отстоять от подошвы культурного слоя в пределах от 1 до 1,5 метра.

Приняв за основу указанную методику, с учётом параметров колодцев, найденных на Патрее, можно установить, что в период существования го рода северный берег Таманского залива находился в том месте акватории, где изобаты глубин в настоящее время соответствуют 4,4–4,8 метра.

Ежегодно проводимые подводными археологами исследования на Па трее позволили выявить не встречавшиеся ранее в практике подводных работ крупные скопления керамики, полностью находившиеся в матери ковой глине и в слоях донных отложений. В зависимости от состава архео логического материала и степени его сохранности комплексы были раз делены на две группы.

К первой группе были отнесены керамические комплексы, представ ляющие собой места складирования амфор. По своему виду амфорные склады представляли собой вырытые в глине ямы, не имевшие каменной обкладки внутренних стенок.

Такие места находок характеризовались наличием целых экземпля ров амфор, их однотипностью и определёнными хронологическими рамками.

Керамические комплексы, отнесённые ко второй группе, как правило, являлись свалками вышедшей из употребления керамической тары и бы товой посуды.

В своей работе подводные археологи внимательно относились к изучению каждого най денного на дне предмета, имеющего отношение к историческому прошлому Патрея.

Северное побережье Таманского залива возле современного поселка Гаркуша.

Именно здесь подводными археологами была обнаружена затопленная водами Чёрного моря значительная часть античного Патрея.

Вешками и мерными лентами было обозначено расположение на дне залива каменных кладок строений древнего города.

Хроника работ на затопленной части Патрейского городища.

Фрагменты эллинистической керамики составляли основную часть найденного в пре делах Нижнего города Патрея археологического материала.

В период проведения подводных раскопок на затопленных участках Патрейского го родища подводными археологами использовались буксируемые носители для удаления верхних слоёв донных отложений.

На отдельных участках Нижнего города Патрея подводные раскопки производились с использованием грунторазмывочных средств. Таким методом удалось выявить сра зу несколько подводных керамических комплексов.

Горла глиняных кувшинов, выявленных в ходе раскопок керамического комплекса, от носящегося к III–IV векам н. э.

В ходе проведения раскопок в пределах Нижнего города Патрейского городища подво дные археологи смогли выявить кладки стен крупного по размерам каменного водосбор ника.

По результатам подводных работ, проведённых за многие годы на Па трейском городище, можно внести существенные коррективы относитель но того, что представлял собой этот эллинистический город на различных этапах своего существования. Установлено, что большая часть застройки Нижнего города, имевшая место в VI–III веках до н.э., находится в настоя щее время на дне Таманского залива.

Уже в это время Патрей, являясь одним из полисов Азиатского Боспора, имел сложившуюся градообразующую систему со своей инфраструктурой и необходимыми объектами жизнеобеспечения. Найденный повсеместно археологический материал свидетельствовал о разнообразных видах хо зяйственной деятельности, которыми занималось население города.

ФАНАГОРИЯ – ВТОРОЕ ОБРЕТЕНИЕ ИСТОРИИ В истории подводных археологических исследований в Северном Причер номорье столице Азиатского Боспора, Фанагории, принадлежит особое место. Этот эллинистический город ещё в XIX веке привлекал внимание учёных интересными находками в прилегающей к городищу акватории Таманского залива. Именно здесь начал свои первые подводные изыска ния В.Д. Блаватский. Здесь же были сделаны уникальные открытия в на чале XXI века.

Фанагория – один из самых крупных городов Азиатского Боспора. Со гласно сохранившимся письменным источникам, была основана пересе ленцами из города Теос в 542 году до н.э. на берегу одного из островов Таманского архипелага. Фанагорийское городище располагалось на двух возвышающихся друг над другом террасах на западной окраине посёлка Сенной на берегу Таманского залива.

Археологические раскопки Фанагории берут своё начало в 40-е годы XIX века и продолжаются с небольшими перерывами до настоящего вре мени. Все найденные строительные остатки раннего периода расположены в центральной части городища. В начальный период своего существова ния городские постройки занимали сравнительно небольшую террито рию. Период расцвета Фанагории пришелся на начало V века до н.э. В это время произошла перестройка многих городских кварталов. Внутренняя территория была застроена жилыми домами и общественными здания ми. На фундаментах, выложенных из огромных плоских каменных плит, были возведены мощные крепостные стены и башни.

Благодаря найденным при раскопках надписям и сохранившимся ар хитектурным деталям можно предположить, что в районе агоры находи лись святилища и храмы почитаемых горожанами богов Аполлона-Врача и Афродиты-Урании. С конца V века до н.э. Фанагория стала обладатель ницей собственного монетного двора.

В историю Северного Причерноморья этот город вошёл как крупный морской торговый и ремесленный центр с развитой инфраструктурой.

Фанагория вела оживленную внешнюю торговлю со всеми основными центрами Средиземноморья и Причерноморья, поддерживала тесные экономические связи с местными племенами, заселявшими Прикубанье и Синдику. В период правления на Боспоре Митридата VI в середине I века до н.э. город подвергся разгрому со стороны боспорского царя. Но Фанагория вновь ожила и отстроилась. Согласно данным греческого исто рика и географа Страбона, в центральной части города был возведен гран диозный храм Афродиты Апатуры, поиском которого занимались многие поколения археологов.

Начало подводных археологических исследований в Фанагории было положено в 1957 году работами экспедиции, которую В.Д. Блаватский ор ганизовал ещё в Москве. Как отмечал учёный, на первый полевой сезон 1957 года ставилась довольно скромная задача – предварительно ознако миться с условиями археологических работ, доказать возможность и целе сообразность подводных раскопок древних городов.

Костяк первой подводной экспедиции составляли археологи подводники: А.В. Блаватский, Б.Г. Петерс, И.В. Смирнов и несколько студентов-аквалангистов из Московского Государственного Университета.

Располагая столь ограниченными силами, учёный всё же смог про вести запланированные исследования не только Фанагории, но и многих других участков акватории Керченского пролива. Сейчас только можно поражаться работоспособности участников первой экспедиции, которая за короткое время провела результативную подводную разведку в при брежной части Пантикапея (Керчи), Нимфея, в районе косы Чушка, у за падного берега Таманского полуострова возле Тузлинского мыса.

В ходе двухдневных работ в прибрежной зоне Гермонассы (Тамани) удалось не только выявить, но и нанести на карту примерные границы затопленной части городища и сохранившиеся на дне каменные развалы древних строений.

Что касается Фанагории, то основная масса археологических находок была представлена фрагментами античной и средневековой керамики.

При зачистке донных отложений под тонким слоем песка и ила удалось установить наличие культурного слоя. Найденные скопления камней по зволили определить не только общую площадь, которую занимала город ская застройка, но и её границы, проходившие по развалам оборонитель ных стен города.

Визуальное обследование затопленных участков городища позво лило локализовать ряд объектов, назначение которых было непонятно.

Касалось это развалов двух каменных гряд, располагавшихся в северо восточной и северо-западной частях затопленного города. Участок дна в пределах каменных гряд характеризовался сравнительно небольшими глубинами, не превышающими 2 метров. Полученные результаты сразу же были сопоставлены с данными археологических раскопок 1939– годов. Археологами было высказано предположение о том, что в этом ме сте находилась городская крепостная стена, далеко уходящая в сторону Таманского залива.

В 1959 году экспедиция в Фанагорию была подготовлена и технически оснащена на качественно новом уровне. В составе подводного отряда на ходились специалисты: Г.А. Кошеленко, Ю.А. Савельев, А.В. Блаватский, Б.Г. Петерс и Е.М. Алексеева. Научным консультантом являлась Т.В. Бла ватская. Местом для проведения раскопок был выбран участок, распола гавшийся в 185 метрах от берега на северо-восточной окраине Фанаго рийского городища, именно там, где были найдены развалы крепостной оборонительной стены.

Для фиксации границ подводного раскопа была изготовлена деревянная рама размером 4 x 4 метра. Рама погружалась на место работ и крепилась на дне с помощью тяжёлых грузов. Такая организация работ позволяла про водить послойное снятие грунта и делать обмеры, не опасаясь сползания изъятого с места раскопок ила и песка. В качестве «лопаты», используемой археологами при раскопках, был задействован грунтосос, установленный на плавающей платформе и действующий по принципу эжектора.

На дне, у основания грунтоотсасывающего шланга, опущенного на ме сто раскопа, находился подводник, осуществлявший контроль за равно мерным удалением грунта и фиксировавший найденный археологический материал. Извлеченный из раскопа грунт по длинному трубопроводу по ступал на массивную раму, снабженную двойной металлической сеткой.

Когда глубина раскопа достигла 1 метра, борта деревянной рамы начали резко проседать вниз. Во избежание обрушения конструкции археологам пришлось нарастить деревянную опалубку. Последовательное удаление донного грунта на всём участке раскопа позволило установить чередова ние слоёв с археологическим материалом от V века до н.э. до II века н.э.

В верхних слоях залегал пласт намывного жёлтого морского песка с ра кушкой, где, наряду с обломками простой тонкостенной и серо-глиняной посуды, встречались фрагменты аттической чернолаковой керамики, ам фор от V–IV веков до н.э. до начала Средних веков.

Под этим пластом залегал развал мостовой, выложенной из булыж ника во II веке до н.э. За ним следовали два одинаковых по толщине не однородных слоя. Верхний слой состоял из фрагментов бытовой посуды и остродонных амфор IV–II веков до н.э. В нижнем слое, относящемся к II–I векам до н.э., были найдены большие куски боспорской черепицы и комки шлакированной керамики, указывающей на наличие остатков об жигательных печей.

Основной вывод, к которому пришел профессор Блаватский после за вершения раскопок, касался определения границ города на отдельных этапах его существования. В IV–I веках до н.э. городская застройка Фа нагории занимала прибрежный участок, северная граница которого в на стоящее время находится на расстоянии 185 метров от современной бере говой черты. Следовательно, территория города в начальный период его существования была значительно меньше той, которую занимала Фанаго рия в период своего расцвета. Наличие булыжной мостовой на глубинах 3–3,5 метра ниже современного уровня воды в Черном море свидетель ствует о том, что за последние 2400 лет вода в Таманском заливе подня лась в среднем на 4 метра.

Три года подводных археологических исследований, проведённых экспедициями В.Д. Блаватского в Фанагории, позволили совершенно по иному взглянуть на историческое прошлое этого эллинистического горо да. Когда археологи начинали раскопки на территории Фанагорийского городища, никто и не подозревал, что целых 15 га (одна треть) города на ходилось на дне Таманского залива. Общая площадь Фанагории состав ляла более 50 га. Это был второй по величине античный город Северного Причерноморья.

Подводные археологические исследования на затопленной части Фа нагории после многолетнего перерыва были возобновлены в 1999 году. Ра боты проводились аквалангистами Предприятия подводно-технических работ «ПёТР» из города Воронежа, возглавляемого В.Н. Латарцевым, при участии заведующего отделом полевой археологии Краснодарского историко-археологического музея А.В. Кондрашова. Общее руководство археологическими работами было возложено на доктора исторических наук начальника Фанагорийской экспедиции В.Д. Кузнецова.

К работам также были привлечены ученые-практики из Института Земного Магнетизма, Ионосферы и Распространения Радиоволн Россий ской Академии Наук (ИЗМИРАН).

Именно ими был разработан комплекс гидроакустической аппарату ры, основу которого составлял георадар для проведения археологических исследований в море. Применение этого прибора позволяло проводить обследование рельефа дна в режиме кругового и секторного обзора на участке шириной до 25 метров, а использование спутникового навигаци онного плоттера и промерного цифрового эхолота давало возможность планировать поисковые галсы и вести прокладку маршрутов в пределах требуемой акватории.

Подводный георадар дал возможность проводить поиски при любых условиях, какие могут быть в водной среде, независимо от существующих глубин. На мониторе георадара хорошо просматривались границы геоло гических слоёв и, что особенно важно, можно было проследить границу между культурными (нарушенными) и материковыми (не тронутыми) слоями. С помощью георадара подводные археологи научились находить на дне отдельные предметы, размеры которых не превышали 5 см, и по лучать изображение рельефа дна.

Подводные археологи сосредоточили усилия на северо-западном участке Фанагории, где на дне были обнаружены объекты искусственно го происхождения, в частности остатки архитравов, капителей, обломки барабанов мраморных колонн и фрагменты статуй. Так были обнаруже ны мраморный обломок нижней части женской статуи, одетой в хитон, мраморный блок с посвящением боспорского царя Аспурга и мраморный постамент под статую царя Савромата II с полностью сохранившейся де сятистрочной надписью.

Посвятительная надпись Аспурга на блоке из серовато-белого мрамора была выполнена после 16 года н.э., в то время, когда Рим официально при знал Аспурга царём Боспора. На постаменте с посвятительной надписью Савромату II было помещено изображение быка, привязанного верёвкой к кольцу. Сама статуя, установленная Юлием Менестратом, занимавшим высокую должность при дворе, относилась к периоду с 173/4 по 210/ годы н.э., когда Тиберий Юлий Савромат правил на Боспоре.

Археологические раскопки с применением грунтоуборочных средств в виде двух мощных гидроэжекторов вывели подводных археологов на один из участков, сплошь покрытый толстым слоем камней. По мере удаления наносных слоёв песка и ила оказалось, что каменная россыпь не только равномерно покрывала пределы самого раскапываемого участка, но и вы ходила далеко за его пределы.

Акватория Таманского залива, в пределах которой подводные археологи под руковод ством В.Д. Блаватского ещё в 1958 году смогли найти затопленную часть Фанагории.

Мраморный постамент с посвятительной надписью боспорскому царю Савромату II был найден подводными археологами при проведении подводных исследований на зато пленной части Фанагории.

Руководитель Фанагорийской археологической экспедиции В.Д. Кузнецов, директор воронеж ского предприятия подводно-технических работ В.Н. Латарцев, научный сотрудник Красно дарского историко-археологического музея А.В. Кондрашов вместе с подводными археологами, принимавшими участие в подводных исследованиях в Фанагории.

Мраморный постамент под статую боспорского царя Савромата II, найденный под водными археологами, вызвал повышенный интерес у всех участников Фанагорийской экспедиции.

Таманский археологический музей, в котором находятся найденные под водой в Фанаго рии памятники материальной культуры.

Мраморный обломок нижней части женской статуи, находящийся в экспозиции Та манского археологического музея.

Мраморный постамент с посвятительной надписью боспорскому царю Савромату II и изображением привязанного верёвкой быка в экспозиции Таманского археологического музея.

Фото посвятительной надписи в честь Савромата II на мраморном постаменте, най денном в Фанагории После окончательной расчистки с помощью гидроэжектора стали от четливо просматриваться контуры конструкции, основу которой составля ли горизонтально и вертикально уложенные и скреплённые между собой бревна. Конструкции из брёвен представляли собой деревянные ящики довольно больших размеров, внутреннее пространство которых предна значалось для последующей забутовки камнем. С лёгкой руки В.Н. Ла тарцева эти бревенчато-каменные сооружения обозначили современным термином «ряж».

Ряж – конструкция в виде ящика, обычно собранного из брёвен или брусьев и заполненного балластом (камнем или грунтом). Ряжи приме нялись для устройства основания плотин, молов, набережных, иногда и мостовых опор.

Одна из ряжевых конструкций была раскопана полностью в 2005 году.

Каждая из сторон ряжа была образована вертикально вбитыми в дно брев нами, торцевые концы которых уходили на глубину от 1,2 до 1,5 метра.

А горизонтально уложенные стволы образовывали деревянный каркас размером 7,7 x 5,8 метра. По всей поверхности ряжа слоями выкладыва лись необработанные и обработанные каменные блоки. Здесь же нахо дились обломки мраморных фризов, надгробных плит, архитектурные детали из известняка. В северо-восточном углу ряжа даже было найдено мраморное надгробие Гипсикратии, жены Митридата VI Евпатора, вес ко торого превышал 900 кг.

Изучение этого археологического памятника дало возможность вос становить последовательность его возведения. На выбранном и предва рительно расчищенном прибрежном участке морского дна забивали де ревянные сваи по границам площадки будущего сооружения. С помощью вертикально расположенных столбов осуществлялась горизонтальная укладка ошкуренных брёвен, образующих деревянные ящики – ряжи, ко торые забутовывались строительным камнем.

Обследование каждой найденной на дне строительной конструкции сопровождалось обилием разнообразного археологического материала.

С помощью металлодетектора в расщелинах между камнями удалось обнару жить более 50 рыболовецких свинцовых грузил и сильно коррозированные бронзовые монеты. Еще большим количеством были представлены керами ческие изделия, относящиеся к позднеантичному и раннесредневековому времени.

Основным датирующим материалом являлась не керами ка, а монеты. Одна из найденных пантикапейских монет относилась к первой половине III века до н.э. Остальные монеты, являвшиеся статера ми поздней боспорской чеканки, датировались IV веком н.э. При подъёме из воды мраморного постамента обнаружили монету римского императора Юлиана II Цезаря. Так, на основе анализа найденного нумизматического материала время сооружения всего ряжевого комплекса было отнесено к периоду поздней античности. Дефицит каменного строительного ма териала приводил к тому, что повторно использовали материалы старых сооружений, монументов и мостовых. Именно поэтому на морском дне оказались надгробия городского некрополя, обломки постаментов и са мих статуй.

Следует признать, что найденное на дне Таманского залива сооруже ние не было исследовано до конца, но является уникальным археологи ческим и историческим памятником. Это первая подобная находка при изучении древнегреческих городов в Северном Причерноморье.

Фанагория, как и другие полисы Азиатского Боспора, не могла рас полагать удобной гаванью, способной принимать морские суда. Поэтому жители и городские власти пошли по пути создания собственной порто вой инфраструктуры в виде каменных молов и причалов. Строительство фундаментальных портовых сооружений имеет целый ряд примеров в ан тичное время. Наиболее показательным являлось строительство морско го порта в Кесари Иродом Великим, о котором сохранилось упоминание Иосифа Флавия. Специалистам из Израильского города Хайфы удалось установить применение аналогичных ряжевых конструкций в качестве монолитных оснований, на которых возводились портовые сооружения.

Деревянная конструкция ряжей в Фанагории по сравнению со среди земноморскими аналогами более груба по технике исполнения, что, одна ко, не повлияло на ее работоспособность.

Подводные исследования на затопленной части городища дали цен ную информацию для определения границ Фанагории. В пределах север ного участка города, находящегося под водой, граница проходила там, где в настоящее время пролегают изобаты от 2,7 до 2,9 метра. На восточной окраине граница городища определялась полосой, достигающей в длину 200 метров, а в западной части длиной до 270 метров. При общей длине береговой линии 1 км размеры затопленной части Фанагории могли до стигать 20–25 га. Это еще одно доказательство того, что этот эллинистиче ский город не случайно являлся столицей Азиатского Боспора.

АНТИЧНАЯ КОРАБЕЛЬНАЯ СТОЯНК А У ПОСЕЛЕНИЯ БЕРЕГОВОЙ По-разному складывались исторические судьбы многочисленных по селений, основанных древними греками по берегам Таманского залива.

Об одних сохранились краткие упоминания в произведениях античных писателей, историков и путешественников. И поиски их не вызывают осо бых затруднений у археологов. Другие оказались скрытыми на многие ты сячелетия под толстым слоем земли и толщей воды.

Одно такое поселение, обозначенное на археологических картах и име нуемое условным обозначением «Береговой 4», находится на западной оконечности Фанталовского полуострова на берегу Таманского залива, возвышающемся над уровнем моря на 10–17 метров в 5 км к юго-западу от Патрейского городища.

Первые раскопки в этом поселении были осуществлены в 1961– годах. И судя по найденному археологическому материалу, время воз никновения поселения относилось к VI веку до н.э. Согласно данным археолого-топографических исследований Я.М. Паромова, в эллини стический период поселение «Береговой 4» было связано сетью дорог Руководитель подводных археологических исследований на побережье Таманского за лива возле античного поселения «Береговой 4». А.Н. Шамрай (на фото слева) со своими коллегами – подводными археологами из Волгограда.

с Патреем, близлежащими городищами «Береговой 3», «Батарейка 1»

и Ильичёвским поселением, существовавшим у северного основания косы Чушка.

Археологические раскопки, начатые здесь в 1999 году и продолжаю щиеся до настоящего времени, позволили найти ряд интересных архео логических памятников. В частности, было найдено святилище, имевшие отношение к культу богини плодородия, остатки большой усадьбы антич ного времени, входившей в систему застройки поселения.

Судя по результатам наземных раскопок, это прибрежное поселение, входившее в состав хоры Патрея, имело непосредственное отношение к морской торговле и судоходству в этой части акватории Таманско го региона.

Эти факты нуждались в подтверждении данными подводных археоло гических исследований, которые и были начаты в 2002 году группой под водников из города Темрюка под руководством А.Н. Шамрая.

Начало применению георадарных технологий в подводных археологических исследова ниях было положено георадарной группой ИЗМИРАН в 2000–2001 годах. На снимке ру ководитель этой группы А.Г. Васильев.

Правильно оценить ситуацию с процессами гидродинамики и осад конакопления на прилегающем шельфе позволили геоморфологические разрезы, выполненные методом механического зондирования песчаных грунтовых наносов и иловых отложений. В пределах всего побережья происходили и продолжали происходить сложные гидродинамические процессы, свидетельствующие о прерывисто-непрерывном наступле нии вод Чёрного моря на западный берег Фанталовского полуострова.

Об этом свидетельствовало наличие нескольких подводных террас в виде уступов, простирающихся в западном направлении в сторону Кер ченского пролива.

Первая, самая ближняя к современному берегу терраса в виде невысо кого подводного выступа находилась в 165 метрах от уреза воды. Раскоп ки на её отдельных участках показали наличие остатков перемещённого культурного слоя, образовавшегося в процессе абразии берегового обры ва. Средняя терраса высотой около 1 метра была расположена в 215 ме трах от берега. В её пределах были выявлены элементы культурного слоя в виде сохранившихся каменных строительных остатков. Границы третьей по счёту и самой большой по размерам подводной террасы высотой 80 см находились в 300 метрах от береговой линии.

Проведённые геоморфологические работы показали, что третья по счёту терраса является далеко не последней, поскольку на ещё боль шем удалении от берега наблюдалось увеличение глубины залегания ма териковой основы до 6 и далее до 7–9 метров.

Именно в этих местах акватории мог находиться погребённый склон древнего ложа Таманского залива. Выявленная в ходе обследования дон ных террас тектоническая складка, образовавшаяся напротив поселения, расположенного на суше, смогла сохранить свои очертания и свою струк туру благодаря тому, что была обрамлена с севера и юга мощными рифо выми поясами.

Проведённые подводные работы позволили отыскать «Северный ри фовый пояс» на песчаной отмели на глубине 2 метров, простирающейся в 1 км к северо-западу от городища. Эта рифовая гряда по своему геоскуль птурному рельефу представляла собой вытянутую дугой цепочку отдель ных геологических останцев, расположенных на значительном удалении друг от друга.

Несмотря на сложный характер подводных работ, удалось уточнить общую длину «Северного рифового пояса». Как оказалось, цепочка рифо вых останцев тянулась в сторону берега на целых 200 метров.

В общей сложности подводные археологи смогли выявить 12 скаль ных массивов. Последний известняковый массив обнаружили под слоем песчаных наносов в 210 метрах от берега. В процессе батиметрической съёмки на участке акватории напротив южной оконечности поселения «Береговой 4» удалось локализовать в 500 метрах от линии берега место нахождение ещё одного скального массива, также состоящего из крупных глыб известняка.

Этот геологический объект, обозначенный как «Южный рифовый пояс», имел северо-западное направление с дугообразным отклонением в сторону «Северного рифового пояса». В античное время при более низком уровне воды в Таманском заливе оба рифовых пояса могли обрамлять ма териковый выступ – мыс с находившимся на нём греческим поселением, препятствуя быстрому разрушению береговых склонов.

Рифовые пояса образовывали приподнятые над древним уровнем воды сплошные, а вероятнее всего, островные гряды, сформировавши еся из скальных пород, которые выполняли у местных жителей функ ции гавани.

Это удалось подтвердить многочисленными находками на дне якорных камней, различающихся техникой изготовления. С помощью палеогео графической реконструкции западного участка побережья Фанталовского полуострова и найденного в ходе подводных исследований археологиче ского материала удалось в общих чертах реконструировать жизненный уклад на одном из поселений, основанных греками более двух с полови ной тысяч лет назад.

Согласно сложившейся в те времена традиции, греческие переселен цы избрали местом для своего проживания террасную платформу в виде вдающегося в сторону Черного моря мыса. Большая по площади лагуна, ограниченная с севера и юга рифовыми грядами, использовалась для сто янки небольших по водоизмещению морских торговых судов.

ОБОРОНИТЕЛЬНАЯ СИСТЕМА АЗИАТСКОГО БОСПОРА – КИММЕРИЙСКИЙ ВА Л В последнее время в подводной археологии получили распространение георадарные технологии, относящиеся к неразрушающим методам ис следования подземной и подводной среды. Георадары позволяли обна руживать методом импульсной радиолокации объекты, отличающиеся от фоновой среды по диэлектрической проницаемости. Эти технологии позволяют достаточно точно определять границы залегания геологиче ских слоёв, границы между культурными и материковыми напластова ниями, определять места погребённых под водой сооружений, включая фундаменты строений, подвальные помещения и захоронения.

Ещё в 2000–2001 годах георадарной группой ИЗМИРАН из города Троицка в составе А.Г. Васильева, В.В. Копейкина и П.А. Морозова был проведён цикл опытно-методических работ. Исследования были про ведены в районе Патрейского городища, изучаемого археологической экспедиции ИА РАН под руководством А.П. Абрамова, а также на при легающей акватории Таманского залива, в пределах Динского залива, у восточной оконечности косы Чушка, напротив античного поселения Волна Революции.

Сотрудники георадарной группы Д. Новожилов, А. Новожилова и Ю. Васильева перед началом проведения подводных археологических исследований в Таманском заливе.

Основным объектом поиска георадарной группы ИЗМИРАН был обо ронительный вал, именуемый Киммерийским, некогда находившийся на берегу Таманского залива. В 2001 году в ходе подводных работ часть это го оборонительного вала была обнаружена подводными археологами у вос точной оконечности косы Чушка. Последующее георадарное зондирование позволило установить, что основание вала представляло собой глиняное уплотнение шириной до 15 метров, имеющее местами каменный панцирь.

Если в пределах береговой полосы, примыкающей к Таманскому за ливу, видимых признаков какого-либо оборонительного сооружения обнаружено не было, то на всех георадарных разрезах оборонительное сооружение было локализовано. Отчётливо просматривался неглубокий занесённый донными отложениями ров шириной до 12 метров.

Поиски оборонительного сооружения в виде рва и вала на дне Таман ского залива, проведённые с помощью георадара, позволили идентифи цировать остатки Киммерийского вала в 100–120 метрах от современного уреза воды на прибрежном участке длиной 10,6 км вплоть до восточной окраины поселка Гаркуша.

Эта оборонительная система, проходившая по дну Таманского зали ва в западном направлении от пересыпи, отделявшей Меотиду (Азовское море) от Корокондамского озера (современный Таманский залив), обеспе чивала прикрытие с южной стороны Патрейского городища и древнегре ческих поселений, располагавшихся на месте современного посёлка Вол на Революции.

Создание столь мощного фортификационного сооружения было воз можно только в период Фанагорийской регрессии, поскольку во второй половине IV века до н.э. с началом Нимфейской трансгрессии начался подъём воды в Таманском заливе.

КЕПЫ – ГОРОД-САД НА РУБЕЖЕ ДВУ Х ИСТОРИЧЕСКИХ ЭПОХ Кепы – один из древнегреческих городов, располагавшийся в преде лах Азиатского Боспора. Кепское городище находилось у восточной око нечности Таманского залива на северной окраине посёлка Сенной в Тем рюкском районе. До 1957 года археологические раскопки на территории городища не производились, хотя сотрудниками экспедиции А.А. Милле ра еще в 1931 году осуществлялся сбор подъёмного материала. Отдельные наиболее интересные находки из некрополя Кеп поступали в музеи Тем рюка и Краснодара.

С 1957 по 1960 год на этом городище проводил археологические рас копки Таманский отряд Института Археологии АН СССР под руковод ством Н.И. Сокольского. Согласно найденному материалу, относяще муся к архаическому времени, уже во второй половине VI века до н.э.

в пределах верхнего плато располагалась городская застройка. В период IV–II веков до н.э. Кепы представляли собой один из внутренних боспор ских городов, местонахождение которого было очень удобным с точки зрения мореплавания и морской торговли.

Город поддерживал тесные торговые связи с ионийскими островны ми центрами Средиземноморья. В период правления на Боспоре дина стии Спартокидов в III–II веках до н.э. город достиг своего наивысшего расцвета. В его центральной части располагались храм, посвященный Афродите, и крупные общественные здания, обрамлённые известняко выми колоннами и украшенные мраморными плитками и разноцвет ной штукатуркой.

Городские улицы имели каменную вымостку и водостоки. На город ской площади на постаментах были размещены мраморные статуи и госу дарственные декреты. Хотя своим монетным двором Кепы не располага ли, обилие монет, найденных как в самом городище, так и в близлежащем некрополе, свидетельствует о налаженных торговых связях с боспорскими городами, об оживленной внутригородской торговле и развитом ремес ленном производстве.

В первой половине IV века до н.э. Кепы переживают серьезное потря сение. Во время пожара гибнет практически весь хозяйственно – жилищ ный комплекс. Но и после этой катастрофы город продолжал существо вать и развиваться на протяжении нескольких веков.

Кепы были единственным греческим городом на Азиатском Боспоре, в прибрежной зоне которого не проводились работы подводными архео логами. Ещё в 1963 году Н.И. Сокольский в одной из своих обобщающих работ по истории этого города привёл материалы, свидетельствующие о том, что «как само городище, так и его расположение, вне всякого со мнения, представляют собой археологический памятник, комплексное изучение которого во многом будет предопределяться подводными ис следованиями.

Границы погибшей части города, видимо, определяются мелководьем, которое мысом вдаётся в залив напротив верхнего плато на расстоянии до 500 метров. Вслед за мелководьем, глубина которого не превышает 0,50–0,60 м, дно резко понижается. У берега глубина залива так ничтож на, что восточные ветры обнажают его на десятки метров. Надо полагать, что граница мелководья и была границей древнего города, погибшая часть которого составляла около 9 га».

Кроме этого, Н.И. Сокольский предполагал наличие в южной части ак ватории, прилегающей к городищу, подобия бухты, «где наверняка была стоянка кораблей».

Эти данные послужили основанием для начала в 2006 году подводных работ Таманским подводно-археологическим отрядом у восточного побе режья Таманского залива на обширной отмели, расположенной напротив городища Кепы.

Обширная отмель у восточного побережья Таманского залива, в пределах которой на ходится затопленная часть античного городища Кепы.

Раннесредневековые амфоры из подводного комплекса, найденного подводными архео логами в Кепах.

Горла амфор хазарского времени (античный город Кепы). Находка 2006 года.

Сохранившаяся целиком амфора хазарского времени (античный город Кепы). Находка 2006 года.

Сохранившаяся хазарская амфора (Кепы), VII–IX века н.э.

Хазарская амфора (античный город Кепы).

Участниками экспедиции была проведена инструментальная съёмка поверхности дна в пределах видимой отмели методом механического зон дирования донных отложений. На формирование донных отложений по влиял активный процесс абразии высокого берегового склона, вследствие чего их основу составляли прибрежный песок с илом и раковины мидий.

Как показали результаты ручного бурения, материковые глины залегали на глубинах от 80 до 120 см.

Для подводного рельефа было характерно наличие зарослей морских водорослей, высота которых увеличивалась по мере нарастания глубин.

Между зарослями морской травы встречались небольшие по размеру кот ловины, заполненные морским песком. Согласно полученным батиме трическим данным, от линии берега в сторону залива подводный склон имел спокойный рельеф, характеризующийся плавным нарастанием глу бин. Изучение процесса осадконакопления в пределах береговой линии, расположенной между северной окраиной посёлка Сенного и посёлком песчаного карьера, показало, что наиболее интенсивный процесс абразии берега происходил напротив плато городища.

Как показали геоморфологические исследования, предположения Н.И. Сокольского оказались близкими к истине. Это было подтверждено в ходе составления батиметрического плана исследуемой отмели. За осно ву измерений были взяты створы двух железобетонных столбов, распола гавшихся на юго-восточной окраине Кепского городища. Первые проме ры глубин позволили установить равномерное понижение склона дна в западном направлении до 400 метров. После был отмечен перепад глубин сразу на 60 см. Аналогичная картина повторилась в ходе второго, третье го и четвертого промеров, сделанных через каждые 100 метров. Проме ры показали наличие перепадов в 425, 470 и 525 метрах от берега. Таким образом, удалось обозначить западные границы прибрежной террасы, на которой располагалась отмель.

На южном участке отмели подводные археологи смогли установить наличие значительных перепадов уже на удалении 150 и 320 метров от берега. Южный склон террасы, делая резкий изгиб в сторону берега, образовывал тем самым некое подобие бухты, уровень воды в которой был намного ниже, чем на остальных прибрежных участках. Именно так удалось подтвердить одну из версий Н.И. Сокольского о существовании гавани, принадлежащей Кепам.

При общей оценке результатов геоморфологических исследований в восточной части Таманского залива следует отметить, что благодаря им можно произвести палеогеографическую реконструкцию всего участка побережья, на котором располагались Кепы.

Находки затонувшей части античного городища Кепы.

До начала Новоэвксинской трансгрессии, когда уровень воды в за ливе был ниже современного, как минимум, на 4–5 метров, береговая линия выглядела совершенно иначе. Нынешней отмели не существо вало вообще. Участок суши в виде мыса вдавался в залив на расстояние до 500 метров.

Прилегающая к мысу с юго-запада небольшая бухта создавала благо приятные условия для основания на прибрежном плато приморского по селения, чем и воспользовались древнегреческие переселенцы в VI веке до н.э. Однако наличие отмели, которая в античное время была прибрежным участком суши, ещё не давало основания для выводов о существовании на ней городской застройки.

Доказательства существования города на отмели были получены в ходе подводных работ. В северо-западной части, прилегающей к берегу отмели, на расстоянии 10 метров от уреза воды в донных отложениях была обнаружена каменная кладка овальной формы. Это достаточно крупное по размерам сооружение имело диаметр около 3,5 метра. Судя по аналогич ным находкам в других эллинистических городах, это были нижние клад ки большого колодца, входившего в древности в общегородскую систему водоснабжения. По мере расширения площади подводного поиска на зато пленной части Кепского городища был найден комплекс раннесредневеко вых амфор. Скопление керамического материала просматривалось на глу бине чуть более 2 метров в большой промоине, образовавшейся в суглинке.

Из воды были подняты и исследованы одна целиком сохранившаяся амфора, амфора с частично повреждённым туловом и горловины еще семи амфор.

Данный подводный керамический комплекс в Кепах имел особое значение, поскольку стал первым комплексом средневековых амфор в Таманском регионе. До этого единичные находки хазарских амфор и их фрагментов под водой имели место у мысов Тузла, Панагия, Железный Рог, в районе банки Марии Магдалины и на Патрее.

Керамический комплекс, найденный на затопленной части городища Кепы, представлен тремя типами амфор раннего Средневековье. Изго товленная из светлой глины с примесью шамота и пироксена, полностью сохранившаяся амфора, относящаяся к типу амфор с наклонносрезаным венчиком, имеет достаточно много аналогий в общей массе керамиче ского материала на городищах Таманского полуострова. Именно это по зволило датировать амфору данного типа периодом от 570–580-х годов до начала XI века.

Амфора с фрагментированным корпусом была отнесена к типу амфор с расширяющимся горлом. Она была изготовлена из белой глины, но уже с добавлением шамота и извести. На её поверхности сохранились следы зеленовато-белого ангоба, а на внутренней части горла остатки смолы.

Семь других найденных горловин амфор были изготовлены из глины светло-серого цвета с включениями слюды.

Это скопление амфорного материала, вне всякого сомнения, представ ляло собой остатки амфорного склада, помещенного в вырытую в земле яму. Наличие подобных складов было закономерным явлением для мно гих прибрежных городов. Найденный керамический комплекс, датируе мый второй половиной VI – первой половиной XI века, относился к тому времени, когда на берегу Таманского залива на месте античных Кеп суще ствовало крупное хазарское поселение, возникшее в VII веке и просуще ствовавшее более трехсот лет.

ПОДВОДНАЯ АРХЕОЛОГИЯ, ЧТО ДА ЛЬШЕ… В представленной читателю монографии даётся краткий очерк по истории подводной археологии Северного Причерноморья с момента её зарождения и до настоящего времени, когда единая акватория Северо причерноморского региона оказалось разделённой и принадлежит теперь Российской Федерации, Украине и Грузии. Многолетние и разнообразные по характеру исследования подводных археологов позволили ввести в на учный оборот большое количество памятников жизнедеятельности челове чества: полностью или частично затопленные водами морей и рек города, портовые сооружения, остатки кораблекрушений и отдельные случайные на ходки. Таков далеко не полный перечень всего, что было найдено под водой.

За прошедшие семь десятилетий с момента, когда Р.А. Орбели заложил научные основы развития отечественной подводной археологии, в этой отрасли исторической науки удалось достичь значительных результатов.

Украинскими подводными археологами в 60–70-х годах прошлого века были не только проведены комплексные работы по изучению зато пленной части Ольвийского городища и прилегающей к нему обширной акватории Днепро-Бугского лимана, но и обследованы пределы морского шельфа у островов Змеиный и Березань, в районе Кинбурнского полуо строва и Тендровской косы.

Экспедициями В.Д. Блаватского было положено начало подводным исследованиям в районе акватории Таманского залива, в прибрежных зонах Фанагории, Гермонассы, Пантикапея, на юго-западном побережье Крымского полуострова возле Херсонеса и озера Донузлав.

Основным объектом изучения краснодарских подводных археологов на многие годы стал обширный участок западного побережья Таманского полуострова, расположенный между косой Тузла и мысом Панагия, и ак ватория Черного моря от мыса Железный Рог до Новороссийской бухты.

На дне Керченского пролива обнаружены строительные остатки древне греческих городов Акра и Корокондама. Разнообразный археологический материал, расширивший представления об историческом прошлом гре ческих городов Азиатского Боспора, был найден в ходе подводных работ на Патрее, возле Фанагорийского городища, в Кепах. Прочные позиции в исследованиях подводных археологов заняли георадарные технологии.

Собранная воедино источниковедческая база напрямую связана с из учением мореплавания и морской торговли в Северо-причерноморском регионе в эллинистическое время, получением данных палеогеографиче ского характера.

Однако при всей значимости сделанного в области отечественной под водной археологии следует признать, что ни один подводный памятник не изучен до конца: будь это остров Змеиный или акватория Днепро Бугского лимана, остатки кораблекрушений возле озера Донузлав или многочисленные бухты Севастополя и восточного побережья Крымского полуострова. То же касается всех без исключения древнегреческих горо дов Азиатского Боспора: Гермонассы, Патрея, Фанагории, Кеп и особенно Корокондамы.

На относящихся к античному времени городах Корокондаме и Акре, располагавшихся на диаметрально противоположных берегах Боспора Киммерийского, следовало бы сосредоточить особое внимание. На протя жении многих десятилетий эти города долго и безуспешно учёные искали на суше, а в результате нашли подводные археологи на дне Керченского пролива. На Акре Боспорским подводным археологическим отрядом были не только выявлены, но и в ходе раскопок частично исследованы город ские крепостные каменные стены, две башни, припортовые сооружения в виде мола. Вместе с тем на шельфе у мыса Тузла, где предположительно находилась Корокондама, археологи ограничились только подводной раз ведкой.

Говоря о перспективах исследования Российского черноморского шельфа, следует принять во внимание тот факт, что отдельные его регио ны изучены подводными археологическими экспедициями крайне нерав номерно. Это касается и Таманского залива, и обширного участка побере жья, простирающегося от мыса Панагия до Геленджикской бухты и далее до Дагомыса и Сочи.

Прилегающий с запада к Фанталовскому полуострову и соединённый широкой промоиной с Таманским заливом Динской залив ещё ни разу не подвергался подводным исследования. Возможно, этому препятству ет укоренившаяся точка зрения, согласно которой залива в эллинистиче ский период не существовало и он появился с началом повышения уровня воды в Черном море в эпоху Средневековья.

Эта гипотеза, как ни странно, базируется исключительно на теоретиче ских расчетах и не подкреплена данными подводных исследований.

Как показали результаты работ подводного отряда А.Н. Шамрая, по зволившие установить местонахождение крупной корабельной стоянки возле городища «Береговой 4», ещё более интересные объекты должны находиться в пределах всего участка западного побережья Фанталовского полуострова.

Значительные изменения палеогеографического характера, нашед шие отражение в увеличении водного зеркала Таманского залива и отраз ившиеся на трансформации всей береговой линии, обусловили проблему локализации древних поселений, о которых не сообщает письменная тра диция. Один такой объект уже был обнаружен в 2007 году в прибрежной зоне современного посёлка Волна Революции, расположенного в 10 км к востоку от античного Патрея.

Не исключено, что остатки небольших греческих и средневековых по селений, а возможно, и якорных стоянок могут находиться на отмелях у посёлка Приморский и северной оконечности посёлка Сенной.

Аналогичная ситуация отчётливо просматривается на западных участ ках Таманского залива. В тот период, когда здесь появились первые грече ские колонисты, от юго-западной оконечности Фанталовского полуостро ва и от современного Маркитантского мыса по направлению друг к другу отходили два мощных аккумулятивных образования в виде песчаных кос, перегораживающих вход в Корокондамское озеро.


Исследования, проведённые гидрогеологами в 50-е годы XX века и подводными археологами в 90-е годы у мыса Рубанова, позволили уста новить наличие здесь на дне остатков древней пересыпи длиной более 4 км и шириной от 600 до 800 метров, простирающейся в юго-западном направлении.

То же самое можно сказать и в отношении Маркитантской косы, зна чительно сдвинутой в северо-западном направлении. В период Фанаго рийской регрессии минимальное расстояние между оконечностями кос не могло превышать 1,5 км, что, несомненно, осложняло условия судоход ства в этой части Таманского залива в VI–II веках до н.э. То есть на дне могли сохраниться следы освоения морского пространства человеком.

К большому сожалению, малоизученными продолжают оставаться пределы черноморского шельфа, протянувшегося вдоль всего южного по бережья Краснодарского края. Хотя ни для кого не является секретом, что этот регион задолго до появления здесь греческих колонистов был местом активного судоходства, а с основанием эллинистических городов превра тился в один из крупных центов морской торговли. Согласно данным ло ции Черного моря, многие места изобиловали крайне неравномерными глубинами, отмелями и многочисленными каменистыми грядами, пред ставляли реальную опасность.

Именно по этим причинам в сферу интересов подводной археологии должны войти акватория на участке мыса Железный Рог, расположенная здесь же обширная каменистая гряда Кишла с глубинами в отдельных ме стах до 0,2–0,7 метра, а также банка Марии Магдалины, о которой уже упоминалось в одном из разделов книги.

По-прежнему не теряют своей актуальности подводные изыскания в Анапской, Новороссийской и Геленджикской бухтах. На протяжении почти тысячи лет здесь на юго-восточной окраине Боспорского царства существовал крупный эллинистический полис Горгиппия, планомерные раскопки которой ведутся с 1960 года на территории современной Анапы.

На юго-восточной оконечности Новороссийской бухты ведутся многолет ние археологические работы по поиску строительных остатков древнегре ческого города Баты. В окрестностях Тонкого мыса в глубине Геленджик ской бухты находился ещё один эллинистический город – Торик. Однако ни в одном из перечисленных мест подводными археологами целенаправ ленных исследований не проводилось.

К сожалению, из поля зрения отечественных подводных археологов полностью выпало обширное отмелое побережье Краснодарского края, образованное мелководным Азовским морем. Давно устоялось мнение в научных кругах, что в древности Таманский полуостров представлял собой целый архипелаг островов, благодаря чему древним мореплавате лям можно было беспрепятственно попасть из Боспора Киммерийского через Корокондамское озеро в Меотиду (Азовское море). Самыми круп ными водными артериями, по которым могли следовать корабли в сто рону Азовского моря, являлись Субботин Ерик с Пересыпским гирлом и Шемарданский рукав. Активное судоходство в виде каботажного пла вания существовало и в пределах азовского побережья по направлению к Керченскому проливу.

С развитием мореплавания происходило освоение и заселение многих береговых участков. Греки основывали свои поселения в местах, удобных для стоянок морских судов. В качестве примера можно привести поселе ние, обнаруженное археологами в 6,8 км к западу от станицы Голубицкой.

Оно располагается на мысе между Ахтанизовским и Орловским лиманами у основания Пересыпского гирла. То же самое можно сказать и в отно шении Тирамбы, городище которой раскапывалось археологами в устье Субботина Ерика на выходе в Азовское море.

С учетом вышеизложенного можно перейти к разрешению ещё одной проблемы – картографирование памятников подводной археологии.

В этом отношении украинские подводные археологи свою миссию вы полнили. В.В. Назаров издал монографию «Гидроархеологическая карта Черноморской акватории Украины», куда вошли все памятники антич ной и средневековой эпох.

При рассмотрении задач в области подводной археологии на ближай шее будущее очень часто стороной обходят вопрос, касающийся специаль ной подготовки подводных кадров, а основной упор делается на укрепле ние сотрудничества между любителями и профессионалами. В этом деле можно сослаться на мнение авторитетного специалиста в античной под водной археологии Джорджа Басса. Пройдя профессиональное обучение, подводный археолог должен не «просто возглавить раскопки, даже если в его команде окажутся опытные люди, умеющие обеспечить безопасность, а обладать умением в использовании разнообразной подводной техники, которая появляется по мере развития технического прогресса». Подво дному археологу в его работе помогут «солидные знания по архитектуре, эпиграфике, разновидностям гончарного производства… не говоря уже об общей истории, включающей доисторический период».

Ещё в 1956 году В.Д. Блаватский наладил подготовку подводных архео логов на историческом факультете МГУ. Однако уже через десять лет обу чение приостановилось. Конфедерацией подводной деятельности России в 2000 году разработан курс обучения любителей подводного плавания основам подводной археологии. Практическая реализация программы подготовки современных кадров подводных археологов нашла отражение в работе центра, возглавляемого одним из ветеранов отечественной под водной археологии С.С. Прапором.

В его учебном центре студенты не только получают необходимые на выки, какими должен обладать подводный пловец согласно международ ной системе КМАС, но и овладевают теоретическими и практическими знаниями, которые могут потребоваться подводным археологам в реаль ных условиях.

В процессе обучения проводятся практические занятия по отработке методов ведения подводной разведки и раскопок в различных условиях водной среды. Ведь, как показала практика, отечественным подводным археологам приходится заниматься изучением памятников материальной культуры в водах Балтики, Белого моря, во внутренних водоёмах, включая озёра, большие и малые реки, на шельфе Черного моря.

Даже наладив должную подготовку подводных археологов, невозмож но вывести эту отрасль исторической науки на качественно новый уро вень. В России до настоящего времени отсутствует единый государствен ный научно-координационный центр или специальное подразделение при Институте Археологии РАН, которые бы напрямую занимались ор ганизационными вопросами, разработкой методических основ исследо вательской работы, координацией деятельности подводных археологиче ских экспедиций в различных регионах, будь то Балтийское, Каспийское и Черное моря.

Подобного рода учреждения уже имеются в большинстве европейских стран и в США. В Дании давно существует Институт Морской Археологии при Национальном музее в Копенгагене. В Соединённых Штатах работу подводных археологов курируют Пенсильванский Университет и Нацио нальный музей США. В Великобритании существует Совет по морской археологии, созданный совместно Британским музеем, Национальным морским музеем и Институтом Археологии. Уместно напомнить о суще ствовании Океанографического музея в Монако, созданного Ж.И. Кусто.

Ни для кого не секрет, что каждая действующая подводная экспедиция требует больших финансовых затрат и в современной действительности поставлена государством в условия самофинансирования. Фактически, организация и проведение подводных археологических исследований продолжает оставаться на уровне отдельных экспедиций – низшего звена в структуре археологической науки.

Только при условии проявления академического интереса и широ кого использования новейших достижений технического прогресса оте чественная подводная археология сможет достичь своей зрелой стадии ради одной благородной цели – изучения нашего великого культурного наследия.

Хронология подводных экспедиций В.Н.Таск аева в Северном Причерноморье 1985-2007 гг.

1985–1987 годы – подводные археологические работы в прибрежной акватории Черного моря, возле острова Донузлав, на месте кораблекрушения, произошедшего IV–III веках до н.э.

1987 год – подводные археологические работы в Евпаторийской бухте. Поиск и исследование остатков древнегреческого города Керкинитиды.

1990 год – подводные археологические работы в пределах банки Марии Магдалины. Побере жье Черного моря к северу от города Анапа. Поиск остатков древних кораблекрушений, гидро графические работы.

1991–2007 годы – подводные археологические работы в Таманском заливе. Подводные рас копки затопленной части Патрейского городища.

2006 год – подводные археологические работы на затопленной части древнегреческого горо да Кепы.

2007 год – подводные археологические исследования в прибрежной зоне современного посел ка «Волна революции». Найдены остатки древнегреческого поселения, затопленного водами Таманского залива.

Список используемой литературы 1. Абрамов А.П. Городище Патрей. Периодизация и топография // Патрей. Мате риалы исследования. М., 1999, выпуск 1.

2. Абрамов А.П. Патреское городище // Патрей. Материалы исследования. М., 2005, выпуск 2.

3. Абрамов А.П. Васильев А.Г., Копейкин В.В., Морозов П.А., Киммерийский вал.

Новые данные // Древности Боспора. М., 2004, 4.

4. Агбунов М.В. Материалы по античной географии Северо-Западного Причерно морья// ВДИ.1981,1.

5. Агбунов М.В. Загадки Понта Эвксинского. М., 1985.

6. Агбунов М.В. Античная археология и палеогеография // 1987, КСИА, вып. 191.

7. Айбабин А.И. Подводная экспедиция в Коктебельском заливе // Археологиче ские открытия 1973 г. М., 1974.

8. Амелькин А.О. Исследование храмового комплекса в затонувшей части Фанаго рийского городища // Боспорский феномен, СПб, 2002, часть 1.

9. Амелькин А.О. Фанагория – подводные Помпеи // Человек и наука, 2003, 4.

10. Амелькин А.О Лапидарные надписи из находок 2004 года в затонувших кварта лах Фанагорийского городища // Проблемы изучения и преподавания истории культуры.


Материалы международной научной конференции. Воронеж, 2005.

11. Амелькин А.О., Кузнецов В.Д., Латарцев В.Н., Латарцева Е.Е. Подводные иссле дования Фанагории в 1999-2002 годах // Древности Боспора. 6, М., 2003.

12. Басс Джордж. 17 самых значительных находок на дне Средиземного моря // Курьер ЮНЕСКО, 1972, 5.

13. Басс Джордж. Нелёгкая доля археолога-подводника // Курьер ЮНЕСКО, 1972,5.

14. Басс Джордж. Подводная археология. Древние народы и страны. М., 2003.

15. Белов С.А. Подводные археологические исследования на античных поселениях Волна Революции-1 (Татарский) и Волна Революции-2 // Памятники подводной археоло гии Азиатского Боспора. М., 2008.

16. Блаватский В.Д. О подводной археологии // Советская археология 1958, 3.

17. Блаватский В.Д. Работы подводной Азово-Черноморской экспедиции в 1960 году // Советская археология, 1961, 4.

18. Блаватский В.Д. Подводные разведки в Фанагории в 1959 году // Советская ар хеология 1961, 1.

19. Блаватский В.Д. Подводные разведки в Ольвиии // Советская археология, 1962, 3.

20. Блаватский В.Д. Подводная археология и её задачи // Вопросы истории, 1964, 2.

21. Блаватский В.Д. Подводная археологическая экспедиция в 1962 году // Совет ская археология, 1965, 1.

22. Блаватский В.Д. Техника подводных археологических работ // МИА 129, 1965.

23. Блаватский В.Д. О древней навигации и задачах подводной археологии // Про блемы советской археологии. М., 1978.

24. Блаватский В.Д. Подводные археологические исследования на северных берегах Понта в 1957-1962 годах // Античная археология и история. М., 1985.

25. Блаватский В.Д., Кошеленко Открытие затонувшего мира. М., 1963.

26. Блаватский В.Д., Кузищин В.И. Подводные разведки в 1958 г. // Краткие сообщения института археологии, вып. 83, 1961.

27. Блаватский В.Д., Петерс Б.Г. Подводные работы на дне Черного моря около озера Донузлав // Археологические открытия 1965 г. М., 1966.

28. Блаватский В.Д., Петерс Б.Г. Подводные археологические работы в районе Евпа тории // Краткие сообщения института археологии, 1967, вып. 109.

29. Блаватский В.Д., Петерс Б.Г. Приёмы подводных археологических работ при изуче нии остатков древнего кораблекрушения // Морские подводные исследования. М., 1969.

30. Блаватский В.Д.,Петерс Б.Г. Кораблекрушение конца IV – начала Ш вв до н.э.

около Донузлава // Советская археология, 1969, 3.

31. Бруяко И.В.,Карпов В.А. Палеогеография Северо-Западной акватории Понта в античную эпоху в свете новых данных по колебанию уровня Чёрного моря голоценового периода // Научно-практический семинар «Проблемы охраны и исследования подво дных историко-археологических памятников Запорожья». Тезисы докладов.

Запорожье, 1987.

32. Бруяко И.В., Карпов В.А. Древняя география и колебания уровня моря (на при мере северо-западной части Черноморского бассейна в античную эпоху). Вестник древ ней истории, 1992, 2.

33. Болдырев В.Л. Процессы отмирания аккумулятивных береговых форм на при мере Керченского пролива // Труды института океанологии. Том ХХVII, 1958.

34. Болдырев В.Л. История развития и современная динамика косы Чушка // Труды института океанологии. Том. ХLVIII, М., 1961.

35. Васильев А.Г., Копейкин В.В. Морозов П.А. Георадар в подводных археологиче ских исследованиях // Древности Боспора, 2002, 5.

36. Варшавский А. Следы на дне. М., 1975.

37. Вишневский В.И., Войценя В.С., Ранюк Ю.Н. Три года подводных исследований в Херсонесе // Научно-практический семинар « Проблемы охраны и исследования подводных историко-археологических памятников Запорожья». Тезисы докладов. Запорожье, 1987.

38. Горлов ЮВ., Портнов А.В., Столярова Е.В. К оценке изменений уровня Чёрного моря в античный период по археолого-палеогеографическим данным // Древности Бо спора, 2004, 7.

39. Грабовецкий С.В., Куликов А.В. Обследование античного поселения в районе озера Яныш (Восточный Крым) // Изучение памятников Морской археологии. СПб, 1998.

40. Даген Джемс. Капитан Кусто. Л., 1966.

41. Дюбрюкс П. Описание древних городов и укреплений, следы коих видны близ Керчи на городской земле // ЗООИД,1858, том 4.

42. Жарнак П. Потънали в морето селища и кораби. София, 1983.

43. Зенкович В.П. Берега Чёрного и Азовского морей. М., 1958.

44. Зеленко С.М. Подводные исследования шельфа у мыса Плака // Археологиче ские исследования в Крыму в 1993 г. Симферополь, 1994.

45. Зеленко С.М. Подволная разведка на мысе Плака в 1991-92 годах // Археологiчнi дослiдження на Украiнi 1992 року. К., 1993.

46. Зеленко С.М. Локализация древнего Лампада по результатам подводных иссле дований // Изучение памятников морской археологии. Санкт-Петербург, 1995.

47. Зеленко С.М. К вопросу о локализации древнего Лампада //Археологiчнi дослiдження в Украiнi 1993 року. Киев, 1997.

48. Зеленко С.М. Кораблекрушение ХШ века вблизи Солдайи // Археологiчнi вiдкриття в Украiнi 1998-1999 рр. Киев, 1999.

49. Зеленко С.М. Работы подводно-археологической экспедиции Киевского универси тета имени Тараса Шевченко на южном берегу Крыма в 1992-1995 гг. // Vita Antiqua, 1, 1999.

50. Зеленко С.М. Итоги исследований подводно-археологической экспедиции Киевского университета имени Тараса Шевченко на Чёрном море в 1997-1999 гг. // Vita Antiqua, 2, 1999.

51. Зеленко С.М. Подводные разведки на юго-восточном побережье Крыма в году // Археологiчнi дослiдження в Украiнi 1994-1996 рокiв. Киев., 2000.

52. Зеленко С.М. Подводно-археологические исследования на шельфе между мысом Меганом и Ай-Фока в 2000 году // Археологiчнi вiдкриття в Украiнi 1999-2000 рр. К., 2001.

53. Зеленко С.М. Кораблекрушения IХ – ХI вв. в Судакской бухте // Морська торгiвля в Пiвнiчному Причорномор,i. Збiрка наукових статей. К., 2001.

54. Зеленко С.М. Подводные археологические исследования экспедиции Киевского университета имени Тараса Шевченко у берегов Крыма // Подводная археология. Сто лет исследований. Материалы международной научно-практической конференции «К 100-летию подводной археологии. М., 2002.

55. Золотарёв М.И. Подводные археологические работы у западного берега Стрелец кой бухты близ Херсонеса // Тезисы докладов юбилейной конференции «150 лет Одес скому археологическому музею АН УССР». Киев., 1975.

56. Ионес Э.Б. Станюкович А.К. Геофизические методы в гидроархеологии // Изуче ние памятников истории и культуры в гидросфере. Вып. 1. М., 1990.

57. Кадеев В.И. Подводные археологические исследования в районе Херсонеса в 1964-1965 годах // Морские подводные исследования АН СССР. М., 1969.

58. Карасёв А.Н. Планы Ольвии ХIХ века, как источник для исторической топогра фии города // МИА, 33, 1956.

59. Кондрашов А.В. Подводные исследования у мыса Панагия // Древности Кубани и Черноморья. Краснодар, 1993.

60. Кондрашов А.В. Подводные разведки у мыса Тузла в Таманском заливе // Архео логические открытия 1994 года. М., 1995.

61. Кондрашов А.В. Подводные исследования у мыса Панагия // Изучение памятни ков морской археологии. Санкт-Петербург, 1995.

62. Кондрашов А.В. Корабельная стоянка у мыса Тузла в Керченском проливе // Таманская старина. Греки и варвары на Боспоре Киммерийском. Выпуск 3, Санкт Петербург, 2000.

63. Кларк Артур. Сокровище большого рифа. Л., 1964.

64. Колли Л.П. Следы древней культуры на дне морском. Современное положение вопроса о нахождении в море античных памятников // Известия Таврической Учёной комиссии, № 43, Симферополь, 1909.

65. Костяницин М.Н. Гидрология устьевой области Днепра и Южного Буга. М., 1964.

66. Копылов В.П., Ларенок П.А. О времени основания Таганрогского поселения // Изучение памятников морской археологии. Спб., 1998.

67. Крыжицкий С.Д., Шилик К.К. Подводные исследования в Ольвии // Археологи ческие открытия 1971 г. М., 1972.

68. Крыжицкий С.Д., Шилик К.К. Подводные исследования Ольвии // Археологиче ские открытия 1972 г. М., 1973.

69. Крыжицкий С.Д., Шилик К.К. Подводные работы в Ольвии // Археологические открытия 1973 г. М., 1974.

70. Крыжицкий С.Д., Работы подводного отряда Ольвийской экспедиции // Архео логические открытия 1974 г. М., 1975.

71. Крыжицкий С.Д. Подводные исследования Ольвийской экспедиции // Археоло гические открытия 1975 г. М., 1976.

72. Крыжицкий С.Д. Ольвийская экспедиция и основные результаты работ подво дного отряда // Археологические открытия 1976 г. М., 1977.

73. Крыжицкий С.Д. Основные объекты работ Ольвийской экспедиции и итоги изучения затопленной части Нижнего города Ольвии // Археологические открытия г. М., 1978.

74. Крыжицкий С.Д. Основные итоги работы Ольвийской экспедиции //Краткие со общения института археологии АН СССР, 159, 1979.

75. Крыжицкий С.Д. Основные итоги изучения затопленной части Нижнего города Ольвии // Античная культура Северного Причерноморья. Киев, 1984.

76. Кузнецов В.Д., Латарцев В.Н., Колесников А.Б. Предварительные замечания о портовых сооружениях в Фанагории // Древности Боспора, 9, 2006.

77. Кусто Жак – Ив., Диоле Филипп. Затонувшие сокровища. М., 2002.

78. Кармазина О.В., Селезнёв Ю.В. Фанагорийская подводная археологическая экспе диция 1997-2004 годов // Памятники подводной археологии Азиатского Боспора. М., 2008.

79. Лазаров М. Потерянная флотилия. Л., 1978.

80. Ланитцки Гюнтер. Амфоры, затонувшие корабли, затопленные города. М., 1982.

81. Лебединский В.В. Результаты новейших подводных археологических исследо ваний в акватории г. Севастополя в рамках реализации проекта: «Составление фунда ментального свода подводных археологических памятников Черноморского бассейна и создание подводно-археологической карты» // Подводная археология: сто лет исследова ний. Материалы научно-практической конференции «К 100 –летию подводной археоло гии» 6-8 февраля 2002 г. М., 2002.

82. Лейпунская Н.А. Керамическая тара из Ольвии. К., 1981.

83. Лейпунская Н.А. Керамика из затопленной части Ольвии // Античная культура Северного Причерноморья. К., 1984.

84. Линде Г., Бредшнейдер Э. Из глубины веков и вод. Л., 1996.

85. Лоция Чёрного моря // Управление гидрографической службы ВМФ. 1963.

86. Лоция Чёрного моря // Министерство Обороны Союза ССР. Главное управление навигации и картографии. М., 1987.

87. Мазарати С.Н., Назаров В.В. Исследования в районе Березани // Археологические открытия 1984 года. М., 1986.

88. Малеев Ю.Н., Крыжицький С.Д., Назаров В.В. Методичнi рекомендацii по проведе нию пiдводних археологiчних дослiджень для студентiв iсторичного факультету. Киев, 1990.

89. Михайловский Ф.А. Новые исследования греческих городов и поселений Азиат ского Боспора // Памятники подводной археологии Азиатского Боспора. М., 2008.

90. Назаров В.В. Подводные археологические исследования в 1984 году. // Проблемы исследования Ольвии. Тезисы докладов и сообщений семинара. Парутино, 1985.

91. Назаров В.В. Исследования на Березанском лимане // Археологические открытия 1985 г. М., 1987.

92. Назаров В.В. Итоги и перспективы подводных исследований в районе острова Березань // Тезисы докладов всесоюзной конференции. ( Суздаль, 1987). М., 1987.

93. Назаров В.В. О перспективах подводных археологических разведок акватории Крымского побережья // Научно-практический семинар «Проблемы охраны и исследова ния подводных историко-археологических памятников Запорожья». Тезисы докладов.

Запорожье, 1987.

94. Назаров В.В. Подводные исследования у острова Березань // IV Республiканська наукова конференцiя з iсторичного краезнавства. Тези доповiдей i повiдомлень. К., 1989.

95. Назаров В.В. Исследования на Березани в 1989 году // Проблемы археологии Се верного Причерноморья ( к 100-летию основания Херсонского музея древностей). Тезисы докладов юбилейной конференции часть 2. Херсон 1990.

96. Назаров В.В. Находки у мыса Меганом // Судова археологiя та пiдводнi дослiдження. Збiрник наукових праць. Запорiжжя, 1993.

97. Назаров В.В. По поводу локализации острова св. Эферия // Украiна- Греция:

iсторiя та сучаснiсть. Тези П мiжнародной науковоi конференцii. К., 1995.

98. Назаров В.В. Во владениях Понтарха (Подводные исследования у о-ва Березань) // Летопись Причерноморья. Археология, история, нумизматика… Херсон, 1999.

99. Назаров В.В., Назарова Т.А., Рудич Т.А. Березанская экспедиция ИА НАНУ в 2000 г. // Археологiчнi вiдкриття в Украiнi 1999-2000 рр. К., 2001.

100. Назаров В.В. Воронов С.А. Гидроархеологическое обследование района Тендров ской косы (Чёрное море) // Подводная археология: сто лет исследований. Материалы международной научно-практической конференции «К 100-летию подводной археоло гии» 6-8 февраля 2002 г. М., 2002.

101. Назаров В.В. Гидроархеологическая карта Черноморской акватории Украины.

Киев, 2003.

102. Невесский Е.Н. К вопросу о новейшей Черноморской трансгрессии // Труды института океанологии, том ХХVIII, 1958.

103. Николаенко Г.М. Значение подводно-археологических изысканий в исследо ваниях Херсонеса и хоры // Подводная археология: сто лет исследований. Материалы международной научно-практической конференции «К 100 – летию подводной археоло гии» 6-8 февраля 2002 г. М., 2002.

104. Окороков А.В. Подводные исследования рифа Трутаева // Памятниковедение.

Изучение памятников истории и культуры в гидросфере. Вып.2, М., 1991.

105. Окороков А.В. Подводная разведка прибрежной зоны Гермонассы в 1983 г. // Судова археологiя та пiдводнi дослiдження. Запорiжжя, 1993.

106. Окороков А.В. Затонувшие корабли, затопленные города. М., 1996.

107. Орбели Р.А. Гидроархеология. Подводные исторические изыскания близ древ них греческих городов на Черноморском побережье. Судоподъём. 1945.

108. Орбели Р.А. Исследования и изыскания. Материалы по истории подводного труда с древнейших времён до наших дней. М.-Л., 1947.

109. Османова С.Р. Археологические памятник на затопленной части Патрейского городища // Патрей. Материалы исследования, вып. 1. М., 1999.

110. Османова С.Р., Такаева А.П. Подводный керамический комплекс III-IV вв. из Патрея // Памятники подводной археологии Азиатского Боспора. М., 2008.

111. Отрешко В.М., Назаров В.В. К вопросу о водоснабжении Березани // Ольвия 2000.Тезисы докладов международной конференции, посвящённой двухсотлетию архео логического открытия Ольвии.

Николаев, 1994.

112. Охотников С.Б. Остров Левке (Змеиный) и некоторые проблемы античного мореплавания в Северо-Западной части Чёрного моря // Проблемы археологии Север ного Причерноморья ( к 100 –летию основания Херсонского музея древностей). Тезисы докладов юбилейной конференции. Часть 2.Херсон, 1990.

113. Охотников С.Б. Святилище Ахилла на острове Левке (Змеиный) и античные памятники Нижнего Поднестровья // Древнее Причерноморье. Краткие сообщения Одес ского археологического общества. Одесса, 1993.

114. Охотников С.Б. Подводные исследования у острова Змеиного // Изучение памят ников морской археологии. Спб, 1998.

115. Охотников С.Б., Островерхов А.С. Остров Левка (Змеиный). Итоги и задачи ис следований // Прблеми iсторii та археологii давнього населения Украiнськой РСР. Тези доповiдей ХХ Республiканськоi конференцii, Одесса, жовтень 1989 р. К., 1989.

116. Охотников С.Б., Островерхов А.С. Подводные археологические исследования в Северо-Западной части Чёрного моря // Изучение памятников истории и культуры в гидросфере, вып. 2. М., 1991.

117. Охотников С.Б., Островерхов А.С. Святилище Ахилла на острове Левке (Змеи ном). К., 1993.

118. Охотников С.Б., Пасхина Е.П. Находки амфор в Чёрном море // Новые археоло гические исследования на Одесчине. Сборник научных трудов. К., 1984.

119. Паллас П.С. Разные замечания касательно до острова Тамана // Записки Одес ского общества истории и древностей, том 10. Одесса, 1977.

120. Петерс Б.Г. О подводных работах в Ольвии // Краткие сообщения института археологии, 1963, 85.

121. Петерс Б.Г. О методике подводных археологических работ // Тезисы докладов на Всесоюзном совещании по применению в археологии методов естественных наук.

М., 1963.121.Петерс Б.Г. О приёмах и методике подводных археологических разведок // Археология и естественные науки. М., 1965.

122. Петерс Б.Г. О работе Азово –Черноморской подводной экспедиции // Археологи ческие открытия 1967 г. М., 1968.

123. Петерс Б.Г., Смирнов И.В. О новейших подводных археологических работах // Вестник древней истории. 1961, 3.

124. Петерс Б.Г., Савельев Ю.А. Исследование кораблей на дне моря // Вестник древ ней истории. 1962, 3.

125. Петерс Б.Г. Морское дело в античных государствах Северного Причерноморья.

М., 1982.

126. Прохоров А.А. Подводные археологические исследования в Северо-Западном Крыму // Изучение памятников морской археологии. Спб, 1998.

127. Пятышева Н.В. Археологическое обследование острова Левке (о-ва Змеиный) осенью 1964 года // Труды Государственного исторического музея, вып. 40, М., 1966.

128. Разумов Г.А., Хасин М.Ф. Тонущие города. М., 1978.

129. Скиба С.И., Щербаков Ф.А., Куприн В.Н. К палеографии Керченско-Таманского района в позднем плейстоцене и голоцене // Океанология, том ХV, вып. 5, 1975.

130. Сорокопуд С.О., Филиппенко А.А. О подводных археологических разведках в акватории Севастополя в 1993-1994 гг. // Vita Antiqua. 1, 1999.

131. Таскаев В.Н. Исследования в Северо-Западном Крыму // Археологические откры тия 1985 года. М., 1987.

132. Таскаев В.Н. Итоги подводных археологических исследований в районе озера До нузлав и в прибрежной зоне села Штормовое в Северо-Западном Крыму // Проблемы охра ны и исследования подводных историко – археологических памятников. Запорожье, 1987.

133. Таскаев В.Н. Исследования в Северо-Западном Крыму // Археологические от крытия 1986 года. М., 1988.

134. Таскаев В.Н. Подводные археологические исследования в Северном Причерно морье // Изучение памятников истории и культуры в гидросфере, вып. 1. М., 1990.

135. Таскаев В.Н. Итоги и перспективы подводных археологических исследований в Таманском заливе // Боспорский сборник, вып. 1. М., 1992.

136. Таскаев В.Н., Богатуев Ю.И. Подводная археология об истории мореплавания в Северо-Западном Крыму // Судова археологiя та пiдводнi дослiдження. Запорожье, 1993.

137. Таскаев В.Н. Методика проведения подводных археологических работ. М., 1994.

138. Таскаев В.Н. Подводные исследования в Таманском заливе // Археологические открытия 1994 года. М., 1995.

139. Таскаев В.Н. Подводные исследования в Таманском заливе // Археологические открытия 1995 года. М., 1996.

140. Таскаев В.Н. Подводные исследования в Таманском заливе // Археологические исследования 1996 года. М., 1997.

141. Таскаев В.Н. Подводная археология. История развития, методика исследователь ской работы. М., 1998.

142. Таскаев В.Н. Подводные исследования в Таманском заливе // Археологические открытия 1998 года. М., 2000.

143. Таскаев В.Н. Древние якоря Северного Причерноморья. М., 2001.

144. Таскаев В.Н. Мыс Тузла. Проблема локализации Корокондамы // Вопросы отече ственной истории и историографии. М., 2004.

145. Таскаев В.Н. «Нижний город» Патрейского городища по материалам подводных археологических исследований // Учёные записки кафедры всеобщей истории МГОПУ имени М.А. Шолохова. М., 2004.

146. Таскаев В.Н. Античная подводная археология Северного Причерноморья. М., 2007.

150. Таскаев В.Н. Палеогеографическая ситуация и условия судоходства на Азиатском Боспоре в VI – I веках до нашей эры // Патрей. Материалы исследования, вып.4. М., 2007.



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.